WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Степанова Елена Ивановна

ЭВОЛЮЦИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ УЕЗДНОЙ ПОЛИЦИИ КУРСКОЙ ГУБЕРНИИ  ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ

XIX НАЧАЛЕ XX ВВ.

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

КУРСК 2012

Работа выполнена на кафедре истории Отечества

Курского государственного университета

Научный руководитель:        доктор исторических наук, профессор

                                               Салтык Галина Александровна

Официальные оппоненты:        доктор исторических наук, профессор

         Терещенко Анатолий Андреевич

         кандидат исторических наук, доцент

         Симонян Римма Зориковна

Ведущая организация: Орловский государственный университет

Защита состоится 30 марта 2012 года в 16.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.104.04 в Курском государственном университете по адресу: 305000, г. Курск, ул. Радищева, 33, конференц-зал.

       С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Курского государственного университета.

       Автореферат разослан 28 февраля 2012 года.

       

Ученый секретарь

диссертационного совета Постников Н.А.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. В условиях реформирования основ социально-экономической и политической систем современной России важнейшее значение имеет деятельность государства по обеспечению правопорядка. Принятие закона «О полиции», вступившего в силу в 2011 году, стало новой вехой в истории российских органов внутренних дел, призванной обеспечить дальнейшее поступательное движение российских правоохранительных органов по пути модернизации. По мнению Д.А. Медведева «создание полиции – это не ребрендинг милиции в полицию, а новый правоохранительный институт, отвечающий всем современным требованиям…»1

. Вместе с тем совершенствование государственных и правовых институтов предполагает их развитие с учетом опыта, наработанного предшествующими поколениями. Полиция царской России накопила в ходе своей практической деятельности различные подходы, формы и методы контроля и борьбы с противоправными явлениями, которые полезно учесть в работе правоохранительных органов и исполнительной власти современной России.

В связи с этим большой интерес представляет исследование эволюции деятельности уездной полиции, которое позволяет получить точное представление о криминогенной обстановке на местах, определить приоритетные направления и эффективность ее работы. В исследуемый период происходило изменение структуры и функциональных обязанностей провинциальных полицейских учреждений, велась работа по расширению штатов местной полиции и повышению уровня подготовки ее личного состава. Поэтому изучение истории формирования, финансирования и деятельности уездной полиции как нижнего звена правоохранительных органов является одним из важнейших направлений исследовательской деятельности историков.

Объектом исследования является государственная политика по совершенствованию охраны общественного порядка в России.

Предметом исследования стала деятельность государственных и земских органов по реорганизации работы уездной полиции Курской губернии в повседневных условиях второй половины XIX – начала XX в.

Хронологические рамки исследования охватывают вторую половину XIX в. – март 1917 г. Нижняя граница исследования определяется началом формирования единой централизованной государственной системы общей полиции на уездном уровне после принятия 25 декабря 1862 г. «Временных правил об устройстве полиции в городах и уездах губерний, по общему учреждению управляемых».

Его верхней границей является 10 марта 1917 г., когда Постановлением Временного правительства Департамент полиции был упразднен. Более чем полувековой период деятельности низшего полицейского звена одной из губерний Российской империи дает возможность в полной мере проследить динамику развития уездной полиции на различных этапах ее существования: в период коренных изменений в политической и социально-экономической жизни государства, вызванном «великими реформами» 1860-х гг.; в годы обострения военно-революционной обстановки конца ХIХ – начала XX в.

В качестве исследуемого региона нами выбрана территория Курской губернии, которая являлась традиционно аграрным, крестьянским регионом, со слабо развитой промышленностью и с сильными феодальными пережитками в сельском хозяйстве. Она также отличалась большим размахом антиправительственного движения. Обострению социально-политической ситуации в регионе способствовало распространение народнических идей, активное участие сельского населения в революционных событиях 1905–1907 гг. и в выступлениях против землеустроительной политики П.А. Столыпина. Здесь достаточно ярко обнажились недостатки в организации системы внутренней безопасности Российской империи, а также неоднократно высказывались предложения уездных чинов полиции о создании и совершенствовании эффективной полицейской службы.

Историография проблемы условно делится на три периода: дореволюционный (70-е гг. XIX в. – 1917 г.), советский (1917 г. – конец  80-х гг. XX в.), постсоветский (90-е гг. ХХ в. – до настоящего времени). Первый из них характеризуется зарождением и формированием научно-исследовательского направления в рамках истории и полицейского права. Изучением имперских полицейских структур занимались не только историки, но и юристы2.Так, Е.П. Карнович одним из первых систематизировал функции провинциальной полиции и показал связь губернаторской власти с административной деятельностью полиции Значительный вклад в разработку проблемы внесли А.Д. Градовский и Н.М. Коркунов. В их работах на обширном материале рассматривались вопросы взаимодействия чиновничьего аппарата и полицейских органов. Интересный фактический материал по истории дореволюционной полиции содержится в сборнике, посвященном столетнему юбилею Министерства внутренних дел, а также в обобщающих работах С. Белецкого, А.А. Лопухина и П. Руткевича3.

Следовательно, в дореволюционный период в рамках историко-правовых исследований было положено начало изучению деятельности как общей, так и уездной полиции, накоплен фактический материал по проблеме, намечены методологические подходы к изучению истории провинциальных правоохранительных органов. Однако для литературы данного периода характерна описательность, отсутствие должной документальной базы, ее правовая направленность.

Второй период отличается повышенным интересом к истории политического сыска и фактическим отсутствием внимания к структуре и административно-хозяйственной деятельности полиции4. В 1920–1960-е годы большинство исследований было посвящено революционному движению в России. История же правоохранительных органов рассматривалась фрагментарно за исключением политической полиции5.

И лишь в 1970-е годы появились работы, в которых была представлена история государственных учреждений дореволюционной России, показаны роль и место центральных и местных карательных органов, в том числе уездной полиции, в системе политических институтов российского самодержавия6. Так, вопрос о создании института урядников, их деятельности на местах рассмотрел и проанализировал П.А. Зайончковский. Он впервые предпринял попытку определить их количество по губерниям. Специальные исследования, в которых анализировалась структура полиции, ее место в обществе, организация и деятельность были проведены Р.С. Мулукаевым, Д.И. Шинджикашвили и А.Н. Ярмышом7. В это же время появились работы, фрагментарно освещающие деятельность различных видов полиции: политической, общей, фабрично-заводской8.

В целом советский этап характеризуется повышенным вниманием к истории карательных органов дореволюционной России: жандармерии, охранных отделений и центральных сыскных отделений. Истории же общей и тем более провинциальной полиции не уделялось должного внимания.

Третий период характеризуется усилением внимания к истории правоохранительных органов Российской империи и отдельных её регионов. Так, М.И. Сизиков, А.В. Борисов и А.Е. Скриплев существенное внимание уделили правовым аспектам организации полиции и жандармерии, формированию их кадрового состава, основным направлениям деятельности9.

Увеличилось число исследований, посвященных проблемам становления и деятельности провинциальной полиции10. К примеру, в работе О.В. Лазаревой показан процесс формирования полицейского аппарата Пензенской губернии с конца XVIII до начала XIX в., проанализированы его функции, структура, и штаты. Ю.Б. Сысуев изучил историю полиции Симбирской губернии с конца XVIII в. до 1861 г. Д.А. Ялтаев исследовал деятельность полицейских управлений Казанской губернии. В ряде этих работ заметно выделяется диссертация Ю.В. Тота, посвященная анализу мероприятий правительства по подготовке и проведению реформы уездной полиции. Исследование Н.В. Токарева посвящено истории полиции Тамбовской губернии. В нем собраны уникальные документы, раскрывающие многие аспекты деятельности полицейских управлений как губернского, так и уездного уровня.

Среди публикаций, посвященных истории полиции Курской губернии следует отметить юбилейное издание, подготовленное учеными и краеведами к 200-летию МВД России. Здесь впервые были освещены неизвестные страницы становления и деятельности органов внутренних дел исследуемого региона11. О взаимодействии органов местного самоуправления и уездной полиции края имеются сведения в работах А.А. Терещенко и Р.З. Симонян12.

Эта тема была продолжена в исследованиях А.А. Белобородовой, Н.И. Горловой, С.Н. Главинской, Г.А. Салтык13. Так, предметом исследования Н.И. Горловой стало организационно-правовое построение, деятельность и компетенция полицейского аппарата в Курской губернии в 1860–1890-е гг. Главное внимание автора было направлено на выявление специфических особенностей и общих черт в организации, правовом положении и функционировании провинциального полицейского аппарата в структуре полиции царской России. Примечательно, что Н.И. Горлова обратила внимание на взаимодействие уездных полицейских управлений и сельской полиции Курской губернии во второй половине ХIХ в., а также уделила внимание формированию в уездах института урядников14.

Анализу деятельности губернских подразделений полиции Черноземного центра России, механизмов их функционирования посвятила свои исследования С.Н. Главинская. Она изучила причины введения полицейской стражи в ряде населенных пунктов Черноземного центра России, в том числе и в Курской губернии, рассмотрела кадровый состав служащих общей полиции, структуру городских и уездных управлений Центрального Черноземья в 1901–1917 гг. Заслуживает внимания и то, что в поле зрения автора попали проблемы социальной защиты полицейских чинов и их семей и т.д.15

Г.А. Салтык сконцентрировала свое внимание на борьбе уездной полиции с неонародническим движением в Курской губернии в начале ХХ в. Вместе с тем в ряде ее публикаций имеются сведения о таких направлениях работы полицейских управлений исследуемого региона, как предотвращение пьянства и уголовных преступлений, борьба с проституцией, соблюдение населением губернии правопорядка и т.д. Существенное внимание в ее работах уделяется политической полиции, деятельности агентуры и филеров16.

Работы А.А. Белобородовой посвящены становлению и развитию цензурных учреждений в Курской губернии. Анализируя организацию цензурного аппарата российской провинции, она выявила, что часть цензорских функций выполняли сотрудники полицейских и жандармских управлений. В уездных городах цензура чаще всего возлагалась на полицейских исправников, которые по поручению губернского жандармского управления занимались перлюстрацией. Существенное внимание А.А. Белобородова уделила работе цензоров по борьбе с распространением антиправительственной информации17.

Особенно хотелось бы выделить коллективную монографию вышеназванных авторов, посвященную анализу становления и деятельности общей полиции Курской губернии второй половины XIX – начала XX в.18. Однако, на ее страницах нашли отражение лишь отдельные аспекты функционирования уездной полиции исследуемого региона.

Вышеприведённый историографический обзор показывает, что комплексного изучения эволюции деятельности уездной полиции Курской губернии в сложных социально-политических условиях второй половины  ХIХ в. и постоянно усложняющейся российской повседневности начала ХХ века не проводилось. Данное обстоятельство подтверждает актуальность нашего исследования.

Научная новизна. Данное исследование является одной их первых специальных работ, посвященных эволюции деятельности уездной полиции Курской губернии во второй половине XIX – начале XX в.

В работе показано, что сложная социально-политическая повседневность пореформенной России вызвала необходимость реформирования полицейской службы, модернизацию ее деятельности и частичное изменение функций. Автор на обширном фактическом материале аргументированно обосновал, что структурные изменения в организации полицейской службы, выразились прежде всего в создании уездной полицейской стражи, предназначенной для работы среди крестьянского населения губернии.

Выполнен качественный и количественный анализ кадрового состава уездной полиции на различных этапах ее существования, установлены функциональные обязанности чинов уездной полиции: урядников, исправников, полицейских стражников.

Подвергнуты системному изучению источники формирования бюджетов уездных полицейских органов, а также осуществлен анализ материально-технической базы уездных полицейских подразделений.

Раскрыта деятельность уездной полиции в условиях чрезвычайных ситуаций, а также показаны основные направления и формы борьбы низовых полицейских органов с экономическими преступлениями.

В исследовании выдвинуто и обосновано положение о том, что в условиях модернизирующейся общественно-политической жизни населения и усложняющихся функций полицейской службы изменялась и совершенствовалась система социальной защиты полицейских кадров как механизм, активизирующий качество их деятельности.

Сделаны выводы о том, что в постоянно усложняющихся условиях жизни спектр деятельности полицейских органов выходил за рамки определенные законодательством. Уездная полиция вынуждена была заниматься несвойственными ей, но весьма важными аспектами борьбы с чрезвычайными ситуациями и административно-хозяйственной деятельностью.

Введены в научный оборот новые, ранее не использовавшиеся источники, позволившие всесторонне раскрыть деятельность уездной полиции Курской губернии и показать ее эволюцию.

Цель исследования изучить процесс совершенствования деятельности уездной полиции Курской губернии в социально-политической повседневности второй половины XIX–начала XX в.

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:

– охарактеризовать организационно-правовые основы деятельности полицейских органов в уездах в пореформенный период и выявить социально-политические предпосылки совершенствования управления уездной полицией в начале ХХ в.;

– обосновать особенности изменения системы управления уездной полицией во второй половине XIX – начале XX в., выявить динамику в организации финансирования и материально-технического обеспечения уездной полиции;

– проанализировать основные функции уездной полиции, её структуру, кадровый состав, принципы комплектования и особенности социальной защиты;

– определить основные направления деятельности уездной полиции, формы, методы и механизмы ее реализации на различных этапах истории.

Источниковую базу исследования составляют печатные и архивные материалы: законодательные, делопроизводственные документы, мемуарная литература и периодическая печать.

Законодательные и нормативно-правовые акты содержатся в Полном собрании законов Российской империи и Своде законов Российской империи. Особо хотелось бы выделить «Свод губернских учреждений», а также «Собрание узаконений и распоряжений Правительства». В этих документах была почерпнута информация о правах и обязанностях служащих, о комплектовании уездных полицейских учреждений и социальной защите чинов полиции. Важную группу источников составляют различные положения, инструкции, рекомендации, в которых содержится информация о компетенции и круге обязанностей служащих уездной полиции19.

Основной массив документов по теме исследования хранится в десяти фондах Государственного архива Курской области (ГАКО). Нами были изучены материалы канцелярии губернатора (Ф. 1), Курского губернского статистического комитета (Ф. 4), Курского губернского правления (Ф. 33), Курского губернского по земским и городским делам присутствия (Ф. 54), Курского губернского по воинской повинности присутствия (Ф. 141), Курского губернского по делам об обществах и союзах присутствия (Ф. 148), Рыльского уездного по воинской повинности присутствия (Ф. 310) и др. В них содержатся ежегодные отчеты уездных исправников, суточные рапорты полицейских чинов, а также отчеты многочисленных проверок и ревизий уездных полицейских управлений. Интересный материал сконцентрирован в формулярных списках полицейских служащих, прежде всего, это данные о социальном составе, материальном положении уездных чинов полиции. Они позволили составить представление об особенностях прохождения службы уездных чинов полиции20.

Информацию о борьбе полиции с политическими преступлениями на территории ряда уездов Курской губернии мы почерпнули из фондов Курского губернского жандармского управления (Ф. 1642) и фондов полицейских учреждений Курской губернии (Ф.1643; Ф. 1663). В первую очередь, это материалы административно-полицейского надзора за политическими ссыльными. Изучение документов о благонадежности представителей различных социальных и профессиональных групп, сосредоточенные в этих фондах, помогли охарактеризовать степень взаимодействия уездной полиции с губернскими жандармскими управлениями21.

Существенную помощь в проведении анализа основных направлений деятельности уездных полицейских управлений оказала переписка с вышестоящими и нижестоящими органами полицейской системы, с органами уездной власти и местного самоуправления. Ценные сведения почерпнуты нами из картографических источников, содержащих материалы об административно-полицейском делении Курской губернии.

Важный блок документов представляет финансовая документация земских органов местного самоуправления, где сосредоточены сведения о выделении денежных средств на содержание, разъезды, квартирное довольствие, вооружение, обмундирование полицейских урядников, уездных исправников и других чинов полиции22.

Интересным источником исследования являются циркуляры министров внутренних дел губернаторам. Они разъясняли положения законодательных актов о полиции, намечали меры по их реализации, корректировали служебные обязанности чиновников и служащих уездной полиции.

Особый вид источников представляют собой мемуары полицейских чиновников (исправников и становых приставов). Они существенно дополняют общую картину состояния уездной полиции23.

Разноплановый материал о деятельности полиции нами был обнаружен на страницах центральной и местной периодической печати. Центральная пресса представлена журналом «Вестник полиции», где публиковались материалы о преобразованиях в полиции на протяжении второй половины ХIХ в. В губернских печатных изданиях  «Курские губернские ведомости», «Курская быль» содержатся сведения о перемещениях полицейских чиновников, наиболее значимых событиях, различных происшествиях, имевших место в Курской губернии в исследуемый период.

Сравнительный анализ сведений различных источников и критическое к ним отношение позволили нам создать целостное представление об эволюции деятельности уездной полиции Курской губернии и в полном объеме решить поставленные задачи исследования.

Теоретическая и практическая значимость работы состоит в том, что она способствует углублению изучения истории органов уездной полиции. Материалы исследования могут представлять ценность при разработке и преподавании учебных дисциплин «История Отечества», «История отечественного государства и права» и «История органов внутренних дел России». Положения диссертационного исследования, характеризующие эволюцию деятельности уездной полиции в Курской губернии, представляют интерес для использования опыта ее деятельности современными правоохранительными органами и могут служить основой для разработки специальных правовых и краеведческих курсов, посвященных истории развития российской полиции. Ряд положений диссертации может быть использован в музейной работе.

Методологической основой работы являются принципы объективности и историзма. В основу исследования был положен общенаучный диалектический метод и анализ, что позволило рассмотреть проблему в процессе исторического развития. Историко-сравнительный метод служит для выявления региональных специфических особенностей и общих черт в организации и положении провинциальных полицейских подразделений в структуре общей полиции Российской империи в их исторической эволюции на протяжении изучаемого периода. Историко-генетический метод, основанный на аналитическо-индуктивном логическом подходе, позволил последовательно проследить эволюцию органов полиции, их функций и компетенции. Использование данного метода, дает возможность рассмотреть и более точно оценить процесс реформирования полицейских учреждений и его последствия во временной последовательности. Кроме того, при анализе источников использовались проблемно-хронологический, статистический и ретроспективный методы исследования.

Апробация исследования. Основные положения и выводы диссертации обсуждались на кафедре истории Отечества Курского госуниверситета, отражены в 9 научных публикациях общим объемом  2,1 п.л. и 367 Кб, докладывались на 4 региональных и международных конференциях в Туле и Курске (Россия), Сумах и Харькове (Украина).

Структура работы включает введение, три главы, заключение, приложения и общий список использованных в диссертации источников и литературы.

СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определены территориальные и хронологические рамки работы, анализируется степень ее разработанности, определены цели и задачи, характеризуется источниковая база, указывается научная новизна и практическая значимость диссертации.

Первая глава «Организационно-правовые основы деятельности уездных полицейских органов во второй половине ХIХ начале ХХ вв.» состоит из трех параграфов. В первом из них показаны социально-политические предпосылки совершенствования управления уездной полицией, а также проанализирована нормативно-правовая база, регламентировавшая ее работу во второй половине ХIХ в. Из диссертации видно, что реализация «Великих реформ» во второй половине XIX в. создала в России уникальную ситуацию: основное российское сословие, получив юридические свободы, не было готово жить и хозяйствовать по-новому; дворянство же, утратившее власть над крестьянами, не могло, а довольно часто и не хотело жить и работать в развивающихся рыночных условиях, основанных на рисках и праве. Всё это вело к обострению социально-экономических и политических отношений всех категорий населения, что естественным образом обостряло криминогенную обстановку в стране и толкало население на противоправные действия, в том числе и осознанные. Это требовало незамедлительного решения вопроса о реформировании государственных структур, обеспечивающих национальную безопасность страны.

В начале исследуемого периода полиция в России работала на основе «Положения о земской полиции», вступившего в силу с 1 января 1838 г. Порядок организации служебной деятельности земских полицейских в виде наставления и подробных служебных инструкций определял «Наказ чинам и служителям земской полиции»24. 25 марта 1859 г. Александр II утвердил «Главные начала для устройства уездного управления и полиции». Законодатель, предвидя сложности и проблемы реформирования отрасли, отводил уездной полиции роль гаранта бесконфликтного проведения крестьянской реформы и обеспечения «общественного порядка и спокойствия на местах».

Согласно «Временных правил об устройстве полиции в городах и уездах губерний, по общему учреждению управляемых» (25 декабря  1862 г.), земская и городская полиции реорганизовывались в единое уездное полицейское управление. Общее руководство полицейским управлением, уездной и городской полицией возлагалось теперь на уездного исправника. С учётом сложности его работы учреждалась новая должность помощника уездного исправника, все вопросы следствия изымались из компетенции полицейских учреждений и передавались в ведение особых следственных приставов. Институт становых приставов сохранялся, но из их компетенции изымались следственные функции. Статус уездного исправника повышался до седьмого класса. Уезды делились на станы и участки (сотни). В станах полицию возглавляли приставы, в сотнях – сотские и десятские.

Учреждение должности полицейского урядника с целью усиления уездной полиции стало следующим этапом в истории реформ уездной полиции. Об этом речь шла в Указе от 9 июня 1878 г. Назначение на должность урядника производилось уездным исправником из лиц, годных к полицейской службе. Распределение урядников по уездам осуществлялось губернатором, по станам – уездным исправником. Служебные обязанности урядников были изложены в специальной служебной инструкции25.

Таким образом, в состав уездных полицейских управлений входили: уездный исправник, его помощник, общее присутствие и временные его отделения. Такая организация полицейских управлений была изменена в 1889 г., когда сословные заседатели были исключены из полицейских управлений и уездная полиция полностью перешла под власть исправника. Делопроизводство же было сосредоточено в канцеляриях. Теперь в состав уездных полицейских управлений входило только два лица – исправник и его помощник. Однако, реорганизовав устройство полицейских управлений, закон оставил без изменений компетенцию этого учреждения.

Анализ документов показал, что в процессе реформирования полицейского аппарата второй половине ХIХ в. изменилась структура уездной полиции: земская и городская полиции реорганизовывались в единое уездное полицейское управление; появились должности уездного исправника и полицейского урядника; станы возглавляли приставы, участки (сотни) – сотские и десятские. И все же, несмотря на попытку центральной власти законодательно унифицировать полицейское ведомство и разграничить полномочия ее структур, на практике к концу XIX в. не удалось завершить реформирование системы, внести радикальные изменения в деятельность, функциональные обязанности уездной полиции, решить вопросы ее независимости от администрации и органов самоуправления.

Во втором параграфе рассматриваются изменения в структуре уездной полиции, которые произошли в начале XX в., а также анализируются функции полицейского ведомства. В диссертации отмечается, что на рубеже веков социально-экономические и политические противоречия обострились. В этих условиях для поддержания социальной гармонии и обеспечения правопорядка требовались существенные изменения в правовом обеспечении деятельности полиции.

Важной и действенной мерой в борьбе с политическим терроризмом стало учреждение правительством 5 мая 1903 г. в 46 губерниях России уездной полицейской стражи «для охранения благополучия, общего спокойствия, безопасности и порядка в местностях, подведомственных уездной полиции»26. Она представляла собой систему военизированных подразделений сельской полиции. Ее комплектование принципиально отличалось от сельской полиции: если раньше низовые полицейские должности (десятские и сотские) были выборными на условиях временной повинности, то стражники нанимались государством и считались государственными служащими.

Полицейская стража состояла из стражников, старших стражников и урядников. Уездная стража подчинялась уездному исправнику, а в стане – становому приставу, в поселениях, где имелись должности особых приставов или надзирателей, – этим службам. Организационно она состояла из стражников, распределенных по населенным пунктам, и целостных команд, находящихся на казенном положении. Стража подразделялась на конную и пешую. В Курской губернии она была введена с 1 января 1904 г.

Наряду с полицейской стражей в уездах продолжали функционировать и старые полицейские структуры. Для повышения качества их работы МВД предложило полное отделение полиции от местных общественных органов, упразднение должностей сотских и десятских и замену их особыми наемными сельскими стражниками, которые непосредственно должны были подчиняться полицейским урядникам. Также предполагалось сложить полицейские обязанности с волостных старшин и сельских старост, оставив за ними обязанности по общественной службе.

Нами были обнаружены документы, свидетельствующие о том, что чины провинциальной полиции неоднократно высказывались за реформирование полицейских структур. К примеру, Обоянский и Старооскольский уездные исправники предлагали на местах увеличить число урядников, независимых от земских органов, а также сократить размеры уряднических участков в два раза и заменить выборное начало уездной полиции прямым назначением. По их мнению, целесообразно было бы освободить полицию от выполнения несвойственных ей хозяйственных функций, а также увеличить жалованье полицейским чинам. Аналогичные предложения были выработаны на губернском съезде начальников полиции, проходившем 1 июня 1910 г.

В диссертации перечислены основные функции уездной полиции, среди которых главными являлись поддержание в уезде законности и правопорядка, борьба с уголовной преступностью, мероприятия по защите государственного строя и недопущение религиозных преступлений, обеспечение сохранности казенных доходов и собственности и т.д. Кроме того, на уездную полицию возлагались обязанности выдавать частным лицам удостоверения и справки, регистрировать и заверять акты, а также вручать повестки, заниматься сбором статистических сведений и т.д.

В начале ХХ в. функции уездной полиции существенно расширились. Теперь в обязанности нижних чинов полиции вменялся сбор информации о проведении выборов в Государственную думу. Исследование показало, что в начале ХХ в. компетенции, обязанности и функции полиции так и не были систематизированы, представляли собой механическую сумму законоположений.

Таким образом, реформа полиции в исследуемый период была нацелена на совершенствование качества её работы в новой, постоянно усложняющейся социально-политической повседневности. Революционная ситуация, сложившаяся в начале ХХ в., подтолкнула правительство к разработке ряда проектов по реформированию полиции и введению в действие некоторых нормативно-правовых актов, в результате чего появились новые подразделения местных органов правопорядка – уездная полицейская стража.

В третьем параграфе проанализированы основные направления деятельности уездной полицейской стражи Курской губернии. В обязанности полицейских стражников входило прекращение на улицах и в домах всяких игрищ, музыки, плясок, пения «во время богослужения, крестных ходов, молебствий, водосвятий», а также драк и ссор. Стражники следили за соблюдением норм продажи спиртного. Таким образом, главными задачами полицейской стражи являлись пресечение беспорядков и обеспечение социальной стабильности. Полномочия уездных стражников в борьбе с уголовной преступностью носили ограниченный характер.

В марте 1906 г. в штате полицейской стражи числилось 195 урядников, 438 стражников конных, 878 стражников пеших, всего 1511 человек. Пешая уездная полицейская стража Курской губернии состояла из 60 отрядов, численный состав которых варьировался от 10 до 22 человек. Конная же уездная полицейская стража состояла из 15 отрядов, в состав каждого из них входило по 28 стражников. После революции 1905-1907 гг. число стражников сократилось. Так, в 1909 г. в 15 уездах губернии насчитывалось 1061 человек. Годовой оклад всех стражников составил 475696 руб., месячный – 39641 руб.27

На территории Курской губернии также существовала частная стража. Материалы исследования показали, что в 1905 г. в имении Барятинских в Рыльском узде числилось 34 стражника. Нам удалось выявить, что в 1906 г. в исследуемом регионе имелось 72 урядника и стражника, содержащихся за счет средств владельцев.

В Курской губернии регулярно проводились стрельбы и смотры уездных стражников, о чем свидетельствуют многочисленные рапорты губернатору от помощников инспектора полицейской стражи в ряде уездов. Анализ архивных документов, позволяет сделать вывод, что поддержание дисциплины, наблюдение за подчиненными было очень строгим. Нами приведены факты нарушения дисциплины полицейскими стражниками Курской губернии. Так, стражники 4-го стана Михаил Худяков и Григорий Кархов были уволены за самовольную отлучку и возвращение в казарму ночью в нетрезвом виде28.

В целом, обязанности уездной полицейской стражи сводились к «охранению личной и имущественной безопасности, тишины, порядка и спокойствия». Охранные функции выполняли также полицейские, нанимавшиеся на частные средства. Существование частной стражи было прямым следствием слабости государственных правоохранительных органов, которые не могли обеспечить надежную защиту владельцам частных предприятий от возможных преступных посягательств.

Вторая глава «Обеспечение работы уездной полиции Курской губернии во второй половине ХIХ начале ХХ вв.» состоит из трех параграфов. В первом из них речь идет о кадровом составе и принципах комплектования уездной полиции. Из работы видно, что Курская губерния была поделена на 60 станов, по четыре стана на уезд, и включала в свой состав 214 волостей. В среднем на территории стана имелось от 2000 до 3000 дворов, в которых проживало от 10000 до 25000 жителей. В 1887 г. на этой территории несли службу 120 урядников. В начале ХХ в. число урядников увеличилось почти на треть и в 1906 г. составило 195 человек.

Рядовой состав полиции комплектовался из солдат и унтер-офицеров старших возрастов, уже не пригодных к службе в строевых войсках, и служащими в порядке отбывания повинности. Материалы исследования показали, что основной контингент уездной полиции в Курской губернии составляли бывшие военнослужащие. При приеме на работу им отдавалось предпочтение потому, что по роду своей прежней деятельности им была знакома специфика государственной службы, они имели опыт военной подготовки, определенный уровень образования и отличались дисциплинированностью. Унтер-офицеры и рядовые умели читать и писать, а офицеры имели юридическую подготовку.

Следует подчеркнуть, что образовательный уровень полицейских служащих не превышал общий уровень грамотности населения России, что отрицательно сказывалось на выполнении ими своих профессиональных обязанностей. Источники показывают, что эти недостатки полицейские компенсировали приобретением опыта работы с населением в ходе практической деятельности. В целях повышения профессионального уровня полицейских и распространения перспективного опыта работы 10 ноября 1888 г. по инициативе Курского губернского правления была открыта школа полицейских урядников29.

Большое внимание властные структуры и земские органы уделяли организационно-штатному укреплению полиции. Постоянно совершенствовалась деятельность по увеличению численного состава полицейских подразделений и улучшению их качественного состава. Были разработаны и утверждены правила приема на службу, увольнения со службы, формы и меры ответственности сотрудников полицейского аппарата, изменены принципы комплектования. Повышению эффективности полицейской деятельности способствовало создание в Курской губернии специализированного учреждения для подготовки и обучения будущих полицейских. Однако недостаточное финансирование не позволило развить ведомственную систему учебных заведений, призванную готовить кадры для работы в сложных условиях.

Во втором параграфе характеризуется финансирование и материально-техническое обеспечение уездной полиции Курской губернии. 25 марта 1859 г. Александр II утвердил «Главные начала для устройства уездного управления и полиции», из которых следовало, что уездному исправнику устанавливался годовой оклад в 1500 руб., помощнику уездного исправника – 1000 руб., следственному приставу – 800 руб., становому – 600 руб., секретарю уездного полицейского управления – 400 руб. Каждому уездному управлению выделялось  1200 руб. на содержание писцов, сторожей и другие расходы. Сословным заседателям жалование должно было выплачиваться за счет земских сборов. В 1867 г. в соответствии с проектом штатного расписания «Законоположений об учреждении полиции» было увеличено годовое денежное содержание чиновников полиции и канцелярских служащих почти на треть30. Часть расходов на содержание уездной полиции была возложена государством на местные органы самоуправления. Они отпускали средства на бытовые нужды – приобретение дома или квартиры для представителей полицейской власти, – которые колебались от 1330 руб. до 2030 руб. После революции 1905–1907 гг. земские собрания рассматривали вопрос об увеличении разъездных денег. Стали выделяться небольшие суммы в качестве поощрительных пособий для особо отличившихся служащих органов полиции.

Сбор и накопление денежных средств по обеспечению функционирования правоохранительных структур в дореволюционной России происходили благодаря установлению обязательного целевого налогового сбора со всех городов, казне уплачивалось ежегодное пособие на содержание полицейских учреждений в стране. Так, в 1907 г. города Курской губернии должны были уплатить налог в сумме 9964 руб.31. Кроме уплаты целевого налога, уездные города были обязаны содержать местные полицейские команды. Соответственно, расход на дополнительные единицы также приходился на средства учредителей. В 1909 г. государством было отпущено 2725489 руб. на выдачу пособий городским поселениям в возмещение расходов по содержанию ранее образованных должностей полиции.

Архивные материалы дают возможность проанализировать численность и материальное положение уездной полицейской стражи. Так, с 1 января 1909 г. для полицейских стражников Курской губернии вводилась новая форма выдачи ссуд для покупки лошадей, снаряжения и обмундирования. В конце 1916 г. оклады содержания полицейских служащих и стражников были увеличены: приставам и их помощникам почти в 3 раза; урядникам и стражникам – на часть. Стоит отметить, что если ранее основное содержание служащих состояло из жалованья, столовых и квартирных денег только для некоторых должностей, то теперь – из жалованья и квартирных денег для всех.

Таким образом, финансирование полицейских органов в Курской губернии во второй половине XIX – начале ХХ в. можно разделить на государственное и ведомственное, поступающее из городов, земств, крестьянских обществ. Несмотря на возрастание на протяжении всего исследуемого периода общих расходов на уездную полицию Курской губернии, материальное благополучие полицейских не только нижних чинов, но и средних росло не такими быстрыми темпами. Кроме того, неизменными оставались суммы, отпускаемые на хозяйственные нужды: содержание лошадей, поддержание в исправном состоянии полицейского вооружения. Зачастую незначительное денежное содержание становилось причиной того, что на службу уездные исправники не могли подобрать людей соответственно их желанию и возможностям по исполнению возложенных на них обязанностей наилучшим образом.

В третьем параграфе анализируется деятельность государственных и земских органов по социальной защите служащих уездной полиции. В диссертации подчеркивается, что значительную роль в обеспечении социальной защиты полицейских чиновников играли моральные стимулы, направленные на развитие чувства гордости за принадлежность к профессии и ответственное исполнение служебного долга. К этому, прежде всего, относятся награды. Ими награждались за особые заслуги, проявленное мужество и героизм, длительную беспорочную службу. Министерство внутренних дел представляло своих служащих к награждению чинами, придворными званиями, потомственным дворянством. Особую роль в этом деле играли ордена, медали, ценные подарки, денежные премии, похвальные листы32.

В работе показано, что важную роль в кадровой стабилизации уездных полицейских структур, совершенствованию их деятельности играли государственные мероприятия по материальной поддержке служащих, вышедших в отставку, особенно для нижних чинов, как наименее обеспеченного слоя МВД. Лица, ушедшие в отставку вследствие ран и увечий, полученных при исполнении служебных обязанностей, имели право на получение единовременного пособия в размере 250 рублей по истечении пятнадцатилетней выслуги.

Таким образом, усилиями Правительства и Министерства внутренних дел, земских учреждений был создан широкий спектр мер социального характера для поддержки чинов уездной полиции. Сюда входили законодательная защита полицейских на службе, а также различные формы материального и морального характера, способствовавшие улучшению жизни служащих в полиции и членов их семей как во время службы, так после выхода в отставку.

Третья глава «Основные направления деятельности уездной полиции» состоит из трех параграфов, в первом из которых освещаются особенности деятельности служащих уездной полиции Курской губернии в борьбе с уголовной преступностью.

Исследование показало, что криминогенная обстановка на территории Курской губернии во многом отражала ситуацию в Российской империи в целом. Нами было выявлено, что главным объектом преступления в исследованном регионе стала собственность частных лиц. Так, из годового отчета Курского уездного исправника за 1903 г. следует, что на «вверенной ему территории» было совершено 154 уголовных преступления различной степени тяжести. Из них – 72 кражи, 5 грабежей, 12 случаев нанесения побоев и ран, 3 покушения на самоубийство, 19 поджогов, 9 случаев неосторожного содержания печей, 34 случая неосторожного обращения с огнем. С началом революционных событий 1905–1907 гг. количество преступлений в уездах Курской губернии значительно возросло. Нами проанализированы отчеты исправников Щигровского, Новооскольского, Путивльского, Дмитриевского, Рыльского и Курского уездов за вторую половину 1905 г., из которых следует, что с июня по декабрь в полицейские управления было подано 954 записки о происшествиях. Больше всего их было совершено в Новооскольском уезде – 293 правонарушения. Примечательно, что после революции число происшествий не уменьшилось, а, наоборот, увеличилось. Так, в Льговском уезде в 1911 г. их было зарегистрировано 40833.

Распространенными были преступления, связанные с конокрадством, кражами дерева. Уездная полиция вела борьбу и с экономическими преступлениями, прежде всего, пресекала распространение фальшивых денег. Другой важной обязанностью уездной полиции явилась борьба с появившимися случаями отсрочки от призыва или же полного списания от армии по причине непригодности. Еще одним важным направлением в деятельности уездной полиции была борьба с пьянством. По сведениям Курского уездного полицейского управления, в 1914 г. после запрета на продажу алкогольной продукции было замечено употребление опасных для здоровья суррогатов – денатурированного спирта, лака, политуры, валериановых капель. К 1916 г. эти напитки сменили брага, самогон и спирт, изготовленные в домашних условиях.

Одним из важных направлений в деле «охранения народной нравственности», стал контроль полиции за распространением порнографии. Особняком стояли уголовные преступления, попадающие под статью детоубийство.

Деятельность уездной полиции по раскрытию преступлений и выявлению нарушителей на деле была сопряжена с определенными трудностями, связанными с малочисленностью служащих, ресурсным обеспечением и др. Вместе с тем материалы исследования показали, что формы и методы работы уездной полиции по пресечению преступных посягательств и расследованию совершенных преступлений постоянно совершенствовались. Особое внимание уделялось производству дознания служащими уездной полиции. Они получили право самостоятельно проводить осмотр места происшествия. Становые приставы могли напрямую связываться с земскими врачами для медицинского освидетельствования и с судебными властями, производившими следствие. Уездное полицейское управление оповещало о своих действиях исполнительных чиновников и редко вмешивалось в их деятельность при расследовании уголовных преступлений.

На деятельность общей полиции в борьбе с преступностью отрицательно сказывалось привлечение личного состава общей полиции к борьбе с революционным движением. И все же уездная полиция продолжала оставаться основным инструментом в борьбе с общеуголовной преступностью. В круг ее задач входили также мероприятия по соблюдению общественного порядка и гарантий личной безопасности государственных подданных. Особое направление образовывали меры, связанные с пресечением или ограничением явлений, разлагавших общественную нравственность и связанных с криминогенной средой (проституция, распространение порнографии).

Во втором параграфе представлено место уездной полиции в системе политического сыска и надзора, представлена ее охранительная деятельность. В диссертации подчёркивается, что работа по расследованию государственных преступлений являлась прерогативой жандармерии как органа политической полиции. Однако в провинциальной глубинке в социально-политической повседневности исследуемого периода эту функцию в основном выполняли уездные полицейские чиновники.

С конца XIX в. на уездную полицию была возложена обязанность по оказанию содействия чинам жандармерии. В борьбе с политическим инакомыслием чаще всего, полиция использовала административную высылку без права возвращения и установление полицейского надзора. За каждым проходившим по политическим делам, устанавливался надзор полиции на основании решения судебных следователей, окружного суда, начальника или помощников начальника Губернского жандармского управления (ГЖУ) и начальников полиции. Однако деятельность уездной полиции в системе политического сыска не замыкалась исключительно на надзорных функциях. Под руководством ГЖУ полиция принимала участие в слежке за революционерами, активистами террористических организаций и в облавах на антигосударственных деятелей и активистов.

Другим важным направлением в деятельности уездной полиции была работа по профилактике антиправительственной политической агитации. Исследование показало, что с конца ХIХ в. заметным было увеличение количества дел, в которых речь шла об оскорблении императорской фамилии34.

Опасаясь беспорядков и террористических актов, местная полиция предпринимала меры предосторожности во время переноса Святой Чудотворной Иконы Знамения Божьей Матери из Курска в Коренную Пустынь и обратно, во время проведения Коренной ярмарки и т.д. В работе указано на то, что для обеспечения должной охраны церковной процессии, «спокойствия и благочиния» на улицах города губернское полицейское управление заранее готовило распоряжение, где четко прописывались функции приставов, урядников и других полицейских чинов во время переноса чудотворной иконы.

Таким образом, мероприятия полиции по наблюдению и розыску неблагонадежных лиц обрели черты политического сыска и стали основным средством в борьбе с антиправительственными выступлениями.

В третьем параграфе показана деятельность уездной полиции в чрезвычайных ситуациях, а также раскрыты её административно-хозяйственные функции. В работе подчёркивается, что, наряду с выполнением своих основных обязанностей по поддержанию правопорядка, уездная полиция контролировала и претворяла в жизнь все решения местной власти. Так, в ее обязанности входило предупреждение пожаров и борьба с ними. Об этом свидетельствует циркуляр Курского губернского правления от 12 февраля 1887 г., направленный уездным полицейским управлениям. Циркуляр возлагал на них контроль за соблюдением правил осторожности при обращении с огнем в жилых помещениях, за курение табака на сеновалах, чердаках, в конюшнях, а также в лесах в жаркую или сухую погоду. За несоблюдение законодательства нарушители подвергались штрафу в 10 руб.

Анализ отчетов уездных исправников показал, что полиции приходилось контролировать процессы, происходящие в сельском хозяйстве, промышленности, образовании, медицине, ветеринарии, строительстве и др. Уездная полиция осуществляла также паспортный учет, обеспечивала исполнение приговоров окружных судов в части отправки осужденных к месту заключения или взятия их под полицейский надзор. Под их «бдительным оком» находилась также общественная жизнь уезда, а также те стороны, которые относились к ведению земских органов управления. Особое значение имела деятельность по обеспечению поступления в казну податей, выкупных платежей и других сборов.

В начале ХХ в. функции уездной полиции существенно расширились. Теперь в обязанности нижних чинов полиции вменялась отчетность о проведении выборов в Государственную думу, в частности о количестве принимавших участие в выборах, избранных лицах. Огромный круг обязанностей уездной полиции определял наличие большого объема канцелярской работы. Из-за чрезмерного количества входящих и исходящих документов в делопроизводстве уездных полицейских управлений царила постоянная неразбериха.

Таким образом, деятельность уездной полиции носила не только полицейский, но и административно-хозяйственный характер. Функции не были четко сформулированы и не претерпели существенных изменений за исследуемый период. В усложняющихся условиях уездная полиция вынуждена была заниматься несвойственными ей функциями.

В заключении подводятся основные итоги исследования, формулируются обобщения и выводы. Эволюция уездных полицейских органов в Курской губернии шла по пути постепенного изменения их структурной, функциональной, административной роли в системе местного управлении. Социально-политические процессы рубежа веков обострили криминогенную обстановку в стране. В результате появилась потребность в формировании новых, специализированных полицейских структур. Основными для уездной полиции стали административные, сыскные, правительственные и чисто полицейские функции. В сложных повседневных условиях на уездные полицейские управления возлагались многочисленные дополнительные функции, не связанные напрямую с их родом деятельности. Они отвлекали полицию от решения ее непосредственных задач. И все же, в начале ХХ в. некоторые обязанности, считавшиеся ранее только полицейскими, получили самостоятельное оформление: санитарно-эпидемиологический надзор, регулирование дорожного движения, адресный стол, паспортно-визовая служба.

В системе финансирования недостатком было то, что содержание служащих уездных полицейских управлений ложилось на местный бюджет, который не выделял данную статью как первоочередную. Министерство внутренних дел само рассчитывало оклады полицейским по нормам второй половины XIX в.; размер их был не более заработка среднего рабочего. Некоторые повышения денежного содержания в начале XX в. практически не изменило положения, так как уже сложились новые условия жизни, особенно в периоды экономических кризисов и Первой мировой войны.

Совокупность историко-традиционных, социально-экономических и политических факторов обусловливала специфику функционирования уездной полиции Курской губернии, где деятельность местной полиции была сконцентрирована на наблюдении за политическими настроениями в уездах, выявлении агитаторов, раскрытии противоправительственных организаций, подавлении крестьянских восстаний. Именно поэтому в регионе был развит институт частновладельческой стражи для охраны помещичьих имений.

В целом, при всех недостатках и уязвимых сторонах в деятельности уездной полиции, следует признать, что она была важнейшей частью правоохранительной системы Российской империи и представляла собой достаточно мощную государственную силу по поддержанию правопорядка.

В приложении приведены образцы предметов обмундирования, снаряжения и вещей для низших чинов уездной полицейской стражи.

Основные положения диссертации отражены в семи научных статьях общим объемом 2,1 п.л. и 434 Кб.

Научные статьи, опубликованные в изданиях, рекомендованных перечнем ВАК:

1. Степанова Е.И. Финансирование и материально-техническое обеспечение уездной полиции Курской губернии в середине ХIХ – начале ХХ вв.// Ученые записки. Электронный научный журнал Курского государственного университета. 2012. № 1(21). URL: http://scientific-notes.ru/pdf/023-011.pdf № государственной регистрации 0421200011/0081. 267 Кб.

2. Салтык Г.А., Степанова Е.И. История губернских жандармских управлений Российской империи в конце XIX – начале XX вв. // Ученые записки российского государственного социального  университета. М., 2010. № 2(78). С. 99–105. 0,8 п.л.

3. Степанова Е.И. К  вопросу о становлении  полицейской стражи Курской губернии. // Ученые записки. Электронный научный журнал Курского государственного университета. 2010. № 3(15) Ч.1. URL: http://scientific-notes.ru/pdf/015-010.pdf № государственной регистрации 0421000068\0056.167 Кб.

Научные статьи, опубликованные в иных изданиях:

4. К истории полиции Курского края: институт урядника// События и люди в документах курских архивов: в 2-х ч. Ч. 2 / под ред. В.Л.Богданова. Курск: ГАКО, 2011. С. 44–51. 0,4 п.л.

5. Степанова Е.И. Правоохранительная деятельность уездной полиции в сфере общественной нравственности // Культурология в контексте гуманитарного знания: материалы междунар. науч. конф. Курск, 6–7  октября 2011 г. Курск: Курск. гос. ун-т, 2011. С. 120–121. 0,1 п.л.

6. Степанова Е.И. События 1905 года на материалах Государственного архива Курской области // Правда истории: сб. научн. ст. Вып. 7 / под ред. Г.А. Салтык. Курск: Курск. гос. ун-т, 2008. С.152–155. 0,2 п.л.

7. Степанова Е.И. История полиции в документах государственного архива Курской области // Историческая наука: проблемы и основные тенденции развития: Материалы II междунар. научн. конф. Тула, 24 апреля 2008 г. Тула: ТулГУ, 2008. С. 285–288. 0,3п.л.

8. Салтык Г.А., Степанова Е.И. Архiвнi матерiали про революцiйну дiятельностьсоцiалiстiв-революцiонерiв Украiни i губерний Чорноземного центра Росii // Збiрник наукових праць. Серiя «Исторiя та географiя»  Вип. 31 / Харькiвський нацiональный педагогiчний унiверситетiменi Г.С. Сковороди. Харькiв: Майдан, 2008. С. 76–78. 0,2 п.л.

9. Степанова Е.И. Губернские жандармские управления о состоянии правопорядка в Российской провинции (по материалам Государственного архива Курской области) // Держава i право: проблеми становления i стратегiя розвитку. Збiрник матерiалiв мiждунородноiнауково-практичноiконференцii (17-18 травня 2008 року, м. Суми). Частина 2. Суми: видавничо-виробниче пiдприемство «Марiя – I», ТОВ, 2008.  С. 26–29. 0,1п.л.


1Президент Российской Федерации Дмитрий Медведев подвел первые итоги … / Официальный сайт Президента России // [Электронный ресурс]. Режим доступа:uvo-murmansk.rucomponentarticlenewsitogi (дата обращения 1.02.2012).

2Дерюжинский В.Ф. Полицейское право. СПб., 1903; Тарасов И.Т. История русской полиции и отношение ее к юстиции // Юридический Вестник. 1884.  № 2. С.178–200; Янжул И.И. Полицейское право. СПб., 1888 и др.

3Карнович Е.П. Очерки наших порядков административных, судебных и общественных. СПб., 1913; Градовский А.Д. История местного управления в России // Собрание сочинений: в 2 т. Т.2. СПб., 1899; Коркунов Н.М. Русское государственное право: в 2 т. СПб., 1893; Адрианов С.А. Министерство внутренних дел. 1802-1902. СПб., 1902.Лопухин А.А. Настоящее и будущее Русской полиции. М., 1907; Руткевич П.И. Исторический очерк образования и развития полицейских учреждений в России. СПб., 1913; Белецкий С., Руткевич П. Исторический очерк образования и развития полицейских учреждений в России. СПб., 1913.

4Жилинский В.Б. Организация и жизнь охранного отделения во времена царской власти // Голос минувшего. 1917. № 9,10; Ирецкий В.Я. Охранка (страница истории). Петроград, 1917; Волков А. Петроградское охранное отделение. Петроград, 1917; Сватиков С.Г. Русский политический сыск по документам Парижского архива заграничной агентуры Департамента полиции. Ростов н/Дону, 1918.

5 Павлов П. Агенты, жандармы, палачи. Петроград, 1922; Меньшиков Л.П. Охрана и революция. Ч. III. М., 1932; Сватиков С.Г. Заграничная агентура Департамента полиции. М.: Гл. архив управления НИВД СССР, 1941 и др.

6 Ерошкин Н.П. Очерки истории государственных учреждений дореволюционной России. М., 1960; Зайончковский П.А. Кризис самодержавия на рубеже 70–80-х годов XIX века. М., 1964; он же. Российское самодержавие в конце XIX века. М., 1970; он же: Правительственный аппарат самодержавной России в XIX веке. М., 1978.

7Мулукаев Р.С. Полиция и тюремные учреждения дореволюционной России. М., 1964; Шинджикашвили Д.И. Сыскная полиция царской России в период империализма. Омск , 1973; Ярмыш А.Н. История полиции дореволюционной России. Ростов н/Дону, 1976 и др.

8 Лаверычев В.Я. Царизм и рабочий вопрос в России (1861–1917). М., 1972; Желудкова Т.И. Основные направления деятельности полиции дореволюционной России по охране феодального и буржуазного общественного порядка. М., 1977 и др.

9Борисов А.В., Сизиков М.И., Скриплев А.Е. История полиции России (1718-1917 гг.). М., 1992; Борисов А.В. Профессиональная подготовка и воспитание сотрудников органов внутренних дел в дореволюционной России // Полиция и милиция России: Страницы истории. М., 1995; Байкеева С.Е. Кадровое обеспечение полицейских органов в Российской империи (историко-правовой аспект): дис. … канд. юрид. наук. СПб, 2001.; Ерин Д. А. Организационные и кадровые реформы Российской полиции во второй половине XIX начале XX в.: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2000 и др.

10 Шиловский Д.М. Полиция Томской губернии в борьбе с преступностью в 1867-1917 гг.: дис. ... канд. ист. наук. Новосибирск, 2002; Седунов А.В. Псковская городская полиция в XVIII начале ХХвв.: автореф. дис. ... канд. ист. наук. СПб, 2004; Кокшаров А.В. Полицейские органы Владимирской губернии во второй половине XIX начале XX в.: автореф. дис. … канд. ист. наук. Иваново, 1999; Москвитин Ю.Н. Полиция Томской губернии в 1867-1917 гг. (устройство, численнось и материальное обеспечение служащих): дис. ... канд. ист. наук. Барнаул, 2004.

11 «На страже порядка: Из истории органов внутренних дел Курского края / под ред. А.Н. Волкова. Курск, 2002.

12 Лазарева О.В. Провинциальная полиция в конце XVIII начале XX в. (по материалам Пензенской губернии): автореф. дис. … канд. ист. наук. Саранск, 2000; Сысуев Ю. Б. Полиция Симбирской губернии во второй половине 19 века: автореф. дис. … канд. ист. наук. Саранск, 2003; Тот Ю.В. Реформа уездной полиции в правительственной политике России в XIX веке: автореф. дис. ... д-ра ист. наук. СПб, 2003. Ялтаев Д.А. Уездная полиция в Казанской губернии в 1862-1917 годах (по материалам чувашских уездов): автореф. дис. … канд. ист. наук. Чебоксары, 2004; Тамбовская полиция в начале XX века: документы и материалы / сост. Н.В. Токарев. Тамбов: изд-во ТОИПКРО, 2006; Терещенко А.А. Формирование органов самоуправления в городах Центрального Черноземья в 70-е–90-е гг. XIX века // Вопросы истории. № 9. 2003. С. 118–125; он же: Уездный город Суджа во второй половине XIX – начале XX века: место в системе городских центров, население и формирование органов самоуправления // Актуальные проблемы научного творчества ученых кафедры истории России. Вып. 5. Курск: Курск. гос. ун-т, 2009. С. 101–119; Симонян Р.З. Эволюция органов прокуратуры в ходе судебной реформы 1864 г., вторая половина XIX – начало XX вв. : на примере Курской губернии:  автореф. дис. … канд. ист. наук. Саранск, 2000 и др.

13Главинская С.Н. Организация и деятельность полиции Черноземного центра России в 1901-1917 гг.: дис. … канд. ист. наук. Курск, 2006; Главинская С.Н., Салтык Г.А. К вопросу о национальной безопасности страны: полиция российской провинции в конце ХIХ – начале ХХ века // Гуманитарная наука в изменяющейся России: состояние, проблемы, перспективы развития: материалы VIII региональной научно-практической конф. 25-28 сентября 2006 г. Курск, 2006. С. 410-415; Горлова Н.И. Полиция российской провинции в XIX веке: на примере Курской губернии: дис. …  канд. ист. наук. Курск, 2005; она же. Основные вехи реформы полиции (на примере Курской губернии) // Курский край в истории Отечества: матер. научно-практ. конф.: в 2 ч. Ч. 1. Курск: МУ ИЦ «ЮМЭКС», 2004. С. 111-115 и др.; Салтык Г.А. Взаимодействие органов внутренних дел и русской православной церкви в конце ХIХ – начале ХХ века // Наука и религия в современном образовании. Матер. III научно-образ. Знаменских чтений (13-16 марта 2007). Т. 1. Курск: Курск. гос. ун-т, 2007. С. 254-257 и др.

14 Горлова Н.И. Полицейские урядники Курской губернии в конце ХIХ века // История России сквозь призму борьбы за власть: материалы 34-й Всероссийской заочной конференции (март 2004 г.). СПб.: Нестор, 2004. С. 42-45; она же. Уездные полицейские управления и сельская полиция // Труды Курского областного научного краеведческого общества. Т. 1. Ч. II. Курск: Курск. гос. ун-т и КОНКО, 2004. С. 22-31 ; она же. Основные вехи реформирования провинциальной полиции во второй половине ХIХ в. (на примере курской губернии) // Курский край в истории Отечества: матер. научно-практ. конф., посвященной 225-летию образования Курской губернии и 70-летияю образования Курской обл.: в 2-х ч. Курск: МУ ИЦ «ЮМЭКС», 2004. С. 111-115 и др.

15 Главинская С.Н. Полицейское управление Путивльского уезда Курской губернии в начале ХХ века // Путивльский краеведческий сборник. Вып. 2. Сумы, 2005. С. 121-126; она же. Функции и деятельность уездной полиции Курской губернии в начале ХХ века // Курский край: научно-исторический журнал. Курск: Курск.обл. краевед. об-во, 2004. №№ 12-13 (62-63). С. 76-78; она же. Кадровый вопрос деятельности провинциальной полиции начала ХХ в. // Вестник Воронежского института МВД России: сб. науч. тр. Воронеж, 2005. № 4(23). С. 103-107 и др.

16 Салтык Г.А. Борьба полиции Курской губернии с преступностью: вторая половина ХIХ – начало ХХ вв. // Преступность: состояние, проблемы и перспективы борьбы: материалы межвузовской научно-практической конференции. Курск, 2002. С. 25-28; она же: Из истории провинциальной полиции: неизвестные страницы // Российская истории ХХ века: проблемы науки и образования: материалы научной конференции. М.: МПГУ, 2004. С. 244-249; она же. Как курская полиция обеспечивала проезд поезда «чрезвычайной важности» // Курский край. Научно-исторический журнал. Курск, 2003. №№ 16-17 (48-49). С. 36-39; она же. Полиция российской провинции в борьбе с революционным движением // Российская провинция: опыт комплексного исследования: матер. научно-практ. конф. 30 сентября – 2 октября 2009. Саратов: ООО Изд-во «КУБиК», 2009. С. 281-283; она же. В борьбе за сохранение «благочиния, добронравия и правопорядка»: из истории провинциальной полиции // История государства и права. 2009. № 18. С. 20-22; Салтык Г.А., Степанова Е.И. История губернских жандармских управлений Российской империи в конце XIX – начале XX вв. // Ученые записки российского государственного социального  университета. Москва, 2010. № 2(78). С. 99–105 и др.

17 Белобородова А.А. Нравственная цензура в российской провинции в середине ХIХ – начале ХХ вв. (на материалах Курской губернии) // Вестник Поморского университета: серия «Гуманитарные и социальные науки». 2006. Вып. 6. С. 4-6; она же. Власть и цензура: эволюция взаимоотношений // Правда истории: сб.научных ст. Вып. VI / под ред. А.В. Третьякова. Курск: Курск. гос. ун-т, 2007. С. 107-115; она же. Положение цензоров в Российской провинции в конце ХIХ – начале ХХ вв. // Актуальнi проблеми професiйного становлення особистостi сучасного юриста: матерiали II Мiжнарод. научно-практ. конф. Сумс. юрид. фак-т Харкiвського нац. унiв. внут. справ. Суми, 2007 и др.

18 Салтык Г.А., Горлова Н.И. Главинская, С.Н., Белобородова А.А. Полиция Курской губернии: история становления и деятельности (1864 – 1917). Курск, 2007.

19 См., напр.: СЗ РИ. Т. 1. Кн. 8. Учреждение орденов и других знаков отличия. Разд. 2. С. 320-321, 349-352; Т. 2. Глава 4. Учреждение полиции. Отделение 1. С. 76-106.

20 См., напр.: ГАКО. Ф.1. Оп. 1. Д. 2444, Д. 4288; Ф. 33. Оп. 31. Д. 69, 162.

21 См., напр.: ГАКО. Ф. 1663. Оп. 2. Д. 16; ГАКО. Ф. 1643. Оп. 1. Д. 166.

22 См., напр.: ГАКО. Ф. 1642. Оп. 1. Д. 776; Ф. 33. Оп. 31. Д. 60.

23Лучинский Ф.Я. Провинциальные нравы. Воспоминания // Русская старина. 1897. Т. 91; Селезнев В. П. Воспоминания старого исправника. Верхнеднепровск, 1902; Плетнев И. Т. Воспоминания шестидесятника в Курской губернии // Наша старина. 1915. № 10.

24 ГАКО. Ф.1. Оп.1. Д.368. Л.3-4.

25 Руководство для урядников, полицейских стражников и сельской полиции (волостных старшин и сельских старост) / сост. В.Т. Волков. М., 1911. С. 23-27, 221-227; ГАКО. Ф. 33. Оп. 31. Д. 86. Л. 8.

26 ГАКО. Ф. 33. Оп. 2. Д. 8387. Л. 2.

27 ГАКО. Ф. 33. Оп. 2. Д. 282. Л. 9; Д. 370. Л. 3.

28 ГАКО. Ф. 1642. Оп. 2. Д. 360. Л. 45-47; Д. 370. Л. 12.

29 ГАКО. Ф. 33. Оп. 31. Д. 986. Л. 47.

30 Материалы, собранные для высочайше учреждений комиссии. Отдел полицейский. Часть I. Отделение III – V. С. 353, 467.

31 ГАКО. Ф. 54. Оп. 1. Д. 1508. Л. 3.

32 СЗ РИ. Т. 1. Кн. 8. Учреждение орденов и других знаков отличия. Разд. 2. С. 349-352.

33 ГАКО. Ф.1. Оп. 1. Д. 7544. Л. 5-434; Д. 8163. Л. 64-229.

34 ГАКО. Ф. 1663. Оп. 1. Д. 8. Л. 56-58.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.