WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

ПУЗЫНЯ НИКОЛАЙ НИКОЛАЕВИЧ

АВСТРАЛИЙСКИЙ СОЮЗ И НОВАЯ ЗЕЛАНДИЯ

ВО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ ЯПОНИИ

(50-е 80-е годы ХХ века)

Специальность 07.00.03. – Всеобщая история

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

Иркутск – 2012

Работа выполнена на кафедре мировой истории и международных отношений исторического факультета федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Иркутский государственный университет»

Научный консультант:  Доктор исторических наук, профессор

  Кузнецов Сергей Ильич (ФГБОУ ВПО «ИГУ»)

       

Официальные оппоненты:  Доктор исторических наук, профессор

  Грудзинский Владимир Викторович (ФГБОУ

  ВПО «ЧелГУ»)

       

  Доктор исторических наук, профессор

  Николаев Эдуард Афанасьевич (ФГБУН

  «ИМБТ» СО РАН)

  Доктор исторических наук, профессор 

  Кузьмин Юрий Васильевич (ФГБОУ ВПО 

  «БГУЭП»)

                               

Ведущая организация:         Сибирский Федеральный Университет

Защита состоится 25 октября 2012 г. в 10.00 на заседании Диссертационного совета Д 212.074.05.  по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора исторических наук при федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Иркутский государственный университет» по адресу: 664003, г. Иркутск, ул. К.Маркса, 1.

С диссертацией можно ознакомиться в региональной Научной библиотеке федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Иркутский государственный университет» по адресу: Иркутск, бульвар Гагарина, 24.

Автореферат разослан «___» _______________ 20___ г.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат исторических наук, доцент  Г.В. Логунова

Общая характеристика работы

Актуальность исследования. В конце XX – начале ХХI века наступил период коренной трансформации международных отношений, как системы экономических, политических, дипломатических, военных, культурных и других связей между субъектами этих отношений. Главными действующими лицами, основными международными акторами, субъектами международного права являются государства, а формами их международной деятельности – стратегия и дипломатия. Взаимоотношения между государствами на международной арене регулируются  внешней политикой, в соответствии с принципами и целями, определенными направлениями и способами деятельности государственной власти одной страны в сношениях с другими странами.

Межгосударственные взаимодействия представляют собой важнейшую, определяющую часть всех видов международных отношений:  политико-дипломатических, которые осуществляются преимущественно в рамках официальных правительственных структур; экономических, являющихся материальной основой всей системы международных отношений; культурных и других. Это определяет важность дипломатии – мирной деятельности правительственных органов и их представительств за рубежом по осуществлению задач внешней политики государства. 

Вышесказанное определяет значимость и актуальность изучения внешней политики и дипломатии государств, влияющих на состояние и направления трансформации современных международных отношений.

Характерной особенностью формирования современного миропорядка, отмечаемой многими исследователями, является неуклонное возрастание значения Азиатско-Тихоокеанского региона в глобальной системе международных отношений. Причем эта тенденция усиливается, в том числе и для России. Исчезновение биполярной системы международных отношений в начале 90-х годов открыло беспрецедентные возможности для осуществления отдельными странами самостоятельной внешней политики в Азиатско-Тихоокеанском регионе, который длительное время находился под строгим контролем лидеров соперничавших блоков. Именно тогда в регионе начала формироваться структура, которую можно охарактеризовать как многополярную систему. Одним из основных показателей этого сложного процесса, наряду с некоторым ограничением доминирующего положения США, резким уменьшением веса России по сравнению с распавшимся СССР,  и быстрым повышением экономических и военных возможностей Китая, стало выдвижение Японии на более активные наступательные позиции во внешней политике. Цель – по­высить свой статус в качестве субъекта международных отношений для обретения страной политического влияния, в большей мере соответствующего ее вкладу в мировую экономику

В динамично менявшейся обстановке и другие страны региона, проявляя стремление к равноправным отношениям в международных делах, существенно укрепили свой авторитет, начали играть значительную роль в региональных политических и экономических взаимодействиях. Специалисты-международники отмечают, что на баланс сил в АТР в немалой степени оказывает геополитическая ориентация средних держав  данной части мира. К этим странам, в первую очередь, необходимо отнести Австралийский Союз  и Новую Зеландию.

Видимо, указанные тенденции будут господствующими в ближайшем будущем. Это, несомненно, ускорит процесс перехода  к многополярной системе международных отношений. Поэтому своевременный анализ выделенной проблемы позволит сформулировать положения, которые могут быть использованы как на стадии разработки теоретических положений внешнеполитической стратегии РФ в Азиатско-Тихоокеанском регионе, так и при их воплощении на практике. 

В начале нового столетия в Российской Федерации начался процесс  переосмысления приоритетов российской внешней политики. Целью внешнеполитической практики определено участие не только в реализации международной повестки дня, но и в ее формировании.1 Это обусловлено геополитическим положением России как крупнейшей евразийской державы, ее статусом одного из ведущих государств мира и постоянного члена Совета Безопасности ООН.  Решающим для России становится вопрос о том, сможет ли она достичь заявленной цели в отстаивании своих  национальных интересов в качестве «ключевого субъекта формирующихся многополярных международных отношений».2 

Недооценка значимости поворота политики России в сторону стран АТР может привести к потере позиций в регионе. В сложившейся ситуации определения и доработки путей и способов реагирования на подчас неожиданные последствия политических процессов, сопровождающих развитие данного региона, российская дипломатия вынуждена корректировать свою позицию в соответствии с основными приоритетами внешней политики в отношении, прежде всего, стран с передовой экономикой, к которым относятся Япония, Австралийский Союз и Новая Зеландия.

В Москве позитивно восприняли обозначенный в «Голубой книге по внешней политике Японии» за 2012 год настрой правительства этой страны на поступательное развитие отношений с Россией. МИД РФ заявил, что продвижение российско-японских связей не только отвечало бы стратегическим интересам обоих государств, но и способствовало бы стабильности и процветанию в Азиатско-Тихоокеанском регионе.3 А во время визитов в Австралию и Новую Зеландию министр иностранных дел России С.В.Лавров в январе 2012 года заявлял о заинтересованности России налаживать сотрудничество со странами в юго-западной части Тихого океана. В ходе переговоров констатировалось обоюдное стремление к развитию и укреплению двусторонних отношений во всех областях.4

За этими шагами просматривается стремление РФ найти новых партнеров для взаимовыгодного участия в региональных интеграционных проектах. Австралия и Новая Зеландия представляются оптимальным выбором. Именно в этой связи важен тщательный анализ взаимоотношений  между странами,  стоящими в авангарде развития межгосударственных и региональных связей в такой значимой части мира как АТР, прежде всего, таких как Япония, Австралия и Новая Зеландия. 

Таким образом, актуальность проблематики диссертации подчёркивается поиском Россией своего места в современной архитектуре международных взаимодействий в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Внешняя политика Японии, безусловно, является важным фактором региональных международных отношений. Значительно возросла внешнеполитическая активность Австралийского Союза и Новой Зеландии. Влияние этих стран становится все более заметным не только на региональном уровне, но и на глобальном. Актуально всестороннее рассмотрение отношений между этими странами не только на современном этапе, но и в их историческом развитии. Исследование развития политики Японии в отношении Австралийского Союза и Новой Зеландии отвечает задачам углубленного изучения и осмысления состояния  международных отношений в АТР, роли в этом регионе Японии, Австралии и Новой Зеландии. Именно поэтому опыт политических, экономических, культурных и других взаимоотношений Японии с Австралийским Союзом и Новой Зеландией  представляет, несомненно,  большой интерес.

Исходя из вышеизложенного, выбор темы для исследования представляется вполне оправданным как с научной точки зрения, так и в плане возможного использования полученных результатов в сфере практической политики.

Степень разработанности проблемы. В рамках проблемы исследования в историографии Советского Союза, затем Российской Федерации, а также за рубежом имеется целый ряд работ, в которых дается анализ внешней политики Японии, однако контактам с Австралийским Союзом и Новой Зеландией в этих работах уделено недостаточно внимания.  Внешняя политика Австралии и Новой Зеландии также анализировалась учеными в советский и постсоветский период, но о связях с Японией говорилось крайне лаконично. В незначительном числе работ (в основном австралийских и новозеландских исследователей) затрагиваются некоторые аспекты проблемы, либо дается анализ японского внешнеполитического курса сквозь призму геополитического подхода. Это позволяет сделать вывод о том, что в целом данные вопросы нельзя считать достаточно разработанными в научной литературе. До настоящего времени и в российской и в зарубежной историографии не проводилось специальных комплексных исследований, посвященных изучению роли Австралийского Союза и Новой Зеландии во внешнеполитической стратегии Японии в 50-е – 80-е годы ХХ века. Таким образом, правильнее будет говорить о характеристике научных публикаций по ряду направлений в рамках обозначенной проблемы. Использованная литература помогла создать основы авторской концепции.

В советской и российской историографии, в работах, посвященных рассмотрению истории международных отношений, внешней политики Японии,  Австралии и Новой Зеландии, можно встретить некоторые сведения о межгосударственных отношениях. Однако это была, как правило, фрагментарная информация. Она сопровождала анализ событий, считавшихся важными для понимания позиции Советского Союза, а затем и России, по коренным проблемам международной жизни, в решении которых принимали участие Австралийский Союз, Новая Зеландия и Япония: создание и расширение ООН, других международных организаций, военные конфликты и войны, участие в военно-политических союзах, проблемы мира и разоружения. 

В советский период наиболее заметными исследованиями в области новейшей истории международных отношений, внешней политики Японии указанного времени являлись работы таких учёных как Д.И. Гольдберг, Л.Н. Кутаков,  И.А. Латышев, Д.В. Петров, коллективный труд  «Очерки новейшей истории Японии».5 Чуть позже к рассмотрению вопросов внешней политики Японии обратились С.И. Вербицкий, С.К. Игнатущенко, А.М. Шарков, была написана  «История Японии. 1945-1975».6 В 90-е годы российские учёные-японоведы О.Я. Бондаренко,  С.И. Кузнецов, Б.Н. Славинский заострили своё внимание на изучении отношений между Россией и Японией на основе привлечения впервые открытых архивных материалов.7

Важно отметить, что, если обратиться к рассмотрению истории внешней политики Японии на других направлениях, то явно бросается в глаза острый дефицит в новых исследованиях. За последние десятилетия  учёными  подготовлено (если исключить написанные по теме японо-американских связей) немногим более десяти работ, в которых анализировались политические, торгово-экономические и гуманитарные контакты Японии  с другими странами, либо группами государств. Среди авторов этих работ Ч.М. Абасов, А.Д. Богатуров, И.В. Волкова, И.В. Выхухолев, В.О. Кистанов, Р.И. Кравцевич, С.И. Кузнецов, А.П. Марков, М.Г. Носов, А.В. Семин, Д.А. Стапран, Э. Е. Усубалиев, Ю.М. Черевко, В.И. Шипаев.8 Неудивительно, что при таком положении вещей в современном российском японоведении проблемы японо-австралийских и японо-новозеландских отношений удостоились внимания в крайне ограниченном числе работ специалистов-японоведов.9

В основном предметом рассмотрения научных изысканий являются вопросы истории внешней политики Японии, её курс в Тихоокеанском регионе, поэтому там встречаются, в частности, некоторые разделы, касающиеся отношений с Австралией и Новой Зеландией. Анализу основных направлений японской внешней политики и ее особенностей в АТР на различных этапах, включая отдельные аспекты взаимоотношений с Австралийским Союзом и Новой Зеландией, отводится большое место в работе Д.В. Петрова «Япония в мировой политике», в коллективном труде под редакцией Я.А.Певзнера.10 Дипломатическая деятельность Японии, особенно с момента возвращения её в мировое сообщество в качестве самостоятельного актора после второй мировой войны, освещается в книге А.Н. Панова.11 Комплексным специальным исследованием по теории и практике внешней политики Японии в 70-х – начале 80-х годов, имеющим большое концептуальное значение, стала монография известного японоведа Р.Ш.-А. Алиева.12 В ней подробно рассматриваются проблемы формирования и выработки внешней политики в Японии, процесс принятия внешнеполитических решений, внешнеполитические доктрины и концепции  указанного периода. В книге делается вывод о том, что ожидает своей очередности для изучения очень важная тема – отношения Японии с  Австралией и другими странами региона.

Если же говорить об отношениях Японии со странами юго-западной части Тихоокеанского бассейна, то в последнее время исследовательские  работы на этом направлении в российской историографии, к сожалению, практически отсутствуют. В некоторой мере восполнить этот пробел помогает работа В.О. Кистанова «Япония в АТР: анатомия экономических и политических отношений».13 В ней одна из глав посвящена анализу проблем и особенностей взаимодействия Японии со странами южной части Тихого океана.

Проблемы истории, политики и экономики Австралии исследовали в своих работах В.М. Андреева, А. Бобров, Э.Л. Вартумян, Б.Я. Дорофеев, В.И. Иванов, И.А. Лебедев, Н.П. Летова, К.В. Малаховский,  А.И. Мартынов, О.К. Русакова, Б.Б. Рубцов, А.В. Торкунов, А. А. Углов. В них можно почерпнуть и сведения, касающиеся японо-австралийских отношений.14

Обзор внешней политики и экономических связей Австралии со странами АТР, оценка состояния японо-австралийских отношений в послевоенный период встречается в работах «История Австралии»  К.В. Малаховского.15 «Внешняя политика Австралии» А. Боброва,16 «Внешняя политика Австралии (1939-1974)» И.А. Лебедева,17 «Австралия в международных отношениях ХХ века» А.И. Мартынова и О.К. Русаковой.18 В них исследуется трансформация внешней политики независимого государства, значимого субъекта региональных и глобальных международных отношений. Уделяется внимание установлению и развитию связей с таким важным партнером в АТР, как Япония.

  Немаловажное значение имели статьи в справочных и периодических изданиях. В связи с этим заслуживают упоминания работы  В.Б. Амирова, И.И. Василевской, Г.И. Каневской, А.Я. Массова, В.П. Николаева и других учёных,  в которых исследовались  содержание и основные направления внешней политики Австралии в АТР.19 Их изучение позволяет существенно расширить представление о ситуации в регионе, особенно если учесть наличие достаточно многих сходных черт, которыми характеризуется подход к построению отношений с партнерами, в частности  с Японией. 

В то же время приходится констатировать, что за последнее десятилетие ХХ века крайне мало выходило работ, в чем-то касавшихся  проблематики японо-австралийских отношений. Такое незначительное количество работ, как представляется, обусловлено, прежде всего, тем, что окончание «холодной войны» и распад СССР повлекли за собой существенные изменения в мире.  Поэтому исследование стран, не оказывавших непосредственного влияния на только проходящую этап становления российскую внешнюю политику, были поставлены во вторую очередь.

Отрадно, что в начале нового столетия положение постепенно стало меняться в лучшую сторону. Здесь в первую очередь следует назвать работы В.Я. Архипова. Наиболее значимой среди них является монография «Австралия в мировой экономике».20 В монографии подчеркивается, что в 80-е годы, с началом активного исполь­зования международной торговой дипломатии, одним из главных партнеров страны была определена Япония.

В отсутствии в советской и российской историографии специальных работ, освещающих дипломатическую деятельность высших руководителей Австралии и министерства иностранных дел страны, представляется полезной книга известного советского дипломата и ученого-историка В.И. Попова.21 В ней  приводятся некоторые интересные сведения о становлении австралийской дипломатической службы в 50-е – 60-е годы ХХ века.

Следует отметить, что основные события японо-австралийских отношений, в том числе в 50-е – 80-е годы ХХ века, не получили должной оценки у российских учёных. Можно констатировать их недостаточную изученность, а также отсутствие обобщающих работ.

В  немногочисленных работах советского периода по проблемам истории, политики и экономики Новой Зеландии можно почерпнуть некоторые сведения, касающиеся японо-новозеландских отношений. Краткий обзор внешней политики и экономических связей Новой Зеландии с Японией в 70-е годы дается в одной из глав «Истории Новой Зеландии» К.В. Малаховского.22 В книге В.А. Богомолова  «Экономика и политика Новой Зеландии» приводятся некоторые факты японо-новозеландского сотрудничества в 60-е – 70-е  годы в  торгово-экономической и финансовой сфере. Отмечаются примеры усиления взаимодействия правительств двух стран в региональных, политических и экономических организациях.23 Общее представление о Новой Зеландии, ее внешней политике и экономическом сотрудничестве со странами  АТР, в частности с Японией, в середине второй половины XX века позволяет получить книга Б.Б. Рубцова «Новая Зеландия».24 В ней японо-новозеландское сотрудничество рассматривается с учётом возрастания роли государств Азиатско-Тихоокеанского региона в мировых делах. Наконец, в одном из самых серьезных исследований – монографии Л.Г. Стефанчук «Новая Зеландия: трудные годы» – упоминаются некоторые стороны японо-новозеландского экономического сотрудничества в 70-е – 80-е годы прошлого века.25

Единственной специальной работой, посвященной вопросам внешней политики  Новой Зеландии на протяжении всей истории существования страны, является совместный труд А.И. Мартынова и О.К. Русаковой.26 В нем проведен серьезный анализ эволюции формирования внешнеполитического курса островного государства – с момента создания колонии до становления независимого государства, субъекта региональных и глобальных международных отношений. Основное внимание уделяется периоду после второй мировой войны, в том числе  установлению и развитию связей с таким важным партнером в АТР, каким являлась Япония.

Ряд статей, касавшихся новозеландской тематики, был опубликован в 70-е – 80-е годы в сборниках Отдела южно-тихоокеанских исследований Института востоковедения АН СССР (среди авторов – В.А. Богомолов, И.В. Ковлер, В.П. Николаев, В.П. Олтаржевский, О.К. Русакова, Л.П. Савельева, Т.А. Степанова, Л.Г. Стефанчук).27

События японо-новозеландских отношений, в том числе в 50-е – 80-е годы, также не получили соответствующей оценки у российских учёных. Таким образом, подтверждается вывод о недостаточной изученности темы, имеющей большой простор для исследования.

Особое место в ряду работ, касающихся проблематики внешней политики южно-тихоокеанских государств, занимают два исследования. О создании первых региональных объединений в Южно-Тихоокеанском субрегионе, развитии отношений Австралии и Новой Зеландии со странами-партнерами, и в их числе с Японией, говорится в труде О.К. Русаковой и А.В. Торкунова.28 Отмечается, что интересы Австралийского Союза и Новой Зеландии всё более становились связанными с Японией, но в межгосударственных отношениях имелись свои трудности.

В работе В.Н. Тимошенко «Южно-Тихоокеанский регион на пороге ХХI века: проблемы внешней политики и безопасности» исследуются проблемы внешней политики стран, среди которых Австралия и Новая Зеландия, в 80-е – 90- е годы ХХ века.29 Автор привлекает для анализа значительное количество источников и специальной литературы, что позволяет проследить трансформацию внешней политики на интереснейшей стадии коренного изменения сложившейся системы международных отношений. Удостоены внимания и некоторые аспекты отношений Австралии и Новой Зеландии с их важнейшим партнером по АТР – Японией.

В связи с этим необходимо подчеркнуть, что в заключительные десятилетия века двадцатого и в начале нынешнего века в Иркутске, традиционно являющимся центром изучения востоковедной тематики, продолжалась исследовательская работа ученых, относящаяся к Японии, Австралии и Новой Зеландии. В частности, проблемы японской внешней политики стали сферой интересов востоковедов, работа которых в Иркутском госуниверситете велась под руководством профессора С.И. Кузнецова.30 Проблемы внешней политики Австралии и Новой Зеландии, рассматривались в работах ученых Центра Азиатско-Тихоокеанских Исследований ИГУ, возглавляемого профессором В.П. Олтаржевским. Результаты многолетней работы позволяют утверждать, что в Иркутске созданы школы исследователей истории Японии, Австралии и Новой Зеландии.31

Подводя итог краткого обзора материалов советской и российской историографии по теме исследования, необходимо подчеркнуть, что за рамками достижений ученых-востоковедов осталось полномасштабное изучение внешней политики Японии в отношении Австралийского Союза и Новой Зеландии. Интерес к данной теме не случаен. Он продиктован, не только стремлением дополнить новыми сведениями  имеющуюся систему знаний о соседях России по АТР, но и необходимостью на основе комплексного анализа, с учетом, по возможности, всех важнейших факторов, составить представление об опыте построения отношений между ведущими странами региона на современном этапе развития международных отношений.

Обратимся к исследованиям зарубежной историографии. При изучении японской научной литературы можно отметить значительное количество работ по истории внешней политики Японии. Японскими специалистами накоплен немалый опыт в исследовании отношений Страны восходящего солнца с партнерами в мире, прежде всего с соседями по АТР. Согласно данным «Каталога литературы по истории международных отношений» и библиографическому указателю «Международные исследования в Японии»  за послевоенный период в Японии было издано более 200 работ, в которых исследовались вопросы истории, экономики, политики, культуры Австралии, и около 150 работ по Новой Зеландии, а также японо-австралийским и японо-новозеландским отношениям.32

Подавляющее большинство из них написано в последние десятилетия ХХ века. Активно работают учёные  Центра Азиатско-Тихоокеанских исследований Японского института международных отношений (г. Токио), в японских университетах Сонода (г. Амагасаки), Гумма (г. Маэбаси), Дайто Бунка (г. Токио), Квансэй Гакуин (г. Нисиномия), в Академии Национальной Обороны, Японском обществе исследований Австралии, Японском обществе исследований Новой Зеландии, других учебных и научно-исследовательских заведениях. Результаты научных исследований докладываются на конференциях, семинарах, публикуются в журналах.33

Но если говорить о японо-австралийских и японо-новозеландских отношениях 50-х – 80-х годов, то  изучению их некоторых аспектов посвящено небольшое количество трудов. Одними из первых таких работ стали – исследования сотрудника «Общества Япония – Австралия» Каваи Тацуо и Питера Драйсдэйла.34 Серьезное внимание  развитию связей со странами АТР, и в частности Южно-Тихоокеанского субрегиона, изучению этих стран, японское внешнеполитическое ведомство стало уделять лишь в 60-х – начале 70-х годов.35 Наиболее объективным представляется взгляд современных исследователей. В качестве примера трудов по проблематике экономической дипломатии послевоенной Японии можно взять работу Такасэ Хирофуми, где в основу монографии положены материалы докторской диссертации, защищенной в Университете Хитоцубаси.36 Автор рассматривает значение экономических методов в преодолении Японией преград на пути становления в качестве полноправного члена международного сообщества в послевоенное время, а также анализирует первые попытки налаживания качественно новых международных контактов с соседями по региону.

Среди обобщающих работ, в которых анализировались основные направления японской внешней политики, внешнеполитические концепции, их эволюция, практическая деятельность по решению  международных вопросов того периода, коллективный труд «Тридцать лет японской внешней политики: послевоенные направления и перспективы: 1952-1982»,37 подготовленной группой исследователей Общества изучения послевоенной дипломатии Японии, монография «Основные моменты послевоенной внешней политики Японии», автор Э. Хара,38 работа под редакцией Ватанабэ Акио.39 В них не обойдены вниманием и связи со странами АТР, в том числе с Австралией и Новой Зеландией, которые постепенно становились  важнейшими партнёрами Японии. Особенно в вопросах регионального сотрудничества, которое определялось в качестве одного из главных направлений приложения усилий японского внешнеполитического ведомства. Среди других работ можно отметить исследования К. Мусако, М. Ириэ, К. Умэдзу, К. Ихара, К. Китагава, Т. Аруга и др.40

Достаточно активно японские исследователи включились в научную дискуссию, развернувшуюся в конце 70-х – начале 80-х годов. Она была посвящена поиску нового места Японии в системе международных отношений. Важнейшими проблемами, которые обсуждались в ходе этой дискуссии политиками-практиками и учёными-теоретиками, стали: поиск Японией необходимого баланса в самостоятельном внешнеполитическом курсе и основные направления его реализации. Большинство участников соглашались с тем, что активизация внешней политики Страны восходящего солнца должна основываться на прочном союзе с традиционными партнерами и учитывать изменения, происходившие в мире в то время.41 Речь, конечно же, шла, прежде всего, о высокоразвитых индустриальных странах. Такими странами, наряду с США, Канадой, были Австралия и Новая Зеландия.42

При определении направления приложения основных усилий мнения не были столь однозначными. Многие считали, что в силу ряда причин Японии предначертано проводить активную внешнюю политику именно в Азиатско-Тихоокеанском регионе.43 И здесь необходимо было опираться на сотрудничество с надежными государствами, среди которых на первом месте называлась Австралия.44  Некоторые авторы, напротив, приходили к выводу о том, что на том этапе Япония вообще не могла похвастаться наличием определенной региональной политики. Поэтому, в сложившихся условиях, необходимо больше внимания уделять проблемам региональной и национальной безопасности.45 Приоритеты внешней политики Японии в Азии и бассейне Тихого океана, её роль в АТР, в области многостороннего сотрудничества в тот период основательно изучены в сочинениях Х. Кобаяси и А. Фукусима.46

Неоднократно этой проблеме посвящались работы, подготовленные группами исследователей в интересах министерства иностранных дел Японии. Так в середине 80-х годов по указанию премьер-министра Накасонэ был подготовлен доклад общества по изучению проблем мира.47 В нем отмечалось, что Токио намерен уделять больше внимания развитию сотрудничества со странами АТР.48 При этом, расширяя круг партнеров в регионе и мировом сообществе в целом, японское руководство рассчитывало на понимание другими странами стремления Японии к тому, чтобы играть более значимую роль в формировании, поддержании и руководстве новым миропорядком.49 Ещё одной из самых основательных работ по данной теме можно также считать прогнозный обзор об отношениях между Японией и Австралией в 80-е годы ХХ века.50  В исследовании констатируется, что за несколько десятилетий после второй мировой войны между двумя странами сложились уникальные отношения, особенно в сфере экономической. Наряду с этим, авторы приходят к выводу, что двум странам предстоит еще большая работа по решению многих обозначаемых в работе проблем в  различных сферах межгосударственных взаимодействий.

В указанный период между Японией, с одной стороны,  и Австралией, с другой, имело место самое активное экономическое и политическое взаимодействие, налаживались тесные контакты в области безопасности. Среди японских ученых проблемы азиатской безопасности наиболее плодотворно разработаны Иногути Такаси, который является автором и редактором ряда исследований, по внешней политике Японии, где в частности затрагиваются и отношения с Австралией.51

Ямада Тэйсукэ, членом редакционной коллегии авторитетной экономической газеты «Санкэй симбун», в начале 90-х годов ХХ века была выпущена монография под названием «Очарование Новой Зеландии. Британия южного полушария».52 В ней, наряду с рассказом об истории страны, рассмотрением проблем социально-экономического развития Новой Зеландии, дан  обзор японо-новозеландских отношений с 60-х по конец 80-х годов прошлого века.53 Автор подробно проанализировал внешнеполитический курс правительств, начиная  со времени руководства премьер-министра К. Холиока  до  прихода к власти кабинета Дж. Болджера. Указал на приоритетные направления сотрудничества Новой Зеландии с Японией, такие как  торговля, гуманитарные контакты, взаимодействие в международных и региональных организациях.54

Профессором университета Сонода (г. Амагасаки) Танабэ Макото было опубликовано серьезное исследование, посвящённое Новой Зеландии.55 В нём рассказывалось о самых важных моментах истории страны, в том числе о тех, которые относятся к японо-новозеландским отношениям: война на Тихом океане и проблема военнопленных, участие новозеландских войск в оккупации Японии, налаживание первых  контактов в послевоенное время. Особое внимание автор уделил послевоенным японо-новозеландским связям.56

В коллективном труде под редакцией Ф. Такахаси с неожиданным названием «Воссоздание Японии в XXI веке. Учиться у Новой Зеландии» были обстоятельно рассмотрены торгово-экономические и финансовые аспекты политики новозеландского правительства на протяжении двух десятилетий – с начала 80-х годов до конца столетия.57 Проанализированы причины, ход и результаты экономических реформ, которые осуществляло новозеландское руководство, в том числе и во внешнеэкономической области.58 Не были обойдены вниманием некоторые проблемы в японо-новозеландских отношениях того периода: торговый дефицит, «рыбный диспут» 80-х годов и др. Сделан вывод о полезности для Японии изучения и заимствования опыта преобразований в далекой южно-тихоокеанской стране.

Японские ученые изучали австралийскую и новозеландскую историю, политику, экономику привлекая для этого переводы трудов своих коллег из южно-тихоокеанских стран. Примерами могут служить переводы с английского  языка работ А. Троттер, Р.Г. Мулгана, П. Дэлзила, Д. Камиллэри, С. Б. Майер, Р. Раттимора, К. Синклера, М. Сэйгэл.59 Монография Р.Г. Мулгана особенно интересна большим количеством справочного материала по социально-политическим аспектам.60 А в работе П. Дэлзила и Р. Раттимора большое место уделено изучению проблем внешней торговли Новой Зеландии, начиная с 1961 года.61

Говоря об  экономической составляющей японо-австралийского сотрудничества нельзя не отметить работы одного из лидеров экономической мысли Японии того времени профессора Кодзима Киёси. Основной идеей Кодзима было формирование организации, в которую вошли бы, наряду с США и другими развитыми государствами региона,  Япония и Австралия, отказавшиеся от системы тарифов во взаимной торговле, но сохранившие её в отношениях с другими странами.62 Окончательное оформление взгляды японского учёного получили в монографии «Япония и тихоокеанская зона свободной торговли».63  Идеи Кодзима поддержал австралийский ученый П. Драйсдэйл.64 Они предло­жили создать межправительственный орган, который должен был стать промежуточным звеном на пути к «тихоокеанской зоне свободной торговли», иметь  консультативный характер и заниматься вопросами выработки и согласования единой политики стран региона в области торговли, инвестиций и помощи развивающимся странам.65 Итогом совместной работы стало исследование, подготовленное по заказу правительств Австралии и Японии ещё двумя крупными экономистами  Окита Сабуро и Дж. Кроуфордом.66

Зарубежная историография австралийской и новозеландской внешней политики имеет небольшие традиции. Если говорить об этих странах, то это можно объяснить,  прежде всего, сравнительно скромным, по историческим меркам, опытом независимой внешнеполитической деятельности. Как известно, Вестминстерский статут, по которому Австралия и Новая Зеландия получили право на самостоятельность в международных делах, был подписан в 1931 году, ратифицирован австралийским парламентом в годы второй мировой войны, а новозеландский парламент утвердил его только в 1947 году. Поэтому солидные научные труды австралийских и новозеландских специалистов-международников, в которых  анализируется внешняя политика Австралийского Союза и Новой Зеландии, появились в конце 40-х  и в 50-х годах.

За вторую половину XX века увидели свет многие работы австралийских ученых и практиков, посвященные различным аспектам  эволюции внешней политики государства, в том числе  вопросам многостороннего сотрудничества с Японией. Несомненно, важными являются работы, касающиеся военно-политических аспектов непростого периода во взаимоотношениях Австралии и Японии – участия Австралийского Союза в оккупации Японских островов.67 Прежде всего, такого автора как Уильям Макмагон Болл, бывшего  представителем Австралии в Союзном Совете для Японии. Все время своего пребывания в Совете он выделялся независимой позицией, неоднократно осуждал американских партнеров за отказ от согласованной союзниками линии и слишком мягкую политику в отношении Японии.68

Интереснейшим исследованием, в котором анализируются политико-дипломатические стороны австралийско-японских отношений в период оккупации, стала монография представителя американской научной школы Р. Роузкранса «Австралийская дипломатия и Япония. 1945-1951».69 Американский ученый попытался найти ответ на новый для науки о международных отношениях того времени вопрос о содержании и формах сотрудничества между великими державами и малыми странами.

Конечно, серьезнейшим трудом, посвященным эволюции внешней политики Австралии в первые десятилетия после второй мировой войны, стала книга Алана Уатта.70 Особую значимость работе придает личность автора – директор австралийского института международных отношений, в прошлом посол Австралии в Японии, высокопоставленный сотрудник министерства иностранных дел. В книге анализируются развитие внешней политики Австралийского Союза и концепции, лежащие в её основе.

Австралийско-японские отношения в послевоенный период рассматриваются в книге А. Рикса «Австралийско-японское политическое сближение. С 1952 года до наших дней».71 В отличие от многих работ, в которых концентрируется внимание на экономической составляющей двусторонних связей, в этой книге значительное место уделено истории военно-политического сотрудничества двух стран, в особенности вопросам обеспечения национальной и региональной безопасности.

В положительном ключе рассматривались отношения между двумя странами в работах, исследовавших экономические связи Австралии и Японии, их участие в региональном сотрудничестве в конце 60-х и 70-е годы ХХ века. Особое место среди работ занимают исследования Питера Драйсдэйла, почетного доктора Австралийского Национального университета, многолетнего руководителя центра изучения австралийско-японских связей.72 В ряде трудов других ученых обоснованно указывалось на значительное увеличение объема торговли между странами, важность расширения взаимовыгодного сотрудничества, развивались идеи о передовой роли обеих стран в развитии региональной интеграции.73

В Новой Зеландии, на протяжении длительного времени даже после ратификации Вестминстерского статута внешнеполитическое ведомство страны не проявляло особой активности. Как отмечают исследователи, еще долгое время в политическом руководстве велись дискуссии о целесообразности проведения самостоятельной внешней политики.74 Поэтому по-настоящему значимые работы, посвященные различным аспектам  внешней политики Новой Зеландии, в том числе  вопросам многостороннего сотрудничества с Японией, увидели свет преимущественно в последние десятилетия XX века.75

Говоря об изучении истории внешней политики Новой Зеландии, нельзя не упомянуть первого новозеландского историка международных отношений и внешней политики Фредерика Л. Вуда. В одном из своих самых известных и часто цитируемых произведений – монографии «Новозеландский народ в войне. Внешняя и внутренняя политика»  – он даёт детальное описание первых шагов молодого южно-тихоокеанского государства на внешнеполитической арене. Одна из частей книги посвящена участию новозеландских войск в войне на Тихом океане и оккупации Японии.76 Стоит также отметить труды Л.У. Броклебэнка, М.П. Лиссингтона, И. Милнера, А. Троттер, Д.У. Хорсли, которые исследовали процесс формирования приоритетов  новозеландской внешней политики  на Дальнем Востоке, в частности в отношениях с Японией.77 Представляет интерес коллективный труд под редакцией К. Синклера, а также его монография, посвященные отдельным страницам новозеландской истории и позволяющие взглянуть на некоторые аспекты внешней политики страны, в том числе и в 50-е – 80-е годы.78

Краткий обзор политических и торгово-экономических отношений Новой Зеландии и Японии даётся в некоторых главах монографии Ричарда Кеннауэя «Внешняя политика Новой Зеландии 1951-1971».79 В девяностых годах вышел в свет трехтомник исследований «Новая Зеландия в мировых делах», изданный Институтом международных отношений Новой Зеландии. В нём представлены статьи учёных, политиков, дипломатов, экономистов, в которых всесторонне анализируются основные положения  и направления эволюции новозеландской внешней политики.80 Интересны труды специалистов по внешней политике Новой Зеландии  И. Кеннеди и С. Хоудли. В работе И. Кеннеди «Новая Зеландия и Япония: добавленная стоимость» рассматриваются двусторонние связи, прежде всего в области экономической: финансы и инвестиции японских предприятий в экономику Новой Зеландии, в том числе в период 70-х – 80-х годов.81 Профессор Оклендского университета С. Хоудли в своём «Справочнике по новозеландской внешней политике» анализирует торгово-экономические отношения Новой Зеландии с её основными партнёрами, среди которых и  Япония. Объект исследования – изменение соотношения экспорта и импорта, причины и последствия такого изменения в двусторонних контактах.82

В монографии М. Маккиннона – «Независимость и внешняя политика: Новая Зеландия в мире с 1935 года» – рассматривается, наряду с другими проблемами, деятельность внешнеполитического руководства страны по преодолению трудностей, связанных с изменениями начала 70-х годов, некоторые моменты взаимоотношений Новой Зеландии с Японией.83 Особо отмечается взаимная выгода для стран-партнёров от установления полномасштабных торгово-экономических связей.84 В то же время констатируется появление антиазиатских настроений у части новозеландцев, которые с большой настороженностью встретили усиление позиций выходцев из стран Азии в экономике страны. Заметным событием в изучении японо-новозеландских отношений стал выход в свет книги под редакцией Р. Перена «Япония и Новая Зеландия: 150 лет».85

Эта книга является первым совместным проектом, по-своему уникальным, предпринятым за всю историю отношений между двумя странами. В ней проведено выборочное исследование различных аспектов японо-новозеландских отношений за полтора века.

Таким образом, можно отметить, что российская и зарубежная историография накопила некоторый опыт в исследовании истории отношений Японии с Австралийским Союзом и Новой Зеландией. Однако приходится констатировать, что большинство работ  либо ограничивается фрагментарным рассмотрением отдельных частных вопросов, либо дает их общую характеристику. Комплексное исследование состояния  отношений между этими государствами на важнейших этапах их развития до сих пор остаётся вне сферы специального внимания исследователей, что позволяет наметить направление и содержание работы.

Объект исследования – японская внешняя политика  в Азиатско-Тихоокеанском регионе в целом и его Южно-Тихоокеанском субрегионе в частности. Исходя из этого, а также степени изученности темы в исторической литературе, автор определил предмет, цель и основные задачи диссертационного исследования.

Предмет исследования – деятельность государственных органов Японии по определению целей и задач внешней политики, её реализации в отношении Австралийского Союза и Новой Зеландии в политико-дипломатической, торгово-экономической, военной, гуманитарной и других областях отношений  в 50-е – 80-е годы ХХ века.

Хронологическими рамками исследования являются 50-е – 80-е годы ХХ века – период, на протяжении которого происходило формирование основных черт современной политики Японии в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Именно в начале 50-х годов внешняя политика Японии начала приобретать основные отличительные черты – прочный союз с США и взаимодействие с развитыми капиталистическими странами – в ходе подготовки Сан-Францисского мирного договора, который был подписан на довольно выгодных для Японии условиях.  Договор вступил в силу в апреле 1952 года и позволил японскому руководству открыть новую страницу в истории внешней политики Страны восходящего солнца в системе международных отношений  биполярного мира. Спустя  десятилетия, на рубеже 80-х – 90-х годов ХХ века, с завершением «холодной войны» принципиально перестраивалась вся существовавшая система международных отношений, детерминированная биполярной конфронтацией. И для Японии наступило время переосмысления концептуальных положений внешней политики, поиска новых путей её осуществления, исходя из изменившихся роли и национальных интересов.  Именно тогда в регионе начала формироваться структура, которую можно охарактеризовать как многополярную систему. Японии представился шанс привести свой международный статус в соответствие с экономическим весом в мире. Тем самым обозначилась возможность отхода от приверженности «доктрине Ёсида», постулировавшей умеренную международную роль страны при тесном безусловном союзе с США. В сложившейся ситуации японское руководство предпочло опереться на проверенную многими десятилетиями сформировавшуюся систему двусторонних связей с ведущими странами региона – Австралийским Союзом и Новой Зеландией.

Территориально работа ограничена рамками Азиатско-Тихоокеанского региона,86

в котором находятся Япония, Австралийский Союз и Новая Зеландия. Это позволило не только рассмотреть основные моменты  отношений между странами, но и  проанализировать влияние  региональной обстановки на состояние межгосударственных связей. Одновременно, опираясь на имевшиеся факты, автор постарался выявить то общее и особенное, что было характерно для отношений между странами региона в целом на тот период.

Целью диссертации является комплексный анализ эволюции  политики Японии в отношении Австралийского Союза и Новой Зеландии, как отражение процесса трансформации внешнеполитической стратегии Японии, подчинённой  национальным интересам страны.

Для осуществления этой цели были поставлены следующие задачи:

  • исследовать концептуальную сущность японской внешней политики в 50-е – 80-е годы ХХ века с точки зрения ее основных элементов: геополитической характеристики, принципов проводимой политики в отношении  ведущих стран региона, взаимовлияния внутренней и внешней политики, модели внешнеэкономической деятельности;
  • проследить становление внешнеполитического курса Японии  и показать роль Австралии и Новой Зеландии в японской внешнеполитической практике в историческом развитии, проанализировать задачи, которые стремилось решить японское руководство, развивая контакты с этими государствами;
  • изучить главные приоритеты Японии в процессе формирования внешней политики Японии в отношении Австралии и Новой Зеландии в первые послевоенные десятилетия;
  • рассмотреть эволюцию внешней политики Японии в отношении Австралии и Новой Зеландии в 70-е – 80-е годы ХХ века в рамках её поступательного развития в АТР: от экономического присутствия к политическому влиянию;
  • проанализировать влияние доктрин правительственных кабинетов, механизма политической власти и процесса принятия решений  на  политику Японии в отношении Австралийского Союза и Новой Зеландии на различных этапах;
  • на основе анализа развёртывания экономического сотрудничества выявить степень зависимости Японии от экономик Австралии и Новой Зеландии, место в региональном экономическом взаимодействии, дать оценку совместных действий  в рамках  региональных организаций;
  • исследовать, как экономические кризисы сказались на структурной перестройке экономики Японии и роль в этом торгово-экономических отношений с Австралией и Новой Зеландией;
  • изучить экспортно-импортный фактор сотрудничества с Австралией и Новой Зеландией в аспекте внутренней экономической ситуации в Японии;
  • определить характер политики Японии в регионе в 50-е – 80-е годы ХХ века, роль и место отношений с Австралией и Новой Зеландией в общей системе взаимосвязей между государствами АТР.

Методологическая и теоретическая база исследования. Методологическая основа исследования заключается в использовании комплексного подхода к изучению всех источников и литературы по обозначенной проблеме. При этом автор опирается на фундаментальные положения теории научного познания и руководствуется основными принципами исторической науки – историзмом, объективностью, комплексностью изучения, достоверностью, которые позволяют при анализе явлений и процессов как феноменов данного исторического периода видеть исторические процессы в их реальном развитии и взаимосвязи, проводить всесторонний анализ и оценку исторических фактов. Принцип историзма – традиционный принцип любого исторического исследования. Он предполагает изучение общественных явлений в их эволюции, во всестороннем анализе связей и взаимосвязей каждого из этих элементов с другими. Принцип объективности позволяет осмыслить основные исторические ценности и рассмотреть их позитивные и негативные стороны в ходе развития исторического процесса. В ходе исследования автор критически подходит к первоисточникам, придерживается принципа обязательности использования достоверной и возможно полной информации. Любой исторический факт, рассмотренный в диссертации, оценивается в развитии, на фоне конкретно-исторической ситуации, что предполагает, в том числе использование метода сравнительно-сопоставительного анализа. Широко применяются общенаучные методы – дедуктивный и логический, специально-исторические методы – проблемно-хронологический, описательно-повествовательный и динамический (исторический), изложенные и обоснованные в трудах отечественных ученых по методологии исторического познания.

Применяемый в работе междисциплинарный подход к изучению проблем формирования баланса сил, противоречий и столкновения внешнеполитических интересов ведущих игроков, примирения и сотрудничества между ними позволил автору использовать также методы исследований в области  безопасности.

В ходе проведения исследования применялись концепции отечественных и зарубежных специалистов в области теории и истории международных отношений, теории процесса формирования внешней политики и дипломатии, региональной и национальной безопасности: Р.Ш.-А. Алиева87, А. Д. Богатурова88, Г. Киссинждера89, В.И. Попова90, А. В. Торкунова91, Ф. Фукуяма92, С. Хантингтона93, П. А. Цыганкова94 и др.

Документальная база исследования. Документальной базой исследования является большое количество опубликованных источников, в основном на японском и английском языке. Среди них можно выделить: законы и нормативные акты; международные соглашения и договоры; официальные документы и материалы  правительств; бюллетени ведомств по иностранным делам и торговле; сборники и отчёты статистических ведомств, а также данные  международной статистики; речи и интервью государственных и политических деятелей; материалы периодической печати, мемуары. Значимость указанных источников состоит, прежде всего, в том, что они помогают раскрыть основные приоритеты внешней политики Японии, которые вне зависимости от смены кабинетов и партийных коалиций в парламенте, определяли и определяют политический стиль и стратегию Японии на международной арене, определить в ней роль и место южно-тихоокеанских партнеров.

Важнейшей группой источников являются Конституции государств, законы, другие нормативные правовые акты, составляющие правовую базу  и регулирующие деятельность государственных органов в сфере внешней политики, определяющие роль и место субъектов внешнеполитической деятельности, а также международные договоры и соглашения, заключенные  на основе общепризнанных принципов и норм международного права. 

В следующую группу источников включены официальные обзоры внешнеполитических ведомств. Самым важным японским источником для исследования автора была  «Синяя книга по внешней политике» – официальный ежегодный сборник министерства иностранных дел Японии.95 В нем публикуется итоговый обзор важнейших событий, произошедших в мире и оказавших влияние на расстановку сил на мировой арене, в регионе. В обзоре обосновывается реакция на них японского внешнеполитического ведомства, отражающая официальную позицию  руководства страны. Подробно анализируются состояние и перспективы развития  отношений Японии со многими странами и регионами. Приводится многообразная статистика по основным направлениям многостороннего и двустороннего сотрудничества, участию Японии в работе международных и региональных организаций. Ежегодно сборник издается с обзора событий 1956 года, первый номер вышел в начале 1957 года. Дополняют «Синюю книгу» документы из сборника официальных публикаций МИД Японии.96

Аналогичное значение имеют австралийский источник – официальный журнал министерства иностранных дел Австралии «Австралийское внешнеполитическое обозрение»97 и новозеландский источник – официальный журнал министерства иностранных дел Новой Зеландии  «Новозеландское внешнеполитическое обозрение».98 В них отражена официальная точка зрения руководства Австралии и Новой Зеландии по вопросам внешней политики стран. Содержание номеров составляют заявления и выступления руководителей государств. Публикуются статьи, освещающие основные события в мире и регионе, обзоры по ключевым вопросам международных отношений и внешней политики государств. Значительное внимание уделяется отношениям Австралии и Новой Зеландии с наиболее значимыми странами-партнерами и регионами, постоянно размещается информация о деятельности представителей южно-тихоокеанских государств  в Организации Объединенных Наций, других международных и региональных организациях. Особый интерес представляют официальные документы, заявления МИД, итоговые документы встреч, договоры и т.д. Начиная с конца 60-х годов, практически в каждом номере даются сведения об отношениях с Японией. Эта тематика, ставшая приоритетной, отражает истинное положение дел в межгосударственных связях, ставших для Австралийского Союза и Новой Зеландии жизненно необходимыми. Полезным для получения информации о состоянии внешней политики Новой Зеландии в начале 60-х годов ХХ века было также изучение «Внешнеполитического обозрения».99 

Состояние межгосударственных отношений характеризуется, прежде всего, масштабами торгово-экономического сотрудничества, для анализа которого послужила ещё одна группа источников – статистических. Они немаловажны также для  оценки состояния экономики государств, таких важных аспектов как социальный, политический, демографический, культурный и другие.

Уникальным собранием разнообразных сведений о состоянии и динамике развития торгово-экономических связей с другими странами является двухтомная «Белая книга по внешней торговле», которую ежегодно издает министерство внешней торговли и промышленности Японии.100 Как правило, в первом томе дается краткий обзор состояния двусторонних отношений в сфере внешней торговли и экономического сотрудничества со многими странами  мира, а второй том представляет информационное приложение, снабженное всевозможными таблицами, графиками и диаграммами, наглядно отражающими важнейшие статьи и направления двусторонних связей.

Существенным подспорьем в изучении торгово-экономических контактов Японии с Австралией и Новой Зеландией явились материалы, издаваемые японским Министерством внешней торговли и промышленности, а также статистические сборники и ежегодники.101 В них представлены данные по международному сотрудничеству, в том числе и в экономической области. Публикуются и статистические данные по Японии в целом и отдельно по экономике страны. Особый интерес вызывает сборник документов, подготовленный к 30-летию японской полугосударственной  компании ДЖЕТРО, призванной содействовать японским производителям в налаживании контактов с потенциальными инвесторами, завоевании возможных рынков сырья, и сбыта готовой продукции.102 

Австралийской и новозеландской статистическими службами, отвечающими самым высоким требованиям, ежегодно издаются сборники самых разнообразных, подробнейших сведений о странах – «Официальный ежегодник Австралийского Союза»103 и «Новозеландский официальный ежегодник».104 В них представлены разделы, в цифрах  отражающие динамику развития сельского хозяйства, промышленности, финансов, иллюстрирующие состояние социальной, политической и других сфер жизни общества. Публикуются обзорные и аналитические материалы, касающиеся отдельных проблем внутренней и внешней политики страны, истории, культуры, традиций народа.

Важная информация по исследуемой проблеме  содержится в документах и  материалах официальных бюллетеней  правительственных ведомств, прежде всего, иностранных дел, посольств.105 Весьма интересные сведения содержатся также в отчетах о заседаниях  парламентов, о визитах правительственных и парламентских делегаций.106

Отдельный блок источников по теме диссертационной работы составляют официальные заявления, выступления и речи руководящих деятелей Японии, Австралии и Новой Зеландии, произнесенные  в парламентах государств, а также в ходе официальных встреч и на разных международных форумах.107 

Большую роль в исследовании межгосударственных контактов  сыграли материалы  периодической печати: японской, австралийской и новозеландской. Наиболее предпочтительным представлялось использование самых авторитетных и информированных в области международных отношений: в Австралии – «Острэлиен», «Острэлиен Файнэншл Ревью», в Новой Зеландии – «Доминион», «Нью Зиланд Геральд», в Японии – «Асахи симбун», «Ёмиури симбун», «Джэпэн Таймс».  В них представлены не только статьи, отражающие официальную позицию по различным вопросам внешней политики и сотрудничеству между странами, но и достаточно критические авторские материалы. Полезными для исследования были подборки материалов по внешней политике Японии, подготовленные Хирано Минору, сотрудником «Дэйли Ёмиури».108 В них использованы статьи и заметки, впервые появившиеся на страницах газеты. Привлекались и материалы из других средств массовой информации. Например, периодические обозрения, подготавливаемые в Японском институте международных отношений, Австралийском институте международных отношений, Новозеландском институте международных отношений.109

В работе были использованы документы, которые в последнее время активно размещают на сайтах в Интернете различные – официальные и негосударственные – организации: правительственные учреждения, региональные объединения, учебные и научно-исследовательские центры. Интересна для анализа договорная серия, подготовленная секретариатом Организации Объединенных Наций. Документы расположены в ней в хронологическом порядке и воспроизводятся по архивным подлинникам, многие из которых анализируются в нашей исторической науке впервые.110  Также в сетевом ресурсе оперативно получать информацию по вопросам внешней политики Японии позволяет электронный аналог «Синей книги» – Diplomatic Bluebook.111 Для изучения состояния дел в Австралии использовался сайт Австралийского бюро статистики.112 

Богатыми и разнообразными являются источники по теме диссертации, опубликованные министерствами иностранных дел, как в Японии, так и в Австралии и Новой Зеландии. Содержащиеся в них документальные материалы, посвящены различным аспектам политики Японии в отношении южно-тихоокеанских государств, в том числе и в рамках исследуемого периода. Они расположены, соответственно, на сайтах Министерства иностранных дел Японии и Министерств иностранных дел и торговли Австралии и Новой Зеландии. Весьма информативными являются сайты японских полугосударственных организаций Japan External Trade Organization и Japan Information Network, способствующих налаживанию торгово-экономических связей японских предпринимателей с партнёрами из других стран.113 Достаточно интересные сведения по организации регионального сотрудничества, в том числе с участием Японии, Австралии и Новой Зеландии можно получить на сайте форума АТЭС и его Секретариата в Сингапуре.114

Привлеченный круг источников был изучен, осмыслен и критически проанализирован, что позволило сформулировать научную позицию, решить поставленные в данном исследовании задачи, раскрыть исследуемую тему и определить возможные перспективы дальнейших исследований в данном направлении.

Научная новизна исследования заключается в том, что:

- на основе использования широкого круга ранее не включенных в отечественный научный оборот документов и статистических материалов впервые в российском востоковедении предпринята попытка определить место Австралийского Союза и Новой Зеландии во внешнеполитической практике Японии;

- в результате проведенного сравнительного исторического исследования выявлены особенности процесса формирования внешней политики и дипломатии Японии в отношении Австралии и Новой Зеландии,  внешние и внутренние факторы, обусловившие его своеобразие;

- проанализировано влияние доктрин правительственных кабинетов, механизма политической власти и процесса принятия решений  на  политику Японии в отношении Австралийского Союза и Новой Зеландии на различных этапах;

-  проведен комплексный анализ взаимообусловленности экономической и политической стратегии Японии в отношении двух развитых стран АТР,  исследованы основные составляющие (внешняя торговля, экспорт капитала, сырьевой фактор и т.д.) в рамках концептуальных основ внешней политики Японии, показана степень экономической обусловленности японской внешней политики;

- исследована эволюция внешней политики Японии в отношении Австралии и Новой Зеландии в 50-е – 80-е годы ХХ века, определены качественные этапы в рамках её поступательного развития в АТР: от экономического присутствия к политическому влиянию;

- определены роль и место отношений с Австралией и Новой Зеландией в политике Японии в регионе в 50-е – 80-е годы ХХ века, в общей системе взаимосвязей между государствами АТР;

- на основе анализа развёртывания экономического сотрудничества определена степень зависимости Японии от экономик Австралии и Новой Зеландии, согласованности совместных действий в экономическом взаимодействии в рамках  региональных организаций.

Положения, выносимые на защиту:

1.Выводы по результатам исследования отношений Японии с Австралийским Союзом и Новой Зеландией: политический, торгово-экономический и региональный аспекты.

2.Оценка влияния фактора взаимодействия с Австралийским Союзом и Новой Зеландией на внешнюю политику Японии.

3.Результаты анализа тенденций в развитии отношений Японии с Австралийским Союзом и Новой Зеландией и перспективы трансформации взаимоотношений с учетом изменений в системе международных отношений в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Практическая значимость работы состоит в следующем:

Диссертация представляет собой первое комплексное исследование важной научной проблемы, восполняющее существующий пробел в изучении  внешней политики Японии в ХХ веке. Полученные результаты являются основой для дальнейшего изучения отношений с Австралийским Союзом и Новой Зеландией на новом исторически переходном этапе японской внешней политики.        

Результаты исследования могут быть использованы:

– в научно-исследовательской работе, связанной с изучением внешней политики Японии в АТР, международных отношений в Южно-Тихоокеанском субрегионе, связей Японии со странами данного субрегиона;

– в учебно-педагогической работе для проведения лекционных и семинарских занятий по курсу истории международных отношений, а также для разработки методических пособий;

– в качестве теоретической базы при разработке конкретных направлений и шагов в деятельности организаций, занятых в сфере внешней политики.

Выводы, содержащиеся в труде, могут быть полезны для научной ориентации заинтересованных учреждений и организаций при подготовке  специалистов-международников.

Результаты исследования позволяют использовать фактические данные при разработке проблем новейшей истории Японии, Австралии и Новой Зеландии, при написании книг и научных трудов по истории зарубежных стран, геополитике и международным отношениям.

Апробация научных результатов исследования.

Основные положения и оценки исследования темы диссертации отражены в публикациях общим объемом 50 п.л. Диссертантом были подготовлены 3 монографии, 8 статей в ведущих рецензируемых научных изданиях и журналах, рекомендованных ВАК: «Вестник Челябинского Государственного университета», «Россия и АТР. Научный журнал: Гуманитарные проблемы стран Азиатско-Тихоокеанского региона», «Журнал Сибирского Федерального университета. Серия «Гуманитарные науки», «Вестник Иркутского государственного технического университета». Результаты исследования докладывались на международных, всероссийских и региональных научных и научно-практических конференциях, а также были положены в основу учебного пособия с грифом УМО «Международные отношения и внешняя политика государств Восточной Азии». Апробация соответствующих частей и результатов диссертации была проведена во время чтения курсов лекций по дисциплинам: «История и теория международных отношений», «Процесс формирования внешней политики и дипломатия», «Международные отношения и внешняя политика стран региона (Восточной Азии)», «Внешняя политика Китая, государств Корейского полуострова и Японии», «Политика России в Азиатско-Тихоокеанском регионе», «Региональная и национальная безопасность» на факультете региональной экономики в Сибирской Академии Права, Экономики и Управления.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, примечаний, списка использованной литературы, а также приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обоснована актуальность темы проведенного исследования, определены объект и предмет изучения, обоснованы географические и хронологические рамки, сформулированы цель и задачи диссертации, определены ее научная новизна, теоретическая значимость и практическая ценность, охарактеризована методологическая основа исследования, дан источниковедческий обзор и показана степень научной разработки проблемы.

В первой главе «Австралийский Союз и Новая Зеландия во внешнеполитической практике Японии до середины ХХ века», которая носит вводный характер, даны краткая характеристика и показаны особенности выработки японским руководством геополитического видения  послевоенного мира и места и роли в нем Японии. В первом параграфе, исходя из анализа геостратегических характеристик Австралии и Новой Зеландии, сделан вывод, что эти государства, несомненно, обладали, определенным потенциалом, способным привлечь внимание мировых держав в качестве источников сырья, людских ресурсов, рынков сбыта товаров, а также инвестиций. Однако, наличие специфических сложностей в их освоении и британский фактор делали данные страны «зоной интересов» Японии лишь в отдаленной перспективе.

Из содержания второго параграфа следует, что в начальный период второй мировой войны эти государства являлись составной частью нескольких геополитических конструкций, в которых они играли второстепенные роли зависимых от внешних сил стран. В основе каждой из них лежали отличные друг от друга идеи восприятия геополитического пространства политическими элитами названных выше держав. Активного участия в мировой политике никто из них в этот период не принимал, но внутри данного региона каждая из названных стран имела в отношении соседей собственные геополитические планы, реализация которых на практике тормозилась Великобританией. Правящие круги Японии предприняли попытку интеграции их в новую геополитическую конструкцию — так называемую «Великую восточноазиатскую сферу совместного процветания». Данная схема предусматривала оккупацию со стороны Японии.

В третьем параграфе показано место Австралийского Союза и Новой Зеландии в планах японской агрессии на Тихом океане. Став на путь экспансии в Азии, японское военно-политическое руководство  пыталось решить внутриполитические проблемы и сложности экономического характера, связанные с мировым экономическим кризисом.  Австралия и Новая Зеландия не без основания опасались японской экспансии в южной части Тихого океана и поддерживали усилия Великобритании по подталкиванию Японии к продвижению на северном направлении. Однако действия японского руководства показали, что, несмотря на сохранение японскими правящими кругами военных планов в отношении СССР и  расчётов осуществить их  при определённом развитии событий в ходе второй мировой войны, после поражения в необъявленной войне на Халхин-Голе главный  вектор агрессивных устремлений Японии был нацелен на Китай, страны Юго-Восточной Азии и южной части Тихого океана. Развязанная Японией война на Тихом океане завершилась капитуляцией Японии. Поражение Японии в войне, в которой активное участие в сражениях на Тихоокеанском театре военных действий принимали австралийские и новозеландские соединения и части, повлекло за собой резкое изменение в соотношении сил в Азии и на Тихом океане. Япония прекратила существование как мировая держава и активный субъект региональной политики.

  В четвертом параграфе анализируется участие Австралии и Новой Зеландии в оккупации Японии. На первом этапе оккупации представители южно-тихоокеанских государств активно принимали участие в работе оккупационных властей. Австралия и Новая Зеландия выступали за «жесткий» курс, целью которого являлось обеспечение  безопасности стран, и завоевание выгодного положения в юго-западной части Тихого океана. Одновременно с попытками активно участвовать в органах оккупационной администрации, руководство Австралии и Новой Зеландии предпринимало шаги к установлению отношений с правительством Японии. 

Период оккупации Японии завершился в соответствии с договорённостями, достигнутыми на мирной конференции в Сан-Франциско, которая состоялась 4-8 сентября 1951 года. Подписанию мирного договора предшествовала длительная и упорная дипломатическая борьба между США и остальными союзными державами, среди которых были Австралия и Новая Зеландия. Американская дипломатия стремилась к заключению договора, который позволял бы США использовать Японию в собственных целях. Австралия и Новая Зеландия преследовали цель не допустить возрождения японского милитаризма и появления конкурента в экономической сфере. Сан-Францисский мирный договор вступил в силу 28 апреля 1952 года. После этого Япония вернулась в мировое сообщество в новом качестве. В складывавшихся отношениях главными направлениями действий Японии в отношении Австралии и Новой Зеландии являлось политическое и экономическое сотрудничество в рамках международных организаций, развитие и укрепление двусторонних связей, чем и занимались японские миссии в этих странах. А впоследствии дипломатические представительства были подняты до уровня посольств.

Во второй главе «Формирование внешнеполитического курса Японии в отношении Австралии и Новой Зеландии в первые послевоенные десятилетия» на основе анализа становления и развития внешнеполитического курса,  значительной активизации и расширения внешнеполитическая деятельность, рассматривается взаимодействие Японии с Австралией и Новой Зеландией на пути достижения основных целей внешней политики: возвращение в новом качестве в международное сообщество, вступление в ООН, восстановление межгосударственных связей, возрождение японской экономики.

Взаимодействие Японии с Австралией и Новой Зеландией на пути возвращения в систему международных отношений анализируется в первом параграфе. Возвращение в новом качестве в международное сообщество потребовало серьезных усилий. В связи с этим необходимо подчеркнуть, что в первой половине 50-х годов Стране восходящего солнца пришлось преодолевать стремление развитых стран-соседей по региону диктовать свою волю японским представителям при решении проблем в различных международных организациях, в том числе и региональных. Австралия и Новая Зеландия также стремились использовать сложившуюся ситуацию для достижения своих целей.

В экономической сфере общее ухудшение мировой капиталистической конъ­юнктуры в первые послевоенные годы привело в Южной и Юго-Восточной Азии к резкому обострению конкурентной борьбы не только между монополиями США, Англии и Японии, но и между монополиями таких государств, как  Австралия и Новая Зеландия. Все они стремились использовать свое участие в различных региональных организациях для более выгодного вложения капиталов, а страны этих регионов в качестве лучшего рынка сбыта и источника получения сырья. Япония была солидарна с другими капиталистическими государствами, но стремилась использовать сложившуюся ситуацию в собственных интересах. 

Правящие круги Японии были заинтересованы в полном восстановлении дипломатических позиций страны в мире. Немаловажную роль в этом сыграло вступление Японии в ООН, при поддержке, в том числе, Австралийского Союза и Новой Зеландии. Внесение Новой Зеландией резолюции о приеме Японии в члены ООН в декабре 1955 года в немалой степени способствовало тому, что 18 декабря 1956 года Япония стала 80-м членом этой авторитетнейшей международной организации. Вступление страны в Организацию Объединенных Наций стало одним из важнейших мероприятий по восстановле­нию внешнеполитических позиций Японии.

Во втором параграфе исследуется становление внешней политики Японии в отношении Австралии и Новой Зеландии в 50-е – 60-е годы. В истории отношений Японии с Австралией и Новой Зеландией 50-е – 60-е годы XX века явились особым периодом. Именно тогда наблюдался стремительный рост взаимного интереса Японии и южно-тихоокеанских государств. По признанию специалистов в области отношений с Японией, это было время, когда создавалась серьезная основа для взаимного интереса, которая продолжала укрепляться и принимать новые формы.

Японское руководство активно реализовывало стратегию глубокого проникновения в страны Азии и бассейна Тихого океана за счет использования торгово-экономических  рычагов. Австралийские и новозеландские лидеры также руководствовались не только политическими, но и экономическими соображениями, особенно  необходимостью диверсификации экспорта. Поэтому быстро восстанавливались политические и торгово-экономические  связи Японии с Австралией и Новой Зеландией. Отмечалась активизация нового направления в японской внешней политике в 60-е годы – установление и развитие военно-политических контактов с Австралией. Вместе с тем, в Австралии существовали опасения относительно усиления Японии, особенно в военном отношении. Для Японии важнейшей составной частью отношений с Австралией и Новой Зеландией, позволявшей более эффективно проводить внешнюю политику, являлись гуманитарные контакты. В японо-австралийских и японо-новозеландских отношениях рассматриваемого этапа эта составляющая также развивалась в общем русле позитивного поступательного движения.

Период становления внешней политики Японии в отношении Австралии и Новой Зеландии, пришедшийся на 50-е – 60-е годы ХХ века, объективно совпал со временем возвращения Страны восходящего солнца к самостоятельной внешнеполитической деятельности. На основных направлениях японское внешнеполитическое ведомство стремилось к успешному взаимодействию с развитыми южно-тихоокеанскими странами и получало их поддержку. Вступление в ООН,  расширение регионального сотрудничества, особенно в Юго-Восточной Азии, где, несмотря на столкновение интересов Японии с интересами Австралии и Новой Зеландии, японские  руководители стремились к сглаживанию противоречий и нахождению компромиссов; и особенно укрепление взаимовыгодных двусторонних контактов.  Важнейшей сферой, наряду с политическими отношениями, становились гуманитарные контакты. Однако приоритетнейшим направлением сотрудничества японское руководство определило торгово-экономические отношения.

Третий параграф касается экономической сферы деятельности Японии. Объективно, что главной областью экономических отношений, где особенно прояв­лялась активность Японии, была международная торговля. Нет необходимости обосновывать зависимость японской экономики в исключительной степени от состояния её внешней торговли. Японские руководители неоднократно отмечали, что Япония не имеет другой альтернативы для поддержания своей экономики, кроме как полагаться на внешнюю торговлю. Стране требовались поставки из-за рубежа большинства продуктов, необходимых для развития базовых отраслей. Например, в 1968 году зависимость потребления от импорта  составляла: по пшенице – 80%, по ячменю – 38 %, сырой нефти – 99%, хлопку, шерсти – 100%, бокситам и никелевой руде – 100%. В таких условиях Япония выступала на мировом рынке как крупнейший покупатель сырьевых продуктов.

Тихоокеанский регион служил ведущей областью участия Японии в процессе интернационализации хозяйственной жизни. А одним из важнейших направлений развития экономического сотрудничества стало создание экономического комплекса на основе сотрудничества с Австралией. Дело в том, что, по мнению японских предпринимателей, Австралия располагала рядом важных преимуществ по сравнению с любой другой страной этого региона. Не говоря об уровне развития и масшта­бах экономики, Австралия была одной из развитых стран. По темпам роста совокупного валового продукта за 1950-1960 годы (3,9% в среднем в год) Австралия занимала восьмое место среди капиталистических стран. Это означало, прежде всего, благоприятный для японских монополий экономический и полити­ческий климат. Но определяющим фактором являлась возможность использовать ее как источник поста­вок сырья. Австралийский потенциал по предоставлению промышленного сырья и сельскохозяйственных продуктов, требовавшихся Японии во всё более возрастающих объемах, дости­гал невероятных размеров. Торговые отношения между Японией и Австралией начали интенсивно развиваться после обмена визитами в 1957 году между премьер-министрами двух стран. Тогда же было заключено двустороннее Соглашение о торговле.

Закономерно, что структура экономики и внешней торговли обеих стран позволяла сделать вывод об их взаимодополняемости. Это отмечалось во многих исследо­ваниях. Такая взаимодополняемость определялась разным характером их участия в международном разделении труда. Это стало особенно заметно с конца 50-х годов. Немаловажным фактором было также  стремление укрепившихся японских моно­полий продвинуться дальше ставших уже привычными рынков стран Юго-Восточной Азии. важнейшими объективными предпосылками бурного развития экономических отношений  между Японией и Австралией стали характер участия обеих стран в между­народном  разделении труда и стремительная  интернационализация хозяйственной жизни. Они дополнялись общностью подходов политического руководства двух государств к решению проблем на глобальном и региональном уровнях, в основу чего  были положены тесные союзнические  связи с США. Все это в комплексе и  привело к стремительной интенсификации разви­тия экономических отношений между Японией и Австралией в течение неполных двух десятилетий.

Об активизации торгово-экономических и гуманитарных связях Японии и Новой Зеландии говорится в четвертом параграфе. Предложения об активизации торгово-экономических связей Японии с Новой Зеландии обосновывались значительными темпами роста внешнеторгового оборота последней. К тому же, несмотря на существование различий в структуре экономик двух стран, уровне их развития, имелась политическая воля к развитию двусторонних взаимовыгодных торгово-экономических отношений. Она была подкреплена объективно сложившимися особенностями экономических комплексов Японии и Новой Зеландии, что сделало их взаимодополняемыми, а их торгово-экономические связи – взаимоувязанными, отличающимися весьма высокой степенью взаимозаинтересованности. Этому способствовало совпадение позиций правительства Японии по многим проблемам международной и региональной политики с взглядами новозеландского руководства. «Сейчас нужнее, чем когда-либо, добиться сотрудничества тех тихоокеанских стран, которые имеют далеко идущие интересы в этом регионе. Наше правительство будет тесно сотрудничать с такими тихоокеанскими странами в решении различных проблем в Азии» – заявлял, выступая в парламенте, министр иностранных дел Японии Фукуда Такэо.115

В сентябре 1958 года Япония заключила торговое соглашение с Новой Зеландией, на основании которого стороны взаимно предоставили друг другу статус наиболее благоприятствуемой нации. К концу 60-х годов японо-новозеландские отношения, прежде всего в сфере торгово-экономической, еще более активизировались.

Японское руководство учитывало, что в австралийском и новозеландском общественном мнении оставались сильными стереотипы негативного восприятия Японии, которая рассматривалась, если не как враг, то и не как союзник. Особенно стойкими такие настроения были в Австралии. Поэтому японские партнеры старались создать позитивный имидж своей страны, прежде всего, в Новой Зеландии. Это помогало в расширении внешнеполитических связей на других направлениях. Не случайно важнейшей сферой расширения и углубления японо-новозеландских  связей, стала область гуманитарных контактов. Анализ  состояния  отношений  Японии с Новой Зеландией в области торгово-экономических и гуманитарных контактов позволяет констатировать стремление руководителей и государственных учреждений стран не только развивать официальные межгосударственные отношения, но и расширять связи между людьми, прежде всего и напрямую позволяющие укреплять добрые отношения между народами обоих государств.

Третья глава  «Эволюция внешней политики Японии по отношению к Австралийскому Союзу и Новой Зеландии в 70-е 80-е годы ХХ века» посвящена анализу трансформации внешнеполитического курса Японии по отношению к южно-тихоокеанским государствам в 70-е – 80-е годы ХХ века.  Начало 70-х годов совпало с переломным моментом в истории японской внешней политики. Это было время, когда, в результате быстрого экономического взлета в послевоенные годы, Япония по уровню экономического потенциала заняла положение одного из трех центров в капиталистическом мире. Перед руководством страны встала задача адаптироваться к новым реальностям, прежде всего, устранить противоречия между резко возросшей экономической мощью и незначительным политическим влиянием в мире. Это потребовало пересмотра старых внешнеполитических концепций и формирования новых, отвечавших изменениям в расстановке сил на мировой арене. Внешняя политика Японии, в этот период, характеризовалась значительным расширением объемов международных связей, приобретением глобального характера.

Перед японским руководством встала проблема изме­нения форм экономической экспансии в развивающиеся страны Азии, а также усиления ее в тех государствах, где репутация Японии  пострадала, не так сильно, как в Восточной и Юго-Восточной Азии. В связи с этим развитию и расширению политических, эконо­мических и культурных связей Японии с Австралией отводилось значимое место во внешней политике Японии 70-х – 80-х годов, что анализируется в первом параграфе. Важнейшим направлением сотрудничества являлось расширение и углубление политических отношений на всех уровнях. Испытанной формой японо-австралийского межгосударственного диалога оставались визиты на высшем уровне. В ходе таких визитов решались неотложные вопросы двусторонних отношений. Политическому сближению способствовали и контакты по линии парламентов. Началась разработка документа об общих принципах отношений между Японией и Австралией, ставшего впоследствии базой японо-австралийских отношений на долгие годы. Документ получил название «Основной договор о дружбе и сотрудничестве» и был подписан  японским премьер-министром Мики Такэо и австралийским премьер-минист­ром Малколмом Фрейзером в июне 1976 года, во время визита австралийского руководителя в Японию. Договор заложил основу для развития дальнейшего со­трудничества в политической, экономической, социаль­ной, культурной и других областях.

Довольно быстро в сфере экономического сотрудничества Япония стала самым крупным импортером австралийской шерсти, сахара, угля, меди. С экономической точки зрения Япония рассматривалась в Австралии как перспективный рынок для продвижения продукции, которая являлась основой экспорта страны. Очевидно, что уже в начале 70-х годов, при значительном расширении японо-австралийских экономических отношений, торгово-экономические связи  вышли за границы простого торгового обмена, практически сформировался японо-австралийский внешнеторговый комплекс. Руководители  обеих стран неоднократно признавали, что налицо высокая степень взаимозависимости и взаимодополняемости эко­номик двух стран, а исключительная важность двустороннего экономического сотрудничества диктует настоятельную необходимость его дальнейшего совершенствования.

С другой стороны, заинтересо­ванность в экономическом сближении наталкивалась на взаимные опасе­ния. Японская сторона стремилась избежать чрезмерной зависимости от австралийских поставок ряда основных видов сырья. Австралия испытывала страх перед экономической экспансией японских партнёров. Объективно существовавшей взаимодополняемости экономических структур двух стран противостояло субъективное опасение каждого из партнёров  попасть в большую зависимость от другого. заключение договора не ликвидировало экономических противоречий между Японией и Австралией,  их сотрудничество получило дополнительный импульс для развития. Для всестороннего расширения японо-австралийских отношений существовали реальные перспективы. В течение последовавших за подписанием договора десятилетий  они были реализованы на всех уровнях двусторонних контактов.

Во второй половине 70-х – 80-х годах значительно расширились и укрепились политические связи между Япо­нией и Австралией. Это объяснялось не только экономическими факто­рами, которые способствовали  развитию контактов в политической сфере. Успешно развивались культурные и научные связи Японии с Австралией.

Существенно изменилось  положени­е обеих стран в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Возрос экономический потенциал Япо­нии, которая начала проводить более самостоятельный курс, особенно в отношениях со странами АТР. И Япония, и Австралия были заинтересованы в осуществлении сов­местных политических акций в Азиатско-Тихоокеанском регионе, особенно учитывая тесное торгово-экономическое сот­рудничество между ними. В конце 70-х годов в правительственных кругах Японии была выдвинута обновленная доктрина «Тихоокеанского сообщества». Курс на открытый военный союз Японии с Соединен­ными Штатами, взятый правительством Накасонэ Ясухиро, создавал основу для дальнейшего укрепления военно-по­литических связей Японии и Австралии, в частности уси­ления военно-политических аспектов в планируемом «Тихоокеанском сообществе».

В целом, политические контакты между Японией и Австралией в 70-е – 80-е годы ХХ века отличались стабильным характером, имели  положительную тенденцию к интенсификации и расширению, и объективно сыграли важную роль в поступательном развитии японо-австралийских торгово-экономических связей – приоритетнейшего и наиболее существенного компонента межгосударственных отношений. По мнению японских лидеров японо-австралийское  сотрудничество в политико-дипломатической и военной сфере, а также налаженный механизм партнёрства, законодательной базой которого стал Основной договор 1976 года, предполагалось использовать в будущем. Это отражалось на формировании внешнеполитического курса Японии в отношении Австралии.

Во втором параграфе речь идет о непростом пути к взаимовыгодному сотрудничеству в области японо-новозеландских политических отношений. Одним из существенных элементов японской внешней политики в АТР стало развитие и укрепление существовавших двусторонних связей с развитыми капиталистическими странами южной части Тихого океана, в том числе с Новой Зеландией, а также сотрудничество в различных региональных организациях при обеспечении лидирующей роли Японии.

Сближение позиций Японии и Новой Зеландии по многим политическим проблемам было обусловлено стремлением обеих стран адаптироваться к новой обстановке в АТР, создавшейся в результате осуществления США «доктрины Никсона». Это усилило стремление Японии к проведению самостоятельного курса, достижению лидирующей роли в Азии и бассейне Тихого океана. Активизировались попытки новозеландского руководства активно влиять на положение в южной части Тихого океана. Японская сторона придавала большое значение роли Новой Зеландии в деле поддержания взаимодействия между развитыми тихоокеанскими государствами и странами Азии.

Начало 70-х годов стало временем активизации японо-новозеландских отношений. Особенно активно и результативно развивались политические отношения, которые обычно более всего отражают состояние отношений между двумя странами. Двусторонние политические контакты формировались под непосредственным влиянием обстановки в мире в целом и в рамках региона. При этом детерминантом можно считать контакты между руководителями государств, особенно во время визитов на высшем уровне. При формировании двусторонних связей важнейшим моментом было определено проведение регулярных консультаций на высшем уровне и стремление решать все возникающие проблемы рационально и доброжелательно.

В качестве одного из действенных инструментов решения возникающих проблем в двусторонних отношениях Япония использовала политические консультации по линии министерств иностранных дел. Другим динамично развивавшимся в 70-е годы направлением в политических отношениях были японо-новозеландские парламентские связи. Характерной особенностью являлась разноуровневость, разносторонность и регулярность контактов в политической сфере, что, несомненно, создавало более благоприятные условия для развития взаимной заинтересованности в совершенствовании форм и путей сотрудничества в наиболее динамичной сфере – торгово-экономических отношениях, что и отразилось в полной мере в двусторонних связях в 70-е годы.

Приоритетными направлениями сотрудничества в области внешней политики были: сотрудничество со странами АСЕАН, участие в помощи региональным организациям, разоружение, движение за либерализацию внешней торговли и другие. В этом контексте большое внимание было уделено вопросу нераспространения ядерного оружия. Одновременно в конце 70-х – начале 80-х годов активизировались японо-новозеландские контакты в области обороны.

Политические контакты Японии с Новой Зеландией в 70-е – 80-е годы XX века развивались, в значительной степени испытывая влияние как изменений международной обстановки в целом, так и роли каждого из государств в делах в мире и регионе. Общее состояние двусторонних отношений, которые для Японии в некоторых областях были очень важны, находилось под пристальным вниманием руководства страны, что свидетельствовало о стремлении руководителей Японии строить полноценные отношения с Новой Зеландией. Следует отметить способность японских лидеров и возглавляемых ими правительств предпринимать такие внешнеполитические шаги, которые отвечали национальным интересам, и в то же время учитывали приоритеты новозеландских партнеров.

Одной из важных составных частей межгосударственных отношений, позволяющих более полно представить состояние двусторонних связей, являются гуманитарные контакты, то, что часто называют обменами в области культуры и искусства, науки и образования, спорта и межличностного общения. В японо-австралийских и японо-новозеландских отношениях рассматриваемого нами этапа эта составляющая также развивалась в общем русле позитивного поступательного движения, однако имела свои особенности, которые рассматриваются в третьем параграфе.

Взаимное стремление правительственных и негосударственных учреждений Японии, Австралии и Новой Зеландии налаживать активные контакты в сфере науки и культуры позволяло подкреплять сотрудничество в политической и экономической областях, формировать предпосылки к установлению настоящего взаимопонимания на всех направлениях плодотворного взаимодействия между странами.

В четвертой главе «Внешнеполитический курс Японии в АТР: роль торгово-экономических связей с Австралией и Новой Зеландией и взаимодействие в развитии регионального сотрудничества» исследуется региональное сотрудничество Японии и южно-тихоокеанских государств. Япония преодолела проблемы, возникшие в экономике страны после поражения во второй мировой войне. При этом смогла не только восстановить разрушенное войной хозяйство, но и за кратчайший по историческим меркам период к началу 70-х годов занять второе место в капиталистическом мире  по объему валового национального продукта. Особое значение во внешней политике Японии придавалось одному из основных направлений – торгово-экономическому сотрудничеству со странами АТР.

Торгово-экономические связи Японии и Австралии, изучению которых посвящен первый параграф, к началу 70-х годов укрепились и продолжали развиваться беспрецедентными темпами. Экономическое взаимодействие являлось доминирующим в отношениях между Австралией и Японией, причем наблю­далась тенденция к его постоянному расширению.  Япония превратилась в главного торгового партнера Австралии, а Австралия — второго по значению партнера Японии (после США). При этом Япония вышла на первое место в экспорте Австралии, а в импорте – на второе место. В то время Австралия была одной из немногих стран-партнеров Японии, у которой отмечался торговый профицит.

О расширявшемся в 70-х – 80-х годах эконо­мическом сотрудничестве между Японией и Австралией свидетельствовало большое количество двусторонних согла­шений в различных областях. Они предусматривали проведение совещаний, заседаний японо-австралийского прави­тельственного комитета, визиты на разных  уровнях, всесторонние консультации.

В региональном аспекте в качестве нового направления координации усилий в области экономического сотрудничества наметилось взаимодействие Японии и Австралии в разработке природных богатств Папуа-Новой Гвинеи.

Особенностью японо-австралийских внешнеэкономических связей на протяжении всего периода являлось, несмотря на влияние мировых экономических кризисов, их стабильное поступательное развитие.  Увеличивались общие объемы торговли, постоянно росли экспорт и импорт каждой из сторон. Не в последнюю очередь на это влияло состояние международной обстановки, положение в регионе, принадлежность обеих стран к группе развитых капиталистических государств. На некоторых этапах достаточно рельефно проявилась роль лидеров в формировании принципов внешней политики государства.

Торгово-экономические связи между Японией и Австралией постоянно оставались  главной сферой двусторонних отношений, а их организационная и юридическая составляющие заметно прогрессировали. Возникавшие проблемы стороны, как правило, решали оперативно и с учетом интересов друг друга, что было характерно и для взаимодействия в международных и региональных экономических и финансовых организациях. Развитие сотрудничества в таких новых для сторон областях взаимодействий, как туризм, защита окружающей среды, регулирование биологического баланса обитателей моря, в значительной степени  облегчало процесс знакомства с историей и культурой двух народов, разделенных великим океаном. Это, в свою очередь, давало возможность более уверенно участвовать в набиравших скорость процессах региональной интеграции и всеобщей глобализации международной жизни.

Япония и Австралия являются одними из наиболее активных участников интеграционных процессов, которые в последнее время все более набирают силу в АТР. Это и понятно, если учесть, что именно австралийские и японские политики, учёные,  предприниматели сыграли важную роль в становлении интеграционного сотрудничества в Азиатско-Тихоокеанском регионе, в значительной степени повлияли на ход создания, определение форм и методов работы одной из влиятельнейших на сегодняшний день региональных организаций – АТЭС.  Рассмотрение данной проблемы осуществлено в параграфе втором. 

Высокие темпы экономического развития ряда стран региона и значительное расширение торгово-экономических отношений между ними, наряду с другими причинами, привели к тому, что с начала  60-х годов появляются идеи о создании региональных экономических группировок стран Азии и бассейна Тихого океана. Во второй половине 60-х годов генерируется идея создания единой региональной экономической организации – «Тихоокеанского сообщества». При этом лидирующие позиции в разработке концепции и определении мер по претворению её в жизнь с самого начала принадлежали политическим руководителям, учёным и деловым кругам Японии и Австралии. Это объяснялось тем, что, учитывая серьезные экономические и социально-политические изменения, происшедшие за два десятилетия после окончания второй мировой войны, увеличение объёма региональной торговли, именно Япония и Австралия были в первую очередь заинтересованы в укреплении своих экономических позиций в регионе. К концу 70-х годов деловые и научные круги ведущих стран региона выработали согласованную позицию по вопросу о целях и характере новой экономической региональной организации.

В начале 80-х годов обсуждение идеи создания «Тихоокеанского сообщества» стало важным элементом консультаций не только на научном, но и на правительственном уровне.  Поворотным пунктом на пути реализации идеи можно назвать поездку премьер-министра Японии Охира Масаёси в Австралию и Новую Зеландию в январе 1980 года. Инициатива японского руководителя, предлагавшего особое внимание уделять углублению и расширению регионального экономического и культурного сотрудничества,  нашла понимание и поддержку у австралийского и новозеландского лидеров.

Логичным завершением многолетних усилий австралийских и японских политиков, учёных,  предпринимателей стало проведение в ноябре 1989 года в Канберре первой конференции министров иностранных дел и торговли 12 государств Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества – АТЭС. По итогам работы конференции впервые на правительственном уровне было принято решение о выработке совместной политики по активизации торгово-экономического сотрудничества в регионе. Представляется обоснованным вывод, что сотрудничество Японии с Австралией на уровне региональных структур и в международных организациях носило  взаимовыгодный характер и способствовало улучшению собственно двусторонних отношений во всех областях, росту авторитета каждой из участниц международных отношений. 

Проблемы и пути их в японо-новозеландских торгово-экономических отношениях  анализируются в параграфе третьем. В 70-е – 80-е годы самым важным критерием при оценке состояния японо-новозеландских отношений в области торговли и экономики  являлась динамика роста объемов экспорта и импорта, а также их соотношение. На протяжении двух десятилетий сохранялся стабильный рост объемов двусторонней торговли при одновременном увеличении, как экспорта, так и импорта. Однако если в течение 70-х годов Новая Зеландия имела устойчивый профицит, то с начала 80-х годов он сменился дисбалансом в пользу Японии. Во второй половине 80-х годов положительный баланс  имела уже Новая Зеландия, причем максимум почти в 500 млн. долларов был отмечен в 1990 году. Основные позиции экспорта и импорта являлись традиционными как для Японии, так и для Новой Зеландии.

Совпадали не только интересы двух сторон, но и стремление решать возникавшие проблемы взаимовыгодными путями. При этом для Новой Зеландии важнейшей задачей являлось достижение стабильного и долговременного присутствия на японском рынке, а для Японии – расширение круга импортёров продовольствия, что позволяло снизить зависимость от изменений международной обстановки и колебаний конъюнктуры рынка. Однако политика японского правительства, проводимая в интересах стабилизации собственного сельского хозяйства, создавала иногда напряженность в японо-новозеландских внешнеэкономических отношениях. Новозеландские руководители понимали, что как страна, имеющая одну из наиболее динамичных и наиболее мощных  экономик в некоммунистическом мире, Япония очень влиятельна в АТР, столь значимом для Новой Зеландии. А будущее экономики Новой Зеландии может быть напрямую связано с тем, что Япония делает, либо не делает.

Торгово-экономические связи играли важнейшую роль в двусторонних японо-новозеландских отношениях. На встречах разного уровня декларировалась взаимная заинтересованность в развитии торговли. В Японии Новую Зеландию рассматривали как поставщика высококачественных продуктов питания, а впоследствии и промышленной продукции, как государство, имеющее богатые морские ресурсы. Впоследствии к этому добавились туризм и отдых.

Первостепенное значение имело также экономическое сотрудничество, размещение в Новой Зеландии японских инвестиций, технологий бытовых товаров. С течением времени в дополнение к официальным контактам странам-партнерам удалось создать целую систему правительственных и коммерческих организаций, проводящих консультации и мероприятия, что способствовало достаточно быстрому разрешению конфликтных ситуаций. Поэтому постоянно увеличивались общие объемы торговли, росли экспорт и импорт каждой из сторон. Именно благодаря этому развивалось сотрудничество в таких новых областях взаимодействий как туризм, защита окружающей среды, взаимодействие в международных организациях.

Четвертый параграф отведен рассмотрению вопросов сотрудничества Японии и Новой Зеландии в международных и региональных организациях. Само собой разумеется, что такое сотрудничество в первые послевоенные десятилетия детерминировалось особыми отношениями для обеих стран с США, а для Новой Зеландии ещё и с Великобританией. В 60-е годы Новая Зеландия постепенно переориентировалась  на США, так как осознание себя частью Азиатско-Тихоокеанского региона потребовало решить принципиальный вопрос о приоритетах во внешней политике.

С начала семидесятых годов в международном сотрудничестве Япония и Новая Зеландия начали проявлять больше самостоятельности в определении целей и выборе способов их достижения, что иногда встречало негативную реакцию в США. Однако, по большому счёту, это не были принципиальные разногласия.

Вопросы  международного сотрудничества всегда находились в поле внимания глав правительств, обсуждались на переговорах на уровне министров. Новая Зеландия поддерживала стремление Японии стать постоянным членом Совета Безопасности ООН. Несмотря на некоторые различия в подходе к вопросам о торговых тарифах, представители Японии и Новой Зеландии вместе работали в ГАТТ (хотя первоначально Новая Зеландия воспротивилась членству Японии в этой организации) и с момента создания в ВТО. Обе страны являлись активными членами Организации экономического сотрудничества и развития.

Именно в 70-е – 80-е годы японо-новозеландское взаимодействие на региональном уровне и в международных организациях стало характеризоваться большей самостоятельностью в определении целей и приоритетов, включать в себя элементы не только экономического, но и политического, культурного и научного характера, сочетать не только двустороннюю и блоковую, но и многостороннюю направленность, что отражало происходившие в регионе и в мире интеграционные процессы глобализации и интернационализации. Сотрудничество Японии и Новой Зеландии на уровне региональных структур и в международных организациях носило  взаимовыгодный характер и способствовало улучшению собственно двусторонних отношений во всех областях, росту авторитета каждой из участниц международных отношений.

По итогам исследования были сделаны следующие выводы.

Характер внешней политики Японии и особенности её положения в регионе во многом способствовали закреплению за Австралийским Союзом и Новой Зеландией особого места во внешнеполитической практике Страны восходящего солнца. В 50-е – 80-е годы внешняя политика Японии прошла путь, начиная с возвращения в международное сообщество в качестве полноправного самостоятельного актора в послевоенном миропорядке до завершения «холодной войны», когда начала принципиально перестраиваться вся существовавшая система международных отношений, детерминированная биполярной конфронтацией. К окончанию данного периода Япония выдвинулась на ведущие роли в мировых экономических и региональных политических отношениях в сложившемся биполярном мире, стремилась привести в соответствие политическую и экономическую роль и ответственность. На протяжении всего периода во внешней политике Японии значительное внимание уделялось взаимодействию с Австралийским Союзом и Новой Зеландией. Место и роль этих стран во внешнеполитической практике Японии существенно трансформировались, исходя из концептуальных положений внешней политики страны, поиска новых способов её осуществления, изменявшихся приоритетов. 

В 50-е – 60-е годы XX века японо-австралийские и японо-новозеландские отношения прошли путь обновления. Австралия и Новая Зеландия, несмотря на негативное наследие противостояния с Японией во Второй мировой войне, стали государствами, не без помощи которых Страна восходящего солнца смогла активно включиться в послевоенный миропорядок в качестве самостоятельного, равноправного субъекта, сотрудничающего во всех сферах отношений. В политической области положение стран-победителей и побежденного государства сменилось на статус союзников. В сфере экономики Япония рассматривала Австралию и Новую Зеландию как важнейших партнеров. Наметилась тенденция к вхождению этих стран в сферу японского экономического влияния в качестве основных компонентов. На состояние отношений влияли элементы различного характера, а их воздействие зависело от особенностей конкретного этапа и внешнеполитических приоритетов Японии и южно-тихоокеанских государств. Австралия и Новая Зеландия превратились для Японии в партнеров с общими стратегическими интересами, высокой степенью взаимозависимости и взаимодополняемости эко­номик,  для которых исключительная важность межгосударственного экономического сотрудничества, несмотря на существовавшие проблемы, диктовала настоятельную необходимость дальнейшего совершенствования взаимодействия. Новой Зеландии во внешней политике Японии отводилась особая роль. Именно с ней японские лидеры достигали политические и экономические договоренности, которые служили пробным камнем в развитии контактов с более осторожным, но и таким значительно более важным военно-политическим и торгово-экономическим партнером, как Австралийский Союз. Правомерно утверждать, что в 50-е – 60-е годы во внешнеполитической практике Японии по отношению к Австралии и Новой Зеландии стали временем достижения первых больших результатов во всех областях сотрудничества. В итоге была сформирована основа для развития многостороннего взаимовыгодного партнерства.

70-е – 80-е годы явились следующим этапом в японской внешней политике, когда Япония превратилась в одну из индустриально развитых стран, с передовой  демократией западного образца, стремящейся соответствовать расширившимся возможностям и ответственности принимаемой на себя роли. Япония стала еще более активной в политической области, во многом самостоятельно определять границы ответственности и принимать решения в отношении своих шагов как в мире в целом, так и в АТР, что встретило понимание Австралии и Новой Зеландии, стремившихся играть роль субрегиональных держав в южной части Тихого океана. Во встречах на самом высоком уровне провозглашалось, что в качестве соседей по АТР, Япония и Австралия с Новой Зеландией  «являются дружественными странами, разделяющими ценности идей политической демократии и свободы торговли».116

Внешняя политика Японии, в этот период, характеризовалась значительным расширением объемов международных связей, приобретением глобального характера. Вместе с тем, по влиянию на процессы, происходившие в мире, Япония еще значительно уступала другим великим державам. Естественно, что внешнеполитические концепции и доктрины Японии претерпели серьезную трансформацию. Главной сферой жизненно важных интересов был определен Азиатско-Тихоокеанский регион и развитие полномасштабных и взаимовыгодных связей с такими развитыми странами, входящими в него, как Австралийский Союз и Новая Зеландия. Особое внимание уделялось экономическим путям усиления позиций Японии в мире, в АТР, в развитых государствах юго-западной части Тихоокеанского бассейна. Именно 70-е – 80-е годы стали временем накопления  результатов по всем направлениям сотрудничества Японии с Австралией и Новой Зеландией, богатым качественными трансформациями, которые проходили, не всегда ровно, но с общей положительной результирующей.

Для Японии и её южно-тихоокеанских партнеров стали привычными консультации и взаимодействие в международных и региональных организациях. Таких как сессии Генеральной Ассамблеи ООН, АТЭС и многих других, по широкому кругу вопросов: от борьбы за нераспространение ядерного оружия и запрещение ядерных испытаний, создание безъядерной зоны в южной части Тихого океана, до сотрудничества в Антарктике и в области защиты окружающей среды. На этом этапе Япония в области политических связей с Австралией и Новой Зеландией достигла значительных позитивных результатов, накопила опыт решения проблем и ведения дискуссий. Не всегда и не во всем позиции сторон были абсолютно идентичными, но стремление, прежде всего японской стороны, решать возникающие разногласия путем достижения консенсуса, являлось преобладающим.

Между государствами случалось, возникали конфликтные ситуации, дефицит в торговле одной из сторон, либо по какой-то товарной позиции  сменялся профицитом и наоборот, но все перевешивало инициированное Японией стремление к достижению позитивного и устраивающего стороны результата. Существовавшая специфика взаимоотношений государств, в разрешении возникавших проблем, не становилась препятствием на пути поиска их взаимовыгодных решений, которые своевременно находились руководством стран при активном участии общественных организаций. 

Во второй половине 80-х годов торгово-экономические связи Японии с Австралией и Новой Зеландией продолжали активно развиваться. Этому способствовала  не только заинтересованность японских партнёров интенсифицировать связи в определённых направлениях.  По оценке японской стороны это было сотрудничество государств, со взаимодополняемой торгово-экономической структурой и взаимоуравниеваемой торговлей, при этом Австралия и Новая Зеландия демонстрировали  высокую способность к международной конкуренции. Важнейшей особенностью во внешнеэкономической практике Японии на  переговорах по насущным проблемам взаимоотношений с Австралийским Союзом и Новой Зеландией в 80-е годы стало привычным совместное участие в них южно-тихоокеанских государств, выступавших с единых консолидированных позиций.

Руководство Японии подчеркивало, что сотрудничество с Австралией и Новой Зеландией на уровне региональных структур и в международных организациях носило взаимовыгодный характер. Япония и Австралия являлись одними из наиболее активных участников интеграционных процессов, которые все более набирали силу в АТР. Поэтому объединение усилий японских и австралийских политиков, учёных,  предпринимателей сыграло важную роль в становлении интеграционного сотрудничества в Азиатско-Тихоокеанском регионе, в значительной степени повлияло на ход создания, определение форм и методов работы одной из влиятельнейших на сегодняшний день региональных организаций – АТЭС. Взаимодействие Японии и Новой Зеландии также отличалось взаимной выгодой и способствовало как улучшению собственно двусторонних отношений во всех областях, так и росту международного авторитета каждой из участниц отношений. Деятельность государственных и негосударственных структур Японии была направлена на всестороннее совершенствование всего комплекса межгосударственных отношений.

В целом на протяжении исследованного периода внешняя политика Японии была направлена на то, чтобы политические, торгово-экономические и гуманитарные отношения с Австралией и Новой Зеландией приобрели стабильный характер, стали более многообразными, при одновременном их расширении и углублении, и способствовали укреплению взаимодействия во всех сферах межгосударственных связей. Участие Австралийского Союза и Новой Зеландии в интеграционных процессах, происходивших в мире и регионе, сотрудничество между собой и в международных и региональных организациях использовалось японским руководством в национальных интересах, но с учетом приоритетов партнеров, что позволило продвинуться далеко вперед на всех уровнях и во всех сферах взаимодействия.

В конце ХХ – начале XXI веков в условиях незавершен­ности переходного периода формирования нового мирового порядка, возрастание роли АТР в глобальных про­цессах политической и экономической интеграции первоочередной задачей внешней политики Японии, как того требуют национальные интересы, определяет поддержание безопасности, политической стабильности и экономического развития региона. На внешнеполитические установки японского руководства влияют также такие факторы как наличие неурегулированных проблем, в том числе территориальных, с соседями по региону, изменения во внешнеполитической ситуации вокруг Японии, прежде всего усиление экономической и военной мощи Китая, неопределенность перспектив взаимодействия с Россией, новые тенденции в развитии обстановки на Корейском полуострове и другие. Поэтому представляется, что изучение внешней политики Японии в отношении Австралии и Новой Зеландии на новом этапе перспективно в направлении анализа взаимодействия с этими государствами по поддержанию глобальной и региональной безопасности. Это позволит вернуться к рассмотрению межгосударственных отношений с учетом важности изучения и осмысления их опыта активного участия в современных процессах, отмечаемых в международной жизни в Азиатско-Тихоокеанском регионе и мире в целом.

ОСНОВНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

Публикации в ведущих рецензируемых научных изданиях и журналах, рекомендованных ВАК:

1. Пузыня Н.Н. Япония и Новая Зеландия: 150 лет. Рецензия на книгу: Japan and New Zealand: 150 Years. Edited by: Roger Peren.  Wellington. 1999. 255 p. /Н.Н. Пузыня// РОССИЯ и АТР. RUSSIA AND THE PACIFIC. Научный журнал: Гуманитарные проблемы стран Азиатско- Тихоокеанского региона (АТР). – 2003. –  № 4 (42). – С.154 –155. (0,2 п.л.).

2. Пузыня Н.Н. Японо-австралийские отношения и Основной договор 1976 года/Н.Н. Пузыня// Вестник Челябинского Государственного университета. Научный журнал/История. Выпуск 24. – 2008. –  № 15 (116). – С. 94 – 105. (1 п.л.).

3. Пузыня Н.Н. Конфликт на Халхин-Голе и смена вектора внешней политики Японии/Н.Н. Пузыня// Вестник Челябинского Государственного университета. Научный журнал/История. Выпуск 37. – 2009. –  № 38 (176). – С. 62 – 67. (0,6 п.л.).

4. Пузыня Н.Н. Формирование основ экономических отношений Японии и Новой Зеландии/Н.Н. Пузыня// Вестник Иркутского государственного технического университета. – Изд-во ИрГТУ, 2010. - № 7 (47). – С. 353-357. (0,9 п.л.).

5. Пузыня Н.Н. Роль Японии и Австралии в становлении интеграционного сотрудничества в Азиатско-Тихоокеанском регионе (60-80-е годы ХХ века) / Н.Н. Пузыня// Вестник Челябинского Государственного университета. Научный журнал/История. Выпуск 43. - № 1 (216) 2011. – 174 с. – С. 129 – 136.(0,8 п.л.).

6. Nikolai N. Puzynya. Politics and Trade: New Zealand-Japan Relations in 50-80-th years of XX century/Nikolai N. Puzynya// Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences. 7 (2011 4) 1018-1024. [Журнал Сибирского Федерального университета. Серия «Гуманитарные науки», 2011 (том 4, номер 7). – С.1018-1024.]  (0,5 п.л.)

7. Пузыня Н.Н. Политика  Японии в Азии и бассейне Тихого океана и позиция Австралии и Новой Зеландии (первая треть ХХ века)/Н.Н. Пузыня// Вестник Иркутского государственного технического университета. Гуманитарные науки. – Изд-во ИрГТУ, 2011. – № 7 (54). – С. 262-268. (0,8 п.л.)

8. Пузыня Н.Н. Послевоенное мирное урегулирование с Японией и участие Австралии и Новой Зеландии/В.П. Олтаржевский, Н.Н. Пузыня// Вестник Иркутского государственного технического университета. Гуманитарные науки. – Изд-во ИрГТУ, 2012. – № 3 (62). – С. 315-319. (0,6 п.л.)

Монографии:

1. Пузыня Н.Н. Япония и Новая Зеландия: становление новой системы взаимоотношений [70-80-е гг. ХХ века]/ Н.Н. Пузыня. – Иркутск: РИО ГУ НЦ РВХ ВСНЦ СО РАМН, 2005. – 208 с. (12,1 п.л.).

2. Пузыня Н.Н. Япония и Австралия: формирование многостороннего взаимовыгодного партнерства [50 – 80–е годы ХХ века]/ Н.Н. Пузыня. – Иркутск: РИО САПЭУ, 2011. – 188 с. (10,9 п.л.).

3. Пузыня Н.Н. Австралия и Новая Зеландия во внешней политике Японии (1854-1945)/Н.Н. Пузыня. – Saarbruсken: LAP LAMBERT Academic Publishing, 2012.  – 97 с. ( 4 п.л.)

Научные статьи, доклады, научные сообщения:

4. Пузыня Н.Н. Основные этапы развития новозеландско - японских отношений  до начала 70-х годов ХХ века итоги / Н.Н. Пузыня //  Диалог культур народов России, Сибири и стран Востока: Доклады научной конференции докторантов, аспирантов, молодых преподавателей и исследователей гуманитарных кафедр 25-26 апреля 2002 г.  –  Вестник Международного Центра Азиатских Исследований 7/ 2002. -  Москва – Иркутск: Иркутский государственный педагогический университет. Кн.1. – С. 140 -146. (0,5 п.л.).

5. Пузыня Н.Н. Первые шаги в становлении новозеландско - японских отношений/ Н.Н. Пузыня // Россия и Восток: взгляд из Сибири в начале тысячелетия: Материалы и тезисы докладов к Международной научно-практической конференции: Иркутск, 17-19 мая 2002 г./ Под  ред. В.И.Дятлова. – Иркутск: Издательство «Оттиск», 2002. – С. 27 – 30. (0,2 п.л.).

6. Пузыня Н.Н. Об участии Новой Зеландии в оккупации Японии союзными державами в 1946 – 1951 годах/ Н.Н. Пузыня // Народы России, Сибири и стран Востока: история и современность: Доклады Четвертой Международной научной конференции 23-25 октября 2002 г. - Вестник Международного центра азиатских исследований 9/ 2002. –  Москва – Иркутск: Иркутский государственный педагогический университет. Кн. 1. – С. 114 – 118.(0,3 п.л.).

7. Пузыня Н.Н. О некоторых проблемах в торгово-экономических отношениях между Новой Зеландией и Японией («Рыбный диспут») в конце 70-х гг. ХХ века/ Н.Н. Пузыня // Учителя, ученики… (материалы региональной научно-теоретической конференции, посвящённой 90-летию В.И. Дулова). – Иркутск: Иркутский государственный педагогический университет. В 2-х кн. – 2003. – Кн. 2. –  С. 72 – 77. (0,3 п.л.).

8. Пузыня Н.Н. Япония и Новая Зеландия в АТР во второй половине ХХ века / Н.Н. Пузыня // Актуальные проблемы новой и новейшей истории: Межвузовский сборник статей преподавателей и аспирантов. – Красноярск: РИО КГПУ, 2003. – С.29 – 43. (0,7 п.л.).

9. Пузыня Н.Н. Имагологический аспект новозеландско – японских отношений/ Н.Н. Пузыня // Россия и Восток: взгляд из Сибири, 2004: Материалы и тезисы докладов к международной научно-практической конференции, посвящённой 60-летию российско-новозеландских дипломатических отношений и 25-летию Центра азиатско-тихоокеанских исследований ИГУ, Иркутск, 20-22 мая 2004 г. – Иркутск: Оттиск, 2004. – С.63 – 68. (0,4 п.л.).

10. Пузыня Н.Н. Япония – Австралия: этапы развития отношений до конца 60-х годов ХХ века/ Н.Н. Пузыня // Сибирь в контексте российских перемен: исторический опыт, традиции и проблемы современности (материалы региональной научно-практической конференции, посвящённой памяти профессора В.И. Дулова и его ученика профессора В.Г. Тюкавкина). – Иркутск: Иркутский государственный педагогический университет. В 2-х кн. – 2005. – Кн.2. – С. 4 – 9. (0,3 п.л.).

11. Пузыня Н.Н. Интенсификация развития японо-австралийских торгово-экономических отношений в 50-60-е годы ХХ века/ Н.Н. Пузыня // Актуальные проблемы права, экономики и управления в Сибирском регионе: Сборник статей международной научно-практической конференции. – Иркутск: РИО ГУ НЦ РВХ ВСНЦ СО РАМН, 2006. – Вып. II, Т. II. – С. 312 -313. (0,2 п.л.).

12. Пузыня Н.Н. Политика Японии в Южно-Тихоокеанском субрегионе в 70-80-е годы ХХ века/ Н.Н. Пузыня // Британские доминионы: история и современность. Сборник научных статей; Краснояр. гос. пед. у-т им. В.П. Астафьева. – Красноярск, 2006. – С.148-177. (1,2 п.л.).

13. Пузыня Н.Н. Японская торговая экспансия в Австралии в 30-е годы ХХ века/ Н.Н. Пузыня // Актуальные проблемы права, экономики и управления: Сборник статей международной научно-практической конференции. – Иркутск: СИПЭУ, 2007. – Вып. III, Т. II. –  С.103 – 104. (0,2 п.л.).

14. Пузыня Н.Н. Основные тенденции в развитии современных международных отношений и Россия/ Н.Н. Пузыня // Народы России, Сибири и стран Востока: история и современность: Доклады Шестой международной научной конференции 24 апреля 2008 г. – Вестник Международного центра азиатских исследований 14/ 2008. –  Иркутск: Изд-во Ирк. Гос. пед. ун-та, 2008. – С. 183 – 192. (0,5 п.л.).

15. Пузыня Н.Н. Участие Австралии в войне на Тихом океане и оккупации Японии союзными державами/ Н.Н. Пузыня // Актуальные проблемы права, экономики и управления: Сборник статей международной научно-практической конференции. – Иркутск: СИПЭУ, 2008. – Вып. IV, Т. I. –  С.306 – 308. (0,3 п.л.).

16. Пузыня Н.Н. Политика «белой Австралии» и японский фактор/ Н.Н. Пузыня // Британские доминионы: история и современность. Вып. 2. Сборник научных статей / Отв. ред. Э.А. Бабаев; Краснояр. гос. пед. ун-т им. В.П.Астафьева. – Красноярск, 2009. – С. 32 – 53. (1,1 п.л.).

17. Пузыня Н.Н. Расширение культурных  и научных связей  между Японией и Австралией в 70-80-е годы ХХ века/ Н.Н. Пузыня // Актуальные проблемы права, экономики и управления: Сборник статей международной научно-практической конференции. – Иркутск: РИО САПЭУ, 2009. – Вып. V, Т. II. – С. 317 - 319. (0,3 п.л.).

18. Пузыня Н.Н. Предпосылки интенсификации развития экономических отношений между Японией и Австралией (50 – 60-е годы ХХ века) / Н.Н. Пузыня // Россия и Восток: взгляд из Сибири: Всерос. науч. конф., посвящ. 30-летию Центра Азиатско-Тихоокеанских исследований ИГУ (Иркутск, 19 декабря 2008 г.): материалы/[редкол.: В.П.Олтаржевский[ и др.]]. – Иркутск: Изд-во Иркут. гос. ун-та, 2010. – С. 68-72.(0,3 п.л.).

19. Пузыня Н.Н. О политике Японии в отношении островных государств Южно-Тихоокеанского субрегиона (70-90-е годы ХХ века) / Н.Н. Пузыня // Актуальные проблемы права, экономики и управления: Сборник статей международной научно-практической конференции. – Иркутск: РИО САПЭУ, 2010. – Вып. VI, Т. II. – С. 308 - 310. (0,3 п.л.).

20. Пузыня Н.Н. Торгово-экономическое взаимодействие Японии и стран Океании в заключительной трети ХХ в. / Н.Н. Пузыня // Восток-Запад в контексте мировой истории: взгляд из Сибири: всерос. науч. конф. (Иркутск, 23 апреля 2010 г.): материалы/[редкол.: В.П. Олтаржевский [и др.]]. – Иркутск: Изд-во Иркут. гос. ун-та, 2011. – С. 285-289.  (0,3 п.л.).

21. Пузыня Н.Н. О проблеме деления мира на регионы и субрегионы в регионоведении (на примере АТР и его субрегионов) / Н.Н. Пузыня // Актуальные проблемы права, экономики и управления: Сборник статей международной научно-практической конференции. – Иркутск: РИО САПЭУ, 2011. – Вып. VII, Т. II. – С. 181 - 183. (0,3 п.л.).

22. Пузыня Н.Н. Содействие Японии социально-экономическому и культурному развитию стран Океании/ Н.Н. Пузыня // Британские доминионы: история и современность. Вып. 3. Сборник научных статей с международным участием/Отв. ред. Э.А. Бабаев; Краснояр. гос. пед. ун-т им. В.П.Астафьева. – Красноярск, 2011. – C. 62 – 82. (1 п.л.).

23. Пузыня Н.Н. Внешняя политика Японии и Сан-Францисский мирный договор 1951 года/Н.Н. Пузыня//Восток-Запад в контексте мировой истории: взгляд из Сибири: Международная научная конференция (Иркутск, 21 апреля 2011 года): Материалы. – Иркутск: Изд-во ИГУ, 2012. – С. 127-134. (0,4 п.л.).

24. Пузыня Н.Н. Взаимодействие Японии с Австралией и Новой Зеландией на пути возвращения в систему международных отношений/Н.Н. Пузыня// Актуальные проблемы права, экономики и управления: материалы международной научно-практической конференции. – Иркутск: РИО САПЭУ, 2012. – Вып. VIII. – С. 185-187. (0,3 п.л.).

Учебные пособия:

25. Пузыня Н.Н. Международные отношения и внешняя политика государств Восточной Азии: Учебное пособие/В.П. Олтаржевский, Н.Н. Пузыня. – Иркутск: САПЭУ, 2010. – 268 с. (15,6/7,8 п.л.).


1 Концепция внешней политики Российской Федерации. – http://kremlin.ru/acts/785 - 159k (18 мар. 2011)

2 Стратегия  национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года. – http://www.scrf.gov.ru/documents/99.html - 135k (18 мар. 2011)

3 Комментарий Департамента информации и печати МИД России в связи с опубликованием «Голубой книги по внешней политике Японии» за 2012 г. – http://mid.ru (10 апр.2012)

4 Ответы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на вопросы российских СМИ по итогам рабочего визита в Австралию, Сидней, 31 января 2012 года; Выступление и ответы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на вопросы СМИ в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел и торговли Новой Зеландии М. Маккалли, Окленд, 30 января 2012 года. – http://mid.ru (10 апр.2012) 

5 См. например: Гольдберг Д.И. Внешняя политика Японии. (Сентябрь 1939 г. – декабрь 1941 г.). – М.,  1959; Кутаков  Л.Н. Внешняя политика  и дипломатия Японии. – М.,1964; Латышев И.А. Внутренняя политика японского империализма накануне войны на Тихом океане. – М., 1955;  Петров Д.В. Внешняя политика Японии после второй мировой войны. – М., 1965.

6 См.: Вербицкий С.И. Японо-американский военно-политический союз (1951-1970 гг.). –  М., 1972; Игнатущенко С.К. Япония и США: партнёры и конкуренты. – М., 1970; История Японии: 1945-1975. – М., 1978; Шарков А.М. Япония и США. – М., 1971.

7 См.: Бондаренко О.Я. Неизвестные Курилы. – М., 1992; Кузнецов С. И. Сибэриа-но нихондзин хорётати. Канъяку. [Японцы в сибирском плену. Полный перевод]. – Асахигава, 2000; Славинский Б. Н. Ялтинская конференция и проблема «северных территорий». – М., 1996.

8 См. например: Богатуров А.Д. Японская дипломатия в борьбе за источники энергетического сырья (70-80-е гг.). – М., 1988; Волкова И.В. Япония и Африка. – М., 1981; Кистанов В.О. Экономическое проникновение Японии в Латинскую Америку. – М., 1982; Кистанов В.О. Япония в АТР: анатомия экономических и политических отношений. – М., 1995; Кузнецов С.И. Япония в дальневосточной политике Великобритании (1945-1962). – Иркутск, 1988; Семин А.В.  Японо-китайские отношения: основные аспекты, проблемы и тенденции (1991–2007 гг.): Дис. …докт. ист. наук. – Москва, 2009.

9 Насколько известно автору, это диссертации: Пузыня Н.Н. Новозеландско-японские отношения в 70-80-е годы ХХ века: Дис. …канд. ист. наук. – Иркутск, 2003; Стапран Н.В. Роль Японии и Австралии в реализации американской стратегии безопасности в АТР: 1945-2004 гг.: Дис. …канд. ист. наук. – М., 2004; Чуйко А.В. Проблемы экономических отношений между Японией и Австралией (70-е – начало 80-х годов): Дис. …канд. экон. наук. – М., 1984. 

10 Петров Д.В. Япония в мировой политике. – М., 1973. – 295 с.; Япония/Отв. ред. Я.А.Певзнер и др. – М., 1981. – 429 с.

11 Панов А.Н. Японская дипломатическая служба. – М., 1988. – 180 с.

12 Алиев Р.Ш.-А. Внешняя политика Японии в 70-х – начале 80-х годов (теория и практика). – М., 1986. – 312 с. 

13 Кистанов В.О. Япония в АТР: анатомия экономических и политических отношений. – М., 1995. – 335 с.

14 См. например: Вартумян Э.Л. Австралия: экономика и внешняя торговля. – М.. 1963; Иванов В.И. Иностранный капитал в Австралии после 2-й мировой войны. – М., 1976; Летова Н.П. Австралия и страны Азии: очерки международных отношений 1945-1955. – М., 1960; Малаховский К.В. Австралия и Азия. – М., 1969; Мартынов А.И. Внешняя политика Австралии после 2-й мировой войны (1945-1965 гг.). – М., 1967; Рубцов Б.Б. Австралия: государство и континент. – М., 1988.

15 Малаховский К.В. История Австралии. – М.,1980. – 400 с.

16 Бобров А. Внешняя политика Австралии. – М., 1962. – 108 с.

17 Лебедев И.А. Внешняя политика Австралии (1939-1974). – М., 1975. – 296 с.

18 Мартынов А.И., Русакова О.К. Австралия в международных отношениях ХХ века. – М., 1978. – 349 с.

19 Амиров В. Австралия – в кризис с опережением//Тенденции мирового экономического развития: Приложение к журналу «Мировая экономика и международные отношения», обзор за 1990 год и начало 1991 года. – М., 1991; Василевская И.И. Торговые и экономические связи Японии с Австралией//Новые тенденции в развитии Австралии и Океании. – М., 1971; Каневская Г.И. Становление иммиграционной политики Австралийского Союза//Народы Востока. Основные тенденции и противоречия социально-экономического и политического развития: Тезисы докладов к региональной конференции. – Иркутск, 1986;  Массов А.Я. Колониальная экспансия Австралии в Новой Гвинее в 1919-1941 годах//Проблемы истории Океании: Сб. науч. тр. –  Иркутск, 1987; Николаев В.П. Противоракетная оборона и новый треугольник безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе: Австралия - США – Япония/В.П. Николаев//Международный аналитический вестник. – 2009. – № 11. – С. 13-17.

20 Архипов В. Я. Австралия в мировой экономике. – М., 2005. – 207 с.

21 Попов В.И. Современная дипломатия: теория и практика. Дипломатия – наука и искусство: Курс лекций. – 2-е изд., доп. – М., 2003. – 576 с.

22 Малаховский К.В. История Новой Зеландии. – М., 1981. – 238 с.

23 Богомолов В.А. Экономика и политика Новой Зеландии. – М., 1978. – 140 с.

24 Рубцов Б.Б. Новая Зеландия. – М., 1987. – 127 с.

25 Стефанчук Л.Г. Новая Зеландия: трудные годы. – М., 1987. – 199 с.

26 Мартынов А.И., Русакова О.К. Актуальные проблемы внешней политики Новой Зеландии: история и современность. – М., 1981. – 247 с.

27 См. например: Австралия и Океания: история, география, культура. – М., 1974 и др.

28 Русакова О.К., Торкунов А.В. К югу от экватора: Южнотихоокеанский субрегион в 80-е годы. – М., 1989. – 160 с.

29 Тимошенко В.Н. Южно-Тихоокеанский регион на пороге ХХI века: проблемы внешней политики и безопасности: монография. – М., 2009. – 379 с.

30 См. публикации монографий и материалов конференций 80-90-х годов, издательство ИГУ, Иркутск. Некоторые из них: Кузнецов С.И Исполнительная власть в Японии: личность и история. (1885-1945 гг.): Учебное пособие. – Иркутск, 1996; Кузнецов С.И. Англо-японский договор о торговле и мореплавании 1963 г.//Тезисы докладов регион. конф. – Иркутск. 1981 и др.

31 См. монографии и публикации материалов конференций.  Некоторые из них: Грудзинский В.В. Англо-японский союз и позиция тихоокеанских доминионов (1902-1914)//Проблемы истории Австралии и Океании: Сб. науч. тр. – Иркутск, 1990; Грудзинский В.В., Олтаржевский В.П. Новая Зеландия в международных отношениях 1939-1945 годов. – Иркутск, 1993;  Грудзинский В.В. На повороте судьбы: Великая Британия и имперский федерализм (последняя треть ХIХ – первая четверть ХХ веков). – Челябинск, 1996; Олтаржевский В.П. Советский Союз и Новая Зеландия в системе международных отношений 40-80-х гг. ХХ века. – Иркутск, 1999.

32 Кокусай канкэй тосё мокуроку 1945-1995. – Токио: Нитигай асосиэтцу, Хатцубаймото кинокуния сётэн,  1996-1997. – 524 с.; Кокусай канкэй тосё мокуроку 1995-2000. – Токио, Нитигай асосиэтцу, Хатцубаймото кинокуния сётэн, 2001. – 706 с.; International studies in Japan: a bibliographic guide/Еdited by Sadao Asada. Nihon Kokusai Seiji Gakkai. – Tokyo: Japan Association of International Relations, 1988. – 241 p.

33 См. например: Нити-го канкэй-но ситэки тэнкай [История эволюции японо-австралийских отношений]/Нихон кокусай сэйдзи гаккай. – Токио, 1981. – 189 с.; New Zealand and Japan: What next?/Proceedings of seminar held in Wellington.  – Wellington, 2000. – 85 р.; статьи в журналах: Otemon journal of Australian studies. – Vol. 34, December 2008. – Osaka: Center for Australian Studies, Otemon Gakuin University, 2008. – 221 p.; Journal of New Zealand Studies in Japan, Sonoda Journal и др.

34 Каваи Т. Нити-го кэйдзай канкэй. [Японо-австралийские экономические связи]. – Токио, 1965. – 14 с.; Драйсдэйл П. Нити-го боэки. [Японо-австралийская торговля]. – Токио, 1965. – 21 с.

35 Cм. например: Гилмор Р., Уорнер Д. Сэнго-но тоа то госю [Послевоенная Восточная Азия и Австралия]. – Токио, 1949. – 184 с; Кадзима М. Нихон-но гайко сэйсаку. [Японская внешняя политика]. – Токио, 1966. – 501 с.; Кудо М. Нихон-но адзиа сэйсаку. [Политика Японии в Азии]. – Токио, 1957. – 194 с.; Okita S. Japan in the world economy. – Tokyo, 1975. – 235 p. 

36 Такасэ Х. Сэнго нихон-но кэйдзай гайко: «Нихон имэдзи» но сайтэйги то «синъё-но кайфуку» но дорёку. [Экономическая дипломатия послевоенной Японии: предопределенность «образа Японии» и усилия по «восстановлению доверия»]. – Токио, 2008. – 333 с.

37 Нихон гайко сандзюнэн: сэнго-но кисэки то тэнбо: 1952-1982. [Тридцать лет японской внешней политики: послевоенные направления и перспективы: 1952-1982]. – Токио, 1982. – 322 с.

38 Хара Э. Нихон-но сэнго гайко ситё. [Основные моменты послевоенной внешней политики Японии]. – Токио, 1984. – 270 с.

39 Сэнго нихон-но тайгай сэйсаку: кокусай канкэй-но хэнъё то нихон-но якувари. [Послевоенная внешняя политика Японии: эволюция международных отношений и роль Японии]/Под ред. А. Ватанабэ. – Токио, 1985. – 374 с. 

40 Мусако К. Такёкука дзидай-но нихон гайко. [Японская дипломатия эпохи многополярности]. – Токио, 1971. – 229 с.; Ириэ М. Сэнго нихон гайкоси. [История послевоенной дипломатии Японии]. – Киото, 1987. – 359 с.; Умэдзу К. и др. Гэндай нихон-но кокусай канкэй. [Современные международные связи Японии]. – Киото, 1986. –  280 с.; Аруга Т. Нихон-но гайко [Японская дипломатия]. – Токио, 1989. – 325 с.

41 См. подробнее: Кимура Т. Сэйкин-но нихон гайко-но ариката. [Активизация современной внешней политики Японии]//Тоа, № 3 (177). – Токио, 1982. – С. 56-74.

42 См. например: Кодзима К. Нити-го кэйдзай канкэй-но  кихон мондай. [Основные проблемы японо-австралийских экономических отношений]. – Токио, 1977. – 165 с.; Тайхэйё кокка  то ситэ-но осуторариа: соно тайгай канкэй то сэйсаку. [Тихоокеанское государство Австралия: его внешние связи и политический курс]. – Токио, 1979. – 101 с.; Ebashi Masahiko. Japanese direct investment in New Zealand. – Wellington, 1993. – 16 р.

43 Анализ мнений по данной проблеме довольно полно представлен в работе Хосиро Хироюки, рассматривается эволюция региональной дипломатии Японии: Хосиро Х. Адзиа тиики сюги гайко-но юкуэ. [У истоков дипломатии азиатского регионализма: 1952-1966]. – Токио, 2008. – 351 с.

44 См. подробнее: Такамацу М. Нихон-но хицуё на барансу-но гайко. [Необходимая Японии политика баланса]//Тоа, № 1 (175). – Токио, 1982. – С. 25-42.

45 См. например: Tsurutani Taketsugu. Japanese Policy and East Asia Security. – Tokyo, 1981. – 209 p.

46 См. например: Кобаяси Х. Нихон то тайёсю: тютай фукамару кэйдзай, юко канкэй. [Япония и Тихоокеанский регион: укрепление экономических связей и дружеских отношений]. – Токио, 1978. – 151 с.; Fukushima Akiko. Japanese Foreign Policy: The Emerging Logic of Multilateralism. – New York, 1999. – 219 p.

47 Кокусай кокка нихон-но андзэн хосё сэйсаку/Хэйва мондай кэнкюкай хокусё. [Политика обеспечения безопасности японского государства/Доклад общества по изучению проблем мира]. – Токио, 1985. – 91 с.

48 Там же. – С. 28.

49 Там же. – С.30.

50 Хатидзю нэндай-но нити-го канкэй. [Японо-австралийские отношения в 80-е годы]. – Токио, 1980. – 255 с.

51 См.: Japanese foreign policy today/Ed. by Inoguchi Тakashi, Jain P. – New York, 2000. – 430 p.; Japan's Asian policy: revival and response/Inoguchi, Takashi; ed. – New York, 2002. – 261 p.

52Ямада Т. Ню дзирандо-но мирёку. Намбанкю-но эйкоку. [Очарование Новой Зеландии. Британия южного полушария]. – Саймару сюппанкай, 1993. – 231 с.

53 Там же. – С.197-205.

54Там же. – С.208-212.

55 Танабэ М. Мотто сиритай Ню дзирандо. [Хочу больше знать о Новой Зеландии]. – Сонода гакуэн дзёси дайгаку, 1997. – 275 с.

56 Там же. – С. 253-266.

57 Нидзюиссэйки. Нихон-но сайкотику. Ню дзирандо  ни манабу. [Воссоздание Японии в XXI веке. Учиться у Новой Зеландии]/Под ред. Ф.Такахаси.  – Коэ сёбо, 2002. – 194 с.

58 Там же. – С. 28-29.

59 См. например: Троттер А. Ню дзирандо – Минами тайхэйё-но «Симагуни». Соно сэкай то рэкиси. [«Островное государство» в южной части Тихого океана. Его мир и история]. – Хёронся, 1992; Сэйгэл М., Камиллэри Д. Такокукансюги то домэй-но хадзама: киро-ни тацу нихон то осуторариа [Между многополюсностью и альянсом: Япония и Австралия на распутье]. –  Токио, 2006; Майер С. Нихон-ни тайсуру осуторариа-но синъи: го-нити канкэй токубэцу сагё иинкай хококусё. [Истинные намерения Австралии по отношению к Японии: доклад специальной рабочей группы комиссии австралийско-японских связей]. – Токио, 1978; Синклер К. Ню дзирандо – нанкай-но эйкоку- кара тайхэйё кокка-э. [Новая Зеландия – от Британии южных морей к тихоокеанскому государству].  – Хёронся, 1982.

60 Мулган Р.Г. Ню дзирандо-но гэндай сэйдзи. [Современная политика Новой Зеландии]. – Саймару сюппанкай, 1993. – С. 211-215.

61 Дэлзил П., Раттимор Р. Ню дзирандо. Макуро кэйдзайрон, кайкаку-но сэйко то хёка. [Новая Зеландия. Макроэкономика, успехи и перспективы реформ]. – Токио, 1998. – С. 30-39.

62 См.: Кодзима К. Тайхэйе кэйдзайкэн то нихон.  [Тихоокеанская экономическая сфера и Япония]. – Токио, 1969. – 153 с.

63 См.: Kojima K. Japan and Pacific Free Trade Area. – London, 1971. – 195 р.

64 Drysdale P. Japan’s economic future in the Western Pacific. – Wellington, 1972. – 15 p.

65 Kojima K. An Organization for Pacific Trade, Aid and Development: a Proposal ‘Australia-Japan Economic Relations Research Project’. – Canberra, 1976. – P. 13-15.

66 Нити-го то ниси тайхэйё кэйдзай: нити-го рёкоку сэйфу-ни тайсуру Окита Сабуро то Джон Курофодо но кёдо хококу. [Япония, Австралия и экономика западной части Тихого океана: совместный доклад С. Окита и Дж. Кроуфорда правительствам Японии и Австралии]. – Токио, 1976. – 189 с. 

67 Ball W. M. Japan. Enemy or Ally? – New York, 1949; Ball W. M. Australia and Japan: Documents and Readings in Australian History. – Melbourne, 1969; Schaller M. The American Occupation of Japan. The Origins of the Cold War in Asia. – New York, 1985.

68 Ball W. M. Japan. Enemy or Ally? – New York, 1949. – P. 27-35.

69 Rosecrance R.N. Australian Diplomacy and Japan, 1945 – 1951. – Melbourne, 1962. – 282 p.

70 Watt A. The Evolution of Australian Foreign Policy. 1938 – 1965. – London, 1967. – 387 p.

71 Rix A. The Australia-Japan political alignment: 1952 to the present. – London; New York, 2002. – 195 р.

72 См. например: ANNUAL REPORT. Australia–Japan Research Centre. Asia Pacific School of Economics and Government. The Australian National University. Canberra.Australia. – http://ajrcnet.anu.edu.au

73 См. например: Trade Strategy and the Asian-Pacific Region/Ed. By Hugh Corbet. – London, 1970. – Р. 50, 54, 63, 83-88; Viviani N. Australia and Japan. Approach to Development Policy. ‘Australia-Japan Economic Relations Research Project’. – Canberra, 1975. – Р. 85-87; См. например: Trade Strategy and the Asian-Pacific Region/Ed. By Hugh Corbet. – London, 1970. – Р. 50, 54, 63, 83-88; Viviani N. Australia and Japan. Approach to Development Policy. ‘Australia-Japan Economic Relations Research Project’. – Canberra, 1975. – Р. 85-87.

74 Олтаржевский В.П. Советский Союз и Новая Зеландия в системе международных отношений 40-80-х г.г. ХХ века. – Иркутск, 1999. – C. 14.

75 См.: Japan-New Zealand Project: bibliography as at 12 February 1997/Compiled by Peter Boston. – Palmerston North, N.Z.: New Zealand Centre for Japanese Studies, 1997. – 2 v. –  v. 1. Published material. – 256 p.; v. 2. Unpublished material. – 208 p.

76 Wood F.L.W. The New Zealand People at War. Political and External Affairs. – Wellington, 1958. – 396 р. 

77 Milner I. New Zealand’s Interests and Policies in the Far East. – N.Y., 1939; Lissingtone M.P. New Zealand and Japan, 1900-1941. – Wellington, 1972; Trotter A. New Zealand and Japan, 1945-1952: the occupation and the peace treaty. – London, 1990; Horsley D.W. New Zealand and Japan: Trade Relations 1928-1958. – MA thesis, University of Canterbury, 1991;  Brocklebank L.W. Jayforce. New Zealand and the Military Occupation of Japan, 1945-1948. – Auckland, 1997. 

78 Sinclair K. A. History of New Zealand. – Revised ed. – Oxford, 1998; The Oxford Illustrated History of New Zealand/Ed. by Keith Sinclair. – Auckland, 1997.

79 Kennaway R. New Zealand Foreign Policy 1951-1971. – Wellington; London, 1972. – 166 p.

80 McIntosh A.D. Origins of the Department of External Affairs in the Formulation of an Independent Foreign Policy//New Zealand in World Affairs. – Vol. I. – Wellington, 1991. – P. 9-37; Scott J. Recognizing China//New Zealand in World Affairs. – Vol. II. – Wellington, 1991. – P. 227-253;  Trotter A. From Suspicion to Growing Partnership: New Zealand and Japan//New Zealand in World Affairs. – Vol. II. – P. 195-227; Trotter A. An Evolving Relationship:New Zealand and Japan//New Zealand in World Affairs. – Vol.III. – Wellington, 1999. – P. 205-226; Brown B. New Zealand in the World Economy: Trade Negotiations and Diversification//New Zealand in World Affairs. – Vol. III. – P. 21-62.

81 Kennedy I. New Zealand and Japan: adding value. – Wellington, 1992. – 161 p.

82 Hoadley S. The New Zealand Foreign Affairs Handbook. – 2-nd ed. – Auckland: Oxford Univ. Press, 1992. – 178 p.

83 McKinnon  M.A. Independence and Foreign Policy. New Zealand in the World Since 1935. – Auckland, 1993. – 330 p.

84 Ibid. – P. 210-211, 216-217.

85 Japan and New Zealand: 150 years/Ed.by Roger Peren. – Wellington, 1999. – 256 p.

86 О дискуссии по проблеме трактовки термина «Азиатско-Тихоокеанский регион» см. статью: Пузыня Н.Н. О проблеме деления мира на регионы и субрегионы в регионоведении (на примере АТР и его субрегионов)//Актуальные проблемы права, экономики и управления: Сборник статей международной научно-практической конференции. – Иркутск, 2011. – Вып. VII, Т. II. – С. 181-183.

87 Алиев Р.Ш.-А. Внешняя политика Японии в 70-х – начале 80-х годов (теория и практика). – М., 1986.

88 Богатуров А.Д. Современные теории стабильности и международные отношения России в Восточной Азии в 1970-90-е гг. – М., 1996; Его же. Японская дипломатия в борьбе за источники энергетического сырья (70-80-е годы). – М., 1988.

89Kissinger H. Diplomacy. – New York: Simon & Schuster, 1994. 

90 Попов В.И. Современная дипломатия: теория и практика.– 2-е изд., доп. – М., 2003.

91 Торкунов А. В. Современные международные отношения и мировая политика. – М., 2004.

92 Fukuyama F. The End of History//The National Interest. – Wash. – N. 16. – Summer 1989. – P. 3–18.

93 Huntington S. The Clash of Civilizations and the Remaking of World Order. – N.Y.: A Touchstone Book, 1997.

94 Цыганков П.А. Международные отношения. – М., 1996.

95 Гайко сэйсё. Вага гайко-но кинкё. [Синяя книга по внешней политике. Современное состояние внешней политики Японии]. – Токио.

96 Гаймусё кохёсю. [Сборник официальных публикаций министерства иностранных дел Японии]. – Токио.

97 Australian  Foreign Affairs Record. – Canberra. 

98 New Zealand Foreign Affairs Review.  – Wellington. 

99 External Affairs Review. – Wellington.

100 Цусё хакусё. [Белая книга по внешней торговле]. – Токио.

101 Кокусай хикаку токэй. [Статистика международных сравнений] и др. 

102 Юсюцу синко-кара кокусай кётё-э дзеторо-но сандзюнэн. [От содействия экспорту к международному сотрудничеству: 30-летие ДЖЕТРО]. – Токио, 1988.

103 Official Yearbook of the Commonwealth of Australia. – Canberra.

104 New Zealand Official Yearbook. – Wellington.

105 См. например: Го-нити канкэй. [Австралийско-японские отношения]. – Токио: Осуторариа тайсикан [Токио: Посольство Австралии], 1990-1993 и др.

106 См. например: Japan/Commonwealth of Australia. Parliamentary debates (Hansard). Twenty-seventh Parliament. Official Hansard report. 1971-72. – Canberra, 1972 и др.

107 См. например: Киси сори-но дайнидзи тонан адзиа сёкоку, осуторариа, ню дзирандо хомон. [Информация о визите премьер-министра Киси в государства Юго-Восточной Азии, Австралию, Новую Зеландию]. – Toкиo, 1957 и др.

108 См. например: Hirano M.  The Japanese diplomacy, 1976. – Tokyo, 1976. – 77 р. и др.

109 См. например: Must we trust Japan? – Wellington, New Zealand Institute of International Affairs, 1952; Japan and Australia in the seventies/Edited by J.A.A. Stockwin//Australian Institute of International Affairs. – Sydney, 1972; Japan Review of International Affairs. Volume 6, special issue. Asia-Pacific partnerships. – Tokyo: Japan Institute of International Affairs, 1992.

110 UN Secretariat: http//www.untreaty.un.org/unts.

111 Diplomatic Bluebook. – http://www.mofa.go.jp/policy/other/bluebook.

112 Australia. Yearbook. – Canberra: Australian Bureau of Statistics. – http://catalogue.nla.gov. au/ Record/

113 Экономическая и деловая информация по внешней торговле с Австралией и Новой Зеландией: http://www.jetro.go.jp/; http://jin.jcic.or.jp/.

114 APEC Secretariat http//www.apec.gov/; http//www. apecsec.org.sg/; http//www.apec.org/.

115 Вага гайко-но кинкё. – 1972. – № 16. – С. 422.

116 Вага гайко-но кинкё. – 1991. –  № 35. – С. 248.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.