WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Асрибекова Тамара Вадимовна

Армянская диаспора в Москве.

История формирования и этнокультурное развитие

в конце XX-начале XXI в.

Специальность 07.00.07

Этнография, этнология, антропология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Москва  2012

Работа выполнена в Отделе Кавказа ФБГУН Института этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН

Научный руководитель: Алла Ервандовна Тер-Саркисянц

Доктор исторических наук

  Официальные оппоненты:

Юрий Вартанович Арутюнян, член-корреспондент РАН, доктор исторических наук, профессор Института этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая, советник РАН.

Бурастан Сергеевна  Зулумян, кандидат филологических наук, старший научный сотрудник Отдела литератур народов Российской Федерации и СНГ ИМЛИ им. А.М. Горького РАН

Ведущая организация: Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова, кафедра этнологии исторического факультета.

Защита состоится «  19 » июня 2012 г., в 13 час. на заседании диссертационного совета  Д 002.117.01 по защите докторских и кандидатских диссертаций  при Институте этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН по адресу: 119991, Москва, Ленинский проспект, 32 А, корп. В.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН.

Автореферат разослан « 18  » мая  2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор исторических наук  А.Е. Тер-Саркисянц

  1. Общая характеристика работы.

Этнокультурную историю армянского народа трудно представить себе без истории его диаспоры, составляющей теперь, в начале XXI в., почти две трети его общей численности примерно в 9 млн человек. На сегодня самой крупной в мире и относительно рано сформировавшейся диаспорой армянского народа является российская. По переписи 2002 г., армяне составляли в России 1130 тыс. человек, по переписи 2010 г. – 1183 тыс. Вместе с тем, по оценочным данным уже на апрель 2005 г., армян в России было 2200 тыс.  человек.  Таким образом, по сравнению с данными переписи 1989 г. (532,4 тыс.) произошло значительное увеличение их численности. И это не случайно, поскольку именно в России как в близком по духу христианском государстве уже издавна было создано несколько армянских поселений, а впоследствии, начиная со второй половины XVII в., армянский народ, разделенный в 1639 г. между Османской империей и сефевидским Ираном,  в поисках союзников в своей национально-освободительной борьбе стал все больше ориентироваться на Россию, и с начала XIX в., после присоединения большей части Восточной Армении к Российской империи, жизнь восточных армян была уже тесно связана с Россией.

Одним из таких российских поселений был столичный город Москва, который со временем стал для армян важным центром его просвещения и культуры.

Данная диссертационная работа посвящена основным этапам истории  формирования армянской диаспоры в Москве и ее современному этнокультурному развитию.  При этом при изучении современности особое внимание уделяется деятельности различных армянских национально-культурных общественных организаций и их роли в сохранении московскими армянами своей идентичности. В  основе рассматриваемой нами этнической общности как группе людей, связанных друг с другом общими культурными нормативами, языком, историей, заложена концепция взаимодействия людей на групповом уровне, разработанная в свое время в структурно-функциональном подходе такими учеными, как Э. Дюркгейм., Б. Малиновский, А. Радклифф-Браун. Если рассматривать армянство как  единое целое, то  от функциональности этнических организаций (как элемента структурной целостности) в определенной мере зависит дееспособность этого целого.

Объект исследования – армянское население, проживающее на территории г. Москвы в разные исторические периоды.

Предмет исследования – этнокультурное развитие армян Москвы преимущественно в современный период.

Цель диссертационной работы сводится как к освещению  основных этапов истории формирования армянской диаспоры в Москве (главным образом с использованием документального и литературного фактологического материала), так и к исследованию ее современного этнокультурного развития на основе анализа данных, полученных автором в ходе полевого исследования, в частности, анкетирования группы московских армян в 2010-2011 гг., а также анализа  деятельности существующих в настоящее время в Москве около 40 армянских общественных организаций разного юридического статуса и их роли в сохранении национальных черт в культуре московских армян и  их идентичности. Особое внимание уделено выявлению, с одной стороны,  ассимиляционных процессов среди разных поколений, как уроженцев столицы, так и мигрантов (ведущих, в частности, к постепенной утрате ими языка этноса, его традиционных норм поведения, ценностных ориентаций), а с другой стороны – обнаружению степени приверженности их  к традиционному укладу своей жизни.

Задачи исследования:

1. Осветить  основные этапы истории формирования армянской диаспоры в Москве.

2. Дать обзорную информацию о существующих в настоящее время армянских культурно-просветительных организациях в Москве.

3. Изучить динамику  развития данных организаций и определить эффективность их деятельности в сохранении этнических черт в бытовой культуре разных групп московских армян.

4. Проанализировать данные, полученные в ходе полевого исследования, в частности анкетирования и интервьюирования группы московских армян в 2010-2011 гг. и сравнить их с данными, полученными ранее другими исследователями.

В диссертации, помимо документальных источников и историко-этнографической литературы, использованы такие методы исследования, как включенное наблюдение; контент-анализ текстов, опубликованных в различных периодических изданиях; сбор информации, полученный в ходе непосредственного, систематического восприятия и регистрации фактов; проведенное в ходе полевого исследования интервьюирование и анкетирование группы московских армян.

Научная новизна диссертационной работы состоит в том,  что она является фактически первым обобщающим историко-этнографическим исследованием об армянах, проживающих на территории Москвы в разные исторические периоды, но с акцентом преимущественно на современность. Именно исследование современного этнокультурного развития московских армян, основанное на таких источниках, как данные, полученные в ходе полевого исследования, явилось главным научным вкладом автора в изучение данной темы.

Актуальность работы  заключается в том, что Москва, как и любая другая столица, представляет собой многонациональный объект, миграционный приток в который, особенно после распада СССР, представителей разных этнических групп ежегодно увеличивается. Вопросы, связанные с мигрантами, в том числе вынужденными, причины их  переселения, процессы ассимиляции и аккультурации или отсутствие оных – актуальными  будут всегда.

Сегодня миграция в Россию, в частности в Москву,  носит во многом этнический характер, являясь в значительной мере результатом межнациональных противоречий, конфликтов на всем постсоветском пространстве. Армяне, как один из элементов этнической мозаики российской столицы, интересны тем, что корни отношений между двумя христианскими государствами  (России и Армении) уходят вглубь веков.

Практическая значимость работы заключается прежде всего в том, что знание истории  и культуры любого народа (или его части), проживающего на территории Российской Федерации, в том числе в ее столице, должно способствовать взаимопониманию и добрососедству между людьми. Кроме того, изучение любого национального меньшинства, в частности в социально-культурном аспекте, имеет не только теоретическое, но и большое прикладное значение, поскольку такой многонациональной стране, как Россия, не могут быть безразличны интересы отдельных этнических меньшинств, их специфические трудности, которые они испытывают при адаптации к новому образу жизни. Поэтому приведенные в данном исследовании материалы и выводы могут быть полезными для сотрудников государственных учреждений, занимающихся национальными проблемами, миграционных служб, а также могут быть использованы при чтении курса лекций, подготовке учебников, разного рода справочных изданий по народам.

Степень научной разработанности проблемы. 

Исторические сведения относительно ранних этапов формирования армянской диаспоры в Москве имеются в ряде опубликованных документальных источниках, например: «Собрание актов, относящихся  к обозрению истории армянского народа» в трех томах (М., 1833-1838); «Армяно-русские отношения в XVII веке. Сборник документов» (Ер., т. I, 1953); «Армяно-русские отношения в первой трети XVIII века. Сборник документов» (Ер., т. I, 1964; т. II, 1967); «Историческое описание древнего Российского музея под названием мастерской и оружейной палаты, в Москве обретающегося» (М., ч. I, 1807); «Армянское войско в XVIII веке. Из истории армяно-русского военного содружества (Исследования и документы)» (Ер., 1968).

Кроме того, сведения об армянах, поселившихся в разные исторические периоды в Москве, можно найти в научных публикациях, посвященных формированию армянских поселений как в Москве, так и (фрагментарно) в целом по России и в мире, в работах по истории армяно-русских взаимоотношений. Это, например, такие труды историков, как: А. Ерицов «Первоначальное знакомство армян с северо-восточной Русью до воцарения дома Романовых в 1613 г.» (Тифлис, 1901); М.Н. Тихомиров «Древняя Москва» (М., 1947), «Средневековая Москва в XIV-XV вв.» (М., 1957) и «Средневековая Россия на международных путях (XIV-XV вв.)» (М., 1966); А.Г. Абрамян «Краткий очерк истории армянских переселенческих очагов» (Ер., т. I, 1964, на арм. яз.); З.Т. Григорян «Присоединение Восточной Армении к России в начале XIX в.» (М., 1959) , «История вековой дружбы армянского и русского народов» (Ер., 1960) и «Присоединение Восточной Армении к России и его историческое значение» (Ер., 1978); К.Н. Григорьян «Из истории русско-армянских литературных и культурных отношений (X - начало XX в.)» (Ер.,1974); С.А. Тер-Авакимова «Армяно-русские отношения в период подготовки Персидского похода» (Ер.,1980); Л.С. Хачикян «Армяне в древней Москве и на путях, ведущих в Москву» (Ер., 1990); Ж.А. Ананян, В.А. Хачатурян «Армянские общины России» (Ер., 1993); Ц.П. Агаян «Россия в судьбах армян и Армении» (М., 1994); М.А. Аствацатурова «Диаспоры в Российской Федерации. Формирование и управление»  (Ростов-на-Дону, 2002); А.Е. Тер-Саркисянц «Армяне. История и этнокультурные традиции» (М., 1998) и «История и культура армянского народа с древнейших времен до начала XIX в.» (М., 2005; 2-е издание М., 2008); А.И. Атаджанян «Из истории армяно-русских взаимоотношений X-XVIII в.» (Ер., 2006); С.Х. Мурадян «Армянское Ваганьковское кладбище» (Ер., 2007); В. Дятлов, Э. Мелконян «Армянская диаспора: очерки социокультурной типологии» (Ер., 2009).

Различные аспекты истории армянской общины в Москве освещены также в следующих статьях: И.А. Амирьянц «Армяне Москвы» (М., 1997); Э.Е. Долбакян «Москва – город судьбы армянской» (М., 1998); А.Е. Тер-Саркисянц «Из истории армянской общины Москвы» (М., 2003); А.А. Степанян «Социокультурные особенности армянской этнообщины Москвы (экскурс в прошлое и результаты полевого обследования 2003 г.)» (М., 2004); Р.М. Абрамян «Из истории армянской общины Москвы. Надгробья начала XVII в. из Данилова монастыря» (М., 2006); С.Х. Мурадян  «Московские домовладения Лазаревых и их родственников» (М., 2009); В. Пушков «Армяне и первый сафьяновый завод в Москве в XVII в.» (М., 2009) и «Выпускники Московского императорского университета армянского происхождения (1876-1916 гг.)» (М., 2009).

Цикл научных исследований посвящен истории формирования и деятельности прославленного Лазаревского института восточных языков в Москве. Прежде всего, это следующие книги: А.З. Зиновьев «Исторический очерк Лазаревского института восточных языков» (М., 1863); А.С. Игнатян «История Московского Лазаревского института восточных языков» (Ер., 1969, на арм. яз.); А.П. Базиянц «Лазаревский институт в истории отечественного востоковедения» (М., 1973) и «Над архивом Лазаревых» (М., 1982); А.Т. Амирханян «Тайны дома Лазаревых. Фрагменты истории московской армянской общины XIV-XX века» (М., 1992). Лазаревскому институту восточных языков посвящены также статьи: Ж.А. Ананян «Лазаревский институт восточных языков в первой половине XIX в.» (Ер., 1998), В.А. Хачатурян «Становление армянских колоний в России» (М., 2000), Б. С. Зулумян «Литературно-научная деятельность Лазаревского института восточных языков» (М., 2003), Г. К.Маргарян «Роль Х. Е. Лазарева в истории русско-армянских отношений» (М., 2006), С.Х. Мурадян «О дате основания Лазаревского института восточных языков» (М., 2009).

Социально-политические события конца 1980-х – начала 1990-х годов, связанные с обострением межнациональных конфликтов на Кавказе, распадом СССР, с экономическими трудностями в постсоветской Армении, вызвали несколько волн вынужденной миграции армян, главным образом беженцев (из Азербайджана и Абхазии) и трудовых мигрантов (из Армении), на территорию России, в том числе и в Москву. Ученые не могли остаться в стороне от этой острейшей проблемы. Уже во второй половине 1980-х годов (т.е. практически по «горячим следам») московскими социологами по заказу Госкомтруда СССР было проведено эмпирическое исследование по проекту «Социальные проблемы вынужденной миграции населения СССР», в ходе которого было заполнено свыше 1200 анкет в разных регионах, в том числе в Москве и Московской области. Результаты этого исследования приведены в книге В. Червякова, В. Шапиро и Ф. Шереги «Межнациональные конфликты и проблемы беженцев» (М., 1991, ч. I-II).

Армянским беженцам и трудовым мигрантам, прибывшим в то время из Азербайджана в Россию, в том числе и в московский регион, посвящена статья А.Е. Тер-Саркисянц «Вынужденные миграции армян: причины и проблемы адаптации» (М., 2001), а также написанный ею раздел «Вынужденные миграции армян» в совместной с Ю.Д. Анчабадзе и Л.К. Гостиевой статье «Беженцы Кавказа» (М., 2001).

Результаты проведенного в тот период социологического исследования причин миграций различных этносов, в том числе и армян на территорию Москвы, проблемы их адаптации в иноэтничной среде, различия в восприятии титульного этноса и мигрантов изложены В.К. Мальковой в работе «Москва многонациональная: конфликт или согласие? Русские москвичи и иноэтничные мигранты: взгляд друг на друга» (М., 2001).

Особо следует выделить результаты социологических исследований по армянам Москвы, проведенные под руководством Ю.В. Арутюняна, которые изложены им в нескольких публикациях: «Социальный портрет по материалам этносоциологического исследования» (М., 1991); «Армяне в Москве (по результатам сравнительного исследования)» (М., 2001), «Московские армяне глазами этносоциолога» (М., 2001), «Армяне-россияне сквозь призму этносоциологии» (М., 2010); «Об армянской диаспоре в России. Этносоциологическое исследование армян Москвы и Краснодара» (Ер., 2011). В этих работах автор на основе этносоциологических исследований разных лет анализирует социально-этнические характеристики как московских, так и ряда других групп российских армян, их национальное самосознание, степень включенности армян в российскую среду, проявление этнических черт в их культуре и образе жизни, выявляет тенденции перспективных изменений в их социально-этническом облике.

О некоторых сторонах  культурной жизни  армян Москвы имеются сведения в статьях Ю. Бакши «О московских армянских организациях. Московский камерный хор» (М., 1998), И. Медведевой «Абрикосовое дерево» (М., 1999), В. Рыльского «В Москве отметили 100-летие “Союза армянской помощи”» (М., 2010).

  Основным источником по изучению современного этнокультурного развития московских армян  стали  данные, полученные автором  в ходе интервьюирования и анкетирования около 100 респондентов-армян разных возрастных и социальных категорий. Среди них  были выделены четыре  группы: 1) уроженцы Москвы; 2) армяне, проживающие в Москве от 1 года до 10 лет; 3) от 10 до 20 лет и 4) более 20 лет. Респондентам было предложено ответить на 46 вопросов открытого типа, что дало возможность для опрашиваемых самостоятельного ответа, не ограниченного рамками предложенных вариантов.

Помимо анкетного опроса, автором был проведен сбор материалов в различных московских организациях: в школе с этнокультурным компонентом № 1650, школе № 2042, воскресной армянской школе  при посольстве Республики Армения в РФ, армянской церкви Сурб Арутюн, в культурно-просветительных общественных организациях – НУР, Русско-армянском содружестве, Ассоциации армянской молодежи МГИМО, Ассоциации студентов МГУ, СИВАМ (Союз интеллектуального взаимодействия армянской молодежи), МЕНК («Мы»), в нескольких землячествах; в рамках исследования была проанализирована также деятельность общероссийской общественной организации «Союз армян России» (САР) и ее Московского отделения, Московской армянской общины, Форума армянских организаций Москвы, Союза армянских женщин России, культурно-просветительного общества «Арарат» и других, проанализирована деятельность практически всех существующих армянских печатных изданий в Москве, привлечена информация интернет-сайтов о деятельности современных армянских организаций.

Положения, выносимые на защиту:

1. Данная диссертация является обобщающим историко-этнографическим исследованием об армянах, проживающих на территории Москвы в разные исторические периоды, но с акцентом, главным образом,  на современность.

2. Исследование современного этнокультурного развития московских армян, основанное на таких источниках, как данные, полученные в ходе полевого исследования,  интервьюирования и анкетирования, явилось главным научным вкладом автора в разработку данной темы.

3. Армяне, как один из элементов этнической мозаики российской столицы, интересны тем, что корни отношений между двумя христианскими государствами  (России и Армении) уходят вглубь веков.

4. Изучение любого национального меньшинства, в частности в социально-культурном аспекте, имеет не только теоретическое, но и большое прикладное значение, поскольку такой многонациональной стране, как Россия, и ее столь же многонациональной столице, не могут быть безразличны интересы отдельных этнических меньшинств, их специфические трудности, которые они испытывают при адаптации к новому образу жизни.

  5. В отношении степени сохранения армянами  Москвы традиций  автором выделены  два пути реализации этой цели: индивидуальный (внутрисемейный) и социальный (участие в различных организациях).

Апробация работы. Основные результаты исследований автора  были опубликованы в ряде статей (см. список публикаций), в том числе в одном из научных журналов по списку ВАК («Вестник Московского университета. Серия 8. История»), а также изложены в тезисах и докладах на конференциях молодых ученых, организованных Институтом этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН в 2010 и 2011 г., и на конференциях в Киеве в 2011 и 2012  г., организованных Киевским национальным университетом им. Тараса Шевченко.

  Структура работы. Диссертация состоит из Введения, двух глав, Заключения, Списка использованных источников и литературы и Приложения.

  1. Основное содержание диссертации.

Во Введении дается общая характеристика работы, обосновывается ее актуальность, проанализирована степень разработанности темы, определены объект и предмет исследования, сформулированы цели, задачи и методы исследования, положения, выносимые на защиту, раскрывается научная новизна и  практическая значимость работы.

Глава I диссертации «История формирования армянской диаспоры в Москве» состоит из двух параграфов.

В первом параграфе «Основные этапы формирования армянской диаспоры в Москве» дан краткий экскурс в историю формирования московской армянской диаспоры, при этом подчеркнуто, что армяно-русские отношения уходят корнями вглубь веков, что эти  отношения всегда носили дружественный, взаимовыгодный характер. Христианская Армения  с давних времен  тяготела к православной России, в которой видела возможную защиту от иноверцев (Турции и  Ирана, между которыми была разделена).

Начиная с XIV в., то есть с периода возвышения Московского княжества, армяне, слывя отличными строителями, врачами, надежными посредниками в торговле между странами Востока и Россией, становятся частыми и желанными гостями в Москве. Первое письменное упоминание об армянах в Москве относится к  1390 г. В то же время некоторые факты свидетельствуют о том, что армяне проживали на территории Москвы задолго до первого письменного упоминания ее (1147 г.). Примером может служить, обнаруженная при раскопках Кремля армянская серебряная монета, отчеканенная в 866 г., когда существовало Армянское государство Багратуни1.

При Иване IV многие армяне были поселены на постоянное жительство в той части Москвы, которая называлась Белым городом, где жили «обеленные», то есть свободные, люди из иностранцев, пользовавшиеся налоговыми льготами. Армянский двор был зафиксирован в официальном документе XVI в., в частности в объяснении к «Петрову чертежу» (план Москвы 1597 г.): в Белом городе, в районе Покровки, под цифрой 8 обозначен «двор польских купцов, с которыми граничит двор армянских купцов». На других,  более поздних планах  армянские дворы указаны также в районе Артамонова переулка и Ильинских ворот. На фрагменте плана Москвы 1661 г., на площади близ Ильинских ворот, там, где ныне расположен Политехнический музей, изображен Армянский двор, имевший форму вытянутого прямоугольника2.

Наиболее постоянный и систематический  характер армяно-русские связи носят с середины XVII в.  В это время определяющим фактором этих отношений были, в основном, торгово-экономические связи, однако с каждым последующим столетием, связующим звеном становятся не только экономические, но и культурные  отношения3.

В Россию, в частности в Москву, стали приезжать на длительный срок или на постоянное жительство многие представители армянских деловых кругов и деятелей культуры4. В свою очередь, в целях развития торговли с восточными странами русские цари сами  поощряли  деятельность армянских купцов, которые привозили им богатые дары. Примером может служить трон, хранящийся ныне в Оружейной палате Московского Кремля, который в 1660 г. привезли в подарок царю Алексею Михайловичу (1645-1676) известные деятели армянской торговой компании из Новой Джуги (основанной в начале XVII в. армянской колонии в Иране, близ Исфахана) Ходжа Закар Саградов (Шериманян) и Григор Лусиков.

Новый импульс русско-армянские отношения получили при Петре I, когда Россия превратилась в сильное государство, игравшее заметную роль в международных отношениях. Царское правительство, продолжая политику льгот армянским купцам, способствовало увеличению числа армянского  населения России и в частности Москвы.

Среди армян Москвы в XVIII-XIX вв. были такие известные фамилии, как Лазаревы, Арапетовы, Ахвердовы, князья Абамелек и Аргутинские, графы Лорис-Меликовы и Деляновы, которые получали не только российское подданство, но со временем и дворянские титулы. Представители этих фамилий становились крупными государственными деятелями России, славились своей благотворительностью.

Во втором параграфе «Роль Москвы как  центра культуры и просвещения армян» отображена культурная жизнь армян в России, в том числе в Москве в XVIII-XIX вв. Характерной чертой этого периода является целенаправленная идейная нагрузка: на первый план выдвигается задача просвещения армянского населения, осуществления программы подготовки кадров образованных людей.

До присоединения в начале XIX в. к России персидской части исторической Армении культура армян была включена в иные условия. Памятники «армянской руки» создавались и в XVII-XVIII вв., но создавались они в условиях мусульманских империй, неохотно допускавших на своей территории церковное строительство и принципиально враждебных изобразительному искусству5. Деятели армянского национально-освободительного движения ясно осознавали, что обеспечение физической и религиозной безопасности – только начало подлинного возрождения армянского народа. Иван Лазарев, архиепископ Иосиф Аргутинский, ставший в 1773 г. главой армянской епархии в России, Нерсес Аштаракеци и другие известные общественные деятели являлись инициаторами создания нескольких светских учебных заведений для приобщения армянской молодежи к культуре и науке, а также типографий для  издания исторической литературы, словарей и публицистики. Такие армянские учебные заведения и типографии были основаны в ряде российских городов, в частности, в Новом Нахичеване, Астрахани, Феодосии. При этом армянские учебные заведения и типографии были частными, созданными на благотворительные средства, и поддержки от государства не получали.

В мае 1815 г. в Армянском переулке в Москве, на средства семьи Лазаревых было открыто учебное заведение.  По мысли Лазаревых, устройство такого заведения для армянских детей и юношей следовало осуществить в Москве либо в Петербурге, чтобы  оттуда можно было распространять знания среди многочисленных армянских общин, существовавших в то время в России. Выбор в пользу Москвы был обусловлен несколькими причинами – во-первых, сказалось благотворное влияние первого российского университета, в котором многие армянские юноши получали возможность приобщаться к богатейшей русской и в целом европейской культуре и науке6. Второй важный аргумент – это геополитическое положение Москвы. Ситуация на Кавказе и в Закавказье была слишком сложной, чтобы создавать там крупный учебный центр, а создание для армян учебного заведения такого масштаба ни в Иране, ни в Турции не представлялось возможным.

С момента своего возникновения Лазаревское  учебное заведение было армяно-русским.  Совместное обучение армян и русских в одном училище рассматривалось его основателями как полезное гражданское начинание в воспитании юношей, приобщение их к русской и европейской культуре.

Учебный план предусматривал, помимо обычного курса русских гимназий, преподавание армянского языка, армянской словесности и ряда других дисциплин для армянского юношества, а также изучение восточных языков, что имело важное значение как для России, так и для Армении, территория которой в то время находилась в пределах Ирана и Турции.  С годами это учебное заведение превратилось в крупный научно-просветительный центр. В 1827 г., то есть через 12 лет с момента своего открытия, оно было преобразовано  в Лазаревский институт восточных языков. При институте имелась одна из лучших в Москве типографий, оборудование для которой Лазаревы приобрели в Париже и Лондоне. В ней печатались книги на 13 европейских и восточных языках. Наладив выпуск разнообразной литературы, в том числе исторической, учебной, издавая  словари, хрестоматии,  переводы, научные исследования,  Лазаревский институт внес значительный вклад в отечественную ориенталистику. Институт располагал большим книжным фондом, а также богатой коллекцией рукописей, особенно армянских, наиболее древней из которых было Лазаревское  Евангелие 887 г.

В начале ХХ в. Лазаревский институт не был в стороне от происходивших в России бурных политических событий. Его студенты принимали активное участие в митингах, забастовках в 1905-1917 гг. Тяжелым для института стал 1918 г., когда в связи с продовольственным кризисом и участившимися болезнями воспитанников, руководство было вынуждено прекратить занятия. Академик Н.Я. Марр с группой востоковедов организовал Переднеазиатский институт, а затем в 1919 г. – Армянский институт. В 1921 г. открытый годом раньше Центральный институт живых восточных языков был объединен с Восточным отделением Московского университета в одно высшее учебное заведение – Московский институт востоковедения, а Лазаревский институт был переименован в Дом культуры Советской Армении и передан в распоряжение правительства Армении7.

В Москве выходило несколько армянских периодических изданий. Наиболее крупным был прогрессивный журнал «Юсисапайл» («Северное сияние») (1858-1864), в котором публиковались свободолюбивые сочинения ученых, поэтов, общественных деятелей, публицистов, переводы произведений известных русских и европейских писателей и мыслителей. В Москве на армянском языке издавались  также литературный сборник «Чраках» («Перлы») (1858-1862); газета «Амбавабер Русио» («Вестник России») (1861-1864); ежегодник «Парос» («Маяк») (1872-1876); иллюстрированный журнал «Парос hАйастани» («Маяк Армении») (1879-1881). Дважды в год печатался  «Андес граканакан ев патмакан» («Литературный и исторический журнал»), публиковавшийся с (1888-1896);  публиковались «Эминовский этнографический сборник» (1901-1910) и раз в две недели газета «Март» («Борьба») (1911-1916) (с января 1926 по апрель 1918 г. она печаталась на русском языке). Армяне старались выпускать литературу и на русском языке, которая была призвана знакомить общественность с историей и культурой армянского народа. Так, в конце XIX в. по инициативе общественного деятеля Григора Джаншиева двумя изданиями (в 1897 и 1898 г.) вышел общественно-политический и литературный сборник «Братская помощь пострадавшим в Турции армянам» (доход от продажи которого предназначался для оказания помощи беженцам), а в 1916 г. – «Поэзия Армении с древнейших времен до наших дней» со вступительной статьей, примечаниями и под редакцией В.Я. Брюсова8.

В жизни как московских, так и всех армян, заметную роль всегда играла Армянская апостольская церковь. Армянские храмы существовали практически повсюду, где жили армяне, жизнь которых во многом строилась именно вокруг церкви  как символа и средоточия национального единства, как важнейшего фактора сохранения их самобытности. В Москве первую армянскую церковь было разрешено построить уже в конце XVII в., когда армянское население столицы составило почти 2 тыс. человек. Церковь построили на одной из главных улиц Китай-города – Ильинке, точнее на территории Посольского двора. Впоследствии ее перенесли на Пресню, где в 1745 г. была построена церковь Успения Пресвятыя Богородицы, а по Большой Грузинской улице – дома армянской церкви. В годы царствования Елизаветы Петровны (1741-1761) начались гонения на армянскую церковь. Храм на Пресне нередко опечатывали, но чиновники из Синода были бессильны окончательно закрыть его. Л.Н. Лазарев, как человек влиятельный, защищал в Синоде право соотечественников молиться в Москве. В 1760-е гг. он вложил большие средства в  перестройку храма на Пресне, а его сыновья пригласили художников, которые  украсили интерьер этого храма иконостасом тончайшей работы. Отдельное армянское кладбище в Москве при церкви Успения Пресвятыя Богородицы упоминается с 1705 г. Его площадь в современном измерении составляла 0,7 га. И церковь, и некрополь, о которых сохранилось мало сведений, были снесены в 30-х годах XX века. Успенский храм существовал еще в конце 1920-х гг., но вскоре был снесен. Позднее, в 1960-е гг. пустырь на его месте был застроен жилыми домами.

Вторая  армянская церковь была построена в 1779 г. в Столповом (с конца XVIII в. – Армянском) переулке по проекту известного архитектора Ю.М. Фельтена, хотя разрешение на ее сооружение, по прошению И. Л. Лазарева, было получено еще в 1770 г.9.  Она получила название Сурб Хач – Св. Креста. Но и эта церковь впоследствии была снесена.

После разрушения двух старейших церквей местом притяжения армян в Москве оставалась церковь Сурб Арутюн (Св. Воскресения). Ее соорудили на «ваганьковском  поле иждивением…двух братьев: Мины и Иоакима Лазаревичей Лазаревых…в лето..1815-е июня 1 дня, в первопрестольной столице Москве»10. На конфессиональную принадлежность церкви указывает хачкар — резной крест–камень над главным входом, а также отсутствие иконостаса внутри; алтарь, как положено в армянских храмах, установлен на возвышении. В эту церковь были перенесены из пресненской церкви тела погребенных в ней членов семьи Лазаревых.  Церковь сохранилась до наших дней. Продолжает функционировать и армянская часть  Ваганьковского кладбища. Решение об отводе земли под это кладбище было принято по прошению попечителя столичных армянских церквей  М.Л. Лазарева. Указом Московского губернского правления от 21 апреля 1805 г. под него был отведен участок земли площадью 2,22 га. Кладбище имеет форму правильного ромба, обнесённого кирпичной стеной с башнями и  насчитывает более 10000 погребений. По оценкам специалистов, сейчас сохранилось не более 15% от общего количества надгробий XIX в. Самое раннее захоронение датируется 1818 г.  В северо-восточной части кладбища находятся три часовни, построенные крупным армянским банкиром И.С. Анановым. На кладбище погребены многие известные деятели армянской диаспоры Москвы.

Присоединение Восточной Армении к России сыграло положительную роль  и для развития среди армян изобразительного искусства. Находясь уже в составе  Российской империи, армяне чувствовали себя свободнее и спокойнее, перенимали и поддерживали течения и новые направления в искусстве, получили возможность учиться в России. В истории остались имена таких прославленных армянских художников, как Вардкес Суренянц, считающийся основоположником исторического жанра в армянской живописи; Егише Татевосян, в чьем творчестве нашел свежий отклик импрессионизм; и особенно всемирно известный своими яркими картинами о Кавказе Мартирос Сарьян.

Вторая глава  «Этнокультурное развитие армян Москвы в конце  XX начале XXI в.» также разделена на два параграфа.

В первом  параграфе «Миграции армян в Москву в конце XX  - начале XXI в. и их причины» выявлены основные причины переселения армян на  территорию Москвы. Динамика изменения мотивов миграций в разные годы представлена в таблице 1, содержащей сравнительный анализ данных, полученных в ходе полевого исследования диссертанта с данными других авторов.

Таким образом, если с конца 1980-х годов, в условиях обострившихся на Кавказе межнациональных конфликтов, армяне вынуждены были мигрировать  в основном из-за преследований за национальную принадлежность (это были главным образом беженцы из Азербайджана), а с начала 1990-х годов, из-за острого экономического кризиса в Армении оттуда хлынул поток трудовых мигрантов, то  в дальнейшем мотивация к миграции изменилась, и армяне  стали приезжать в Москву  преимущественно из-за стремления к социально-культурному росту, повышению жизненного уровня, то есть к использованию очевидных преимуществ столицы большой страны.

В свое время Ю.В. Арутюняном были выделены две социально-этнические группы армян: армян-уроженцев Москвы и армян-мигрантов разных лет, классификация которых была обусловлена прежде всего причинами и временем переезда их в Москву. Если среди армянских мигрантов (часть из которых временно проживают в Москве) много рабочих, то армяне-уроженцы Москвы  принадлежат в основном к интеллигенции.

Таблица 1

  Причины переезда армян в Москву*.

Годы

Причина переезда

1990

85,5% - преследования за национальную принадлежность

1991-1998

60% - отсутствие рабочих мест

25% - воссоединение семьи

15% - недостаточная заработная плата

2003

44% - прибытие на постоянное место жительство

36% - улучшение материального положения

20% - прочее

2010-2011

55% - повышение уровня жизни

30% - учеба

15% - воссоединение семьи

* Составлено по данным исследований, проведенных под руководством Ю.В. Арутюняна (1990-1998 гг.), А.А. Степаняна  (2003 г.)  и полевых исследований автора (2010-2011 гг.)

В качестве основных факторов, стимулировавших армян к миграции в Россию, в том числе и в Москву, важно отметить степень знания ими русского языка. Более того, большинство мигрантов социально активного возраста были  людьми, родившиеся и выросшие в СССР, в Советской Армении, и им были присущи определенное мировосприятие, система ценностей.  Армяне, которые родились и выросли вне своей исторической Родины, также считали себя, за редким исключением,  полноценными представителями армянского народа, хотя многие из них, из-за отсутствия армянских школ в местах их проживания,  не умели ни  читать, ни писать на армянском языке, поверхностно знали историю. В целом, армяне достаточно социально активны, одновременно степень их  включенности в общероссийскую среду трансформирует собственную этничность. Главным отражением этой трансформации служат изменения в уровне знания ими языка  своего народа. 

Результаты исследования показали, что использование армянами Москвы языка своего народа в большинстве своем (за исключением новоприбывших из Армении) ограничивается лишь устной речью (см. таблица 2) .  Именно поэтому настолько актуальна задача развития обучающего процесса в армянских школах,  культурных центрах,  существующих в Москве. Кроме того, наблюдается обратная зависимость между длительностью пребывания армян в Москве и качеством владения ими армянским языком. Если среди новоприбывших из Армении респондентов подавляющее большинство  свободно владеют армянским языком  и полностью отсутствуют те, кто армянский не знает вовсе, то значительная часть старожилов, напротив, демонстрирует средний уровень знания армянского языка и более высокий процент незнания его вообще.  Если сравнивать эти показатели с результатами, полученными Ю. В. Арутюняном и опубликованными в ходе его исследования в 2007 г., не трудно заметить, что эта тенденция сохраняется. Так, если среди новоприбывших в Москву армянских мигрантов 73% свободно владели армянским языком, то среди старожилов этот процент равнялся 55, а среди уроженцев Москвы – только 17%, при этом больше половины из них (53%) армянским языком вообще не владели11. Таблица 2

Уровень знания армянского языка*

Знание армянского языка

Уроженцы  Москвы

Армяне, проживающие в Москве

  от 1 г. до 10 лет

от 10 до 20 лет

Более

20 лет

Свободно владеют

-

Прибывшие

из Армении

(45% рес-пондентов)

Прибывшие

из России,

стран СНГ

(55% рес-

пондентов)

Прибывшие

из Армении

(70% рес-

пондентов)

Прибывшие

из России,

стран СНГ

(30% рес-

пондентов)

-

80

-

15

-

Разговор-ный уровень (читать и писать не умеют)

75

20

35

65

60

10

Средний уровень

25

-

55

20

25

70

Не владеют

-

-

10

-

15

20

*Составлено по полевым материалам автора в 2010-2011 г. Показатели даны в процентах.

В ходе проведенного нами исследования был выявлен также достаточно высокий  процент использования армянского языка в качестве родного в быту, главным образом,  у  новоприбывших армян из Армении (таблица 3). У тех, кто прибыл недавно, но не из Армении, эти показатели были ниже. Таким образом, чем длительнее проживание армян в России, тем интенсивнее проходит среди них  процесс русификации.

  Таблица  3

Использование армянского языка в быту*

Какой язык используется дома

Уроженцы Москвы

Армяне, проживающие в Москве

от 1 г. до10 лет

от 10 до 20 лет

Более

20 лет

Прибывшие

из Армении

Прибывшие

из России,

стран СНГ

Прибывшие

из Армении

Прибывшие

из России,

стран СНГ

армянский

-

50

-

40

-

-

русский

45

25

50

35

65

90

оба языка

55

25

50

25

35

10

*Составлено по полевым материалам автора в 2010-2011 гг. Показатели даны в процентах.

Помимо языка, важной основой идентичности является осознание общности культуры, традиций, приверженность к которым считается неотъемлемой частью сохранения национального самосознания,  в развитии и формировании которого большую роль играют разного рода этнические факторы.

В наших  анкетах была разработана группа вопросов, направленная на выявление у опрашиваемых армян Москвы знаний ими истории, культуры и традиций своего народа.  Анализ полученных данных показал достаточно широкий спектр знаний армянами своей истории. На первом месте среди разного рода  исторических событий ими были указаны: принятие Арменией христианства (301 г.), создание национального алфавита (405 г.), геноцид армян в Османской империи1915 г. и Карабахское освободительное движение (с 1988 г.). Эти важнейшие в национальной истории события отметили более 80% респондентов. Кроме того, к важным историческим вехам  ими (особенно прибывшими из Армении) были отнесены: Аварайрская битва между армянами и персами в 451 г., раздел Армении между Османской империей и Ираном в 1639 г., Сардарапатское сражение с турками в 1918 г., вхождение Армении в состав Советского Союза, Спитакское землетрясение в 1988 г., выход Армении из состава СССР и образование независимой Республики Армения в 1991 г., день освобождения города-крепости Шуши 9 мая 1992 г.

Проживающие в настоящее время в Москве армяне, главным образом новоприбывшие,  знают и даже нередко  отмечают следующие традиционные  праздники: Вардавар, Дрндез, День матери, Виноградный спас (Хахохортнек), Затик (Пасха), день Св. Саркиса, Хачверац, Рождество и Крещение. Что касается старожилов и тем более уроженцев Москвы, знание этих праздников гораздо ограниченнее. Особым памятным днем у армян всего мира является 24 апреля, день памяти жертв Геноцида. Важность этой  даты, как одной из центральных  и незабываемых дат в армянской истории, признают все респонденты, независимо от времени проживания их в Москве. В этот день практически все национально-культурные организации  проводят различные мероприятия: посещение утренней Литургии; проведение Ночного Бдения; выступления уважаемых людей, концерты, на которых читаются стихи, звучит национальная музыка, демонстрируются  документальные фильмы, посвященные трагическим событиям 1915 года.

Согласно ответам наших респондентов, во многих их  квартирах имеются те или иные «национальные» предметы. Их условно можно разделить на «семейные», то есть те, которые передаются из поколения в поколение, например, ковры, вазы, кофемолки, кофеварки, часы; и «национальные» – изображения хачкаров, книги по истории и культуре Армении, картины армянских художников, сшитые из шерсти традиционные одеяла, тюфяки, народные музыкальные инструменты, различные украшения.

Наиболее сложным для респондентов оказался вопрос о дескрипции армянских традиций: какие именно из них  являются армянскими, а какие общекавказскими, либо они просто происходят от христианского воспитания. Тем не менее, из полученных в ходе проведенного нами исследования данных, можно отметить следующее: около 90% всех респондентов (этот процент выше у новоприбывших мигрантов, причем не только из Армении, и несколько ниже у старожилов и уроженцев столицы) считают важным сохранение традиции  получения согласия родителей на брак и на частичное соблюдение национального свадебного обряда.  Хотя в целом, традиции, связанные с браком, у армян в Москве претерпели существенные  изменения, однако до сих пор в той или иной степени сохраняются такие значимые обряды, как сватовство, официальное обручение (ншандрек) и непосредственно сама свадьба. В последние годы у армян, главным образом у новоприбывших, вновь стало принято венчание в церкви.

Кроме традиций, связанных со свадебным циклом,  московские армяне стараются сохранять многие традиционные черты, присущие, впрочем, и другим народам Кавказа, в частности, уважение к старшим, гостеприимство, порядочность, уважительное отношение к мужчине – главе семьи, широту родственных уз.  Эти признаки, относящиеся к традиционным чертам национального характера, указали практически все респонденты – как  молодые люди, так и представители среднего и старшего поколения.

В обрядах, связанных с детьми, среди московских армян, в основном новоприбывших, нередко сохраняется традиция  праздновать  появление первого зуба у ребенка. В этот день его  сажают на пол или на диван и сыпят перед ним пшено или рис. После этого вокруг ребенка раскладывают несколько предметов: деньги, расческу, половник, машинки – все, что символизирует возможную будущую профессию. Верят, что к какой вещи ребенок потянется, она и определит его дальнейший  профессиональный выбор.

В культуре всех народов похоронно-поминальные обряды занимают особое место, хотя многие элементы, связанные с архаическими воззрениями и ритуальными действиями, в наши дни потеряны. У московских армян, опять же преимущественно у новоприбывших, похоронно-поминальные обряды, в отличие от других традиций, наиболее унифицированы. Хоронят, как правило, на третий день после смерти. В последние годы стало принятым приглашать для отпевания священника. Обряд проходит по канонам Армянской церкви сначала дома, потом у могилы. На кладбище, прежде чем предать тело земле, священник благословляет могилу, воскуряет ладан. До сих пор, хотя и редко, во время похорон бывают плакальщицы, роль которых исполняют дочери или невестки покойного, причем оплакивать они могут не только его, но и тех умерших  родственников, кто захоронен в других местах. Поминки, как это принято у армян, устраивают на 7-ой день, 40-ой дни и в годовщину смерти.

Наиболее полно из всех видов материальной культуры, сохранившей до настоящего времени свою специфику,  представлена традиционная армянская пища, в которой сочетаются растительные (зерновые) и животные (мясо-молочные) продукты. Самый главный из зерновых продуктов на армянском столе –  хлеб, преимущественно тонкий лаваш, который сейчас можно приобрести в магазинах армянских продуктов. В лаваш принято обычно заворачивать сыр, зелень, мясо, соленья.  В числе распространенных национальных блюд респондентами были названы: долма (голубцы из виноградных или капустных листьев и овощей, начиненные мясо-крупяным фаршем), татар-бораки (особым образом приготовленные макаронные изделия), хариса (хорошо разваренная пшеничная каша с мясом, чаще с курицей), ачар (горная пшеница), спас (суп на кислом молоке с зеленью), аджапсандал, борани, чанах, хаш, мацун, гата, жангялов hац (традиционный для карабахских армян пирог с зеленью).

Во втором параграфе «Общинная жизнь армян в Москве» дан обзор существующих в настоящее время в Москве около 40  армянских национально-культурных организаций. Известно, что в советское время общинная жизнь армян и других национальных меньшинств фактически прекратилась. Ее заменяли официальная "дружба народов", декады искусств национальных республик,  а также "новая историческая общность людей – советский народ". Начало возрождения армянской общинной жизни в Москве, как и в других городах России, датируется 1988 годом. Стимулом к национальной самоорганизации российских армян послужило  начало Карабахского освободительного движения. На волне беспорядочных, неорганизованных форм протеста – пикеты, митинги, демонстрации, стихийные попытки оказания гуманитарной помощи Карабаху, Армении, беженцам – постепенно выкристаллизовывались различные формы общественной жизни армян Москвы и России12.

На данный момент армянские общественные организации  Москвы имеют разные направления деятельности. Их включенность в социальную, общественно-политическую, культурную и другие сферы жизни многообразна. Например, некоторые молодежные организации  помогают студентам-выпускникам в трудоустройстве; в целях сохранения армянской культуры практически все организации устраивают различные мероприятия, отмечают праздники и памятные даты; проводят обучение армянскому языку и истории Армении.

В настоящее время в Москве имеются многие армянские культурно-просветительные общественные организации, деятельность которых распределяется по следующим направлениям:

Духовная жизнь: церковь Сурб Арутюн  на армянской части Ваганьковского кладбища; строящийся храмовый комплекс на Трифоновской; Католический собор на Малой Грузинской для общины армян-католиков; Армянская христианская евангелическая церковь; организации НУР (рук. Д.Ю. Бекназарян) и  Айордеац тун (рук. А.Р. Сукиасян-Геворгян).

Научно - образовательная жизнь: школы с этнокультурным компонентом № 1650 (директор О.В. Аракелян) и № 2042 (директор С.В. Галоян); воскресная школа Верацнунд (директор М.М. Газиянц); Армянское историко-родословное общество (рук. Р.М. Абрамян).

Надорганизационная деятельность: Московское отделение Всероссийской общественной организации «Союз армян России» (рук. Г.Л. Халатян); Форум армянских организаций Москвы (ФАОМ); Русско-армянское содружество (президент Ю.Л. Навоян); Союз армянских женщин России (рук. А.С. Аракелян); Московское армянское культурно-просветительное общество «Арарат»  (рук. Э.Е. Долбакян).

Землячества: Ассоциация амшенских армян; Клуб «Друзья Арцаха»; землячества «Нахичеван»; «Гюмри»; «Шаумян», «Джавахк»; землячество западных армян.

Молодежные организации: Ассоциация армянской молодежи Москвы, образованная на базе МГИМО, которая объединяет студентов 17 ВУЗов (председатель Г.Т. Сардарян); армянская студенческая ассоциация МГУ (председатель Е. Манасян); Сообщество интеллектуального взаимодействия армянской молодежи (СИВАМ); МЕНК («Мы»); МИТК («Мысль»); «Урарту» (председатель А. Гюльназаров).

Средства массовой информации: независимая международная газета «Ноев Ковчег» (редактор  Г.Ю. Анисонян); общероссийская политическая независимая газета «Арменпресс»; газета «Армянская церковь»; журнал «ЖАМ» (редактор А. Гиваргизян); первая газета армянской молодежи Москвы «МЕНК» (редактор А. Амирагян); журнал «Армения и мир» (редактор Л. Гукасян); литературно-художественный и общественно-публицистический иллюстрированный журнал «Арагаст» (редактор Л. Осепян); журнал «Ереван» (ред. Э. Аянян).

Культурно-творческая жизнь: Московский армянский камерный хор Государственной филармонии Армении (дирижер Н. Андриасян); Студия армянского танца «Hovik Studio» (директор И.О. Гаспарян); Московский музыкальный драматический театр под рук. С. Мелконяна; Московский художественный театр «Параджановское фойе»; Армянский театр (режиссер С. Степанян); детский ансамбли «Цветы Армении», «hАй вордик» («Армянские дети»), «Звартноц».

Таким образом, в Москве действуют многие армянские национальные организации  различного юридического статуса и направления деятельности, целью  которых является сохранение и поддержание проживающими в столице армянами своей культуры, языка, веры.  Этому же способствуют и выходящие в Москве различные армянские журналы и газеты, освещающие культурную жизнь и новостные события в жизни армян не только России и Москвы, но и ближнего и дальнего зарубежья.

Проведенный нами анкетный опрос показал, что 80% респондентов из числа уроженцев Москвы (в основном, молодежь)  продемонстрировали в целом положительное отношение к разного рода армянским общественным организациям;  представители среднего и старшего поколения нейтрально отнеслись к их существованию (15%), а  около 5% (преимущественно это старшее поколение) были настроены против. Из поддержавших различные армянские организации 80% респондентов, 60% активно участвуют в их мероприятиях; 40% - изредка, но  при этом все они оценивают деятельность организаций как эффективную. Из числа новоприбывших армян, проживающих в Москве от 1 года до 10 лет, 85% отнеслись весьма положительно к армянским организациям, хотя  лишь 40% из них посещают их мероприятия регулярно.

Среди армян, проживающих в столице от 10 до 20 лет, показатели положительного отношения к национальным организациям были несколько  ниже. Так, из этой группы лишь 60% респондентов отозвались  о них положительно, 25% – выразили  нейтральное отношение, а у 15% отношение коррелировалось в зависимости от той или иной организации. Из числа отозвавшихся положительно об армянских организациях  посещают их мероприятия примерно 60% из числа опрошенных, 30% –  редко, 10% – не посещают их вообще.  Из тех, кто относится нейтрально  к подобным организациям, 45% совсем не посещают их мероприятия и не участвуют в их деятельности, 35% делают это сравнительно редко, 20% – только иногда.

Из числа армянских респондентов, живущих на территории Москвы свыше 20 лет, более 70% практически не посещают армянские концерты и организации,  считая их не функциональными, остальные 30% – оценивают деятельность организаций как среднюю.

Итак, чем длительнее период проживания армян среднего и старшего поколения в Москве, тем безразличнее их отношение к своим национальным организациям и ниже показатели их посещаемости. В то же время  молодежь занимает более активную позицию в отношении посещаемости различных мероприятий.  Также, согласно опросу, выявляется прямо пропорциональная зависимость и в вопросе сохранения армянами разных групп своих традиций: среди тех, кто живет сравнительно недолго в Москве, приверженность к народным традициям сохраняется у 85% респондентов, тогда как у тех, кто прожил здесь более 20 лет – этот показатель намного меньше.

По мнению наших респондентов, некоторые деятели национально-культурных организаций  больше преследуют свои личные интересы, нежели интересы рядовых членов диаспоры; и выражают недовольство  отсутствием необходимой координации в деятельности различных общественных объединений. 

  В Заключении подводятся основные итоги исследования.

Внутреннее стремление к единству – объективное желание армян, вызванное их непростой исторической судьбой. Известно, что хотя армяне издавна были расселены во многих регионах России, Москва являлась и является одним из основных центров их проживания. В этом столичном городе в настоящее время живут как уроженцы Москвы, так и мигранты разных лет (по переписи на 2010 г. в столице проживают около 106 тыс. армян).

Московские армяне, особенно уроженцы и старожилы, активно занимаются политикой, экономикой, наукой, культурой, бизнесом, коммерцией. Однако для многих из них, в основном мигрантов последних десятилетий, важной задачей является сохранение национальных традиций. Есть два пути реализации этой цели: индивидуальный (внутрисемейный) и социальный (участие в различных организациях). Сохранение традиций внутри семьи напрямую зависит от длительности пребывания на территории столицы и, как следствие, со временем подвержено  ассимиляционным процессам, которым в определенной мере противостоят национально-культурные организации, поддерживая среди своих участников интерес к армянской культуре. В значительной степени это происходит за счет притока новых мигрантов, разделяющих  традиционные армянские ценности. Как показали данные, полученные в ходе анкетного опроса, у армян, проживающих на территории столицы более 20 лет, потребность участия в различных организациях заметно ниже, чем у тех, кто прибыл сравнительно недавно (от 1 года до 10 лет).

Результаты исследования показали, что чем активнее включенность армянского населения в социально-культурную российскую среду, тем ограниченнее проявляется у них наследуемая этничность (язык, приверженность к национальным традициям).

  Формирование национально-культурных организаций в Москве  было связано с политическими событиями конца 1980-х – начала 1990-х годов, которые инициировали создание своего рода оплота, призванного защищать интересы армян, попавших в эти годы (часто вынужденно, не по своей воле) на территорию столицы. Даже те армяне, которые к этому времени были тесно связаны с иноэтничным, в основном с русским, окружением, кто вообще из них редко вспоминал о своем национальном происхождении, начали проявлять большую активность, посещать митинги, интересоваться событиями в Армении и Нагорном Карабахе.  Проблемы, стоявшие перед армянством в период азербайджано-карабахского конфликта, аккумулировали объединения армян в одну организацию – Армянскую московскую общину. На повестке дня стояла задача сохранения жизни, которая реализовывалась стремлением к консолидации и образованию специфических армянских институтов. Однако в дальнейшем,  в мирное время,  цели и задачи стали другими. Возникла новая потребность, а именно – улучшение качества жизни. Защитная роль организаций стала уменьшаться и создание единой организации становилось  проблематичным. На данный момент все организации представляют собой конкурирующие сегментирующие элементы на едином  поле этнокультуры.

Исторические факты свидетельствуют о том, что длительное нахождение армян на территории враждебных и иноконфессиональных стран также обусловливало стремление армян объединяться в единое целое, чтобы противостоять давлению иноэтничной среды. Однако длительное нахождение на территории неконфронтационной  России,  с которой Армению связывают давние дружественные отношения, с единой христианской верой, представляет опасность, поскольку на таких территориях культурное смешение – процесс почти незаметный. 

Этнокультурное состояние армян Москвы в настоящее время неоднородно.

Основное содержание диссертации отражено в публикациях:

Статья в журнале по списку ВАК:

  1. Асрибекова Т.В. Армяне Ставропольского края России: история и современность //Вестник Московского университета. Серия 8. История. М., 2011. № 2. С. 95-111.

Другие публикации:

2) Асрибекова Т.В. Сохранение этничности на примере армян Юга России //Конференция молодых ученых «Этнические традиции перед вызовом глобализации в условиях кризиса». М., 2010. С. 64-71.

3) Асрибекова Т.В.  Роль Армянской церкви в сохранении этнической идентичности //IV Международная научная конференция молодых ученых, присвоенная 20-летию Независимости Украины «Дни исторической науки в Киеве». Киев, 2011. С. 34.

4) Асрибекова Т.В. Сохранение исторической памяти на примере поликультурной школы №1650 //Конференция молодых ученых "Историко-культурное наследие и современная этнология". М., 2011. С. 205-209.

5) Асрибекова Т.В. Роль армянских поселений в экономическом развитии Юга России (XVIII-XX вв.) //Кавказские научные записки, №2. М., 2010. С. 193-197.

6) Асрибекова Т.В. Роль армянских национально-культурных организаций в Москве //IV Международная научная конференция молодых ученых «Дни исторической науки в Киеве». Киев, 2012. В печати

  Подписано к печати 16.05.2012

  Формат 60х84 Усл. печ. л. 2,5

  Тираж 100 экз. Заказ № 43

  Участок множительной техники

Института этнологии и антропологии РАН

  119991 Москва, Ленинский проспект 32А


1 Лощиц Ю. Юность Москвы. «Вокруг света», 1979, № 7// http://www.vokrugsveta.ru/vs/article/5813/

2 Амирханян А.Т. Тайны Дома Лазаревых, М., 1992. С. 16.

3 Базиянц А.П. Над архивом Лазаревых. М., 1982. С.  3.

4 Тер-Саркисянц А.Е. История и культура армянского народа с древнейших времен до начала XIX в. М., 2005.  С. 373.

5 Степанян Н. Художники-армяне в пространстве русской культуры XX века //Вторые  Лазаревские чтения по истории армян России. М., 2006. С. 96.

6 Амирханян А.Т. Указ. соч.  С. 50.

7 Тер-Саркисянц А.Е. Армяне. История и этнокультурные традиции. С. 270-271.

8Ананян Ж.А., Хачатурян В.А. Армянские общины России. Ер., 1993. С. 104, 108. Амирханян А.Т. Указ.соч. С. 105.

9 Базиянц А.П. Указ. соч. С. 28.

10 Зиновьев А.З. Исторический очерк Лазаревского института восточных языков. М., 1863. С.101.

11 Арутюнян Ю.В. Москвичи. Этносоциологическое исследование. М., 2007. С. 161.

12 Долбакян Э.Е. Москва – город судьбы армянской //Дружба народов. № 1. М., 1998 // http://magazines.russ.ru:8080/druzhba/1998/1/dolb.html

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.