WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

                       

                               

Узденова Асият Юсуфовна

АГРАРНЫЕ РЕФОРМЫ В КАРАЧАЕВО-ЧЕРКЕСИИ

ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ ХХ ВЕКА

               Специальность 07.00.02 – Отечественная история

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

                               

Пятигорск - 2011

Работа выполнена на кафедре Отечественной истории

Карачаево-Черкесского государственного университета им. У.Д. Алиева

Научный руководитель:                доктор исторических наук, профессор

                                               Кулаев Чермен Степанович

Официальные оппоненты:                доктор исторических наук, профессор

Юсупов Павел Исаакович

                                                       

                                               кандидат исторических наук

         Кипкеев Ислам Султанович                                                                                        

                                               

Ведущая организация:         Северо-Кавказская государственная гуманитарная технологическая академия

       

       

Защита диссертации состоится 20 января 2012 года в 14-30 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212. 194. 01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора (кандидата) наук при Пятигорском государственном гуманитарно-технологическом университете по адресу: 357500, Ставропольский край, г. Пятигорск, пр. 40 лет Октября, 56.

       

       С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ПГГТУ по адресу: г. Пятигорск, пр. 40 лет Октября, 56.

Автореферат разослан 20 декабря 2011 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор исторических наук, профессор Г.Н. Рыкун

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Значимость проблемы изучения экономической истории нового времени отмечается в научном сообществе страны уже второе десятилетие. Еще в середине 90-х гг. ХХ в. подчеркивалось, что первое обращение к проблематике современной экономической истории показывает на то, что «накоплен серьезный научный задел не просто для описания событий последних лет, а для их теоретического осмысления». При этом признавалось, что чем ближе те или иные события к нашим дням, тем труднее становится их изучение с позиций собственно экономической истории, поскольку «слишком живы в сознании людей и сами события, и стоящие за ними люди, и бурлящие вокруг всего этого страсти».1

Разворачивающийся в конце первого десятилетия XXI века мировой кризис, кажется, полностью подтверждает тезис о том, что подлинный государственный суверенитет России напрямую связан с ее экономической независимостью. Последняя, в свою очередь, производна от состояния его важнейших базовых компонентов – продовольственной самодостаточности и продовольственной безопасности, которые немыслимы без развитого аграрного сектора. Отсюда очевидна актуальность темы, призванной осветить исторический процесс в аграрной жизни российских регионов, складывавшийся непосредственно перед нынешней ситуацией в сельском хозяйстве. Особой насыщенностью реформаторскими новациями в области сельского хозяйства отличается вторая половина ХХ века. Этот период важен для исследования в том плане, что аграрные  реформы легко прослеживаются в контексте преобразований всей общественно-политической жизни, в частности, структуры управления. Именно в это время происходили серьезные изменения в социально-экономической сфере села. Они характеризовались поиском путей решения проблемы на основе интеграции сельского хозяйства и перерабатывающих отраслей промышленности,  внедрения новых форм организации производственной деятельности, интенсивных технологий в различных отраслях сельского хозяйства, его технической оснащенности. На этот же период приходится осознание руководством страны острой необходимости осуществления коренных преобразований в плане сближения аграрного сектора с другими отраслями народного хозяйства. В этой связи рассматриваемая эпоха стала временем  проб и ошибок, попыток преодоления отставаний сельскохозяйственного развития с использованием как административных, так и производственных путей и способов. В результате была создана сложная и противоречивая система отношений не только внутри аграрного сектора, но и в общей структуре управления производственной деятельностью. Как известно, все предпринимавшиеся меры не привели к росту сельскохозяйственного производства, а, скорее, наоборот, породили дополнительные проблемы, ставшие основой для новых реформ.

В связи с изложенным, история сельскохозяйственного развития аграрных регионов требует критического осмысления причин ставшего хроническим кризиса, постоянного ухудшения положения на селе. Поиск путей выхода из этого кризиса неминуемо ставит вопросы оценки исторического опыта аграрных преобразований в предшествующий исторический период.

Степень изученности темы. Следует признать, что основной массив исследовательских работ, в которых так или иначе затрагивалась проблема аграрной истории Карачаево-Черкесии, относится к советскому времени. Из них лишь малую часть составляют результаты труда собственно историков, абсолютное же большинство – работы ученых-экономистов и ученых-аграриев. К числу первых относятся статьи во 2-м томе «Очерков истории Карачаево-Черкесии» (1972 г.), посвященные истории экономического развития, авторами которых являются И.Х. Калмыков, К.Т. Лайпанов, Д.А. Напсо, М.К. Симуш.2 Данный цикл статей охватывает в основном период 1950-1960-х гг., освещает основные проблемы, стоявшие в ту пору перед аграрным сектором региона, содержание мер по преобразованиям в данной сфере, предпринимавшихся властями на уровне государства и области. Как представляется, в них непропорционально много места уделяется т.н. движению передовиков и ударников, которое в рассматриваемое время не выступало мобилизующей силой, общепризнанным образцом трудовой культуры. В реальности имел место добросовестный труд сельчан, естественные достижения которых объявлялись итогом их эфемерной «преданности идеям коммунизма», «заботы партии» и т.п. Идеологическое, агитационно-пропагандистское обрамление трудового процесса служило обоснованием непрекращающегося активного вмешательства партийных органов не только в разработку экономической политики как таковой, но и непосредственно в производственный процесс.

Отдельные вопросы истории сельскохозяйственного развития рассматриваемого нами времени встречаются в историко-этнографических очерках «Черкесы» (1974 г.),3 «Карачаевцы» (1978), точнее в тех главах, которые посвящены хозяйственной жизни (В.П. Невская, И.М. Шаманов),4 «Абазины» (1989).5 Соответствующие разделы данных очерков в целом освещают аграрный (преимущественно животноводческий) уклад коренного населения региона, становление в районах его компактного проживания более или менее значительного земледельческого сегмента экономики.

Большинство работ, подробно освещающих проблемы сельского хозяйства, принадлежат, как отмечалось, не историкам, а специалистам, непосредственно связанным с данной отраслью экономики. Но в этом есть свои преимущества. Во-первых, значительная масса современных исследований проводится на стыке смежных дисциплин. Во-вторых, сами по себе,  не будучи собственно историографическими объектами, работы ученых-экономистов и аграриев являют собой источники изучения истории научной (экономической и аграрной) мысли в региональной науке Юга России. Кроме того, фактические материалы, изложенные в них, также выступают историческим материалом, в немалой степени – также источником. Среди данной категории работ, в первую очередь, следует отметить работы исследователей-экономистов. В их числе труды Г.Т. Гочияева (КЧНИИИФЭ), где в плане сравнительных характеристик затрагиваются аспекты аграрной истории страны, Ставрополья и Карачаево-Черкесии в 1920-1960-е годы.6 Исследователь сосредотачивается преимущественно на проблемах совершенствования оплаты и стимулирования труда в сельском хозяйстве. В этом отношении ценность представляет освещение указанным автором эволюции нормативно-правового обеспечения системы оплаты труда в аграрном секторе в 1960-1980-е годы.  Им обозначается свое понимание цели проводившейся тогда «косыгинской» экономической реформы: «усиление коллективной материальной заинтересованности предприятия». Характеризуя с конца 1950-х гг. тарифную систему, он считает ее «основным механизмом дифференцирования заработной платы по количественным признакам труда». При этом критерием определения общественной полезности труда «с позиции его качественной характеристики» выступает результативность труда за единицу рабочего времени. Однако предлагавшиеся исследователем пути совершенствования оплаты труда в сельском хозяйстве вряд ли могли быть воплощены или сыграть принципиальное значение. Ведь и сам исследователь признает, что при социалистическом укладе итоги работы агропредриятий не определяют уровень зарплаты их работников. По-видимому, это следует считать неистребимым «родимым пятном» советской версии социализма.

В цикле статей другого ученого-экономиста, Х.Х. Хачирова (КЧНИИИФЭ), освещены многие вопросы, стоявшие перед аграриями 1960-1980-х гг., в т.ч. проблемы организации производства, стимулирования его качества, системы нормативов и др. Исследователь рассматривает их применительно в основном к проблемам развития животноводства как ведущей отрасли сельского хозяйства Карачаево-Черкесии. Он описывает реформирование ценовой политики на селе, в которой вместо прежнего уравнительного принципа впервые по-настоящему стала проводиться дифференциация в зависимости от зональности, упитанности и т.д. Одновременно он подмечает признаки отставания животноводства в самом западном районе области (Урупском), которое оставалось устойчивой тенденцией на протяжении всех последующих десятилетий. Важное место в статьях исследователя занимает проблема ценообразования в сельском хозяйстве, в которой он обозначает критерии определения верхнего и нижнего пределов цен на продукцию повышенного качества.7

Существенное значение в развитии аграрной мысли региона имела исследовательская деятельность Р.А. Бураева, которому принадлежит свыше 130 научных работ, включая 14 монографий, в т.ч. «География производительных сил Карачаево-Черкесии. Проблемы экономического развития микрорегионов» (Черкесск, 1969), «Проблема развития комплекса сельскохозяйственного производства и производств по переработке сельскохозяйственного сырья Центрального Кавказа» (Черкесск, 1974) и др.8  В его работах, используемых в нашем исследовании, отражен сельскохозяйственный аспект экономической географии, разработка методик определения сырьевых зон АПК, размещения агропредприятий и т.д.9

Смежные проблемы экономической географии разрабатывались и А.П. Кизиловым, который тщательному анализу подверг материалы, связанные с трудовыми ресурсами региона, в т.ч. и его аграрного сектора.10

В работах ученого-агрария К.А. Ерижева, долгие годы работавшего в местном НИИ сельского хозяйства (КЧНИИСХ) и возглавлявшего его, освещаются важные проблемы аграрного природопользования, в первую очередь, связанные с проблемами эксплуатации горных лугов. Они фиксируются в последней трети ХХ в., но также бытуют и сейчас. Внимания заслуживают сравнительно-сопоставительные обобщения автора, идеи, направленные на рациональное использование низкозатратных природоохранных технологий.11

Проблемам разумного и ответственного использования природных ресурсов для развития животноводства посвящались научные разработки и других специалистов региона (В.Г. Танфильева, О.М. Урбанского, В.И. Туркевича, А.Н. Караева и др.).12 Они затрагивали уникальные объекты агроландшафта региона, включая альпийские и субальпийские луга.

Важный вклад в научную жизнь и научную мысль региона внесли многолетние исследования таких ученых, как Х. Тамбиев (КЧНИИСХ), А.Т. Болатчиев (КЧТА), С.И. Семенов (ВНИИОК), и других специалистов. Их исследования посвящены решению проблем развития племенного овцеводства.13

Местные исследователи конца 1990-х гг., затрагивая исторический опыт экономических реформ, констатировали, что все прежние попытки преобразований не шли дальше совершенствования существующей системы. Отмечалось отсутствие в деятельности властей внятного, ясно сформулированного, комплексного подхода к решению стоявших проблем – приватизации, экономической стабилизации, стимулирования предпринимательства, либерализации внешнеэкономических связей, сильной социальной политики, защищающей категорию населения с низкими доходами (Ф.А-М. Деккушева).14 Негативные результаты непродуманности радикальных реформ также частично затрагивались в местных публикациях, где указывалось на  практически полный развал крупномасштабного производства и преобладание роли личных подсобных хозяйств, разрушение кормовой базы отрасли, низкую товарность сельхозпродукции из-за почти полного отсутствия системы закупки у населения, монопольное положение переработчиков, низкую рентабельность и т.д. (К.Т. Гедиев; С.Х. Темирбулатова).15

Следует отметить, что значительная часть достижений научно-аграрной мысли второй половины ХХ века остается актуальной в современной исследовательской практике.

Объектом исследования выступает история развития аграрного сектора Карачаево-Черкесии в условиях экономических преобразований общегосударственного масштаба во второй половине ХХ века.

Предметом исследования являются основные компоненты сельскохозяйственного развития Карачаево-Черкесии: экономический, политический и правовой аспекты реформ на селе; аграрная политика органов власти различных уровней; номенклатура ресурсных средств реформирования, включая материально-технические, трудовые, нормативные и другие ресурсы.

Цель данного исследования состоит в том, чтобы на основе документальных фактов дать комплексную характеристику эволюции аграрного сектора Карачаево-Черкесской автономной области в условиях реконструкции системы управления народным хозяйством во второй половине ХХ века, выявить противоречия аграрной политики государства, ее влияние на состояние и направления развития отрасли. Поставленная цель требует решения следующих задач:

-        раскрыть объективные факторы (условия и предпосылки), при которых протекали исторические процессы аграрного развития выделенного региона; обратить особое внимание на эколого-ландшафтную характеристику его сельскохозяйственных угодий (лугово-пастбищных, полевых и др.);

-        определить влияние наследия хозяйственной деятельности на территории региона в предшествующие эпохи, включая аграрную и кадровую политику на селе;

-        проанализировать попытки перехода на новые формы хозяйствования и построения производственных отношений внутри аграрного сектора в совокупности с анализом управленческих реформ. Отразить их воздействие на изменение рентабельности сельскохозяйственного производства в Карачаево-Черкесии;

-        рассмотреть исторический аспект проблемы ресурсного (организационно-правового, кадрового, материально-технического и др.) обеспечения сельского хозяйства области;

-        выявить характерные черты переходного периода от советского (административно-планового) к постсоветскому (рыночному) этапу аграрной истории КЧАО;

-        осветить структурно-типологический и ареальный аспекты исторического изучения животноводства; показать роль племенного скотоводства и точку зрения на его развитие разработчиков и проводников аграрной политики;

-        раскрыть вопросы соотношения животноводства и земледелия в сельскохозяйственном развитии региона и в аграрной политике властей;

-        показать значимость личного подворья в аграрной жизни региона, дать характеристику отношению государства к этому виду деятельности, вскрыть основные причины, влиявшие на темпы и направления развития личных подсобных хозяйств;

-        обозначить основные тенденции аграрного развития Карачаево-Черкесии с точки зрения определения общих и особенных для данного региона характеристик, а также создания предпосылок для дальнейших аграрных преобразований;

-        выявить зональный характер (если он имел место) аграрной топографии.

Хронологические рамки исследования обусловлены периодом активной реализации государственных мер, направленных на совершенствование системы и структуры аграрного производства в южных регионах России. В начале 1950-х годов государство в полной мере осознало необходимость повышения уровня и культуры сельскохозяйственной сферы и приступило к ее реформированию, в том числе и на территории современной Карачаево-Черкесии. Это послужило основанием для выбора этого времени в качестве нижнего хронологического предела. Верхние временные границы определила динамика развития проблемы, а также переход к очередному этапу реформирования сельского хозяйства в России и в Карачаево-Черкесии, в частности.

Географические рамки исследования включают в себя территорию современной Карачаево-Черкесии с учетом административно-территориальных изменений, происходивших в исследуемый период. В ряде случаев в рамках сравнительного анализа рассматриваются и другие регионы Северного Кавказа, прежде всего, Ставропольский край, в состав которого входила Карачаево-Черкесия.

Теоретическая и методологическая основа диссертационного исследования. Исследование базируется на существующих достижениях отечественной исторической мысли. В теоретическом плане работа построена на модели исторической реконструкции, которая позволяет рассмотреть проблему развития сельского хозяйства в конкретном регионе, раскрыть вопросы его совершенствования, материально-технического и кадрового обеспечения с позиций ретроспективного анализа и обеспечивает логическую структуру содержательной части диссертации.

Методологическую основу исследования определили общенаучные принципы объективности, историзма и системности, которые обусловили опору на конкретно-исторический подход. Реализация общего исследовательского замысла, а также решение поставленных задач потребовали применения многоуровневой методологической системы исторического познания, включающей в себя общенаучные, междисциплинарные и специальные методы: проблемно-хронологический, логический, методы обобщения, сопоставления и актуализации, статистический, историко-сравнительный, историко-типологический и другие. При систематизации и отборе материалов из архивных и документальных источников использовался метод сопоставительного анализа. Совокупное использование названных методологических средств позволило раскрыть исторические аспекты развития аграрного сектора Карачаево-Черкесии на различных исторических этапах в пределах выделенного периода, выявить общегосударственные и региональные тенденции и особенности развития проблемы.

Источниковая база исследования представлена достаточно массивным объемом документальных материалов. В первую очередь, речь идет об архивных фондах. В работе использовались материалы, которые отложились в фонде 7/11 («Субъекты экономической деятельности КЧР (с 1991 г.)») Карачаевского научно-исследовательского института. В этом фонде интерес представляют материалы дела № 4 («Сведения о продаже государственного имущества, пакетах акции на конкурсах и аукционах за 1992-1999 гг.»), в котором содержатся ведомственные материалы Госкомимущества КЧР как о приватизируемых объектах, так и о победителях аукционов. Важные сведения о состоянии сельскохозяйственных организаций  Карачаево-Черкесии в период радикальных реформ имеются также в делах № 12-17. В них содержатся материалы  ООО «Агропромаудит», проводившего в 1994-1999 гг. аудиторские проверки экономических субъектов Адыге-Хабльского, Зеленчукского, Прикубанского, Усть-Джегутинского и Хабезского районов.

Кроме того, в работе нашли применение материалы из фондов Центра документации общественных движений и партий КЧР (бывшего партийного архива обкома КПСС), в частности, Ф. п-45 («Карачаевский обком партии»).

Во вторую группу источников включены статистические сборники, охватывающие развитие всего народнохозяйственного комплекса автономии, издававшиеся с начала 1960-х годов. К ним относятся: «Народное хозяйство Карачаево-Черкесской автономной области» (1965-1969 гг.), «Экономическое и социальное развитие Карачаево-Черкесской автономной области за 1976-1980 годы». До середины 1980-х годов они выходили под грифом «Для служебного пользования» при строгой нумерации экземпляров, поэтому содержащиеся в них материалы не использовались в научных исследованиях. К этой же группе источников относятся сборники статистических сведений по сельскохозяйственному развитию: «Экономические показатели развития сельского хозяйства Карачаево-Черкесской АО» (1968 г.), «Экономические показатели колхозов, совхозов и других предприятий АПК области» (1987 г.).

Определенную ценность представляют юбилейные статистические сборники, издававшиеся в Черкесске к 50-й и 60-й годовщине автономии в 1972 и 1981 годах под общей редакцией Л.К. Ломакиной. Они позволяют проследить не только экономический, но и социальный аспект развития села, провести корреляцию процессов, выявлять причинно-следственные связи, определить тенденции. Значительная часть фактических данных содержится в статистических изданиях по Ставропольскому краю, в состав которого до 1991 г. входила Карачаево-Черкесия. В них даны сведения о темпах развития как области в целом, так и ее агропредприятий (колхозов и совхозов), о структуре отраслевого производства, о ценовой ситуации, материально-технической обеспеченности и т.д.16 При освещении процессов, происходивших в аграрном секторе области в ходе реформ в начале 1990-х годов, применялись материалы из статистического сборника «Производственно-экономические показатели развития агропромышленного комплекса России в 1995 году», изданного в Москве. Ценность этого издания состоит в том, что в нем приводятся данные по каждому году в отдельности, а также по всем северокавказским субъектам РФ. Это позволяет сравнить развитие аграрной сферы на различных территориях.

В ходе освещения динамики аграрного развития Карачаево-Черкесии свое применение нашли материалы, сосредоточенные в сборниках по истории народов, проживающих в области.17 При исследовании аграрной политики, правового обеспечения реформ в качестве источников использовались отдельные издания региональных экономических программ, законодательных и других нормативных актов СССР и Российской Федерации.18 Для освещения некоторых вопросов исследования в качестве источников использованы материалы периодических изданий, в основном русскоязычных газет: «Ленинское знамя», «День республики»; специализированных журналов: «Вопросы экономики», «Регионология» и др. 

Научная новизна исследования состоит в том, что в нем определены основные этапы интеграции сельскохозяйственной отрасли Карачаево-Черкесии в единый государственный агропромышленный комплекс, сопровождавшиеся полной реорганизацией сложившихся традиций хозяйствования. При этом весь процесс реформирования сельского хозяйства области показан в динамике и неразрывной целостности, как следствие изменения стратегического курса в области экономического строительства в СССР и России. Новыми представляются также следующие результаты работы:

-        в научный оборот впервые введен ряд документальных источников и архивных материалов, которые ранее не использовались при анализе рассматриваемой проблемы;

-        установлены основные периоды развития аграрной сферы Карачаево-Черкесии во второй половине ХХ века, что позволило проследить ход четырех сельскохозяйственных общегосударственных реформ, предпринятых властями страны в рассматриваемые годы;

-        на основе изучения выделенных этапов аграрной истории Карачаево-Черкесии определены характерные для нагорного региона черты сельскохозяйственного уклада;

-        проведен анализ деятельности правительственных инстанций и региональных властей, в том числе в законодательной сфере, направленной на создание условий научно-технического перевооружения сельского хозяйства с целью повышения рентабельности аграрного производства;

-        обозначены направления, цели и задачи кадровой политики государства в исследуемый период, в результате которой значительно повысился профессиональный уровень сельских специалистов, улучшились производственные и бытовые условия, начали внедряться различные формы стимулирования труда;

-        на основе анализа статистического массива пересмотрены господствовавшие в региональной историографии характеристики и оценочные установки в отношении аграрной истории края.

С учетом результатов проведенного исследования на защиту выносятся следующие положения:

1.        На ход развития аграрного сектора КЧАО в исследуемый период непосредственное воздействие оказывал и предшествующий этап экономической истории горного края. В первой половине ХХ века основой не только сельского хозяйства, но и всей экономики населения Верхней Кубани составляло животноводство. В результате внутренней политики правительства все без исключения коренные народы Верхней Кубани (территория современной Карачаево-Черкесии) обосновались в постоянных поселениях и считались уже прочно оседлыми. К тому времени ушло в прошлое кочевое и даже полукочевое скотоводство. У горцев утвердилась отгонная его форма, а у русского (в том числе и казачьего) населения практиковалось и оседлое скотоводство.

2.        К концу сталинского правления кадровая политика на селе была основательно запущена. В начале 1950-х гг. нередко на руководящую работу выдвигались случайные люди, не обладавшие ни знанием сельскохозяйственного про­изводства, ни организаторскими способностями, ни достаточным жизненным опытом. На посты председателей колхозов и их заместителей было выдвинуто лишь несколько специалистов сельского хозяйства, а непосредствен­но в хозяйствах работало всего 15 агрономов, зоотехников и ве­теринаров. Особенно серьезные недостатки имелись в под­готовке младшего звена управленцев (бригадиров полеводческих и тракторных бригад). Подлинный прорыв в профессионализации аграрного сектора КЧАО наблюдался в 1965-1970 гг., когда численность специалистов с высшим образованием, в том числе агрономов, зоотехников, ветврачей, возросла на 40%.

3.        В 1950-е годы система распределения доходов, в первую очередь, оплаты труд в колхозах постоянно совершенствовалась, в 90% колхозов области было введено  ежемесячное и ежеквартальное авансирование колхозников. С 1956 г. денежное авансирование в сельхозартелях области сопровождалось гарантированной оп­латой труда. Средства авансирова­ния и гарантированной оплаты труда в колхозах за три года (1956-1958) увеличились почти вдвое. В ту пору стала практиковать­ся и дополнительная оплата за перевыполнение плановых зада­ний (ее в 1955 г. получили свыше 10 тыс. колхозников, в 1956 году - более 16 тыс.). В фонд оплаты в 1958 году было выделено 56% всех денежных доходов области. За 1953-1958 гг. почти вдвое возросла и стоимость трудодня: если  в среднем по об­ласти она в 1953 г. была равна 5 руб. 10 коп., то в 1958 г. - 10 руб. 14 коп.

4.        Аграрная реформа 1950-х годов в политическом и организационно-правовом отношении завершалась рядом решений высших органов власти страны, направленных на демократизацию сельской жизни. Каждому колхозу было предоставлено право вносить изменения в свой устав, утверждаемый общим собранием колхозников. Последние сами могли решать вопрос о структуре органов управления, устанавливать нормы выработки и расценки работ, вводить ежемесячное авансирование. Но ситуация в аграрном секторе неизбежно сталкивалась с политико-правовыми проблемами. Во многом они проистекали из укрепления курса на активное вмешательство в систему чисто хозяйственного управления со стороны партийно-политической бюрократии.

5.        В период семилетки (1959-1965 гг.) преобразования продолжились, несмотря на сумбурную экономическую политику, являвшей собой череду неудачных, непродуманных экспериментов, поставивших население страны на грань полуголодного существования. Тем не менее в данный период в животноводстве КЧАО были достигнуты некоторые показатели довоенного уровня. Продуктивность  животноводства в области не только не уступала, но и превосходила в показателях соседние регионы. В годы семилетки наиболее интенсивно развивалось животноводство в трех районах - Зеленчукском, Прикубанском и Урупском, а наименее – в Карачаевском  и Малокарачаевском. На наш взгляд, регрессивную роль сыграло многолетнее пребывание основного населения этих двух районов в местах насильственного выселения.

6.        Появление в 1970-х годах крупных потребителей аграрной продукции –  перерабатывающих предприятий – стимулировало развитие соответствующих отраслей аграрного сектора. В результате деятельности предприятий АПК хозяйства, специализирующиеся в основном на производстве продукции полеводства, оказались в более выгодных условиях по сравнению с хозяйствами, специализирующимися на производстве животноводческой товарной продукции. Это было связано с тем, что полеводческие хозяйства освобождались от забот по переработке продуктов полеводства, а животноводческим хозяйствам необходимо было производить и полеводческую продукцию в качестве кормового материала, на этой основе налаживать производство и реализацию животноводческих продуктов.

7.        1965-й год считается точкой отсчета последней по-настоящему серьезной, стратегически выверенной попытки основательного экономического реформирования страны. Животноводство оставалось ведущей отраслью сельского хозяйства, властями предпринимались значительные усилия к его росту. Получило импульс мясное животноводство, в большинстве районов КЧАО были созданы животноводческие комплексы, значительное развитие в продуктивности получили фермы мясного скота и откормочные хозяйства. В то же время реформа 1960-х годов не создала и не могла создать питательную почву для будущих реформаторов и реформационных идей, для возникновения подлинно современной экономической элиты государства. По сути, к середине 1970-х гг. идейно-стратегические основы народного хозяйства вернулись к временам десятилетней давности.

8.        Несмотря на попытки интенсификации аграрного производства в начале 1980-х годов, основательного перелома к лучшему добиться не удавалось, поскольку государственная рефлексия на ситуацию в важнейшей отрасли экономики оставалась неадекватной. Она не затрагивала фундаментальных основ аграрной жизни, которые бы смогли уверенно вывести ее с экстенсивного, заведомо обреченного на исторический тупик, пути развития на путь интенсификации. Исключительная дешевизна (для государства) рабочей силы была важной, если не основной, причиной нежелания властей стимулировать интенсификацию, прежде всего - за счет развития сельскохозяйственной техники и технологий. Результаты пренебрежения насущными требованиями современной экономики сказывались на всех уровнях, в том числе и региональном.

9.        В ходе «перестройки» не были решены основные проблемы развития аграрного сектора. В частности, не была завершена работа по экономической оценке земли, не были получены объективные показатели, которые характеризуют хозяйственную ценность почв. По этой причине, во-первых, трудно было представить объективную оценку природно-экономических условий деятельности агрохозяйств, во-вторых, осложнялся процесс реального планирования производства и поставок сельхозпродукции, в-третьих, затруднялась выработка зональных нормативов и обоснованных закупочных цен, в-четвертых, не совершенствовалась система налогообложения, которая была призвана учитывать условия деятельности хозяйств с перспективой предоставления фискальных льгот.

10.        К концу рассматриваемого периода регион не мог преодолеть кризиса в аграрном секторе экономики. Выход из кризиса, весь переходный период к цивилизованным рыночным отношениям требовали разработки и реализации комплекса мер, включавшего: льготное налогообложение, стимулирующее прирост продукции сельского хозяйства, выделение обоснованных дотаций, государственное регулирование цен на продукцию агарного сектора, сохранение и укрепление крупных и средних совхозов и колхозов. Такой продуманной антикризисной программы не было ни на федеральном, ни на региональном уровнях. Реализовывалась точка зрения радикального либерализма, выступающего против вмешательства государства в экономическую жизнь общества. В итоге были заложены основы отсталой и неэффективной модели рыночной экономики, признаками которой выступают: деградация экономической структуры, деиндустриализация, деинтеллектуализация, разрушение социально-культурной сферы, слабое развитие институтов рыночной экономики, фрагментарное развитие конкурентной и рыночной среды.

Теоретическая и практическая значимость исследования состоит, в первую очередь, в практическом обосновании того, что узкая направленность  исследований проблем региональной истории Северного Кавказа отходит в прошлое, уступая место междисциплинарным ориентирам. Результаты работы подтверждают острую необходимость тщательного изучения того этапа аграрной истории России и ее регионов, который непосредственно предшествует нынешнему состоянию народного хозяйства страны. Освещение именно этого этапа (протяженностью в полвека) позволяет: во-первых, уяснить истоки современных проблем развития регионального аграрного сектора экономики; во-вторых, выявить причины всех прежних неудач аграрных преобразований в стране и на местах; в-третьих, создать основу прогнозирования и разработки научных рекомендаций.

Исследование позволяет использовать приведенные материалы и выводы при подготовке обобщающих и тематических работ по новейшей северокавказской истории. Отдельные положения диссертации могут иметь практическое значение в процессе решения проблем смежных гуманитарных дисциплин, в частности, эволюции хозяйственного права, разработки экономической типологии и т.д. Материалы настоящей работы вполне пригодны для подготовки учебных пособий, лекций, проведения семинаров и «круглых столов».

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы диссертации были апробированы на региональных межвузовских научных конференциях и нашли отражение в научных публикациях. Работа обсуждена на заседании кафедры Отечественной истории Карачаево-Черкесского государственного университета им. У.Д. Алиева. По теме исследования опубликовано 6 научных статей, общим объемом 2,5 п.л., в том числе 3 – в рецензируемых научных изданиях.

Структура диссертации. Объект, предмет, цель и задачи исследования определили его структуру. Диссертация состоит из введения, двух глав, шести параграфов, заключения, примечаний, списка источников и литературы.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность темы, хронологические и территориальные рамки, объект и предмет исследования, определяются степень изученности проблемы, цель и задачи исследования, раскрываются его методологические основы, положения, выносимые на защиту, показывается научная новизна работы, ее теоретическая и практическая значимость.

Первая глава «Состояние и особенности развития сельского хозяйства Карачаево-Черкесии в 1950 середине 1970-х годов». В первом параграфе «Местные факторы развития сельскохозяйственной отрасли КЧАО» автор освещает роль природных условий и хозяйственных традиций региона. Структура земельных угодий Карачаево-Черкесии к началу 1960-х гг. выглядела так: из их общей площади  1426 тыс. га естественные сенокосы составляли 13%, пашни – 13,5%, естественные пастбища – около 23%, прочие земли сельхозназначения – 0,5%.  Около 90% естественных пастбищ находилось в пользовании аграрных структур (колхозов и совхозов). Свыше 50% земельных угодий региона были непригодны к использованию в сельскохозяйственных целях (скалы, леса, ледники, осыпи и др.).

Здесь указываются объективные предпосылки развития отрасли в 3-х рельефных зонах (равнинной, предгорной и горной), 4-х растительных поясах (лугостепной,  лесной, субальпийский, альпийский), 4-х климатических зонах (умеренно теплая, прохладная, холодная, полярная). Отмечаются категории естественных пастбищ региона, 55,5% которых составляли летние отгон­ные (1300-3000 м над у/м, время выпаса: июнь-сентябрь); 25% – весенне-летние (500-1800 м над у/м, время выпаса: май – октябрь); 8,6% – весенне-зимние (500-1800 м над у/м). Имелись сезонные ограничения эксплуатации горных пастбищ, высокогорные (субальпийские и альпийские) луга использовались лишь 60-70 дней в году. Но в то же время благодаря низким широтам нагорье Северного Кавказа получает много солнечного тепла (на 50% больше, чем в Центральной России). Отсюда особая значимость горных пастбищ Карачаево-Черкесии, которым среди республик Северного Кавказа нет равных по площади и богатству. Здесь за 90-100 дней у крупного рогатого скота сезонные привесы достигали 80-90 кг на одну голову, а при надлежащем уходе – 1,3-1,4 кг в сутки.

В животноводческой практике региона бытовали такие виды пастьбы как вольный (выпас скота связан с крутыми склонами и скалистыми местами) и загонный (пастбище разделяется на загоны-клетки, которые стравливаются поочередно).

Особенности ландшафта и климата во многом обуславливали полеводческую специализацию сельскохозяйственных предприятий. Например, в равнинно-холмистой зоне (Адыге-Хабльский и Прикубанский районы) хозяйства специализировались на производстве зерна, подсолнечника и сахарной свеклы, в нагорных районах (Карачаев­ский, Малокарачаевский, отчасти Зеленчукский, Урупский) – на производстве кар­тофеля; Хабезского – зерна,  сахарной свеклы и картофеля. Животноводство (мясо-молочное и мясо-шерстное) развивалось во всех районах.

В параграфе освещается система регионального управления  сельским хозяйством, прослеживается ее эволюция в указанный период советского этапа аграрной истории горного края. По закону РСФСР «О Карачаево-Черкесской автономной области» (1981 г.), высшим региональным органом власти, осуществляющим руководство хозяйственным строительством на территории КЧАО, выступал областной Совет народных депутатов. Отдельно выделялась статья 23-я «Полномочия в области сельского хозяйства и заготовок».19 Непосредственно исполнение аграрной политики возлагалось на  исполнительный комитет областного Совета народных депутатов (облисполком), а профильным региональным ведомством выступало управление сельского хозяйства Карачаево-Черкесского облисполкома. Деятельность всех хозяйств аграрного сектора в рамках района курировал отдел сельского хозяйства (ОСХ) райисполкома, или исполнительного комитета районного совета депутатов. ОСХ имел двойное подчинение - по линии территориальной (подчиняясь решению райисполкома и райсовета) и по линии ведомственной (будучи подотчетным УСХ). В 1960-1970-е гг. функционировал областной трест совхозов,20

что, видимо, указывает на поиски оптимизации организационно-управленческих форм государственной части агропредприятий. После майского (1982 г.) пленума ЦК партии в стране была создана система Госагропрома СССР, в состав которой входил и Агропромышленный комитет КЧАО.  На уровне районов функционировали районные агропромышленные объединения (РАПО).

После образования КЧР (1991 г.) управление экономическими рычагами региона перешло к республиканскому руководству. Согласно местному закону «О Совете министров Карачаево-Черкесской Республики», в его ведении находилось общее «управление экономическими и социально-культурными процессами» (ст. 21). В законе «О Правительстве Карачаево-Черкесской Республики» (1997 г.) упоминается об определении форм и методов государственного воздействия на экономические процессы и т.п. (ст. 18). Реализация решений правительства и главы КЧР, а также  непосредственное управление аграрной политикой осуществлялось Министерством сельского хозяйства и продовольствия КЧР. Была создана государственная инспекция по закупкам, реализации, сертификации и контролю за качеством, безопасностью сельхозпродукции, сырья и продовольствия (Госпродинспекция) КЧР.

В параграфе рассматриваются и основные черты и особенности кадровой политики в сельском хозяйстве. В начале 1950-х гг. официально признавалось, что здесь «нередко на руководящую работу выдвигались случайные люди, не обладавшие ни знанием сельскохозяйственного про­изводства, ни организаторскими способностями, ни достаточным жизненным опытом». Проблема решалась через организацию сельскохо­зяйственной учебы низового звена, 3-летние агро- и зоотехнические курсы в колхозах и совхозах, обучение в Черкесском и Эркин-Шахарском училищах механизации. За 1965-1970 годы численность специалистов с высшим образованием (агрономы, зоотехники, ветврачи и др.) возросла на 40%,  через пять лет она увеличилась еще на 49%, а пятилетку спустя – еще на 18%. Но рост числа работников со среднеспециальным образованием (ветеринары, фельдшеры, ветеринарные техники и др.) наблюдался слабее.

Во втором параграфе «Становление агропромышленного комплекса Карачаево-Черкесии в 1950 середине 1960-х годов» автором рассматривается ситуация в регионе в период аграрной реформы, которая проводилась в 1953-1958 гг. правительствами Г. Маленкова – Н. Булганина – Н. Хрущева. В ходе преобразований сельскохозяйствен­ный налог снижался в 2,5 раза, была списана задолженность за прошлые годы, снижены нормы обяза­тельных поставок с личного хозяйства колхозников, впервые были введены твердые дифференцированные по зонам ставки натуроплаты за работу МТС в колхозах с применением премиальной системы за высокие урожаи, были повышены заготовительные и закупочные цены на сельскохозяйственные продукты: на молоко - в 2 раза, на картофель - в 2,5 раза, на скот и мясо - более чем в 5,5 раза, увеличивались государственные капитальные вложения в сельское хозяйство. В результате за 1953-1958 гг. общий объем денежных доходов колхозов Карачаево-Черкесии от всех видов продажи увеличился более чем в три раза.

Данные по росту по­головья продуктивного скота в совхозах и колхозах  (в тыс. голов):21

1953 г.

1958 г.

увеличение

Крупный

рогатый скот

53,3

80,4

+51%

Коровы

15,0

24,8

+65%

Свиньи

12,6

31,0

в 1,5 раза

Овцы

291,0

425,5

+46%

Далее освещается период развития отрасли в период семилетки (1959-1965 гг.), когда региональными властями, в рамках санкционированных «сверху» полномочий, предпринимались попытки совершенствования системы оплаты труда работников аграрного сектора. В колхозах КЧАО «по примеру пе­редовых хозяйств страны» вводилась де­нежная оплата труда.

За 1961-1965 гг. отмечается увеличение валовой продукции сельского хозяйства на 22% (исходя из расчетов в сопоставимых ценах 1958 г.), причем доля  в ней продукции полеводства составила около 48%.

В течение семилетки возрастали объемы производства полеводческих культур. Проводилась успешная работа по развитию племенного животноводства; если в 1960 г. удельный вес породных овец в общем поголовье составлял 61,5%, то в 1964 г. – более 70%.

Столь значительный рост, естественно, был бы невозможен без серьезного укрепления материально-технической  базы сельского хозяйства Карачаево-Черкесии. За семилетку тракторный парк области возрос более чем в два раза. В процессе развития сельского хозяйства Карачаево-Черкесии за годы семилетки исследователи обращают внимание на процессы специализации. Здесь наблюдаются две тенденции: углубленная специализация существую­щих и создание новых специализированных предприятий.

В третьем параграфе «Попытки реформирования сельского хозяйства автономной области в 1965-1975 годы» отмечается, что преобразования той поры были связаны с основательным обновлением господствующих идеологем политического режима: признавалась очевидная утопичность построения коммунизма к 1980 г., планов «догнать и обогнать Соединенные Штаты Америки по производству мяса, молока и масла на душу населения» и т.п. 1965-й год считается точкой отсчета серьезной, стратегически выверенной попытки основательного экономического реформирования страны. В основе проводившихся преобразований была опора на личную, материальную заинтересованность работника. Отсюда и их социальная направленность. Пересматривалась аграрная политика. Отмечалось, что планы закупок продукции колхозам и совхозам утверждались лишь на год и то «зачастую с большим опозданием». Более того, уже в ходе самих заготовок эти цены «неоднократно менялись», а хозяйствам давались новые задания, часто прерывавшие плановые, т.е. фактически речь шла о систематическом обмане со стороны государства. Исходя из этого вводился принципиально новый порядок планирования хлебозаготовок, был утвержден принцип установления твердых планов заготовок на ряд лет, планы заготовок были снижены,  по регионам было решено установить на 6 лет «стабильный, неизменный план закупок зерна».

До национальных республик Юга РСФСР реформы стали доходить лишь на 2-3-й год после их официального декларирования. В целом 8-я пятилетка (1966-1970 гг.), первая из «реформенных», оказалась самой удачной для Карачаево-Черкесии за весь исследуемый период. Капитальные вложения в АПК области за это пятилетие возросли на 53%, валовая продукции АПК области - на 19%, фонд оплаты труда -  на 26,5%.

В этот период в Карачаево-Черкесской автономной области (КЧАО) появились крупные перерабатывающие предприятия, которые своим спросом стимулировали развитие сельского хозяйства. Животноводство оставалось ведущей отраслью сельского хозяйства, властями предпринимались значительные  усилия к его росту. Получило импульс мясное животноводство, в большинстве районов были созданы животноводческие комплексы, значительное развитие в продуктивности получили фермы мясного скота и откормочные хозяйства (в то время как в обычных совхозах производство говядины  являлось убыточным). В те годы ученые-аграрии полагали, что «важнейшим путем» развития мясного скотоводства, повышения качества говядины является развитие высокопродуктивных мясных пород: калмыцкой, абердино-ангусской, шароле.

Имеющиеся материалы показывают, что к концу «косыгинских» реформ четко обозначилось начало тенденции торможения развития животноводства в пользу земледелия, где результат труда в качестве  товарной продукции стал более выгоден. Стали преодолеваться изъяны в трудовых отношениях, в первую очередь в системе оплаты труда. В Карачаево-Черкесии за 1961-1971 гг. были предприняты три попытки внедрения т.н. безнарядной оплаты труда, причем первые две окончились неудачно. Причиной этого было отсутствие нормативной базы, законно оформленных «усредненных твердых повременных ставок на сдельных работах». Следует добавить, что у квалифицированных работников в колхозах в среднем зарплата была выше, чем в совхозах. В деле внедрения стимулирующих форм оплаты труда на селе область заметно отставала от центральных регионов Российской Федерации, в том числе и от районов Ставропольского края. Например, общая сумма доплаты за продукцию по аккордным расценкам в расчете на 1 руб. прямой оплаты в 1970 г. составляла в совхозах КЧАО –  4,3 коп., в других районах края – 14,3 коп. (а, например, по совхозам Воронежской области –  20,5 коп.). Это, во-первых. А во-вторых, размеры премий за сокращение затрат в совхозах КЧАО уступали другим совхозам края в 4,5 раза. Кроме того, в-третьих, размеры премирования за сверхплановую продукцию в совхозах КЧАО в расчете на 1 руб. основной зарплаты уступали краю в 14 (!) раз. В целом же, по упомянутым трем видам стимулирующей оплаты труда на 1 руб. основной зарплаты в совхозах КЧАО было выплачено 4,9 коп., в совхозах Ставрополья – 21,6 коп.

Но в то же время период «косыгинских» реформ был в социальном плане наиболее благоприятным как для работников сельского хозяйства, так и других отраслей экономики КЧАО за весь советский период ее истории.

Вторая глава «Основные направления аграрной политики в Карачаево-Черкесии в 1975 1990-х годах». В первом параграфе «Социально-экономические условия аграрного производства в области в 1976-1985 годах» рассматриваются причины того, что региональные власти оказались не в состоянии самостоятельно организовать, планировать и управлять агропромышленным комплексом своего региона. Основной причиной тому была ведомственная разобщенность (если так можно обозначить это явление) хозяйств, функционировавших на территории КЧАО. Здесь на 1 января 1981 г. действовало 15 колхозов и 41 совхоз; часть государственных сельхозпредприятий находилась в ведомственном подчинении Черкесска, другая – Ставрополя, третья – Москвы. В этот период подавляющее большинство агрохозяйств Карачаево-Черкесии продолжало специализироваться на производстве животноводческой продукции, поэтому ведущей отраслью аграрного сектора оставалось животноводство.

К началу 1981 г. в области насчитывалось крупного рогатого скота 264 тыс. (из них коров - почти 96 тыс.), свиней - свыше 26 тыс., овец и коз - более 749 тыс. Наиболее крупными поставщиками молока выступали хозяйства равнинной и предгорной зон, которые были наиболее развитыми как в животноводстве, так и в полеводстве. Там, где имело место развитие, оно шло за счет экстенсивных резервов, а не интенсификации животноводства.

Самой болезненной тенденцией сельскохозяйственного развития области стало то, что для устойчивого развития животноводства (в особенности, овцеводства) не удалось создать прочной системы его жизнеобеспечения. Даже местные исследователи начала «застойных» 1980-х гг. открыто указывали на то, что в овцеводстве КЧАО имеет место «отсутствие прочной кормовой базы в зимний период». Как и в предыдущем, еще реформенном пятилетии, в немалой степени недостаток кормов был связан со слабым уровнем механизации скотоводства. В частности, в большинстве хозяйств не было они одной малой сенокосилки (и вовсе не было автоматизированных ручных косилок), которая позволяла осваивать труднодоступные для крупных косилок участки сенокосов. Во многих хозяйствах, как и в прежние века, сено заготовлялось преимущественно ручным, физическим трудом колхозников и работников совхозов, а также нанимаемых в селе дольщиков, которые с конца июля по сентябрь включительно производили заготовку основной массы сена.

За 1976-1980 гг. в структуре среднегодовой валовой продукции хозяйств всех категорий по сравнению с предыдущим пятилетием уменьшился удельный вес продукции полеводства и сельскохозяйственный рост обеспечивался исключительно за счет валовой продукции животноводства. Объемы продукции растениеводства за «застойное» пятилетие уменьшались во всех районах, кроме равнинно-предгорных. В Карачаево-Черкесии так и не удалось переломить ситуацию в важном показателе рентабельности (убыточности) чисто государственных аграрных хозяйств, т.е. совхозов. В колхозах начала самоуправления были несколько шире, в них было больше возможности для реализации личных интересов работников, больше путей стимулирования их труда.

В эти годы еще раз стала очевидной хроническая социально-экономическая отсталость нагорной части Карачаево-Черкесии. Данное обстоятельство побуждало к миграции в равнинную и предгорную часть области, в городскую местность. В хозяйствах по-прежнему царил «порочный подход, при котором более высокие задания давались тем, кто лучше работал», а банковские кредиты давно «утратили функции экономического рычага развития производства, преврати­лись, по существу, в скрытую форму безвозмездных ассигнований».22

Во втором параграфе «Поиск путей преодоления сельскохозяйственного кризиса в перестроечный период (1985-1991 гг.)» освещаются основные вехи последней советской попытки реформирования отрасли. С 1 января 1986 г. в сельском хозяйстве Ставропольского края был начат эксперимент, распространявшийся и на КЧАО; базовым его положением было внедрение хозрасчета. Согласно «Порядку установления нормативов формирования фонда заработной платы (ФЗП) и выдачи средств на оплату труда совхозам и другим государственным сельскохозяйственным предприятиям», нормативы устанавливались самими хозяйствами и  утверждались РАПО. Для колхозов и совхозов, участвовавших в эко­номическом эксперименте, нормативный метод планирования был введен с 1 января 1986 г.23

Согласно совместному постановлению ЦК КПСС и Совмина СССР «О дальнейшем совершенст­вовании экономического механизма хозяйствования в агропромышленном комплексе страны» от 26 марта 1986 г., предусматривался «перевод коллективов цехов, бригад, ферм и звеньев, а также в целом хозяйств на оплату труда от валового дохода».24

В рамках эксперимента было предусмотрено направить на установление дифференцированных надбавок к закупочным ценам для низкорентабельных и убыточных хозяйств КЧАО те бюджетные ассигнования, которые выделялись колхозам и совхозам области на финансирование капитальных вложений. Эксперимент стимулировал рост объема сельхозпродукции по сравнению со среднегодовыми показателями 11-й пятилетки:  уже в 1986 г. возрос - на 18,5%, в 1987 г. - почти на 25%.

После перевода колхозов и совхозов на самоокупаемость и самофинансирование, внедрения подрядных форм организации и стимулирования труда, по мнению местных экономистов,  обозначился «перелом к лучшему». За 2 года работы в новых условиях «существенно повысились темпы роста производства» сельхозпродукции. Его объем уже в 1986 г. достиг наибольшего за послед­ние 20 лет прироста, превзойдя даже планы и задания Продовольственной программы, «впервые за последние годы» заметно сократились затраты материальных средств. Несмотря на признаки стагнации, следует признать, что к концу «перестройки» ситуация в животноводстве автономии не была кризисной в строгом смысле этого слова. Численность крупного рогатого скота в 1990 г. по-прежнему превышала показатели десятилетней давности. Повышалась продуктивность животноводства. В 1990 г.  средняя масса одной головы КРС, реализованного на убой в сельхозпредприятиях КЧАО, составила 332 кг, заняв 2-е место среди шести северокавказских автономий, одной головы овец и коз - 36 кг (2- место), удой молока на корову - 2492 кг (4-е место), средняя яйценоскость - 197 шт. с несушки.

В разгар «перестройки», в 1988 г., среднегодовой удой молока увеличился почти на 10%.  Тогда во всех категориях хозяйств было произведено 43,8 тыс. т мяса (в убойном весе), 190,2 тыс. т молока, 153,8 млн. шт. яиц, 3,0 тыс. т шерсти (в физическом весе), что превышало показатели 1975-1985 гг. По производству продуктов животноводства в расчете на одного жителя сельской местности среди 6-ти северокавказских автономий в 1990 г.  Карачаево-Черкесия занимала 2-е место по молоку (392 кг) и 3-е  -  по мясу (53 кг). Тем не менее ситуацию вряд ли можно назвать благостной. В декабре 1989 г. признавалось, что впервые за годы 12-й пятилетки в хозяйствах области произошло снижение показателей производства и реализации животноводческой продукции при одновременном росте затрат на ее производство.25

Молочная продукция агрохозяйств имела все перспективы для развития, поскольку была востребована в региональной молочной промышленности (была представлена Черкесским и Карачаевским гормолзаводами, Кардоникском и Первомайским маслосырзаводами, Черкесской маслосырбазой). Потребности в молочных продуктах населения одного г.Черкесска к 1990 г.  обозначались в 45,7 тыс. т.

Агропромышленный комитет КЧАО разработал Программу интенсификации земледелия КЧАО в двенадцатой пятилетке  (1986-1990), которая предусматривала увеличить среднегодовой объем продукции сельского хозяйства на 17-18%.

Следует признать, что в годы «перестройки» показатели продуктивности полеводства КЧАО заметно превосходили показатели эпохи «застоя». Так, среднегодовая урожайность во время перестройки составляла центнеров с гектара (в скобках указаны показатели 1980 г.): зерновых и зернобобовых - 28,2 (22,8), в т.ч. пшеницы - 31,5 (26,6); кукурузы на зерно - 28,7 (17,8); сахарной свеклы - 275 (244), подсолнечника - 12,8 (9,5), картофеля - 128 (109), овощей - 109 (95). Перестройка не изменила ситуации в состоянии технической  базы  аграрного сектора Карачаево-Черкесии, которая по-прежнему отставала. Важной оставалась проблема соотношения между закупочными ценами и «общественно необходимыми затратами», которые должны быть максимально сближены, в идеале - совпадать. Здесь следовало учитывать объективные условия, а именно то, что «зачастую экономически слабые хозяйства находятся на худших по плодородию и местоположению зем­лях». Но имели место и условия хозяйствования чисто субъективные. Очень часто надбавки к закупочным ценам выступали источником покрытия бесхозяйственности, что порождало «иждивенческие настроения»; в таком случае надбавки превращались «в дополнительный налог для хорошо работающих хозяйств». В то время закладывалась основа того диспаритета цен, который проявился уже в ходе  радикальных реформ постсоветского периода.

В третьем параграфе «Экономические приоритеты аграрных преобразований 1990-х годов и их последствия» освещается острейший кризис в народнохозяйственном комплексе региона, в данном случае – в его аграрной отрасли. Указ Президента РФ за №360 «О мерах стабилизации экономики агропромышленного комплекса» от 4.04.1991,  постановление Правительства РФ «О чрезвычайных мерах финансовой поддержки агропромышленного комплекса РФ» от 23.01.1993 г. и многие другие акты не доходили до реализации на местах. Аналогичной была судьба решений Центра, адресованных непосредственно Карачаево-Черкесии, включая:  указ Президента России за №1628 от 24 декабря 1992 г. «О мерах по государственной поддержке Карачаево-Черкесской ССР», постановления Правительства РФ за №449 от 12 мая 1993 г. «О мерах по государственной поддержке экономического и социального развития Карачаево-Черкесской Республики», за №196 от 28 февраля 1996 г. «О неотложных мерах по социально-экономическому развитию Карачаево-Черкесской Республики».

Почти повсеместный упадок в эти годы фиксируется в полеводстве КЧР. Здесь среднегодовое производство продукции в 1991-1995 гг. составляло лишь 61,4% от показателей 1986-1990 г. Это худший показатель среди северокавказских республик, не считая Чечни и Ингушетии, непосредственно затронутых известным военно-политическим конфликтом (в среднем по России - 84%, по Северному Кавказу - почти 77%). За 1991-1998 гг. поголовье крупного рогатого скота в стране уменьшилось на 48%, свиней на 53%, овец - на 71%, птицы - на 44%. По всем видам животных численность поголовья снизилась до уров­ня 1949-1953 гг. В период радикальных реформ произошло перераспределение поголовья: в частный сектор (к фермерским и подсобным хозяйствам) перешли две трети поголовья, треть которого сохранилась за сельхозпредприятиями. Однако, по словам исследователей, «такое переопределение не смогло остановить процесс сокращения поголовья в целом по республике».

Произошли большие структурные сдвиги. Если в 1990 г. сельхозпредприятия производили около 66% всей региональной сельхозпродукции, а личные подсобные хозяйства - 34%, то пять лет спустя все было почти наоборот: сельхозпредприятия дали лишь 35% с небольшим продукции аграрного сектора, а личные подсобные хозяйства - свыше 60%. Но в эти годы стала очевидной исключительная невыгодность занятия производством сельхозпродукции, что имело далеко идущие не только экономические, но и чисто социальные последствия для села. На это повлиял ряд факторов: резкое сокращение поголовья, ухудшение криминогенной ситуации (скотокрадство, нападение на летние коши и т.п.), по причине чего почти прекратились перегоны частного и общественного скота на многие горные, альпийские и субальпийские луга. В конечном итоге обширные площади горных лугов остались без выпаса и на них образовался «мертвый покров». Расширились площади сорняков, ухудшилось качество горных лугов, их почв и т.д. Такого рода сокращение природных (пастбищных) ресурсов касалось не только районов, где сосредоточились основные площади горных лугов, но и всей республики, поскольку они эксплуатировались животноводческими хозяйствами почти всех районов.

Вовсе не драматизируя ситуацию, можно говорить о том, что в регионе имело место явление своего рода «хозяйственного дарвинизма», когда агропредприятия через естественный отбор проявляли степень выживаемости. Большинство из них разорилось и перестало существовать в качестве значимых субъектов экономической жизни, меньшая часть более-менее уцелела, а единицы - смогли обрести статус реальных игроков в условиях рыночной экономики.

  В условиях радикальных реформ и острейшего  кризиса в КЧР уцелели и смогли со временем возродиться Черкесский мясокомбинат, часть молокозаводов и других потребителей сельхозпродукции. В целом упадок перерабатывающей промышленности АПК нанес сильнейший удар по всем сегментам сельхозпроизводства - как общественному, так и частному, т.е. в местных рыночных условиях действовала известная экономическая закономерность «спрос рождает предложение». Основная масса предприятий АПК в течение всех 1990-х гг.  оставалась убыточной, а кризис в сельском хозяйстве вплоть до XXI века так и остался непреодоленным. Хотя в последнем десятилетии ХХ в. стали вводиться юридические новшества, отвечающие современным требованиям экономики и гражданского общества, тогда не была разрешена проблема юридического оформления отношений собственности на селе. «Сегодня в стране,- признавал Президент России  в 2001 г., - сложилось критическое положение с правовым обеспечением земельных отношений. Это приводит к тому, что мы теряем мощный ресурс развития страны». К приватизации земель сельскохозяйственного назначения в КЧР приступили в первом десятилетии XXI-го века, т.е. в период, который выходит за рамки нашего исследования. Но, несмотря, на это, можно отметить, что и формальное закрепление частной собственности на данную категорию земель и поныне, кажется,  не привнесло каких-либо ощутимых перемен к возрождению села.

Как показал ход реформ 1990-х гг., большая и острая проблема возрождения аграрного сектора заключалась и в отсутствии нормальной системы кредитования, на основе которой получили развитие ведущие экономики мира. По-видимому, можно согласиться с теми авторами, которые полагают, что в 1990-е годы экономические преобразования во многом были обречены на неудачу ввиду ведущей роли в них олигархии, реализовавшей не общенациональные, а свои, узкокорпоративные и личные цели.

  Основные выводы диссертации заключаются в следующем:

1.        Важнейшим компонентом реформы 1953-1958 гг. выступает ее социальная направленность, в целом пятилетний период «постсталинского» реформирования аграрного сектора дал большой импульс к его развитию, о чем свидетельствуют данные по росту по­головья продуктивного скота в совхозах и колхозах.

2. Характерная черта аграрного сектора Карачаево-Черкесии –  опережающий рост хозяйств северной части региона по сравнению с южной обусловлен ландшафтными преимуществами. Северные районы выступали наиболее развитой частью области. И, наоборот, самая южная - нагорная часть КЧАО, где господствовало скотоводство, стала самой отсталой.

3. Карачаево-Черкесия в 1950-70-е гг. оставалась преимущественно животноводческим регионом, однако для устойчивого развития животноводства (в особенности, овцеводства) не удалось создать прочной системы его жизнеобеспечения. В немалой степени недостаток кормов был связан со слабым уровнем механизации скотоводства.

4.        За весь рассматриваемый период так и не удалось добиться реализации стратегических установок современного земледелия. Отмечаются такие причины отсталости, как недостаточная энерговооруженность и низкая фондовооруженность.

5.        Кризис и реформы конца 1980-х – начала 1990-х гг. сформировали в Карачаево-Черкесии первое поколение аграрной элиты рыночного типа, которое проявило способности к кризисному управлению, ориентации в условиях «дикого рынка», быструю адаптацию к изменяющейся ситуации. Оно не допустило убыточности хозяйств и дало импульс к их развитию.

6.        Форсированный уход государства из экономики, продиктованный идеями либеральных реформ начала 1990-х гг., обрушил и сельское хозяйство страны, в т.ч. и Карачаево-Черкесии. Здесь последствия острейшего ценового диспаритета, давшего о себе знать в начале 1990-х гг., сказывались и все последующие годы. Рост цен на промышленную продукцию продолжал и в начале следующего десятилетия опережать рост цен на основную сельхозпродукцию местного населения и агрохозяйств (молоко, мясо и др.).

7.        К концу рассматриваемого периода слабость государства обусловила такие явления, как криминализация рыночных отношений, утверждение клановости в экономике и т.п., ставшие характерными чертами российского и, в особенности, северокавказского образа хозяйственной жизни. В целом начало XXI века застало сельское хозяйство Карачаево-Черкесии в состоянии глубокого кризиса: почти 90% сельхозпредприятий имело просроченную задолженность (в промышленности и строительной сфере - менее половины), почти половина из аграрных хозяйств оставалась в числе убыточных.

Содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

1.        Узденова, А.Ю. Аграрная отрасль Карачаево-Черкесии в условиях рациональных реформ 1980-х гг. [Текст] / А.Ю. Узденова // Научные проблемы гуманитарных исследований. Вып. 4. Пятигорск, 2010. С. 136-144. 0,6 п.л.

2.        Узденова, А.Ю. Из  новейшей  истории Карачаево-Черкесии: ход и последствия аграрных реформ 1990-х гг. [Текст] / А.Ю. Узденова // Известия РГПУ имени А.И. Герцена. № 127. СП(б)., 2011. С. 85-90. 0,5 п.л.

3. Узденова, А.Ю. Аграрная политика на Северном Кавказе 1950-1980-х гг.: основные черты и особенности кадровой политики (на примере Карачаево-Черкесии) [Текст] / А.Ю. Узденова // Вестник Орловского государственного университета. № 5. Орел, 2011. С. 399-402. 0,5 п.л.

4. Узденова, А.Ю. Система аграрного управления  Карачаево-Черкесии во второй половине ХХ в. [Текст] / А.Ю. Узденова // Известия Карачаевского НИИ. Вып. 4. – Черкесск, 2008. – С. 93-100. – 0,6 п.л.

5. Узденова, А.Ю. Управление аграрной отраслью Карачаево-Черкесии в 1980 – начале 1990-х гг. [Текст] / А.Ю. Узденова // Известия Карачаевского НИИ. Вып. 5. – Черкесск, 2009. – С. 37-41. – 0,4 п.л.

6. Узденова, А.Ю. Из экономической истории села 1990-х гг. (на примере Карачаево-Черкесии) [Текст] / А.Ю. Узденова // Известия Карачаевского НИИ. Вып. 6. – Черкесск, 2010. – С. 63-69. – 0,4 п.л.


1 Абалкин Л. Современная экономическая история, или десять лет спустя // Вопросы экономики. – 1995. - №2. – С. 4-5.

2 Напсо Д.А., Лайпанов К.Т., Калмыков И.Х. Восстановление народного хозяйства в послевоенный период // Очерки истории Карачаево-Черкесии (ОИКЧ). – 1972. – Т. 2. – С. 285-324; Симуш М.К., Лайпанов К.Т., Калмыков И.Х. Карачаево-Черкесия в период завершения социалистического строительства // ОИКЧ. – 1972. – Т. 2. – С. 325-364; Напсо Д.А., Калмыков И.Х. Карачаево-Черкесия в период коммунистического строительства // ОИКЧ. – 1972. – Т. 2. –С. 367-421.

3 Калмыков И.Х. Черкесы. Историко-этнографический очерк. – Черкесск: Карачаево-Черкесское отделение Ставропольского кн. изд-ва, 1974. – С. 344.

4 Невская В.П., Шаманов И.М. Хозяйство // Карачаевцы. Историко-этнографический очерк / ответ. ред. Л.И. Лавров. – Черкесск: Кар.-Черк. отделение Ставропольского кн. изд-ва, 1978. – С.59-129.

5 Абазины. Историко-этнографический очерк / под ред. А.И. Першица. – Черкесск: Карачаево-Черкесское отделение Ставропольского кн. изд-ва,1989. – С. 240 .

6 Гочияев Г.Т. Проблемы сочетания экономических интересов в системе стимулирования труда. Вопросы теории и практики на примере совхозного производства. – Черкесск: Кар.-Черк. отделение Ставр. кн. изд-ва, 1972. – С. 296; Он же. Внутрихозяйственная  специализация и усиление материальной заинтересованности -  как факторы повышения эффективности производства  (на примере совхоза «Кубанский») // Вопросы экономики Карачаево-Черкесии. Вып. III. / отв. ред. Ч.Х. Ионов. - Черкесск: КЧНИИ ЭИЯЛ, 1973. – С.56-66; Организация оплаты труда от валового дохода - как важный фактор интенсификации производства // Экономические факторы интенсификации производства в агропромышленном комплексе. Сб. науч. трудов /  отв. ред. Н.С. Харитонов.  – Черкесск: КНИИИФЭ, 1988. – С.70-87 и др.

7 Хачиров Х.Х. Экономическое стимулирование повышения качества животноводческой продукции // Ленинские принципы руководства народным хозяйством и их использование в практике коммунистического строительства  (Некоторые аспекты проблемы). Ученые записки кафедры политэкономии  СГПУ. Вып.5-й /  отв. ред. Б.Я. Гершкович. - Ставрополь, 1970. – С. 164-176; Он же. Стимулирование повышения качества продукции // Некоторые вопросы стимулирования повышения экономической эффективности производства. Ученые записки кафедры политэкономии  ПГПИЯ. Вып.7-й / отв. ред. Б.Я. Гершкович. – Пятигорск,1972. – С. 90; Межхозяйственная кооперация по откорму крупного рогатого скота // За эффективность сельскохозяйственного производства. - Ставрополь: Изд-во «Ставропольская правда», 1982. – С. 75-79; Совершенствование экономических нормативов и планирова­ния - необходимые условия интенсификации производства // Экономические факто­ры интенсификации производства в агропромышленном комплексе. – Черкесск: КЧНИИИФЭ, 1988. - С. 18-33.

8 Известные люди Карачаево-Черкесии. Биографический словарь / Сост. К. Урусов, Р. Хатуев. – Черкесск: КЧИГИ, 1997. – С. 162.

9 Бураев Р.А. Экономико-географический очерк Карачаево-Черкесии - Черкесск: Карачаево-Черкесское книжное издательство, 1961; Он же. Вопросы методики определения сырьевых зон агропромышленных комплексов в горных районах Кавказа // Вопросы экономики Карачаево-Черкесии. Вып. III / отв. ред. Ч.Х. Ионов. - Черкесск: КЧНИИ ЭИЯЛ, 1973. – С. 155-165; Он же. Некоторые вопросы развития комплекса производств по переработке сельскохозяйственного сырья в Карачаево-Черкесии // Вопросы экономики Карачаево-Черкесии. Вып. III / отв. ред. Ч.Х. Ионов. - Черкесск: КЧНИИ ЭИЯЛ, 1973. – С. 14-30.

10 Кизилов А.П. Трудовые ресурсы Карачаево-Черкесской автономной области. Ч.I, II. – Черкесск.1988.

11 Ерижев К.А. Горные сенокосы и пастбища России. - М.: ИК «Родник», 1998. – С. 320.

12 Танфильев В.Г. Горные луга Карачаево-Черкесии и их улучшение. - Черкесск: Карачаево-Черкесское книжное издательство, 1962; Урбанский О.М., Туркевич В.И., Караев А.Н. и др. Естественные кормовые угодья Карачаево-Черкесской республики. - Черкесск, 1995; Рекомендации по прогрессивной технологии заготовки кормов на лугах Карачаево-Черкесии / под ред. В.Д. Огарева. - Черкесск, 1980.

13 Тамбиев Х. История и пути развития карачаевской породы овец. - Черкесск: Изд. КНИИ, 2007. – С. 222; Болатчиев А.Т. Система выращивания молодняка овец карачаевской породы и пути ее совершенствования // автореф… дис. … док-ра с/х наук. - Дубровицы Московской области, 2005. - С. 38; Новая порода полутонкорунных мясо-шерстных овец, разводимых в Карачаево-Черкесской автономной области / сост. С.И. Семенов, П.С. Корецкий, Ю.И. Бовкун и др. - Ставрополь, 1984.

14 Деккушева Ф.А-М. Проблемы перехода к рыночной экономике // Алиевские чтения. 20-25 апреля. Тезисы докладов. Часть 1. - Карачаевск: КЧГПУ,1998. – С. 276-277.

15 Гедиев К.Т.  Перспективы реализации национального проекта «Развитие АПК» в условиях КЧР // Региональная научно-практическая конференция «Рациональные пути решения социально-экономических и научно-технических проблем региона». КЧГТА, 20-21.04.2007. Ч. II. - Черкесск, 2007. – С. 156; Темирбулатова С.Х. Результаты проведения земельной реформы в КЧР // Региональная научно-практическая конференция «Рациональные пути решения социально-экономических и научно-технических проблем региона». КЧГТА, 20-21.04.2007. Ч. II. – Черкесск, 2007. – С. 215-219.

16 Народное хозяйство Ставропольского края. Статистический сборник / под ред. Н.В. Цогоева. – Краснодар: Госстатиздат, 1959; Экономическая эффективность сельскохозяйственного производства Ставропольского края. Статистический сборник / под ред. Н.В. Цогоева. – Ставрополь: Статистическое управление Ставропольского края, 1969; Основные показатели развития сельского хозяйства Ставропольского края / Отв. ред. Р.М. Синявская. – Ставрополь, 1982.

17 Социально-экономическое, политическое и культурное развитие народов Карачаево-Черкесии (1790-1917). Сб. док. / сост. В.П. Невская, И.М. Шаманов, С.П. Несмачная. – Ростов-на-Дону: Изд-во РГУ, 1987; Депортация карачаевцев: документы рассказывают. Сб. док. / сост., авт. предисл., вступ. ст. и закл. Р.С. Тебуев. – Черкесск: КЧИИ, 1995.

18 Программа «Социально-экономическое развитие КЧР и стратегия деятельности Правительства на 1997-2000 годы» / сост. Н.С. Авдулов, В.М. Белоусов, Ю.Н. Куражковский и др. – Черкесск, 1997; Закон СССР «О кооперации в СССР». - М.: Изд-во «Известия советов народных депутатов СССР», 1988; Указ Президента Российской Федерации от 29 января 1992 г. «Об ускорении приватизации государственных и муниципальных предприятий». Временные положения и методические указания. – М.: Изд-во «Республика», 1992 и др.

19 Закон РСФСР «О Карачаево-Черкесской автономной области». – М.: Изд-во «Известия советов народных депутатов СССР», 1982. - С. 7-8, 10-12, 16, 19-22.

20 Бадахов А. Рациональное формирование и использование основных фондов – важнейшее условие повышения эффективности производства в совхозах области // Вопросы экономики Карачаево-Черкесии / отв. ред. Ч.Х. Ионов. Вып. 3. – Черкесск: КЧНИИ ЭИЯЛ, 1973. – С. 40.

21 Народное  хозяйство Ставропольского края. Статистический сборник / под  ред. Н.В. Цогоева. – Краснодар: Госстатиздат, 1959. – С. 292-293.

22 Темирова З.У. Совершенствование хозяйственного механизма как важнейший фактор интенсивного развития АПКУ // Экономические факторы интенсификации производства в агропромышленном комплексе. – Черкесск: КЧНИИИФЭ, 1988. – С. 47, 53.

23 Хачиров Х.Х. Совершенствование экономических нормативов и планирование – необходимое условия интенсификации производства // Экономических факторы интенсификации производства в агропромышленном комплексе. – Черкесск: КЧНИИИФЭ, 1988. – С. 28.

24 Правда. – 1986. – 29 марта.

25 Решения Совета народных депутатов Карачаево-Черкесской автономной области (Приняты на 11-й сессии Совета народных депутатов КЧАО XX-го созыва 16.12.1989). – Черкесск, 1989. – С. 37-38.

 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.