WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

ЛАПШИН

Максим Вадимович

ПАВЕЛ КОРИН: ХУДОЖНИК-РЕСТАВРАТОР

И КОЛЛЕКЦИОНЕР

17.00.09 – Теория и история искусства

АВТОРЕФЕРАТ

Диссертации на соискание ученой степени

кандидата искусствоведения

Санкт-Петербург

2012

Работа выполнена на кафедре русского искусства Санкт-Петербургского государственного академического института живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е. Репина Российской академии художеств и на кафедре искусствоведения Санкт-Петербургского гуманитарного университета профсоюзов

Научный руководитель: доктор искусствоведения, профессор

БОБРОВ Юрий Григорьевич

Официальные оппоненты: доктор искусствоведения,

профессор кафедры рисунка

РГПУ им. А.И. Герцена

БАБИЯК Вячеслав Вячеславович

кандидат искусствоведения,

руководитель иконописной

мастерской «Фавор», Санкт-Петербург

БОЛЬШАКОВА Светлана Евгеньевна

Ведущая организация:  Научно-исследовательский музей

Российской академии художеств

Защита состоится 20 апреля 2012 года в 16.30 часов на заседании диссертационного совета Д 602.004.02 при Санкт-Петербургском Гуманитарном университете профсоюзов по адресу: 192238, Санкт-Петербург, ул. Фучика, 15., аудитория 200.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке Санкт- Петербургского Гуманитарного университета профсоюзов.

Автореферат разослан 19 марта 2012 года

Ученый секретарь

Диссертационного совета,

кандидат культурологии, доцент  А.В. Карпов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Творческая судьба художника, реставратора станковой живописи и коллекционера древнерусского искусства Павла Дмитриевича Корина (1892, с. Палех – 1967, Москва) удивительно насыщена. С легкостью преодолевая границы жанров, Павел Корин создавал непревзойденные портреты, выразительные и глубокие пейзажи, яркие неоднозначные монументальные работы – росписи, витражи, мозаики, особое место занимает его экстраординарное по богатству и разнообразию графическое наследие. Как следствие творческая деятельность мастера получила в существующей литературе весьма полное освещение. Появлялись монографии и альбомы, отдельные темы и вопросы широко разрабатывались в многочисленных публикациях в художественной прессе.

Однако такое пристальное внимание исследователей к художественному творчеству П.Д.Корина, безусловно, способствуя его лучшему пониманию, до некоторой степени заслонило от нас коллекционерскую, но особенно, реставрационную деятельность мастера. Во многом это было следствием известной сдержанности Корина, словно не дававшего исследователям повода внимательно подойти к изучению его реставрационной работы, всегда находившейся в «тени» собственных художественных достижений. Но подобно тому, как Павлу Корину с равным успехом удалось сказать свое слово в исторической картине, портрете или пейзаже, нельзя забывать, что его имя прочно вошло в историю музейного дела и молодой реставрационной науки. Параллельная художественному творчеству работа по реставрации произведений живописи в ГМИИ шла в течение 33 лет (1926–1959). Работа, которую правильнее было бы назвать служением и которой художник оставался предан до самого конца жизни - для отечественной и общемировой культуры значит не меньше, чем его живописное наследие.

Реставрируя памятники мирового значения, Павел Корин удивительным образом сочетал в себе тщательность, скрупулезность и живое, трепетное ощущение искусства. При комплексной реставрации произведений живописи, нередко способствовавшей и новым атрибуциям, мастером был утвержден системный подход, включавший изучение источников и технологические предреставрационные исследования. Показательно, что реставрационная деятельность Корина не замыкалась на нужды одной лишь мастерской ГМИИ. Являясь членом большинства ученых и реставрационных советов, организованных при ведущих музеях, он также входил в состав Реставрационной комиссии Комитета по делам искусств при СНК СССР, в 1960–1964 гг. состоял в должности научно-художественного руководителя ГЦХРМ, привлекался различными учреждениями для консультаций по широкому кругу вопросов связанных с реставрацией памятников искусства. Основой воспитания специалиста-реставратора Корин считал формирование уважительного отношения к произведениям в сочетании с постоянным совершенствованием профессионального мастерства. Сам художник одним из первых был аттестован на высшую квалификацию по реставрации станковой масляной живописи в 1955 г. Таким образом, стараясь соответствовать высоким требованиям профессии, П.Д.Корин личным примером и обучением выдающихся реставраторов: С.С.Чуракова, В.Н.Зиновьевой, С.С.Урановой, П.Т.Кориной, Г.М.Ерховой, Б.М.Шахова, и др. способствовал становлению отечественной реставрационной школы, развитию реставрационной науки и практики.

Нельзя не сказать, что упомянутая выше система аттестации художников-реставраторов и собственно Аттестационная комиссия, как известно, на протяжении полувека достаточно эффективно способствовавшая повышению надежности и качества сохранения культурного наследия в 2004 г. была упразднена и в настоящее время не возобновила свою работу, что, по мнению подавляющего большинства экспертов, отрицательно скажется на уровне реставрационных работ. Во многом поэтому, обращение к изучению реставрационной деятельности такого выдающегося мастера, каким был Павел Корин, актуализировано насущной потребностью в сохранении оснований для профессионального роста, поиском высоких нравственных ориентиров, желанием извлечь из прошлого ценные уроки.

По мнению автора, тема исследования реставрационной деятельности П.Д.Корина неотделима от параллельного изучения его творчества и коллекционирования в силу того, что все три области, будучи хотя и самостоятельными, находились в тесной взаимосвязи друг с другом, а следовательно, их восприятие и изучение в неразрывном единстве является наиболее плодотворным.

Актуальность темы исследования обусловлена тем, что комплексный подход к изучению творческой, реставрационной и коллекционерской деятельности П.Д.Корина в отечественном искусствознании еще не получил соответствующего развития. Кроме того, говоря о творческой деятельности мастера как о совокупности составляющих следует отметить, что немногие живописцы-реставраторы могли на столь высоком профессиональном уровне сочетать реставрационную практику с художественным творчеством так, как это удавалось Корину – одному из крупнейших художников России ХХ столетия. Непосредственное исследование реставрационной деятельности художника важно не только как факт его личной биографии, но и с точки зрения опыта организации реставрационного дела в стране, который продолжает учитываться отечественной реставрационной школой на современном этапе, что тоже несет в себе значительную актуальность.

Степень изученности проблемы. Научная литература по теме диссертации существует в трех основных направлениях – это художественное творчество, коллекционирование и реставрационная деятельность Павла Корина. Так, интерес исследователей к творчеству художника возник еще в начале 1930 г. и связан с выдающимися работами А.М.Эфроса. Однако, уже в конце 1930–1940 гг. произведения мастера подверглись «разгромной» критике и лишь после ВОВ, начиная с 1950-х гг. творчество подтвердившего свою благонадежность художника, постепенно становится объектом изучения советского искусствознания. Интересные работы о Корине-творце оставили такие авторы, как Л.С.Зингер, Г.Г.Поспелов, Ю.Э.Осмоловский, А.В.Виннер, О.Р.Никулина, С.Н.Дружинин, М.А.Некрасова и П.Т.Корина. Творчеству мастера также посвящали свои труды К.А.Ситник, Г.С.Кушнеровская, Л.Ф.Белогорлова, А.И.Михайлов, Л.В.Мочалов, А.А.Каменский, Х.М.Райхенштейн,  С.Н.Разгонов, А.А.Кулешов, Н.А.Михайлов, Л.И.Ромашкова, В.П.Толстой, В.А.Солоухин, Л.Кузнецова и другие. Новая волна интереса к художественному наследию и творческой судьбе П.Д.Корина приходится уже на период перестройки и постсоветское время. Авторами наиболее значительных работ этого времени являются Н.Н.Банковский, В.В.Нарциссов, В.И.Терешкин, Е.Ю.Деготь и А.И.Морозов. Существенное значение для лучшего понимания процессов развития русского и советского искусства в XX веке имели панорамные исследования В.А.Леняшина, Б.Е.Гройса, А.И.Морозова, И.Н.Голомштока, Т.В.Ильиной, Ю.Я.Герчука, М.Ю.Германа, В.С.Манина, Н.С.Степанян, А.К.Якимовича, С.М.Грачевой. 

Исследование коллекционерской деятельности Павла Корина началось в 1960-х годах и связано с В.И.Антоновой, взявшей на себя труд по каталогизации собрания древнерусского искусства мастера. Собирательство художника в различной степени затронуто и в работах таких авторов, как Е.Г.Киселева (1975) и Г.И.Вздорнов (2003). Обзор и анализ памятников древнерусской живописи из коллекции П.Д. Корина осуществлен на базе работ В.Г.Брюсовой, В.Н.Лазарева, В.Л.Янина, В.К.Лауриной, Э.С.Смирновой, О.А.Кориной, М.А.Орловой, Г.В.Попова, О.Е.Этингоф, Г.С.Колпаковой. При написании данного раздела важное значение так же имели труды Е.Н.Трубецкого, Н.М.Тарабукина, Б.В.Раушенбаха, Б.А.Успенского, В.Д.Лихачевой.

Наконец, реставрационная деятельность П.Д. Корина впервые получила освещение в его статье в журнале «Искусство» 1939 г. «Картина Рубенса „Портрет молодой дамы с веером“». Прямо связанной с Кориным теме обеспечения сохранности и спасения памятников искусства во время Великой Отечественной войны и послевоенный период были посвящены публикации Е.И.Ротенберга (1947), Н.Е.Элиасберг (1960) и специальное издание «Спасенные шедевры» (1977). Важное значение для изучения реставрационной деятельности Павла Корина имела статья Н.Е.Кнорре «Реставрационный отдел ГМИИ», напечатанная в 1982 г. Ценнейшие сведения содержатся в воспоминаниях ученика мастера С.С.Чуракова (1993), необходимую краткую информацию можно почерпнуть из справочного издания 2010 г. «Отечественная реставрация в именах 1918-1991».

Фундаментальным материалом для изучения вопросов связанных с историей реставрации станковой масляной и темперной живописи в России, а также коллекционированием древнерусской живописи явились научные труды А.Б.Алешина, Ю.Г.Боброва и Г.И.Вздорнова. Важные сведения были почерпнуты из работ В.Г.Белозеровой, П.А.Семечкина, М.Н.Никогосян, О.В.Яхонта, В.В.Зверева, Л.И.Лифшица, О.Л.Фирсовой и Л.В.Шестопаловой, К.И.Маслова и др. Глубже понять процессы сложения теории и методологии реставрации в нашей стране в первой половине XX в. позволили труды П.П.Покрышкина, А.Я.Боравского, Д.Ф.Богословского, В.А.Щавинского, И.Э.Грабаря, А.И.Анисимова, Е.В.Кудрявцева, В.Н.Яковлева, С.С.Чуракова. Для изучения истории бытования произведений, находившихся в работе у П.Д.Корина потребовалось обращение к исследованиям В.Ф.Левинсона-Лессинга (ГЭ) и научных сотрудников ГМИИ: В.Э.Марковой, К.С.Егоровой, М.С.Сененко, И.А.Кузнецовой, Е.Б.Шарновой.

Изучение истории вопроса показывает, что в отличие от художественного творчества, которому посвящены капитальные монографии, альбомы, статьи, ряд важных проблем в существующей искусствоведческой литературе пока остается без внимания. Так, отсутствие систематического изучения реставрационной деятельности П.Корина не позволяет оценить роль реставрации в творческой жизни мастера; определить ее характер, отметить особенности и отличия от художественного творчества непосредственно. Неясными остаются взгляды Корина по теоретическим вопросам реставрации и их претворение на практике, его понимание данной профессии в целом. Таким образом можно заключить, что тема изучения реставрационной деятельности художника является актуальной и нуждается в дальнейшем исследовании.

В соответствии с темой диссертации определены объект и предмет исследования, цели и задачи работы, выстроена логика изложения материала.

Объект исследования: разносторонняя творческая деятельность Павла Дмитриевича Корина в контексте отечественного искусствознания ХХ – начала ХХI вв.

Предмет исследования: теоретические воззрения и практическая реставрационная деятельность Павла Корина в мастерской ГМИИ им. А.С.Пушкина (1926–1959), ее связь с коллекционерской и творческой деятельностью.

Цель исследования: осуществить комплексное изучение реставрационной деятельности П.Д.Корина – как явно недостаточно исследованной сферы, отметить его выдающийся вклад в развитие отечественной культуры в качестве художника-реставратора и проследить пути взаимовлияния и взаимопроникновения специфического реставрационного мастерства и знаний в творчество и коллекционирование произведений древнерусского искусства.

Задачи исследования:

воссоздать творческий портрет П.Д.Корина сквозь призму существующей в настоящее время искусствоведческой и критической литературы, проанализировав и систематизировав труды, посвященные исследованию творчества мастера, определив основные этапы и тенденции в изучении этой темы;

- проанализировать и оценить предшествовавшие работы по коллекционерской и реставрационной деятельности Павла Корина, определить степень изученности этой темы и наметить пути ее дальнейшего исследования.

- проследить состояние развития реставрационной науки в первой половине ХХ века, на основании анализа источников выявить актуальные теоретические вопросы реставрации произведений станковой живописи во время обращения к ней Павла Корина и пути их решения;

- определить взгляды П.Д.Корина по основным вопросам теории реставрации произведений живописи, сравнить с теоретическими и методическими установками выдающихся специалистов того времени (И.Э.Грабаря, А.Я. Боравского, В.Н.Яковлева и др.);

- выявить и проанализировать основные этапы практической реставрационной деятельности Павла Корина, исследовать наиболее характерные реставрационные работы мастера, определить его влияние на развитие отечественной научной реставрации;

- сравнить коллекционерскую деятельность П.Д.Корина с предшественниками, охарактеризовать мастера как коллекционера, отметить особенности самого собрания и осуществить исследование чрезвычайно значимого для коллекции экспоната – двусторонней иконы «Богоматерь Знамение».

Источники. В силу того, что в отечественном искусствознании реставрационная деятельность Павла Корина не выступала предметом отдельного изучения, возникла необходимость обращения к архивным материалам. Основной источниковой базой исследования стали документы, выявленные в архиве Дома-музея П.Д.Корина в Москве (Ф. НО III–144/11, не разделен на ед. хр., и Ф. НВФ. Ед. хр. 7814-7900) не введенные ранее в научный оборот, а также данные из Книг работ реставрационной мастерской живописи (№№ 1–7) и редкие фотоматериалы хранящихся в архиве Лаборатории научной реставрации станковой живописи ГМИИ им. А.С.Пушкина, где работал мастер. Кроме того, важным источником сведений о П.Д.Корине как о реставраторе и руководителе Реставрационной мастерской стали воспоминания художника-реставратора Г.М.Ерховой, в 1957–1959 гг. работавшей под его руководством.

Методологическая основа диссертации строится на применении искусствоведческих и историко-культурных подходов, позволяющих подойти к решению обозначенных в исследовании проблем. Специфика объекта диссертации определила характер изучения материала, основанного на применении междисциплинарных методов исследования литературы и источников: биографического, сравнительно-исторического, культурно-исторического, образно-стилистического анализа. Соединение указанных методов позволило не только комплексно рассмотреть творческую, реставрационную и коллекционерскую деятельность П.Д.Корина, но и способствовало решению конкретных задач диссертационной работы.

Научная новизна исследования:

- Впервые проведено специальное комплексное исследование деятельности П.Д.Корина как художника-реставратора практика и руководителя Мастерской реставрации станковой живописи ГМИИ ранее отсутствовавшее в отечественном искусствознании.

- Выявлены теоретические принципы реставрации, которыми руководствовался Павел Корин, определена хронология развития реставрационной деятельности мастера, обусловленная историческими событиями - два периода: довоенный (1926–1941), ВОВ и послевоенные события (1941–1959). На основании анализа литературных источников удалось уточнить дату начала работы П.Д.Корина в Мастерской реставрации станковой живописи ГМИИ – 1926 год, а не 1929, как считалось ранее.

- Проанализированы наиболее характерные работы по реставрации произведений станковой живописи, впервые на основании архивных материалов рассмотрена история реставрации таких значительных произведений, как «Портрет кардинала Антониотто Паллавичини» Тициана, «Мужской» и «Женский» парные портреты А.Т.Кея.

- В диссертации впервые подчеркнуто не только самостоятельное значение реставрационной деятельности Павла Корина, но и рассмотрена ее взаимосвязь с коллекционированием и художественным творчеством.

- Систематизированы и обобщены сведения по истории изучения творческой и коллекционерской деятельности мастера, показаны особенности его коллекции, прослежена история изучения древнейшего памятника из собрания П.Д. Корина.

Теоретическая значимость материала представленного в диссертации состоит в том, что он способствует формированию более полного, уточненного представления о значении деятельности Павла Корина как художника-реставратора и лучшему пониманию взаимоотношений между различными направлениями его творческой деятельности. Полученные выводы позволят акцентировать роль реставрации и коллекционирования в творческой биографии мастера и раскрывают новые грани и особенности этих направлений.

Практическая значимость. Результаты исследования могут быть использованы в ходе дальнейшего изучения разносторонней творческой деятельности П.Д.Корина. Возможно их включение как в учебный процесс – при разработке курсов лекций по истории древнерусского и русского искусства, спецкурсов по истории отечественной реставрации, так и в музейную практику – при организации выставок и проведении экскурсий в Доме-музее Павла Корина. Собранные диссертантом архивные материалы по истории реставрации картин из коллекции ГМИИ могут оказаться полезными при атрибуционной работе.

Положения, выносимые на защиту:

Реставрационная работа Павла Корина обладает самостоятельной исторической и художественной значимостью и вполне сопоставима не только с его коллекционерской, но и творческой деятельностью.

- Исследование деятельности Корина как реставратора во время службы в ГМИИ и коллекционера древнерусского искусства наиболее убедительно характеризует его как приверженца научных принципов реставрации.

- Реставрация и коллекционирование были одновременно и дополнением, и своеобразной альтернативой процесса создания художественных произведений, являлись путями реализации творческих устремлений живописца и его представлений о высших ценностях культуры.

- Теоретические воззрения по вопросам реставрации и практический опыт Корина повлияли на совершенствование реставрационного дела в России в первой половине ХХ в. и, не утратив своей ценности, в основополагающих моментах наследуются современной отечественной реставрационной школой.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации нашли отражение в сообщениях на научно-практических конференциях: «Предметы и пространства искусства II» - межвузовская научно-практическая конференция аспирантов и студентов, Санкт-Петербургская государственная художественно-промышленная Академия им. А.Л.Штиглица, СПб (17 марта 2010 г.). «Современные тенденции в художественном образовании» - региональная научно-практическая конференция, Мурманский государственный гуманитарный университет, г. Мурманск (20–22 апреля 2010 г.). «Актуальные вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» - международная заочная научно-практическая конференция, Новосибирск (12 сентября 2011 г.), а также в ряде публикаций, список которых приведен в автореферате. Отдельные главы диссертации и текст в целом обсуждались на заседаниях кафедры русского искусства Санкт-Петербургского государственного академического института живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е.Репина.

Структура работы. Диссертация состоит из двух томов. Первый том включает основной текст исследования объемом 197 страниц, состоящий из введения, трех глав, заключения, списка архивных источников (25 наименований) и литературы (167 названий), а также материалы 6 приложений. Альбом иллюстраций (119 фотографий) составляет содержание второго тома.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

Во Введении обосновывается актуальность выбранной темы, научная новизна и ее практическая значимость. Формулируются цели, задачи и методы исследования, указываются источники и литература.

Первая глава «Творческая биография П.Д.Корина» раскрытию творческого портрета художника сквозь призму существующей на данное время историко-искусствоведческой и критической литературы, определению основных этапов и тенденций в изучении выбранной темы, критической оценке предшествовавших работ по коллекционерской и реставрационной деятельности мастера. Анализ группы публикаций этого направления соотнесен с состоянием изучения общих проблем реставрационного дела и коллекционирования в России.

В первом параграфе «Творчество Павла Корина в отечественном искусствоведении: проблемы восприятия и оценки» рассматривается программная работа живописца – монументальный цикл «Реквием. Русь уходящая» (1925–1937), затронуты вопросы его взаимоотношений с М.В.Нестеровым и А.М.Горьким, отмечено их влияние на развитие мастера. Данный этап творчества Павла Корина представлен в общем контексте исторического развития русского искусства в 1920–1930 гг. В хронологическом порядке анализируются: первое появление живописца на Юбилейной выставке «Художники РСФСР за 15 лет» (1933), «разгромная» критика «Реквиема» и художественного языка мастера в целом, слежка и контроль со стороны НКВД–НКГБ СССР, но избежание суровых репрессий.

Подчеркивается, что в этот период служба заведующего Мастерской реставрации живописи ГМИИ помогает Павлу Корину выстоять в сложившейся обстановке, за счет активизации его реставрационной деятельности не утратить стремление к творчеству. Отмечается влияние реставрационных знаний Корина, изучавшего состав и особенности грунтов, красок, технику живописи старых мастеров, на его профессионализм в области художественного творчества. При этом мастер не превращается в «копииста», а совершенствует свою живописную систему, сохраняет индивидуальный узнаваемый стиль, который А.И.Морозов характеризовал как «внутренне оппозиционный соцреализму».

После появления новых живописных произведений (серия портретов (1939), триптих «Александр Невский» (1942-1943)) наступают перемены в отношении критики, принявшей жесткую «неоптимистичную» манеру живописца и поощрявшей свойственную ему патетику и антиформалистскую «классичность». В дальнейшем работу художника стали оценивать как лучший образец официального стиля и отметили ее высшими правительственными наградами («Реквием» же так и остался для советского искусствознания полузапрещенным). В диссертации подчеркивается влияние П.Д.Корина на творческое развитие нового поколения художников «сурового стиля» - П.П.Оссовского, В.И.Иванова, Д.Д.Жилинского и Г.М.Коржева и других. Далее, диссертантом рассматривается литература, появившаяся уже в 1970 – первой половине 1980 г. Продолжая линию, начатую предыдущими исследователями, авторы новых работ почти в унисон характеризовали Корина как постоянно ищущего, смелого, создающего трагически напряженное, резкое, концептуальное, традиционное и одновременно новаторское искусство. Все это подчеркивало духовные и формальные свойства коринской живописи, его непреклонность, спасшую индивидуальный стиль мастера от растворения в «большом стиле» социалистического реализма.

Завершается первый параграф анализом литературы периода перестройки и постсоветского времени (конец 1980 – начало 2000 г.), когда искусствоведы открыто заговорили о двойственном положении, в котором оказался П.Д.Корин, тяжело переживавший бесповоротное отвержение его главной художественной темы, и в то же время, привлекавшийся для выполнения самых престижных государственных заказов. Акцентируется, что авторы пересмотрели широкий исторический материал: документы, личные свидетельства, ранее не фигурировавшие в литературе о Корине или рассматривавшиеся в иной плоскости, и затронули широкий круг острых вопросов, позволивших изучить творческую деятельность мастера полнее и глубже.

Во втором параграфе «Реставрационная и коллекционерская деятельность П.Д.Корина как предмет отечественного искусствознания» проанализированы и систематизированы публикации, связанные с двумя другими направлениями творческой деятельности мастера – как собирателя древнерусского искусства и художника-реставратора, руководителя Мастерской реставрации живописи ГМИИ. Число работ по этой теме, особенно в сравнении с обилием публикаций, посвященных художественному творчеству П.Д.Корина, невелико. Так, охватывавшая 40-летний период коллекционерская деятельность живописца, еще при его жизни получила признание - в 1966 г. вышел каталог В.И.Антоновой и в настоящее время не утративший научной значимости, открывший ценность вклада П.Д.Корина в сохранение национальных художественных памятников. Подчеркивается, что основную информацию об истории формирования коллекции, происхождении памятников и проводившихся реставрациях удалось узнать и сохранить лишь благодаря В.И.Антоновой, столь своевременно получившей ее у владельца. В продолжении диссертантом анализируется книга Е.Г.Киселевой «Дом Павла Корина» (1975), интересная прежде всего тем, что в нее вошли любопытные «живые» детали и подробности коллекционерской деятельности живописца, не попавшие в строгий научный каталог.

Далее рассматриваются публикации, посвященные реставрационной деятельности П.Д.Корина: «Картина Рубенса „Портрет молодой дамы с веером“» (1939), «Как гражданин России» (1966), где, кроме собственно реставрации, затронуты вопросы охраны и усвоения художественного наследия прошлого. Анализируются материалы, посвященные теме обеспечения сохранности и спасения памятников искусства во время ВОВ и послевоенный период. Разбираются обобщающие работами по истории реставрации в ГМИИ: статьи Н.Е.Кнорре «Реставрационный отдел» (1982) и «Реставрация в ГМИИ имени А.С.Пушкина» (1985). Все рассмотренные издания объединяет то, что служба П.Д.Корина как художника-реставратора не становилась в них предметом специального изучения, а потому, проведенные к настоящему времени исследования недостаточны для того, чтобы с исчерпывающей полнотой ответить на вопросы, связанные с реставрационной деятельностью мастера. В завершении второго параграфа определены цель и задачи дальнейшего исследования.

Вторая глава «П.Д.Корин как художник-реставратор» целиком посвящена подробному изучению широкого круга вопросов, связанных с реставрационной деятельностью мастера и строится на материале, относящемся к его работе в Мастерской реставрации живописи ГМИИ.

Первый параграф «Взгляды Павла Корина на вопросы теории реставрации в контексте развития отечественной реставрационной мысли первой половины ХХ века» начинается с обзора состояния развития реставрационной науки в изучаемый период. Выявляются основные теоретические и методологические проблемы реставрации произведений станковой живописи, решением которых занимались А.Я.Боравский, Д.Ф.Богословский, В.А.Щавинский, И.Э.Грабарь, А.И.Анисимов и другие. Обобщая положения, содержащиеся в работах названных авторов можно сказать, что на основе идей археологической реставрации памятников уже в первой четверти ХХ в. были сформулированы и научные принципы реставрации станковой масляной живописи, которые начали претворяться в практической работе ведущих мастерских. В качестве основных принципов значились: ограничение глубоких «расчисток», признание индивидуальности произведения, проведение предреставрационных исследований, отказ от произвольного восполнения утрат, удаление поздних дополнений при условии соблюдения историко-художественной целостности памятника, протоколирование и фотографирование всех стадий реставрационного процесса.

Исследуется вклад Корина в область теоретического осмысления реставрации и прослеживаются его взгляды, касающиеся основных вопросов реставрационной теории. Отмечается, что его отношение к теории реставрации складывалось постепенно и было подготовлено полученной еще в юности специальностью мастера-иконописца, воспитанием Нестерова, развитой художественной интуиции, отшлифованной тщательным изучением произведений живописи, способностью к живому трепетному ощущению искусства. Он не только призывал следовать принципам научной (археологической) реставрации, разработанным в первой половине ХХ в., выступая противником «поновления» и «исправления» авторской живописи. Мастер подчеркивал, что при комплексной реставрации объективность научных принципов не должна мешать конечной цели - выявлению художественно-эстетической составляющей произведения, без которой полноценное прочтение авторского замысла затруднено или вовсе невозможно. Выступая именно как художник, перерабатывая творчески основные постулаты теории, он призывал учеников к неустанному развитию профессиональных навыков и художественной интуиции, как необходимой в работе реставратора форме субъективной восприимчивости к художественным качествам произведения.

С некоторой осторожностью можно сказать, что несмотря на сходство теоретических подходов П.Д. Корина с авторами, обозначенными выше, концепция мастера все же не была буквальным следованием археологическим принципам. В каждом отдельном случае своеобразие реставрируемого памятника оказывало влияние на принятие конкретного решения: удалять поздний потемневший лак или, в пользу теплоты и большей живописной мягкости, скорее утоньшить его, снимать ли записи, под которыми находятся утраты авторской живописи и если да, то восстанавливать их или оставить в открывшемся виде. Ясно понимая, как сказали бы сейчас, неизбежность «интерпретации памятника в процессе реставрации», он добивался минимизации своего воздействия на произведение. Таким образом, в своей концепции реставрации Павел Корин стремился достигнуть определенного баланса в применении археологического и художественно-эстетического метода. Ведущей интенций было понимание реставрации именно как искусства, не только находящегося на стыке научно-исследовательской деятельности, практического умения и художественного мастерства, но и объединяющего эти направления. Сравнение позиций Корина и Грабаря показало, что основное различие состояло в отношении техники как таковой. Проблема технического умения (ремесла) не считалась Кориным «начальной», «простейшей» (Грабарь) и никогда не выносилась за рамки понятия искусства, или, лучше сказать, техника и искусство существовали в представлении мастера нераздельно. Следовательно не только разработанная теоретическая база и методологические установки, по сути представляющие собой крайне противоречивый материал, определяют успех предпринимаемых реставрационных операций, но и то, насколько совершенно они реализованы технически. В то время как И.Э.Грабарь, фактически не занимавшийся практической реставрационной работой, смотрел на реставрационные процессы с некоторой дистанции, взгляды Павла Корина на вопросы теории реставрации складывались из осмысления собственной реставрационной практики. В работе рассматривается проблема необходимости прибегнуть к различным мерам реставрационного вмешательства: восстановлению утрат авторской живописи, раскрытию оригинала от позднейших записей, наслоений и потемневшего старого лака, укреплению красочного слоя и грунта, а также «пассивной реставрации» - созданию оптимальных условий хранения памятника.

В завершении данного раздела указывается, что усилиями ярких личностей, стремившихся к правильной постановке реставрационного дела, как Павел Корин, и возникла современная система высококвалифицированной реставрации памятников искусства. Подходы к реставрации памятников искусства, обозначенные еще на Всероссийском съезде художников (1911 – 1912) и развитые в первой половине XX столетия продолжают влиять на совершенствование реставрационного дела в России.

Второй параграф «Реставрационная деятельность П.Д.Корина в 19261941 годах» посвящен сложным работам по реставрации подлинных жемчужин собрания ГМИИ, выполненных как самим художником, так и под его руководством. Изложение материала начинается с исторического обзора работы Мастерской реставрации живописи ГМИИ еще до появления в ней В.Н.Яковлева и П.Д.Корина, затем отмечаются сходные черты и различия в подходе к реставрации, а также подготовке молодых специалистов, свойственные обоим маэстро. На основании анализа литературных источников уточняется дата начала работы Корина в Мастерской реставрации живописи ГМИИ – 1926, а не 1929, как считалось ранее.

Осуществляется обзор текстов из архива Дома-музея Корина, которые позволили получить более ясное представление о реставрационной деятельности мастера и способствовал лучшему пониманию его как художника-реставратора. В подготовленных Павлом Кориным статьях подчас раскрывается не только ход самой реставрации, но и крайне интересная исследовательская работа – изучение художником истории создания и бытования памятника, сведения о предшествовавшей реставрации, а иногда и попытка уточнения атрибуции реставрируемого произведения. Отмечается, что каждая из картин, находившаяся в работе у Корина, демонстрировала широкий спектр повреждений (отставания красочного слоя и грунта, сплошные записи, тонированный лак и т.д.) и реставрационных технологий и методик, применяемых для проведения соответствующих реставрационных операций. В порядке хронологии исследуется история реставрации следующих памятников: «Артаксеркс, Аман и Эсфирь» Рембрандта (1927–1929), «Крещение» Корнелиса ван Харлема (1929-1930), «Дама за туалетом» Д.Романо (1930-1933), «Дева Мария» и «Архангел Гавриил» Боттичелли (1933), «Мужской» и «Женский» портреты А.Т.Кея, «Портрет молодой дамы с веером» н.х. (все 1938), «Обезьяны, играющие в карты» мастерская Д.Тенирса Мл. (1940). Кроме того рассматриваются произведения Д.Гварди «Александр Македонский у тела персидского царя Дария» и «расчистка» знаменитой работы Я.Йорданса «Сатир в гостях у крестьянина» - пример того, как происходило воспитание молодых реставраторов в ГМИИ, чему Корин уделял самое пристальное внимание.

Анализируются принципы послойного раскрытия, впервые примененные в реставрации темперной живописи, благодаря фундаментальной деятельности ЦГРМ широко внедряются и в практику «картинного дела», важность попыток сохранения в процессе раскрытия подлинной живописи тонкой прослойки старого лака, который, в свою очередь, служил своеобразной гарантией сохранности лессировочных слоев. Отмечается, что взаимодействие с сотрудниками ЦГРМ способствовало не только распространению новых принципов раскрытия в реставрационной практике ГМИИ, но и проведению  предреставрационных исследований (в том числе и новейшим методом «рентгенизации») на оборудовании физико-химической лаборатории центральных мастерских, детальному исследованию состояния сохранности, выполненному согласно последним достижения научной мысли. Вместе с  изучением произведения в рентгеновском кабинете, раскрытию предшествовала и развернутая исследовательская работа с архивными материалами – прежде всего эрмитажными.

На основании архивных текстов мастера разбирается важная для его реставрационной биографии работа 1941 г. – раскрытие «Портрета кардинала Паллавичини», в то время приписывавшегося Себастьяно дель Пьомбо. Реставрация «Портрета…» примечательна тем, что она была связана с громкой историей «о реставрационных вандализмах», произошедшей в Эрмитаже в 1915 г. и вызвавшей пересмотр взглядов на проведение раскрытия авторской живописи. То, что подлинная живопись портрета вовсе не смыта, а искажена и загрязнена еще более ранними, чем 1915 г. реставрационными вмешательствами и было выяснено Павлом Кориным в ходе раскрытия произведения в 1941 г. Сам художник (предельно сдержанный в оценке своей работы) справедливо считал данную реставрацию ответственной и сложной, а потому счел своим долгом подготовить о ней обстоятельную статью. Как следует из коринского текста, прежде чем приступить к «расчистке», мастер снова обращается к архивным и литературным источникам, поднимая статьи А.Н.Бенуа, В.А.Щавинского и С.П.Яремича. Признавая вслед за ними опыт Д.Ф.Богословского «неудачным», П.Д.Корин, однако, полемизирует с авторами и предлагает (после успешного раскрытия) свой взгляд на широко обсуждавшуюся в тогдашней прессе историю. Мастер не перегружает свою работу подробностями реставрационной «кухни» и не уточняет технологию процессов, но сам ход проведения раскрытия - от первых пробных «траншей» (Корин), до окончательного выравнивания лака вырисовывается очень отчетливо. С другой стороны, после завершения «расчистки», П.Д.Корин дает оценку состоянию сохранности полотна и, проявляя знаточеские качества, анализирует манеру исполнения, отличающуюся «…сочностью живописи, тонкостью и изяществом рисунка». Мастер сопоставляет портрет с картинами Себастьяно дель Пьомбо, приходит к выводу о «другом характере» его стиля и утверждает, что автором данного произведения является Тициан. Как известно, лишь в 2002 г., после проведенных исследований, полотну было официально «возвращено» авторство Тициана.

В завершении говорится, что работа П.Д. Корина сводилась в целом к переосмыслению неправомерных реставрационных приемов и методик прошлого (XVIII и XIX вв.) и последующему удалению чужеродных наслоений. Проводилось раскрытие от тонированных лаков, удалялись скрывающие подлинник записи, восполнялись утраты авторской живописи, возникавшие вследствие разрушения деревянных основ и переводов красочного слоя таких картин на новое основание. Отчетливо обозначилось стремление Павла Корина не только к осторожному и качественному реставрационному вмешательству, но и желание передать свои знания и опыт младшему поколению реставраторов. Основой обучения являлось воспитание глубокого пиетета к автору реставрируемого произведения («уважение к художнику»), необходимость прочувствовать особенности его живописных приемов. В частности, Корин говорил о важности раскрытия оригинала «по мазкам живописи», чтобы не нарушить авторской гармонии грубым внедрением.

Третий параграф «Реставрационная деятельность П.Д.Корина в 19411959 годах» в основном посвящен анализу масштабных работ Павла Корина по обеспечению сохранности памятников в годы ВОВ и консервации картин из собрания Дрезденской галереи и Пушкинского музея в послевоенное время. Рассматриваются архивные материалы, связанных с деятельностью П.Д.Корина во время ВОВ и послевоенный период. Анализируются  стенограмма доклада художника «О работе реставрационной мастерской в 1941–1947 гг.» и рукопись «Реставрация в ГМИИ во время войны и послевоенный период» (Ф. НО III–144/11), в которых как раз и нашли отражение эти драматические события. Почти идентичные по своему содержанию, и коринский доклад, и его рукопись хронологически делятся на четыре части. Первая – посвящена реставрационной деятельности довоенного периода – 1940–1941 гг. Вторая часть охватывает начальный этап – эвакуацию и меры по сохранению оставшихся в музее экспонатов в 1941–1942 гг., третья - раскрывает историю реставрации новых пополнений и реэвакуированных памятников в 1943–1944 гг. Четвертая же часть целиком посвящена размещению и началу трудоемкой консервации картин из прибывшего в 1945 г. в ГМИИ «Особого фонда» - собрания Дрезденской галереи. Подчеркивается, что анализ текстов П.Д.Корина позволил осознать какой неоценимый практический опыт приобрела тогда реставрационная мастерская музея и насколько беспрецедентным был объем консервационных и реставрационных мероприятий. Далее рассматриваются последние годы работы Павла Корина в реставрационной мастерской ГМИИ (1955–1959), когда он в основном посвящает себя деятельности художественного руководителя, следя за ходом проведения реставрационных операций, реже выступая в качестве реставратора-практика, но не прекращая это занятие полностью. Рассматривается раскрытие от неравномерно лежащего потемневшего лака картины Каналетто «Возвращение Бучинторо к молу у Дворца дожей», выполненное 67-летним Кориным в 1959 г. Обзор достижений, не относящихся к работе в ГМИИ, предпринятый далее способствует лучшему пониманию характера деятельности мастера, связанной с реставрацией и охраной памятников.

В завершении формулируются выводы о приверженности Корина традиционной отечественной методике реставрации, в частности, укреплению повреждений живописи осетровым клеем, который по ряду показателей превосходит воск, широко применявшийся немецкими реставраторами. Подчеркивается разнообразие реставрационной деятельности П.Д.Корина: от трудоемкой консервации станковых картин до масштабных восстановительных операций на памятниках монументальной живописи. 

Третья глава «Коллекция древнерусского искусства П.Д.Корина» имеет своей целью систематизировать и обобщить сведения по коллекционерской деятельности мастера, показать особенности составленного им собрания.

В первом параграфе «Собрание Павла Корина как историко-художественная целостность» подчеркивается уникальность примера Корина, сумевшего в советское время составить превосходное частное собрание искусства Древней Руси. По своему значению оно сопоставимо с коллекциями видных дореволюционных собирателей церковных памятников, таких как С.П.Рябушинский и И.С.Остроухов, с которыми и сравнивается коллекционерская деятельность П.Д.Корина. Далее диссертантом рассматривается путь сложения коринской коллекции, занявший 40 лет (1920 - начало 1960 гг.).

Выделяются следующие особенности рассматриваемого собрания. Во-первых – это широта охвата – в коллекции всесторонне представлены основные направления и художественные центры Древней Руси, хронологически вобравшие период от первой половины XIII в. вплоть до середины XIX столетия. Во-вторых, собрание П.Д.Корина особенно выделяется группой памятников XVI-XVII вв., среди которых подписные иконы строгановских мастеров. И в-третьих, Корин был одним из первых коллекционеров, кто по достоинству оценил художественное значение поздних икон XVIII–XIX вв. и, включив их в свое собрание, опередил интерес к живописи этого периода, возникший в конце XX века. Высокий профессиональный уровень реставрации и содержания (хранения) входящих в состав коринского собрания икон так же отмечается в качестве важной особенности данной коллекции. Владелец и его жена не только собственноручно раскрыли часть памятников, но и пристально следили за состоянием сохранности икон, при необходимости своевременно укрепляли красочный слой и грунт. Как Остроухов и Рябушинский, имевшие реставрационные мастерские в своих особняках, Корин приглашал профессиональных реставраторов темперной живописи (в частности, И.А.Баранов), внимательно наблюдая за тем, как проходит «расчистка» памятников собственного собрания. Акцентируется, что П.Д.Корин был озадачен тем, чтобы его собрание изучалось с учетом всех последних научных достижений. Подобно собирателям-предшественникам, привлекавшим для изучения и публикации своих коллекций блестящих знатоков, Павел Корин обратился к выдающемуся исследователю В.И.Антоновой (1966 г. – издан каталог коллекции с почти полной ее публикацией в иллюстрациях). В завершении параграфа говорится об особенной роли собрания, являвшегося для мастера неизменным источником вдохновения.

Во втором параграфе «Культурно-историческое и художественное значение иконы „Богоматерь Знамение“ в коллекции Павла Корина» исследуется история изучения и характер композиционного построения древнейшего памятника из собрания художника. Ранние произведения (XIII–XV вв.) в коллекции П.Д. Корина в большинстве уникальны и, пожалуй, каждое могло бы стать предметом отдельного исследования. Отмечается, что даже среди них, двусторонняя процессионная новгородская икона «Богоматерь Знамение. - Мученица Ульяна» первой половины XIII в., была предметом особенной гордости владельца. Далее анализируется обширная историография данного памятника, рассматриваются отдельные аспекты стиля и образа иконы.

Если происхождение «Знамения» из Новгорода не вызывало у исследователей сомнений, то датировка и иконография образа мученицы на обороте иконы стали поводом для дискуссий. В хронологическом порядке исследуются работы В.К.Лауриной, В.И.Антоновой, В.Г.Брюсовой, О.А.Кориной, Э.С.Смирновой, В.Н.Лазарева, В.Л.Янина, В.В.Нарциссова, О.Е.Этингоф и Г.С.Колпаковой. Сравниваются взгляды выдающихся ученых, по-разному интерпретировавших памятник и высказывавших свои версии относительно возможной даты его создания. Отмечается тот факт, что оценка общей стилистической эволюции древнерусского искусства XIII в. (домонгольского периода) претерпела существенные изменения, о чем свидетельствуют работы Э.С.Смирновой, Г.С.Колпаковой, О.Е.Этингоф, О.С.Поповой и других. Произошло осознание истинного своеобразия искусства этого периода, открывшего эпоху, породившую новый художественный стиль, воплотившийся в образах пафосных, энергичных, масштабных и пластичных, апеллирующих к собственной ранней христианской традиции XI в. «Богоматерь Знамение. – Мученица Ульяна» из Коринской коллекции – зримый пример особенностей отмеченного течения, достигшего высочайшего художественного совершенства и обнаруживавшего признаки формирования не только собственно национальной, но и местной новгородской живописной традиции.

Завершается данный раздел анализом особенностей композиционного построения рассматриваемой иконы, где важную роль играют окружности, повторяющиеся в разном масштабе. Уточняется, что геометрическая четкость композиции, триумфальность образа, лапидарность художественных средств, подчеркнутая пластичность, драматическое воплощение и монументальность – эти характерные особенности стиля и образа иконы «Богоматерь Знамение. – Мученица Ульяна» не только высоко ценились П.Д.Кориным, но и нашли адекватное воплощение в творчестве самого владельца. Акцентируется тот факт, что без двусторонней иконы Знамения из коллекции Павла Корина представление об искусстве Древней Руси домонгольского периода существенно бы обеднело.

В заключении формулируются выводы.

Рассмотренный с исторической дистанции творческий путь П.Д.Корина, его вклад в развитие изобразительного искусства, реставрационной науки и коллекционирования позволяют сделать вывод, что это были, по существу, равноценные части его творческой деятельности. Речь идет не о полном тождестве между живописью – реставрацией – коллекционированием (главным для Павла Корина всегда было желание стать художником, живописцем), но значение творческого наследия мастера, отреставрированных им памятников и собранных произведений древнерусского искусства как действенный вклад в развитие отечественной культуры вполне сопоставимо.

П.Д.Корину на высочайшем профессиональном уровне удалось сочетать карьеру художника со службой реставратора живописи в ГМИИ. Павел Корин сумел четко разграничить собственное художественное творчество и разрешение специфических проблем, связанных с реставрацией произведений.  Мастерство художника явилось тем связующим звеном, которое держало весь комплекс знаний и практических навыков, необходимых в работе художника-реставратора.

Сконцентрированные у Павла Корина первоклассные произведения древнерусских мастеров, открывшие ему неиссякаемый источник изобразительной пищи и культурный горизонт, свидетельствуют о материализовавшемся стремлении художника к «высотам духа» не только в собственном творчестве, но и личном пространстве.

Изучение реставрационной и коллекционерской деятельности П.Д.Корина дает основание говорить о гармонической цельности, которой отличалась артистическая натура мастера. Художник, реставратор, и коллекционер – как большие самостоятельные области творческой деятельности Корина были тесно взаимосвязаны и взаимообогащали друг друга.

ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ ОПУБЛИКОВАНЫ СЛЕДУЮЩИЕ РАБОТЫ:

а) в изданиях, определенных ВАК РФ

  1. Лапшин М.В. История реставрации картины Тициана Вечеллио «Портрет кардинала Антониотто Паллавичини» // Вестник Челябинского государственного университета. – 2010. – № 22 (203). – С. 161 – 163. (0,3 п.л.).
  2. Лапшин М.В. Деятельность мастерской реставрации станковой живописи ГМИИ в 1941 – 1947 гг. // Проблемы развития отечественного искусства. Научные труды. Вып. 16. – СПб.: Институт имени И.Е. Репина, 2011. – С. 124 – 136. (0,6 п.л.).
  3. Лапшин М.В. П.Д. Корин как художник-реставратор: основные принципы реставрации произведений живописи // Проблемы развития отечественного искусства. Научные труды. Вып. 16. – СПб.: Институт имени И.Е. Репина, 2011. – С. 137 – 150. (0,7 п.л.).

б) в других научных изданиях

  1. Лапшин М.В. Союз науки и искусства // Художественное наследие и современность: сборник научных трудов. Вып. 6. Предметы и пространства искусства II: материалы межвузовской научно-практической конференции аспирантов и студентов, 17 марта 2010 г. – СПб.: Астерион, 2010. – С. 73 – 78. (0,2 п.л.)
  2. Лапшин М.В. Павел Корин: реставрация произведения Джулио Романо «Дама за туалетом» // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. – 2010. – № 4. – С. 315 – 319. (0,4 п.л.).
  3. Лапшин М.В. К вопросу о влиянии художественного образования на профессию реставратора произведений станковой живописи // Современные тенденции в художественном образовании: материалы региональной научно-практической конференции, 20 – 22 апреля 2010 г. / отв. ред. О.Р. Лагутина. – Мурманск: МГГУ, 2011. – С. 75 – 77.(0,15 п.л.).
  4. Лапшин М.В. О собрании Павла Корина // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. – 2011. – № 9 (32). – С. 222 – 224. (0,3 п.л.).
  5. Лапшин М.В. Историография и особенности композиции домонгольской иконы из собрания Павла Корина // Актуальные вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: материалы международной заочной научно-практической конференции, 12 сентября 2011 года. – Новосибирск: Априори, 2011. – С. 104 – 108. (0,3 п.л.).
 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.