WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

  На правах рукописи

Румянцева Елена Николаевна

  ДЕКОРАТИВНО-ХУДОЖЕСТВЕННОЕ УБРАНСТВО

ПЕТЕРБУРГСКИХ ЗДАНИЙ РУБЕЖА ХIХ-ХХ ВЕКОВ. К ПРОБЛЕМЕ

СИНТЕЗА ИСКУССТВ И АРХИТЕКТУРЫ

  Специальность 17.00.04 – Изобразительное и декоративно-прикладное

  искусство и архитектура

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата искусствоведения

 

 

 

 

  Диссертация выполнена  на кафедре русского искусства  Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский академический Институт живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е. Репина»

Научный руководитель  Владимир Алексеевич  Леняшин,

  доктор искусствоведения,

профессор

Официальные оппоненты: Татьяна Валериановна Ильина,

  доктор искусствоведения,

  профессор

Ольга Алексеевна Кривдина,

  кандидат искусствоведения,

  профессор

Ведущая организация: Санкт-Петербургская Государственная Художественно-

  Промышленная академия им. А.Л. Штиглица

  Защита состоится «29» ноября  2012 года в 15 часов на заседании Диссертационного совета Д 210.003.01 по защите докторских и кандидатских диссертаций в Государственном Русском музее по адресу:

191186, Инженерная ул., д.4

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Государственного Русского музея.

Автореферат разослан «26» октября 2012 года.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат искусствоведения  М.А. Сорокина

  1. Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. Обращение к проблематике, связанной с декоративно-художественным убранством петербургских зданий рубежа ХХ-ХIХ  веков, вызвано новой ситуацией в диалоге пластических искусств и архитектуры, возникшей в данный период. Русская архитектура рубежа ХIХ -ХХ веков отличается многоообразием стилевых воплощений и художественных форм. Движение за национальную самобытность обусловило ее обращение к зодчеству Древней Руси и Византии - возникновению и развитию «русского» и «византийского» стилей. Наряду с поисками  национального самоопределения, пришедший из Европы модерн принес  с собой идею создания художественно осмысленной жилой среды, что способствовало стремительному развитию монументального искусства, а в синтезе с архитектурой предоставило ему безграничные возможности для реализации творческих исканий. 

  В Петербурге рассматриваемый временной отрезок оставил множество интереснейших  памятников зодчества,  в которых переплелись стилевые тенденции и идеи времени, воплощенные в бесконечном разнообразии декоративных материалов и художественных техник. Популярность приобретает глазурованная керамика – майолика;  в экстерьеры петербургских зданий выходит мозаика. Значимую роль играют художественный металл и скульптурный декор. 

Утверждая  национальный стиль, отражая религиозную символику и веяния времени, скульптурно-декоративная пластика наполнила глубинным смыслом художественный образ произведений архитектуры, целостность которого невозможна  без решения  важной проблемы -  проблемы синтеза искусств. Соединение частей целого, взаимодействие его составляющих, наделяющее произведение новыми художественными качествами, стало одной из ключевых проблем, решаемых архитекторами рубежа ХIХ - ХХ вв.. 

В диссертации предпринята попытка создать наиболее полную картину декоративного убранства петербургских зданий периода русского капитализма, а также выявить художественные приемы, механизмы и способы взаимодействия различных видов и жанров искусства, позволяющих в синтезе  друг с другом и  архитектурной основой создать гармоничное художественное произведение. 

Степень разработанности проблемы. В работе над диссертацией использованы произведения отечественных и зарубежных исследователей: монографии, сборники научных статей, периодические издания.

Художественные и технико-технологические проблемы монументально-декоративного искусства рубежа ХIХ - ХХ вв. представлены статьями из журналов «Зодчий», «Керамическое обозрение», «Искусство промышленное и декоративное», «Строитель» и др. 1900-1910-х гг.

  В своих трудах, посвященных вопросам архитектуры рубежа ХIХ- ХХ вв. в целом, тему художественного  убранства петербургских зданий затрагивают  многие исследователи:  А.Л.  Пунин, Д.В. Сарабьянов, М.В.  Нащокина,  В.В. Кириллов.  Необходимо отметить фундаментальные труды Е.И. Кириченко и В.Г. Лисовского. Памятники «византийского» стиля в Петербурге - произведения Вас. А. Косякова, исследует Н.С. Кутейникова. Практически все виды декоративного убранства  петербургских зданий  модерна обозначены в работах

Б. М. Кирикова.

Об архитектурной майолике  на рубеже веков повествуют В.И. Селезнев, В. Карпович, Н.Ф. Роот, П.К. Ваулин. В советский период большая работа в области исследования отечественной монументальной керамики  проведена С.В. Филипповой и  К.Н. Пруслиной.  Творчество керамиста П.К. Ваулина,  во многом определившего характер майоликового убранства Петербурга, освещено в статьях  Ж.П. Литвиновой  и В.А.Фролова. Его  «абрамцевские»  творческие корни исследуются  в  работах О.И. Арзумановой, В.А. Любартович, М.В. Нащокиной и Э. Пастон. 

Искусству петербургской мозаики и деятельности первой частной мозаичной мастерской множество работ посвятил В.А. Фролов. Огромную лепту в изучение  ее произведений внесла Н.С. Кутейникова, на счету которой –  многочисленные статьи и фундаментальный труд, повествующий о петербургской мозаике за весь  период  ее существования.

  Некоторое внимание художественному металлу малых архитектурных форм в середине ХХ века было уделено Г. Гермонтом и Н.Н. Соболевым. Однако работа Б.А. Калиничева и Т.А. Николаевой – на сегодняшний день единственная в российском искусствознании, освящающая произведения художественного металла – балконные ограждения петербургских зданий рубежа ХIХ - ХХ вв..

  Обширный объем сведений обо всей (в т.ч. – и о  монументально – декоративной) скульптуре Санкт-Петербурга, имеющий преимущественно справочный характер, предлагают О.А.  Кривдина и Б.Б. Тычинин. 

  В отечественном искусствознании проблему диалога искусств затрагивали  в своих трудах  деятели  искусств советского периода: В.  Фаворский, Д. Аркин, А. Щусев и др.  В наши дни  различным аспектам указанной  проблемы посвятили  свои труды Д.В. Сарабьянов, В.В.  Кириллов, В. С.  Турчин,

Г.И. Ревзин, Ю.И. Курбатов, А.Л. Пунин, А.К. Барутчев, Г.П. Степанов. Среди работ, касающихся проблемы синтеза искусств, особого внимания заслуживают труды Е. Б. Муриной, А.В. Иконникова, И.А. Азизян.

Итак, в литературе начала ХХ вв. и в современных изысканиях освещались  вопросы развития в России видов монументально-декоративного искусства. Художественное  убранство петербургских зданий  также не обойдено вниманием исследователей.  Однако интерес к нему носит  прикладной, факультативный характер, многие из произведений монументального искусства не исследованы вовсе.

  Немало работ посвящено и проблеме синтеза искусств и архитектуры.  Однако и в  них практически не исследовано художественное убранство экстерьеров петербургских зданий  данной эпохи.

  Существующая ситуация в исследовании  декоративного убранства петербургской архитектуры рубежа ХIХ-ХХ веков свидетельствует о потребности восполнения имеющихся в нем лакун, в том числе -  посредством изучения взаимодействия пластических форм декора с архитектурой.

  Анализ избранного материала произведен с позиции диалогичных отношений в формообразованиях в  самостоятельных, но взаимозависящих системах монументально-декоративного искусства и архитектуры. Это позволяет наилучшим образом выявить особенности комбинаторности элементов художественного убранства экстерьеров петербургских зданий, а также определить типы взаимодействия монументального  искусства с архитектурной основой.  Произведения декоративной пластики в настоящей работе сгруппированы в соответствии с архитектурными стилями и направлениями, в рамках которых наиболее отчетливо можно проследить семиотические и семантические аспекты архитектурного декора, его художественное, эмоциональное и  историко-культурное наполнение.

Цель и задачи исследования. Целью исследования стало создание целостной картины  «сложносочиненного»  декоративного убранства экстерьеров петербургских зданий рубежа ХIХ-ХХ вв., обозначение его роли в отражении стилевых характеристик архитектуры, выявление его художественных трактовок и приемов, а также –  типов синтеза  искусств в петербургской архитектуре периода русского капитализма.

Цель определила следующие задачи исследования:

- определить  виды декора,  характерные для экстерьеров культовых и гражданских зданий Петербурга рубежа ХIХ-ХХ вв.;

- рассмотреть историко-культурные предпосылки применения таковых в петербургской архитектуре означенного периода;

- проследить стилевые особенности декоративного убранства экстерьеров петербургских зданий;

-определить механизмы взаимодействия декора и типы синтеза искусств в петербургской архитектуре;

- выявить закономерности влияния выбранного архитектором типа синтеза  на целостность создаваемого им архитектурного  произведения;

-систематизировать  декоративное убранство исследуемых произведений архитектуры согласно выбранной типологии.

Объект исследования: внешний облик наиболее интересных или  стилистически характерных памятников петербургской архитектуры рубежа ХIХ-ХХ веков.

Предмет исследования: особенности художественно-декоративного убранства петербургских зданий периода русского капитализма  и  его взаимодействие с архитектурной основой.

Теоретической и методологической базой диссертации стали научные труды по теории и истории искусства, философии, эстетике,  психологии искусства. В частности:

  - затрагивающие проблемы развития стилистических качеств  русской архитектуры (Е.И. Кириченко, В.Г. Лисовский,  А.Л. Пунин,  Б.М. Кириков,

Е.А. Борисова);

- освещающие эволюцию видов  архитектурного декора в России (В.А. Фролов, Н.С. Кутейникова, О.А. Кривдина, С.А. Маслих, Н.Н. Соболев, В.И. Селезнев);

- касающиеся  интегративных функций архитектуры, типологии взаимных влияний  и характера  взаимоотношений  архитектурного декора

(А.В. Иконников, И.А. Азизян, О.А. Швидковский, И.В. Рязанцев).

Методология и методика исследования.

Методология настоящего исследования  основана на принципе единства искусствоведческого и культурологического анализа, осуществленном путем изучения и систематизации теоретического и иллюстративного материала. За основу был принят системный подход, предполагающий исследование взаимосвязи исторических фактов с культурными особенностями изучаемого исторического периода, а также использовался комплекс методов современного искусствознания, а именно:

  1. Метод историко-культурного анализа, позволяющий проследить предпосылки возникновения видов декора в петербургской архитектуре, определить  влияние  общественно-культурных процессов, происходивших в России, на  особенности развития монументальных искусств в экстерьерах петербургских зданий;
  2. Метод образно-стилистического анализа средств  художественной выразительности  архитектурного декора;
  3. Сравнительно-описательный метод - для анализа и выявления специфических свойств художественной выразительности видов архитектурного декора, а также - отличительного художественного почерка  его крупнейших производителей;
  4. Метод композиционно-художественного анализа, дающий возможность раскрыть особенности композиций фасадов зданий с точки зрения их декоративного убранства;
  5. Типологический метод, примененный с целью обнаружения основных видов синтеза искусств в экстерьере здания.

Границы исследования. Хронологические рамки настоящего исследования  ограничены концом 1870-х - 1910 годами – периодом, характеризуемым стремительным развитием монументальных искусств  в петербургской архитектуре.

  Положения, выносимые на защиту:

1.  Общность художественных приемов и  семантического единства декоративного убранства зданий рубежа ХIХ-ХХ веков позволяет говорить о  условно независимом развитии видов монументально-декоративного  искусства в заданных временных рамках, а также – о различной степени влияния архитектурной основы на стилевые и конструктивные особенности  декора;

2. Анализ принципов взаимодействия видов архитектурного декора свидетельствует о наличии различных типах синтеза искусств в петербургской архитектуре рубежа ХIХ-ХХ веков: cинтез–содружество, взаимоуравновешивающий синтез, взаимоподчиненный синтез, подчиняющий синтез, синтез ролевого единства, синтез обратного влияния,   синтез влияния одного материала.

3. Исследование  петербургской архитектуры рубежа ХIХ-ХХ веков позволяет утверждать о существовании  механизмов, позволяющих создать ясно воспринимаемую целостность произведения архитектуры;

4. Помимо традиционных средств художественной выразительности в  архитектурном декоре  рассматриваемого временного отрезка  появляются новые средства и  художественные приемы;

5. Окно является одним из видов архитектурного декора с присущими ему художественными характеристиками, также как и характеристики декора другого вида - эволюционирующими во времени.

Научная новизна исследования. Комплексного исследования и углубленного  искусствоведческого анализа художественно-декоративного убранства петербургской архитектуры рубежа ХIХ-ХХ веков до настоящего времени не проводилось, что позволяет говорить о научной новизне  данной работы.

  Кроме того, применение совокупности методов современного искусствознания и детальное изучение различных аспектов темы  впервые позволили проследить  принципы и механизмы интеграции видов декора в архитектурную основу,  выявить закономерности  влияния типов синтеза искусств на целостность произведения архитектуры.

  Научные результаты исследования:

1.  В рассмотренном круге памятников определено влияние декоративного убранства здания на визуальное и тактильное восприятие как отдельных архитектурных  объемов и форм, так и  произведения архитектуры в целом;

2. Выявлены используемые в архитектурном декоре виды орнамента, обнаружены вновь возникшие в исследуемом временном периоде средства  его художественной выразительности;

3. Предпринята попытка семантической оценки отдельных элементов изобразительного ряда, использованного в архитектурном декоре петербургских зданий;

4. Виды декора, примененные в архитектуре означенного периода, исследуются в контексте их взаимодействия друг с другом и архитектурной основой;

5. Предложена  определенная типология художественно-синтетических соединений на примере исследуемых памятников архитектуры и декоративно-прикладного искусства;

6.  Впервые произведен искусствоведческий анализ художественного  убранства ряда архитектурных  памятников: церкви Богоявления Господня на Гутуевском острове, церкви Успения Пресвятой Богородицы  подворья Оптиной пустыни, Леушинского подворья Иоанно-Богословского монастыря, Ольгинского приюта трудолюбия, доходного дома архитектора М.В. Харламова, дома страхового общества «Россия»;

7. Приведен наиболее полный перечень предприятий, создававших декор для петербургских зданий рубежа ХIХ-ХХ вв., обозначены особенности художественного почерка наиболее значимых изготовителей последнего;

8. В качестве частного примера архитектурного декора рассмотрено окно, исследованы его художественные параметры, прослежены их свойства и закономерности  развития.

Научная и практическая значимость исследования:  Результаты глубокого и всестороннего анализа художественно-декоративного убранства петербургской архитектуры рубежа ХIХ-ХХ веков необходимы для создания целостной картины развития  видов монументально-декоративного искусства периода русского капитализма. 

Кроме того, полученные результаты диссертационного исследования  могут найти практическое применение  при подготовке и проведении на факультетах искусствоведения в высшей архитектурной и художественной школе курсов «Символика и орнаментика» в рамках курсов по истории декоративно-прикладного искусства и «Монументально-декоративное искусство» в рамках курсов по истории архитектуры рубежа ХIХ-ХХ веков.

  Ряд положений и выводов будут полезны при разработке методических рекомендаций и пособий, а также могут представлять интерес для архитекторов, художников, дизайнеров, скульпторов, резчиков по дереву и камню, художников-керамистов, кузнецов, литейщиков, мозаичистов при создании, как полномасштабного произведения архитектуры, так и малых архитектурных форм.

Апробация работы. Основные положения и выводы диссертационного исследования были изложены  в докладе к научной конференции «Проблемы развития зарубежного искусства: Германия- Россия» СПБ ГАЖСиА им. И.Е. Репина РАХ, апрель 2012г.

Структура диссертации. Исследование состоит из введения, трех глав, заключения, трех приложений, списка использованной литературы, включающего 137 работ. Текст диссертации дополняет альбом из 128  иллюстраций. Объем основного текста составляет 141 страницу, общий объем диссертации 237 страниц.

II. Основное содержание работы

Во Введении обоснована актуальность темы диссертационного исследования, охарактеризована степень ее разработанности, определены предмет, цель и задачи исследования, а также практическая значимость и научная новизна работы, дан краткий обзор теоретических источников.

  Первая глава «Декоративное убранство храмовой архитектуры Петербурга:  национально-романтические  воплощения»  посвящена роли декоративного убранства в храмовом зодчестве Петербурга рассматриваемого периода, характерным  для него видам монументального искусства и историко-культурным предпосылкам их возникновения на фасадах петербургских храмов.

В первом параграфе «Поливная керамика и художественный металл в убранстве петербургских церквей «русского стиля». К истории развития мозаики и майолики в России»  исследовано художественное убранство петербургских храмов «русского» стиля, среди которых церковь Богоявления Господня на Гутуевском острове, Леушинское подворье Иоанно-Богословского монастыря, Церковь Успения Пресвятой Богородицы подворья Оптиной пустыни и др. (всего пять объектов).

  В середине  ХIХ в.  изучению глубинных истоков русской культуры и  воссозданию образцов русского средневекового искусства, согласно  господствующему мнению – освободившихся в ХVI –ХVII вв. от иноземных влияний и достигших в своем развитии высшей точки самобытности, способствовали и археологические находки: фрагменты Ирининской и Десятинной церквей Киевского княжества  (датируемые  Х-ХI вв.), и  государственная политика, направленная на популяризацию «русского» стиля, в том числе – и как на пропаганду российского самодержавия.

Декоративный строй архитектуры «русского» стиля был ориентирован на московско-ярославское «узорочье» ХVI-ХVII вв. с его стремлением усилить национальный колорит  глазурованными изразцами и смальтовыми картинами. С уцелевших фрагментов древнерусских церквей и со стен памятников культового зодчества ХVI- ХVII глазурованные керамические изразцы  «перебрались» на стены петербургских храмов рубежа  ХIХ-ХХ веков, впервые в экстерьеры вышла мозака. 

  Интерпретация традиций московско-ярославского «узорочья» в петербургских постройках рубежа веков  разнообразна.  Различен орнамент и колористические решения. Неоднозначно решен рисунок.  Разнообразны и пластичные свойства майолики. Для мозаики характерны два вида изобразительности - смальтовая картина с библейскими сюжетами  и орнаментальное  панно.

  Кованые ограды  деликатно опоясывают прихрамовое пространство,  несколько успокаивая колористическое  разнообразие эмалевой полихромии. В их орнаментах нашли свое воплощение и программные узоры эклектики, и элементы «травной росписи», популярной в ХVI-ХVII вв., и набирающие силу мотивы модерна. Кроме того, изделия художественного металла стали, по сути, переходной субстанцией, нивелирующей границы между телом храма и  окружающей средой.

Соединив наполненные религиозной символикой виды монументального искусства в убранстве храмов «русского» стиля и заставив их сотрудничать с архитектурной основой, зодчие А.А. Парланд, Вас. А. Косяков, Н.В. Султанов, Н.Н. Никонов наделили свои произведения своеобразным художественным языком, основанным на природных свойствах материалов, колористическом, пластическом и конструктивном единстве видов декора. Такие решения  выказали различные способы его взаимодействия, что существенно повлияло как на окончательное формирование художественного образа, так и на визуальное восприятие памятников храмовой архитектуры.

Во втором параграфе «К византийским истокам: эмалевая полихромия и лепной рельеф» исследуется декоративное убранство петербургских памятников архитектуры  «византийского» стиля рубежа столетий – Кронштадтского Николаевского Морского собора  и церкви Казанской иконы Божией Матери Новодевичьего монастыря.

Экспансия Российского государства на Восток и включение в его границы  бывших провинций и областей Византии способствовали росту интереса к культуре влиятельной империи. Кроме того, прикоснувшись к  византийской цивилизации, соотечественники получили возможность обратиться к истокам православия, а стало быть, – к собственным духовным корням. Популяризация византийского наследия повлекла архитектурную моду на византийские постройки – «византийский» стиль.  На рубеже ХIХ–ХХ вв. разносторонне одаренный зодчий – Василий  Антонович  Косяков воплотил идеи византинизма в замечательных памятниках петербургской храмовой архитектуры.

  Наряду с майоликой и мозаикой в убранство храмов «византийского» стиля в его исполнении уверенно вошел «лепной» рельеф, как обращение к камнерезным традициям Владимиро-Суздальского княжества. Такая историческая реплика, обнаружив связь стиля  и с эклектикой, и с модерном, одновременно  стала средством художественной выразительности «нового» времени. 

  Для убранства экстерьеров рассматриваемых памятников «византийского» стиля характерной стала идентичность изобразительных мотивов, явленных и в  скульптурном декоре терракотовых отливок, и поливных керамических фризах, и в смальтовых картинах. Переосмысленные и стилизованные, а не пересказанные дословно каноны древней архитектуры и изобразительные мотивы модерна предстали  во всем разнообразии орнаментов, обнажив их динамику и жизненную силу, безукоризненность и отточенность исполнения. Смелые колористические решения и стилизация модерном христианских мотивов в майолике храмов обнаружили новый изобразительный язык, не только свойственный своему времени, но  и опередивший его.

Благодаря  талантливо состоявшемуся синтезу искусств в убранстве петербургских храмов «византийского» стиля в полной мере воплощена идея единства православия, самодержавия и народности. Однако, по нашему мнению, «византийский» стиль, интернациональный по своей природе (в отличие от «русского»), обращенный к культурным явлениям, существовавшим до Руси и помимо Руси, скорее провозглашает  общехристианские и общечеловеческие ценности, нежели государственные и национальные.

  В исследованных памятниках архитектуры «византийского стиля»  новое воплощение приобретает керамика - вместо традиционных изразцов рождаются керамические фризы и панно, характер рисунка и колористическое решение  которых разнообразны, рельеф – то уподобляется пластичности скульптурного декора, то – полностью отсутствует.  Мозаичным картинам, выполненным на рубеже ХIХ-ХХ веков, свойственна живописность, но в них уже намечен поворот в сторону монументальности, выявлению выразительности техники и достоинств материала. Пластичность произведения архитектуры  «византийского» стиля усиливается за счет активного использования  в его декоре  филигранной графики терракотовых отливок.

  Декор приобретает конструктивность, становясь архитектурными элементами и «рисует»  иллюзорные членения. Следование архитектурным формам, тесное  композиционное слияние и общность изобразительных мотивов в различных видах декора способствовали гармонизации  облика  петербургских произведений архитектуры «византийского» стиля.

А подчинение всего декора ритму архитектурных объемов и система  использования одинаковых декоративных элементов обнаружили новые типы синтеза видов декора друг с другом и архитектурной основой, как правило, приводящие к упорядочению и единству формы.

Третий параграф «Майоликовый декор в магометанском зодчестве Петербурга»  посвящен художественному  убранству  единственного памятника магометанского стиля в Петербурге рубежа ХIХ-ХХ веков – мусульманской Соборной мечети.

Величественное и самобытное произведение, особняком стоящее в архитектуре Петербурга,  относится к  романтическим поискам модерна: на сей раз «новый стиль»  предпринял попытку возрождения, переосмысления и поэтизации мотивов магометанского зодчества. 

Решенная в типичном материале  построек «северного» модерна -  сером граните, она стала результатом не копирования, а стилизации архитектурных форм  «тимуридского кватроченто» в духе эстетики «нового стиля». 

Применение  архитектурной керамики в магометанском зодчестве  в начале ХХ в.  в Петербурге символично тем, что в качестве декора использован самый «восточный» по духу  вид декора - майолика, которая вместе с архитектурным решением памятника  отправляет нас на несколько веков вспять,  одновременно к периоду  возникновения глазурованной керамики в Ассиро-Вавилонии и Египте более 4000 лет назад и периоду ее бурного расцвета на арабском Востоке в VII-VIII вв. н.э.  Таким образом,  авторы Соборной мечети Н. В. Васильев  С. С. Кричинский  и  А. И. фон Гоген выразили идейное наполнение архитектурного произведения, в том числе  и через материал, стилизовав при этом архитектурные формы магометанского зодчества этого же  периода.

  Органичности  и совершенства художественного образа в памятнике магометанского зодчества архитекторам  удалось достичь  благодаря тому, что майоликовый декор  здесь  так же, как и в произведениях «византийского» стиля, - не украшение здания, но его конструктивная составляющая.

  Кроме того, убранство Соборной мечети органично соединило в единое целое  противоположные декоративные свойства отделочных материалов, дополняя и взаимоуравновешивая их.

  Вторая глава «Монументальное искусство в  светской архитектуре

Северной столицы» посвящена видам архитектурного декора в гражданском зодчестве Петербурга.

Первый параграф «Русский» и «неорусский» стиль: традиции и искания» повествует о художественном убранстве светских произведений архитектуры «русского» и «неорусского» стилей.  В этой части работы исследованы немногочисленные памятники  архитектуры стилевых направлений, в которых получила свое продолжение идея  поиска национального самоопределения. В основном, это произведения известного архитектора, апологета «русского» стиля - 

Н. Н. Никонова.

  Художественное убранство в светских произведениях архитектуры «русского» стиля в основном представлено в виде глазурованных керамических изразцов, фризов и панно. 

Отличительными особенностями монументально– декоративной майолики «русского стиля»,  выполненной в Миргородской мастерской, являются контрастные, сочные цвета, сложный, тщательно проработанный рисунок насыщенного растительного коврового орнамента с использованием русских и византийских мотивов, порой  стремящегося к абстрактным формам, порой натуралистично трактующего мотивы, а также  равновеликий невысокий рельеф.

Для  светского зодчества «русского» стиля в Петербурге  характерны  такие типы синтеза искусств,  при которых его участники, объединенные идеей «русскости» но, тем не менее, сохраняющие свою самостоятельность, способствуют порой созданию ярких, запоминающихся, цельных художественных образов.

На рубеже ХIХ- ХХ веков  проявлением второй волны национального романтизма в России становится «неорусский» стиль.  Источниками вдохновения для «неорусского» стиля  становятся более древние слои художественного наследия. Образцами для переосмысления и воссоздания для архитектуры «неорусского» стиля явилось зодчество Киевской и Владимиро-Суздальской Руси, Новгорода и Пскова,  перерабатывая и обновляя принципы формообразования  которого новый  русский стиль возвещает начало эры модерна в России и становится  одним из  его направлений.

  Архитектура «неорусского» стиля в самом европейском из русских городов – Санкт-Петербурге, к сожалению, представлена  весьма немногими произведениями. Единственный сохранившийся образец монументально-декоративной керамики «неорусского» стиля в Петербурге – портал  здания библиотеки Института экспериментальной медицины принадлежит мастерской П.К. Ваулина. Как и в уже рассмотренных произведениях, декоративное убранство которых заговорило на языке модерна, майолика здесь – не декор, украшающий здание, она - само здание, его архитектурная составляющая. Керамическое воплощение белокаменной резьбы Владимиро-Суздальского княжества в портале библиотеки и яркая полихромия, напоминающая о московско-ярославском узорочье, одновременно - и обращение к историческим корням, и – национальная версия «нового» стиля.

  Однако, говоря о великолепии майоликового портала, хочется отметить неудачный пример его соотнесения с архитектурной основой. Майоликовое чудо «неорусского» стиля стало частью здания,  архитектура которого далека от русских мотивов. Рассматривая взаимодействие архитектуры здания библиотеки ИЭМ с его  декоративно-художественным убранством, мы наблюдаем отсутствие гармонии между  произведением зодчества  и привнесенным в его облик отдельно взятым декоративным элементом, пусть даже несомненного художественного достоинства. Синтез монументального  искусства  с архитектурной основой здесь можно считать несостоявшимся.

  В настоящем параграфе, посвященном  произведениям «русского» и «неорусского» стилей отчетливо прослеживается эволюция произведений архитектурной керамики на рубеже веков: от традиционных изразцов до конструктивных элементов. Переосмысление древних пластов культурного наследия  и технологические возможности «нового» стиля позволили монументальному искусству выйти на качественно новый уровень художественности.

  Во втором параграфе «Виды  декора участники диалога искусств в архитектуре «нового» стиля. Фантазии декоративного модерна»  изучается вся палитра монументальных искусств, свойственных архитектуре модерна.

Существовавший в тот же период, что «русский»  и «византийский» стили, модерн в Петербурге привлекал к сотрудничеству с произведениями архитектуры уже знакомые виды монументально-декоративного искусства.  Мозаика и майолика, художественный металл, лепной и тесаный  рельеф, круглая скульптура, вплетаясь в архитектурную канву, представляли разнообразные  способы  взаимодействия. 

  Художественный металл прочно завоевал популярность в убранстве  петербургских зданий и громко заявил о себе в синтезе искусств. Такие свойства как текучесть и криволинейность, графичность и орнаментальность позволили кованому железу как нельзя лучше воплотить идеи и образы, порожденные философией модерна. Формы и  мотивы  металлического декора поразительно разнообразны. Это стилизованные растения и цветы, геометрический орнамент, классицистические венки и гирлянды. А временами художественный металл проявлял  себя и  в  скульптурной ипостаси.

Широко распространен в архитектуре модерна лепной и тесаный рельеф. Культ женщины и культ природы, свойственные модерну,  нашли в свое отражение в его эстетике: растительный орнамент с затейливыми изгибами стеблей, густой листвой и цветами перемежается со сказочностью  зооморфных изображений, женскими масками,  звериными маскаронами, барочными картушами.

Несколько пассивно в декоративном убранстве  архитектуры модерна  в Петербурге «выступила» мозаика. Отчасти это вызвано общественным недоверием к новому материалу  в экстерьере  светской архитектуры города, отчасти - дороговизной смальтовой продукции для частных заказчиков (в отличие от крупных заказов, выполненных для культовых сооружений Петербурга).  Тем не менее, она обнаружила себя и в  традиционном фризе  флоральных мотивов, и в «импрессионизме» крупномодульных  «живописных» картин, и в скромных надписях – вывесках с названием фирм.

  Разносторонне в «новом стиле» предстала майолика: замысловатыми цветовыми решениями привносит она символизм и  игровое начало в трактовку фасадов зданий, а иногда примеряет на себя роль других материалов.

  Для керамического убранства декоративного модерна характерны плоские орнаментальные панно сложного, изысканного рисунка и насыщенной цветовой палитры,  временами  обогащенной металлическими люстрами. 

  Иллюзорность и имитационность, как художественные приемы, привнесенные модерном, позволили не  только выявить  «скрытые» тектонические и атектоничные свойства декора, но и построить на основе этого систему взаимоотношений его  видов. В зависимости от способа взаимодействия произведений монументального искусства с другом и архитектурной основой получался от или иной результат. Причем в работе исследуются примеры, когда произведения монументального искусства самоценны и не вступают в какой бы то ни было диалог друг с другом и  с архитектурой.

Третий параграф «Архитектурные декорации  «модернизированной» классики» повествует об особенностях архитектурного декора  в памятниках модерна с ярко выраженной классицистической направленностью, авторами которых является Роман Мельцер.

Середина 1900-х гг. ознаменована для петербургского модерна  сдержанностью и функциональностью. На первый план выдвигаются идеи конструктивности и архитектурной правды. Усиливаются ретроспективные тенденции: громче становятся голоса приверженцев неоклассицизма, настойчивее – их взгляд  в классицистическое прошлое города. 

  Лаконичное декоративное убранство зданий классицизиpующего модерна сохраняет органичность, присущую «новому стилю», свободу от догм, явленных  как в гипертрофированности  линий и форм, так и во внутреннем слиянии  утонченной рафинированности и нарочитой реалистичности образов.

Сторонник классицистического направления модерна  Р. Ф. Мельцер придавал своим произведениям строгий, аскетичный облик, эстетизируя чистую плоскость фасадов и выявляя их лапидарную красоту.  На холодной, «гигиеничной» поверхности белого облицовочного кирпича архитектор, как правило, размещал либо монохромные майоликовые панно, которые своей каменной белизной и античными мотивами  рисунка напоминали гипсовые и мраморные рельефы господствующего стиля первой трети ХIХ в., либо решенные в цвете керамические картины. При этом «беломраморная»  графика керамических рельефов органично поддержана стилизованными классицистичными решетками кованого металла,  также явивших свою графическую сущность. Полихромное панно–икона задало иной тип синтеза пространственных искусств, визуально вычленив архитектурные объемы.

Исследованное в третьем параграфе художественное убранство произведений архитектуры классицизирующего модерна лаконично и немногословно. Беломраморной строгостью и аскетичностью, как того требует прообраз стиля, выступает майолика, представшая в плоских орнаментальных панно и непривычном скульптурном рельефе, порой переходящем в круглую скульптуру.  Лапидарной  графикой черных пятен поддерживает ее художественный металл.  И лишь однажды декоративность художественного убранства воплотилась в сдержанном  колорите панно-иконы.

  Анализ архитектурного декора модерна во второй главе показал необычайное многообразие трактовок материалов и  изобразительных техник. Ярко и неординарно выступила декоративная керамика, освоив разнообразные виды изобразительности: панно, изразцы, «мозаичная» кладка, скульптурный рельеф и круглая скульптура. Ее широчайшая цветовая гамма обогащена  «спецэффектами» - бороздками ложной мозаики и металлическими люстрами. Эффектно «примеряет» она роли других материалов – стекла, бронзы, мрамора.

Петербургская мозаика обнаружила  скульптурную лепку форм в орнаментальном фризе и уподобление  импрессионистической живописи  - в панно крупномодульной  смальтовой кладки. Новое воплощение  искусство мозаики обрело в надписях – вывесках с названиями фирм,  одновременно ставших и  скромным декором зданий.

С небывалой активностью выступил художественный металл, явив себя и в упругой графике решеток, и в «лепном» рельефе, и в круглой скульптуре. Но безусловным лидером в декоративном убранстве экстерьеров зданий стал лепной и тесаный рельеф, выражая пластичную сущность модерна.

Особое внимание хочется уделить орнаменту в архитектуре модерна. Модерн, используя и преобразуя весь накопленный культурный опыт человечества, создает совой уникальный, почерк,  стилизуя, и тем самым  объединяя всю пестроту элементов и форм, орнаментализируя произведения художественного металла, мозаичные и керамические фризы и скульптурный декор.  Кроме того, в модерне орнамент обретает новые средства художественной выразительности.

Говоря о типах синтеза видов декора друг с другом и с большими архитектурными формами в модерне, следует отметить, что «новый стиль» оказался гораздо более изобретательным в механизмах такого взаимодействия. По-разному расставленные акценты, приоритеты, отданные тому или иному виду декора, обращение к культуре всех времен и народов  позволили модерну создать  многообразие ярких, неповторимых произведений архитектуры.

  Особое значение в настоящей работе как частному примеру архитектурного декора уделяется окну, традиционно не относимому к художественному убранству зданий. Исследованию этого вида декора посвящена третья глава диссертации «Окно как декор в петербургской архитектуре периода русского капитализма».  Безусловно, художественную функцию окно выполняло, на протяжении, практически, всего времени своего существования. Однако  именно рубеж ХIХ-ХХ веков позволил выявить в окне новые признаки декоративности и критерии их оценки.

  В первом параграфе «Эклектика: игра отражений»   обосновываются  положения, согласно которым окно является не только конструктивным, но и декоративным элементом архитектуры; а также приводится анализ окна как декора в зодчестве эклектики. 

  По нашему мнению окно,  как декор  имеет уникальные свойства: в силу конструктивной необходимости и множественности элементов а, следовательно, значительного превосходства над другими видами художественного убранства по совокупной силе воздействия,  оно является  важнейшим элементом  декоративного строя архитектурных фасадов. Ряды окон «разбивают» монотонность глухих стен ритмичным узором плоскостей и пустот, простыми или затейливыми узорами «рисуют» композицию фасада,  будучи модулем пропорций, участвуют в гармонизации облика произведения архитектуры и городского пространства. Кроме того, декоративная роль окна усилена тем, что, как правило, оно становится средоточием других видов архитектурного убранства.

  Не создав  архитектуры, которой  были бы свойственны оригинальный художественный язык и  подлинное формообразование, эклектика наполнила городские улицы постройками с насыщенной декоративностью, сосредоточенной, как правило, вокруг окон зданий, в которых, как в зеркале, отразились  исторические стили прошлого. В эклектике окну присущи следующие художественные признаки: форма оконного проема; форма  и характер декора сандриков; ритмические оконные композиции;  взаимодействие с иными видами декора.

  Во втором  параграфе «Модерн: новые средства художественной выразительности» исследуется  оконный декор  зодчества «нового» стиля», анализируются его художественные характеристики. 

  Пришедший на смену эклектики модерн ознаменовал радикальный поворот в развитии городской архитектуры. Металлический каркас, положенный в остов здания, позволил  «новому стилю принимать оконному декору сколь угодно причудливые формы неправильных геометрических очертаний. 

Кроме того, в архитектуре  модерна широкое распространение получил тезис «эстетической трактовки утилитарного», когда конструктивные элементы выполняют и декоративную роль, и активно взаимодействуя друг с другом и  с «чисто» декоративными, создают целостный художественный образ произведения архитектуры.

  Используя новшества технического прогресса, зодчие модерна смело экспериментируют, связывая воедино  утилитарную и декоративную функции окна. Окно в их произведениях – не  столько объект для украшения, сколько - само украшение, говорящее на художественном языке «нового стиля» и в значительной степени формирующее художественный образ произведения архитектуры. Но  неизменно оконный декор модерна подчинен целостности  архитектурного организма и  конструктивной правде его форм.

В модерне (и ретроспективизме) значительно расширились как типология характеристик, так и художественный ряд, включающий теперь следующие параметры: форма окна; оконные композиции - спайки; оконный рисунок фасада; остекление;  типы и характер декора сандриков; виды  иного архитектурного декора, привлеченные окном; конструктивные модификации окна; изобразительность.

  При сравнительном анализе оконного декора  эклектики и модерна становится очевидным, что он разнится между собой не столько частными примерами, сколько самими критериями оценок декоративности, содержащей кроме традиционных, новые признаки художественной выразительности. Увеличение этих признаков, являясь следствием слияния эстетических воззрений эпохи с большей технологической и конструктивной свободой, подаренной «новым стилем», стало  демонстрацией следующего этапа развития художественной архитектурной выразительности, как таковой.

В тоже время, оконный декор, как и иные его виды, обладает  достаточной степенью самостоятельности и  рядом параметров, независящих от стилевых воплощений фасадов зданий.  В оконных отражениях исторические черты в значительной степени обобщаются, уходят детали, обнажая «остов», вобравший в себя архитектурные тенденции времени, что позволяет говорить об эволюции окна, как такового, наравне с иными видами художественно-декоративного убранства петербургской архитектуры рубежа ХIХ-ХХ веков.

В Заключении формулируются основные выводы диссертации:

1. Исследование и анализ художественно-декоративного убранства памятников петербургской архитектуры рубежа ХIХ-ХХ веков, принадлежащих к разным стилевым направлениям, позволяет говорить, прежде всего, об условно независимом  от архитектурной основы развитии видов монументально-декоративного  искусства в заданных временных рамках - об общности  его художественных приемов и свойств, а также - семантическом единстве, основанном на  идеях национального самоопределения, эстетически осознанной пространственно-предметной среды;

2. В  архитектурном декоре  рубежа ХIХ-ХХ веков появляются новые и возрождаются забытые несколько веков назад старые средства  художественной выразительности и  художественные приемы, а именно:

  а) в одном элементе художественного убранства одновременно встречаются  несколько видов монументального искусства;

  б) декор принял на себя роль конструктивных элементов;

  в) создание  иллюзорных - «декоративных» архитектурных объемов (в противовес  дематериализации  архитектурных форм);

  г) в майолику был привнесен  метод «бесшовной мозаики», характерный для магометанской керамики;

  д) в  орнаменте «русского» стиля и модерна (как обращение к изразцам ХVII вв.) используется прием двойного фона, визуально увеличивающий глубину изображений;

  е) имитационности некоторых видов декора противопоставлена сверхтектоничность, или  изобразительное воплощение физической сущности материала.

Новые средства художественной выразительности,  были привнесены и в орнамент художественного убранства, а именно:

- линейная перспектива;

-рисование пустотами, при котором изображение формируется как за счет материала, так и  за счет  его фигурно выбранных масс.

3. Для художественного убранства петербургских зданий рубежа  ХIХ-ХХ веков характерны следующие механизмы взаимодействия декора, совокупность которых является условием целостности произведения синтеза искусств:

- участие разных видов декора  в одной композиции;

- природное родство материалов;

-аналогичные или идентичные изобразительные мотивы, их семантическое единство;

- сходные пластические или живописные свойства;

- тождественное видовое воплощение разных видов декора;

- взаимодействие декора с архитектурными ритмоформами.

4. Исследование характера и особенностей архитектурного декора позволяет  предложить типологию  синтеза пространственных искусств, отражающую структуру  и принципы взаимоотношений видов декора и архитектуры, включающую в себя: cинтез –содружество, взаимоуравновешивающий синтез, взаимоподчиненный синтез, подчиняющий синтез, синтез ролевого единства, синтез обратного влияния,   синтез влияния одного материала. Характер процесса взаимодействия пространственных искусств, несомненно, не может не оказывать влияние на произведение синтеза искусств, однако  не гарантирует его безусловную целостность;

5. Окно является одним из видов архитектурного декора с присущими ему художественными характеристиками. Декоративность окон эклектики характеризуется такими художественными параметрами, как форма оконного проема, декоративная насыщенность сандрика и ритмические оконные композиции фасадов. В модерне помимо значительного расширения типов и модификаций таковых прибавляются и художественный характер остекления, и многочастные оконные конфигурации- спайки, конструктивные трансформации окна, впервые окно становится изобразительным.

  Многие из видов декоративно-прикладного искусства, обретя  новое рождение  в коротком  временном отрезке на рубеже столетий, стали неотделимой частью изобразительной культуры и способствовали дальнейшему развитию современного искусства. А исследование и систематизация художественных  характеристик декоративного убранства петербургских зданий периода промышленного капитализма, а также анализ некоторых аспектов проблемы синтеза искусств могут представлять интерес для архитекторов и градостроителей при решении насущного вопроса современности  - создания гармоничного произведения архитектуры.

Публикации по теме диссертации опубликованы следующие работы:

  Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК:

1.Петербургское окно: декоративная сущность. СПб.: Известия РГПУ

им. А.И. Герцена,  № 143.-2011.-С.150-158(0,7 п.л.)

2. «Архитектурная энциклопедия…» Г.В. Барановского как источник теоретических знаний и практическое пособие//Вопросы художественного образования.  Научные труды. Вып. 18. СПб.: СПБ ГАЖСиА им. И.Е. Репина РАХ, 2011. -С.123-133 (0,4 п.л.)

3. Способы взаимодействия видов монументального искусства в художественом убранстве  петербургской архитектуры  рубежа ХIХ- ХХ веков. СПб.: СПБ ГАЖСиА им. И.Е. Репина РАХ, 2012- С.73-85 (0,5 п.л.)

  Монография:  «Декоративное убранство петербургских зданий рубежа ХIХ-ХХ веков», СПб.: Дмитрий Буланин, 2011,- 96с. (6 п.л.)

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.