WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

Шлыкова (Шилина) Валерия

Владимировна РАЗРАБОТКА РЕДОКС- И ФОТООТВЕРЖДАЕМЫХ КОМПОЗИЦИЙ НА ОСНОВЕ РАСТВОРОВ ЭПИХЛОРГИДРИНОВЫХ КАУЧУКОВ В МЕТАКРИЛАТНЫХ МОНОМЕРАХ ДЛЯ АДГЕЗИВОВ И КОНСТРУКЦИОННЫХ ПЛАСТИКОВ

02.00.06 – Высокомолекулярные соединения

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата технических наук

Волгоград – 2012

Работа выполнена на кафедрах «Аналитическая, физическая химия и физикохимия полимеров» и «Химия и технология переработки эластомеров» в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Волгоградский государственный технический университет».

Научный руководитель академик РАН Новаков Иван Александрович.

Официальные оппоненты: Выгодский Яков Семенович, доктор химических наук, профессор, Институт элементоорганических соединений им. А.Н. Несмеянова РАН, заведующий лабораторией высокомолекулярных соединений;

Желтобрюхов Владимир Федорович, доктор технических наук, профессор, Волгоградский государственный технический университет, заведующий кафедрой «Промышленная экология и безопасность жизнедеятельности».

Ведущая организация Казанский национальный исследовательский технологический университет.

Защита диссертации состоится «24» декабря 2012 в 9-00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.028.01 при Волгоградском государственном техническом университете по адресу: 400005, г. Волгоград, пр. им. В.И. Ленина, 28, ауд. 209.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Волгоградского государственного технического университета.

Автореферат разослан «23» ноября 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета Дрябина Светлана Сергеевна

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. В настоящее время в полимерном материаловедении доминирующим все больше становится направление, ориентированное на создание новых функциональных материалов. В частности, это относится к многокомпонентным системам, способным к полиреакциям различного типа. Парадигма одного из подходов базируется на получении гибридносмесевых, привитых, сшитых и подобных композитов, синтезируемых непосредственно в процессе полимеризации мономера (или его смеси с полимеризационноспособным соагентом) в присутствии растворенного высокомолекулярного соединения другой природы. Крупнотоннажный выпуск и многообразие изделий из ударопрочных каучук-стирольных сополимеров и акрилонитрил-бутадиен-стирольных пластиков свидетельствует в пользу целесообразности и эффективности такого подхода. Однако, эти сополимеры и пластики не относятся к оптически прозрачным полимерам.

В этом аспекте значительный научно-практический интерес представляют композиции на основе растворов эпихлоргидриновых каучуков (ЭХГК) в метакрилатных мономерах. Материалам на их основе присущи: высокая стойкость к нефтепродуктам, газонепроницаемость, теплостойкость и другие ценные свойства. Эти факторы учитывались при выборе ЭХГК в качестве компонента каучук-мономерных растворов для разработки новых композитов. Вместе с тем, информации о свойствах растворов, об особенностях редокс- и фотоиндуцированных полимеризационных и структурных превращений, протекающих в реакционных массах эпихлоргидриновый каучук – метакрилатный мономер, в литературе фактически нет. Отсутствуют также сведения о возможности получения на их основе оптических адгезивов и светопрозрачных пластиков, что и предопределяет актуальность темы диссертационного исследования*.

Работа выполнена в рамках исследований научной школы (грант НШ4761.2012.3), а также при поддержке гранта Минобрнауки России в рамках реализации федеральной целевой программы «Научные и научно* В постановке задачи и обсуждении результатов принимал участие к.т.н., доцент Ваниев М.А.

педагогические кадры инновационной России» на 2009 – 2013 годы (соглашение №14.В37.21.0873 «Разработка адгезионно-активных композиций на основе элементорганических полимеров и виниловых мономеров»).

Цель работы - разработка редокс- и фотоотверждаемых композиций на основе растворов эпихлоргидриновых каучуков в метакрилатных мономерах для создания оптических адгезивов и светопрозрачных гибридных термопластичных и/или частично сшитых пластиков.

Научная новизна. Впервые установлены особенности редокс- и фотоинициированной радикальной полимеризации метилметакрилата и его смеси с 2-этилгексилметакрилатом, содержащих растворенные эпихлоргидриновые каучуки, и в зависимости от физико-химической природы и количества определено их влияние на скорость процесса, структуру и свойства получаемых материалов.

В соответствии с поставленной целью необходимо было решить следующие задачи:

– изучить свойства растворов ЭХГК в метиловом эфире метакриловой кислоты в зависимости от содержания каучука;

– исследовать закономерности радикальной полимеризации каучукметилметакрилатных составов в условиях редокс- и фотоинициирования и определить влияние природы и количества растворённого ЭХГК на протекание процесса;

– в оценочной взаимосвязи состав – структура – свойства изучить характеристики гибридных композитов, полученных in situ, и определить пути практического применения каучук-метакрилатных растворов и материалов, получаемых на их основе Практическая значимость работы.

Полученные результаты могут быть использованы на практике при разработке рецептур фотополимеризующихся и редокс-отверждаемых композиций и применены для производства адгезивов, полимеризационноспособных связующих для препрегов, светопрозрачных пластиков, а также при формировании покрытий.

Апробация работы. В период 2009 – 2012 гг. результаты работы представлялись на ежегодной научно-практической конференции ВолгГТУ.

Кроме того, результаты обсуждались на следующих конференциях: Пятая всероссийская Каргинская конференция «Полимеры-2010» (г. Москва, 20г.), Ломоносов-2010: междунар. молодежный науч. форум (г. Москва 2010 г.), VI международная конференция-школа по химии и физикохимии олигомеров Олигомеры 2011 (Москва – Черноголовка – Казань, 2011 г.), четвёртая международная конференция-школа по химии и физикохимии олигомеров (г. Казань, 2011 г.), Восьмая Санкт-Петербургская конференция молодых ученых «Современные проблемы науки о полимерах» (г. Санкт-Петербург, 2012 г.), XVII Региональная конференция молодых исследователей Волгоградской области (Волгоград, 2012 г.).

Публикация результатов.

По результатам исследований опубликовано 8 работ, из них 2 статьи в изданиях, рекомендованных ВАК РФ.

Объем и структура работы. Диссертационная работа состоит из введения, литературного обзора, описания объектов и методов исследования, трёх глав обсуждения результатов, выводов, списка цитируемой литературы.

Работа изложена на 150 страницах машинописного текста, включает 17 таблиц, 48 рисунков, списка литературы из 136 наименований.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Объекты исследований. В качестве ЭХГК использовались высокомолекулярные продукты производства Zeon Chemicals (таблица 1) торговых марок Hydrin: H100 (гомополимер эпихлоргидрина), C2000L (двойной сополимер эпихлоргидрина и оксида этилена), T3000L (тройной сополимер эпихлоргидрина, оксида этилена и аллилглицидилового эфира). Макромолекулы Н100 и С2000L не содержат двойных связей, а тройной сополимер Т3000L является каучуком с небольшой ненасыщенностью ввиду наличия звеньев аллилглицидилового эфира.

Таблица 1 – Состав и некоторые физические свойства использованных ЭХГК Тип Содержание Содержание Содержание Содержание Плотность, Вязкость Тст., ЭХГК эпихлор- хлора, % этиленок- аллилгли- кг/м3 по Муни, С гидрина, % масс сида, % цидилового ML 1+4, масс масс эфира, % 100 0С масс Н100 100 38 0 0 1360 20 – 50 -С2000L 68 26 32 0 1270 65 – 75 -Т3000L 65 – 76 24 – 29 13 – 31 3 – 11 1270 65 – 79 -Полимеризационноспособным растворителем служил метиловый эфир метакриловой кислоты (ММА) производства «АРКЕМА ФРАНС». Содержание основного вещества 99,98 %; ингибитора (п-метоксифенола) 15 PPM. В качестве соагентной добавки применяли 2-этилгексилметакрилат (ЭГМА) производства Alfa Aesar a Johnson Matthey Company.

Радикальную полимеризацию в массе осуществляли в условиях редокс- и фотоинициирования. Состав редокс-системы базировался на пероксиде бензоила (1 – 2 масс. % в расчёте на ММА) и эквимольной добавке к нему третичного ароматического амина (N,N-диметил-п-толуидина).

С учетом данных УФ-спектрофотометрии, эмиссионных параметров источников излучения и светоабсорбционной специфики изучаемых композиций, в качестве фотоинициатора был выбран 2,2-диметокси-1,2дифенилэтанон (КВ-1) в дозировке 1 – 2 масс. % в расчёте на мономер(ы).

Методы исследований. Совместимость и фазовую стабильность составов оценивали посредством построения кривых точек помутнения (cloudepoint curve) методом Алексеева. Реологические свойства растворов в зависимости от условий деформирования и температуры изучали на ротационном вискозиметре Brookfield DV-II + Pro.

Закономерности радикальной полимеризации исследовали термометрическим методом, с помощью дифференциально-сканирующей калориметрии (калориметр теплового потока Netzsch DSC 204 F1 Phoenix®), а также путём регистрации изменения оптической плотности (УФспектрофотометрия).

Для фотоотверждения применяли источник типа ДРТ-400. Энергетическая освещенность, замерянная УФ-радиометром марки «ТКА-ПКМ» с расстояния 30 см от источника до зоны нахождения образцов, составляла 1,1 Вт/м2 в диапазоне регистрации А (область длин волн 315 – 400 нм). Интенсивность освещения поверхности под действием солнечной радиации находилась в пределах 1,02 – 2,24 Вт/м2.

Частично-сшитые гибридные композиты подвергали гель-золь анализу в аппарате Сокслета. Топологию поверхности материалов изучали посредством сканирующей зондовой микроскопии с использованием сканирующего микроскопа Solver PRO.

Тестирование свойств образцов (деформационная теплостойкость по Вика, физико-механические свойства, адгезионные характеристики, оценка агрессивостойкости и др.) проводили в соответствии с действующими стандартами. Полученные экспериментальные результаты обрабатывались методами математической статистики.

1. Исследование свойств растворов эпихлоргидриновых каучуков в метилметакрилате Установлено, что все использованные ЭХГК растворимы в ММА, а также в его смеси с ЭГМА. При рассмотрении влияния молекулярной массы каучуков, температуры и содержания ЭХГК на скорость образования гомогенных растворов отмечено, что в интервале температур приготовления и хранения растворы не обнаруживают тенденции к разделению на фазы. С увеличением температуры растворимость в ММА всех ЭХГК улучшается, что характерно для систем с верхней критической температурой растворения.

Начало фазового разделения в исследованных составах фиксируется лишь в области достаточно низких температур: от минус 43 до минус 50 0С в зависимости от концентрации и типа растворённого ЭХГК. Процесс обратим – при медленном повышении температуры исходная прозрачность и гомогенность растворов восстанавливаются.

Изучены вязкостные свойства составов на основе ЭХГК-ММА при различных температурах и скоростях сдвига (). Общее характерное реологическое поведение растворов иллюстрируют графические зависимости рисунков 1 и 2.

Рисунок 1 – Влияние скорости сдвига на Рисунок 2 – Изменение динамической вязкости динамическую вязкость растворов при увеличении 15% раствора каучука T3000L скорости сдвига (1,2 и 3) в ММА в зависимости и обратном её уменьшении (2 и 3) от температуры: в зависимости от содержания 20 (1), 30 (2), 40 (3) каучука С2000L: 12 (1), 15 (2) и 50 (4) °С, соответственно и 17 (3) масс.%, соответственно. Т = 25 0С Из рисунка 1 видно, что уже при незначительном деформировании тестируемого объекта в диапазоне скоростей сдвига от 1 до 5 с-1 происходит резкое снижение показателей динамической вязкости (). Последующее повышение до 50-55 с-1 приводит к стабилизации значений вязкости, а при увеличении температуры испытания разница между максимальными и минимальными значениями становится менее выраженной. Для 15 – 17 % растворов С2000L в ММА зафиксировано аналогичное реологическое поведение (рисунок 2, кривые 2 и 3). Отличительной особенностью менее концентрированных (при содержании каучука до 12 – 13 %) растворов ЭХГК является то, что независимо от условий деформирования их динамическая вязкость изменяется незначительно (в пределах 2, – 3,4 Па·с), что ближе к ньютоновскому характеру течения (рисунок 2, кривая 1).

В области малых значений скорости сдвига при её увеличении и обратном уменьшении выявлена ощутимая разница показателей (см. кривые и 2, а также 3 и 3). Очевидно, это свидетельствует о проявлении эффекта тиксотропности, связанного с наличием в таких системах определённой структурной организации, обусловленной специфическими межмолекулярными взаимодействиями между полярными группами каучука и ММА.

Таким образом, на основании изучения свойств растворов можно сделать следующие выводы:

– компоненты каучук-мономерных комбинаций ЭХГК+ММА отличаются хорошей совместимостью, растворы гомогенны и стабильны в широком интервале температур, что важно с точки зрения их практического применения;

– технологическая оценка растворимости ЭХГК в ММА позволила выявить температурно-временные условия получения однородных растворов и показать, как может быть сокращена длительность процесса за счет повышения температуры и интенсификации массообмена при перемешивании;

– растворы ЭХГК в ММА при содержании каучуков С2000L и Т3000L в пределах 14 – 20 % характеризуются явно выраженным неньютоновским течением;

– применительно к каждому типу ЭХГК установлены предельные концентрации (до 20 % для С2000L и Т3000L; и до 35 % для Н100), при которых растворы ещё сохраняют текучесть; определены оптимальные процентные соотношения каучук/ММА (12 17 / 88 83), обеспечивающие возможность свободнолитьевой заливки и нанесения композиций, пропитки армирующего элемента и т.д., для получения оптически прозрачных, высокопрочных и химстойких материалов.

2. Закономерности радикальной полимеризации растворов эпихлоргидриновых каучуков в метилметакрилате в условиях редокс- и фотоинициирования С целью создания оптических адгезивов, гибридных термопластичных и/или частично сшитых пластиков из каучук-мономерных растворов при комнатных и умеренно-повышенных температурах за приемлемые промежутки времени, нами целенаправлено были использованы методы фотохимического и редокс-инициирования. Отсутствие в научных источниках инфор мации сведений, касающихся особенностей полимеризации ММА, содержащего растворённые макромолекулы эпихлоргидриновых каучуков, обусловило необходимость проведения расширенного блока исследований в этом направлении (глава 4 диссертации).

В частности, получен массив термометрических данных по редоксинициированной полимеризации ММА без каучукового компонента и в присутствии ЭХГК. Некоторые сравнительные кривые приведены на рисунке (а, б).

а) б) Рисунок 3 - Термометрические кривые полимеризации метилметакрилата а) содержание растворённого Т3000L, масс. %: 0 (1); 12 (2); 15 (3) и 17 (4), соответственно;

б) содержание растворённого С2000L, масс. %: 0 (1); 17 (2); 15 (3) и 12 (4), соответственно.

Анализ термометрических кривых показывает, что по сравнению с гомополимеризацией ММА, для растворных составов ММА-ЭХГК наблюдаются следующие отличия. Во-первых, присутствие каучука в реакционной массе приводит к сокращению длительности основной фазы процесса редоксотверждения. Во-вторых, имеет место более раннее проявление гельэффекта. И, в-третьих, изменяются значения максимальной температуры, развивающейся в полимеризующемся блоке. При этом однозначной взаимосвязи между началом автоускорения и максимальной температурой в зависимости от типа и количества исходно растворённого каучука по данным термометрии не выявлено. Вероятно, это обусловлено ограничениями применённой методики.

На рисунке 4 (а, б) приведены результаты, полученные посредством высокочувствительной дифференциальной сканирующей калориметрии, осуществлённой в изотермическом режиме при 25 0С.

0,0,С2000 17% 0,0,Т3000 17% С2000 15% 0,0,С2000 12% Т3000 15% 0,Т3000 12% 0,0,ММА 0,0,3 ММА 0,0,0,0,0 0,0 20,0 40,0 60,0 80,0 100,0 120,0 0 20 40 60 80 100 120 1Время, мин Время, мин а) б) Рисунок 4 – Кривые ДСК редокс-инициированной полимеризации ММА и композиций, содержащих различное количество растворённого ЭХГК (марка и содержание растворенного каучука указаны на кривых) Нами установлено, что для гомополимеризации ММА характерно наличие температурного пика по истечении 80 минут, а для систем ЭХГКММА он фиксируется в интервале времени 48 – 61 минута в зависимости от состава. При этом, доля растворённого С2000L не оказывает существенного влияния на регистрируемый тепловой поток полимеризации. Максимумы пиков и время их достижения близки (рисунок 4а, кривые 2 – 4).

Полимеризация ММА в присутствии ненасыщенного каучука Т3000L протекает со смещением максимума ДСК-сигнала в область меньших времён и с некоторой разницей по высоте пиков (рисунок 4б). Выявленные отличия требовали проведения параллельных опытов с дополнительным интегрированием площади под кривой и определением теплового эффекта с учётом навески образца. Эти данные иллюстрирует рисунок 5 (а, б).

При гомополимеризации ММА (зависимости 1) значения энтальпии по двум параллельным опытам составляют 175,0 и 189,4 Дж/г. В каучуксодержащих составах эти значения выше. Так, при полимеризации ММА, содержащего С2000L в количестве 12, 15 и 17 масс.%, зафиксированы несколько большие значения: 204,7; 210,8 и 198,4 Дж/г, соответственно. Повидимому, это может быть обусловлено, во-первых, более высокой конверсией ММА в специфических условиях инициирования и развития реакции полимеризации в массе, имея в виду высокую исходную вязкость каучукмономерной среды. Во-вторых, не исключены сопутствующие реакции за счёт передачи активного центра растущей цепи мономера на макромолекулы ДСК, мВт/мг ДСК, мВт/мг ЭХГК с отрывом атомов хлора, или водорода от групп ›СН- и -СН2-, протеканием привитой полимеризации и/или cross-превращений, что также может отражаться на общей энтальпии процесса.

а) б) Рисунок 5 – Интегральные кривые ДСК процесса редокс-инициированной полимеризации ММА (1) и растворов:

а) каучука C2000L в ММА: 12 (2); 15 (3) и 17 (4) масс.%, соответственно;

б) каучука Т3000L в ММА: 12 (2); 15 (3) и 17 (4) масс.%, соответственно.

Аналогичная картина наблюдается и в случае каучук-мономерной пары Т3000L-ММА (рисунок 5б). Следует отметить, что ожидаемого дополнительного вклада в общую энтальпию редокс-инициированной полимеризации данного состава за счёт наличия двойных связей не выявлено. Вероятно, это связано с относительно небольшим содержанием аллилглицидиловых звеньев в каучуке Т3000L.

Таким образом, присутствие макромолекул ЭХГК приводит к более быстрому протеканию реакции полимеризации ММА, что, очевидно, определяется повышенной исходной вязкостью, возможностью образования в концентрированных растворах определённой предполимеризационной структуры в результате сольватационных, ассоциативных или иных взаимодействий между компонентами раствора. При этом было отмечено, что образование гибридного композита не сопровождается визуально фиксируемой потерей оптической прозрачности.

В связи с вышеизложенным была осуществлена детализация изменения оптической плотности посредством УФ-мониторинга полимеризации в режиме реального времени. Один из примеров представлен на рисунке 6.

1,Рисунок 6 – Изменение показателей оп1,тической плотности (real-time) в процессе редокс-инициированной полимеризации.

0,Содержание растворенного в метилме0,такрилате каучука T3000L: 0 (1); 10 (2);

0,0,12 (3); 15 (4) и 17 (5) масс. %, соответственно.

30 50 70 90 110 1Время, мин Как ожидалось, растворы ЭХГК в ММА отличаются несколько большей исходной оптической плотностью (D), чем ММА без каучука. Вместе с тем, из характера графических зависимостей следует, что до определённого момента времени полимеризация протекает фактически без изменения оптической плотности (индукционный период), а затем данная оптическая характеристика резко возрастает (вероятно, стадия роста цепи), достигая определенного максимального значения. После прохождения максимума фиксируется снижение D, а на конечных участках кривых регистрируются «шумы» показаний, которые связаны с усадкой композита в кювете. Обращает на себя внимание то, что по сравнению с гомополимеризацией ММА, нарастание показателей оптической плотности наблюдается тем раньше, чем больше содержание Т3000L. Значения D для ММА без каучука начинают ощутимо возрастать по истечении 110 минут (кривая 1 на рисунке 6), а для 10, 12, 15 и 17 % растворов резкое возрастание оптической плотности имеет место во временном интервале от 100 до 77 минут в зависимости от концентрации растворённого ЭХГК этого типа. Для вариантов образцов с каучуком С2000L обнаружена похожая картина. Следовательно, полученные данные УФмониторинга подтвердили результаты термометрии и калориметрии по специфике редокс-отверждения исследуемых объектов.

Основные выявленные закономерности проявляются также и в условиях фотоиндуцированной полимеризации. Об этом свидетельствуют данные диссертации, полученные посредством УФ-мониторинга, реализованного по следующему повторяющемуся циклу: облучение фотополимеризующейся композиции (ФПК) в течение 1 минуты и снятие спектра в течение 2,45 минут. Результат обработки массива спектров с помощью программного обес Оптическая плотность печения спектрофотометра, позволяющего точно определить значение оптической плотности в любой точке разрешенного участка спектра при фиксированной длине волны, приведён на рисунке 7. При определении показателей D в качестве аналитической нами была использована длина волны 370 нм как для ФПК на основе комбинации ММА + фотоинициатор КВ-1, так и для систем, дополнительно содержащих растворенные каучуки.

а) б) Рисунок 7 – Динамика изменения оптической плотности при = 370 нм в зависимости от количества циклов «облучение – снятие спектра» в процессе фотоиндуцированной полимеризации ММА:

а) содержание каучука Т3000L, масс. %: 0 (1); 12 (2); 15 (3); 17 (4) и 20 (5), соответственно;

б) содержание каучука С2000L, масс. %: 0 (1); 12 (2); 15 (3) и 17 (4), соответственно.

Как правило, при полимеризации мономера в присутствии полимера другой природы, происходит увеличение оптической плотности и снижение светопропускания из-за нарастающей в гибридном композите микрогетерофазности. Отличие исследованных нами объектов, на которое следует обратить особое внимание, заключается в том, что основная фаза фотоиндуцированной полимеризации каучуксодержащих композиций протекает с уменьшением D.

На всех конечных участках кривых имеет место перегиб и некоторое нарастание оптической плотности, что связано с физико-химической усадкой блока материала. Обращает на себя внимание и то, что до точки перелома, значения исходной и текущей оптической плотности для каучуксодержащих составов значительно ниже, чем для ММА и продукта его гомополимеризации. Кроме того, видно, что в ФПК с растворённым ЭХГК эти переломы имеют место тем раньше, чем больше количество каучука в реакционной массе. Очевидно, это свидетельствует, во-первых, о хорошей термодинамической совместимости как компонентов исходного раствора, так и полимерных фаз, формирующихся в композите в результате полимеризационных превращений. Во-вторых, о более высокой скорости фотоиндуцированной полимеризации мономера, в котором предварительно было растворено различное количество каучука. Последний обсуждаемый эффект более явно фиксируется в случаях применения T3000L (рисунок 7а), что связано, повидимому, с наличием двойных связей в макромолекулах этого тройного сополимера.

Таким образом, данные по изучению фотоиндуцированной полимеризации подтверждают выявленное в случае применения редокс-систем главное отличие, состоящее в том, что присутствие ЭХГК ускоряет процесс отверждения и способствует сокращению времени получения конечного материала. Каучуксодержащие ФПК характеризуются существенно более высокой фотополимеризационной активностью. Этот фактор предопределяет возможность получения на их основе составов, способных эффективно отверждаться даже в условиях естественного солнечного облучения, что открывает дополнительные перспективы по их практическому применению.

3. Структура и свойства композитов. Направления их предполагаемого использования Исследования, проведенные посредством сканирующей зондовой микроскопии (раздел 5.1 диссертации), показали, что синтезированные in situ композиты характеризуются достаточно высокой композиционной однородностью. На полученных фотографиях топологии поверхности в формате 2D и 3D АСМ-изображений явно выраженной микрогетерофазности не обнаружено. Кроме того, по данным ДСК (один из примеров на рисунке 8) для материалов на основе Т3000L+ММА (кривая 3) и T3000L+MMA+ЭГМА (кривая 4) обнаруживается только одна температура стеклования. В целом, это позволяет отнести получаемые композиты к макроскопически гомогенным системам.

Рисунок 8 – ДСК-кривые каучука T3000L (1), гомополимера ПММА (2), композитов на основе T3000L 17%+MMA (3) и T3000L 17%+MMA+ЭГМА (4) Установлено, что продукты редокс-отверждения ММА в присутствии насыщенного С2000L растворимы, в частности, в ацетоне и этилацетате. Это свидетельствует о том, что такие гибридные композиты представляют собой смесь двух полимеров и формирование сшитых структур в них не происходит. Аналогичные материалы на основе комбинации Т3000L и ММА в указанных средах не растворимы, что позволило определить в них содержание гель-фракции. Показано, что в отличие от гомополимера ПММА, в котором сшитая фаза не обнаруживается вовсе, в полиэпихлоргидринполиметилметакрилатных композитах её содержание составляет 52 – 56 %.

Очевидно, это связано с формированием в гибридном композите такого типа частично-сшитой структуры. При этом количество гель-фракции с повышением доли исходно растворённого Т3000L увеличивается незначительно (адекватно небольшому повышению общего содержания двойных связей за счёт увеличения количества аллилглицидиловых звеньев, с участием которых могут протекать реакции сшивки).

Необходимо отдельно отметить следующий выявленный нами важный эффект. Продукты фотоотверждения растворов С2000L в ММА, в отличие от редокс-отверждённых, теряют растворимость в ацетоне. Это означает, что в данном случае также протекают реакции структурирования. Энергия фотонов света сравнительно велика, что определяет потенциальную возможность отрыва атомов хлора и/или водорода от макромолекул ЭХГК с образо ванием на них свободнорадикальных центров, способных взаимодействовать с растущей цепью полимеризующегося ММА. В конечном итоге это и приводит к образованию частично-сшитого гибридного композита.

Для дополнительной оценки структурных особенностей композиты тестировались с целью определения деформационной теплостойкости (таблица 4).

Таблица 4 – Сравнительные* данные деформационной теплостойкости по Вика (0С) в зависимости от типа и содержания ЭХГК в композите Содержание ЭХГК в Марка ЭХГК композите, масс.% Н-100 Т3000L C2000L 12 118 124 115 119 126 117 111 124 1* - теплостойкость гомополимера ПММА 99 °С Установлено, что для образцов на основе Н100 и С2000L выигрыш по теплостойкости (по сравнению с ПММА) составляет в среднем 11 – 19 0С в зависимости от доли исходно растворённого каучука. Материалы, полученные полимеризацией ММА в присутствии ненасыщенного ЭХГК, обладают более высокими значениями деформационной теплостойкости (124 – 126 0С), что коррелирует с данными по количеству гель-фракции.

Сравнительные результаты оценки прочностных свойств редокс- и фотоотверждённых материалов представлены на рисунке 9.

50 Редокс-отверждение Фотоотверждение 12 15 Концентрация каучука в композите, % Рисунок 9 – Влияние количества растворённого в ММА каучука С2000L на разрывную прочность редокс- и фотоотверждённых композитов разрыве, МПа Условная прочность при Анализ данных гистограмм показывает, что независимо от метода инициирования продуктам отверждения присущ высокий уровень прочностных свойств: в пределах 46 – 63 МПа. Вместе с тем, они характеризуются хрупким разрушением. Это обстоятельство обусловило необходимость модификации каучук-метилметакрилатной композиции при добавлении полимеризационноспособного соагента, гомополимер которого отличался бы повышенной эластичностью и не ухудшал светопрозрачность композита. В этой связи нами показано, что целесообразна, например, замена 30 % ММА на ЭГМА (рисунке 10 а,б).

а) б) Рисунок 10 – Влияние количества каучука на разрывную прочность (а) и относительное удлинение (б) фотоотверждённых модифицированных композитов на основе С2000L+70 % ММА+30% ЭГМА Можно видеть, что разрывная прочность модифицированных материалов несколько уменьшается (рисунок 10а), при улучшении деформационных свойств (рисунок 10б).

Таким образом, нами показано, что синтезируемые in situ продукты на основе двойных каучук-метилметакрилатных систем характеризуются высоким уровнем прочностных свойств, но недостаточным относительным удлинением. Модификация рецептуры ФПК третьим компонентом при замене части ММА на другой метакрилатный соагент с большей длиной алифатического фрагмента (ЭГМА) и образующего при сополимеризации эластичный продукт, позволяет целенаправленно увеличить относительное удлинение материалов до 130 %.

Для некоторых областей применения помимо способности к свободнолитьевому формованию, теплостойкости и высоких физико-механических свойств отверждённых материалов, определяющими характеристиками могут являться адгезия к стеклу и светопропускание конструкции в целом.

* Рисунок 11 – Влияние времени облучения Рисунок 12 – Изменение пропускания* в на адгезию к силикатному стеклу. зависимости от длины волны света и соСодержание каучука Т3000L в фотоотвер- става фотополимерного слоя ждающемся адгезиве, масс.%: 12 (1); 15 (2) Содержание каучука Т3000L в составе и 17 (3), соответственно. фотополимерного слоя, масс.%: 12 (1);

*сдвигу подвергался стеклопакет из двух 15 (2) и 17 (3), соответственно.

силикатных стёкол толщиной по 4 мм. *стеклопакет из двух силикатных стёкол толщиной по 4 мм и с фотополимерным слоем толщиной 1 мм.

Данные рисунка 11 свидетельствуют о том, что при облучении через 4 миллиметровое стекло по истечении 25 – 27 минут достигается максимальная адгезия (порядка 4,8 – 6,5 МПа) к силикатному субстрату. Дальнейшее облучение приводит к снижению значений, по-видимому, из-за начинающейся фотодеструкции.

Стеклопакеты, сформированные с применением заливочной ФПК на основе составов ЭХГК – ММА, обладают достаточно высоким пропусканием света видимого диапазона. В этом отношении более высококонцентрированный раствор имеет преимущество (рисунок 12 кривая 3). Ультрафиолетовая составляющая света резко «отсекается» фотополимерным слоем стеклопакета, что важно для определённых конструкций.

Оценка химстойкости при 30 суточной экспозиции образцов в кислотах и щелочи, а также их способности противостоять длительному воздействию нефтепродуктов, показала, что редокс- и фотоотвержденные материалы обладают высокой маслостойкостью, а также стойкостью к концентрированной щелочи. Максимальная степень набухания за указанный промежуток времени в автомобильном моторном масле не превышает 3 %, а в 40 % натриевой щёлочи – 5 %.

Приемлемыми можно считать также и данные, полученные после месяца пребывания образцов в контакте с «дымящей» 36 % соляной кислотой (максимальная степень набухания в пределах 6 – 18 % в зависимости от состава композита). При этом явного ухудшения оптических свойств в материалах не происходит. Это же касается и высокооктанового бензина, поскольку максимальная степень набухания в нём составила 3 – 6 %.

Таким образом, комплекс свойств полученных нами новых материалов позволяет определить следующие направления их практического использования: в качестве оптических адгезивов, заливочных ФПК в конструкциях типа триплексов, составов для аддитивных технологий (rapid prototyping), при формировании покрытий, а также в технологии создания армированных стеклопластиков ввиду технологичности полиэпихлоргидрин-метакрилатных растворов, их приемлемой скорости редокс- и фотоотверждения, высоких физико-механических свойств и адгезии, тепло- и химстойкости композитов.

ВЫВОДЫ 1. Впервые показана возможность создания на основе растворов эпихлоргидриновых каучуков в метакрилатных мономерах оптических адгезивов, высокопрочных и химстойких пластиков, получаемых in situ в условиях редокс- и фотоинициированной полимеризации.

2. Установлено, что растворы ЭХГК в ММА относятся к системам с верхней критической температурой растворения и отличаются гомогенностью и стабильностью в широком интервале температур. При содержании каучуков С2000L и Т3000L в пределах 14 – 20 % композиции характеризуются выраженным неньютоновским течением. При незначительном деформировании в них проявляется тиксотропность, которую мы предположительно связываем с определённой структурной организацией раствора, обусловленной специфическими межмолекулярными взаимодействиями между полярными группами каучука и ММА.

3. Тремя независимыми методами (термометрия, ДСК и УФспектрофотометрия) впервые показано, что при полимеризации ММА в присутствии ЭХГК в условиях редокс- и фотоотверждения достигается кинетический матричный эффект, заключающийся в ускорении процесса, сокращении индукционного периода и в более раннем проявлении гель-эффекта.

Предположено, что это объясняется высокой исходной вязкостью растворов, образованием в них определённой предполимеризационной структуры за счёт сольватационных и ассоциативных взаимодействий, а также спецификой инициирования в высоковязких средах.

4. Выявлены структурные матричные эффекты, приводящие к образованию смесевых или частично-сшитых композитов. При использовании Т3000L, независимо от способа отверждения, достижимо получение частично-сшитых продуктов благодаря наличию двойных связей в макромолекулах данного типа ЭХГК. Обнаружено, что в отличие от редокс-отверждённых материалов на основе комбинации насыщенного каучука С2000L с ММА, продукты её фотоотверждения нерастворимы. Это может быть следствием отрыва атомов хлора или водорода от макромолекул ЭХГК в условиях высокоэнергетического фотовоздействия с образованием на них свободнорадикальных центров, способных взаимодействовать с растущей цепью полимеризующегося ММА и протеканием cross-реакций.

5. Отличительной особенностью редокс- и фотоиндуцированной полимеризации ММА в присутствии эпихлоргидриновых каучуков является то, что процесс не сопровождается потерей оптической прозрачности, что свидетельствует в пользу хорошей совместимости компонентов полимерных фаз и в итоге проявляется в получении материалов, обладающих достаточно высоким пропусканием света видимого диапазона.

6. Для регулирования технологических параметров растворов и с целью придания отверждённым композитам улучшенных деформационных свойств, на примере ЭГМА показана целесообразность частичной замены ММА на метакрилатный соагент с большей длиной алифатического фрагмента.

7. Определены основные направления практического использования и показана возможность применения полиэпихлоргидрин-метакрилатных составов в качестве фото- и редокс-отверждаемых композиций для адгезивов, полимеризационноспособных связующих в составе препрегов, при получении оптических конструкционных пластиков и в технологии формирования покрытий.

Основное содержание диссертационной работы отражено в следующих публикациях:

1. Полиэпихлоргидрин – полиметилметакрилатные композиты / И.А. Новаков, М.А. Ваниев, В.В. Шилина, Л.А. Бондаренко // Известия вузов.

Технология лёгкой промышленности. – 2011. – Т. 12, № 2. – C. 41 – 44.

2. Закономерности изменения оптических свойств растворов эпихлоргидриновых каучуков в метилметакрилате в процессе фотоиндуцированной полимеризации / И.А. Новаков, М.А. Ваниев, В.В. Шилина, Н.В. Сидоренко // Клеи. Герметики. Технология. – 2012. – № 11.

3. Особенности радикальной полимеризации метакриловых мономеров, содержащих растворенные каучуки [Электронный ресурс] / И.А.

Новаков, В.А. Навроцкий, И.М. Гресь, В.В. Шлыкова, Д.С. Холодов // Пятая всероссийская Каргинская конференция «Полимеры-2010» (Москва, 21 – 25 июня 2010 г.): прогр. и сб. тез. пленар., устных и приглашённых докл. / МГУ им. М.В. Ломоносова [и др.]. - М., 2010. - CD-ROM. - C. б/с.

4. Шлыкова, В.В. Особенности редокс-инициированной полимеризации метилметакрилата в присутствии растворённого эпихлоргидринового каучука [Электронный ресурс] / В.В. Шлыкова, Л.А. Бондаренко // Ломоносов-2010: матер. междунар. молодежного науч.

форума (12 – 15 апр. 2010 г.). Секция «Химия» / МГУ им. М.В. Ломоносова.

– М., 2010. – CD-ROM. – C. б/с.

5. Растворы эпихлоргидриновых каучуков в метилметакрилате – как объекты олигомерного материаловедения / Л.А. Бондаренко, В.В. Шилина, О.В. Ильяшенко, М.А. Ваниев // Четвёртая международная конференцияшкола по химии и физикохимии олигомеров (30 мая – 4 июня 2011 г.) / КГТУ. – Казань, 2011.

6. Полиэпихлоргидрин-полиметилметакрилатные композиты /В.В. Шилина, Л.А. Бондаренко, И.А. Новаков, М.А. Ваниев // Наноструктурные, волокнистые и композиционные материалы: VII всерос. студ. олимпиада и семинар с междунар. участием (Санкт-Петербург, 2011 г.): тез. докл.

/ ГОУ ВПО «Санкт-Петерб. гос. ун-т технологии и дизайна». - СПб., 2011.

7. Изменение УФ-спектров при полимеризации эпихлоргидриновых каучуков в метилметакрилате в процессе фотополимеризации / В.В. Шилина, А.Д. Рожнова, И.А. Новаков, М.А. Ваниев // Наноструктурные, волокнистые и композиционные материалы: междунар. науч. конф. и VIII всерос. олимпиада молодых учёных, (Санкт-Петербург, 2012 г.): тез. докл. / ФГБОУ ВПО «Санкт-Петерб. гос. ун-т технологии и дизайна» [и др.]. – СПб., 2012. – C. 93.

8. Полиэпихлоргидрин – полиметакрилатные композиты, полученные в условиях редокс- и фотоинициированной полимеризации / Шлыкова В.В., Рожнова А.Д. // XVII Региональная конференция молодых исследователей Волгоградской области (Волгоград, 2012 г.): тез. докл. / ВолгГТУ [и др.]. - Волгоград, 2012 (в печати).

Подписано в печать.2012 г. Заказ №. Тираж 100 экз. Печ. л. 1,Формат 60 х 84 1/16. Бумага офсетная. Печать офсетная.

Типография ИУНЛ Волгоградского государственного технического университета.

400005, г. Волгоград, просп. им. В.И.Ленина, 28, корп. №




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.