WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

Кустов Андрей Владимирович

ТЕРМОДИНАМИКА ГИДРОФОБНЫХ ЭФФЕКТОВ В БИНАРНЫХ И ТРОЙНЫХ СИСТЕМАХ, СОДЕРЖАЩИХ ТЕТРААЛКИЛАММОНИЕВЫЕ ИОНЫ, АМИНОКИСЛОТЫ И НЕЭЛЕКТРОЛИТЫ

02.00.04 – физическая химия

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора химических наук

ИВАНОВО 2012

Работа выполнена в Объединенном физико-химическом центре растворов ФГБУ науки «Институт химии растворов им. Г.А. Крестова РАН» и ФГБОУ ВПО «Ивановский государственный химико-технологический университет»

Официальные оппоненты:

доктор химических наук, профессор Новоселов Николай Петрович (ФГБОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный университет технологии и дизайна», заведующий кафедрой теоретической и прикладной химии) доктор химических наук, профессор Лилеев Александр Сергеевич (ФГБОУ ВПО «Московский государственный машиностроительный университет», заведующий кафедрой физической химии) доктор химических наук, старший научный сотрудник Леденков Сергей Федорович (ФГБОУ ВПО «Ивановский государственный химико-технологический университет», ведущий научный сотрудник кафедры общей химической технологии)

Ведущая организация: Федеральное государственное бюджетное учреждение науки «Институт общей и неорганической химии им. Н.С. Курнакова РАН» (г. Москва)

Защита состоится « 15 октября » 2012 г. в 10 часов на заседании диссертационного совета Д 212.063.06 при ФГБОУ ВПО «Ивановский государственный химикотехнологический университет» по адресу 153000, г. Иваново, пр. Ф. Энгельса д. 7.

C диссертацией можно ознакомиться в Информационном центре ФГБОУ ВПО «Ивановский государственный химико-технологический университет» по адресу 153000, г. Иваново, пр. Ф. Энгельса д. 10.

Отзывы на автореферат просим отправлять по адресу: 153000, г. Иваново, пр. Ф. Энгельса д. 7. Тел/факс (4932)325433, e-mail: dissovet@isuct.ru

Автореферат разослан « » _________________2012 года.

Ученый секретарь совета Д 212.063.06 Егорова Е. В.

e-mail: Egorova-D6@yandex.ru

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы. Явления гидрофобной гидратации (ГГ) и гидрофобного взаимодействия (ГВ) играют определяющую роль в протекании огромного числа жизненно- и технологически важных процессов. Их спектр затрагивает важнейшие области естествознания, начиная с ключевых процессов молекулярной биологии и заканчивая технологическими особенностями подготовки и транспортировки сырья. Считается, что формирование газовых гидратов, агрегация амфифилов, конформации биологически активных макромолекул, образование мицелл и двухслойных мембран в значительной степени контролируются гидрофобными эффектами (ГЭ). На протяжении последних десятилетий эти явления рассматриваются как важнейшие факторы, имеющие прямое отношение к зарождению жизни на Земле (Origins Life Evol. Biosphere. 1995. Vol. 25. P. 21).

Процессы с участием биообъектов протекают в многокомпонентных растворах, а взаимодействующие частицы обычно гетерофункциональны или несут заряд. Следовательно, понимание роли гидрофобных эффектов в функционировании биосистем оказывается неотделимым от изучения механизмов гидрофильной гидратации и взаимодействия между полярными молекулами и ионами. Несмотря на существенный прогресс вычислительной техники, позволяющий проводить относительно корректные квантово-химические и молекулярно-статистические расчеты жидких систем, адекватное описание всей совокупности их экспериментальных свойств представляет пока неразрешимую задачу. Отсюда становится ясным, что систематические экспериментальные исследования многокомпонентных водосодержащих систем в широком интервале параметров состояния имеют существенное значение для понимания и количественного описания ГЭ. Однако, несмотря на интенсивные исследования в этой области науки, многие принципиально важные вопросы остаются без ответа, что связано как со сложностью изучаемых явлений, так и во многом с отсутствием необходимых для обобщений экспериментальных данных.

Действительно, большинство термодинамических исследований обычно проводится при стандартной температуре 298 К или, в лучшем случае, в очень ограниченном температурном интервале. Очевидно, что при этом информация по температурным зависимостям исследуемых характеристик оказывается вне анализа, что может привести к неверным суждениям о том, какие процессы определяют поведение изучаемых объектов. Кроме того, исследования, проводимые лишь при стандартной температуре, оставляют открытым вопрос о том, корректно ли использовать при анализе биохимических процессов, протекающих около 310 К, результаты, полученные при 298 К.

Теоретические и экспериментальные исследования последних лет (см.: Nature. 2005.

Vol. 437. P. 640 и ссылки там) однозначно свидетельствуют, что механизм гидратации неполярных объектов малого и большого размера принципиально различается. Если небольшие гидрофобные частицы могут быть размещены в пустотах сетки Н-связей воды без существенного нарушения структуры последней, то при гидратации больших неполярных молекул вследствие разрушения сетки происходит коллективное уменьшение численной плотности молекул воды в непосредственной близости от протяженной гидрофобной поверхности. Это является непосредственной причиной того, что при сближении двух гидрофобных объектов большого размера происходит скачкообразное уменьшение расстояния между ними, приводящее к коллапсу. Понимание и количественное описание этих явлений имеет фундаментальное значение для молекулярной биологии, поскольку биообъекты, играющие ключевые роли в живых системах, имеют развитую гидрофобную поверхность. Однако экспериментальная проверка теоретических предсказаний методами химической термодинамики сопряжена со значительными трудностями, связанными, с одной стороны, с очень малой растворимостью неполярных веществ в воде, а с другой со сложностью аккуратного разделения вкладов гидрофильных и гидрофобных фрагментов у гетерофункциональных молекул большого размера. Существенный прогресс в решении этой проблемы может быть достигнут путем исследования поведения в воде веществ, принадлежащих к одному гомологическому ряду. Очевидным преимуществом в этом плане обладают симметричные тетраалкиламмониевые соли, позволяющие в широких пределах варьировать размер гидрофобной поверхности катиона. Однако ко времени начала наших исследований, поведение в воде и водных растворах неэлектролитов объектов, содержащих тетраалкиламмониевые ионы с числом атомов больше двадцати, практически не изучалось.

Настоящая работа рассматривает различные аспекты перечисленных выше явлений, используя в качестве основного инструмента сравнительный анализ энтальпийных, энтропийных и теплоемкостных характеристик растворов гидрофильных и гидрофобных веществ, и, устанавливая, где это возможно, взаимосвязь экспериментально измеряемых термодинамических свойств и рассчитанных на их основе вириальных коэффициентов, с микросвойствами исследуемых систем. Практически важным аспектом работы является демонстрация возможности предсказания поведения гидрофобных объектов во всем интервале составов водно-органических смесей без использования каких-либо подгоночных параметров.

Диссертационная работа выполнена в Объединенном физико-химическом центре растворов ИХР РАН и ИГХТУ в соответствии с Основными направлениями фундаментальных исследований РАН в рамках планов НИР ИХР РАН (N гос. регистрации 01.9.004084, 01.2.00 103067, 01.2.00 103071, 01.2.00 602029). Проведенные исследования поддержаны грантами РФФИ (Проекты 02-03-32520-а, 03-03-32582 (МАС), 05-03-96401-рцентр-а, 06-03-96320-р-центр-а, 06-03-32169-а), Минобразования (Проект А 03-2.11-184) и Фонда содействия отечественной науке 2006-2007.

Цель работы состояла в установлении и обобщении закономерностей влияния гидрофобных эффектов на термодинамические свойства бинарных и тройных электролитных и биологически активных неэлектролитных систем в широком интервале концентраций и температур, включая анализ зависимости гидрофобной гидратации и гидрофобного взаимодействия от размера неполярных объектов и предсказание их поведения в водноорганических системах.

Достижение заявленной цели работы потребовало решения следующих задач:

- экспериментально определить энтальпийные, энтропийные и теплоемкостные характеристики растворов гомологического ряда тетраалкиламмониевых солей, биологически активных объектов – ароматических и алифатических аминокислот, а также неэлектролитов, моделирующих их боковые фрагменты, в воде и ряде водно-органических систем при различных концентрациях и температурах;

- в рамках формально строгой теории растворов МакМиллана-Майера рассчитать параметры парных взаимодействий неэлектролит-неэлектролит и неэлектролит-электролит, установить их зависимость от гидрофобности и гидрофильности взаимодействующих объектов, размера частиц и температуры;

- изучить взаимосвязь термодинамических свойств исследуемых систем со строением молекул растворенных веществ и структурными особенностями смешанных растворителей, исследовать возможность количественного предсказания поведения гидрофобных объектов в многокомпонентных электролитных и неэлектролитных системах.

Достоверность полученных в работе результатов базируется на:

- полученных с высокой точностью экспериментальных термодинамических данных, их критическом анализе с учетом методов математической статистики и соответствии наиболее надежным из известных литературных источников;

- согласованности выводов с теоретическими и экспериментальными результатами, полученными в рамках других подходов, включая методы компьютерного моделирования жидкостей и растворов.

Научная новизна. В работе впервые проведены систематические термодинамические исследования бинарных и тройных систем, содержащих тетраалкиламмониевые ионы, аминокислоты и неэлектролиты в интервале температур 278-338 К, установлены и обобщены основные закономерности влияния гидрофобной гидратации и гидрофобного взаимодействия на поведение исследуемых объектов.

Установлено, что взаимодействие между двумя гидрофобными частицами в водном растворе калориметрически фиксируется в области очень больших разбавлений, где молекул воды более чем достаточно для формирования двух гидратных оболочек вокруг взаимодействующих объектов. Впервые показано, что чем более слабые Н-связи образуют молекулы воды с полярными группами неэлектролитов, тем при меньших концентрациях возникают парные корреляции между молекулами растворенных веществ. Используя принцип аддитивности групповых вкладов, впервые рассчитаны энтальпии переноса ионов в водно-амидных системах, отмечено согласие полученных результатов с данными тетрафенилборат-тетрафенилфосфониевой шкалы. Впервые показано, что в гомологическом ряду симметричных тетраалкиламмониевых солей эффект гидрофобной гидратации, связанный с ориентационным упорядочением воды в сфере гидратации катиона, первоначально усиливается с ростом его размера, что находит отражение в монотонном увеличении теплоемкостей растворения и переноса. Уменьшение величин теплоемкостей для ионов тетрагексил- и тетрагептиламмония вызвано ослаблением ориентационной упорядоченности воды вблизи больших неполярных объектов. Полученные результаты являются важным экспериментальным подтверждением теоретических предсказаний (Nature. 2005. Vol. 437. P. 640), указывающих на различное поведение в водных растворах неполярных частиц умеренного и большого размера. Установлено, что в растворах тетраалкиламмониевых солей в формамиде и этиленгликоле эффект сольвофобной сольватации выражен значительно слабее, при этом по тепловым свойствам исследуемых систем амид оказывается более «водоподобным», чем гликоль.

Впервые исследованы температурные зависимости параметров вириальных разложений в растворах тетраалкиламмониевых солей и аминокислот. Показано, что температурные изменения энтальпийных и энтропийных параметров взаимодействия неэлектролит-неэлектролит и неэлектролит-электролит определяются вкладами полярных и заряженных фрагментов. Установлено, что для гидрофобных объектов в общем случае неправомерно переносить полученные при 298 К результаты на температуры функционирования биосистем. Подтверждено, что в широком температурном интервале денатурирующее действие мочевины на глобулярные белки в значительной степени связано с энергетически благоприятным взаимодействием с полярными и заряженными группами макромолекул.

Разработан и апробирован подход к предсказанию термодинамических характеристик тройных систем бинарный растворитель-растворенное вещество. Продемонстрированы его предсказательные возможности и впервые показано, что возникновение максимумов на зависимостях энтальпий переноса гидрофобных объектов в смесях воды с сильными Н-акцепторами, не связано с гидрофобными эффектами или предпочтительной сольватацией растворенных веществ, а вызвано эффектами образования полости и реорганизации растворителя в сфере сольватации.

Практическая значимость. Полученные результаты вносят существенный вклад в развитие представлений о молекулярной природе гидрофобных эффектов и позволяют глубже понять механизм протекающих процессов. Высокая точность экспериментальных данных позволяет использовать их как справочный материал. Температурные зависимости термодинамических свойств растворов и коэффициентов вириальных разложений дают возможность предсказывать поведение большого числа объектов в широком температурном интервале. Предложенные расчетные соотношения позволяют с хорошей точностью оценивать энтальпии растворения, сольватации и переноса гидрофобных веществ в смешанных водно-органических растворителях.

Личный вклад автора состоит в постановке задач и выборе методов исследования, реализации способов их решения, анализе и обобщении экспериментальных данных, полученных как непосредственно автором, так и в соавторстве при выполнении под его руководством работ в рамках проектов РФФИ, Министерства образования и науки, магистерских и кандидатских диссертаций. В большинстве выполненных в соавторстве публикациях, отражающих содержание работы, основные идеи, постановка задач и их выполнение являются вкладом соискателя.

Апробация работы. Основные результаты работы докладывались и обсуждались на: VI –X Международных конференциях «Проблемы сольватации и комплексообразования в растворах»: Иваново, Плес, Суздаль, 1995-2007; XIX-XXIII Международных Чугаевских конференциях по координационной химии: Иваново, Киев, Кишинев, Одесса, 1999-2007; XIV-XVI Международных конференциях по химической термодинамике в России: Санкт-Петербург, Москва, Суздаль, Казань, 2003-2009; 20th International conference on chemical thermodynamics, 2008, Warsaw; 14th International Symposium on Solubility Phenomena, Austria, 2010; XIII, XIV Симпозиумах по межмолекулярному взаимодействию и конформациям молекул: Санкт-Петербург, Челябинск, 2006, 2008; I, IIМеждународных научно-технических конференциях «Актуальные проблемы химии и химической технологии»: Иваново, 1997, 1999; Республиканской научной конференции «Химия: исследования, преподавание, технология», Душанбе, 2010; Всероссийском симпозиуме «Эффекты среды и процессы комплексообразования в растворах»: Красноярск, 2006; Всероссийском научном симпозиуме по термохимии и калориметрии: Нижний Новгород, 2004; Международной конференции «Физико-химический анализ жидкофазных систем»: Саратов, 2003.

Публикации. Материалы диссертации изложены в 45 статьях в журналах, включенных в Перечень ВАК для опубликования основных научных результатов диссертаций на соискание ученой степени доктора и кандидата наук, а также тезисах 52 докладов на конференциях различного уровня.

Объем и структура диссертации. Диссертационная работа состоит из предисловия, 7 глав, основных результатов и выводов, списка литературы из 384 наименований и страниц приложений. Диссертация изложена на 296 страницах, содержит 15 таблиц, рисунка и 98 уравнений.

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

В ГЛАВЕ 1 рассмотрены различные аспекты теории межмолекулярных взаимодействий, приведена их классификация, отмечены некоторые проблемы их адекватного описания. Сделаны вводные замечания о строении жидкостей, приведены статистические соотношения, связывающие их термодинамические и структурные характеристики.

Кратко рассмотрены особенности описания структуры на языке функций радиального распределения (ФРР). Указано на важную роль сил отталкивания в формировании динамических и структурных характеристик жидкостей и растворов. Отмечено, что структурой целесообразно считать, прежде всего, такую характеристику взаимного расположения частиц, зная которую, можно рассчитать макроскопические свойства системы. Рассмотрены особенности строения жидкой воды и отмечена возможность выделения в ней двух типов пространственной координации молекул, отличающихся по структурноэнергетическим характеристикам.

В ГЛАВЕ 2 изложены фундаментальные термодинамические соотношения, нашедшие широкое применение в химии растворов. Отмечено, что измеряемые на опыте величины являются определенными интегралами от ФРР или ее производных по Р и Т, осциллирующих на большом интервале расстояний. Поэтому зная лишь величину определенного интеграла, сложно что-то конкретное сказать о поведении подынтегральной функции, а, следовательно, и о структуре раствора. Вместе с тем, путем сравнительного анализа, сопоставляя поведение различных объектов или, наоборот, соединений, принадлежащих к одному гомологическому ряду, можно связать изменение термодинамических свойств растворов с нашими представлениями о влиянии на них конкретных структурных особенностей жидкофазных систем.

Далее приведены формулы для расчета термодинамических функций растворения, сольватации и переноса. Изложен «термохимический» метод расчета термодинамических свойств растворов (Крестов Г.А. Термодинамика ионных процессов в растворах. Л.: Химия. 1984). В последнем разделе впервые подробно рассмотрено применение техники вириальных разложений для анализа термодинамических характеристик разбавленных растворов, установлена связь коэффициентов разложений с микросвойствами исследуемых систем и показано, что теория дает строгую молекулярно-статистическую интерпретацию параметров разложения термодинамических функций предельно разбавленного раствора. Далее приведены формулы для расчета параметров взаимодействия между частицами одного (А-А) и разных (А-В) сортов, и отмечено, что рассчитываемые из опытных данных величины yAA, отражают не просто факт взаимодействия двух сольватированных объектов в среде растворителя S, а представляет собой разность между парным взаимодействием A-A и взаимодействием каждого из них с одной молекулой растворителя в среде чистого S. Это является непосредственной причиной того, что рассчитываемые в системе Льюиса-Рендалла параметры для свободной энергии gАА и определяемые в системе МакМиллана-Майера вторые вириальные коэффициенты BАА зачастую имеют разные знаки, что не позволяет на основании величин gАА однозначно судить о том, силы притяжения или силы отталкивания доминируют между взаимодействующими частицами. Показано, что, в свою очередь, энтальпийные (hАА, hАВ) и теплоемкостные (cp АА, cp АВ) параметры дают адекватное представление о характере взаимодействия исследуемых объектов.

В ГЛАВЕ 3 проведен анализ фундаментальных работ, посвященных теоретическому и экспериментальному исследованию гидрофобных эффектов. В разделе 3.1 критически рассмотрены существующие представления о механизме гидрофобной гидратации и отмечено, что обилие используемых моделей и разноголосица мнений относительно молекулярной природы ГГ оставляют большую свободу для различных спекуляций при интерпретации экспериментальных свойств растворов. Показано, что ни нейтронографические исследования, ни последние результаты компьютерного моделирования не показывают существенного структурирования воды вблизи гидрофобных объектов, если под структурой понимать то, что показывают ФРР. Сделан вывод, что внедрение в воду неполярных объектов умеренного размера (r < 1 нм), не приводит ни к увеличению числа Н-связей между молекулами воды в гидратной сфере, ни к их значительному усилению.

Однако ориентационная упорядоченность растворителя действительно имеет место вследствие увеличения в гидратной сфере числа молекул воды, связанных линейными и короткими Н-связями с < 3.1 и H < 380 и, одновременно, уменьшения числа нелинейных и вытянутых водородных связей с >3.1 и H > 380 (J. Amer. Chem. Soc.

2003. Vol. 125. N. 32. P. 9853). Данное явление слабо отражается на ФРР воды, но вызывает увеличение флуктуаций энергии взаимодействия растворитель-растворитель в сфере гидратации. Именно рост флуктуаций и определяет положительные значения теплоемкостей гидратации неполярных объектов (гидрC0р>> 0), величины которых обнаруживают линейную корреляцию с относительным избытком линейных и коротких Н-связей водавода в гидратной сфере по сравнению с объемом раствора. Гидрофильная гидратация полярных и заряженных фрагментов, в свою очередь, сопровождается увеличением доли молекул воды с >3.1 и H >38 0, что вызывает уменьшение флуктуаций и приводит к отрицательным значениям теплоемкостей гидратации.

В разделе 3.2 подробно рассмотрены результаты теоретических и экспериментальных работ, посвященных исследованию гидрофобного взаимодействия. Отмечено, что, во-первых, парное ГВ сопровождается положительными изменениями энтальпии и энтропии, но отрицательным изменением свободной энергии, причем с ростом температуры и размера неполярных объектов ГВ усиливается. Во-вторых, несмотря на более глубокий минимум потенциала средней силы взаимодействия (ПСС) в случае контактных молекулярных пар, вероятность появления сольваторазделенных конфигураций значительно выше, то есть два неполярных объекта умеренного размера в разбавленном водном растворе предпочтительно разделены, по крайней мере, одной молекулой воды.

а б 12000 ГМФТ ФА Pen4NBr 100Bu4NBr 80t-BuOH -NH4Br -60Pr4NBr -Bu4NBr ДМФ Et4NBr 40-Et4NBr Me4NBr -2000 ФА NH4Br ГМФТ ---0 100 200 300 0 50 100 150 200 2Mк, г/моль Mк, г/моль Рис. 1. Зависимости энтальпийных (а) и теплоемкостных (б) параметров парного взаи- модействия бромидов аммония и тетраалкиламмония с неэлектролитами в воде при 298 К от молярной массы катиона. Погрешности выражены в виде стандартных отклонений. Сплошные линии показывают постоянство вклада метиленовой группы.

Раздел 3.3 посвящен анализу критериев гидрофобности. Ю.М. Кесслером (Кесслер Ю.М., Зайцев А.Л. Сольвофобные эффекты. Теория, эксперимент, практика. Л.: Химия.

1989) была обоснована и предложена количественная мера гидрофобности неэлектролитов, основанная на сравнении величин производной второго вириального коэффициента по давлению dBАА/dP. Однако экспериментальное определение как самих параметров BАА, так и их производных по Т и Р сопряжено со значительными сложностями, что требует поиска более простых критериев гидрофобности. Очевидно, что суммарная гидрофобность объекта определяется числом неполярных групп – чем больше последних в составе молекулы, тем, при прочих равных условиях, выше и гидрофобность. Из приведенных на рис. 1а зависимостей энтальпийных параметров парного взаимодействия бромидов аммония и тетраалкиламмония с гексаметилфосфортриамидом (ГМФТ), третбутанолом (t-BuOH), диметилформамидом (ДМФ) и формамидом (ФА) видно, что увеличение размера катиона в гомологическом ряду приводит к значительному росту величин hАВ. Можно показать, что аналогичная картина имеет место в гомологических рядах амиАВ h, Дж кг / моль p АВ c, Дж кг / ( моль К ) дов и спиртов.

Следовательно, величины hAB четко коррелируют с ростом гидрофобности исследуемых объектов: чем больше размер углеводородного радикала, тем эндотермичнее взаимодействие и, наоборот. При этом оказывается не слишком существенным с гидрофобным ГМФТ или гидрофильным ФА взаимодействует катион. Этого нельзя сказать про параметры cp AВ, приведенные на рис. 1б. Как видно, изменение теплоемкости в процессе взаимодействия тетраалкиламмониевых солей с амидами оказывается отрицательным, и в случае ГМФТ слабо зависящим от природы катиона. Поскольку взаимодействие двух гидрофобных групп сопровождается положительным изменением теплоемкости, то, очевидно, что знак величин cp AВ в исследуемых системах определяется вкладами гидрофильных фрагментов.

а б 8000 7hAB= 1940 - 182 (dBAA/dP) 102, гидрCp0 = 75.3 - 57000 sf= 482 Дж кг/моль 27.6 (dBAA/dP ) 102, sf= 22 Дж / (моль K) 6000 645034000 4hAB (-CH2-) = 218 30216 (dBAA/dP) 102, 3 2000 3hAA= 209 -14 sf= 28 Дж кг/моль10 (dBAA/dP ) 102, 1sf= 587 Дж кг/моль1-35 -30 -25 -20 -15 -10 -5 -30 -25 -20 -15 -10 -5 (dBAA/dP) 102, см3/(моль бар) (dBAA/dP) 102, см3 /(моль бар) Рис. 2. (а) Корреляционные зависимости энтальпийных параметров взаимодействия неэлектролит- Bu4NBr ( ) и неэлектролит-неэлектролит ( ) с величинами производной второго вириального коэффициента по давлению при 298 К. 1 – ГМФТ, 2 – tBuOH, 3 – N,N-диметилацетамид (ДМА), 4 – ДМФ, 5 – N-метилформамид, 6 – диметилсульфоксид (ДМСО), 7 – ФА; (б) Корреляционные зависимости теплоемкостей гидратации неэлектролитов, а также энтальпийных параметров парного взаимодействия неэлектролит-CH2-группа с величинами производной второго вириального коэффициента по давлению при 298 К. Обозначения идентичны рис. 2а.

На следующем этапе логично установить взаимосвязь между параметрами hAB (неэлектролит-электролит), hAA (неэлектролит-неэлектролит) и степенью гидрофобности гетерофункциональных молекул неэлектролитов, для количественной характеристики которой разумно использовать значения dBАА/dP. Приведенные на рис. 2 а, б результаты позволяют сделать несколько важных выводов. Во-первых, линейная корреляция действительно существует, и, если отбросить t-BuOH и ДМСО, имеющие отличающиеся по строению гидрофильные группы, то для амидов она существенно улучшается. Вовторых, корреляция для параметров hAB заметно лучше, чем в случае hAA. В-третьих, по C, Дж /( моль К ) гидр p AB AB h, Дж кг / моль h, Дж кг / моль скольку параметр взаимодействия hAB для электролитов отражает сумму вкладов катиона и аниона, то именно влияние последнего может влиять на корреляцию. Использование разности величин hAB(Bu4NBr) и hAB(Et4NBr), представляющей вклад восьми метиленовых групп, позволяет элиминировать это влияние. Представленная на рис. 2б зависимость, показывает, что корреляция действительно улучшается. Отсюда следует, что энергии взаимодействия неэлектролитов с бромид-ионом в воде различаются. Тем не менее, правомерность использования величин hAB в качестве меры сравнительной гидрофобности исследуемых объектов сомнений не вызывает. Поскольку возникновение ГГ и ГВ однозначно связано с особенностями структуры воды, то разумно ожидать наличия взаимосвязи между термодинамическими характеристиками, отражающими эти явления, а, именно, между гидрCр0 и dBАА/dP. Как видно из рис. 2б, здесь также наблюдается линейная корреляция, однако ГМФТ существенно отклоняется от корреляционной прямой.

Возможно, что величина гидрCр0 амида, оцененная из данных по энтальпиям растворения и испарения, несколько занижена. Однако более существенная, на наш взгляд, причина заключается во влиянии гидрофильного N3РО-фрагмента молекулы амида, который с одной стороны сильно уменьшает гидрCр0, а с другой увеличивает по абсолютной величине dBАА/dP, что и приводит к наблюдаемой на рис. 2б картине.

Раздел 3.4 посвящен исследованию зависимости ГЭ от размера частиц и температуры. Отмечено, что для гидрофобных объектов умеренного размера (r < 1 нм) эффект ГГ усиливается с увеличением числа неполярных групп в молекуле, но ослабляется при увеличении температуры. ГВ, в свою очередь, в обоих случаях усиливается. Показано, что механизм гидратации неполярных объектов умеренного и большого размера существенно различается. Если лабильность сетки Н-связей воды позволяет ей без особых усилий «обтекать» гидрофобные молекулы, содержащие 5-10 атомов углерода, то при гидратации протяженной гидрофобной поверхности, имеющей низкую степень кривизны, картина резко меняется. В этом случае вода становится не в состоянии поддерживать сетку Нсвязей неизменной и численная плотность молекул растворителя вблизи поверхности уменьшается. Отмечено, что для гидрофобных объектов изменение свободной энергии гидратации пропорционально объему молекулы, а для планарной поверхности оно пропорционально ее площади. Критический размер, при котором меняется механизм гидратации, составляет согласно теории гидрофобности Люма-Чандлера-Уикса порядка 1 нм (Nature. 2005. Vol. 437. P. 640). Следовательно, начиная с определенного размера неполярной частицы, ориентационная упорядоченность воды в гидратной сфере будет ослабляться вследствие уменьшения доли молекул растворителя, связанных линейными и короткими Н-связями. Это, в свою очередь, должно вызвать уменьшение теплоемкостей и рост энтропий гидратации.

В ГЛАВЕ 4 в широком температурном интервале исследовано поведение классических гидрофобных объектов – тетраалкиламмониевых солей в воде и неводных растворителях с сетками Н-связей – ФА и этиленгликоле. В разделе 4.1 получены температурные зависимости стандартных энтальпий растворения электролитов в воде и показано, что при 275-345 К они передаются следующими соотношениями:

рH0 (NH4Br) = 16.83(0.06) – 0.149(0.003)·298.15·(1 – 298.15/T) (1) sf =0.14 кДж/моль рH0 (Et4NBr) = 6.17(0.06) + 0.131(0.003)·298.15·(T/298.15 – 1) (2) sf =0.13 кДж/моль рH0 (Bu4NBr) = –8.87(0.14) + 0.743(0.007)·298.15·(T/298.15 – 1) (3) sf =0.53 кДж/моль рH0 (Pen4NBr) = 6.28(0.92) + 1.126(0.03)·298.15·ln(T /298.15) (4) sf =2.20 кДж/моль, где в скобках здесь и далее приведены величины стандартных отклонений; первое слагаемое представляет собой энтальпию растворения при текущей температуре, а первый множитель во втором слагаемом – теплоемкость растворения. Из величин Cр0 были рассчитаны парциальные мольные теплоемкости электролитов при бесконечном разбавлении и теплоемкости гидратации по соотношению:

гидрC 0р = C 0p + Cp кр – C 0p газ (5) Отмечено, что корректный расчет гидрC тетраалкиламмониевых солей представляет р очень сложную задачу вследствие неоднозначности определения теплоемкостей многоатомных ионов в газовой фазе. Используя расчетные данные при 298 К (J. Chem. Soc., Faraday Trans. I. 1986. Vol. 82. P. 3255) были оценены величины гидрC 0р, которые составили: –117, 162, 806 и 1164 Дж /(моль К) для NH4Br, Et4NBr, Bu4NBr и Pen4NBr, соответственно. Проведенный анализ показал, что в исследуемом ряду на фоне значительных величин C разность Cp кр – C0p газ, во-первых, не слишком существенна (~30-р Дж/(моль К)), а, во-вторых, почти не зависит от размера катиона: то есть зависимости гидрC 0р – f(rк) и C0р – f (rк) оказываются идентичными. Как видно из приведенных данных, смена механизма гидратации с гидрофильной для иона аммония на гидрофобную для катионов тетраалкиламмония, приводит к изменению знака теплоемкости и значительному увеличению абсолютных значений C0р и гидрC0р. Отмечено, что наблюдаемые явления не могут непротиворечивым образом быть объяснены в рамках клатратной гипотезы. Выдвинуто альтернативное объяснение, основанное на ориентационном упорядочении воды в гидратных сферах неполярных объектов. Используя полученную в работе (J. Amer. Chem. Soc. 2003. Vol. 125. N. 32. P. 9853) зависимость между относительным избытком линейных Н-связей в первой гидратной сфере и теплоемкостью гидратации, показано, что ориентационная структура воды в непосредственной близости от бромидиона и иона аммония разупорядочена, поскольку в их гидратных сферах наблюдается дефицит молекул воды с <3.1 и H <38 0. Гидратация тетраалкиламмониевых солей, наоборот, сопровождается появлением большого числа молекул воды, связанных линейными и короткими Н-связями. Это и приводит к ориентационному упорядочению воды вокруг органических катионов, которое усиливается вплоть до Pen4NBr.

Следующий раздел посвящен анализу зависимости термодинамических свойств растворов тетраалкиламмониевых солей от размера катиона. Выше было показано, что при 298 К гидрC 0р увеличивается в ряду NH4BrPen4NBr, свидетельствуя об усилении эффекта ГГ. Тетраалкиламмониевые соли с бльшим размером катиона не изучались вследствие их малой растворимости и весьма длительной кинетики растворения в воде при комнатной температуре. Используя специальные методики, нами впервые при 318-338 К были измерены тепловые эффекты растворения бромидов тетрагексил- и тетрагептиламмония в воде в области больших разбавлений по электролиту ~10-310-4 моль/кг. Температурные зависимости стандартных энтальпий растворения исследуемых объектов передаются соотношениями:

рH0 (Hex4NBr) = 21.55(0.37) +0.818(0.04)328.15 (T/328.15–1) (6) sf=0.64 кДж/моль рH0 (Hep4NBr) = 59.82(0.15) + 0.548(0.02) 328.15 (T/328.15–1) (7) sf=0.25 кДж/моль Дополнительно методом дифференциальной сканирующей калориметрии определены теплоемкости твердых тетраалкиламмониевых солей и показано, что для исследуемого интервала они монотонно возрастают с ростом Т:

Cp (Hex4NBr, 318-350 K) = 1009.4(95) – 3.24(0.36)T + (8) 0.00768(510-4)T 2, sf = 0.3 Дж / (моль К) Cp (Hep4NBr, 290-340 K) = -63956 (1750) + 583.621(17)T – (9) 1.7522(0.05)T 2 + 0.0017544(510-5)T 3, sf = 0.9 Дж / (моль К) а б rк, нм 0.1 0.2 0.3 0.4 0.10Pen4NBr 1045 8826 6600 Hex4NBr 400 Bu4NBr Hep4NBr 4Et4NBr -222-4Me4NBr -2-60,3 0,6 0,9 1,2 1,0.4 0.6 0.8 1.0 1.2 1.Vк, нм Vк, нм Рис. 3. (а) Теплоемкостные характеристики водных растворов бромидов аммония и тетраалкиламмония при 328 К. Левая шкала: зависимость теплоемкостей растворения от объема катиона, рассчитанного ab initio (базис 6-31 G*); правая шкала:

зависимость отнесенных к единице поверхности катиона теплоемкостей растворения от величин ван-дер-ваальсовых радиусов ионов. Цифры позывают число атомов углерода в алкильной цепи. Линии сплайн функции. Погрешности выражены в виде удвоенных стандартных отклонений; (б) Теплоемкости растворения бромидов аммония и тетраалкиламмония в воде ( ), ФА ( ) и этиленгликоле ( ) при 328 К.

Выше отмечалось, что в ряду NH4BrPen4NBr разность Cp кр – C0p газ постоянна и невелика. Разумно предположить, что и для бромидов тетрагексил- и тетрагептиламмония она будет величиной того же порядка. Проверить справедливость этого допущения затрудни C / r, Дж /( моль К нм ) р к p р C Дж / ( моль К ) C, Дж /( моль К ) тельно по причине отсутствия даже расчетных значений теплоемкостей ионов Hex4N+ и Heр4N+ в газовой фазе при температурах отличных от стандартной. Оценка в рамках метода аддитивности групповых вкладов при 298 К приводит для бромида тетрагептиламмония к величине Cp кр – C0p газ 115 Дж / (моль К), что близко к приведенным выше данным. Следуя теоретическому анализу (Nature. 2005. Vol. 437. P. 640), в ходе дальнейшего изложения целесообразно сравнивать теплоемкости растворов, отнесенные к единице площади поверхности исследуемых объектов, которую можно определить как Sк = 4rк2, где rк – ван-дер-ваальсов радиус катиона. Как видно из рис. 3а, теплоемкости растворения электролитов практически линейно увеличиваются с ростом числа неполярных групп, как это и следует ожидать из общих соображений. Однако для катионов, с числом атомов углерода большим двадцати величины C0р /4rк2 начинают уменьшаться. Поскольку для исследуемых объектов гидрC C0р, а увеличение теплоемкостей в ряду р Me4NBrPen4NBr, происходит вследствие роста ориентационного упорядочения растворителя в сфере ГГ, то уменьшение гидрC 0р для больших тетраалкиламмониевых ионов должно свидетельствовать об ослаблении эффекта гидрофобной гидратации. Поскольку ван-дер-ваальсовы радиусы весьма опосредованно отражают возможные варианты упаковки алкильных цепей тетраалкиламмониевых катионов, нами были рассмотрены известные системы ионных радиусов и показано, что во всех случаях характер зависимостей, показанных на рис. 3а, не меняется. Дополнительно были проведены квантовохимические расчеты с использованием как полуэмпирических, так и ab initio схем и обнаружено, что во всех случаях объем тетраалкиламмониевых катионов монотонно возрастает с увеличением числа метиленовых групп. Приведенные на рис. 3а данные ясно показывают, что независимо от того, используются ли в качестве аргумента ван-дерваальсовы радиусы или рассчитанные квантово-химически объемы катионов, максимумы на зависимостях теплоемкостей растворения сохраняются.

Для того чтобы окончательно разрешить сомнения относительно правомерности использования функций растворения для сравнительного анализа поведения тетраалкиламмониевых ионов в воде, и лучше понять зависимость ГГ от размера неполярных объектов, были измерены энтальпии растворения бромидов тетраалкиламмония в растворителях с сетками Н-связей – ФА и этиленгликоле (C2H4(OН)2), где по литературным данным можно ожидать появления эффектов, аналогичных имеющим место в водных растворах.

Анализ собственных и литературных данных показал, что в интервале температур 278338 К зависимости рH0 – f(T) передаются уравнениями (10-13) и (14-17) для ФА и C2H4(OН)2, соответственно:

рH0 (Me4NBr) = 24.07(0.04) + 0.015(0.001)·328.15·(T/328.15 – 1) (10) sf = 0.05 кДж/моль рH0 (Bu4NBr) = 22.45(0.10) + 0.163(0.003)·328.15·(T/328.15 –1) (11) sf = 0.14 кДж/моль рH0 (Hex4NBr) = 15.20(0.03) + 0.198(0.003)·328.15·(T/328.15 –1) (12) sf = 0.05 кДж/моль рH0 (Hep4NBr) = 48.07(0.06) + 0.090(0.003)·328.15·(T/328.15 –1) (13) sf = 0.10 кДж/моль рH0 (Et4NBr) = 15.38(0.02) + 0.00781(0.006)·(T–328.15) – (14) 0.5·8.9·10-4(4·10-4)·[(T – 328.15)2], sf= 0.05 кДж/моль рH0 (Bu4NBr) = 31.64(0.06) + 0.091(0.003)·328.15·(T/328.15 –1) (15) sf = 0.10 кДж/моль рH0 (Hex4NBr) = 24.93(0.06) + 0.134(0.007)·(T–328.15) – (16) – 0.5·0.00192(6·10-4)·[(T – 328.15)2], sf = 0.11 кДж/моль рH0 (Hep4NBr) = 57.96 (0.06) – 0.009(0.003)·328.15·(T/328.15 –1) (17) sf = 0.10 кДж/моль Величины C 0р в воде и неводных растворителях для исследуемых объектов приведены на рис. 3б. Очевидно, что поведение тетраалкиламмониевых катионов во всех трех системах имеет общие черты, однако, во-первых, водные растворы характеризуются значительно бльшими значениями теплоемкостей, а, во-вторых, обнаруживают очень резкую их зависимость от объема катиона. Наибольшее различие между водными и неводными системами наблюдается для иона Pen4N+, указывая, что здесь эффект ГГ максимален.

Дополнительные аргументы в пользу высказанных суждений дает рис. 4, где представлены энтальпии и теплоемкости переноса электролитов из неводных растворителей в воду. Как видно, перенос Et4NBr и Bu4NBr в обоих случаях экзотермичен, однако дальнейшее увеличение числа неполярных групп в катионе приводит к смене знака энтальпии переноса. Поскольку вклад аниона во всех случаях один и тот же, то очевидно, что, начиная с определенного размера тетраалкиламмониевого катиона, сольватация в неводных растворителях становится более экзотерHep4NBr мичной, чем в воде. Объяснить это, чем либо 7иным как не ослаблением эффекта ГГ катио6на, вряд ли возможно. К аналогичному выводу приводит анализ приведенных на рис. Et4NBr 5зависимостей теплоемкостей переноса элек4-тролитов, которые практически полностью 3копируют поведение функций C 0p (Vк), од-Bu4NBr нозначно свидетельствуя о корректности Hex4NBr 2-сделанных выше умозаключений.

1-Итак, приведенные на рис. 3, 4 данные со всей очевидностью показывают, что вода -25 0,4 0,6 0,8 1,0 1,2 1,4 1,явно по-другому «чувствует» большие гидVк, нмрофобные объекты, содержащие более атомов углерода. Наблюдаемая картина окаРис. 4. Зависимости энтальпий (светлые зывается очень похожей на явления, детальсимволы) и теплоемкостей (темные символы) переноса бромидов тетраал- но исследованные Чандлером (Nature. 2005.

киламмония из ФА (, ) и C2H4(OН)Vol. 437. P. 640), с той лишь разницей, что (, ) в воду от объема катиона при гидратация катионов Hex4N+ и Heр4N+, по328 К.

видимому, не сопровождается разрушением сетки Н-связей и существенной дегидратацией ионов. Тем не менее, ослабление эффекта ГГ, связанного с уменьшением ориентационного упорядочения воды вблизи неполярных C Дж / ( моль К ) пер p пер H, кДж / моль объектов большого размера, действительно имеет место.

ГЛАВА 5 посвящена исследованию ГВ в растворах тетраалкиламмониевых солей. В разделе 5.1 рассмотрены энтальпийные характеристики парного взаимодействия бромидов аммония и тетраалкиламмония с молекулами неэлектролитов. Рис. 1а показывает, что за исключением растворов ГМФТ взаимодействие неэлектролит-NH4Br сопровождается отрицательным изменением энтальпии. Введение алкильных заместителей приводит к изменению характера взаимодействия, которое по мере увеличения размера катиона становится все более энтальпийно неблагоприятным. Выше отмечалось, что ГВ сопровождается положительным и большим изменением энтальпии вследствие вытеснения части молекул воды из сфер ГГ в объем жидкой фазы. Очевидно, что этот эффект доминирует для тетраалкиламмониевых катионов, сферы гидратации которых содержат большое число молекул воды, связанных линейными и короткими Н-связями. В этой связи важно понять, насколько велико число молекул растворителя, находящихся под влиянием гидрофобных объектов или, другими словами, насколько значительна общая сфера гидратации, возникающая при взаимодействии ионов с молекулами неэлектролитов? Можно показать, что это число легко оценить непосредственно из величин hAB по соотношению:

XA = перH0 (В, H2O H2O +А)· M / 2 hAB (18) H O где перH0 (В, H2O H2O+А) выбиралась равной 0.5 кДж/моль, поскольку, во-первых, эта величина больше суммарной погрешности в определении разности энтальпий растворения В в воде и водном растворе А. Во-вторых, при перH0(В, S S+А) = 0.5 кДж/моль искомые XA лежат в области малых добавок неводного компонента, где вклады от тройных взаимодействий практически не искажают вид зависимости рH0 – f(XA).

Таблица 1. Мольные доли (XА) и величины мольных отношений вода:неэлектролит в растворах Et4NBr и Bu4NBr для перH0 = 0.5 кДж/моль при 298 К Объект вода : ГМФТ вода : ДМФ вода : ФА вода : MeCN вода : t-BuOH XА= 0.00267 XА = 0.0319 XА = 0.0834 XА = 0.0107 XА = 0.002Et4NBr 374:1 30:1 11:1 93:1 359:XА= 6.21·10-4 XА= 1.81·10-3 XА= 2.92·10-3 XА= 9.79·10-4 XА = 9.62·10-Bu4NBr 1609:1 552:1 324:1 1021: 1 1039:-CH2- 155:1 65:1 41:1 116:1 85:Поскольку растворенное вещество находится в стандартном состоянии, и рассматривается взаимодействие 1:1, то из приведенных в табл. 1 величин XA не составляет большого труда определить число молекул воды, приходящее на 1 моль неводного компонента.

Определенные таким способом величины мольных отношений вода : неэлектролит показывают, что взаимное действие А и В проявляется уже в очень разбавленных растворах и затрагивает число молекул воды, которое значительно больше их количества в первой гидратной сфере исследуемых объектов. Рост гидрофобности в ряду взаимодействующих объектов приводит к столь существенному увеличению мольных отношений, что его невозможно объяснить простым увеличением числа молекул воды в сферах ГГ при увеличении размера катиона или молекулы неэлектролита. Еще большую убежденность в этом вызывает поведение ацетонитрила Таблица 2. Групповые вклады в величины энталь(MeCN). Из приведенных в табл. пийных параметров парных взаимодействий данных видно, что взаимодействие hAB при 298 К Bu4NBr с такой небольшой молеhA-BrА h, Дж кг/моль2, Дж кг/мольA-CHкулой затрагивает столь же значиГМФТ 698(64) -5487(917) тельное число молекул раствориДМФ 250(14) -2218(182) теля, что и в случае много большей по размеру молекулы t-BuOH.

ФА 154(28) -1287 (350) Это наводит на мысль, что дело t-BuOH 414(28) -2739(465) здесь не столько в том, что гидMeCN 523(3) -4802(20) ратные оболочки взаимодействующих объектов сильно развиты в радиальном направлении, сколько в их эффективном перекрывании вследствие ГВ и вытеснении большого числа молекул растворителя в объем жидкой фазы. Возникновение ГВ в исследуемых системах прямо связано с упругостью сетки Н-связей воды и ее явным стремлением вытолкнуть гидрофобные частицы к местам дефектов, что и приводит к не нулевым значениям перH0(В, S S+А) в области очень малых XA. Однако при этом чрезвычайно важной оказывается природа полярной группы неэлектролита. Если функциональные группы амидов и t-BuOH образуют прочные Н-связи с водой и достаточно легко встраиваются в сетку Н-связей, то MeCN, имеющий низкое значение DN, образует слабую Н-связь. Именно значительно меньSbCl шая гидрофильность нитрильной группы и является причиной возникновения корреляций в области столь больших разведений.

Далее рассмотрено применение принципа групповой аддитивности (J. Chem. Soc.

Faraday Trans. I. 1981. Vol. 77. P. 1191) для определения групповых вкладов в величины параметров взаимодействий и расчета ионных составляющих вириальных коэффициентов. Полученные на основании собственных и литературных данных групповые вклады, приведены в табл. 2. Как видно, параметры h во всех случаях положительны. НаиA-CH большее значение наблюдается для гидрофобного ГМФТ, наименьшее – для гидрофильного ФА, что хорошо согласуется с имеющимися в литературе рядами гидрофобности.

Особняком в этом ряду стоит MeCN, что опять-таки связано с влиянием полярной группы. Параметры парного взаимодействия неэлектролит – катион, определяемые в рамках данной схемы, оказываются положительными и очень большими. Так для взаимодействия ФА-Et4N+ имеем: hA-Et N+ 10 154 = 1540 Дж кг /моль2, что дает мольное отношение вода:неэлектролит 341:1. Очевидно, что эта величина выглядит физически более обоснованной, чем значение, приведенное в табл. 1. Для взаимодействия ГМФТ-Bu4N+, в свою hA-Bu N+ 18 698 = 125очередь, имеем Дж кг/моль2, что дает отношение 2789:1. Следовательно, нивелирование вклада бромид-иона приводит к значительному увеличению мольных отношений, что указывает на экстремально высокую чувствительность тетраалкиламмониевых катионов к присутствию даже самых малых количеств неэлектролитов в воде. При этом очевидно, что чем выше гидрофобность добавки, тем при меньших XA возникают корреляции между взаимодействующими объектами, и появляются соответствующие вклады в термодинамические функции растворов.

Следующий раздел посвящен анализу влияния температуры на взаимодействие амид-электролит в воде. Установлено, что в растворах ГМФТ в интервале температур 278-328 К зависимости hAB – f(T) задаются следующими выражениями:

hAB (ГМФТ-NH4Br) = 269(68) – 18(1)·298.15·(1 – 298.15 / T) (19) sf=29 Дж кг/мольhAB (ГМФТ-Et4NBr) = 1671(15) – 33(1)·298.15·(T/298.15 – 1) (20) sf=34 Дж кг/мольhAB (ГМФТ-Bu4NBr) = 7264(32) – 34(2)·298.15·(T/298.15 – 1) (21) sf=70 Дж кг/мольИз уравнений (19-21) следует, что параметры cp AB отрицательны и почти не зависят от природы катиона. Поскольку в величину теплоемкости дают вклад оба иона, то для элиминирования вклада бромид-иона разумно снова прибегнуть к методу групповой аддитивности. Приведенные на рис. 5а разности параметров hAB для Bu4NBr и Et4NBr показывают, что взаимодействие метиленовой группы с ГМФТ сопровождается положительным и очень большим изменением энтальпии, величина которой в интервале температур 275-330 К является практически константой, то есть cpAB (ГМФТ-CH2)=0. Отсюда однозначно следует, что главной причиной отрицательных значений cp AB (ГМФТ-электролит) является вклад аниона.

а б 2580Bu4NBr Bu4NBr 2070Bu4N+-Et4N+ 1560Bu4N+-Et4N+ 10Et4NBr 5000 Et4NBr 20NH4Br 10NH4Br -5270 280 290 300 310 320 330 270 280 290 300 310 320 3T, К T, К Рис. 5. Температурные зависимости энтальпийных параметров парного взаимодействия NH4Br( ), Et4NBr ( ), Bu4NBr ( ) и Bu4N+– Et4N+ (, ) с ГМФТ (а) и ФА (б) в воде. Линии – уравнения (19-24), погрешности здесь и далее выражены в виде стандартных отклонений.

Далее можно оценить вклад гидрофильного N3PO-фрагмента молекулы ГМФТ в величину cp AB (ГМФТ-CH2). Несложные расчеты приводят к значению cp AB (N3PO-CH2) = – 8.4 Дж кг/(моль2 К), свидетельствуя, что полярный фрагмент амида также вносит отрицательный вклад в величину cp AB (ГМФТ-электролит), полностью компенсируя вклады от AB AB h, Дж кг / моль h, Дж кг / моль взаимодействия между неполярными группами. Таким образом, становится очевидным, что изменение теплоемкости в исследуемых системах определяется исключительно вкладами гидрофильных фрагментов. В этой связи представляло значительный интерес исследовать взаимодействие бромидов тетраалкиламмония с ФА и выявить общие черты и различия в поведении электролитов в растворах гидрофобного и гидрофильного амидов.

Анализ температурных зависимостей параметров взаимодействия ФА-электролит, приведенных на рис. 5б, привел к следующим соотношениям:

hAB (ФА-NH4Br) = -381(11) +7.0(0.6)·298.15·(1–298.15/Т) (22) sf=25 Дж кг/мольhAB (ФА-Et4NBr)= 40(5) – 4.4(0.3)·298.15·(T/298.15 – 1) (23) sf=10 Дж кг/мольhAB (ФА-Bu4NBr) = 1575(14) – 26(1)·298.15·ln (T/298.15) (24) sf=32 Дж кг/мольУравнения (23, 24) свидетельствуют, что для обеих тетраалкиламмониевых солей теплоемкостные параметры отрицательны. Однако в отличие от гидрофобного ГМФТ, изменение теплоемкости взаимодействия метиленовой группы с ФА оказывается отрицательным и очень значительным по абсолютной величине (см. рис. 5 б). Следовательно, если в растворе ГМФТ cpAB < 0 возникает вследствие вкладов бромид-иона и полярной N3POгруппы амида, то в случае гидрофильного ФА исключительно по причине отрицательного значения теплоемкости взаимодействия ФА-катион.

С использованием собственных и литературных данных были рассчитаны величины энтропийных и гиббсовых параметров взаимодействия ряда неэлектролитов с Bu4NBr в широком температурном интервале. Оказалось, что энтропийные параметры взаимодействия для исследуемых объектов обнаруживают абсолютно те же тенденции, что и величины hAB. Это однозначно свидетельствует в пользу того, что использование энтальпийных и энтропийных параметров при сравнительном анализе приводит к одним и тем же результатам. Величины свободной энергии, в свою очередь, отрицательны для гидрофобных неэлектролитов, но положительны для гидрофильного ФА при всех исследованных Т. Оценка значений вторых вириальных коэффициентов взаимодействия неэлектролитBu4NBr показала, что при стандартной температуре для исследуемых объектов доминируют вклады по положительным областям ПСС, но при 328 К для гидрофобных ГМФТ и t-BuOH величины BАВ становятся отрицательными. Следовательно, при высоких Т преобладают силы притяжения, что однозначно связано с усилением ГВ катиона с неполярными группами неэлектролитов.

Следующий раздел посвящен исследованию зависимости энтальпийных и теплоемкостных параметров взаимодействия амид-электролит от размера катиона. Установлено, что, как и при 298 К (рис. 1б), величины cp AB при высоких Т не обнаруживают четкой взаимосвязи с гидрофобностью / гидрофильностью исследуемых объектов. В свою очередь, зависимости величин hAB / 4rк2 от ван-дер-ваальсовых радиусов катионов, приведенные на рис. 6, показывают, что основные тенденции в поведении растворенных веществ сохраняются. Как и при 298 К (рис. 1а), параметры взаимодействия ФА-электролит первоначально увеличиваются с ростом размера тетраалкиламмониевого иона, но величины hAB /4rк2 для Hex4NBr и Hep4NBr при обеих исследованных температурах оказываются меньше, чем соответствующие значения для Bu4NBr. При исследовании взаимодействия электролитов с гидрофобным ГМФТ ожидалось, что различие в поведении тетраалкиламмониевых ионов умеренного и большо60го размера проявится еще ощутимее. Однако рис.

ГМФТ Hex4NBr 6 показывает более сложную картину – в этом 50Прерывистые линии случае увеличение значений hAB/4rк2 происходит - 318 К 40вплоть до Hex4NBr, но далее, по-видимому, они Bu4NBr 30начинают уменьшаться. Следовательно, изменеHep4NBr Сплошные линии ние теплоемкостей гидратации и переноса тетра- 328 К 20алкиламмониевых ионов, а также параметров их Et4NBr 10парных взаимодействий с ФА и ГМФТ оказываNH4Br ется симбатным. Очевидно, что ослабление эфФА фекта ГГ у тетраалкиламмониевых катионов -10большого размера в значительной степени опре0.1 0.2 0.3 0.4 0.5 деляет их взаимодействие с молекулами амидов, r к, нм что служит дополнительным весомым подтверждением теории (Nature. 2005. Vol. 437. P. 640).

Рис. 6. Зависимости энтальпийных ГЛАВА 6 посвящена исследованию влияния характеристик парного взаимогидрофобных эффектов на поведение ряда биолодействия электролитов с ФА (, ) и ГМФТ (, ) в воде от рагически активных систем. В разделе 6.1 исследодиуса катиона.

вано взаимодействие аминокислот и моделей их боковых фрагментов с молекулами стабилизаторов и денатураторов нативной структуры глобулярных белков. Обнаружено, что взаимодействие бензола, анилина и нитробензола с неэлектролитами в воде сопровождается положительным изменением энтальпии, величина которой существенно зависит от природы функциональной группы. Установлено, что NО2-группа дает большой и положительный вклад в величину параметра hAB и в этом отношении ведет себя как неполярная. Вклады NH2-группы отрицательны, однако их величины не коррелируют с донорными числами неэлектролитов, что, по всей вероятности, исключает образование контактных пар неэлектролит-аминогруппа в разбавленном водном растворе.

Далее рассмотрено взаимодействие бензола и ряда аминокислот с мочевиной (Мч), ДМФ и C2H4(OН)2. Рассчитанные из собственных и литературных данных энтальпийные, энтропийные и гиббсовы параметры приведены в табл. 3. Взаимодействие в растворах ДМФ и C2H4(OН)2 сопровождается положительным изменением энтальпии, которое тем значительнее, чем больше в составе биообъектов неполярных и меньше полярных групп.

Взаимодействие аминокислот с денатуратором нативной структуры белков – Мч, наоборот, энтальпийно благоприятно, при этом наиболее интенсивно мочевина взаимодействует с L-гистидином, боковой фрагмент которого имеет несколько центров гидрофильной гидратации. Взаимодействие бензола и с гидрофильной Мч, и с гетерофункциональными C2H4(OН)2 и ДМФ, сопровождается положительным изменением энтальпии. Данные табл. 3б показывают, что для бензола hАВ>>0, а hАВ (Мч-L-гистидин) < hАВ (Мч-LAB к h / r, Дж кг /( моль нм ) фенилаланин) < hАВ (Мч-L-аланин) << 0. Отсюда следует, что гидрофильные группы дают отрицательные вклады в величины hАВ: чем их больше в составе молекулы – тем энергетически выгоднее взаимодействие и, наоборот. В растворах ДМФ и C2H4(OH)2 (см.

табл. 3 а, в) для бензола сохраняется та же картина, но поведение аминокислот принципиально меняется: hАВ (неэлектролит-L-фенилаланин) > hАВ (неэлектролит-L-аланин) hАВ (неэлектролит-L-гистидин) >>0. Следовательно, как и в исследованных выше электролитных системах, взаимодействие неполярных групп биообъектов с молекулами неэлектролитов оказывается Таблица 3. Энтальпийные и энтропийные вклады в гиббсоэнтальпийно неблагопривы параметры парных взаимодействий аминокислот ятным, а взаимодействие и бензола с ДМФ (а), Мч (б) и этиленгликолем (в) в полярных, наоборот, соводе при 298 К а) провождается отрицательным изменением энтальhАВ, -TsАВ, gАВ, В Дж кг/моль2 Дж кг/моль2 Дж кг/мольпии.

Приведенные в табл.

Бензол 579(40) <0 <3 а, б величины gАВ покаL-аланин 435(11) - - зывают, что увеличение L-гистидин 304(12) -175(21) 129(18) гидрофобности бокового L-фенилаланин 760(21) -902(23) -142(9) фрагмента аминокислот б) приводит к уменьшению hАВ, -TsАВ, gАВ, свободной энергии взаиВ Дж кг/моль2 Дж кг/моль2 Дж кг/мольмодействия как в раствоБензол 380(120) -523(120) -143(5) рах ДМФ, так и Мч. Подобная нечувствительL-аланин -312(20) 319 (21) 7(4) ность параметра gАВ к L-гистидин -579(9) 474(10) -105(5) природе неэлектролита, L-фенилаланин -351(24) 187(27) -164(10) представляет, однако, всеL-лейцин -95(22) -8(31) -103(22) го лишь результат комв) пенсации энтальпийного и hАВ, -TsАВ, gАВ, энтропийного вкладов. В В Дж кг/моль2 Дж кг/моль2 Дж кг/мольрастворе ДМФ отрицаБензол 770(24) <0 тельное значение gАВ для L-фенилаланина опредеL-аланин 248(14) -157(16) 91(8) ляется положительным L-гистидин 356(20) -312(20) 44(3) изменением энтропии L-фенилаланин 604(15) -566(17) 38(4) вследствие ГВ между неполярными фрагментами взаимодействующих объектов. В растворах Мч энтропийная составляющая препятствует взаимодействию, но оказывается меньше по абсолютной величине, чем изменение энтальпии.

Данные табл. 3 позволяют сделать два важных вывода. Очевидно, что в молекуле Lфенилаланина можно выделить два структурных фрагмента – бензольный остаток и полярную группу. Тогда в рамках метода аддитивности групповых вкладов величины yAB можно оценить, суммируя значения соответствующих параметров взаимодействия для бензола и аланина. Как видно, в растворах ДМФ и C2H4(OH)2 наблюдается в целом удовлетворительное согласие расчетных и экспериментальных данных. Аналогичная ситуация имеет место и для параметра gАВ (Мч- L-фенилаланин), однако в этом случае это всего лишь результат компенсации энтальпийного и энтропийного вкладов. Несложно заметить, что сумма величин соответствующих параметров взаимодействия дает значения hАВ и –TsАВ, которые не просто значительно отличаются от экспериментальных, но и имеют другой знак. Аналогичная картина имеет место и при взаимодействии Мч с L-лейцином.

Поскольку, в величины hАВ и –TsАВ дают вклады все расстояния и все возможные ориентации между взаимодействующими объектами, то полученные результаты наводят на мысль, что между молекулами биологически активных веществ в водном растворе появляются предпочтительные ориентации, следствием чего и является нарушение аддитивности групповых вкладов. Поскольку молекулы Мч и ДМФ имеют одинаковые по строению Н-акцепторные фрагменты, а в растворе ДМФ принцип групповой аддитивности соблюдается значительно лучше, то разумно допустить, что наблюдаемые явления связаны с появлением предпочтительных ориентаций между NH2-фрагментами Мч и цвиттерионной группой аминокислот. Другой важный вывод состоит в том, что данные табл. 3 б ясно указывают на тенденцию к связыванию Мч с полярными группами биообъектов. Следовательно, можно утверждать, что денатурирующее действие Мч связано не только с тем, что ее добавки к воде увеличивают растворимость неполярных фрагментов полипептидных цепей и ослабляют ГВ, но и с наличием энергетически выгодного взаимодействия Мч с полярными и заряженными группами белков, приводящего к разрыву внутримолекулярных Н-связей и дальнейшей денатурации.

Следующий раздел посвящен исследованию температурных зависимостей параметров взаимодействия неэлектролит-аминокислота. Установлено, что зависимости hАВ – f(T) в растворах L-фенилаланина и L-аланина в интервале температур 288-318 К передаются следующими соотношениями:

hАВ (ДМФ-L-аланин) = 434(4) – 4.9(0.4)·298.15·(T/298.15–1) (25) sf = 8 Дж кг/мольhАВ (Мч-L-аланин) = –311(8), sf = 16 Дж кг/моль2 (26) hАВ (ДМФ-L-фенилаланин) = 748(5) – 12.3(0.5)·298.15·(T/298.15–1) (27) sf = 12 Дж кг/мольhАВ (Мч-L-фенилаланин) = –349(6) – 5.9(0.6)·(T – 298.15 ) + (28) 0.5·0.95(0.09)·[(T – 298.15)2], sf = 9 Дж кг/мольДалее, используя величины gАВ и –TsАВ при 298 К, представленные в табл. 3, и уравнение Гиббса-Гельмгольца, были рассчитаны энтропийные и гиббсовы параметры взаимодействия в исследуемом температурном интервале. Из рис. 7а видно, что при взаимодействии L-аланина и L-фенилаланина с ДМФ обнаруживается та же картина, что и в растворах тетраалкиламмониевых солей – величины cp AB оказываются отрицательными и не зависят от Т. Переход к Мч меняет не только характер взаимодействия амид-аминокислота, но и его температурную зависимость. Особенно ярко это проявляется в случае Lфенилаланина, для которого в растворе ДМФ cp АВ = const, а при взаимодействии с Мч теплоемкость меняет знак при ~306 K (см. рис. 7б). Для большей убежденности в наличии минимума на зависимости hАВ – f(T) было оценено значение энтальпийного параметра взаимодействия при 328 К из данных по энтальпиям растворения аминокислоты в воде и водном растворе Мч при XА = 0.02004 м.д. Как видно из рис. 7б, полученная величина hАВ –130 Дж кг/моль2 хорошо согласуется с расчетом по уравнению (28).

а б 103-TsAB hAB 72512gAB -1-2gAB -2-5hAB -3-7-TsAB -4-10280 290 300 310 320 330 280 290 300 310 320 3T, K T, K Рис. 7. Температурные зависимости энтальпийных и энтропийных вкладов в гиббсовы параметры парного взаимодействия L-фенилаланина (, сплошные линии) и Lаланина (, пунктирные линии) с ДМФ (а) и Мч (б) в воде. Линии – расчет по уравнениям (25-28). ( ) - оцененное значение hАВ при 328 К В растворах L-гистидина зависимости hАВ – f(T) передаются соотношениями:

hАВ (ДМФ-L-гистидин) = 295(4) + 0.3(0.4)·(T – 298.15 ) – (29) 0.5·0.74(0.06)·[(T – 298.15)2], sf = 7 Дж кг/мольhАВ (Мч-L-гистидин )= –564(8) +17.6(0.8)·(T – 298.15) – (30) 0.5·1.7(0.1)·[(T – 298.15)2], sf = 13 Дж кг/мольИз рис. 8 видно, что переход от ДМФ к Мч также приводит к смене знака параметра hАВ, однако не влияет на характер его зависимости от температуры. В обоих случаях кривые hАВ – f(T) проходят через выраженные максимумы, положение которых зависит от природы неэлектролита. Тем не менее, изменение теплоемкостей взаимодействия в обеих системах идентично – они положительны при T < 300 К, но отрицательны при высоких температурах. Хорошо известно, что температурные зависимости теплоемкости воды при постоянном давлении, а также ряда термодинамических свойств водных растворов Мч проходят через экстремумы в интервале 300-320 К. Из рис. 7, 8 видно, что аналогичная картина имеет место для трех исследованных систем. В тоже время, энтальпии и энтропии взаимодействия для наиболее гидрофобных пар ДМФ-L-аланин и ДМФ-Lфенилаланин монотонно изменяются с ростом температуры. Отсюда разумно заключить, что для возникновения экстремумов на зависимостях hАВ – f(T) и sАВ – f(T) необходимо AB y, Дж кг / моль AB y, Дж кг / моль а б 123hAB 82-TsAB 41gAB gAB -4-1hAB -TsAB -8-2-12280 290 300 310 320 330 280 290 300 310 320 3T, K T, K Рис. 8. Температурные зависимости энтальпийных и энтропийных вкладов в гиббсовы параметры парного взаимодействия L-гистидина с ДМФ (а) и Мч (б) в воде. Точки – эксперимент, линии – расчет по уравнениям (29, 30). ( ) - оцененные значения hАВ при 328 К (см. комментарии к рис. 7б).

наличие во взаимодействующих объектах определенного числа гидрофильных групп.

Анализ собственных и литературных данных показывает, что температурные зависимости энтальпий растворения углеводородов, тетраалкиламмониевых солей, амидов и алифатических аминокислот в воде в интервале температур 278-328 К очень близки к линейным. В целом идентичное поведение обнаруживает и L-фенилаланин. Для более гидрофильного L-гистидина отклонения от линейности существенно выше, а для мочевины зависимость энтальпии растворения от температуры в воде проходит через минимум при ~ 308 К:

рH0 (Мч) = 15.38(0.02) – 0.00743(0.001)·(T – 298.15) + (31) + 0.5·7.8·10-4(1·10-4)·[(T – 298.15)2], sf= 0.05 кДж/моль Следовательно, минимум на зависимости Ср – f(T) для воды отражается не только на взаимодействии Мч-аминокислота, но и проявляется в тепловых свойствах растворов Мч. Поскольку при взаимодействии ДМФ с L-фенилаланином и L-аланином этого нет, то, разумно полагать, что наблюдаемые явления связаны с поведением близко расположенных друг к другу азотсодержащих центров гидрофильной гидратации Мч и особенностями их взаимодействия с ароматическими аминокислотами в водном растворе. Отсюда следует, что изменение знака теплоемкостей взаимодействия неэлектролитов с молекулами аминокислот в воде в интервале температур 300-308 К вызывают не гидрофобные, а гидрофильные группы.

Рис. 7, 8 позволяют сделать еще одно важное заключение. Выше уже отмечалось, что при исследовании биосистем может быть рискованно переносить полученные при 298 К результаты на более высокие температуры. Полученные данные ясно показывают, что соответствующие параметры в растворах мочевины при 298 и 310 К оказываются АВ AB y, Дж кг / моль y, Дж кг / моль практически идентичными. Однако это не так в остальных случаях, и, в особенности, при взаимодействии ДМФ с L-фенилаланином, где теплоемкость взаимодействия отрицательна и постоянна в исследуемом интервале температур. Именно постоянство теплоемкости и приводит к тому, что параметры hАВ и -TsАВ при 298 и 310 К отличаются практически на 20 %. Очевидно, что при взаимодействии с более гидрофобными ГМФТ или ДМА эти различия окажутся еще более существенными. Таким образом, можно уверенно констатировать следующее: если исследуется взаимодействие между гетерофункциональными молекулами, для которых характерно преимущественно гидрофобное поведение (hАВ >>0, гидрC0 >>0), то в этом случае при прогнозировании термодинамических свойств биосистем крайне рискованно использовать параметры, полученные при 298 К.

Это допустимо, если параметры yАВ практически не зависят от температуры (система вода-Мч-L-аланин), либо зависимости yАВ – f(T) проходят через экстремумы, как это имеет место при взаимодействии Мч с L-фенилаланином и L-гистидином.

В ГЛАВЕ 7 исследована энергетика сольватации гидрофобных и гидрофильных объектов во всем интервале составов водно-органических смесей. Показано, что избыточные энтальпии сольватации гидрофобных веществ в смесях воды с сильными Накцепторами хорошо коррелируют с величинами энтальпий смешения воданеэлектролит. В разделе 7.2 установлена линейная корреляция энтальпий сольватации ароматической аминогруппы с основностью смесей воды с сильными Н-акцепторами – ДМФ и ДМСО, и отсутствие таковой для слабых доноров – MeCN, 1,4-диоксана (ДО) и ацетона (Me2CO). Сделан вывод, что в смесях воды с ДМФ и ДМСО энтальпии сольватации ароматической NH2-группы определяются преимущественно специфическим взаимодействием с растворителем, в котором она выступает в качестве Н-донора, а растворитель в качестве Н-акцептора.

В разделе 7.3 рассмотрены имеющиеся в литературе модельные подходы к описанию и предсказанию поведения растворенных веществ в смешанных растворителях и отмечено, что предложенные модели не позволяют предсказывать термодинамические характеристики исследуемых систем. Значительный успех в решении данной проблемы, и выяснении причин отклонения энтальпий сольватации (переноса) от аддитивности был достигнут путем синтеза расширенной координационной модели (Chem. Soc. Rev. 1993.

Vol. 22. P. 285) и техники вириальных разложений. Было получено соотношение, связывающее энтальпийные параметры парных взаимодействий растворенных объектов с компонентами смешанного растворителя hAB и hSB и величины энтальпий переноса В во всем интервале составов смесей S+A:

перH0 = XA перH0(B,S A) – (32) 0 2h / M - H (B,S A) 2h / M - H (B,A S) E AB S пер SB A пер 0 XS + 0 XA H - H (A S) - H (S A) р р Как видно из уравнения (32), если известны стандартные энтальпии растворения В в компонентах смеси S и A для расчета энтальпии переноса перH0 (B, SA), энтальпии растворения рH0 S и A друг в друге, энтальпии смешения HE (S + A) и энтальпийные параметры парных взаимодействий А-B в чистом S (hAB) и S-B в чистом А (hSB), то становится возможным расчет перH0 во всем интервале составов.

а б Pen4NBr Bu4NBr Bu4NBr Pr4NBr Et4NBr ГМФТ Me4NBr Et4NBr --20 NH4Br Me4NBr --0,0 0,2 0,4 0,6 0,8 1,0 0,0 0,2 0,4 0,6 0,8 1,XA, м.д. XA, м.д.

Рис. 9. Энтальпии переноса бромидов аммония и тетраалкиламмония, а также ГМФТ из воды в ее смеси с ДМФ (а) и ФА (б) при 298 К. Точки – экспериментальные данные, линии - расчет по уравнению (32).

На рис. 9 сравниваются экспериментальные и рассчитанные по уравнению (32) величины энтальпий переноса различных веществ из воды в ее смеси с ДМФ и ФА. Как видно, в системах, где HE (S + A) либо отрицательна (вода-ДМФ), либо положительна (вода-ФА) во всем интервале составов, наблюдается практически количественное согласие экспериментальных и расчетных данных. Особенно впечатляет хорошее предсказание энтальпий переноса в системе вода-ДМФ-Me4NBr, где зависимость перH0 – f(XA) имеет сложный характер. Бинарные смеси, для которых HE (S+A) меняет знак, представляют особый интерес. Обычно для таких растворителей нет четкого соответствия избыточных энтальпий сольватации гидрофобных объектов и HE (S + A), как это имеет место в смесях воды с сильными Н-акцепторами. Разумно полагать, что в этом случае уравнение (32) не будет столь удачно предсказывать эксперимент. Действительно, в системе вода-Me2CO-Bu4NBr (рис. 10) наблюдается лишь качественное согласие экспериментальных и расчетных данных. Ситуация, однако, улучшается для Bu4NBr и, особенно, C3H5(OН)3 в смесях воды с ДО, где избыточные энтальпии сольватации воспроизводятся с точностью близкой к экспериментальной.

Итак, можно уверенно заключить, что уравнение (32) позволяет адекватно предсказывать поведение как электролитов, так и неэлектролитов в смешанных растворителях, где смешение либо экзотермично, либо эндотермично во всем интервале составов. В этом случае при наличии параметров hAB и hSB и табличных значений теплот смешения возможно количественное предсказание величин перH0 во всем интервале составов. В случае, когда HE знакопеременна, следует ожидать, что использование модели будет менее удачным. Тем не менее, только на основании вида зависимости HЕ – f(XA) нельзя одпер пер H, кДж / моль H, кДж / моль нозначно судить о возможностях подхода – здесь наглядным примером служит рис. 10.

вода-Me2CO-Bu4NBr Отметим еще два обстоятельства. Во-первых, вода-ДО-Bu4NBr уравнение (32) предполагает, что состав сольватной оболочки В соответствует составу растворителя в объеме, то есть предпочтительная сольватация отсутствует. Возможно, что именно наличие предпочтительной сольватации одним из компонентов смеси и вызывает наблюдаемые на рис. 10 отклонения.

Во-вторых, полученные данные ясно показывают, вода-ацетон- вода-ДО- что возникновение максимумов на зависимостях C3H5(OH)C3H5(OH)энтальпий переноса гидрофобных объектов от со0.0 0.2 0.4 0.6 0.8 1.става смесей воды с сильными Н-акцепторами обуXA, м.д.

словлено поведением растворителя в сфере сольватации, избыточная энтальпия реорганизации котоРис. 10. Энтальпии переноса рого имеет другой знак, чем энтальпия смешения C3H5(OН)3 и Bu4NBr из воды в ее смеси с ДО (темные символы) и вода-неэлектролит HЕ в объеме жидкой фазы. ИзMe2CO (светлые символы) при вестно, что сильно отрицательные значения энталь298 К. Точки – эксперимент. Липий смешения воды с сильными Н-акцепторами нии – расчет по уравнению (32).

возникают вследствие сильного межкомпонентного взаимодействия в смеси, в частности, по причине образования Н-связей S-A. Отсюда следует, что поскольку аккомодация гидрофобных объектов сопровождается появлением исключенного объема в растворителе, то это вызывает дестабилизацию взаимодействий растворитель-растворитель в ближнем окружении. Это и является непосредственной причиной наблюдаемых максимумов эндотермичности.

ОСНОВНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ РАБОТЫ И ВЫВОДЫ Проведены систематические термодинамические исследования многокомпонентных электролитных и неэлектролитных водосодержащих биологически активных систем в интервале температур 278-338 К. Полученные результаты позволили впервые установить и обобщить основные закономерности влияния гидрофобной гидратации и гидрофобного взаимодействия на энтальпийные, энтропийные и теплоемкостные характеристики сольватации ионов тетраалкиламмония, аминокислот и неэлектролитов в воде и водноорганических растворителях различной природы.

1. Установлено, что при стандартной температуре 298 К в гомологическом ряду классических гидрофобных объектов – тетраалкиламмониевых солей величины стандартных теплоемкостей растворения и гидратации, а также энтальпийные параметры парного взаимодействия катион-неэлектролит в водном растворе, полученные в рамках вириальных разложений, монотонно возрастают с увеличением гидрофобности органического катиона. Показано, что энтальпийные параметры парного взаимодействия можно использовать для оценки степени гидрофобности неэлектролитов.

2. Впервые установлено, что стандартные величины теплоемкостей гидратации и теплопер , кДж / моль емкостей переноса тетраалкиламмониевых солей из формамида и этиленгликоля в воду при 328 К монотонно увеличиваются с ростом размера катиона лишь до иона тетрапентиламмония. Дальнейшее уменьшение величин теплоемкости в гомологическом ряду связано с ослаблением ориентационного упорядочения растворителя вблизи больших гидрофобных объектов и, соответственно, с ослаблением эффекта гидрофобной гидратации катионов тетрагексил- и тетрагептиламмония.

3. На основании анализа энтальпийных и теплоемкостных характеристик растворов тетраалкиламмониевых солей в растворителях с сетками водородных связей – формамиде и этиленгликоле, сделан вывод, что эффект сольвофобной сольватации в неводных средах выражен значительно слабее. Катионы тетраэтил- и тетрабутиламмония экзотермичнее сольватированы в воде, в то время как ион тетрагептиламмония в неводных растворителях, при этом по тепловым свойствам исследованных систем формамид оказывается более «водоподобным», чем этиленгликоль.

4. В рамках теории растворов МакМиллана-Майера исследовано взаимодействие тетраалкиламмониевых солей, аминокислот и неэлектролитов, моделирующих их боковые фрагменты, с молекулами стабилизаторов и денатураторов нативной структуры глобулярных белков.

• Установлено, что в водных растворах гидрофобных веществ парные корреляции между взаимодействующими объектами проявляются уже в области очень больших разбавлений. Чем больше размер неполярного фрагмента частицы растворенного вещества и чем более слабые Н-связи с водой образует молекула неэлектролита, тем при меньших концентрациях экспериментально фиксируются вклады от гидрофобного взаимодействия в энтальпийные характеристики исследуемых систем;

• В рамках метода аддитивности групповых вкладов впервые рассчитаны энтальпии переноса тетраалкиламмониевых ионов и бромид-иона из воды в водные растворы амидов.

Показано качественное согласие полученных величин с данными тетрафенилбораттетрафенилфосфониевой шкалы;

• На основании анализа энтальпийных и энтропийных параметров парного взаимодействия мочевины с молекулами аминокислот, имеющих гидрофобные боковые фрагменты, обоснован вывод о том, что нарушение аддитивности групповых вкладов в исследуемых системах связано с возникновением предпочтительных ориентаций между NH2фрагментами амида и цвиттер-ионной группой биообъектов.

5. Впервые исследованы зависимости энтальпийных, энтропийных и теплоемкостных параметров вириальных разложений от размера частиц и температуры.

• В рамках метода аддитивности групповых вкладов показано, что при взаимодействии двух гетерофункциональных объектов положительные знаки энтальпии и энтропии определяются вкладами неполярных групп, а отрицательный знак теплоемкости парного взаимодействия возникает исключительно вследствие доминирования вкладов полярных и заряженных фрагментов;

• Впервые показано, что зависимости энтальпийных параметров парного взаимодействия тетраалкиламмониевых солей с амидами в воде от размера катиона изменяются симбатно с величинами теплоемкостей гидратации ионов. Обоснован тезис о том, что подобное изменение параметров взаимодействия вызвано ослаблением эффекта гидрофобной гидратации для больших тетраалкиламмониевых катионов;

• Установлено наличие экстремумов на температурных зависимостях энтальпийных и энтропийных параметров парного взаимодействия ароматических аминокислот с мочевиной в области температурного минимума теплоемкости воды при постоянном давлении. На основании анализа собственных и литературных данных сделан вывод, что их появление связано с влиянием гидрофильных фрагментов в молекулах взаимодействующих объектов.

6. Предложен подход, связывающий энтальпийные параметры парных взаимодействий растворенных веществ с компонентами бинарной смеси, величины энтальпий ее образования и стандартные энтальпии переноса, который впервые позволяет количественно или полуколичественно предсказывать величины энтальпийных характеристик широкого круга объектов в бинарных растворителях.

7. Предсказаны величины энтальпий переноса гомологического ряда тетраалкиламмониевых солей, а также ряда неэлектролитов из воды в ее смеси с амидами во всем интервале составов. В рамках развиваемого подхода показано, что возникновение максимумов на зависимостях энтальпий переноса гидрофобных объектов в смесях воды с сильными Н-акцепторами определяется положительной величиной энтальпии реорганизации растворителя в сфере сольватации, вызванной дестабилизацией Н-связей вода-неэлектролит.

Основное содержание работы

изложено в следующих публикациях 1. Кустов, А.В. Энтальпии растворения и гидрофобные эффекты в системе вода - гексаметилфосфортриамид - бромид тетрабутиламмония. / А.В. Кустов, В.П. Королев // Журн.

физ. химии. -1998.- Т. 72- № 12- С. 2192-2195.

2. Манин, Н.Г. Термохимическое исследование сольватации анилина в смесях воды с метиловым и трет-бутиловым спиртами. / Н.Г. Манин, О.А. Антонова, А.В. Кустов, В.П.

Королев. // Изв. АН, Сер. хим.-1998.- № 12.- C. 2471-2478.

3. Савельев, В.И. Сольватация бромида тетраметиламмония в системе водагексаметилфосфортриамид при 283.15, 298.15 и 318.15 К. / В.И. Савельев, А.В. Кустов, Н.Г. Манин, В.П. Королев // Журн. физ. химии. -1999.- Т. 73- № 4.- С. 593-597.

4. Кустов, А.В. Сольватация и состояние бромида аммония и фторобората аммония в системе вода-гексаметилфосфортриамид. // Журн. физ. химии.-2001.- Т. 75- № 2.- С. 277282.

5. Кустов, А.В. Энтальпии растворения и особенности межчастичных взаимодействий в системах вода-спирт-эфир. / А.В. Кустов, Е.Ю. Волкова, В.П. Королев // Изв. вузов. Химия и хим. технология. -2001.- Т. 44.- Вып. 2.- С. 25-28.

6. Kustov, A.V. Solvation of tetraethyl- and tetrabutylammonium bromides in aqueous acetone and aqueous hexamethyl phosphoric triamide mixtures in the water-rich region. / A.V. Kustov, A.V. Bekeneva, V.I. Saveliev, V.P. Korolev // J. Solution Chem. -2002.- Vol. 31- № 1.- P. 7180.

7. Кустов, А.В. Энтальпии растворения бромидов тетраэтил- и тетрабутиламмония в смесях воды с апротонными растворителями. / А.В. Кустов, В.И. Савельев, В.П. Королев // Журн. физ. химии. -2002.- Т. 76- № 2.- С. 265-270.

8. Кустов, А.В. Энтальпийные характеристики индивидуальных ионов в водно-органических системах. // Журн. физ. химии. -2002.- T. 76- № 3.- C. 451-454.

9. Кустов, А.В. Сольватация анилина в смесях воды с N,N-диметилформамидом и ацетонитрилом. / А.В. Кустов, А.В. Бекенева, О.А. Антонова, В.П. Королев // Журн. общ. химии. 2002.- Т. 72- Вып. 6.- C. 981-987.

10. Kustov, A.V. Enthalpies of 1,4-dioxane, 1,2-dimethoxyethane and ethylacetate solvation in the water-1-propanol and water-glycerol binary mixtures. / A.V. Kustov, O.A. Antonova, V.P.

Korolev // J. Solution Chem. -2002.- Vol. 31- № 8.- P. 667-680.

11. Кустов, А.В. Расчет энтальпий переноса растворенных веществ в бинарных смешанных растворителях. / А.В. Кустов, В.П. Королев // Журн. физ. химии. -2003.- Т. 77- № 4.- С. 682-685.

12. Kustov, A.V. Enthalpic pair-interaction coefficients of benzene, aniline and nitrobenzene with N,N-dimethylformamide and acetonitrile in water at 298.15 K. / A.V. Kustov, A.V. Bekeneva, O.A. Antonova, V.P. Korolev // Thermochim. Acta. -2003.- Vol. 398- P. 9-14.

13. Кустов, А.В. Энтальпии растворения бромидов тетраэтил- и тетрабутиламмония в системе вода-формамид. / А.В. Кустов, Н.Г. Манин, В.П. Королев // Журн. физ. химии.2003.- Т. 77- № 12.- С. 2170-2174.

14. Манин, Н.Г. Термохимия растворения NH4Br, Et4NBr и Bu4NBr в воде при 25 and C. / Н.Г. Манин, А.В. Кустов, В.П. Королев // Журн. неорган. химии. -2004.- Т. 49- № 1.- C. 120-126.

15. Кустов, А.В. Энтальпии взаимодействия бромида аммония с ФА и ГМФТ в воде при 25 и 40 0С. / А.В. Кустов, О.А. Антонова, В.П. Королев // Журн. неорган. химии. -2004.- Т. 49- № 6.- C. 1033-1038.

16. Бекенева, А.В. Энтальпия растворения фенилаланина в воде. / А.В. Бекенева, А.В.

Кустов, В.П. Королев // Журн. физ. химии. -2004.- Т. 78- № 11.- C. 1927-1930.

17. Манин, Н.Г. Термодинамика водного раствора Bu4NBr в широком ряду концентраций и температур. / А.В. Кустов, Н.Г. Манин, В.П. Королев // Журн. неорган. химии. -2005.- Т. 50-№ 1.- C. 141-145.

18. Кустов, А.В. Энтальпийные и теплоемкостные параметры взаимодействия бромида аммония с гексаметилфосфортриамидом в воде. / А.В. Кустов, Н.Л. Смирнова, В.П. Королев // Журн. структур. химии. -2005.- Т. 46- № 5.- C. 894-901.

19. Kustov, A.V. Temperature dependence of the interaction between two hydrophobic solutes:

a calorimetric study. / V.P. Korolev, N.L. Smirnova, A.V. Kustov // Thermochim. Acta.-2005.- Vol. 427- P. 43-50.

20. Kustov, A.V. Temperature dependence of the pair interaction between hydrophobic and hydrophilic solutes: a calorimetric study. / V.P. Korolev, A.V. Kustov // Thermochim. Acta. 2005.- Vol. 437- P. 190-195.

21. Кустов, А.В. Термохимические характеристики растворения гистидина. / А.В. Бекенева, А.В. Кустов // Журн. физ. xимии. -2005.- T. 79- № 11.- C. 2094-2095.

22. Кустов, А.В. Энтальпийные и теплоемкостные характеристики гидратации бромидов аммония и тетраалкиламмония. / А.В. Кустов, В.П. Королёв // Журн. физ. химии. -2006. Т. 80- № 1.- С. 64-71.

23. Кустов, А.В. Калориметрическая установка для измерения тепловых эффектов процессов в растворах. / А.В. Кустов, А.А. Емельянов, А.Ф. Сыщенко, М.А. Крестьянинов, Н.И. Железняк, В.П. Королев // Журн. физ. химии. -2006.- T. 80- № 9.- C. 1724-1728.

24. Kustov, A.V. Thermodynamics of solution of histidine. / A.V. Kustov, V.P. Korolev // Thermochim. Acta. -2006.- Vol. 447- P. 212-214.

25. Кустов, А.В. Энтальпии и теплоемкости взаимодействия хлорида кальция и оксалата натрия в воде. / А.В. Кустов, Б.Д. Березин // Журн. неорган. химии. -2007.- Т. 52- № 1.- C.

138-140.

26. Кустов, А.В. Термодинамические характеристики растворения L-фенилаланина. / А.В. Кустов, В.П. Королёв // Журн. физ. химии. -2007.- Т. 82- № 2.- C. 245-248.

27. Королев, В.П. Аминокислоты в водном растворе. Влияние строения молекул и температуры на термодинамику растворения. / В.П. Королев, Д.В. Батов, Н.Л. Смирнова, А.В.

Кустов // Изв. АН, Сер. хим. -2007.- Т. 56- № 4.- С. 711-714.

28. Кустов, А.В. Термодинамика взаимодействия L--фенилаланина с мочевиной и диметилформамидом в воде. / В.П. Королев, А.В. Кустов, А.В. Бекенева // Журн. общ. химии.

-2007.- Т. 77- Вып. 7.- С. 1149-1154.

29. Kustov, A.V. The aromatic amino acid behaviour in aqueous amide solutions. The temperature dependence of the L-phenylalanine-urea interaction. // J. Therm. Anal. Calorim. -2007.- Vol. 89.- № 3.- P. 841-846.

30. Kustov, A.V. Temperature and length scale dependence of the tetraalkylammonium ionamide interaction. / A.V. Kustov, V.P. Korolev // J. Phys. Chem. B. -2008.- Vol. 112- № 7.- P.

2040-2044.

31. Кустов, А.В. Термодинамические и структурные аспекты взаимодействия Lгистидина с мочевиной и диметилформамидом в воде. / А.В. Кустов, А.В. Бекенева, В.П.

Королев // Журн. общ. химии. -2008.- Т. 78- Вып. 1.- C. 106-110.

32. Кустов, А.В. Энтальпии растворения бромидов тетраэтил- и тетрабутиламмония в водных растворах ГМФТ при 328.15 К. / А.В. Кустов, Н.Л. Смирнова, А.Ф. Сыщенко // Журн. физ. химии. -2008.- T. 82.- № 2.- C. 395-397.

33. Кустов, А.В. Термодинамические свойства, параметры межчастичных взаимодействий и структура водно-амидных растворов бромидов аммония и тетраалкиламмония. / А.В. Кустов, Н.Л. Смирнова, О.А. Антонова, М.А. Крестьянинов, Н.И. Железняк, О.В.

Гречин, В.П. Королев // Журн. структур. химии. -2008.- Т. 49- № 2.- C. 292-298.

34. Кустов, А.В. Энтальпии и теплоемкости растворения бромидов тетраэтил- и тетрабутиламмония в метаноле, формамиде и этиленгликоле. / А.В. Кустов, Н.Л. Смирнова, О.А.

Антонова, В.П. Королев // Журн. физ. химии. -2008.- Т. 82- № 2.- C. 299-302.

35. Kustov, A.V. Temperature dependence of the L-phenylalanine- amide interaction. / A.V.

Kustov, A.V. Bekeneva, V.P. Korolev // 20th Int. Conf. on Chem. Thermodyn. - Warsaw.- 2008.- P. 330.

36. Кустов, А.В. Термодинамика растворения L--гистидина и L--фенилаланина в воде при 273-373 К. / А.В. Кустов, В.П. Королёв // Журн. физ. химии. -2008.- Т. 82- № 11.- C.

2039-2043.

37. Кустов, А.В. Системы вода – диметилформамид –L––аланин и вода–мочевина–L–– аланин. Термодинамические свойства, сольватация и межчастичные взаимодействия при 273-333 К. / А.В. Кустов, Н.Л. Смирнова, В.П. Королев // Журн. общ. химии. -2008.- Т.

78- Вып. 12.- С. 1947-1952.

38. Кустов, А.В. Термодинамические свойства водных растворов тетраалкиламмониевых солей - зависимость эффекта гидрофобной гидратации от размера катиона. // Журн. неорган. химии. -2009.- Т. 54- № 2.- С. 329-334.

39. Korolev, V.P. Thermochemistry of Bu4NBr solutions in binary solvents containing formamide. / V.P. Korolev, O.A. Antonova, N.L. Smirnova, A.V. Kustov // J. Therm. Anal. Calorim.

-2009.- Vol. 96 -№ 3.- P. 903-910.

40. Королёв, В.П. Тройная система вода-мочевина-L--аланин. Термодинамические свойства и межмолекулярные взаимодействия. / В.П. Королев, Д.В. Батов, А.В. Кустов // Биофизика. -2010.- Т. 55- Вып. 2.- С. 207-212.

41. Korolev, V.P. Thermal properties of tetraalkylammonium bromides in several solvents. / V.P. Korolev, O.A. Antonova, N.L. Smirnova, A.V. Kustov // J. Therm. Anal. Calorim. -2010.- Vol. 103- P. 401-407.

42. Kustov, A.V. Standard enthalpies and heat capacities of solution of urea and tetramethylurea in water. / A.V. Kustov, N.L. Smirnova // J. Chem. Eng. Data. -2010.- Vol. 55- P. 30553058.

43. Kustov, A.V. Amino acid behavior in aqueous denaturant solutions: temperature dependence of the L-histidine-amide interaction. / A.V. Kustov, N.L. Smirnova, D.V. Batov // J. Phys.

Chem. B. -2010.- Vol. 114- P. 10171-10175.

44. Кустов, А.В. Гидрофобная гидратация и гидрофобное взаимодействие в растворах тетраалкиламмониевых солей: влияние размера катиона. // Журн. неорган. химии. -2011.- Т. 56 - № 5.- С. 875-880.

45. Kustov, A.V. Temperature and length scale dependence of tetraalkylammonium ion solvation in water, formamide and ethylene glycol. / A.V. Kustov, N.L. Smirnova // J. Phys. Chem.

B. -2011.- Vol. 115- P. 14551-14555.

46. Kustov, A.V. Amino acid solvation in aqueous kosmotrope solutions –temperature dependence of the L-histidine – glycerol interaction. / A.V. Kustov, N.L. Smirnova, W. Kunz, R.

Neueder // J. Phys. Chem. B. -2012.- Vol. 116- № 7.- P. 2325-2329.

47. Манин, Н.Г. Теплоемкости кристаллических тетраалкиламмониевых солей. / Н.Г.

Манин, А.В. Кустов, О.А Антонова // Журн. физ. химии. -2012.- Т. 85- № 5.- C. 878-880.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.