WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

Бычкова Анна Владимировна

СОЗДАНИЕ УСТОЙЧИВЫХ МАКРОМОЛЕКУЛЯРНЫХ ПОКРЫТИЙ НА МАГНИТНЫХ НАНОЧАСТИЦАХ ДЛЯ ПРИМЕНЕНИЯ В БИОЛОГИИ И МЕДИЦИНЕ

02.00.04 – Физическая химия

Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата химических наук

Москва – 2012

Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном учреждении науки Институте биохимической физики им. Н.М. Эмануэля Российской академии наук.

Научные руководители: доктор химических наук, профессор Коварский Александр Львович доктор биологических наук, профессор Розенфельд Марк Александрович

Официальные оппоненты: доктор химических наук Семёнова Мария Германовна, заведующая лабораторией функциональных свойств биополимеров ИБХФ РАН доктор химических наук, профессор Штильман Михаил Исаакович, руководитель УНЦ «Биоматериалы» РХТУ им. Д.И. Менделеева

Ведущая организация: Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт физической химии и электрохимии имени А.Н. Фрумкина Российской академии наук

Защита диссертации состоится «26» декабря 2012 г. в 13 час. 30 мин. на заседании Диссертационного совета Д 002.039.01 при Федеральном государственном бюджетном учреждении науки Институте биохимической физики им. Н.М. Эмануэля Российской академии наук по адресу: 119334, Москва, ул. Косыгина, д. 4.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Федерального государственного бюджетного учреждения науки Института химической физики им. Н.Н. Семёнова Российской академии наук.

Автореферат разослан «___» ноября 2012 г.

Учёный секретарь Диссертационного совета Д 002.039.01, кандидат химических наук Л.И. Мазалецкая

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность работы Исследования, направленные на применение магнитных наночастиц (МНЧ) в различных областях биологии и медицины, находятся в стадии интенсивного развития. Наиболее перспективными областями применения МНЧ признаны магнитно-резонансные исследования, гипертермия, клеточная сепарация, иммунологический анализ, тканевая инженерия, векторная доставка лекарственных препаратов к клеткам-мишеням. Для успешного решения широкого круга биомедицинских задач необходимо конструирование магнитоуправляемых наносистем, составляющими которых являются МНЧ и биологические или синтетические макромолекулы, формирующие покрытия. В настоящее время к покрытиям биомедицинского назначения предъявляют ряд требований, среди которых – биосовместимость, предотвращение процессов агломерирования наносистем в водной дисперсии, наличие в случае необходимости в составе покрытия терапевтических препаратов и биовекторов для нацеливания на биологические мишени, закрепление покрытий на поверхности наночастиц для предотвращения их десорбции при контакте с биообъектами. Наиболее перспективными материалами для создания таких покрытий представляются белки, поскольку их использование гарантирует выполнение большинства из вышеперечисленных требований. Проблема закрепления белков на МНЧ с сохранением их функциональных свойств (ферментативной активности, реакционной способности антигенных детерминант белка и др.) до настоящего времени полностью не решена. Традиционно закрепление белковых покрытий на МНЧ или функционализацию макромолекулярных покрытий белками проводят с использованием бифункциональных сшивателей (например, карбодиимида, глутарового альдегида). Однако сложность и многостадийность процесса получения покрытия, десорбция белковых молекул, закрепленных таким образом, с поверхности МНЧ или образование полидисперсного ансамбля частиц в результате сшивания молекул белка, принадлежащих разным наночастицам, делают использование традиционных сшивателей при создании устойчивых покрытий на МНЧ для биомедицинских целей малоперспективным. Создание устойчивых покрытий требует также эффективных методов исследования адсорбции макромолекул на МНЧ в дисперсии и количественного описания адсорбции. В настоящей работе для этого используются методы электронного магнитного резонанса (ЭМР) – ферромагнитный резонанс (ФМР) и электронный парамагнитный резонанс (ЭПР), а также методы динамического и упругого светорассеяния, атомно-силовая микроскопия, ИК-спектроскопия, спектрофотометрия.

Цель и задачи работы Целью настоящего диссертационного исследования являлась разработка нового способа создания устойчивых ковалентно сшитых макромолекулярных покрытий на поверхности индивидуальных магнитных наночастиц;

апробирование нового способа сшивания на макромолекулах белков и исследование функциональных свойств белков в составе покрытий; адаптация методов электронного магнитного резонанса (ЭПР и ФМР) к исследованию систем, содержащих магнитные наночастицы и макромолекулы.

Для достижения этой цели были поставлены следующие задачи:

1. Исследовать адсорбцию на магнитных наночастицах ряда синтетических (полиэтиленимин и его производные, сополимер N-винилпирролидона и аллилглицидилового эфира) и биологических (бычий фибриноген, бычий сывороточный альбумин, бычий тромбин, иммуноглобулин G человека) макромолекул и осуществить выбор макромолекул, на основе которых могут быть созданы покрытия, удовлетворяющие требованиям биологии и медицины.

2. Разработать применения методов электронного магнитного резонанса к исследованию адсорбции макромолекул на магнитных наночастицах в растворе, провести анализ информативности спектров ферромагнитного резонанса и выявить возможности ЭПР-спектроскопии спиновых меток.

3. Изучить закономерности кластерообразования в дисперсиях, содержащих макромолекулы и наночастицы.

4. Создать макромолекулярные покрытия на поверхности магнитных наночастиц с использованием свободнорадикального сшивания белков, доказать устойчивость полученных покрытий и сохранение функциональных свойств белков в их составе.

Научная новизна Разработан принципиально новый, не применявшийся ранее, способ свободнорадикального сшивания белковых макромолекул на поверхности магнитных наночастиц (МНЧ) магнетита, в результате которого образуется устойчивое покрытие на наночастицах. Доказано, что использование свободнорадикального способа сшивания позволяет преодолевать проблемы, традиционно возникающие при создании и закреплении покрытий:

многостадийность, десорбция белковых молекул с поверхности МНЧ, образование полидисперсного ансамбля частиц, потеря функциональных свойств белков и др.

Впервые методы электронного магнитного резонанса – ЭПР-спектроскопия спиновых меток и ферромагнитный резонанс – применены для исследования адсорбции макромолекул на поверхности магнитных наночастиц.

Впервые с помощью предложенных методик удалось провести количественное описания адсорбционных процессов на МНЧ без разделения системы на компоненты: оценить количество макромолекул в адсорбционном слое и его толщину, исследовать кинетику адсорбции, а также конкурентные адсорбционные процессы в системах, содержащих макромолекулы различной структуры.

Обнаружено свойство фибриногена вытеснять с поверхности МНЧ адсорбированные ранее макромолекулы. Это свойство фибриногена впервые использовано для оценки устойчивости белковых покрытий на МНЧ.

Детально изучены процессы образования кластеров в системах, содержащих МНЧ и макромолекулы, а также факторы, влияющие на кластерообразование.

Полученные данные открывают возможности создания наносистем с контролируемым магнитным моментом.

Научно-практическое значение работы Белковые покрытия, полученные с использованием предложенного в работе способа свободнорадикального сшивания, характеризуются высокой устойчивостью и позволяют предотвращать процессы агломерирования наносистем в дисперсии (обеспечить стабильность дисперсии), обеспечивать биосовместимость наносистем, возможность их локализации в биологических мишенях, защиту магнитных ядер наносистем от воздействия биологической среды при попадании в организм, в том числе, уменьшить риск тромбообразования. Важно отметить, что функциональные свойства белков (ферментативная активность, реакционная способность антигенных детерминант белка и др.) при их свободнорадикальном сшивании не изменяются. Благодаря этому предложенный в диссертационной работе способ свободнорадикального сшивания белковых макромолекул на поверхности МНЧ существенно упрощает технологию получения устойчивых композиционных покрытий, включающих терапевтические препараты и биовекторы белковой природы (ингибиторы, протеазы, моноклональные антитела и т.п.), закрепление которых может быть осуществлено в ходе одностадийного свободнорадикального процесса. Способ можно рекомендовать при создании наносистем для решения широкого круга задач современной биологии и медицины: векторной доставки лекарственных препаратов, улучшения контраста в магнитно-резонансных исследованиях, гипертермии, клеточной и молекулярной сепарации, тканевой инженерии.

Возможности способа не ограничиваются МНЧ магнетита – он может использоваться для создания белковых покрытий на любых поверхностях, содержащих ионы металлов переменной валентности (железа, меди, марганца, хрома), и кардинальным образом расширяет возможности молекулярного белкового дизайна на поверхности МНЧ (заявка на патент РФ № 2011136972, приоритет от 08.09.2011, получено решение о выдаче патента).

Разработанные на основе методов электронного магнитного резонанса подходы к исследованию адсорбции на МНЧ позволяют осуществлять количественное описание адсорбционных процессов in situ в дисперсии наночастиц, не прибегая к механическому отделению наночастиц с адсорбционным слоем от неадсорбировавшихся макромолекул.

Основные положения, выносимые на защиту 1) Адаптация методов ЭПР-спектроскопии спиновых меток и ферромагнитного резонанса к исследованию адсорбции макромолекул на магнитных наночастицах in situ в дисперсии наночастиц.

2) Данные по адсорбции на МНЧ ряда синтетических (полиэтиленимин и его производные, сополимер N-винилпирролидона и аллилглицидилового эфира) и биологических (бычий фибриноген, бычий сывороточный альбумин, бычий тромбин, иммуноглобулин G человека) макромолекул.

3) Метод получения дисперсий с различной магнитоуправляемостью варьированием размеров кластеров, содержащих наночастицы магнетита и макромолекулы полиэтиленимина.

4) Новый способ получения устойчивых покрытий из белков (альбумина, тромбина, иммуноглобулина G) на поверхности наночастиц магнетита в водной дисперсии, основанный на свойстве белков подвергаться химической модификации с образованием межцепочечных ковалентных связей под действием свободных радикалов.

5) Способ оценки устойчивости белковых покрытий на наночастицах магнетита, основанный на способности фибриногена частично или полностью вытеснять с поверхности наночастиц другие белковые макромолекулы.

6) Сохранение нативных функциональных свойств белков тромбина (ферментативная активность) и иммуноглобулина G (реакционная способность антигенных детерминант) в составе покрытия при использовании свободнорадикального способа их закрепления на магнитных наночастицах.

Апробация работы Результаты работы были представлены на VII, VIII, X, XI и XII Ежегодных Международных конференциях ИБХФ РАН-ВУЗы «Биохимическая физика» (Россия, Москва, 12-14 ноября 2007 г., 11-13 ноября 2008 г., 8-10 ноября 2010 г., 9-11 ноября 2011 г. и 29-31 октября 2012 г.), 4-й и 5-й Зимних молодежных школах-конференциях «Магнитный резонанс и его приложения» (Россия, СанктПетербург, 3-7 декабря 2007 г. и 1-5 декабря 2008 г.), II Всероссийской научной конференции «Физико-химические и прикладные проблемы магнитных дисперсных наносистем» (Россия, Ставрополь, 14-17 сентября 2009 г.), Всеукраинской конференции с международным участием «Актуальные проблемы химии и физики поверхности» (Украина, Киев, 11-13 мая 2011 г.), Всероссийской молодежной конференции «Успехи химической физики» (Россия, Черноголовка, 21–23 июня 2011 г.), XIX Менделеевском съезде по общей и прикладной химии (Россия, Волгоград, 25-30 сентября 2011 г.), Всероссийской конференции с международным участием «Спектроскопия и томография электронного парамагнитного резонанса в химии и биологии» (Россия, Москва, 6-10 октября 2011 г.), Международной научно-практической конференции «Фармацевтические и медицинские биотехнологии» в рамках Московского международного конгресса «Биотехнология: состояние и перспективы развития» (Россия, Москва, 20-22 марта 2012 г.), II Международной конференции «Модели инновационного развития фармацевтической и медицинской промышленности на базе университетов, как интеграторов науки и индустрии» (Россия, Долгопрудный, 1516 мая 2012 г.), XIV Международной научно-технической конференции «Наукоемкие химические технологии-2012» (Россия, Тула, 21-25 мая 2012 г.), Международной конференции «Биология – наука XXI века» (Россия, Москва, мая 2012 г.), IV Съезде биофизиков России (Нижний Новгород, 20 – 26 августа 2012 г.).

Публикации По результатам диссертации получено решение о выдаче патента РФ, опубликовано 11 статей (из них 6 – в изданиях, рекомендованных ВАК, 3 – в международных рецензируемых журналах) и 17 публикаций в сборниках материалов конференций.

Личный вклад автора Полученный экспериментальный материал, его анализ и интерпретация, а также разработка методики получения устойчивых макромолекулярных покрытий, являются результатом деятельности диссертанта. Формулировка основных выводов и научных положений проводилась совместно с руководителями – д.х.н., проф. Коварским А.Л. и д.б.н., проф. Розенфельдом М.А. Диссертант внес основной вклад в планирование эксперимента, формулировку целей и задач работы. В работах, выполненных в соавторстве, диссертант участвовал на всех этапах исследования – от планирования эксперимента до обсуждения, оформления и публикации результатов.

Объем и структура диссертации Диссертация состоит из введения, пяти глав, выводов и списка цитируемой литературы, включающего 361 ссылку. Работа изложена на 186 страницах, содержит 63 рисунка и 14 таблиц.

ОСНОВНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ДИССЕРТАЦИОННОЙ РАБОТЫ Синтез магнитных наночастиц и стабилизация их водных дисперсий Магнитные наночастицы (МНЧ) магнетита – смешанного оксида железа FeO·Fe2O3 (окись-закись) – синтезировали путем соосаждения солей двух- и трехвалентного железа в мольном соотношении 1:2 в водной среде в присутствии гидроксида аммония по способу Массарта [1]:

Fe2+SO4+ 2Fe3+Cl3 + 8NH4OH Fe3O4 + (NH4)2SO4 + 6NH4Cl + 4H2O Путем изменения концентрации солей железа в процессе синтеза в работе были получены МНЧ со средними размерами от 3 до 60 нм. Наблюдали увеличение ширины распределения частиц по размерам с ростом концентрации солей железа в реакционной системе.

Massart R. Preparation of aqueous magnetic liquids in alkaline and acidic media // IEEE Trans.

Magn. – 1981. – Vol. 17, № 2. – P. 1247-1248.

Во всех проведенных исследованиях использовались однодоменные наночастицы магнетита со средним диаметром 12 нм и формой, близкой к сферической (рис. 1). Магнитные наночастицы стабилизировали путем создания двойного электрического слоя, который формировался в результате Рис. 1. Микрофотография наночастиц добавления 0,1 М фосфат-цитратного магнетита, полученная методом ПЭМ.

буфера (0,05 М NaCl) с pH 4,0 к магнитному осадку в условиях диспергирования с использованием ультразвукового генератора МЭФ 314.

Концентрация наночастиц в полученном гидрозоле составляла 50 мг/мл, что соответствует объемной концентрации 0,96 об. %. Средний эффективный диаметр наночастиц по данным Рис. 2. Гистограмма объемного динамического светорассеяния, распределения частиц по размерам, соответствующий максимальному вкладу полученная методом динамического в их объемное распределение по светорассеяния.

размерам, составлял 16 нм (рис. 2).

Анализ кривой распределения частиц по размерам показал, что ее форма удовлетворительно описывается функцией Гаусса (нормальное распределение).

Магнитные характеристики МНЧ были определены по спектрам ФМР.

Намагниченность насыщения составляла 185 Гс, средний магнитный момент частицы = 1,7·10-16 Гс·см3.

Адаптация методов электронного магнитного резонанса к исследованию адсорбции макромолекул на магнитных наночастицах in situ в дисперсии наночастиц Адсорбция молекул является первой стадией процесса создания покрытий на поверхности МНЧ. Знание закономерностей адсорбции на наночастицах молекул синтетических полимеров и биологических макромолекул необходимо для создания и контроля устойчивости биосовместимых покрытий. Однако, несмотря на многочисленные работы в этом направлении, адсорбция на наночастицах остается недостаточно изученной.

Метод ферромагнитного резонанса (ФМР) широко используется в настоящее время для исследования систем, содержащих МНЧ. Метод позволяет проводить исследования магнитных частиц в сложных многофазных и непрозрачных системах, взаимодействий между частицами и их агрегирования, однако он до сих пор не использовался для исследования взаимодействия магнитных наночастиц с макромолекулами в растворе. Адсорбция макромолекул на поверхности МНЧ в водных системах влияет на такие параметры спектров ФМР, как ширина линий, параметр асимметрии, положение центра тяжести спектра в поле (рис. 3). Это явление следует интерпретировать с позиций тенденции частиц к формированию анизотропных структур – линейных агрегатов – во внешнем магнитном поле, в частности, поле спектрометра [2]. Анализ зависимости формы линий спектров ФМР магнитных наночастиц от условий (температуры, концентрации МНЧ в дисперсии, молекулярной подвижности среды и др.) показал, что при концентрациях исследуемых МНЧ (12 нм) выше 5 мг/мл в среде с высокой молекулярной подвижностью формирование линейных агрегатов сопровождается появлением в спектрах дополнительного пика в низких Рис. 3. Спектры ФМР МНЧ в водной полях, тогда как при низких дисперсии (1) и МНЧ после 90концентрациях МНЧ (менее 5 мг/мл) при минутной инкубации в растворе тромбина с концентрацией 1 мг/мл (2).

комнатной температуре появления Концентрация МНЧ 1,7 мг/мл.

дополнительного пика не наблюдается даже при продолжительном воздействии магнитного поля (~60 мин). Положение центра спектра в поле является в этом случае наиболее чувствительным к формированию анизотропных структур параметром. В структуре любого линейного агрегата и в дисперсии МНЧ на каждую частицу оказывает влияние магнитное поле других частиц. Сдвиг центра экспериментального спектра в низкие поля относительно спектра индивидуальных МНЧ определяется Такетоми С., Тикадзуми С. Магнитные жидкости. Мир, Москва, 1989. – С. 272.

величиной локального поля H1, которая при ориентации магнитных моментов частиц «голова-хвост» вычисляется по формуле [3]:

2 H1 = 2, (nD) где – магнитный момент частиц, n – количество частиц в агрегате, D – расстояние между частицами. Адсорбция макромолекул на поверхности частиц ослабляет дипольные взаимодействия между МНЧ в агрегатах и препятствует сдвигу спектра МНЧ в низкие поля. По изменению положения центра спектра ФМР в процессе адсорбции макромолекул на поверхности МНЧ может быть сделан качественный вывод о толщине адсорбционного слоя, исследована кинетика его формирования.

Количественные данные по взаимодействию синтетических и биологических макромолекул с поверхностью МНЧ получали с помощью метода ЭПРспектроскопии спиновых меток. В основе подхода лежит изменение интенсивности ЭПР-спектра спиновых меток (радикалов, ковалентно связанных с макромолекулами) в результате адсорбции спин-меченых макромолекул на поверхности МНЧ. Сближение радикала-метки и МНЧ, которое имеет место при адсорбции макромолекул на поверхности МНЧ, приводит к уширению спектра.

Дипольное уширение линии спектра ЭПР радикала Hdd можно рассчитать по уравнению [4, 5]:

z 2 Hdd =, r3 где r – расстояние между радикалом и наночастицей; – средний магнитный = M VNP s момент наночастицы,, где Ms — намагниченность насыщения наночастиц магнетита, VNP – объем наночастицы. Наиболее заметное уширение происходит при попадании радикалов в слой толщиной менее 35 нм вокруг МНЧ.

Поскольку интенсивность линий спектра ЭПР радикалов обратно пропорциональна квадрату ширины линии, уширение линий спектра сопровождается уменьшением их интенсивности, которое в свою очередь пропорционально доле адсорбированных макромолекул. Исходя из доли адсорбированных макромолекул, может быть получена величина адсорбции Долотов С.В., Ролдугин В.И. Моделирование спектров ЭПР агрегатов металлических наночастиц // Коллоидный журнал. – 2007. – Т.69, № 1. – С. 13-17.

Noginova N., Weaver T., King T., Bourlinos A.V., Giannelis E.P., Atsarkin V.A. NMR and spin relaxation in systems with magnetic nanoparticles // J. Phys.: Cond. Matter. – 2007. – Vol. 19, № 7.

– 076210 (10 p).

Abragam A. Principles of Nuclear Magnetism. – New York: Oxford University Press, 1961.

макромолекул на МНЧ и рассчитано количество молекул в адсорбционном слое, определена толщина адсорбционного слоя (при известном характере упаковки макромолекул на поверхности). Возможность осуществлять измерения без разделения системы на компоненты позволяет исследовать кинетику адсорбции, а также конкурентные адсорбционные процессы в системах, содержащих МНЧ и несколько типов макромолекул, на одном из которых находится спиновая метка.

Некоторые особенности взаимодействия белков с МНЧ Комплексное исследование взаимодействия биологических макромолекул (бычьего фибриногена, бычьего сывороточного альбумина, бычьего тромбина, иммуноглобулина G человека) с МНЧ методами электронного магнитного резонанса (ЭПР и ФМР), динамического и упругого светорассеяния показало, что фибриноген (ФГ) обладает наибольшей адсорбционной способностью (адсорбируется ~4,2 мг белка на 1 мг МНЧ), тогда как адсорбция других макромолекул характеризуются значениями, меньшими на порядок: ~0,5 мг/мг (иммуноглобулин G), ~0,3 мг/мг (тромбин), ~0,1 мг/мг (сывороточный альбумин).

В системах, содержащих тромбин, альбумин и IgG, макромолекулы адсорбируются преимущественно на индивидуальных МНЧ, тогда как в системах, содержащих фибриноген, адсорбция сопровождается сборкой МНЧ в структуры микронного размера – кластеры. Формирование кластеров может быть объяснено взаимодействием каждой макромолекулы с двумя и более МНЧ или образование «фибриногеновых мостиков» между индивидуальными наночастицами, покрытыми белковой оболочкой, за счет контактирования соседних D-областей молекул фибриногена. Кроме того, фибриноген способен вытеснять с поверхности МНЧ адсорбированные макромолекулы другой структуры (например, альбумин). Это свойство ФГ может быть использовано для оценки устойчивости адсорбционных слоев и покрытий из альбумина на МНЧ.

Высокая адсорбционная способность фибриногена может объясняться большим количеством неполярных аминокислотных остатков в этом белке, сильными электростатическими взаимодействиями заряженных групп аминокислотных остатков белка с поверхностью МНЧ.

Оценка устойчивости адсорбционных слоев из сывороточного альбумина, тромбина, иммуноглобулина G на поверхности МНЧ методом ультрацентрифугирования показала, что задача создания устойчивых покрытий из этих белков требует ковалентного сшивания адсорбционного слоя на МНЧ.

Исследование процессов образования кластеров в системах, содержащих МНЧ и синтетические полимеры Исследование взаимодействия макромолекул полиэтиленимина (ПЭИ) и его производных, а также сополимера N-винилпирролидона и аллилглицидилового эфира с МНЧ методами электронного магнитного резонанса (ЭПР и ФМР), атомно-силовой микроскопии, динамического и упругого светорассеяния позволило установить, что в результате взаимодействия синтетических макромолекул с МНЧ образуются кластеры, размеры которых зависят от Рис. 4. АСМ-изображение системы, различных физических и химических содержащей ПЭИ (2 мг/мл) и МНЧ факторов – структуры макромолекул, (0,25мг/мл), через 3 часа после начала адсорбции (максимальная высота по функциональных групп в их составе, длины Z 120 нм).

полимерной цепи, значения pH. Адсорбция макромолекулы на двух и более МНЧ может приводить к сборке МНЧ в структуры микронного размера (рис. 4). От размера и состава кластеров зависит их устойчивость и стабильность дисперсий МНЧ в адсорбционной оболочке.

Наибольшие способности к формированию крупных кластеров проявляет ПЭИ (4 мг/мг). Максимальная адсорбция сополимера N-винилпирролидона и аллилглицидилового эфира на МНЧ составляет 3 мг/мг. При этом кластеры включают, в среднем, 2-3 наночастицы. Формирование крупных кластеров в системах, содержащих ПЭИ с концентраций 0,5-5,0 мг/мл и МНЧ с концентрацией 0,25 мг/мл, по-видимому, обусловлено большим количеством полярных первичных и вторичных аминогрупп в составе ПЭИ. Такие кластеры могут включать тысячи магнитных наночастиц (табл. 1). Магнитные моменты МНЧ в составе кластеров суммируются, вследствие чего крупные кластеры обладают высокой магнитоуправляемостью. Биомедицинское направление использования наносистем в большинстве случаев ограничивает их размеры диаметром 200 нм. В диссертационной работе был осуществлен подбор условий получения стабильных дисперсий кластеров с высокой магнитной управляемостью. На примере этоксилированного и оксипропилированного ПЭИ было продемонстрировано, что уменьшение количества аминогрупп в макромолекуле в результате химической модификации приводит к уменьшению размеров кластеров и увеличению стабильности дисперсий. Также было показано, что размер кластеров может быть уменьшен при изменении соотношения концентраций МНЧ и ПЭИ в системе. Еще одним способом воздействия на процессы формирования кластеров является ультразвуковая (УЗ) обработка системы. С использованием УЗ обработки были получены стабильные дисперсии кластеров со средним диаметром ~85 нм, включающие ~40 плотно упакованных наночастиц, покрытых ПЭИ. Такие кластеры обладают высокой магнитной управляемостью, в противоположность индивидуальным наночастицам, не имеют остаточной намагниченности, и могут использоваться как составляющие наносистем биомедицинского назначения. Однако такие покрытия из ПЭИ на поверхности МНЧ нельзя считать устойчивыми по причине отсутствия ковалентных связей между макромолекулами ПЭИ в составе покрытия, а также между макромолекулами ПЭИ и поверхностью МНЧ.

Таблица 1. Некоторые характеристики кластеров, в состав которых входят макромолекулы ПЭИ или его производных и МНЧ: диаметр кластеров d (по данным динамического светорассеяния), количество МНЧ в кластере N, и стабильность дисперсии частиц.

ПЭИ(2 мг/мл), Параметр ПЭИ(2 мг/мл) ПЭИ(0,02 мг/мл) ЭПЭИ(2 мг/мл) УЗ обработка d, нм >1 мкм ~85 нм ~48 нм ~25 нм Стабильность < 1 ч >2 мес.> 2 мес.> 2 мес.

N*, шт. >105 ~40 ~45 1-* рассчитано на основании данных о величине адсорбции и размерах кластеров, макромолекул и МНЧ в приближении плотной упаковки МНЧ и макромолекул в кластерах.

Получение устойчивых покрытий на поверхности МНЧ способом свободнорадикального сшивания макромолекул В рамках диссертационной работы был создан принципиально новый способ закрепления белков на поверхности МНЧ. Способ основан на свойстве белков вступать в свободнорадикальные реакции с образованием межмолекулярных ковалентных связей [6]. Для получения покрытий из белков, закрепленных по механизму свободнорадикального сшивания, использовались реакционные системы, включающие раствор белка, гидрозоль магнетита и водорастворимый инициатор генерации свободных радикалов – пероксид водорода. Генерация свободных радикалов осуществлялась на поверхности МНЧ магнетита по реакции Фентона:

Fe2+ + H2O2 Fe3+ + OH· + OH- Stadtman E.R., Levine R.L. Free radical-mediated oxidation of free amino acids and amino acid residues in proteins // Amino Acids. – 2003. – V.25. – P.207-218.

Для создания белковых устойчивых покрытий, сшитых по свободнорадикальному механизму на поверхности МНЧ, были выбраны сывороточный альбумин, тромбин и иммуноглобулин G. Эти белки способны формировать покрытия на индивидуальных наночастицах и не склонны к образованию кластеров при физиологических pH. Являясь белком плазмы крови, сывороточный альбумин может использоваться как универсальная основа устойчивого макромолекулярного покрытия на поверхности МНЧ для биологии и медицины. Способность тромбина превращать фибриноген в фибрин, а иммуноглобулина G вступать в реакцию антитело-антиген могут быть использованы для оценки сохранения функциональных свойств белков в составе покрытия.

Из рис. 5 видно, что в образцах, отличающихся наличием в составе реакционной смеси пероксида водорода, наблюдается бимодальное объемное распределение частиц по размерам.

Первый пик соответствует свободному белку в растворе, а второй пик – МНЧ с адсорбированными на них молекулами белка. Отсутствие влияния пероксида водорода на исходное объемное распределение присутствующих в системе Рис. 5. Объемное распределение по размеру объектов по размерам частиц в образце, содержащем альбумин (2 мг/мл) и МНЧ (5 мг/мл), инкубированном в свидетельствует о том, что в течение 2 ч при комнатной температуре, и в системе не происходит образования том же образце с добавлением H2O2 до кластеров наночастиц за счет добавления фибриногена (а, в) и через 20 мин после добавления фибриногена (б, г);

сшивания молекул белка, пунктирной линией на рисунках (а) и (в) адсорбированных на различных представлены кривые объемного наночастицах. Для оценки распределения МНЧ по размерам.

устойчивости покрытия из альбумина на МНЧ нами было использовано свойство фибриногена вытеснять с поверхности МНЧ альбумин с образованием кластеров микронных размеров.

Добавление ФГ к образцам приводит к изменению характера объемного распределения присутствующих в системе частиц по размерам. В отсутствие инициатора образования свободных радикалов наблюдается формирование кластеров с размерами около 3000 нм, свидетельствующее о вытеснении фибриногеном альбумина с поверхности МНЧ. В образце, содержащем пероксид водорода, введение фибриногена не приводит к существенному изменению размеров частиц, что подтверждает устойчивость покрытия из альбумина.

Прочность ковалентно сшитых белковых покрытий из сывороточного альбумина и тромбина была оценена также методом ультрацентрифугирования.

Ультрацентрифугирование систем, содержащих макромолекулы и МНЧ, приводит к выпадению осадка из МНЧ. В состав осадка входит также связанный с поверхностью МНЧ белок. Физически адсорбированный, незакрепленный ковалентно на поверхности МНЧ белок может десорбироваться в процессе центрифугирования и оказывается в надосадочном растворе. Анализ седиментационных осадков на содержание в них белка, проведенный колориметрическим метод Бредфорда, показал, что в образце без пероксида водорода имеет место почти полная десорбция молекул белков с поверхности наночастиц, в то время как в образцах с пероксидом десорбция минимальна. Этот результат указывает на высокую прочность и устойчивость белкового покрытия, что очевидно связано с образованием ковалентных сшивок между молекулами альбумина.

Избирательность свободнорадикального сшивания покрытий на поверхности МНЧ была доказана на примере сывороточного альбумина (БСА). Надосадочные растворы, полученные после ультрацентрифугирования систем, отличающихся наличием пероксида водорода и аскорбиновой кислоты, способствующей генерации свободных радикалов в объеме реакционной системы, были проанализированы методом ИК-спектроскопии (рис. 6). Отличия спектра надосадочного раствора, Рис. 6. ИК-спектры полученного после центрифугирования системы, надосадков, полученных после ультрацентрифугисодержащей аскорбиновую кислоту, в области 1200рования реакционных 800 см-1, объясняются химической модификацией систем, содержащих БСА белка в растворе вследствие свободнорадикального (2 мг/мл) и МНЧ (5 мг/мл) (1), БСА, МНЧ и H2O2 (2), окисления, тогда как перекрестное сшивание БСА, МНЧ, H2O2 и молекул белка на поверхности МНЧ в присутствии аскорбиновую кислоту (3).

пероксида водорода осуществляется строго избирательно и не затрагивает неадсорбированные молекулы альбумина.

Следует отметить, что для формирования устойчивого белкового покрытия на МНЧ необходимо выполнение двух условий: ковалентного сшивания макромолекул на МНЧ и завершения процесса формирования адсорбционного слоя из макромолекул на поверхности наночастиц. Таким образом, продолжительность формирования устойчивого покрытия из сывороточного альбумина на поверхности МНЧ ~100 минут, а для случая тромбина ~80 минут.

Оценка ферментативных свойств тромбина в составе покрытий на МНЧ, сшитых по свободнорадикальному механизму Оценку ферментативной активности тромбина, входящего в состав сшитого по свободнорадикальному механизму покрытия на поверхности МНЧ, проводили сопоставлением скорости превращения фибриногена в фибрин под действием тромбина (ТР) образцов, содержащих МНЧ и отличающихся содержанием пероксида водорода. Кинетические кривые изменения интенсивности упругого светорассеяния в процессе формирования фибринового геля в обеих системах представлены на рис. 7. Отсутствие принципиальных различий на кинетических кривых напрямую указывает на сохранение ферментативной активности тромбина при его свободнорадикальном сшивании на поверхности МНЧ.

Интенсивность упругого светорассеяния в случае отсутствия в реакционной системе МНЧ в ~3 раза Рис. 7. Зависимость относительной меньше. Однако по данным ЭПР- интенсивности светорассеяния систем, полученных в результате добавления спектроскопии спиновых меток на образцов, содержащих ТР (1 мг/мл), МНЧ МНЧ адсорбируется около 40% (1,5 мг/мл) и H2O2(1), ТР и МНЧ (2), а также образца, представляющего собой макромолекул тромбина от их раствор ТР (1 мг/мл) (3) к раствору начального содержания в растворе.

фибриногена с концентрацией 3 мг/мл в Этот результат может быть объяснен соотношении 1:9 по объему.

тем, что тромбин, являясь представителем семейства сериновых протеиназ, обладает свойством аутолиза, т.е. способностью к самогидролизу и, как следствие, самопроизвольному снижению ферментативной активности в растворе. Это проявляется в уменьшении как скоростей образования молекул мономерного фибрина, так и их полимеризации [7]. В этом аспекте свободнорадикальный способ иммобилизации ферментов выглядит особенно привлекательным, поскольку иммобилизованные на поверхности МНЧ молекулы фермента теряют способность к аутолизу, что позволяет им значительно дольше сохранять свою ферментативную активность по сравнению с макромолекулами, находящимися в растворе.

Оценка функциональных свойств иммуноглобулина G в составе покрытий на МНЧ, сшитых по свободнорадикальному механизму Сохранение функциональной активности IgG оценивали по их способности взаимодействовать с молекулами anti-IgG кролика методом двойной радиальной иммунодиффузии. Образцы, содержащие МНЧ, иммуноглобулин G (IgG) и отличающиеся наличием пероксида водорода, осаждали на магните, осадки редиспергировали в буфере и наблюдали за преципитацией, иллюстрирующей взаимодействие по типу «антитело-антиген». Как видно из рис. 8, содержание IgG, обладающего функциональной активностью, в образце, подвергнутом свободнорадикальному сшиванию, в 24 раза превышает содержание способного к реакции антителоантиген IgG в осадке несшитого образца. Таким образом, может быть сделан вывод о том, что Рис. 8. Картины преципитации при свободнорадикальные процессы не двойной радиальной иммунодиффузии для осажденных на магните и затрагивают структуру антигенных редиспергированных МНЧ (а) и образцов, детерминант макромолекул содержащих IgG и МНЧ (б), IgG, МНЧ и иммуноглобулина G и функциоH2O2 (в), с anti-IgG кролика (1 мг/мл).

Числа на рисунке – коэффициенты нальная активность белка в реакции разбавления образцов в лунках.

«антиген-антитело» сохраняется.

ВЫВОДЫ 1. Разработан и экспериментально обоснован метод анализа адсорбционного слоя макромолекул на поверхности МНЧ по спектрам ЭПР стабильных нитроксильных радикалов (спиновых меток), ковалентно связанных с Blombck B. Fibrinogen and fibrin. Proteins with complex roles in hemostasis and thrombosis / Thromb. Res. – 1996. – Vol. 83, No. 1. – P. 1-75.

макромолекулами. Метод позволяет исследовать кинетику адсорбции, определять количество макромолекул в адсорбционном слое. Метод спиновых меток применен для исследования адсорбции на МНЧ полиэтиленимина и его производных, сополимера N-винилпирролидона и аллилглицидилового эфира, фибриногена, сывороточного альбумина, тромбина, иммуноглобулина G.

2. Метод ФМР впервые применен для анализа толщины адсорбционного слоя на МНЧ. Анализ проводится по смещению центра спектра ФМР в магнитном поле в результате изменения диполь-дипольного взаимодействия между МНЧ при формировании адсорбционного слоя. Доказано, что совместное использование методов ФМР и ЭПР-спектроскопии спиновых меток позволяет исследовать конкурентные процессы в системах, включающих два и более вида макромолекул.

3. Комплексное использование методов электронного магнитного резонанса (ЭПР и ФМР), атомно-силовой микроскопии, динамического и упругого светорассеяния показало, что адсорбционная способность макромолекул уменьшается в ряду: фибриноген > полиэтиленимин > сополимер Nвинилпирролидона и аллилглицидилового эфира > иммуноглобулин G > тромбин > альбумин. Способность фибриногена частично или полностью вытеснять с поверхности МНЧ другие макромолекулы впервые использована для оценки устойчивости адсорбционных слоев и покрытий на МНЧ.

4. Установлено, что в результате взаимодействия макромолекул с наночастицами образуются кластеры, размеры которых зависят от структуры макромолекул, функциональных групп в их составе и длины полимерной цепи. Варьирование этих параметров позволяет получать дисперсии с различными размерами кластеров и их магнитоуправляемостью.

5. Предложен новый свободнорадикальный способ получения устойчивых белковых покрытий на поверхности наночастиц магнетита в водной дисперсии, основанный на свойстве белков подвергаться химической модификации с образованием межцепочечных ковалентных связей под действием свободных радикалов. Впервые получены устойчивые макромолекулярные покрытия из альбумина, тромбина, иммуноглобулина G.

6. Установлено, что генерация свободных радикалов, происходящая строго на поверхности наночастиц магнетита при взаимодействии ионов Fe+2 с инициатором образования свободных радикалов, обусловливает ковалентное сшивание в адсорбционном слое и не затрагивает макромолекулы, находящиеся в объеме.

7. С помощью биохимических методов доказано сохранение нативных функциональных свойств белков при использовании свободнорадикального способа их закрепления на магнитных наночастицах.

8. Разработанный способ получения устойчивых покрытий может быть использован при создании белковых композиционных покрытий на любых поверхностях, содержащих ионы металлов переменной валентности (железа, меди, марганца, хрома).

СПИСОК ПУБЛИКАЦИЙ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ Статьи 1. Kovarski A.L., Bychkova A.V., Sorokina O.N., Kasparov V.V. Temperature Effects in the FMR Spectra of Magnetic Nanoparticles in Polymer Films and Viscous Fluid. // Magnetic resonance in solids. – 2008. – V. 10. – P. 25-30.

2. Сорокина O.Н., Бычкова А.В., Коварский А.Л. Анализ спектров ферромагнитного резонанса агрегатов наночастиц магнетита, сформированных магнитным полем. // Химическая физика. – 2009. – Т. 28, № 4. – С. 91-96.

3. Bychkova A.V., Sorokina O.N., Shapiro A.B., Tikhonov A.P., Kovarski A.L. Spin Labels in the Investigation of Macromolecules Adsorption on Magnetic Nanoparticles. // The Open Colloid Science Journal. – 2009. – V. 2. – P. 15-19.

4. Сорокина О.Н., Бычкова А.В., Шапиро А.Б., Тихонов А.П., Коварский А.Л.

Применение метода спиновых меток к исследованию адсорбции макромолекул на магнитных наночастицах. // Химическая физика. – 2010. – Т. 29, № 6. – С. 87–91.

5. Бычкова А.В., Сорокина О.Н., Коварский А.Л., Шапиро А.Б., Леонова В.Б., Розенфельд М.А. Взаимодействие фибриногена с наночастицами магнетита. // Биофизика. – 2010. – Т. 55, № 4. – С. 605–611.

6. Коварский A.Л., Бычкова А.В., Сорокина О.Н., Шапиро А.Б., Бинюков В.И., Розенфельд М.А. Кластеризация наночастиц магнетита с полиэтиленимином в водных дисперсиях. // Нанотехнологии и охрана здоровья. – 2010. – T. II, № 4(5). – С. 26-31.

7. Бычкова А.В., Сорокина О.Н., Коварский А.Л., Леонова В.Б., Розенфельд М.А.

Взаимодействие белков плазмы крови с наночастицами магнетита. // Коллоидный журнал. – 2010. – Т. 72, № 5. – С. 694–700.

8. Bychkova A.V., Sorokina O.N., Kovarski A.L., Shapiro A.B., Rosenfeld M.A. The Investigation of Polyethyleneimine Adsorption on Magnetite Nanoparticles by Spin Labels Technique. // Nanoscience and Nanotechnology Letters. – 2011. – V. 3, № 4. – P.

591-593.

9. Коварский A.Л., Бычкова А.В., Сорокина О.Н., Шапиро А.Б., Бинюков В.И., Розенфельд М.А. Исследование кластеризации в системе «полиэтиленимин - наночастицы магнетита». // Прикладная аналитическая химия. – 2011. – Т. II, № 1(3). – С. 24-29.

10. Бычкова А.В., Леонова В.Б., Розенфельд М.А., Коварский A.Л. Устойчивые белковые покрытия на основе ферментов на поверхности магнитных наночастиц. // Нанотехнологии и охрана здоровья. – 2012. – Т. IV, № 3(12). – С. 46-51.

11. Бычкова А.В., Сорокина О.Н., Розенфельд М.А., Коварский A.Л.

Многофункциональные биосовместимые покрытия на магнитных наночастицах. // Успехи химии. – 2012. – Т. 81, № 11. – С. 1026-1050.

Публикации в сборниках материалов конференций 12. Бычкова А.В., Сорокина О.Н., Коварский А.Л. Температурные и концентрационные эффекты в спектрах ФМР магнитных наночастиц в полимерной матрице. Труды VII Ежегодной Международной конференции ИБХФ РАН-вузы «Биохимическая физика». Москва, Россия, 12-14 ноября 2007 г. С. 50-53.

13. Бычкова А.В., Сорокина О.Н., Коварский А.Л. Анализ концентрационных и температурных зависимостей спектров ФМР наночастиц магнетита в диамагнитной матрице. Материалы 4-й Зимней молодежной школы-конференция «Магнитный резонанс и его приложения». Санкт-Петербург, Россия, 3-7 декабря 2007 г. С. 91-94.

14. Бычкова А.В., Сорокина О.Н., Коварский А.Л., Леонова В.Б., Розенфельд М.А.

Исследование взаимодействия белков плазмы крови с магнитными наночастицами.

Труды VIII Ежегодной Международной конференции ИБХФ РАН-вузы «Биохимическая физика». Москва, Россия, 11-13 ноября 2008 г. С. 32-35.

15. Бычкова А.В., Сорокина О.Н., Шапиро А.Б., Коварский А.Л. Применение ЭПРспектроскопии спиновых меток в исследовании взаимодействия белков плазмы крови с наночастицами магнетита. Материалы 5-й Зимней молодежной школыконференции «Магнитный резонанс и его приложения». Санкт-Петербург, Россия, 1-5 декабря 2008 г. С. 108-110.

16. Бычкова А.В., Сорокина О.Н., Шапиро А.Б., Леонова В.Б., Розенфельд М.А., Коварский А.Л. Исследование адсорбции макромолекул на магнитных наночастицах. Труды II Всероссийской научной конференции «Физико-химические и прикладные проблемы магнитных дисперсных наносистем». Ставрополь, Россия, 14-17 сентября 2009 г. С. 35-41.

17. Бычкова А.В., Коварский A.Л., Сорокина О.Н., Шапиро А.Б., Бинюков В.И., Розенфельд М.А. Исследование адсорбции макромолекул полиэтиленимина на наночастицах магнетита в водных дисперсиях. Труды X Ежегодной Международной конференции ИБХФ РАН-вузы «Биохимическая физика». Москва, Россия, 8-10 ноября 2010 г. С. 35-38.

18. Бычкова А.В., Сорокина О.Н., Коварский А.Л., Шапиро А.Б., Леонова В.Б., Розенфельд М.А. Адсорбция макромолекул на наночастицах магнетита. Тезисы докладов Всеукраинской конференции с международным участием «Актуальные проблемы химии и физики поверхности», Киев, Украина, 11-13 мая 2011 г. С. 406407.

19. Бычкова А.В., Сорокина О.Н., Коварский А.Л., Леонова В.Б., Розенфельд М.А., Шапиро А.Б. Многофункциональные полимерные покрытия на магнитных наночастицах. Проблемы и решения. Сборник тезисов докладов на Всероссийской молодежной конференции «Успехи химической физики». Черноголовка, Россия, 21–23 июня 2011 г. С. 185.

20. Бычкова А.В., Сорокина О.Н., Коварский А.Л., Шапиро А.Б., Леонова В.Б., Розенфельд М.А. Макромолекулярные покрытия на наночастицах магнетита.

Сборник трудов XIX Менделеевского съезда по общей и прикладной химии, Россия, Волгоград, 25-30 сентября 2011 г. Том 2, С. 208.

21. Бычкова А.В., Сорокина О.Н., Коварский А.Л. Исследование адсорбции макромолекул на магнитных наночастицах методом спиновых меток. Сборник трудов Всероссийской конференции с международным участием «Спектроскопия и томография электронного парамагнитного резонанса в химии и биологии», Россия, Москва, 6-10 октября 2011 г. С. 93.

22. Бычкова А.В., Леонова В.Б., Розенфельд М.А., Сорокина О.Н., Шапиро А.Б., Коварский А.Л. Создание магнитоуправляемых наносистем с многофункциональными биосовместимыми покрытиями на основе полиэтиленимина и белков плазмы крови. Труды XI Ежегодной Международной конференции ИБХФ РАН-вузы «Биохимическая физика». Москва, Россия, 9-ноября 2011 г. С. 62-66.

23. Бычкова А.В., Розенфельд М.А., Леонова В.Б., Сорокина О.Н., Коварский А.Л.

Создание биосовместимых магнитоуправляемых наносистем для адресной доставки терапевтических препаратов. Материалы Международной научно-практической конференции «Фармацевтические и медицинские биотехнологии» (в рамках Московского международного конгресса «Биотехнология: состояние и перспективы развития»). Москва, Россия, 20-22 марта 2012 г. С. 221.

24. Бычкова А.В., Леонова В.Б., Розенфельд М.А., Сорокина О.Н., Коварский А.Л.

Новый способ создания устойчивых белковых покрытий на поверхности наночастиц магнетита для биологии и медицины. Материалы II-ой Международной конференции «Модели инновационного развития фармацевтической и медицинской промышленности на базе университетов, как интеграторов науки и индустрии» МФТИ, Долгопрудный, Россия, 15-16 мая 2012 г. С. 27.

25. Бычкова А.В., Сорокина О.Н., Коварский А.Л., Леонова В.Б., Розенфельд М.А..

Устойчивые многофункциональные покрытия на наночастицах магнетита для биологии и медицины. Тезисы докладов XIV Международной научно-технической конференции «Наукоемкие химические технологии-2012», Тула, Россия, 21-25 мая 2012 г. С. 205.

26. Бычкова А.В., Розенфельд М.А., Леонова В.Б., Сорокина О.Н., Коварский А.Л., Шапиро А.Б. Получение биосовместимых покрытий на магнитных наночастицах для биологии и медицины. Материалы Международной конференции «Биология – наука XXI века». Москва, Россия, 24 мая 2012 г. С. 146-148.

27. Бычкова А.В., Розенфельд М.А., Леонова В.Б., Коварский А.Л. Биосовместимые наносистемы на основе магнитных наночастиц для адресной доставки терапевтических препаратов. Материалы докладов IV Съезда биофизиков России, Нижний Новгород, Россия, 20 – 26 августа 2012 г. Том IV, С. 22.

28. Бычкова А.В., Сорокина О.Н., Пронкин П.Г., Коварский А.Л., Леонова В.Б., Розенфельд М.А., Татиколов А.С. Получение белковых покрытий на наночастицах магнетита и оценка функциональных свойств белков в их составе. Труды XII Ежегодной Международной конференции ИБХФ РАН-вузы «Биохимическая физика». Москва, Россия, 29-31 октября 2012 г. С. 25-29.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.