WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Фроленко Тимофей Александрович

Синтез и свойства адамантилсодержащих диазолов

специальность 02.00.03 – органическая химия

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата химических наук

Красноярск – 2012

Работа выполнена на кафедре органической химии и технологии органических веществ Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Сибирский государственный технологический университет» (г. Красноярск).

Научный руководитель:

кандидат химических наук, доцент Семиченко Елена Сергеевна

Официальные оппоненты:

Рубчевская Людмила Петровна доктор химических наук, профессор кафедры химической технологии древесины и биотехнологии ФГБОУВПО «Сибирский государственный технологический университет»

Тарабанько Валерий Евгеньевич доктор химических наук, профессор, заведующий лабораторией комплексной переработки биомассы ФГБУН Институт химии и химической технологии СО РАН (г. Красноярск)

Ведущая организация:

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Самарский государственный технический университет»

Защита состоится «25» декабря 2012 г в  10 00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.253.02 при Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Сибирский государственный технологический университет» по адресу: 660049, г. Красноярск, пр. Мира, 82, СибГТУ. E-mail:  chem@sibgtu.ru

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке СибГТУ

Автореферат разослан «23» ноября 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета  Фабинский Павел Викторович.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность работы. В настоящее время известен широкий ряд методов получения диазолов, что объясняется их востребованностью в химической и фармацевтической промышленности. Однако, до настоящего времени неизвестны N-адамантил-4-нитрозопиразолы и нафто[1,2-d]имидазолы с адамантильным фрагментом, тогда как введение каркасного заместителя в диазолы может модифицировать их биологическую активность и свойства как модификаторов полимерных композиций. Существующие методы синтеза адамантилсодержащих диазолов имеют ограничения. Например, адамантилирование диазолов осуществляется в жестких условиях и может протекать неселективно с образованием смеси изомеров. Для получения диазолов заданного строения более удобна двухкомпонентная циклизация, но её применение ограничено доступностью адамантилированных прекурсоров. Так, при осуществлении синтеза имидазолов и бензимидазолов каркасный заместитель может входить в состав каждого из компонентов конденсации  1,2-диаминов с карбоновыми кислотами или производными кислот, чем и объясняется препаративная широта этого метода. Тогда как сконденсированные с нафталиновым ядром имидазолы с адамантильным фрагментом до настоящего времени неизвестны. Это связано с тем, что лишь недавно изучено аминирование нитрозонафтола адамантилалкиламинами, ведущее к нитрозоаминонафталинам, которые могли бы стать исходными соединениями для синтеза адамантилнафталин-1,2-диаминов. Отсутствуют сведения об N-адамантил-4-нитрозопиразолах, несмотря на то, что известен адамантилгидразин, который мог бы быть использован для их синтеза. Однако его циклоконденсация с 2-гидроксиимино-1,3-дикетонами неисследована.

Изложенные в диссертации исследования выполнены в соответствии с гос. бюджетным планом научно-исследовательских работ СибГТУ по теме «Синтез и свойства функциональнозамещённых карбоциклических, гетероциклических и металлокомплексных соединений ароматического ряда», регистрационный № 01201058969.

Цель работы. Создание методов синтеза труднодоступных  N-(1-адамантил)нафто[1,2-d]имидазолов и N-адамантил-4-нитрозопиразолов, изучение их свойств.

Задачи исследования:

-  исследовать циклоконденсации адамантилсодержащих нафтилен-диаминов с карбоновыми кислотами и их производными;

- изучить циклизацию 2-гидроксимино-1,3-дикетонов с адамантилгидразином;

- исследовать циклизацию адамантилгидразина с 2-гидроксимино-1,3-дикарбонильными соединениями;

- изучить химические свойства синтезированных 4-нитрозопиразолов;

- исследовать влияние синтезированных 4-нитрозопиразолов на процесс вулканизации полимерных композиций на основе бутадиеновых каучуков.

Научная новизна. Разработан метод синтеза ранее неизвестных 3-[(1-адамантил)алкил]-3Н-нафто[1,2-d]имидазолов циклоконденсацией N2-[(1-адамантил)алкил]нафталин-1,2-диаминов с карбоновыми кислотами и ангидридами кислот.

Показано, что при взаимодействии N2-[(1-адамантил)алкил]нафталин-1,2-диаминов с бензоилхлоридами в хлороформе в присутствии триэтиламина образуются ранее неизвестные N-(2-[(1-адамантил)алкил]амино)нафт-1-ил)бензамиды.

Предложены  методы  синтеза 2-арил-3-[(1-адамантил)алкил]-3Н-нафто-[1,2-d]имидазолов циклизацией N-((2-[(1-адамантил)алкил]амино)нафт-1-ил)бензамидов, а также конденсацией N2-[(1-адамантил)алкил]нафталин-1,2-диаминов с бензоилхлоридами и бензальдегидами.

Впервые исследована циклоконденсация адамантилгидразина с  2-гидроксимино-1,3-дикетонами, в результате которой синтезированы ранее неизвестные N-адамантил-4-нитрозопиразолы.

Установлено, что в конденсации 2-гидроксимино-3-оксобутаналя с гидразинами образуются ранее неизвестные 3(5)-метил-4-нитрозопиразолы. Показано, что в реакции 2-гидроксимино-3-оксобутаналя с фенилгидразином происходит образование двух изомерных 4-нитрозопиразола: 3-метил-4-нитрозо-1-фенил-1Н-пиразол и 5-метил-4-нитрозо-1-фенил-1Н-пиразол.

При изучении свойств впервые полученных 4-нитрозопиразолов синтезированы ранее неизвестные 4-аминопиразолы.

По результатам исследования получен патент (3-Метил-4-нитрозопиразолы и способ их получения : пат. 2440343 Рос. Федерация).

Практическая значимость полученных результатов.

Применение разработанных методов синтеза адамантилсодержащих диазолов позволяет получать соединения, которые потенциально обладают биологической активностью.

Доказана перспективность использования синтезированных 4-нитрозо-пиразолов в качестве модификаторов процесса вулканизации ненаполненных полимерных композиций.

Личный вклад автора состоит в поиске и анализе библиографических источников; в планировании, проведении экспериментов и интерпретации результатов.

Апробация работы. Основные результаты работы обсуждены на 46-й, 47-й, 49-й и 50-й Международной научной студенческой конференции «Студент и научно-технический прогресс» (Новосибирск, 2008, 2009, 2011 и 2012 гг.),  10-й Международной конференции «Актуальные проблемы современной науки» (Самара, 2009 г.), Всероссийской научно-практической конференции «Молодые ученые в решении актуальных проблем науки» (Красноярск, 2008, 2009 и 2011 гг.),  Всероссийской научно-практической конференции «Лесной и химический комплексы – проблемы и решения» посвященной 80 – летию СибГТУ (Красноярск, 2010 г), 5-й Региональной научно-практической конференции «Химическая наука и образование Красноярья» посвящённой году химии (Красноярск, 2011 г).

Публикации. По теме диссертации опубликовано 7 статей (3 из них в журналах, рекомендованных ВАК), 8 тезисов докладов (из них 5 на международных конференциях), получен 1 патент.

Структура и объём диссертации. Диссертация изложена на 115 с. и включает введение, литературный обзор, обсуждение результатов, экспериментальную часть, выводы, список цитируемой литературы из 97 наименований, 10 таблиц, 21 рисунок и 57 схем.

Основное содержание работы

1 Синтез нафто[1,2-d]имидазолов и 4-нитрозопиразолов с

адамантильным фрагментом

1.1 Синтез исходных нафталин-1,2-диаминов

Наиболее перспективным из известных методов синтеза имидазолов является конденсация диаминов с карбоновыми кислотами и их производными. Однако N2-[(1-адамантил)алкил]нафталин-1,2-диамины, ключевые соединения в синтезе 3-[(1-адамантил)алкил]-3Н-нафто[1,2-d]имидазолов до настоящего времени были неизвестны. Ранее было показано, что при аминировании 1-нитрозо-2-нафтола адамантилалкиламинами с 35-40 %-м выходом образуются N-[(1-адамантил)алкил]-1-нитрозонафталин-2-амины, которые могли бы стать исходными соединениями для получения нафталин-1,2-диаминов. Однако известны только два N-[(1-адамантил)алкил]-1-нитрозонафталин-2-амина, незамещенные по нафталиновому ядру.

В связи с этим, нами впервые проведено аминирование 1-нитрозо-6-бром-2-нафтола (1-адамантил)метанамином и 1-(1-адамантил)этанамином и получены ранее неизвестные N-[(1-адамантил)алкил]-1-нитрозо-6-бромнафталин-2-амины (1), (2) (схема 1).

Схема 1

При восстановлении N-[(1-адамантил)алкил]-1-нитрозонафталин-2-аминов (1-4) гидразин-гидратом в присутствии Pd/C (схема 2) синтезированы N2-[(1-адамантил)алкил]нафталин-1,2-диамины (5-8), в том числе, ранее  неизвестные диамины (6-8) с выходом 75-84 %.

Строение полученных соединений подтверждено данными ЯМР спектроскопии (соединения (1), (2), (6)), а состав - элементным анализом (соединения (1), (2), (6-8). Для корректного отнесения сигналов протонов нафталинового фрагмента соединения (6) использованы  кроме  ЯМР  13С  и  1Н,

Схема 2

методы двумерной ЯМР спектроскопии: 1Н-1Н COSY и 1Н-13С HSQC (спектры записаны в КРЦКП СО РАН, Красноярск). В низкотемпературном спектре ЯМР 1Н (-60 оС, CDCl3),  соединения (6) имеется два сигнала протонов аминогрупп. На основании площади сигналов сделано следующее отнесение: протоны группы NH2 дают сигнал 4.08 м.д., а NH – 3.20 м.д.

1.2 Синтез 3-[(1-адамантил)алкил]-3Н-нафто[1,2-d]имидазолов

При исследовании взаимодействия адамантилсодержащих нафталин-1,2-диаминов с алифатическими карбоновыми кислотами, установлено, что при кипячении N2-[(1-адамантил)алкил]нафталин-1,2-диаминов (5-8) с муравьиной и уксусной кислотами происходит циклоконденсация (схема 3) с  образованием ранее неизвестных 3-[(1-адамантил)алкил]-3Н-нафто[1,2-d]имидазолов (9-14) с выходом 21-51 %.

Схема 3

Строение и состав полученных соединений подтверждаются данными ЯМР спектроскопии (соединения (9-14)),  масс-спектрометрии (соединения (9-12)) и элементного анализа (соединения (13), (14)). В спектрах ЯМР 1Н синглетный сигнал протона имидазольного ядра соединений (9), (10) (ацетон-d6) и (14) (CDCl3) расположен на 8.23, 8.03 и 8.20 м. д., соответственно, а сигнал протонов метильной группы, соединенной с ядром имидазола нафтимидазолов (11) (ДМСО-d6), (12) (CDCl3) – на 2.62 м. д. и 2.84 м. д., соответственно. В масс-спектрах соединений (9-12), кроме молекулярных ионов, соответствующих расчётным (m/z  316, 330, 330, 344), находится пик фрагментарного иона (m/z 135), который соответствует адамантил-катиону. Его дальнейшая фрагментация приводит к ионам распада адамантанового каркаса (m/z 93, 79).

В реакции N2-[(1-адамантил)этил]-нафтилен-1,2-диамина с уксусным ангидридом, более реакционноспособным по сравнению с уксусной кислотой, наряду с 3-[1-(1-адамантил)этил]-2-метил-3Н-нафто[1,2-d]имидазолом (12) образуется N1,N2-диацетил-N2-[(1-адамантил)этил]нафтилендиамин-1,2 (15) (схема 4). Масс-спектр нафтимидазола (12) идентичен спектру соединения, полученного циклизацией нафтилендиамина-1,2 (4) с уксусной кислотой. В масс-спектре диацетильного производного (15) присутствует пик молекулярного иона соответствующий расчётному (m/z 404).

Схема 4

Таким образом, впервые получены ранее неизвестные 3-[(1-адаман-тил)алкил]нафто[1,2-d]имидазолы (9-14), содержащие алифатический фрагмент в имидазольном ядре.

1.3 Синтез 3-[(1-адамантил)алкил]-2-арилнафто[1,2-d]имидазолов

Реакция нафталин-1,2-диаминами (5), (6) с хлорангидридами ароматических кислот, в зависимости от условий протекания реакции, приводит к образованию как бензамидов, так и нафтимидазолов. Нагревание реагентов в хлороформе в присутствии триэтиламина приводит к бензоилированию и получаются ранее неизвестные N-(2-[(1-адамантил)-алкил]амино)нафт-1-ил)бензамиды (16-18) (схема 5). Дальнейшее превращение бензамидов (16-18) в нафто[1,2-d]имидазолы удалось осуществить кипячением в толуоле в присутствии п-толуолсульфокислоты. Выход впервые полученных 3-[(1-адамантил)алкил]-2-арил-3H-нафто[1,2-d]имидазолов (19-21) (схема 5) варьируется от 57 до 66 %.

Строение соединений (16-18) подтверждают данные ИК-, ЯМР-спектроскопии и элементного анализа.

Схема 5

В ИК-спектре (вазелиновое масло) продукта бензоилирования (16) присутствует характеристическая полоса поглощения валентных колебаний амидной карбонильной группы С=О (1670-1680 см-1), отсутствующая в спектре соответствующего имидазола (19).  Наличие С=О группы в соединениях (17), (18) подтверждается сигналом карбонильного атома углерода в спектрах ЯМР 13С (166.6 и 165.6 м. д., соответственно).

Повысить выход 2-арил-3H-нафто[1,2-d]имидазолов (19-21) и получить новые нафтимидазолы (22-26) (схема 6, таблица 1) удалось при проведении бензоилирования лабильных нафтилендиаминов (3), (4) сразу же после восстановления гидразин-гидратом N-((1-адамантил)алкил)-1-нитрозонафтил-2-аминов на Pd/C в хлороформе.

Схема 6

После бензоилирования и отгонки хлороформа, полученный остаток растворили в толуоле, кипятили в течение 48 ч. и затем упарили растворитель. Полученный твёрдый остаток очистили методом колоночной хроматографии на силикагеле, выделили 2-арилзамещенные 3-H-нафто[1,2-d]имидазолы (19-26) (таблица 1).

Таблица 1 – Выходы и температуры плавления 2-арил-3-[(1-адамантил)алкил]нафто[1,2-d]- имидазолов (19-26)

R1

R2

Выход, %

Т. пл., оС

19

H

Ph

21

230

20

Me

Ph

35

168

21

Me

4-Cl-C6H4

31

171

22

H

4-Cl-C6H4

40

230

23

H

3-NO2-C6H4

80

158

24

Me

3-NO2-C6H4

70

148

25

H

4-NO2-C6H4

43

220

26

Me

4-NO2-C6H4

37

147

Строение полученных соединений подтверждается данными ЯМР спектроскопии (соединения (19-26)),  состав - масс-спектрометрией (соединения (19), (20)) и элементным анализом (соединения (21-26)).

В отличие от бензамидов (17), (18), в ЯМР 13С спектрах соединений (19-25) отсутствует сигнал атома углерода карбонильной группы.

Присутствие нафтильного и арильных фрагментов соединений (19-26) подтверждает наличие сигналов ароматических протонов в области 7.61-8.74 м. д. В ЯМР 1Н спектра соединений (19-26) мультиплетный сигнал протонов метиленовых и метиновых групп адамантана находятся в области 1.20-1.89 м. д. В спектре ЯМР 1Н (CDCl3) присутствуют сигналы протонов алкильного мостика: квартетный сигнал протона метиновой группы 4.41-4.44 м. д. (соединения (20), (21), (24), (26)) и синглетный сингнал протонов метиленовой группы в области 4.19-4.25 м. д. (соединения (19), (22), (23), (25)).

В масс-спектре соединений (19), (20) имеются молекулярные ионы, соответствующие расчётным значениям (m/z 392, 406). Так же присутствует пик фрагментарного иона (m/z 135), который соответствует адамантил-катиону и ионы распада адамантанового каркаса (m/z 93, 79).

Из литературных данных известно об альтернативном методе  синтеза нафтимидазолов конденсацией нафталин-1,2-диаминов с ароматическими альдегидами с последующим дегидрированием. Представлялось целесообразным изучить данную реакцию для синтеза адамантилсодержащих нафто[1,2-d]имидазолов.

Исследовано взаимодействие N2-[(1-адамантил)-метил]-нафтилендиамина-1,2 (3) с 3-нитробензальдегидом (схема 7). Раствор реагентов в безводном бензоле нагревали 3 часа в токе аргона. Далее реакционную массу кипятили в присутствии 0.5 %-го палладия на угле в течение 6 часов. В результате синтезирован 3-[(1-адамантил)метил]-2-(3-нитрофенил)-3H-нафто[1,2-d]имидазол (23), идентичный полученному взаимодействием нафтилендиамина (3) с 3-нитробензоилхлоридом.

Схема 7

Строение и состав синтезированного нафтимидазола (23) подтверждается данными ЯМР 1Н и масс-спектрометрии. Масс-спектр соединения (23) идентичен спектру нафтимидазола (23), полученного взаимодействием диамина (3) с хлорангидридом м-нитробензойной кислоты.

1.4 Синтез N-адамантил-4-нитрозопиразолов

С целью синтеза замещенных N-адамантил-4-нитрозопиразолов, перспективных для использования в производстве полимеров в качестве модификаторов, исследована циклоконденсация 2-гидроксимино-1,3-дикетонов с моногидрохлоридом адамантилгидразина (схема 8). Реакция протекает при комнатной температуре, в течение 12-24 ч. После хроматографической очистки получены сине-зелёные кристаллы ранее неизвестных 1-(1-адамантил)-3,5-диметил-4-нитрозо-1Н-пиразола (27) и 1-(1-адамантил)-5(3)-метил-4-нитрозо-3(5)-фенил-1Н-пиразола (28) (таблица 2).

Схема 8

Впервые осуществлён синтез монометильного производного  N-адамантил-4-нитрозопиразола исходя из 1,1-диметоксибутан-3-она. Гидролиз 1,1-диметоксибутан-3-она в кислой среде и последующее нитрозирование приводит к неустойчивому 2-гидроксимино-3-оксобутаналю (29) (схема 9). Исследована реакция 3-оксобутаналя (29) с солянокислым  адамантилгидразином в водной  среде  при  комнатной  температуре.  При  этом

Таблица 2 – Выходы, температуры плавления и электронные спектры N-(1-адамантил)-4-нитрозопиразолов (27, 28, 30-33)

R1

R2

R3

Выход, %

Т. пл., оС

Электронный спектр (этанол)

λ, нм (ε)

27

Me

Me

1-Ad

40

127

308 (16620), 661 (60)

28

Me (Ph)

Ph (Me)

1-Ad

35

182

309 (14740), 674 (50)

30

H (Me)

Me (H)

1-Ad

69

142

309 (16500), 680 (56)

31

H

Me

H

28

135

304 (10420), 677 (51)

32

H

Me

Ph

27

106

242 (12060), 329 (15000), 687 (57)

33

Me

H

Ph

7

70

226 (10100), 309 (15960), 690 (59)

Схема 9

происходит образование белого осадка (предположительно неустойчивого адамантилгидразона 2-гидроксимино-3-оксобутаналя), при последующем кипячении которого в спирте синтезирован ранее неизвестный N-(1-адамантил)-3(5)-метил-4-нитрозо-1Н-пиразол (30) (схема 10, таблица 2).

Схема 10

Разработанный способ синтеза монометилпиразола (30) из 1,1-диметоксибутан-3-она оказался универсальным и использован нами для синтеза других монометил-4-нитрозопиразолов. При конденсации соединения (29) с гидразин-гидратом получен новый 3-метил-4-нитрозо-1Н-пиразол (31) в виде сине-зелёных кристаллов (схема 11, таблица 2).

Схема 11

Показано, что реакция циклоконденсации альдегидокетона (29) с хлоргидратом фенилгидразина приводит к образованию двух изомеров: 3-метил-4-нитрозо-1-фенил-1Н-пиразола (32) и 1-фенил-5-метил-4-нитрозо-1Н-пиразола (33) в соотношении 3,7:1 (таблица 2, схема 12).

Схема 12

Смесь изомеров разделена методом колоночной хроматографии на силикагеле. Строение изомеров определено на основании данных ЯМР 1Н спектроскопии. Сигналы протонов метильной группы в 5-ом  положении пиразольного ядра находятся в более слабом поле (3.10 м. д.), чем 3-замещённого (2.70 м. д.), что обусловлено дезэкранирующим действием фенильного заместителя. Подтверждением строения 3-метил-4-нитрозо-1-фенил-1Н-пиразола (32) также послужило образование при его восстановлении известного соединения - 4-амино-3-метил-1-фенил-1Н-пиразола (J. Chem. Soc. 1958. V. 23. P. 3259-3263). Для вещества со структурой (32) по сравнению с соединением (33) при хроматографировании на силикагеле наблюдается меньшее время удерживания, что, вероятно, связано с экранированием метильным и фенильным заместителями неподелённой пары электронов атома азота пиразольного ядра, из-за чего взаимодействие с силикагелем ослаблено.

Строение и состав полученных 4-нитрозопиразолов (27), (28), (30-33) подтверждают данные электронной, ЯМР 1Н, 13С спектроскопии, двумерного эксперимента 1Н-13С HSQC, масс-спектрометрии и элементного анализа.

Наличие нитрозогруппы в синтезированных пиразолах (27), (28), (30-33) подтверждается тем, что в электронных спектрах соединений в области 660-690 нм находится пик поглощения n,π*-перехода NO-группы, связанной с пиразольным ядром.

В спектрах ЯМР 1Н метил-4-нитрозопиразолов (30-33) (CDCl3) сигнал протона пиразольного ядра находится в области 7.16-8.62 м. д. Протоны метильной группы в 3-м положении дают сигналы в области 3.10-3.35 м. д. (соединения (27), (30-32)), тогда как протоны метильной группы в положении 5 находятся в более сильном поле: 2.22-2.71 м. д. (соединения (27), (28), (33)). В спектре ЯМР 1Н (СDCl3) соединений (27), (28), (30) наблюдаются сигналы протонов адамантильного фрагмента в области 1.82-2.41 м. д. Для корректного отнесения сигнала протонов метильной группы в 5-ом положении нитрозопиразола (27) (2.22 м. д.) и слабо разрешенного мультиплетного сигнала  метиновых групп адамантана (2.30 м. д.) привлечены данные 2D эксперимента 1Н-13С HSQC. Сигналы протонов фенильного заместителя  соединений (28), (32), (33) присутствуют в области 7.3-7.9 м. д.

2 Строение и свойства синтезированных соединений

2.1 Исследование строения N2-[1-(1-адамантил)этил]-нафталин-1,2-диамина, бензамидов и 2-арил-3Н-нафто[1,2-d]имидазолов методами ЯМР спектроскопии

Отнесение сигналов протонов нафталинового цикла N2-[1-(1-адамантил)-этил]нафталин-1,2-диамина (4), бензамидов и имидазолов, а также арильных фрагментов бензамидов (17), (18) и 2-арилнафто[1,2-d]имидазолов (19-25) в спектрах 1Н (СDCl3) из-за близости химических сдвигов, мультиплетности ароматических неэквивалентных протонов и атомов углерода затруднено. Например, на рисунке 1 приведены мультиплетные сигналы протонов в области 7.5 – 8.7 м. д. Для корректного отнесения сигналов привлечены данные ЯМР 13С, интерпретированные с применением методик АРТ, двумерного эксперимента ЯМР: 1Н-1Н COSY и 1Н -13С  HSQC.

Рисунок 1 – Фрагмент ЯМР 1Н спектра (CDCl3) 3-[(1-адамантил)метил]- 2-(4-хлорфенил)-3H-нафто[1,2-d]имидазола (22)

На схеме 13 указаны корреляции, выявленные из спектров 1H-13C HSQC 1H-1Н COSY между протонами и атомами углерода нафталинового фрагмента (III) в ЯМР 1Н спектре диамина (4).

Схема 13

Спектры ЯМР 1H и 13С (СDCl3) 4-хлоро-N-(2-([1-(1-адамантил)-этил]амино)нафт-1-ил)бензамида (18) и N-(2-([1-(1-адамантил)-этил]-амино)нафт-1-ил)бензамида (17) имеют сходство.

Корреляции между сигналами протонов и атомов углерода указаны на схеме 14. Спектр ЯМР 1H бензамида (17) отличается от спектра соединения (18) только сигналом протона в 4-м положения бензольного ядра фрагмента IV.

Схема 14

Спектры ЯМР 1Н синтезированных нафтимидазолов (19-25) имеют существенные различия со спектрами нафтилендиамина (6) и нафтилбензамидов (17, 18). На схемах 15 и 16 указаны корреляции в спектрах 1H-13C HSQC 1H-1Н COSY между сигналами протонов и атомамов углерода нафтиленового и арильного фрагментов (III и IV)  в ЯМР 1Н спектре соединений (19-25). Дополнительная информация получена из спектра 1H-13C HMBC соединения (22).

Схема 15

В спектрах ЯМР 1Н имидазолов (19), (21-25) сигналы протонов H6 (8.75-8.74 м. д.) и H12 (7.61-7.83 м. д.), находятся в более слабом поле по сравнению с аналогичными сигналами протонов H6 (7.61 м. д.) и H12 (7.21 м. д.) бензамидов (17), (18), а также нафтилендиамина (4) - H6 (7.44 м. д.) и H12 (7.21 м. д.).

Схема 16

Спектры ЯМР 13С и 1Н имидазолов (22), (25) и (19) различаются только химическими сдвигами сигналов атомов арильных фрагментов и атомов углерода имидазольного ядра, что вполне объяснимо разницей в электронакцепторных свойствах нитрогруппы и хлора. Отличия в ЯМР 1Н спектрах 2-(3-нитрофенил)-нафтоимидазолов (23), (24) по сравнению со спектрами 2-(4-хлорфенил)-нафтоимидазола (21) и 2-(4-нитрофенил)-нафто[1,2-d]имидазола (25) относятся только к химическим сдвигам и мультиплетности сигналов арильных протонов и возникают из-за присутствия заместителя в орто- или мета-положении к нафтимидазольной группе (фрагмент IV, схема 16).

2.3 Некоторые химические свойства синтезированных 4-нитрозопиразолов

Представлялось целесообразным изучить восстановление синтезированных 4-нитрозопиразолов (27), (28), (30-32) с целью получения 4-аминопиразолов, поскольку известно о биологической активности некоторых производных 4-аминопиразолов. В тоже время аминогруппа обладает высокой реакционной способностью, поэтому может быть модифицирована в диазогруппу, которая в дальнейшем способна замещаться на разнообразные функциональные группы.

При восстановлении нитрозопиразолов (27, 28, 30-32) гидразин-гидратом в присутствии катализатора (0,5 %-го Pd/C) при 240С в дихлорметане получены соответствующие аминопроизводные (34-38) с выходом 51-95 % (схема 17, таблица 3). 4-Аминопиразолы (34-38) – светло-жёлтые кристаллические вещества, растворимые в эфире, этаноле, хлороформе. 4-Амино-3-метил-1Н-пиразол (34) также выделен в виде гидрохлорида (39). Один из синтезированных 4-аминопиразолов (соединение (35)) ранее был известен (J. Chem. Soc. 1958. V. 23. P. 3259-3263), однако для его получения применяют 4-нитропиразол, который синтезируют многостадийным способом.

Схема 17

Таблица 3 – Выходы, температуры плавления и масс-спектры 4-амино-пиразолов

R1

R2

R3

Выход, %

Т. пл., оС

Масс-спектр, m/z (Iотн., %)

34

Н

Me

H

52

74

97 (100) [М+], 86 (6), 84 (8), 70 (28), 56 (52), 55(8), 54 (6), 53 (7), 52 (5), 51 (6)

35

H

Me

Ph

86

88

173 (73) [М]+, 134 (20), 131 (42), 104 (100), 78 (18), 77 (60), 51 (26).

36

H (Me)

Me (H)

Ad

60

114

231 (100) [М]+, 135 (50), 97 (30), 93 (12), 91 (8), 79 (16), 77(8), 56 (8)

37

Me

Me

Ad

51

104

245 (100) [М]+, 135 (72),  111 (68), 107 (8), 93 (20), 91 (12), 79 (21), 77 (12), 70 (28), 67 (8), 55 (7).

38

Me (Ph)

Ph (Me)

Ad

95

171

307 (100) [М]+, 173 (35), 135 (50),  104 (20), 93 (18), 91 (12), 79 (21), 77(18), 42 (10).

Строение и состав аминов (34-39) подтверждают данные ЯМР 1Н и масс-спектрометрии.

В спектрах ЯМР 1Н (CDCl3) соединений (34-38) присутствуют сигналы протонов ароматической аминогруппы в области  2.45-4.05 м. д. Синглетный сигнал протона пиразольного ядра соединений (34-36) находится в области 7.15-7.47 м. д. Протоны фенильной группы соединения (35) дают два триплетных сигнала 7.19 и 7.41 м. д., а также один дублетный 7.58-7.59 м. д., а соединения (38) – два мультиплетных сигнала 7.34 и 7.45 м. д. Сигнал протонов метильной группы в 3-м положении аминопиразолов (34-37) расположен в области 2.23-2.39 м. д., а метильной группы в 5-м положении в виде синглета 2.19 м. д. (37), 2.26 м. д. (38) В спектре соединений (34-38) наблюдаются сигналы протонов адамантильного фрагмента в области 1.56-2.28 м. д.

В ЯМР 1Н спектре (СF3СООН) гидрохлорида (39) синглетный сигнал протона пиразольного ядра находится в области 9.07 м. д. Сигнал протонов метильной группы расположен в области 3.19 м.д. Сигнал протонированной аминогруппы (NH3+) имеет вид уширенного синглета в области 11.40 м. д.

В масс-спектре соединений (34-38) имеются молекулярные ионы, соответствующие расчётным значениям (m/z 97, 173, 231, 245, 307). В соединениях (36-38) присутствует пик адамантил-катиона (m/z 135), и фрагментарные ионы дальнейшей фрагментации адамантанового каркаса (m/z 93 и 79).

Окисление 4-нитрозопиразола (31) 20 %-ной пероксидом водорода в  присутствии вольфрамата натрия (схема 18) даёт 3-метил-4-нитро-1Н-пиразол (40), который соответствует по температуре плавления такому же нитропиразолу, полученному ранее путем нитродебромирования 4-бром-5-метилпиразола азотной кислотой в 80 %-ой серной кислоте (Austral. J. Chem. 1979. V. 32, N 8. P. 1727-1734). Кроме того, состав и строение соединения (40) подтверждают данные ЯМР 1Н и масс-спектрометрии.

Схема 18

В спектре ЯМР 1Н в CDCl3 соединения (40) присутствует синглетный сигнал протона пиразольного ядра в области 8.22 м.д. Сигнал протонов метильной группы в 3-м положении расположен в области 2.70 м.д. В масс-спектре соединения (40) имеется молекулярный ион, соответствующий расчётному (m/z 127).

2.4 Исследование влияния синтезированных 4-нитрозопиразолов на реокинетику вулканизации ненаполненных эластомерных композиций

Известно, что некоторые 4-нитрозопиразолы, добавленные в полимерные композиции на основе бутадиеновых каучуков, проявляют свойства ускорителей вулканизации, стабилизирующих агентов и модификаторов адгезии, то есть, могут быть использованы в качестве компонентов полифункционального действия (Каучук и резина. 2007.  №1. С. 20).

Исследовано влияние синтезированных нитрозопиразолов (31-32) на параметры процесса вулканизации (минимальный и максимальный крутящие моменты, индукционный период, оптимальное время вулканизации) ненаполненных полимерных композиций на основе неполярного 1,4-цис-полибутадиенового каучука СКД (ГОСТ 14924-75), и полярного бутадиен-нитрильного каучука БНКС-28АМН (ТУ 38.30313-2008). На основе экспериментальных данных произведён расчёт скорости вулканизации и кажущейся энергии активации (ГОСТ 12535-84).

В смеси на основе бутадиен-нитрильного каучука в присутствии  4-нитрозопиразола (32) наблюдается увеличение на 18 % максимального крутящего момента, показывающего степень сшивания, что характеризует соединение (32) как вторичный вулканизующий агент. В композициях на основе полибутадиенового каучука нитрозопиразолы (31), (32) не оказали значительного влияния на степень сшивания.

Композиции на основе полибутадиенового каучука в присутствии нитрозопиразолов (31), (32) имеют значительно меньший индукционный период вулканизации (на 56-64 %), сопоставимый с уменьшением уровня кажущейся энергии активации процесса вулканизации (на 55 %).

В присутствии 3-метил-4-нитрозо-1-фенил-1Н-пиразола в композициях на основе полибутадиенового каучука наблюдается сокращение оптимального времени вулканизации на 53 %. 3-Метил-4-нитрозо-1Н-пиразол обеспечивает сокращение оптимального времени вулканизации на 36 % как в композициях на основе полибутадиенового каучука, так и в системах на основе бутадиен-нитрильного каучука.

Применение синтезированных 4-нитрозопиразолов (31), (32), может увеличить валовый выпуск продукции за счет сокращения цикла вулканизации резиновых изделий из-за уменьшения оптимального времени вулканизации,

Выводы

1 Установлено, что в реакции N2-[(1-адамантил)-алкил]нафталин-1,2-диаминов с алифатическими карбоновыми кислотами и ангидридами кислот образуются ранее неизвестные нафто[1,2-d]имидазолы с адамантильным фрагментом.

2 Строение продуктов реакции N2-[(1-адамантил)алкил]нафталин-1,2-диаминов с хлорангидридами ароматических кислот зависит от условий её проведения. При кипячении в хлороформе образуются продукты бензоилирования - N-(2-[(1-адамантил)алкил]амино)нафт-1-ил)бензамиды, а при нагревании в толуоле - новые адамантилсодержащие 2-арилнафто[1,2-d]-имидазолы.

3 Впервые конденсацией 2-гидроксимино-1,3-дикетонов с адамантилгидразином получены 3,5-дизамещённые N-(1-адамантил)-4-нитрозопиразолы.

4 Разработан метод синтеза ранее неизвестных 3(5)-метил-4-нитрозо-пиразолов взаимодействием 2-гидроксимино-3-оксобутаналя с гидразинами. Показано, что при конденсации 2-гидроксимино-3-оксобутаналя с фенилгидразином образуются два изомерных 4-нитрозопиразола: 3-метил-4-нитрозо-1-фенил-1Н-пиразол и 5-метил-4-нитрозо-1-фенил-1Н-пиразол.

5 Исследованы некоторые химические превращения синтезированных N-адамантантил-4-нитрозопиразолов. При восстановлении получен ряд новых 4-аминопиразолов. Окисление 3-метил-4-нитрозопиразола приводит к 3-метил-4-нитропиразолу.

6 Синтезированные 4-нитрозопиразолы могут быть использованы в качестве модификаторов процесса вулканизации бутадиеновых каучуков СКД и БНКС-28АМН.

Основное содержание работы изложено в следующих публикациях:

1. Синтез нафто[1,2-d]имидазолов, содержащих адамантильный фрагмент / Н. А. Гаврилова, Т. А. Фроленко, Е. С. Семиченко, Г. А. Субоч // Журнал органической химии. 2010. Т. 46, Вып. 5. С. 783-784.

2. 4,4-Диметоксибутан-2-он в синтезе 4-нитрозопиразолов /  Т. А. Фроленко, Е. С. Семиченко, Е. В. Роот, Г. А. Субоч // Журнал органической химии. 2011. Т. 47, Вып. 4. С. 615-616.

3. Синтез нитрозо- и амино-N-адамантилпиразолов / Т. А. Фроленко,  Е. С. Семиченко, М. Г. Мельникова, Н. А. Гаврилова, Г. А. Субоч // Журнал Сибирского федерального университета. Химия. 2011. Т. 4, № 3. С. 301-306.

4. 3-Метил-4-нитрозопиразолы и способ их получения: пат. 2440343 Рос. Федерация. № 2010126423 / Субоч Г. А., Семиченко Е. С., Роот Е. В., Фроленко Т. А.- №; заявл. 28.06.2010; опубл. 20.01.2012, Бюл. № 2 (I ч). 5 с.

5. Реакция аминирования п-нитрозофенола и -нитрозо--нафтола  1-адамантилметиламином : материалы 46-й междунар. науч. студен. конф. «Студент и научно-технический прогресс» / Т. А. Фроленко, И. С. Сиренко,  А. Л. Гомонова, Н. А. Гаврилова, г. Новосибирск, 2008. С. 41.

6. Фроленко Т. А., Гаврилова Н. А., Семиченко Е. С. Синтез замещенных нафтимидазолов : материалы 47-й междунар. науч. студен. конф. «Студент и научно-технический прогресс», г. Новосибирск, 2009. С. 63.

7. Фроленко Т. А., Гаврилова Н. А., Семиченко Е. С. Получение  N-[1-(1-адамантил)этил]-1-нитрозо-6-бромнафталин-2-амина : тр. 10-й междунар. конф. «Актуальные проблемы современной науки». Естеств. науки. Часть 8. Орган. химия, г. Самара, 2009. С. 47.

8. Фроленко Т. А., Гаврилова Н. А., Семиченко Е. С. Получение нафтимидазола, содержащего адамантильный фрагмент : сб. статей студ. и молодых учёных всерос. науч-практ. конф. «Молодые ученые в решении актуальных проблем науки», Красноярск, 2009. Т. 2. С. 270-272.

9. Фроленко Т. А., Гаврилова Н. А., Семиченко Е. С. Взаимодействие N2-[(1-адамантил)метил]нафтилендиамина-1,2 с бензоилхлоридом : сб. статей студ. и молодых учёных по итогам всерос. науч-практ. конф. «Молодые ученые в решении актуальных проблем науки», г. Красноярск, 2009. Т. 4. С. 421-423.

10. Получение 2-нитрофенил-3-[(1-адамантил)алкил]-3Н-нафто[1,2-d]-имидазолов : сб. статей по материалам всерос. науч-практ. конф. посвященной 80 – летию СибГТУ «Лесной и химический комплексы – проблемы и решения» / Т. А. Фроленко, Н. А. Гаврилова, А. Е. Васюк, Л. В. Матвеюк,  Е. С. Семиченко, г. Красноярск, 2010. Т. 2. С. 195-197.

11. Синтез  N-адамантил-3,5-диметил-4-нитрозопиразола : материалы  49-й междунар. науч. студенческой конф. «Студент и научно-технический прогресс» / Т. А. Фроленко, Н. А. Гаврилова, М. Г. Мельникова,  Е. С. Семиченко, г. Новосибирск, 2011. С. 77.

12. Синтез  1-адамантил-5-метил-4-нитрозо-3-фенил-1Н-пиразола : материалы V регион. науч-практ. конф. посвящённой Году химии «Химическая наука и образование Красноярья» / Т. А. Фроленко, Н. А. Гаврилова, М. Г. Мельникова, Е. С.  Семиченко, г. Красноярск, 2011. С. 90-92.

13. К синтезу 2-(3-нитрофенил)-3-[(1-адамантил)метил]-3Н-нафто[1,2-d]имидазола / Т. А. Фроленко, Н. А. Гаврилова, А. А. Кондрасенко, Е. С. Семиченко: сб. статей студ. и молодых учёных по итогам всерос. науч-практ. конф. (с междунар. участием) «Молодые ученые в решении актуальных проблем науки», г. Красноярск, 2011. Т. 2. С. 121-124.

14. 4,4-Dimethoxybutan-2-one in the Synthesize of 4-Nitrosoanilines and 4-Nitrosopyrasoles: Book of abstracts «Current Topics in Organic Chemistry» / E. S. Semichenko, N. A. Gavrilova, T. A. Frolenko, A. S. Kositsyna, E. V. Root,  G. A. Suboch, Novosibirsk, Russia, 2011. P. 186.

15. Синтез  3-[(1-адамантил)алкил]-7-бром-3Н-нафто[1,2-d]имидазолов : материалы 50-й междунар. науч. студенческой конф. «Студент и научно-технический прогресс» / Т. А. Фроленко, Н. А. Гаврилова, Е. С. Семиченко, Новосибирск, 2012. С. 74.

16. Исследование влияния нитрозопиразолов на реокинетику вулканизации ненаполненных эластомерных композиций : сб. статей по материалам всерос. науч-практ. конф. «Лесной и химический комплексы – проблемы и решения» / Т. А. Фроленко, В.Д. Ворончихин, Е.В. Роот, Е. С. Семиченко, г. Красноярск, 2012. Т. 2. С. 137-139.

Подписано в печать 22.11.2012

Формат 60х84 1/16. Усл. печ. л. 1,0.

Изд. № 6/8. Заказ № 1584. Тираж 100 экз.

Редакционно-издательский центр СибГТУ

660049, г. Красноярск, пр. Мира, 82

факс (391) 211-97-25,

тел. (391) 227-69-91

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.