WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

Ромашкина Екатерина Петровна

СИНТЕЗ, СТРОЕНИЕ И СВОЙСТВА КОМПЛЕКСОВ ПЕРЕХОДНЫХ МЕТАЛЛОВ, СОДЕРЖАЩИХ МОНО- И ПОЛИГИДРОКСОФЕНОЛЫ

02.00.01- неорганическая химия

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата химических наук

Москва 2012

Работа выполнена на кафедре общей химии факультета физико- математических и естественных наук Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российский университет дружбы народов»

Научный консультант: доктор химических наук, профессор Ковальчукова Ольга Владимировна

Официальные оппоненты: доктор химических наук, профессор Горичев Игорь Георгиевич (ФГБОУ ВПО МПГУ) доктор химических наук, профессор Савинкина Елена Владимировна (ФГБОУ ВПО МИТХТ им. М.В. Ломоносова)

Ведущая организация: ФГБУН ИОНХ им. Н.С. Курнакова РАН

Защита диссертации состоится 29 мая 2012 года в 15 час. 30 мин. на заседании Совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д 212.203.11 при Российском университете дружбы народов по адресу: 117923, Москва, ул. Орджоникидзе, д. 3, зал № 2.

С диссертацией можно ознакомиться в Учебно-научном информационном библиографическом центре Российского университета дружбы народов по адресу: 117198, Москва, ул. Миклухо- Маклая, д. 6.

Автореферат разослан ___ апреля 2012 года.

Ученый секретарь Совета по защите докторских и кандидатских диссертаций, В.В. Курилкин кандидат химических наук, доцент ВВЕДЕНИЕ



Актуальность проблемы. Одним из разделов координационной химии является синтез и исследование свойств комплексных соединений металлов с гидроксиароматическими лигандами, которые имеют свой спектр биологической и каталитической активности. Так, соединения, содержащие гидроксильные группы фенольного типа, являются антиоксидантами, обладают антитоксическими свойствами, влияют на иммунные реакции и размножение клеток. Выявлена способность ряда комплексов железа с полигидроксисоединениями проникать сквозь мембраны клеток эритроцитов и гепатоцитов, что делает их перспективными лекарственными препаратами для удаления избыточного железа из организма. Широко известна каталитическая активность комплексных соединений при проведении важнейших органических реакций (полимеризация олефинов, раскрытие циклов и др.), в том числе и находящих промышленное применение. Комплексы переходных металлов могут играть роль переносчиков групп атомов и целых молекул, закреплять молекулы в определенном положении, поворачивать их, поляризовать и т.п. Многие реакции, осуществляемые в условиях металлокомплексного катализа, обладают высокой регио- и стереоселективностью. В настоящее время даже трудно представить все возможности, которые открывает катализ комплексами переходных металлов перед органической химией.

Введение в состав гидроксиароматических систем дополнительных электронодонорных групп и заместителей приводят к появлению новых полезных свойств. Так, широко известно использование сульфамидных препаратов в качестве эффективных лекарственных средств, предупреждающих бактериальные инфекции, причем их активность увеличивается при переходе к металлокомплексам. Сульфамиды и их комплексные соединения применяются в медицинской практике в качестве диуретических, антиглаукомных и антиэпилептических препаратов. Ароматические соединения, содержащие одновременно гидроксильную группу и третичную аминогруппу, используются при производстве полимеров в качестве катализаторов реакций полимеризации. Гидроксиазосоединения фенильного и нафтильного рядов – широко и давно известные азокрасители и азопигменты для различного вида тканей, причем большинство из промышленных форм представляют собой так называемые металлокрасители и металлопигменты, являющиеся по сути комплексными соединениями.

Одновременное присутствие в органических молекулах нескольких функциональных групп (гидроксильных, амино-, азо-, сульфамидных) приводит к многообразию их молекулярных (азо-гидразонная таутомерия, цвиттер-ионные формы) и кислотно-основных превращений (нейтральные, анионные и катионные формы). Электронодонорные центры органических лигандов могут конкурировать между собой в процессе комплексообразования, что влечет за собой реализацию различных типов координации (моно-, би- и полидентатная, хелатная, мостиковая). В то же время известно, что биологическая и каталитическая Автор выражает искреннюю благодарность д.х.н., профессору Зайцеву Б.Е., к.х.н., доценту Рябову М.А. и к.х.н. Страшнову П.В. за помощь и поддержку в работе активность соединений во многом определяется их пространственным и электронным строением.

Развитие в последнее время современных методов исследования (рентгеноструктурный анализ, квантово-химическое моделирование) и синтез новых гидроксиароматических соединений приводит к необходимости не только накопления экспериментального материала, но и обобщения имеющихся в литературе представлений, получения корреляционных зависимостей «строение – свойство» с целью разработки методов прогнозирования свойств и целенаправленного синтеза соединений с заданными свойствами.

Исходя из вышесказанного, разработка новых методов синтеза координационных соединений металлов с полифункциональными гидроксиароматическими молекулами, установление закономерностей их образования и взаимосвязи между строением и физикохимическими свойствами является одной из актуальных проблем современной химии координационных соединений.

Настоящая работа выполнена в соответствии с планом НИР РУДН – тематический план Министерства образования и науки РФ (021220-1-174 № гос. регистрации 01201154188) и поддержана грантами РФФИ 07-03-00020-а и 10-03-00003-а.

Постановка задачи и цели исследования. Анализ литературных данных показал, что в последние десятилетия наблюдается повышенный интерес к изучению строения и свойств полигидроксиароматических соединений, а также комплексных соединений металлов на их основе. Накопление экспериментального и теоретического материала, связывающего особенности формирования координационных узлов при изменении условий синтеза является важным шагом для предсказания полезных (биологических, каталитических) свойств металлокомплексов. В связи с этим целью настоящей работы явились модификация методик и синтез новых координационных соединений переходных металлов с моно- и полигидроксиароматическими лигандами, содержащие в качестве заместителей первичные и третичные аминогруппы, сульфамидные и азофрагменты, изучение их физико-химических свойств и установление зависимостей, связывающих физико-химические свойства с пространственным и электронным строением. Для достижения поставленной цели в рамках этой проблемы решались следующие задачи: а) определить условия образования комплексных соединений; б) по модифицированным методикам выделить индивидуальные координационные соединения и изучить их совокупностью физико-химических методов анализа; в) изучить таутомерные и ионные превращения исходных органических молекул, использованных в качестве лигандов, определить их строение в условиях реакций комплексообразования; г) используя современные квантово-химические методы, рассчитать электронные и геометрические свойства лигандов и их комплексов; д) установить зависимости, связывающие свойства полученных соединений с особенностями их электронного строения. В работе были использованы химические и физико-химические методы исследования: элементный, потенциометрический, термогравиметрический, рентгенофазовый и рентгеноструктурный2 анализы; ИК- и электронная спектроскопия;

квантово-химические расчеты.

Научная новизна. По модифицированным методикам выделено и идентифицировано новых комплексных соединений d-металлов с моно- и полигидроксиароматическими лигандами, содержащих в качестве заместителей первичные и третичные аминогруппы, сульфамидные и азофрагменты, установлен их состав и строение. Определены молекулярные и кристаллические структуры двух комплексных соединений, одной органической молекулы и трех ацидосолей. Определены таутомерные и ионные формы существования органических молекул в условиях комплексообразования, установлены их спектральные характеристики.

Изучено комплексообразование в растворах, определены состав комплексов и константы их образования. Получены корреляции, связывающие устойчивость металлокомплексов с физическими и физико-химическими характеристиками ионов-комплексообразователей и органических лигандов. Проведено квантово-химическое моделирование металлохелатного узла азопроизводных метилфлороглюцина, на основании соответствия расчетных и экспериментальных данных предложено строение комплексных соединений.

Научное и практическое значение. Теоретические и экспериментальные результаты и выводы вносят вклад в координационную химию переходных металлов и металлокомплексов с полифункциональными гидроксиароматическими молекулами. Они могут быть использованы при исследовании родственных органических молекул и для разработки теории металлокомплексного катализа. Результаты работы (структурные, спектроскопические и электронные характеристики) войдут в соответствующие справочники, обзоры и монографии.





Апробация работы. Основные результаты работы доложены и обсуждены на Семинаре «New Trends in Research of Energetic Materials» (Чехия, Пардубице 2010 г.); XIX Менделеевском съезде по общей и прикладной химии (Волгоград, 2011г.); XXII Симпозиуме «Современная химическая физика» (Туапсе 2010г.); Всероссийской научной конференции (с международным участием): «Успехи синтеза и комплексообразования» (Москва, РУДН, 20г.); 45 Всероссийской конференции по проблемам математики, информатики, физики и химии (Москва, РУДН 2009г.).

По теме диссертации имеется 10 опубликованных работ, из них 4 в научных журналах, рекомендованных ВАК Минобрнауки РФ.

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, литературного обзора, экспериментальной части, трех глав обсуждения результатов, выводов и списка литературы, содержащего 148 наименований. Она изложена на 176 страницах и включает рисунков и 35 таблиц.

Рентгеноструктурные исследования проводились д.х.н. Сергиенко В.С. (ИОНХ РАН) и к.х.н. Сташем А.И.

(НИФХИ им. А.Я. Карпова) ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ Исходными веществами для синтеза комплексных соединений были кристаллогидраты хлоридов, бромидов и нитратов марганца(II), кобальта(II), никеля(II), меди(II), цинка, кадмия, алюминия(III), хрома(III), самария(III) и европия(III). В качестве органических лигандов использованы 2,4,6-три-(N,N-диметиламинометил)фенол (НL1); 3-амино-4гидроксибензолсульфамид (НL2); 2-фенилазопроизводные 2,4,6-тригидрокситолуола (метилфлороглюцина, МФГ) (Н4L3, Н4L4, Н3L5) (рис. 1).

НL1 НLCHCHCHHO OH HO OH HO OH N N NON N N N OH OH OH HO HO NO2 O2N Cl Н4L3 Н4L4 Н3LРис. 1. Органические лиганды, используемые в работе Синтез комплексных соединений проводили путем смешивания водно-этанольных растворов солей соответствующих металлов и органических лигандов в соотношениях М : L = 1 : 1 и 1 : 2 в нейтральной, щелочной и кислой средах.

Кристаллизация комплексных соединений начиналась сразу или после выдерживания на водяной бане и 50%-ного удаления растворителя. Осадки отделяли от растворов фильтрованием или центрифугированием, промывали небольшим количеством этанола и высушивали в эксикаторе над КОН до постоянной массы. Результаты химического анализа и брутто-формулы соединений приведены в табл. 1.

Таблица 1.

Результаты химического анализа и брутто-формулы выделенных соединений Результаты анализа, вычислено M, (найдено/вычислено), % Соединение Формула г/моль М С N Н Hal CdL1Cl·3H2O (I) CdC15H32O4N3Cl 465,5 24,15/ 38,25/ 9,02/ 7,04/ 7,43/ 23,84 38,67 9,60 6,87 7,11,75/ 36,07/ 8,37/ 7,88/ 14,34/ CоL1Cl2·6H2O (II) CoC15H38O7N3Cl512,22 35,86 7,80 7,57 14,(H3L1Cl)[CoCl4] 11,45/ 36,66/ 8,09/ 6,15/ 35,77/ C15H30Cl5CoN3O 504,(III) 11,69 35,67 8,32 5,94 35,10,12/ 27,43/ 6,98/ 5,23/ 48,83/ H2L1[CuBr4] (IV) C15H29Br4CuN3O 650,9,76 27,67 6,45 4,46 49,C45H74AlN9O4 831 3.01/ 64.87/ 15.94/ 8.63/ - Al(L1)3H2O (V) 3.24 64.95 15.15 8.12.46/ 38.24/ 8.91/ 7.53/ 7.57/ C15H36ClCoN3OCo(L1)Cl6H2O (VI) 464,12.68 38.76 9.04 7.81 7.Cu(L1)Cl4H2O C15H32ClCuN3O5 433 14.09/ 41.07/ 9.65/ 7.25/ 8.31/ (VII) 14.66 41.57 9.69 7.44 8.Cd(L1)Cl4H2O C15H32CdClN3O5 481,5 23.52/ 36.98/ 8.43/ 7.09/ 7.06/ (VIII) 23.31 37.36 8.71 6.69 7.Sm(L1)2Cl3H2O 19.35/ 44.88/ 10.02/ 6.85/ 4.78/ C30H56ClN6O7Sm 797,(IX) 18.83 45.12 10.52 7.07 4.Sm(L1)(NO3)23H2O 25.08/ 30.77/ 11.82/ 5.68/ C15H30 N5O10Sm 560 - (X) 25.45 30.50 11.85 5.Eu(L1)2Cl3H2O C30H56ClEuN6O7 799,5 19.01/ 45.34/ 10.78/ 7.55/ 4.71/ (XI) 18.99 45.03 10.50 7.05 4.Eu(L1)(NO3)24H2O C15H32EuN5O11 610 25.17/ 30.13/ 11.28/ 5.33/ - (XII) 24.89 29.52 11.47 5.Сo(L2)2·4H2O·НL2 СoC18H33N6S3O8,46/ 31,04/ 12,06/ 4,77/ 697 - (XIII) 9,12 30,35 11,76 3,12,00/ 29,47/ 11,45/ 4,53/ Ni(L2)2·3H2O (XIV) NiC12H22N4S2O489 - 11,68 29,43 11,24 5,CuClC6H16N2SO7 359,5 17,69/ 20,06/ 7,80/ 4,49/ 9,87/ Cu(L2)Cl·4H2O 17,80 19,60 8,15 5,00 10, (XV) СuL2Br·3H2O СuBrC6H13N2SO6. 385 16,52/ 18,73/ 7,28/ 3,41/ 20,77/ (XVI) 16,45 18,79 6,98 4,15 20,Mn2L3 ·6H2O 21,12/ 30,05/ 8,32/ 5,15/ Mn2C13H23N3O523 - (XVII) 21,00 29,84 8,03 4,26,01/ 33,87/ 9,37/ 4,02/ Ni2L3·2H2O (XVIII) Ni2C13H15N3O459 - 25,59 34,04 9,16 3,13,01/ 37,13/ 10,23/ 5,23/ CrHL3·3H2O (XIX) CrC13H18ClN3O412 - 12,61 37,87 10,19 4,22,80/ 32,60/ 9,05/ 3,18/ Mn2L4·2H2O (XX) Mn2C13H10ClN3O8 482 - 22,82 32,42 8,73 2,26,14/ 34,83/ 8,99/ 2,87/ Ni2L4 (XXI) Ni2C13H6ClN3O6 453 - 25,91 34,47 9,28 1,24,16/ 32,06/ 8,96/ 2,98/ Co2L4·2H2O (XXII) Co2C13H10ClN3O8 490 - 24,08 31,89 8,58 2,CrHL4·2H2O 12,17/ 37,01/ 10,12/ 3,24/ CrC13H11ClN3O8 425 - (XXIII) 12,24 36,77 9,89 2,11,49/ 35,23/ 9,82/ 5,18/ CrL5·6H2O (XXIV) CrC13H20N3O11 446 - 11,65 34,99 9,41 4,9,52/ 50,01/ 13,57/ 2,45/ Ni(НL5) 2 (XXV) NiC26H16N6O10 631 - 9,30 49,48 13,32 2,10,12/ 48,76/ 13,48/ 2,78/ Cu(НL5) 2(XXVI) CuC26H16N6O10 636 - 9.99 49,10 13.21 2,Индивидуальность выделенных соединений доказывали методами фазового кристаллооптического и рентгенофазового анализа, а типы координации органических лигандов и состав внутренней и внешней сферы комплексов определяли совокупностью физико-химических методов исследования (РСА, ИК и электронная спектроскопия, термогравиметрия) с привлечением методов квантово-химического моделирования (АМ-1, РМ-3, DFT/B3LYP).

Синтез и строение комплексных соединений металлов с 2,4,6-три-(N,Nдиметиламинометил)фенолом (HL1) Особенностью строения HL1 является наличие плоского фенольного фрагмента и трех третичных аминогрупп, которые выведены из плоскости цикла в связи с sp3-типом гибридизации атомов углерода метиленовых групп в положениях 2, 4 и 6. При изучении его комплексообразования металлами следует учитывать возможность кислотно-основного равновесия (существование лиганда в нейтральной, анионной или моно-, ди- и трикатионных формах), а также возможность цвитер-ионной таутомерии.

Оптимизация структуры методами АМ-1 и РМ-3 показала, что для нейтральной и монокатионной форм HL1 наиболее устойчивыми являются нецвиттер-ионные формы, в которых атом водорода локализован около атома кислорода гидроксильной группы, в то время, как дикатионная форма более устойчива в цвиттер-ионной форме (три атома водорода локализованы около атомов азота третичных алифатических амино-групп) и имеет конформацию «кресло».

Результаты квантово-химического расчета подтверждены РСА монокристаллов H3L1[CuBr4] (рис. 2). В трикатионной форме катионы (H4L1)3+ существуют в виде конформера «ванна» и образуют прочные димеры с расстоянием между плоскостями бензольных колец 3,. Это было установлено на примерах расшифровки кристаллической и молекулярной структуры тригидрохлорида и тригидронитрата (H4L1(NO3)3H2O и H4L1Cl3H2O, а также комплексного соединения (H4L1Cl)[CoCl4] (рис. 3).

Электронные спектры поглощения HL1 характеризуются наличием трех основных полос поглощения в УФ области, которые смещаются при ионизации и комплексообразовании (рис. 4). В спектрах появляются изобестические точки, что говорит о равновесии процессов.

Рис.2. Молекулярная структура H3L1[CuBr4] (а) (б) Рис. 3. Молекулярная структура(а) и строение димера органического катиона (б) в (H4L1Cl)[CoCl4] Рис. 4. Электронные спектры поглощения: 1 - H4L1Cl3H2O; 2-15 – при постепенном добавлении CrClКривые потенциометрического титрования HL1 в присутствии солей металлов (рис. 5) лежат ниже кривой титрования чистого лиганда, что указывает на то, что в водных растворах идет процесс комплексообразования, который связан с замещением протонов органической молекулы на катионы металлов. На основании кривых титрования рассчитаны первые константы образования комплексов (табл. 2), величины которых совпадают с таковыми, полученными спектрофотометрически.

Рис. 5. Кривые потенциометрического титрования HL1 в присутствии солей металлов.

В литературе известно, что природа ионов-комплексообразователей в значительной мере влияет на параметры координационных соединений. Установлено, что в зависимости от природы лиганда они могут иметь двоякий вид: изменяться монотонно или иметь экстремум.

В последнем случае можно говорить об избирательности реакции комплексообразования.

Таблица 2.

Величины первых констант образования металлокомплексов HLМn+ lgK1 Мn+ lgK1 Мn+ lgKCu+ Co2+ Cr3+ 6.19±0.75 6.40±0.24 6.58±0.Cu2+ Fe2+ Al3+ 5.79±0.87 6.27±0.33 6.73±0.Cd2+ Fe3+ Sm3+ 6.38±0.56 7.96±0.79 5.29±0. Eu3+ 5.24±0.Полученные корреляционные зависимости (рис. 6) первых констант устойчивости металлокомплексов от некоторых физических характеристик ионов-комплексообразователей (электроотрицательности, абслютной жесткости, энергии ионизации) имеют экстремум на катионе Fe(III). Комплексные соединения алюминия с HL1 также имеют повышенную устойчивость по сравнению с двухвалентными металлами.

При установлении типа координации органической молекулы в комплексах, выделенных в кристаллическом состоянии, учитывалось, что существует линейная зависимость между величинами первой константы образования комплексов металлов с HL1 и соответствующими величинами их гидроксокомплексов.

Рис. 6. Зависимость величин lgK1 комплексов HL1 от величины электроотрицательности иона-комплексообразователя Этот факт, согласно литературным представлениям, свидетельствует о координации HLметаллом через гидроксильную группу. Участие в координации неподеленных пар электронов атома азота третичной аминогруппы не противоречит литературным данным по кристаллическим структурам металлокомплексов модельных соединений. Согласно результатам качественного и термогравиметрического анализов, хлорид-ионы и молекулы воды входят во внутреннюю сферу. Таким образом, схему строения координационных соединений можно отобразить в виде:

Комплексные соединения металлов с 3-амино-4-гидроксибензолсульфамидом (HL2) В отличие от HL1, в молекуле 3-амино-4-гидроксибензолсульфамида (HL2) имеются сильный электронодонор (аминогруппа, сопряженная с ароматическим кольцом) и электроноакцептор (сульфамидный фрагмент, имеющий значительный индуктивный эффект), которые должны влиять на способность фенольной группы к взаимодействию с катионами металлов.

Введение сульфамидной и аминогрупп в состав гидрокси-ароматических систем расширяет количество центров координации за счет неподеленных пар электронов кислорода и азота и приводит к многообразию возможных структур в процессе комплексообразования:

Для определения типа координации органической молекулы следует учитывать электронодонорные способности отдельных центров молекулы и физико-химические критерии их комплексообразования. Важную роль играют таутомерные и ионные равновесия, происходящие в растворах лиганда в условиях комплексообразования:

Методом РСА (рис. 7) установлено, что в кристаллическом состоянии HL2 существует в виде нейтрального изомера (подвижный атом водорода локализован около гидроксильного атома кислорода), что не противоречит результатам квантово-химических расчетов.

Протонирование при образовании гидрохлорида идет по анилиновому атому азота. Все шесть атомов водорода при атомах кислорода и азота участвуют в образовании водородных связей.

(а) (б) (в) Рис. 7. Молекулярная структура 3-амино-4-гидроксибензолсульфамида (а), его гидрохлорида (б) и формирование водородных связей в последнем (в) Электронный спектр поглощения этанольного раствора HL2 характеризуется тремя полосами поглощения 216, 235 и 300 нм (рис. 8). Известно, что взаимодействие неподеленной пары электронов атома азота аминогруппы с протоном в процессе протонирования должно приводить к уменьшению интенсивности полосы соответствующего электронного перехода.

Согласно результатам рентгеноструктурного анализа, протонирование молекулы осуществляется по атому азота аминогруппы. В электронном спектре поглощения НL2 при изменении рН в кислую область наблюдается значительное уменьшение интенсивности длинноволновой полосы и батохромный сдвиг полосы 235 нм. Исходя из этого можно утверждать, что переход, связанный с анилиновой аминогруппой, лежит при 300 нм.

Рис. 8. Изменения в электронных спектрах поглощения водно-этанольных растворов HL2 при добавлении HCl Добавление к этанольному раствору HL2 растворов щелочей или солей металлов (рис. 9) приводит к гипсохромному смещению полосы 300 нм. Присутствие изобестических точек указывает на равновесие двух форм в реакциях ионизации и комплексообразования. По результатам спектрофотометрического титрования для HL2 рассчитаны рКb = 4.06±0,28; рКа = 9.22±0,51 и константы образования металлокомплексов в растворах: lg(Cu(L2)2) = 18,92±0,50;

lg(CdL2) = 6,93±0,56; lg(NiL2) = 6,29±0,53; lg (CoL2) = 6,10±0,65. Как видно, наибольшую устойчивость в пересчете на одну молекулу лиганда имеет комплекс меди (lg/n = 9,46).

Результаты термического анализа показывают, что удаление воды из металлокомплексов НL2 происходит в интервалах температур 90-97 и 170-180оС, то есть она не входит во внутреннюю сферу комплексов. Качественные реакции на галогенид-ионы без разрушения комплексного соединения дают отрицательный результат, что свидетельствует о том, что они находятся во внутренний сфере комплекса.

Рис. 9. Изменения в электронных спектрах поглощения водно-этанольных растворов HL2 (кривая 1) при постепенном добавлении раствора CuCl2 (кривые 2 – 16) Способы координации HL2 металлами определяли с привлечением данных ИК и электронной спектроскопии. ЭСП металлокомплексов HL2 соответствуют спектрам депротонированной формы органической молекулы. В ИК спектрах наблюдается увеличение фона поглощения в области 3600-3400 см-1, связанное с валентными колебаниями адсорбированной и кристаллизационной воды. Полосы колебаний аминогрупп расщепляются и лежат в интервале частот 3500-2950 см-1. Полосы валентных колебаний сульфамидной группы смещаются от 1133 до 1127 см-1.

Таким образом, с учетом того, что в координации принимают участие гидроксильная, амино- и сульфамидная группа HL2, а также на основании литературных данных по способу координации сульфамидных лигандов, схему строения комплексных соединений можно представить следующим образом:

Достройка координационного узла до координационного числа центрального иона, равного 6, может происходить за счет слабых аксиальных взаимодействий с кристаллизационными молекулами воды.

Комплексные соединения металлов с азопроизводными метилфлороглюцина (МФГ) К особенностям строения вышеуказанных органических молекул можно отнести следующее: 1. Наличие пяти или шести потенциальных электронодонорных центра (три или четыре гидроксильные группы фенольного типа и два атома азота азогруппы).

2. Присутствие в арилазозаместителе нитрогруппы, которая за счет сильного индуктивного эффекта значительно увеличивает кислотные свойства гидроксильной группы, находящейся в этом кольце.

3. Три гидроксильные группы МФГ находятся в µ-положении друг к другу и по свойствам близки к изолированным моногидроксисоединениям.

4. Присутствие азогруппы в о- и р-положениях к гидроксильным группам МФГ, а также в о-положении к гидроксильной группе в фенилазофрагментах Н4L3 и Н4L4 приводят к возможности азо-гидразонной таутомерии молекул и образованию металохелатных циклов (рис. 10 а,б).

5. В случае Н4L3 и Н4L4 существует возможность формирования сразу двух металлохелатных циклов (рис. 10 в,г) и образованию биядерных комплексов.

CHHO OH CHHO O Mn+ N O N n+ N N M R1, R2, ROH R1, R2, R а) б) CHHO CHO HO O n+ Mn+ M N O O N N N n+ O n+ M M R1, RO R1, R в) г) Рис. 10. Возможные структуры металлохелатных циклов азопроизводных МФГ (R1, R2, R3 = OH, Cl, NO2) Электронные спектры поглощения этанольных растворов H4L3 - H3L5 характеризуются интенсивной полосой в области 450-470 нм, добавление щелочи приводит к батохромному сдвигу полосы и изменению цвета растворов из желто-оранжевого в красный. Наличие изобестических точек указывает на равновесный процесс ионизации. Величины max длинноволновых полос поглощения нейтральных и анионных форм и констант диссоциации по кислотному типу Н4L3 – Н3L5 приведены в табл. 3.

Таблица 3.

Положение длинноволновой полосы поглощения в ЭСП соединений H4L3 – H3L5 в нейтральной и анионной формах и величина константы кислотности.

Соединение max (нейтр.) lg (нейтр.) max (анион.) lg (анион.) pKa H4L3 469 4,12 531 3,69 9,57±0.H4L4 452 4,79 512 4,94 7.57±0.H3L5 437 4,95 452 5,08 10,49±0.Добавление растворов солей металлов к этанольным растворам H4L3 – H3L5 (рис. 11) приводит к батохромному сдвигу и некоторому уменьшению интенсивности длинноволновых полос поглощения по сравнению с некоординированными лигандами. Изменения в спектрах аналогичны изменениям, наблюдаемым при ионизации органических молекул.

Рис. 11. Спектрофотометрическое титрование этанольного раствора H4L3 раствором CoCl2 и кривая насыщения По результатам спектрофотометрического титрования построены кривые насыщения, на основании которых рассчитаны составы комплексов и константы их образования. Результаты приведены в табл. 4.

Таблица 4.

Состав комплексов H4L3 – H4L5 с катионами металлов(MLn) и значения их констант образования Лиганд Катион металла n lg/n H4L3 Ni+2 1 6,1,3381Cr+3 1 6,3,5441Cu+2 1 6,6,7351Co+2 1 6,2,21Zn+2 1 6,1,21H4L4 Zn+2 2 7,5,24810Cr+3 2 8,2,62210Cu+2 2 11,5,6110Ni+2 2 9,3,6110Co+2 2 8,6,8110H3L5 Cr+3 1 7,1,971Анализ значений констант образования координационных соединений, для металлокомплексов первого переходного ряда с Н4L3 – Н4L5 показывает, что максимальная устойчивость наблюдается для комплексов меди (рис. 12). Эти результаты совпадают с литературными данными: среди переходных элементов двухзарядные ионы элементов четвертого периоды имеют почти не отличающиеся друг от друга ионные радиусы, а устойчивость образуемых ими комплексов изменяется в ряду MnZn (так называемый ряд Ирвинга-Уильямса).

Рис. 12. Зависимость констант образования комплексных соединений элементов IV периода (в пересчете на одну молекулу лиганда) от порядкового номера иона комплексообразователя на примере H4LВ связи с тем, что монокристаллы комплексных соединений фенилазопроизводных метилфлороглюцина выделить не удалось, предположение об их строении делали на основе квантово-химического моделирования металохелатного цикла методом DFT. В качестве органической молекулы – лиганда в расчете был использован H4L3, а в качестве ионакомплексообразователя – катион Ni2+. При расчете учитывали экспериментальные данные:

батохромное смещение длинноволновой полосы поглощения лиганда при координации катионом никеля от 469 до 534 нм; состав комплекса в растворе Ni2+:L = 1:1. В связи с тем, что процессы комплексообразования изучали в нейтральной водно-этанольной среде, учитывали возможность существования только моно- и дианионных форм лиганда, причем считали, что ионизации подвергаются гидроксильные группы в -положении к азо-фрагменту и образуются пяти- и шестичленные металлохелатные циклы. В качестве возможных координационных полиэдров центрального иона, исходя из литературных данных, использовали квадрат или тетраэдр (для координационного числа 4), а также октаэдр для координационного числа 6. Достройка координационной сферы проводилась анионом хлора и молекулами воды.

Оптимизация геометрии комплексов никеля с монодепротонированным H4L3 состава 1:приводит к координационному числу 4 и практически не искаженной квадратной конфигурации (рис. 13).

Показано, что при участии в хелатообразовании депротонированной группы фенилазокомпоненты (рис. 13, структура А) анион (H3L3)- практически плоский (угол разворота плоскости МФГ и -нитрофенольного фрагмента составляет 10о), а плоскость координационного полиэдра [NiNOClO)] повернута относительно плоскости метилфлороглюцинового фрагмента на 74о, т.е. практически перпендикулярна плоскости аниона (H3L3)-. В случае ионизации гидроксильной группы метилфлороглюцинового фрагмента молекулы (рис. 13, структура Б) оптимальной является геометрия с планарным расположением МФГ относительно координацинного металлохелатного полиэдра и поворотом -нитрофенольного цикла на 56о относительно этой плоскости. Сравнение величин общей энергии показывает, что структура Б на 30,79 кДж/моль устойчивее, чем структура А.

А Б Рис. 13. Оптимизация геометрии комплексов состава [Ni(H3L3)ClH2O] Длины связей в металлохелатных полиэдрах для комплексов А и Б составляют соответственно: Ni–O 1,844 и 1,845 ; Ni–N 1,907 и 1,877 ; Ni–Cl 2,208 и 2,214 ; Ni–OH1,964 и 1,975 . Это согласуется с экспериментальными данными по аналогичным длинам Ni– Х связей (Х = O, N, Cl). Длины связей N–N (1,288 ) и C–N (1,339 ) в значительной степени выровнены. Рассчитанные эффективные заряды на центральном атоме никеля составляет +0,934 для таутомера А и +0,960 для таутомера Б. Это обусловлено переносом электронной плотности с молекул и ионов лигандов на орбитали центрального атома: 0,566 и 0,542 с (H3L3)- ; 0,373 и 0,372 с хлорид-аниона; 0,127 и 0,126 с молекулы воды для таутомеров А и Б соответственно.

При моделировании комплексного соединения никеля с дважды депротонированным лигандом H4L3 учитывалась возможность образования сразу двух металохелатных циклов (пяти- и шестичленного). (H2L3)2- анион выступает в качестве тридентатного лиганда, координационные связи образуются с участием неподеленных пар электронов одного из атомов азота азогруппы и двух атомов кислорода депротонированных гидроксильных групп метилфлороглюцинового и -нитрофенольного циклов органической молекулы. Достройка координационной сферы никеля проводилась молекулами воды. В зависимости от типов металлохелатного цикла (пяти- или шестичленный), можно предложить две таутомерные модификации (В и Г), которые представлены на рис. 14.

В Г Рис. 14. Оптимизация геометрии комплексов состава [Ni(H2L3)H2O] В процессе оптимизации геометрии комплексов никеля с дважды депротонированным H4L3 показано, что октаэдрические комплексы не имеют минимумов на поверхности потенциальной энергии, и существуют только квадратные комплексы типа В и Г (рис. 14), причем формирование этих двух структур равновероятно (разность значений общей энергии не превышает 8 кДж/моль).

Рассчитанные длины связей в таутомерах В и Г в целом соответствуют таковым, рассчитанным для структур [Ni(H3L3)Cl H2O]. Эффективные заряды на атомах никеля (+ 1,0и +1,010 для структур В и Г соответственно) также свидетельствуют о значительном смещении электронной плотности на катион Ni2+ то есть о значительной степени ковалентности связи M–L.

Выбор реализуемого типа координации и характера ионизации H4L3 проводили на основании сравнения рассчитанного изменения ЭСП некоординированного лиганда при его взаимодействии с катионом никеля. Согласно рис. 13, рассчитанная длинноволновая полоса поглощения лиганда (452 нм) удовлетврительно совпадает с экспериментально полученной величиной (469 нм).

Рис. 15. Рассчитанные электронные спектры поглощения, а также изменения в экспериментальном спектре поглощения H4L3 при добавлении избытка NiCl Характер ее расщепления, величина сдвига и соотношение интенсивностей при переходе к спектру комплексного соединения в наибольшей степени удовлетворяет структуре Г: плоский дважды депротонированный лиганд тридентатен и образует с катионом никеля два металлохелатных цикла (шестичленный с участием атома кислорода депротонированной гидроксильной группы фрагмента МФГ и пятичленный с участием депротонированной ОНгруппы -нитрофенольного фрагмента); центральный ион имеет конфигурацию слегка искаженного квадрата, достройка координационной сферы происходит с участием молекулы воды.

ВЫВОДЫ 1. По модифицированным методикам из кислых, нейтральных и слабощелочных водноэтанольных растворов выделено в кристаллическом состоянии 26 комплексных соединений металлов, содержащих 2,4,6-три-(N,N-диметиламинометил)фенол (НL1); 3-амино-4гидроксибензолсульфамид (НL2); 2-фенилазопроизводные 2,4,6-тригидрокситолуола (Н4L3, Н4L4, Н3L5).

2. На основании полученного массива экспериментальных (РСА, ИК и электронная спектроскопия, потенциометрия, термогравиметрия) и теоретических (квантовохимическое моделирование) данных установлены особенности строения органических молекул и координационных соединений:

3. Определены молекулярные и кристаллические структуры двух комплексных соединений, одной органической молекулы и трех ацидосолей. Показана различная пространственная ориентация заместителей НL1 в зависимости от характера протонирования (ди- и трикатион).

4. Изучены процессы комплексообразования в растворах, определены состав комплексов и константы их образования. Получены корреляции, связывающие устойчивость металлокомплексов с физическими и физико-химическими характеристиками ионовкомплексообразователей.

5. Проведено квантово-химическое моделирование металлохелатных циклов 2фенилазопроизводных 2,4,6-тригидрокситолуола, на основании соответствия изменений в экспериментальных и рассчитанных электронных спектрах поглощения при комплексообразовании определен наиболее предпочтительный тип координации.

Основные результаты работы приведены в следующих публицациях:

1. Ковальчукова О.В., Сташ А.И., Страшнова С.Б., Ромашкина Е.П., Зайцев Б.Е. Синтез, кристаллические и молекулярные структуры (H3LCl)[CoCl4] и H2L[CuBr4] (L – 2,4,6три(N,N-диметиламино)метилфенол) // Кристаллография, 2010. Т. 55, № 3, с. 441–444.

2. Желтоухова (Ромашкина) Е.П., Илюхин А.Б., Страшнова С.Б., Ковальчукова О.В., Палкина К.К., Сергиенко В.С., Зайцев Б.Е. Комплексные соединения ряда p-, d- и fметаллов с 2,4,6-трис-(N,N-диметиламинометил)фенолом (HL). Кристаллическая и молекулярная структура H4L(NO3)3H2O и H4LCl33H2O. // Журнал неорганической химии, 2011. Т. 56. № 3. С. 392-398.

3. Ковальчукова О.В., Страшнова С.Б., Страшнов П.В., Ромашкина Е.П., Волянский О.В., Кобраков К.И. Спектральное и квантово-химическое изучение таутомерных и ионных превращений азокрасителей на основе метилфлороглюцина. // Бутлеровские сообщения, 2011. Т. 24. № 1. С. 90-94.

4. Ковальчукова О.В., Страшнова С.Б., Страшнов П.В., Ромашкина Е.П., Волянский О.В., Кобраков К.И. Особенности координационной химии полифункциональных азотсодержащих гетероароматических гидроксисоединений. // Бутлеровские сообщения.

2011. Т. 24. № 1. С.76-83.

5. Станкевич Г.С., Кобраков К.И., Волянский О.В., Ковальчукова О.В., Ушкарев В.И., Алафинов А.И., Шахнесс А.Х., Дутов М.Д., Шевелев С.А., Страшнов П.В., Ромашкина Е.П. Trinitrotoluene as a precursor in synthesis of effective azodyes and azopygments.

Proceedings of the 13th Seminar on New Trends in Research of Energetic Materials. Part I.

2010 г. Пардубице (Чехия). С. 255-258.

6. Ковальчукова О.В., Волянский О.В., Ромашкина Е.П., Страшнов П.В., Кобраков К.И., Страшнова С.Б., Кузнецов Р.А. Спектральное и квантово-химическое изучение азокрасителей на основе метилфлороглюцина. // XXII симпозиум Современная химическая физика (тезисы докладов). Туапсе, 2010 г. С. 45.

7. Желтоухова (Ромашкина) Е.П., Ковальчукова О.В. Комплексные соединения некоторых двухвалентных металлов с 2,4,6-три-(N,N-диметиламинометил)фенолом. // Материалы 45 Всероссийской конференции по проблемам математики, информатики, физики и химии. Секция химии. РУДН, 2009 г. С. 33-34.

8. Алафинов А.И., Ковальчукова О.В., Ромашкина Е.П., Волянский О.В., Кобраков К.И..

Синтез, кислотно-основное равновесие и процессы комплексообразования новых азокрасителей на основе метилфлороглюцина. // Всероссийская научная конференция (с международным участием): «Успехи синтеза и комплексообразования». РУДН, 2011 г. С.

235.

9. Силаева Н.Ю., Ромашкина Е.П, Илюхин А.Б., Сергиенко В.С., Ковальчукова. О.В.

Комплексные соединения d- металлов с 3-амино-4 гидроксибензолсульфамидом (HL).

Кристаллическая и молекулярная структура HL. // Всероссийская научная конференция (с международным участием): «Успехи синтеза и комплексообразования». РУДН, 20г. С. 236.

10. Ромашкина Е.П., Волянский О.В., Страшнов П.В., Акилова В.А., Ковальчукова О.В., Страшнова С.Б., Кобраков К.И. «Изучение процессов комплексообразвания d-металлов с азокрасителями на основе метилфлороглюцина. // XIX Менделеевский съезд по общей и прикладной химии. Волгоград, 2011 г. С. 357.

Ромашкина Екатерина Петровна СИНТЕЗ, СТРОЕНИЕ И СВОЙСТВА КОМПЛЕКСОВ ПЕРЕХОДНЫХ МЕТАЛЛОВ, СОДЕРЖАЩИХ МОНО- И ПОЛИГИДРОКСИАРОМАТИЧЕСКИЕ ЛИГАНДЫ Выделено в кристаллическом состоянии и изучено совокупностью химических и физико-химических методов анализа 26 комплексных соединений металлов с 2,4,6-три-(N,Nдиме-тиламинометил)фенолом, 3-амино-4-гидроксибензолсульфамидом и рядом 2фенилазопроизводных 2,4,6-тригидрокситолуола. Изучены процессы комплексообразования в растворах, определены константы ионизации лигандов и константы образования комплексных соединений, получены корреляции их величин с физическими характеристиками ионовкомплексообразователей. Проведено квантово-химическое моделирование металлохелатных циклов, на основании соответствия изменений в экспериментальных и рассчитанных электронных спектрах поглощения при комплексообразовании определен наиболее предпочтительный тип координации.

Romashkina Ekatherina Petrovna SYNTHESIS, STRUCTURE, AND PROPERTIES OF COMPLEXES OF TRANSITION METALS CONTAINING MONO- AND POLYHYDROXYAROMATIC LIGANDS 26 New complex compounds of metals with 2,4,6-tris(N,N-dimethylaminomethyl)phenol, 3amino-4-hydroxybenzene sulfamide, and some 2-phenylazo-derivatives of 2,4,6-trihydroxytoluene are isolated and studied by a set of chemical and physico-chemical methods of analysis. Processes of complex formation in solutions are studied, ionization constants of ligands as well as formation constants of metallic complexes are calculated. The correlations of these values with the physical characteristics of complex forming ions were obtained. Quantum-chemical calculations of metallo- chelate cycles were performed. On the base of the conformity with the changes in experimental and calculated electronic absorption spectra while complex formation, the most preferable type of coordination was proposed.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.