WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

Мартынова Ирина Александровна

Синтез, строение и применение разнолигандных комплексов карбоксилатов РЗЭ с 2-этаноламинами и N,N-этилендиаминами

02.00.01 – Неорганическая химия

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата химических наук

Москва – 2012

Работа выполнена на кафедре неорганической химии Химического факультета Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова и на кафедре общей и неорганической химии Института физики и химии Мордовского государственного университета имени Н.П. Огарева

Научный консультант: доктор химических наук, профессор Кузьмина Наталия Петровна

Официальные оппоненты: Доброхотова Жанна Вениаминовна доктор химических наук, профессор ИОНХ им. Н.С. Курнакова РАН, ведущий научный сотрудник Томилова Лариса Годвиговна доктор химических наук, профессор Институт физиологически активных веществ РАН, зав. лабораторией фталоцианинов и их аналогов

Ведущая организация: Московский государственный университет тонких химических технологий имени М.В. Ломоносова

Защита состоится “14” декабря 2012 года в 15 часов 00 мин. на заседании диссертационного совета Д 501.001.51 по химическим наукам при Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова по адресу: 119991, Москва, ГСП-1, Ленинские горы, дом 1, строение 3, МГУ, химический факультет, ауд. 446.

С диссертацией можно ознакомиться в фундаментальной библиотеке МГУ имени М.В. Ломоносова.

Автореферат размещен на сайте ВАК.

Автореферат разослан “14” ноября 2012 года.

Ученый секретарь диссертационного совета Д 501.001.кандидат химических наук Хасанова Нелли Ракиповна

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы Карбоксилаты – это давно известный и изученный класс координационных соединений (КС) редкоземельных элементов (РЗЭ, Ln). Но и сегодня интерес к ним не ослабевает и имеет как фундаментальный, так и прикладной характер. Фундаментальный аспект связан с возможностью наглядно проследить взаимосвязь между составом, строением этих КС и их физико-химическими свойствами, а прикладной – с наличием у карбоксилатов РЗЭ широкого спектра функциональных свойств. Прикладные потребности инициируют модифицирование состава, свойств карбоксилатов РЗЭ и поиск новых соединений. В настоящее время развиваются два основных направления использования карбоксилатов РЗЭ – создание люминесцентных материалов и прекурсоров тонкопленочных оксидных материалов. Интерес к карбоксилатам РЗЭ как прекурсорам тонкопленочных материалов заметно возрос в последнее десятилетие. Это связано с поиском решения важной научной и практической задачи создания высокотемпературных сверхпроводящих (ВТСП) лент, представляющих собой тонкопленочные гетероструктуры на длинномерных металлических подложках (ВТСП ленты второго поколения).

Наиболее перспективным методом получения тонких пленок оксидов РЗЭ является метод химического осаждения из растворов металл-органических прекурсоров (Metal Organic Chemical Solution Deposition, MOCSD). Как правило, металл-органические прекурсоры (МОП) представляют собой раствор координационных соединений или солей РЗЭ, а процесс образования оксидного слоя описывается последовательностью превращений:

МОП(р-р) МОП (пленка) тонкая пленка оксида РЗЭ + газообразные продукты.

Для успешной реализации этой схемы МОП должны удовлетворять следующим требованиям: (1) гомогенность и прозрачность растворов в широких интервалах концентраций; (2) разложение до оксидов при достаточно низких температурах; (3) образование сплошных гладких пленок МОП и оксидов.

Карбоксилаты РЗЭ, производные алифатических карбоновых кислот (НCarb), являются наиболее перспективными МОП, поскольку их растворимость и термическую устойчивость можно модифицировать, например, варьированием заместителей в карбоксилатном анионе или введением в координационную сферу Ln(Carb)3 нейтральных N- или O-донорных лигандов. Для получения оксидных пленок высокого качества в растворы МОП вводят специальные добавки, которые улучшают пленкообразующие свойства (вязкость, золь-гель стабилизация, смачиваемость, адгезия). В качестве таких активных добавок используются 2-этаноламины и N,N-этилендиамины, например, моноэтаноламин (МЕА), диэтаноламин (DEA) и этилендиамин (En), диэтилентриамин (DETA), которые широко применяются в золь-гель технологии. В то же время эти соединения являются O,N- и N,N-донорными лигандами, т.е. способны участвовать в образовании разнолигандных комплексов (РЛК), что может повлиять на свойства МОП.

Цель работы Синтез и изучение РЛК карбоксилатов РЗЭ с 2-этаноламинами и N,N-этилендиаминами, оценка эффективности их использования как прекурсоров в методе МOCSD.

Объекты исследования В качестве объектов исследования в работе выбраны: разнолигандные комплексы карбоксилатов РЗЭ с 2-этаноламинами и N,N-этилендиаминами Ln(Carb)3(Q)x, где HCarb – карбоновые кислоты, отличающиеся длиной углеводородного радикала и кислотностью - уксусная (HAcet), пропионовая (HProp), 2,2-диметилпропионовая (пивалевая, HPiv), трифторуксусная (HTfa) кислоты; Q – аминосоединения, различающиеся типом и количеством донорных атомов – МЕА, DEA, En, DETA. В ряду РЗЭ (III) выбраны La, Ce, Eu, Lu, Y, интерес к которым обусловлен составом оксидных буферных материалов.

Конкретные задачи работы 1). Изучение особенностей взаимодействия карбоксилатов РЗЭ c 2-этаноламинами и N,N-этилендиаминами. Определение состава, кристаллического строения, растворимости, термической устойчивости образующихся РЛК.

2). Синтез и анализ прекурсоров на основе РЛК карбоксилатов РЗЭ с 2-этаноламинами и N,N-этилендиаминами.

3). Осаждение и характеристика тонких оксидных пленок из прекурсоров на основе РЛК карбоксилатов РЗЭ с 2-этаноламинами и N,N-этилендиаминами.

Научная новизна работы состоит в тех новых результатах, которые выносятся на защиту:

1). Показано, что при взаимодействии с карбоксилатами РЗЭ 2-этаноламины и N,N-этилендиамины могут выступать в роли гидролизующего агента, инициирующего образование разнолигандных гидроксогелей, или входить в состав кристаллических РЛК как нейтральные или катионные лиганды.

2). Синтезированы 10 новых разнолигандных кристаллических комплексов пивалатов РЗЭ с 2-этаноламинами и N,N-этилендиаминами. Решены кристаллические структуры моноядерных соединений [{Ce(Piv)5(MEAH+)}(MEAH+)], [{Ln(Piv)2(DETA)2}(NO3)] (Ln = Y, Lu), гексаядерного комплекса [Ce6O8(Piv)8(DETA)4]. Определена кристаллическая структура [Y(Prop)3·(H2O)].

3). Методами электроспрей масс-спектрометрии и ПМР спектроскопии показано, что растворы смесей {МЕА-НCarb} содержат ионные пары [МЕАH+][Carb-] и их аддукты с МЕА и HCarb.

4). Решены структуры твердых солей [MEAH+][Piv-], [MEAH+][Tfa-], [EnH22+][Acet-]2, [EnH22+][Prop-]2, [DETAH22+][Piv-]2, [DETAH22+][Piv]2(H2O), [DEAH+][NO3-].

5). Предложены и охарактеризованы новые прекурсоры на основе РЛК ацетатов РЗЭ с 2-этаноламинами и N,N’-этилендиаминами. Обнаружено влияние состава раствора прекурсора на рост текстуры пленок CeO2 и величину средней шероховатости пленок Y2O3, полученных методом MOCSD.

6). Подобраны оптимальные условия получения биаксиально текстурированных пленок CeO2 и гладких аморфных пленок Y2O3 (средняя шероховатость ~ 0.8 нм).

Практическая значимость работы На основе полученных и охарактеризованных в работе РЛК карбоксилатов РЗЭ с 2-этаноламинами и N,N-этилендиаминами предложены новые металл-органические прекурсоры для осаждения оксидных пленок РЗЭ методом MOCSD. Разработаны методики осаждения биаксиально текстурированных (СеО2) и аморфных гладких (Y2O3) тонких пленок на протяженные металлические ленты.

Сведения о кристаллических структурах депонированы в CCSD (Кембриджскую структурную базу данных) в виде cif-файлов.

Материалы диссертации использованы в специализированных курсах лекций по координационной химии для студентов и аспирантов химического факультета и факультета наук о материалах МГУ имени М.В. Ломоносова (2010 – 2012 гг.) Работа выполнена при финансовой поддержке Министерства образования и науки РФ (государственный контракт № 16.523.11.3008), Российского фонда фундаментальных исследований (гранты 08-03-01012-а, 11-03-01208-а), ЗАО «СуперОкс». Работа была удостоена премии академика В.И. Спицына, поддержана грантом О.В. Дерипаска талантливым студентам, аспирантам и молодым ученым МГУ имени М.В. Ломоносова, а также программой УМНИК при поддержке Федерального агентства по науке и инновациям (Роснаука) и Федерального агентства по образованию (Рособразование).

Личный вклад автора Автором выполнен весь объем экспериментальных исследований, их обработка и анализ, сформулированы положения, выносимые на защиту, и выводы. Автору принадлежит идея последовательного использования различных растворителей и концентраций растворов МОП для снижения шероховатости при осаждении пленок Y2O3 методом MOCSD. При непосредственном участии автора были выполнены работы по усовершенствованию установки для осаждения тонких оксидных пленок методом MOCSD.

Автор благодарен коллегам, принимавшим участие в получении некоторых научных результатов, вошедших в диссертационную работу: д.х.н. Стрелецкому А.Н., к.х.н.

Мудрецовой С.Н., к.х.н. Борисенко А.А., к.ф-м.н. Васильеву А.Л., к.х.н. Манкевичу А.С., к.х.н. Каменеву А.А., асп. Цымбаренко Д.М.

Апробация работы Материалы диссертации были представлены на Международных конференциях студентов, аспирантов и молодых ученых по фундаментальным наукам “Ломоносов” (Москва, 2009, 2011 г.г.), IX школе-семинаре “Актуальные проблемы современной неорганической химии и материаловедения” (Звенигород, 2009 г.), Международном форуме по нанотехнологиям (Москва, 2009 г.), Всероссийской конференции по химии полиядерных соединений и кластеров (Казань, 2009 г.), Европейских конференциях по материалам (Страсбург, 2009, 2012 г.г.), Международной конференции по нанотехнологиям функциональных материалов (Санкт-Петербург, 2010 г.), XXV Международной Чугаевской конференции по координационной химии (Суздаль, 2011 г.), 8-ой Международной конференции по химии f-элементов (Удине, 2012 г.).

Публикации Результаты работы опубликованы в 3 статьях в реферируемых российских и зарубежных журналах, а также в тезисах 10 докладов на российских и международных конференциях.

Объем и структура диссертации Диссертация изложена на 123 страницах, в число которых не включено оглавление, и содержит 54 рисунка, 18 таблиц и 214 библиографических ссылок. Диссертация состоит из введения, обзора литературы, экспериментальной части, обсуждения результатов, выводов, списка литературы и приложения.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Обзор литературы В обзоре литературы рассмотрены основы метода химического осаждения тонких пленок оксидов РЗЭ из раствора и основные типы прекурсоров, используемых в данном методе. Приведены методики синтеза, обсуждены особенности строения и термической устойчивости карбоксилатов РЗЭ. Описаны свойства и комплексообразующая способность выбранных 2-этаноламинов и N,N-этилендиаминов. Сформулирована постановка задачи диссертационной работы, обоснован выбор объектов исследования и представлена структура работы.

Экспериментальная часть 1. Реактивы, методы анализа и исследования В качестве исходных реагентов использовали продажные химические препараты марки хч, органические растворители не подвергали дополнительной очистке. Ацетаты, пропионаты и пивалаты РЗЭ (III), используемые в качестве исходных препаратов, получены и охарактеризованы по стандартным методикам.

Содержание РЗЭ(III) определяли комплексонометрически и/или гравиметрически (точность определения ± 0.2%). Элементный анализ1 осуществляли на С,H,N-анализаторе Vario Micro Cube (Еlementar, Германия). Потенциометрические измерения проводили на i иономере I-160.1MP (стеклянный и стандартный AgCl электроды) в PrOH при 25 ± 2C.

Спектры протонного магнитного резонанса (ПМР)1 записывали на приборе Bruker Avance400. ИК спектры поглощения1 записывали на спектрометре SpectrumOne (Perkin-Elmer) в режиме нарушенного полного внутреннего отражения в области 650 – 4000 см–1. Массспектрометрический анализ с электроспрей ионизацией (ЭС МС)1 растворов в органических растворителях проводили совместно с к.х.н. Кардашевым С.В. на приборе Agilent LC/MSD 1100 SL. Масс-спектры с лазерной десорбционной ионизацией (МАЛДИ МС)1 регистрировали на приборе Autoflex II (Bruker Daltonics, Германия). Термический анализ проводили на приборе Derivatograph Q1500D и на термоанализаторе STA 409 (NETZSCH, Германия) в интервале температур 20 - 1000С в токе воздуха (навеска 40 - 50 мг, скорость нагревания 10/мин, алундовый тигель). Рентгенофазовый анализ порошковых образцов выполняли в камере-монохроматоре Гинье-Йохансона Enraf-Nonius FR552 (Ge-монохроматор, CuK1-излучение, = 1.540598).

2. Методики синтеза Твердые соли [QHxx+][Carb]x (HCarb = HAcet, HProp, HPiv, HTfa; x = 1, Q = MEA; x = 2, Q = En, DETA) получали в виде осадков при взаимодействии стехиометрических количеств i соответствующих аминосоединений Q и HCarb в MeCN или PrOH. Соли [DEAH+][NO3-] и [EnH22+][NO3-]2 выделяли в форме осадков из реакционных смесей, содержащих Y(NO3)3·6H2O, HTfa и соответствующий Q в MeCN.

Синтез РЛК.

Метод 1. Кипячение смеси Eu2O3, HCarb, MEA (HCarb = HAcet, HPiv; мольное соотношение 1 : 6 : 6) в MeOH с последующим охлаждением и отделением твердого осадка.

Центр коллективного пользования МГУ имени М.В. Ломоносова Метод 2. Взаимодействие Ln(Carb)3Lx (Ln = Ce, Eu; HCarb = HAcet, HPiv; L = H2O, HCarb) и MEA в мольном соотношении 1 : 7 в МеОН или MeCN при кипячении с дальнейшим охлаждением до комнатной температуры и выделением продуктов реакции в виде кристаллических осадков или гелеобразных соединений.

Метод 3. Взаимодействие Ln(NO3)3·6H2O (Ln = La, Ce, Eu, Lu, Y) и растворов ионных пар [QHxx+][Carb]x в мольном соотношении 1 : 5 : 5 или 1 : 3 : 5) в MeCN при кипячении реакционной среды с дальнейшим охлаждением и выделением продуктов реакции в виде кристаллических осадков или гелеобразных соединений.

Метод 3. Кипячение реакционной смеси Ln(NO3)3·6H2O (Ln = Ce, Eu, Y), HCarb (HCarb = HAcet, HPiv), МЕА в MeCN, полученной последовательным добавлением реагентов в мольном соотношении 1 : 5 : 5, с последующим охлаждением и выделением гелеобразных продуктов.

Таблица Состав соединений, для которых выполнен РСтА, значения R1-фактора соединение R1 соединение RI [MEAH+][Tfa-] 0,0341 VII [DEAH+][NO3-] 0,03II [MEAH+][Piv-] 0,0992 VIII [Ce(Piv)5(MEAH+)][MEAH+] 0,03III [EnH22+][Acet-]2 0,0360 IX [{Y(Piv)2(DETA)2}(NO3)] 0,04IV [EnH22+][Prop-]2 0,0340 X [{Lu(Piv)2(DETA)2}(NO3)] 0,04V [DETAH22+][Piv-]2(H2O) 0,0510 XI [Ce6O8(Piv)8(DETA)4] 0,07VI [DETAH22+][Piv-]2 0,0480 XII [Y(Prop)3·(H2O)] 0.09Для 11 соединений (табл. 1) получены монокристаллы и выполнен рентгеноструктурный анализ (РСтА) совместно с д.х.н. Лысенко К.А., асп. Цымбаренко Д.М., к.х.н. Нелюбиной Ю.В. на дифрактометре Bruker SMART APEX2 CCD [(MoK) = 0.71072 , -сканирование, 2 < 54, 100K] в Центре рентгеноструктурных исследований ИНЭОС имени А.Н. Несмеянова РАН. Все вычисления проводили с использованием комплекса программ SHELXTL PLUS 5.0. Структуры решены прямыми методами и уточнены полноматричным методом наименьших квадратов с анизотропными тепловыми параметрами для всех неводородных атомов. Атомы водорода OH- и NH2- и NH3+- групп локализованы из разностных Фурье-синтезов и уточнены независимо (I, VIII) или в модели "наездника" (II-VII, IX-XI). Положение остальных атомов водорода рассчитано геометрически и уточнено в модели "наездника" с фиксированными изотропными тепловыми параметрами.

3. Осаждение тонких пленок CeO2 и Y2OСинтез и характеристика прекурсоров В качестве прекурсоров и модельных систем использовали растворы составов {Се(Acet)3·2HAcet – Solv}, {Ln(NO3)3·6H2O – 3HAcet – Solv} (Ln = La, Ce;

Solv – MEA : iPrOH = 75 : 25 об.%), {Y(Acet)3·xH2O – nQ - Solv} (x = 0.5, 4; Q = MEA, DEA, En, DETA; n = 1-3; Solv = MeOH, EtOH, iPrOH, BuOH-1), {Y(acac)3·H2O – HProp} (Hacac - ацетилацетон). Концентрацию растворов варьировали в пределах 0.08 – 0.4М и оценивали по исходному количеству соединения РЗЭ.

Вязкость растворов измеряли на вибровискозиметре SV-10 (AnD, Япония) при температуре 25 ± 2С, погрешность измерения вязкость ~ 1%. Плотность определяли весовым методом, погрешность измерения объема 0.5%. Краевые углы смачивания на поверхности подложек определяли методом растекающейся капли, погрешность измерения ~ 5%.

Осаждение тонких оксидных пленок Подложки2: металлические ленты из сплавов состава Ni0.95W0.05, обладающие 100% биаксиальной текстурой (полированная Еvico, GmbH, Германия), Ni0.85-Cr0.1-W0.05, хастеллой С-276 различной прокатки. Перед использованием подложки очищали ацетоном.

Осаждение пленок CeO2 и Y2O3 на металлические ленты осуществляли на лабораторной установке (рис. 1). Для формирования текстуры осажденные тонкие пленки СеО2 подвергали высокотемпературному отжигу при температурах 550 – 1000оС в среде Ar или смеси 90% Ar - 10%H2.

Методы анализа пленок Термический анализ с масс-спектрометрическим контролем выделяющихся газовпроводили на приборе NETZSCH (Германия) серии STA 449С в атмосфере He + O2 (2 : 1) (в интервале температур 50 — 700С, скорость нагревания 10С/мин, алундовый тигель, масса образца 100 — 120 мг).` 330oC Определение фазового состава и кристаллографической ориентации выполняли на 2 дифрактометрах Rigaku D/MAX 2500 и Rigaku SmartLab (Ge-монохроматор, Cu-K излучение (=1.54046 )).

Исследование микроструктуры4 проводили методом 50oC просвечивающей электронной микроскопии (ПЭМ) и ПЭМ высокого разрешения (ПЭМВР) на микроскопе TITAN 80-300, снабженном HAADF детектором. Состав и 5 толщину пленок определяли по данным рентгеноспектрального микроанализа (РСМА) с ZAFРис. 1. Схема установки для коррекцией и обработкой в программе Stratagem.

нанесения оксидных пленок на Морфологию поверхности пленок исследовали методом протяженные металлические сканирующей электронной микроскопии (СЭМ) на подложки методом MOCSD.

1 – ролики; 2 – лента;

приборах JEOL JSM 840A (JEOL, Япония), Zeiss EVO 3 – пленка; 4 – нагреватель;

(Carl Zeiss, Германия) и атомно-силовой микроскопии 5 – ванна; 6 – ткань, смоченная (АСМ) на сканирующем зондовом микроскопе NT-MDT раствором (при осаждении NTEGRA Aura (NT-MDT, Россия)1.

CeO2); 7 – раствор прекурсора.

Ленты предоставлены ЗАО «СуперОкс» (Москва, Россия).

Институт химической физики им. Н.Н. Семенова РАН РНЦ «Курчатовский институт» Обсуждение результатов I. Синтез, структура и термическая устойчивость разнолигандных комплексов карбоксилатов РЗЭ с 2-этаноламинами и N,N-этилендиаминами 2-Этаноламины и N,N-этилендиамины могут проявлять как свойства гидролизующего агента, так и O,N- или N,N-донорных лигандов, способных к образованию хелатных циклов.

Состав образующихся РЛК будет зависеть от того, какая из этих функций будет доминировать при взаимодействии с соединениями РЗЭ в неабсолютированных растворителях, т.е. в присутствии воды. Выбор неабсолютированных условий продиктован перспективами использования продуктов взаимодействия в качестве МОП оксидных пленок РЗЭ.

В присутствии воды имеет место равновесие (1):

(1) Q + H2O QH+ + OH- Константы основности по аминогруппам для всех Q (MEA, DEA, En, DETA) известны [1] и имеют значения ~ 10-5, т.е. эти Q представляют собой основания, близкие по свойствам к [NH4+][OH-].

При этом Q способны образовывать ионные пары с органическими и неорганическими кислотами (уравнение 2):

(2) Q + HX QH+ + X- Однако поведение ионных пар в растворе не изучено. Для оценки влияния ионных пар на комплексообразование проводили исследование их поведения в органических неабсолютированных растворителях.

1.1. Характеристика ионных пар в неводных растворителях Особенности поведения ионных пар в неводных растворителях изучали на примере растворов составов {MEA – HCarb} (HСarb = HAcet, HProp, HPiv, HTfa) c использованием методов рН-метрии, ЭС МС, ПМР.

рН-метрические кривые получали для пары {MEA – HTfa}, т.е. для слабого основания и i сильной кислоты, при титровании раствора MEA в PrOH раствором HTfa и наоборот.

Полученные результаты свидетельствовали об образовании в растворе ионных пар [MEAH+][Tfa-] и их аддуктов состава [MEAH+][Tfa-](MEA), [MEAH+][Tfa-](HTfa).

i ЭС масс-спектры растворов {MEA – HCarb} в PrOH сравнивали со спектром раствора МЕА. Информативной оказалась только область положительно заряженных ионов:

преобладают пики моно- и дикатионов, которые являются производными аддуктов (MEA)x(RCOOH)y (x, y 3). Такой характер спектров обусловлен образованием в растворах ионных пар [MEAH+][Carb-] и их аддуктов с HCarb или MEA. В ряду выбранных карбоновых кислот (HСarb = HAcet, HProp, HPiv, HTfa) существенных различий в характере спектров не обнаружено. Таким образом, метод ЭС МС позволил зафиксировать ассоциацию органических ионов в растворе.

ПМР анализ удалось провести для растворов {МЕА – HPiv} в CDCl3 при мольном соотношении реагентов 2 : 1, 1 : 1, 1 : 2. В остальных растворах {МЕА – HСarb} в CDCl3 и CD3CN наблюдали образование осадков или выделение фазы геля, что затруднило корректное проведение анализа. Сравнительный анализ ПМР спектров растворов {МЕА – HPiv}, HPiv и МЕА (рис. 2) позволил выявить следующие особенности:

1) отсутствие сигналов резонанса протонов группы –СООН в области 10.0 – 12.0 м.д. и небольшое смещение сигналов резонанса трет-бутильной группы (~ 0.1 – 0.2 м.д.) свидетельствуют о депротонировании HCarb;

2) расщепление и смещение (~ 0.03 м.д.) сигналов резонанса метиленовых групп МЕА в области 2.5 – 4.0 м.д.;

3) появление и смещение (~ 1.5 м.д.) сигналов резонанса протонов групп -ОН, -NH3+ в области 5.9 – 9.0 м.д.

Смещение сигналов резонанса протонов МЕА (-СН2, -NH2, -OH) в область слабого или сильного поля и его величина определяются соотношением реагентов в исходом растворе. Так, при избытке МЕА сигналы смещаются в область сильного, при избытке HPiv – в область слабого поля по сравнению со спектром раствора МЕА : HPiv = 1 : 1. Величины соотношений интегральных интенсивностей протонов, принадлежащих МЕАН+ и Piv-, соответствуют образованию ионной пары [MEAH+][Piv-] и ее аддуктов состава [MEAH+][Piv-](MEA), Рис. 2. ПМР спектры [MEAH+][Piv-](HPiv).

растворов {МЕА – HPiv}:

Таким образом, данные методов рН-метрии, ЭС МС, ПМР (1) HPiv; (2) MEA:HPiv= 2:1;

(3) MEA:HPiv = 1:1;

согласуются между собой и подтверждают присутствие в (4) MEA:HPiv = 1:2;(5) MEA.

неводных растворах ионных пар [MEAH+][Carb-] и их аддуктов.

1.2. Синтез и строение твердых солей, образованных ионными парами Из растворов ионных пар выделяли твердые соли. Так, в МеCN получали кристаллические соли [MEAH+][Carb-] (HCarb = HTfa (I), HPiv (II)), [EnH22+][Carb-]2 (HCarb = HAcet (III), HProp (IV), HPiv, HTfa), [DETAH22+][Piv]2(H2O) (V). При взаимодействии HPiv с i DETA (мольное соотношение 3 : 1) в PrOH образовывался кристаллический осадок [DETAH22+][Piv]2 (VI). Состав кристаллических солей подтверждали совокупностью данных элементного анализа, ИК спектроскопии и ПМР. В ИК спектрах всех кристаллических солей отсутствовали характеристические полосы поглощения групп С=О (1780 – 1700 см-1).

Полосы в области 1550 – 1400 см-1, свидетельствовали об образовании карбоксилат-анионов (asCOO- и sCOO-), а полосы поглощения деформационных колебаний NН2-групп при протонировании смещались на 5 – 40 см-1 по сравнению со спектрами соответствующих Q.

Во всех спектрах присутствовала широкая полоса в области 3100 – 3400 см-1, обусловленная поглощением (NH), (ОН). ПМР спектры солей I, II идентичны спектрам растворов соответствующего состава.

Монокристаллы, пригодные для проведения РСтА, были получены для твердых солей I-VI (табл. 1). Формульными единицами в структурах I-VI являются протонированные аминокатионы QHxx+ (х = 1, MEAH+; х = 2, EnH22+, DETAH22+) и карбоксилат-анионы Carb-.

При этом DETA протонируется только по концевым аминогруппам, что ранее было обнаружено и в твердых солях с ароматическими кислотами [2]. В каждом аминокатионе QHxx+ длины связей N—H имеют близкие значения ( 0.8 — 0.9), что указывает на равноценность водородных атомов в NH3+ -группах. Близкие значения имеют и длины связей C—O в карбоксилат-анионах (разница не превышает 0.03 ).

Рис. 3. Фрагменты кристаллических структур: а) [MEAH+][Tfa-] (I), б) [EnH22+][Acet-]2 (III) В кристаллических структурах I — VI катионы QHxx+ и анионы Carb- объединены системой водородных связей в полимерные цепочки или слои, между которыми проявляются только Ван-дер-Ваальсовы взаимодействия. В качестве примера на рис. 3 показаны фрагменты кристаллических структур I и III, в которых можно выделить центросимметричные димеры из соответствующих катионов (MEAH+, EnH22+) и анионов (Tfa-, Acet-), объединенных водородными связями.

Совокупность полученных данных указывает на то, что ионные пары и их аддукты существуют в растворах и выделяются в виде твердых солей, что может повлиять на состав образующихся РЛК.

1.3. Синтез и характеристика РЛК карбоксилатов РЗЭ с 2-этаноламинами и N,N-этилендиаминами Комплексообразование ионов РЗЭ с карбоксилат-анионами, 2-этаноламинами и N,N-этилендиаминами изучали на примере РЗЭ цериевой (La, Ce, Eu) и иттриевой групп (Y, Lu), четырех карбоновых кислот (HCarb = HAcet, HProp, HPiv, HTfa) и аминов Q (MEA, DEA, En, DETA). В этих системах конкурируют процессы комплексообразования и гидролиза. Преобладание одного из них определяется соотношением величин констант устойчивости гидроксо- и карбоксилатных комплексов РЗЭ, природой органического растворителя и присутствием в нем воды. Известно, что в водных растворах для данного РЗЭ устойчивость КС возрастает при изменении лигандов в ряду нитрат-, карбоксилат- и гидроксо-анион, кроме того, при переходе от водных к органическим растворам устойчивость этих КС увеличивается [3].

1.3.1. Синтезы с МЕА Опробованы три традиционных метода синтеза РЛК.

Метод 1. Взаимодействие оксидов или карбонатов РЗЭ с карбоновыми кислотами и нейтральными донорными лигандами Q, т.е. in situ образование карбоксилатов и присоединение нейтрального лиганда к иону РЗЭ:

(3) Ln2O3 (Ln2(CO3)3) + 6HCarb + 2nQ 2[Ln(Carb)3(Q)n] + 3H2O (+ 3CO2) В методе 1 при взаимодействии оксида европия с HCarb (HCarb = HAcet, HPiv) и МЕА происходило образование продуктов, представляющих собой смесь непрореагировавшего Eu2О3 и соответствующего гидроксокарбоксилата: [Eu2О3 + Eu(ОН)3-х(Carb)х(H2O)y] (x<0.5, y>1). Образование примеси гидроксокомплексов (3-5%) подтверждено данными ИК спектроскопии и элементного анализа.

Метод 2. Полное или частичное замещение молекул сольвата (Solv = H2O, HCarb) нейтральными донорными лигандами в исходных сольватированных карбоксилатах:

(4) Ln(Carb)3(Solv)x + nQ Ln(Carb)3(Q)n(Solv)у + (x - у)Solv, (x y 0) В синтезах с пивалатами РЗЭ получали твердые продукты, а с ацетатами – гелеобразные.

По данным элементного анализа и ИК спектроскопии твердые продукты имели состав [Ln(Piv)3(MEA)] (Ln = Eu, Ce), причем, комплекс европия такого состава получен в MeCN и MeOH. Гелеобразным продуктам приписан состав [Ln(Acet)3-x(OH)x(MEA)y(H2O)z]. Детали идентификации полученных продуктов представлены совместно с результатами, полученными по методу 3.

Метод 3. Взаимодействие неорганических солей РЗЭ LnX3·nH2O (чаще всего нитратов или хлоридов) c карбоксилатами щелочных элементов (MСarb) и нейтральными лигандами Q, т.е. in situ проведение реакций обмена лигандами между солями РЗЭ и ЩЭ и присоединение нейтрального лиганда к иону РЗЭ. В нашем случае этот подход был модифицирован — взаимодействие нитратов РЗЭ проводили с растворами ионных пар:

(5) Ln(NO3)3·nH2O + 5[MEAH+][Carb-] Ln(Carb)3(MEA)m + 2[MEAH+][Carb-] + (3-m)[MEAH+][NO3-] + mHNO3+ nH2O В синтезах c раствором [MEAH+][Piv-] и нитратами РЗЭ цериевой группы были получены твердые микрокристаллические продукты [Ln(Piv)3(MEA)x] (Ln = La, Ce; x = 1;

Ln = Eu, x = 1.5), а для РЗЭ иттриевой группы - [Lu(Piv)3{(MEAH+)(NO3-)}0.5], [Y5(Piv)13(NO3)2(MEA)3]. В синтезах с [MEAH+][Prop-] также выделяли твердые продукты, однако их состав соответствовал разнолигандным гидроксокомплексам [La(Prop)3-x(NO3)x(MEAH+)(OH)(МЕА)] (x ~ 0.5), [Lu(Prop)3-x(NO3)x(MEAH+)y(OH)y(H2O)1-y] (x 0.2, y 0.6). В синтезах с растворами [MEAH+][Carb-] (HСarb = HAcet, HTfa) образовывались гелеобразные продукты.

Идентификацию продуктов, полученных в методах 2 и 3, проводили по данным элементного анализа и ИК спектроскопии. Для доказательства наличия или отсутствия в составе комплексов координированных карбоксилатных или нитратных анионов и МЕА использовали характеристические полосы поглощения as(COO-), (OH), (NH2), (NH2), (NH3+), (NО3-), отнесение которых в ИК спектрах проводили в соответствии с данными литературы [4, 5]. Наименее информативной является область 3000 – 3400 см-1, где перекрываются характеристические полосы поглощения колебаний (ОН) и (NН2).

В ИК спектрах всех комплексов [Ln(Piv)3(MEA)x] наблюдали характеристические полосы поглощения, отвечающие колебаниям функциональных групп МЕА, карбоксилатанионов: 3290 – 3270, 3190 – 3170 см-1 ((NH), (ОH)), 1550 – 1520 см-1 ((NH) + asCOO-). В спектрах комплексов [Lu(Piv)3{(MEAH+)(NO3-)}0.5] и [Y5(Piv)13(MEA)3]((NO3)2) помимо характеристических полос поглощения лигандов Piv- (~ 1530 и 1480 см-1), МЕА или МЕАН+ (1620 см-1 — (NH2), (NH3+), 3500 – 3015см-1 — (OН) и (NH)) обнаруживали полосы валентных колебаний некоординированной нитратной группы - 2(D3h) и 3(D3h) при ~ 827 и ~ 1345 см-1, соответственно.

В ИК спектрах комплексов [La(Prop)3-x(NO3)x(MEAH+)(OH)(MEA)] и [Lu(Prop)3-x(NO3)x(MEAH+)y(OH)y(H2O)1-y] проявлялись характеристические полосы пропионат-анионов (COO-), координированных нитратных анионов 1(C2v), 3(C2v) (1290, 720 и 1290 см-1, соответственно), деформационных колебаний (NH2) и (NH3+), смещенных по сравнению с ИК спектром МЕА в высокочастотную область ( ~ на 20 см-1), уширенная полоса (OН) и (NH) в области 3400 – 3100 см-1. Расщепление полосы (NH2) на две компоненты свидетельствовaло о том, что в этих РЛК МЕА находится в катионной и нейтральных формах. Однако, в случае гидроксокомплексов невозможно сказать, какое взаимодействие – МЕА и HProp или МЕА и Н2О, приводит к протонированию МЕА до MEAH+. Возможно, что образование гидроксида 2-этаноламмония [MEAH+][OH-] и, как следствие, гидроксосоединений лантанидов, играет более существенную роль в синтезе с пропионовой кислотой, чем с пивалевой.

Качественную оценку состава гелеобразных продуктов, выделенных в синтезах по методам 2, 3 проводили только по данным ИК спектроскопии. Основные особенности ИК спектров всех гелеобразных образцов заключаются в значительном увеличении интенсивности и уширении полос в области 3500 — 3000 см-1 и 1600 — 1290 см-1 из-за наложения полос поглощения различных функциональных групп {(NH), (OH) и (NH2)МЕА, (NH3+)МЕАН+, (OH)Н2О, (СОO)-, соответственно} и образованием большого числа водородных связей, характерных для таких гидроксосоединений. Согласно полученным данным, состав гелей в методе 2 можно описать как [Ln(Acet)3-x(OH)x(MEA)y(H2O)z]. В ИК спектрах гелеобразных продуктов, полученных по методу 3, дополнительно проявляются полосы поглощения координированных и некоординированных нитратных анионов, что соответствует составу {Ln(Carb)3-x(NO3)х(OH)y(MEAH+)y(MEA)m(H2O)p}, где коэффициенты x, y, z, m, p зависят от природы РЗЭ, карбоновой кислоты и условий высушивания образца.

Таким образом, РЛК, не содержащие гидроксогрупп, были получены только в случае пивалатов, которые термодинамически наиболее устойчивы в выбранном ряду карбоксилатов. Введение ионной пары [MEAH+][Piv-] в синтезы по методу 3 позволяет предотвратить гидролиз и образование гидроксокомплексов на основе пивалатов РЗЭ. Этот вывод подтверждается тем, что в синтезах по методу 3, когда к гидратированному нитрату РЗЭ последовательно добавляли HCarb и МЕА, а не раствор ионных пар, для всех HCarb, включая HPiv, происходило образование гелеобразных продуктов, качественный состав которых практически идентичен полученным ранее.

1.3.2. Синтезы с DEA, En, DETA DEA, N,N-этилендиамины (En и DETA), как и МЕА, проявляют щелочные свойства и образуют с кислотами ионные пары, выделяющиеся в виде твердых солей (табл. 1, рис. 2), причем En и DETA в таких соединениях образуют дикатионы. В то же время, наличие в составе En и DETA двух или трех донорных атомов азота делает их достаточно мощными хелатирующими лигандами. Это означает, что в отличие от МЕА, при взаимодействии гидратированных нитратов РЗЭ с HCarb и Q или с ионными парами [QH22+][Carb-]2 (Q = En, DETA) по методу 3 конкурировать будут процессы образования карбоксилатов, гидроксокомплексов и хелатирования центрального иона РЗЭ аминолигандами. Наличие у DEA трех донорных атомов (O,O,N), разделенных метиленовыми мостиками, также способствует образованию хелатных циклов, однако хелатирующая способность DEA менее выражена, чем у N,N-этилендиаминов.

При взаимодействии нитрата иттрия с растворами ионных пар карбоновых кислот и Q (Q = En, DETA) по методу 3 при различных стехиометрических соотношениях реагентов наблюдали образование твердых кристаллических осадков в синтезах с HPiv и гелеобразных продуктов с HTfa, HAcet, HProp. При взаимодействии нитрата иттрия с HCarb и DEA получали гелеобразные продукты для всех карбоновых кислот. Гелеобразные продукты представляли собой разнолигандные гидроксокомплексы, сходные по составу с аналогичными гелями, производными МЕА. Из реакционных смесей состава {Y(NO3)3·6H2O – 5[QHxx+][Tfa-]x} (Q = DEA x = 1, Q = En, x = 2) выделяли микрокристаллические осадки, представляющие собой, по данным элементного анализа, ИК спектроскопии и РСтА, кристаллические соли [DEAH+][NO3-] (VII) и [EnH22+][NO3-]2.

В ИК спектрах этих солей [DEAH+][NO3-] и [EnH22+][NO3-]2 присутствовали не только полосы валентных колебаний групп -NH и -ОН (3100 — 3400см-1), деформационных колебаний NH2+– и NH3+– групп ( 1600 см-1), но и полосы (NO3) в области 1336, 12(3D3h), и 835, 822 (2D3h) см-1, соответственно.

Кристаллическая структура VII представлена катионами [DEAH+] и анионами [NO3-], которые объединены системой водородных связей в димеры, формирующие каркасный мотив структуры. Такое строение объясняет малую растворимость полученных солей и их выделение в форме осадков вместо РЛК.

При взаимодействии нитрата иттрия с растворами ионных пар [EnH22+][Piv-]2, [DETAH22+][Piv-]2 происходило образование кристаллических осадков [Y2(NO3)6-x(Piv)x(En)m] и [Y5(NO3)15-x(Piv)x(DETA)n], в которых значения коэффициентов х, n, m зависят от исходного соотношения реагентов. В ИК спектрах этих комплексов обнаруживали характеристические полосы N,N-этилендиаминов, пивалат- и нитрат-анионов, колебания же гидроксогрупп отсутствовали.

Таким образом, в синтезах РЛК карбоксилатов РЗЭ с 2-этаноламинами и N,N-этилендиаминами определяющую роль играет устойчивость карбоксилатов – только с пивалат-анионами произошло образование РЛК, не содержащих гидроксогрупп, к тому же в методе 3 именно ионная пара «маскирует» основные свойства аминов в системах с пивалатами. С учетом этого проводили синтезы, в которых вводили избыток Q, например, [Ln(NO3)3·xH2O] : [(MEAH+)(Piv-)] : [MEA] = 1 : 3 : 2. В случае En получали кристаллические осадки того же состава, что и без избытка диамина. Увеличение мольной доли МЕА, DETA приводило к образованию РЛК составов: [La(Piv)3(MEA)1.5], [{CeIII(Piv)5(MEAH+)}(MEAH+)] (VIII), [{Ln(Piv)2(DETA)2}(NO3)] (Ln = Y, (IX), Ln = Lu (X)), [CeIV6O8(Piv)8(DETA)4] (XI), а при взаимодействии нитратов лютеция и иттрия с ионной парой [DETAH22+][Piv-]2 и DETA образовывались осадки [Lu(Piv)3] и [Y4(NO3)5(Piv)7].

1.3.3. Кристаллические структуры РЛК пивалатов РЗЭ с МЕА и DETA Полученные РЛК пивалатов РЗЭ с MEA и DETA (VIII-XI) имеют уникальное для карбоксилатов РЗЭ строение. Так, комплексы (VIII-X) являются моноядерными соединениями, в которых карбоксилатные лиганды не проявляют мостиковую функцию.

Кроме того, VIII – это первый пример КС, в котором МЕА выполняет роль О-координированного катиона.

Комплекс [{Сe(Piv)5(MEAH+)}(MEAH+)] (VIII) Кристаллическая структура VIII состоит из моноядерных комплексных анионов [Ce(Piv)5(MEAH+)]- и катионов [MEAH]+ (рис. 4), объединенных водородными связями в слои, между которыми проявляются только Ван-дер-Ваальсовы взаимодействия.

Центральный ион церия (КЧ = 9) координирует восемь атомов кислорода трех бидентатных хелатных (dср.(Се–О) = 2.565(2) ), двух монодентатных пивалатных анионов (dср.(Се–О) =2.382(2) ) и атом кислорода катиона МЕАН+ (d(Се–О) = 2.568(2) ). Второй катион МЕАН+ является внешнесферным противоионом, связанным с комплексным катионом посредством водородных связей.

Рис. 4. Cхема и молекулярная структура комплекса [{Ce(Piv)5(MEAH+)}(МЕАН+)] (часть атомов водорода не показана, трет-бутильные группы изображены схематично).

Координационный полиэдр церия может быть описан как трехшапочная тригональная призма. Степень окисления Се+3 подтверждена методом валентных сумм.

В кристаллической структуре (VIII) все протоны ОН– и NH3+–групп координированного и некоординированного катионов [МЕАН]+ принимают участие в образовании внутри- и межмолекулярных водородных связей (рис. 4).

Комплексы [{Ln(Piv)2(DETA)2}(NO3)] (Ln = Y (IX); Ln = Lu (X)) Комплексы IX и X изоструктурны. Они состоят из комплексных катионов {Ln(Piv)2(DETA)2)}+ и NO3- – анионов и имеют островной тип кристаллической структуры. В комплексном катионе {Ln(Piv)2(DETA)2)}+ центральный ион РЗЭ (КЧ = 8, двухшапочная тригональная призма) окружен двумя атомами кислорода двух монодентатных анионов Piv- [dср.(Ln–О) = 2.235(2) ] и шестью атомами азота двух нейтральных тридентатных лигандов DETA [dср.(Ln–N) = 2.496(4)]. Нитрат-анионы связаны с координационными катионами водородной связью с концевой аминогруппой одного из DETA лигандов, dср.(N–О) = 1.243(2).

Рис. 5. Схема и молекулярная структура комплекса [{Y(Piv)2(DETA)2}(NO3)] (часть атомов не приведена, трет-бутильные группы изображены схематично) В кристаллических структурах IX и X система водородных связей практически отсутствует – представлена сетью слабых связей d(H···O) > 2 .

Комплекс [Сe6O8(Piv)8(DETA)4)] (XI) В отличие от моноядерных VIII-X, соединение XI является олигоядерным, но пивалатные лиганды также не проявляют мостиковую функцию.

Разнолигандный комплекс XI представляет собой оксосоединение, в котором ядро {Ce6O8} имеет октаэдрическое строение по типу флюорита: dср.(Се—O) = 2.238(9) в XI, dср.(Се—O) = 2.340(3) в CeO2. Степень окисления всех ионов Се+4 подтверждена методом валентных сумм.

Соединение [Сe6O8(Piv)8(DETA)4)] имеет островной тип кристаллической структуры, которая представляет собой упаковку сфероподобных молекул по мотиву объемно центрированного куба, между молекулами проявляются только Ван-дер-Ваальсовы взаимодействия.

В кристаллической структуре XI каждый атом церия (КЧ = 8) окружен четырьмя оксидными 3-мостиковыми атомами кислорода. Два атома церия (Се, рис. 6а, показаны синим цветом) дополнительно координируют атомы кислорода двух бидентатных хелатных пивалатных лигандов (dср.(Се—O) = 2.511(14) ), еще четыре атома церия (Се, рис. 6а, показаны зеленым цветом) окружены монодентатным пивалатным лигадом (dср.(Се—O) = 2.406(19) ) и тридентатной бихелатной молекулой диэтилентриамина (dср.(Се—N) = 2.622(18) ). Различное координационное окружение центральных атомов в структуре XI определяет наличие двух координационных полиэдров: двухшапочной тригональной призмы и архимедовой квадратной антипризмы.

а) б) Рис. 6. Схема и молекулярная структура комплекса [Сe6O8(Piv)8(DETA)4)] (часть атомов водородов не приведена, трет-бутильные группы изображены схематично.

На рис. 6б, связи Ce–N выделены синим цветом, Ce–O – черным.

В кристаллической структуре XI действуют только внутримолекулярные водородные связи.

1.3.4. Термическая устойчивость Поведение РЛК карбоксилатов РЗЭ с МЕА при нагревании на воздухе сравнивали с таковым для исходных карбоксилатов. При этом особое внимание уделяли температуре полного разложения с образованием оксида соответствующего РЗЭ, что подтверждали методом РФА. Термическая устойчивость ацетатов РЗЭ, в отличие от пропионатов и пивалатов, достаточно подробно описана в литературе [6]. Особенности поведения пивалатов и пропионатов РЗЭ при нагревании на воздухе изучали на примере соединений лантана и лютеция.

Термолиз карбоксилатов РЗЭ имеет общие особенности: 1) для одного и того же карбоксилата в ряду РЗЭ температура полного разложения снижается с уменьшением ионного радиуса иона РЗЭ; 2) по мере разветвления Рис. 7. Диаграмма изменения алкильного радикала температура образования температур полного разложения оксида для данного РЗЭ понижается; 3) карборксилатов РЗЭ и их РЛК с МЕА на термолиз протекает через стадию образования воздухе оксокарбоната. Из диаграммы на рис. 7 следует, что для термолиза Ln(Carb)3 (HCarb = HAcet, HProp, HPiv) характерны те же особенности изменения температуры образования оксида.

Для разнолигандных комплексов [Ln(Piv)3(MEA)x] (Ln = La, Ce, Eu; рис. 8а) и [Lu(Piv)3{(MEAH+)(NO3-)}0.5] первая стадия потери массы соответствует удалению лиганда (МЕА или 0.5{(MEAH+)(NO3-)}). В области 300 – 1000С ход ТГ и ДТГ кривых РЛК и соответствующих им пивалатов практически полностью совпадает, как и значения температур образования оксидов (рис. 8а). Такой характер ТГ кривых хорошо согласуется с предложенным составом РЛК и является дополнительным доказательством их образования.

Термическое разложение гидроксокомплексов [Ln(Prop)3-x(NO3)x(MEAH+)y(OH)y(MEA)m(H2O)n] является многоступенчатым процессом, в котором потеря массы начинается практически при комнатной температуре. При температуре ниже 200С величина экспериментальной потери массы значительно превышает рассчитанное значение для составов, предложенных согласно данным элементного анализа.

Это можно объяснить тем, что произошла гидратация этих РЛК при хранении на воздухе.

Рис. 8. ТГ кривые [La(Piv)3·4H2O], [La(Piv)3(MEA)] (а);

[La(Prop)3·0.5H2O], [Lа(Prop)3-x(NO3)x(MEAH+)(OH)(MEA)] (б);

[La(Acet)3·H2O], [Lа(Acet)3-x(NO3)x(MEAH+)y(OH)y(МЕА)m(H2O)p] (в).

Стадия, соответствующая образованию оксокарбоната (470 – 700С), отчетливо прослеживается на ТГ и ДТГ кривых только комплекса [Lа(Prop)3-x(NO3)x(MEAH+)(OH)(MEA)] (рис. 8б). Для [Lu(Prop)3-x(NO3)x(MEAH+)y(OH)y(H2O)1-y], как и самого [Lu(Prop)3·H2O], эта стадия обнаруживается только на ДТГ кривых. Превращение РЛК пропионатов РЗЭ с МЕА в соответствующие оксиды полностью заканчивается при 700°C (La2O3), 530°C (Lu2O3), т.е. на 50-100С ниже по сравнению с соответствующими пропионатами (рис. 7).

На ТГ и ДТГ кривых гелеобразных продуктов {Ln(Acet)3-x(NO3)x(OH)y(MEAH+)y(MEA)m(H2O)p} (рис. 8в) все стадии потери массы сглажены по сравнению с термограммами ацетатов РЗЭ и, поэтому, идентификация отдельных стадий разложения затруднена. Полное превращение гелеобразных продуктов в соответствующие оксиды заканчивается при 800С (La2O3) и 450С (Lu2O3), т.е. на 150 – 180С ниже, чем у соответствующих ацетатов (рис. 7).

Таким образом, введение МЕА в координационную сферу карбоксилата РЗЭ оказывает существенное влияние на термическую устойчивость лишь в случае менее устойчивых карбоксилатов: у РЛК ацетатов и пропионатов РЗЭ наблюдается большее снижение температуры образования оксидов, чем у РЛК пивалатов. Поэтому с учетом склонности к образованию гелеобразных продуктов и термической устойчивости, потенциальными прекурсорами могут быть ацетатные и пропионатные производные РЗЭ с аминами.

II. Синтез и характеристика растворов прекурсоров. Осаждение тонких оксидных пленок.

Эффективность разнолигандных гидроксокомплексов как прекурсоров метода MOCSD показана на примере осаждения пленок СеО2 и Y2O3 – потенциальных буферных слоев для ВТСП лент второго поколения. При этом были решены две принципиально различные задачи. Пленка СеО2 должна обладать острой биаксиальной текстурой, а слой Y2O3 – быть аморфным или нанокристаллическим и максимально сглаживать поверхность металлической подложки. Этот раздел работы включает в себя характеристику предложенных новых прекурсоров, в том числе оценку их термической устойчивости, получение тонких пленок оксидов РЗЭ и их характеристику.

2. 1. Текстурированные пленки CeO2.1.1. Характеристика растворов прекурсоров На основании результатов, полученных при изучении РЛК, в качестве прекурсоров для осаждения СеО2 были выбраны растворы состава {Ce(NO3)3·6H2O – 3HAcet – 5MEA – iPrOH} (МОП1) и {Ce(Acet)3·2HAcet – 5MEA – iPrOH} (МОП2). Имитируя процесс осаждения пленок, модельные растворы МОП1, МОПпревращали в гелеобразные продукты при термической обработке (70оС) на воздухе, а затем - в вакууме (120оС):

70С 120С МОП(раствор) Гель-70 Гель-1Для характеристики растворов и гелей использовали методы ЭС МС, ПМР и ТА. Для ПМР анализа готовили лантан-содержащие модельные растворы и гели, не содержащие парамагнитные ионы. Составы растворов, наиболее значимые ионы в ЭС МС и обозначения гелей приведены в табл. 2.

ЭС МС ЭС МС анализ проводили для растворов № 1, 2, 4, 5. Интерпретация спектров была затруднена из-за близких значений молекулярных масс МЕА (61), МЕАН+ (62), (МЕА-Н)- (60), нитратных (62) и ацетатных лигандов (59). Тем не менее, удалось оценить составы соединений, присутствующих в растворах, и общие тенденции их изменения при увеличении содержания МЕА (№ 2, 5), поскольку он может быть использован как растворитель.

Общей особенностью всех полученных спектров растворов является присутствие в них пиков ионов разнолигандных гидроксокомплексов СеIV. Гидролиз соединений церия (III) при взаимодействии с МЕА сопровождается их окислением. В спектрах растворов как МОП1, так и МОП2 доминируют ионы со значениями m/z 227, 277, 351, соответствующие [Ce(OH)3(H2O)2]+, [Ce(OH)(MEA-H)2]+, [Ce(NO3)(OH)2(MEA)(H2O)3]+. Увеличение количества МЕА в растворах сопровождается увеличением значений m/z и содержания МЕА в гидроксоионах.

ПМР и термический анализ Метод ПМР позволил расшифровать процессы, протекающие при превращении растворов в гели и их дальнейшей термообработке. Растворы гелей были получены в смеси DMSO-d6 – CCl4.

В спектрах этих растворов сигналы резонанса трех протонов метильных групп Acet- (~ 1.2 м.д.) и пяти протонов протонов МЕА (триплетный сигнал в области ~2.59 м.д.) не перекрываются, и по соотношению их интегральных интенсивностей можно оценить относительное содержание этих лигандов в геле.

Таблица Состав растворов прекурсоров, основные ионы (m/z) в ЭС МС спектрах, обозначение гелей № Ln n Основные ионы в спектре (m/z)* Гели Ln(NO3)3·6H2O – 3HAcet – nMEA – iPrOH (МОП1) 1 Ce 5 [Ce(NO3)(OH)2(H2O)2(MEA)]+ (332), [Ce(OH)2(Acet)(H2O)4]+ Гель 2-70, (304), [Ce(Acet)(OH)2(H2O)3(MEA)]+ (347), Гель 2-1[Ce(OH)3(H2O)2(MEA)]+ (288).

2 Ce 10 [Ce(OH)2(NO3)(H2O)2(MEA)]+ (332), [Ce(OH)2(Acet)(H2O)4]+ Гель 3-70, (304), Гель 3-1[Ce(OH)2(Acet)(H2O)3(MEA)]+ (347), [Ce(OH)3(H2O)2(MEA)]+ (288).

3 La 5 - Гель 4-70, Гель 4-1Ce(Acet)3·2HАcet – 5MEA – iPrOH (МОП2) 4 Ce 5 [Ce(OH)3(H2O)2]+ (227), [Ce(OH)3(H2O)2(MEA)]+ (288), Гель 5-1[Ce(MEA)2(OH)3(H2O)3]+ (368), [Ce(OH)3(H2O)3]+ (244) 5 Ce 10 [Ce(OH)(MEA-H)2]+ (277), [Ce(OH)3(H2O)2]+ (227), Гель 6-1[Ce(OH)3(H2O)3]+ (245), [Ce(OH)3(H2O)2(MEA)]+ (288), [Ce(MEA)2(OH)3(H2O)3]+ (368).

* MEA = {NH2CH2CH2OH}, MEAH+ = {NH3CH2CH2OH}+; (MEA-H) = {NH2CH2CH2O}– Полученные спектры имеют следующие особенности: 1) в спектрах Гелей-70 и Гелей120 отношение интегральных интенсивностей протонов МЕА и Acet- возрастает в два-три и пять-десять раз, соответственно, по сравнению с соотношением этих лигандов в исходных растворах; 2) в области 4.0-7.5 м.д. появляются интенсивные сигналы резонанса гидроксильных групп, относительная интенсивность которых возрастает при переходе от образцов Гель-70 к Гель-120; 3) в спектрах всех церий – содержащих образцов сигналы резонанса протонов не уширены по сравнению со спектрами лантан – содержащих образцов (Гель4-70, Гель4-120), что является косвенным доказательством отсутствия парамагнитных ионов Се+3 в этих образцах. На основании полученных данных сделан вывод, что при превращении растворов в гели и последующей термообработке происходит преимущественное удаление уксусной кислоты и усиление гидролиза. Состав церий – содержащих гелей можно представить как [Ce(Acet)4-x-y(NO3)x(OH)y(MEA)w(H2O)z] (Гель-70) и [Ce(NO3)4-х(OH)x(MEA)y] (Гель-120), где значения коэффициентов x, y, w, z зависят от состава тестовых растворов и режима термообработки. Термический анализ гелей [Ce(NO3)4-х(OH)x(MEA)y] показал, что термолиз протекает в две стадии, ход ТГ кривой сходен с таковой для термолиза нитрата церия и образование оксида наблюдается уже при 350С.

2.1.2. Осаждение текстурированных пленок CeOДля осаждения пленок CeO2 были выбраны прекурсоры из обеих серий – МОП1 и МОП2. В сериях предварительных экспериментов, проведенных на опытной установке (рис. 1), варьировали концентрации растворов, содержание МЕА как растворителя (для изменения вязкости растворов), скорость движения ленты, режим термообработки. Это позволило выявить условия получения текстурированных пленок CeO2 – осаждение из растворов с концентрацией 0.2М в смеси MEA : iPrOH (75 : 25 об.%) за 5 циклов нанесения (температура предотжига 330оС), с последующим отжигом в инертной атмосфере при 1000С. Обнаружено, что толщина пленок, которую оценивали по данным РСМА, зависит от состава раствора.

Рис. 9. Данные РФА пленок CeO2: Рис. 10. Морфология поверхности а) -2 сканирования, пленки CeO2 по данным АСМ (а) б) -сканирования 40х40мкм2, (б) 5х5 мкм2.

Так, при осаждении пленок из раствора МОП1 их толщина ~ 300 нм, а из раствора МОП2 ~ 100 нм. РФА полученных пленок показал, что после предотжига оксидные пленки являются поликристаллическими, а отжиг в инертной атмосфере приводит к эпитаксиальному росту CeO2 (001) с поворотом на 45о в плоскости относительно металлической подложки, что согласуется с параметрами элементарной ячейки.

Проведение -сканирования рефлексов (111)Ni-W и (111)CeO2 подтвердило образование острой биаксиальной текстуры полученных пленок и их ориентацию в плоскости подложки (рис. 9).

Морфологию поверхности пленок изучали методами СЭМ и АСМ. На поверхности пленок отсутствуют дефекты, связанные с растрескиванием оксидного слоя (рис. 10), Единственные дефекты, обнаруженные на поверхности пленки, является результатом наследования морфологии поверхности подложки и представляет собой границы зерен сплава Ni0.95W0.05. Зерна имеют достаточно выраженные границы, такое поведение типично для текстурированных оксидных пленок, полученных на металлических подложках По данным АСМ на площади 5х5 мкм2, пленки состоят из сферических образований размером ~ 0.3 мкм. Профиль по высоте пленки показывает, что глубина имеющихся дефектов мала – при толщине пленки ~ 300 нм, наибольшая глубина составляет ~ 20 нм.

Величина средней шероховатости (Sa) пленки CeO2 составила 17 нм на площади 40х40 мкм2.

2.2. Аморфные гладкие пленки Y2OОсновная задача экспериментов, выполненных в этом разделе, состояла в достижении максимального сглаживания поверхности подложки путем осаждения аморфного или нанокристаллического слоя Y2O3. В качестве подложки использовали металлическую ленту Ni0.85-Cr0.1-W0.05 с относительно большой шероховатостью – средняя шероховатость (Sa) на площади 40x40 мкм2 составляет 26.7 нм, на площади 5x5 мкм2 – 12.6 нм. Роль раствора прекурсора и условий осаждения определяли варьированием состава и концентраций растворов, скорости движения ленты, числа циклов нанесения, режима и атмосферы отжига.

2.2.1. Характеристика растворов прекурсоров Прекурсор для осаждения гладких аморфных пленок Y2O3 выбирали из серии растворов состава {Y(Acet)3·xH2O – yQ – Solv} (МОП3), в которых варьировали гидратный состав ацетата иттрия (x = 0.5, 4), Q (MEA, DEA, En, DETA), органические растворители i (Solv = MeOH, EtOH, PrOH, BuOH-1) и раствор {Y(acac)3·H2O – HProp} (МОП4) (Hacac = ацетилацетон). Первичными критериями отбора являлись устойчивость растворов в широких пределах концентраций, вязкость и хорошая смачиваемость поверхности подложки.

Этим критериям отвечают растворы, состав которых приведен в табл. 3. Вязкость растворов прекурсоров зависит преимущественно от природы растворителя, например, при концентрации 0.2 М вязкость растворов №№ 3, 4, 5 (табл. 3) увеличивается от 0.8 до 3.мПа·с симбатно с вязкостью растворителей.

Таблица Состав растворов для осаждения Y2O3 методом MOCSD, обозначение гелей {Y(Acet)3·xH2O – nQ– Solv} (MOП 3) № n Q Solv Обозначение гелей 1 1 DEA MeOH ГельY2 2 En MeOH ГельY3 1 DETA MeOH Гель Yi 4 1, 1.5 DETA PrOH ГельY5 1 DETA BuOH-1 - Большинство остальных изученных растворов прекурсоров неустойчивы, и из них выделили осадки [Y(Acet)3(Q)x(Solv)y(H2O)m] (из МОП3) и [Y(Prop)3(H2O)] (из МОП4), состав которых подтвержден данными элементного анализа и ИК спектроскопии, для (XXII) выполнен РСтА.

Из растворов МОП3 после термообработки при 70С на воздухе получали соответствующие гели (№№ 1-4, табл. 3). Данные ТА на воздухе показывают, что термическое разложение является сложным и многостадийным процессом, конечная температура образования оксида увеличивается в ряду образцов Y1 (~ 600C) < Y3, Y4 (~700C) < Y2 (~820C). В целом, ход ТГ и ДТГ кривых гелей сходен с таковыми для ацетатов РЗЭ и их РЛК с МЕА. Для образца ГельY4 проводили ТА с контролем выделяющихся газов методом масс спектрометрии, который показал, что i термолиз в области 80 – 250C сопровождается удалением H2O, HAcet, PrOH, DETA, а в интервале 260 – 700C происходит основное разложение геля до оксида.

2.2.2. Осаждение аморфного гладкого слоя Y2OВ серии экспериментов с растворами Y1, Y2, Y3, Y4 варьировали концентрации растворов, число циклов нанесения, скорость движения ленты и оценивали среднюю шероховатость (Sa) получаемых пленок Y2O3.

Оказалось, что значительное снижение шероховатости достигается только при использовании раствора прекурсора Y4 (С = 0.4 М) уже за два цикла нанесения при скорости движения ленты 3 и 6 мм/с (температура отжига 350 – 400С). Значение средней шероховатости ~ 0.3 нм (на площади 5х5 мкм2), толщина ~ 200 нм.

Однако, согласно данным РСМА, в полученных пленках присутствует углерод, что, по-видимому, связано с неполным сгоранием органических фрагментов МОП.

Пленки Y2O3, полученные при повышении температуры отжига (550 – 600С) не содержат углерода, однако при этом происходит увеличение шероховатости оксидных пленок (Sa = 2 – 3 нм на площади 5х5 мкм2) и увеличение интенсивностей рефлексов (222)Y2O3, (004)Y2O3, по данным АСМ и рентгеновского -2 сканирования, соответственно.

Введение в зону отжига озонированного или ионизированного воздуха (скорость подачи газа 9 л/мин), а также комбинированный подход к осаждению пленок – последовательное осаждение из растворов с различной концентрацией (например, 0.2 М + 0.08М) или вязкостью (последовательное осаждение из растворов на основе различных спиртов), позволило получать ровные гладкие пленки Y2O3 (Sa = ~ 0,8 нм (на площади 5х5 мкм2), толщина ~ 220 нм) за 6-10 циклов при скорости 2 мм/с (рис. 10). По данным РСМА, полученные пленки представляют собой оксид иттрия, и не содержат примесь углерода. РФА и дифракционная картина локального участка (по Рис. 10. Сглаживание поверхности подложки (Ni0.85-Cr0.1-W0.05) осаждением слоя Y2O3 методом данным ПЭМ) полученных пленок MOCSD по данным АСМ.

свидетельствуют об их нанокристаллическом строении (размер частиц ~ 10 нм).

Найденные оптимальные условия осаждения позволили получить длинномерные (~ 1 м) образцы тонких нанокристаллических пленок Y2O3 на металлических подложках различной прокатки (хастеллой С-276), удовлетворяющих всем перечисленным выше требованиям (отсутствие углерода, гладкость < 1 нм, толщина ~ 200 – 250 нм). Полученные образцы Y2O3/хастеллой С-276 успешно использованы в качестве подложек при осаждении во вспомогательном ионном пучке (Ion Beam Assisted Deposition, IBAD) текстурированных слоев MgO, не уступающих по своим характеристикам мировым аналогам (острота текстуры = 3.0 – 3.7 и = 5.8).

ВЫВОДЫ 1. На примере МЕА, DEA, En и DETA показано, что при взаимодействии с карбоксилатами РЗЭ в неводных растворителях 2-этаноламины и N,N-этиленполиамины проявляют двойственную природу: выступают в роли гидролизующего агента, инициирующего образование разнолигандных гидроксокомплексов, или входят в состав РЛК карбоксилатов РЗЭ как нейтральные или катионные лиганды.

2. Выявлены факторы, влияющие на поведение МЕА, DEA, En и DETA по отношению к карбоксилатам РЗЭ в неводных неабсолютированных растворителях:

- природа иона РЗЭ (размер иона, устойчивость гидроксокомплексов) - рост устойчивости карбоксилатов РЗЭ в ряду: НCarb = HTfa < HAcet < HProp < HPiv;

- образование ионных пар между аминами и карбоновыми кислотами может препятствовать проявлению гидролизующей функции аминов;

- хелатирующая функция 2-этаноламинов и N,N-этиленполиаминов, которая возрастает в ряду DEA MEA < En < DETA, также способствует подавлению гидролиза.

3. Методами ПМР, ЭСМС и рН – метрии показано, что в растворах смесей карбоновая кислота – аминосоединение (2-этаноламин, N,N-этилендиамин) существуют ионные пары и их аддукты с HCarb или Q. Выделено 10 новых твердых солей, образованных протонированными аминокатионами и анионами карбоновых кислот, для семи из которых решены кристаллические структуры. Данные РСтА подтвердили полный перенос протона от карбоксильной группы кислоты на аминогруппы.

4. В изученных реакционных системах, содержащих ионы Ln3+, Carb-, а также Q и H2O, устойчивость карбоксилатов РЗЭ является основным фактором определяющим состав образующихся продуктов. Так, только в случае наиболее устойчивых пивалатов РЗЭ удалось получить твердые РЛК, не содержащие гидроксогруппы. Для остальных кислот (HCarb = HTfa, HAcet, HProp) продукты синтеза образуются в виде твердых или гелеобразных разнолигандных гидроксокомплексов.

5. Выделено 10 новых твердых разнолигандных комплексов пивалатов РЗЭ с 2-этаноламинами и N,N-этиленполиаминами, для 4 из которых решены кристаллические структуры. Согласно данным РСтА, полученные РЛК имеют уникальное для карбоксилатов РЗЭ моноядерное молекулярное строение. В структуре этих соединений карбоксилатный лиганд не проявляет мостиковую функцию, МЕА выступает как О–координированный катионный лиганд, а DETA образуют хелатные циклы.

6. Полученные разнолигандные гидроксокарбоксилатные комплексы РЗЭ термически менее устойчивы, чем соответствующие однороднолигандные карбоксилаты, что делает их перспективными прекурсорами для осаждения тонких пленок оксидов РЗЭ. В качестве потенциальных металл-органических прекурсоров предложены РЛК ацетатов и пропионатов РЗЭ.

7. Использование новых металл-органических прекурсоров на основе разнолигандных комплексов ацетатов РЗЭ с МЕА и DETA позволило решить задачу получения методом химического осаждения из раствора биаксиально текстурированного слоя СеО2 и гладкого аморфного слоя Y2O3 на металлических подложках.

СПИСОК ЦИТИРОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ [1] Kirk, R.E., Othmer, D.F. Alkanolamines // Encyclopedia of Chemical Technology, 1994, V. 2, 4th ed., New York, John Wiley and Sons, 540 p.

[2] Edwards, S.H., Kahwa, I.A., Mague, J.T. // Acta Cryst. - 2001. - V. E57(1). – P. o22 – o23.

[3] Яцимирский, К.Б., Костромина, Н.А., Шека, 3.А., Давиденко, Н.К., Крисс, Е.Е., Ермоленко, В.И. Электронная структура и свойства комплексных соединений РЗЭ // Химия комплексных соединений редкоземельных элементов, 1966, Киев, Наукова Думка, 493 с.

[4] Nakamoto, K. Coordination compounds // Infrared and Raman Spectra of Inorganic and Coordination Compounds, 1991, 4th ed., N-Y, Chichester, Brisbane, Toronto, Singapore, John Wiley and Sons, 505 p.

[5] Forsberg, J.H., Wathen, A. // Inorg. Chem. – 1971. - V. 10(I). – P. 1379-1383.

[6] Gmelin, L. Rare Earth Elements – Sc, Y, La-Lu // Handbook of Inorganic Chemistry, 1984, V. D5. Саrboxylates, Berlin, Heidelberg, N.–Y., Tokyo, 423 p.

ОСНОВНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ 1. Мартынова, И.А., Кардашев, С.В., Кузьмина, Н.П. Особенности взаимодействия ацетатов и пивалатов церия (III) и европия (III) с моноэтаноламином // Вестн. Моск.

Университета. - 2012. – Т. 53(1). – С. 24 - 35.

2. Мартынова, И.А., Харченко, А.В., Макаревич, А.М., Ибрагимов, С.А., Кузьмина, Н.П.

ВТСП-провода второго поколения: химическое осаждение буферных оксидных и фторидных покрытий из растворов новых металл-органических прекурсоров // Электронный научный журнал “Исследовано в России”. – 2011. C. 743 – 757.

http://zhurnal.ape.relarn.ru/articles/2011/057.pdf.

3. Kuzmina, N.P., Martynova, I.A., Tsymbarenko, D.M., Lyssenko, K.A. Novel mononuclear mixed ligand Ce(III) pivalate with protonated cationic form of monoethanolamine as ancillary ligand // Inorg. Сhem. Сommun. – 2011. - V. 14(3). - P. 180-183.

4. Kuzmina, N.P., Ibragimov, S.A., Makarevich, A.M., Martynova, I.A., Kharchenko, A.V., Korolev, V.V., Kardashov, S.V. Chemical solution deposition of ceria textured thin films from novel mixed ligand metal-organic precursors // Chem. Mater. - 2010. - V. 156(21). - P. 5803-5813.

5. Martynova, I., Tsymbarenko, D., Kuzmina, N. Complexes of some REE carboxylates with ethanolamines and polyethylenepolyamines: role of ion pairs in syntheses and structures // 8th International Conference on f-Elements, Udine, Italy, 2012, August 26-31, COO 03P.

6. Martynova, I., Tsymbarenko, D., Ibragimov, S., Kuzmina, N., Kaul, A. Synthesis and characterization of amorphous and crystalline of the Y2O3 2D sheets by MO CSD // European Materials Research Society, Symposium R, Strasbourg, France, 2012, May 14-18, R4 16.

7. Мартынова, И.А., Цымбаренко, Д.М., Кузьмина, Н.П. Разнолигандные комплексы карбоксилатов РЗЭ с моноэтаноламином // XXV Международная Чугаевская конференция по координационной химии, Суздаль, Россия, 2011, 6-11 июня, С. 71.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.