WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

Дудкин Семён Валентинович

Синтез и некоторые свойства гидрированных производных тетраазапорфина и мезо-тетра(3-пиридил)порфина

02.00.03 – органическая химия

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата химических наук

Москва 2012

Работа выполнена в лаборатории 3-1 ФГУП «Государственный научный центр «Научно-исследовательский институт органических полупродуктов и красителей» (ФГУП «ГНЦ «НИОПИК») НАУЧНЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ: Макарова Елена Александровна кандидат химических наук, старший научный сотрудник ОФИЦИАЛЬНЫЕ ОППОНЕНТЫ: Милаева Елена Рудольфовна, доктор химических наук, профессор, Химический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова, зав. лабораторией биоэлементоорганической химии.

Казанков Михаил Васильевич, доктор химических наук, профессор, ФГУП «ГНЦ «НИОПИК», ведущий научный сотрудник лаборатории 2-1.

ВЕДУЩАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ: Московский государственный университет тонких химических технологий им. М.В. Ломоносова

Защита состоится «02» ноября 2012 г. в 10-00 ч на заседании диссертационного совета Д 212.204.04 при РХТУ им. Д. И. Менделеева (125047 г. Москва, Миусская пл., д. 9) в Актовом зале им. А.П. Бородина.

С диссертацией можно ознакомиться в Информационно-библиотечном центре РХТУ имени Д.И. Менделеева.

Автореферат диссертации разослан _______________2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета Д 212.204.04, к.х.н. Кондратова Н.А.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы. Порфирины и их изоэлектронные тетраазааналоги – тетраазапорфины (ТАР) принадлежат к обширному классу тетрапиррольных макрогетероциклических систем, нашедших широкое практическое применение в различных областях науки и техники.

Гидрирование пиррольных колец ТАР приводит к значительному батохромному смещению длинноволновой полосы поглощения в их электронных спектрах. Благодаря интенсивному поглощению и люминесценции в красной и ближней ИК области спектра, эти соединения перспективны как новый класс функциональных красителей, которые представляют в настоящее время широкий интерес в плане создания материалов и элементов современной техники и фотосенсибилизаторов (ФС) для фотодинамической терапии (ФДТ) рака. Однако гидрированные производные ТАР из-за отсутствия до последнего десятилетия методов их синтеза являются малоизученными соединениями. Поэтому актуальной остаётся задача синтеза новых соединений этого класса и изучения влияния структурных факторов на их физико-химические свойства, что позволит осуществить целенаправленный синтез практически важных для медицины и новой техники соединений.

Более изученными являются аналоги этих соединений в ряду порфиринов - хлорины и бактериохлорины (ВС). Эти макроциклы, также имеющие интенсивное поглощение в красной и ближней ИК области спектра, в последние годы широко исследуются как ФС второго поколения для ФДТ. Использование BC, имеющих интенсивное поглощение в так называемом «терапевтическом окне» - в интервале 720-800 нм, позволяет увеличить эффективность ФДТ за счёт более глубокого проникновения излучения в опухоль. Однако многие из них имеют ограниченное применение из-за низкой химической и фотостабильности, а также высокой гидрофобности, что требует поиска транспортных систем, эффективно доставляющих ФС к мембране клетки. В связи с этим поиск методов синтеза устойчивых гидрофильных производных BC является весьма актуальной задачей.

Работа выполнена в рамках программ Департамента науки и промышленной политики г. Москва: «Дальнейшее внедрение в клиническую практику методов флуоресцентной диагностики и фотодинамической терапии онкологических заболеваний, в т.ч. в сочетании с другими методами противоопухолевой терапии и с использованием фотосенсибилизаторов нового поколения» (2007-2009 гг.) и «Дальнейшее внедрение в клиническую практику методов флуоресцентной диагностики и фотодинамической терапии онкологических заболеваний, в т.ч. с использованием фотосенсибилизаторов нового поколения на основе ковалентных конъюгатов и наноносителей» (2010 – 2012 гг.) и грантов Российского Фонда Фундаментальных Исследований № 04-03-32533 и № 08-03-90007-Бел_а.

Цель работы. Разработка методов синтеза гидрированных производных тетраазапорфинов и мезо-тетра(3-пиридил)порфина, их металлических комплексов и водорастворимых производных, а также изучение влияния структурных факторов на их свойства, прежде всего спектральные.

Научная новизна и практическая значимость работы.

Впервые исследована темплатная конденсация смеси тетраметилсукцинонитрила (ТМСН) с незамещённым, 4-трет-бутил- и 3-фенилсульфанилфталонитрилом и дифенилмалеонитрилом в присутствии хлористого индия. Разработан новый способ получения безметальных тетраазахлоринов (ТАС) с улучшенным выходом деметаллированием лабильных индиевых комплексов ТАС соляной кислотой, который дает возможность синтеза широкого круга недоступных ранее замещенных ТАС и металлических комплексов на их основе.

Впервые исследована смешанная конденсация 5,5-диметил-1,3-оксазолидин2,4-диона с производными фталевой и нафталин-1,2- и -2,3-дикарбоновой кислот.

Синтезированы не известные ранее гетероаналоги ТАС - бензо-, 1,2-нафто- и 2,3-нафтоконденсированные -окса-ТАС никеля, содержащие атом кислорода в -положении пиррольного фрагмента макроцикла вместо четвертичного атома углерода.

Изучена реакция [4+2]-циклоприсоединения незамещённого ТАР с диенами ряда циклопентадиена. Показано, что в зависимости от активности диена и условий реакции образуются моно- или бис-аддукты - норборненоконденсированные ТАС, тетраазабактериохлорины (ТАВС) и тетраазаизобактериохлорины (ТАiBC).

Синтезированы цинковый и палладиевый комплексы норборненоконденсированного ТАС.

Изучена активность октазамещенных ТАР в реакции 1,3-циклоприсоединения с азометинилидом. Впервые синтезированы и охарактеризованы новые N-метилпирролидиноконденсированные октаметилсульфанил- и октафенил-ТАС и ТАiBC. Показано, что строение продуктов реакции зависит от соотношения реагентов, продолжительности и температуры реакции.

Впервые исследована реакция 1,2-циклоприсоединения незамещённого ТАР с этиловым эфиром диазоуксусной кислоты.

Синтезированы мезо-тетра(3-пиридил)бактериохлорин и ряд его тетра- и октакатионных водорастворимых четвертичных солей. Впервые исследована возможность синтеза металлических комплексов мезо-тетра(3-пиридил)BC и его четвертичных солей прямым металлированием солями металлов и переметаллированием лабильного кадмиевого комплекса. Показано, что для четвертичных солей комплексообразование с цинком протекает существенно легче, чем для самого мезо-тетра(3-пиридил)BC. Показано также, что комплексообразование с цинком понижает фотостабильность четвертичных солей.

Исследовано влияние структурных факторов на электронные спектры поглощения синтезированных соединений.

Изучена фотоиндуцированная противоопухолевая активность водорастворимых тетра- и октакатионных солей мезо-тетра(3-пиридил)BC. Показано, что все исследованные безметальные ВС обладают высокой фотоиндуцированной активностью, что, учитывая интенсивное поглощение в длинноволновой области спектра, позволяет отнести их к перспективным ФС для ФДТ.

Личный вклад автора. Автором получены основные экспериментальные результаты, проведён их анализ и обсуждение, а также сформулированы выводы.

Апробация работы. Основные результаты работы докладывались на Международных конференциях по химии порфиринов и фталоцианинов ICPP-4 (Рим, Италия, 2006) и ICPP-5 (Москва, Россия, 2008), Международных конференциях по физической и координационной химии порфиринов и их аналогов ICPC-10 (Иваново, Россия, 2009) и ICPC-11 (Одесса, Украина, 2011), 8 Школе-конференции молодых учёных стран СНГ по химии порфиринов и родственных соединений (Гагра, Абхазия, 2009), 6 Международном симпозиуме IUPAC по новым материалам и их синтезу (NMS-VI) и 20 Международном симпозиуме по чистой химии и функциональным полимерам (FCFP-XX) (Ухань, КНР, 2010).

Публикации. Основное содержание работы

изложено в 7 статьях в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, и 9 тезисах докладов на российских и международных научных конференциях. По материалам работы находятся на рассмотрении во ВНИИГПЭ три заявки на получение патентов РФ.

Структура и объём работы. Работа состоит из введения, литературного обзора, обсуждения результатов, экспериментальной части, выводов, списка цитируемой литературы и приложения.

В литературном обзоре рассмотрено современное состояние методов синтеза гидрированных производных синтетических порфиринов и ТАР, включающих восстановление, окислительное гидроксилирование, реакции циклоприсоединения порфиринов и ТАР, получение устойчивых хлоринов и BC из дигидродипирринов, получение гидрированных производных ТАР смешанной конденсацией фталогенов с различным уровнем насыщения.

Работа изложена на 160 страницах машинописного текста и содержит 85 схем, 32 рисунка и 8 таблиц. Список литературы содержит 172 библиографических наименований.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

1. Синтез гидрированных производных тетраазапорфина смешанной конденсацией фталогенов с различным уровнем насыщения 1.1. Синтез безметальных тетраазахлоринов смешанной конденсацией тетраметилсукцинонитрила с замещенными фталонитрилами и дифенилмалеонитрилом Одним из методов получения безметальных ТАС является смешанная конденсация фталогенов с различной степенью насыщения в присутствии диметиламиноэтилата лития в кипящем диметиламиноэтаноле (DMAE). Однако их выход составляет не более 4,0 %, в то время как конденсация в присутствии солей металлов (Ni, VO) в качестве темплатов приводит к образованию металлических комплексов ТАС с гораздо более высокими выходами.





Нами предложен эффективный метод получения безметального трибензо-ТАС (10) темплатной конденсацией смеси ТМСН (1) с фталонитрилом (2) в мольном соотношении 3 : 1 в присутствии хлорида индия и молибдата аммония (МОА) в хинолине при 230 – 235°С с последующим деметаллированием промежуточно образующегося лабильного индиевого комплекса соляной кислотой при комнатной температуре (схема 1). Образующийся также в этих условиях индиевый комплекс фталоцианина не деметаллируется, что позволяет легко отделить от него TAC экстракцией технического продукта хлорбензолом с последующим хроматографированием на силикагеле хлороформом. Выход ТАС 10 достигает 40 % и, в значительной степени, зависит от мольного соотношения реагентов. При уменьшении мольного соотношения ТМСН : фталонитрил до 1 : 1 выход ТАС понижается до 13,6 %, при увеличении до 5 : 1 выход ТАС 10 составил 28,2 %.

Схема Разработанный метод может быть использован для синтеза безметальных трибензо-TAC, содержащих заместители в различных положениях конденсированных бензольных колец макроцикла. Так, при использовании в этой реакции 4-трет-бутил- (3) и 3-фенилсульфанилфталонитрила (4) были получены недоступные ранее при использовании литиевого метода три(4-трет-бутилбензо)-ТАС (11, 17,6 %) и три(3фенилсульфанилбензо)-ТАС (12, 12,0 %), соответственно (схема 1). Помимо синтеза замещенных трибензо-TAC этот метод может быть использован также для синтеза ТАС с заместителями в -положениях пиррольных колец. При использовании в качестве ненасыщенного фталогена дифенилмалеонитрила (5) получен гексафенилТАС (13) с выходом 38,2 %, что на порядок выше выхода по литиевому методу.

1.2. Синтез бензо- и нафтоконденсированных -окса-тетраазахлоринов Одним из направлений химической модификации молекулы ТАС является введение в -положения пиррольных фрагментов макроцикла гетероатомов вместо четвертичных атомов углерода.

C целью получения стабильных ТАС, содержащих атом кислорода в -положении пиррольного фрагмента макроцикла нами была исследована смешанная конденсация 5,5-диметил-1,3-оксазолидин-2,4-диона (15) с производными фталевой, нафталин-1,2- и -2,3-дикарбоновой кислоты (ангидриды, имиды и нитрилы) (схема 2).

R R CN N 2, 16 (X = NH), 19: RR = R O R CN N N NiCl2, MOA O PcNi, 2, 17 + + 1,2-NcNi, N N Ni или O O O 2,3-NcNi N N N H R 17, 20: RR= R R X N R R R 18 ( X=O), 21: RR= 19 - O 16, Схема При взаимодействии фталонитрила 2 с соединением 15 в мольном соотношении 1 : 1 в присутствии мочевины, хлорида никеля и МОА в хинолине при 250°С в течение 30 мин в инертной атмосфере образуется 2,2-диметил-3-окса трибензотетраазахлорин никеля (19) с выходом 4,2 % в смеси с фталоцианином никеля (PcNi). Благодаря особенностям молекулярного строения, в частности наличию четвертичного атома углерода с метильными группами вне плоскости молекулы, окса-ТАСNi 19 обладает большей растворимостью в органических растворителях по сравнению с фталоцианином и отделяется от него экстракцией горячим толуолом. При сплавлении фталимида (16) с 15 в мольном соотношении 1 : в присутствии избытка мочевины, хлорида никеля и МОА окса-ТАСNi 19 получен с выходом 5,6 %.

Этот метод был использован также для синтеза линейно и ангулярно нафтоконденсированных -окса-ТАС. Так, при использовании в качестве ненасыщенного фталогена 1,2-дицианонафталина (17) в конденсации с 15 в мольном соотношении 1 : 2 был получен 2,2-диметил-3-окса-три(1,2-нафто)тетраазахлорин никеля (20) с выходом 8,0 % в смеси с 1,2-нафталоцианином никеля (1,2-NcNi).

Линейно аннелированный три(2,3-нафто)конденсированный окса-ТАС никеля (21) получен смешанной конденсацией ангидрида нафталин-2,3-дикарбоновой кислоты (18) с 15 в присутствии мочевины, хлористого никеля и МОА в кипящем сульфолане с выходом 4,0 % (в смеси с 2,3-нафталоцианином никеля (2,3-NcNi)) (схема 2).

2. Синтез гидрированных производных тетраазапорфина реакциями циклоприсоединения 2.1. [4+2]-Циклоприсоединение с диенами ряда циклопентадиена Другим удобным методом синтеза гидрированных производных TAP являются реакции циклоприсоединения по квазиизолированным двойным С=С связям макроцикла.

Исследована реакция [4+2]-циклоприсоединения незамещённого TAP (14) в качестве диенофила с диенами ряда циклопентадиена – самим циклопентадиеном (22), 1,2,3,4,5,5-гексахлор- (23) и 5,5-диметокси-1,2,3,4-тетрахлорциклопентадиеном (24). В зависимости от активности диена, мольного соотношения реагентов и температуры реакции образуются либо норборненоконденсированные моно-аддукты (ТАС 25 – 27), либо бис-аддукты с расположением заместителей в противоположных (ТАВC 28a,б, 29a,б) или соседних пиррольных фрагментах молекулы (TAiBC 30, 31) (схема 3).

При взаимодействии ТАР 14 с диеном 22 в мольном соотношении 1 : 30 и 1 : при 150°С наблюдалось образование только моно-аддукта - ТАС 25 с выходами 45,3 % и 63,0 %, соответственно. Взаимодействие 14 с более активным диеном 23 в соотношении 1 : 10 и 1 : 30 при 130С приводит к образованию ТАС 26 с выходами 10,7 и 47,4 %, соответственно. При повышении температуры реакции до 220°С и 30кратном избытке диена 23 наблюдалось образование помимо ТАС 265 (33,7 %) двух цис- и транс-изомерных (в зависимости от взаимного расположения заместителей относительно плоскости макроцикла) ТАВС 28а (3,7 %) и 28б (3,3 %) и небольшого количества TAiBС 30 (~0,5 %). Образование в случае TAiBС 30 лишь одного из двух теоретически возможных изомеров, по-видимому, транс-изомера, можно объяснить значительным пространственным напряжением в случае цис-изомера. Использование диена 24 в реакции с ТАР 14 в аналогичных условиях приводит к уменьшению продолжительности реакции до 10 мин, при этом наблюдалось образование ТАС (26,1 %), ТАВС 29а (6,0 %), 29б (7,6 %) и ТАiBС 31 (0,7 %).

Схема Взаимодействием свободного основания ТАС 25 с солями цинка и палладия были синтезированы цинковый (32) и палладиевый (33) комплексы норборн-5'ено[b]тетраазахлорина. Цинковый комплекс 32 (14,3 %) получен при взаимодействии ТАС 25 с ацетатом цинка в пиридине при комнатной температуре. Палладиевый комплекс 33 (7,8 %) получен при взаимодействии дианиона TAC, образующегося при добавлении спиртовой щелочи к раствору свободного основания ТАС 25 в пиридине, с PdCl2(C6H5CN)2 при температуре 50 - 60°С.

2.2. 1,3-Циклоприсоединение с азометинилидом Другим типом реакций циклоприсоединения, приводящим к гидрированным производным TAP, содержащим конденсированные пятичленные гетероциклы, является реакция 1,3-циклоприсоединения тетраазапорфинов в качестве диполярофилов с 1,3-диполями. Для получения более устойчивых к окислению продуктов циклоприсоединения мы исследовали в качестве исходных диполярофилов замещенные по -положениям пиррольных колец макроцикла октаметилсульфанил- (34) и октафенил-TAP (35) в реакции с азометинилидом, генерируемым in situ из Nметилглицина и параформа.

Схема Было обнаружено, что 1,3-циклоприсоединение азометинилида к октазамещенным ТАР проходит в более жестких условиях по сравнению с незамещенным и тетрафенилзамещенным ТАР, что связано, по-видимому, с пространственным влиянием заместителей. Так, при взаимодействии ТАР 34 с N-метилглицином и параформом в мольном соотношении 1 : 4 : 10 в о-дихлорбензоле при 170°С в инертной атмосфере в течение 1,5 ч был получен N-метилпирролидиноконденсированный октаметилсульфанил-ТАС (36, 20,3 %). При увеличении соотношения исходных соединений до 1 : 10 : 23 наряду с ТАС (20,8 %) образуется также бис(N-метилпирролидино)конденсированный октаметилсульфанил-ТАiBС (38, 6,4 %) (схема 4). Октафенил-ТАР 35 показал еще меньшую активность в этой реакции, для него требуется более высокая температура реакции и увеличение молярного соотношения исходных реагентов. Так, при взаимодействии TAP 35 с N-метилглицином и параформом в соотношении 1 : 50 : 1в кипящем трихлорбензоле в инертной атмосфере в течение 10 мин получены N-метилпирролидиноконденсированный октафенил-ТАС (37, 12,6 %) и, в небольших количествах, бис(N-метилпирролидино)конденсированный октафенил-ТАiВС (39, 1,5 %).

2.3. 1,2-Циклоприсоединение с этиловым эфиром диазоуксусной кислоты Продолжая работу по изучению реакций циклоприсоединения ТАР, мы исследовали реакцию 1,2-циклоприсоединения карбена, генерируемого in situ из этилового эфира диазоуксусной кислоты (ЭДА), к незамещённому ТАР 14. Эта реакция является малоизученной в ряду порфиринов, а для получения гидрированных производных ТАР до нас не исследовалась.

При взаимодействии ТАР 14 с избытком ЭДА в присутствии тетра(4-третбутил)фталоцианина кобальта (t-Bu4-4-PcCo) в о-дихлорбензоле при 80 - 85°С в инертной атмосфере нами был получен тетраазахлорин с конденсированным циклопропановым фрагментом (40) с выходом 3,9 % (схема 5).

Схема Варьирование условий реакции (катализатор, температура, время) приводили лишь к незначительному изменению выхода ТАС 40, при этом образования бисаддуктов не наблюдалось.

Строение гидрированных производных ТАР подтверждено данными ЭСП, 1Н ЯМР- и Н-1Н COSY ЯМР-спектроскопии, масс-спектрометрии (MALDI-MS и ESI-MS) и элементного анализа.

3. Электронные спектры поглощения гидрированных производных ТАР В электронных спектрах поглощения (ЭСП) ТАС 25 – 27, 36, 37, 40 и ТАВС 28а,б и 29а,б, как и в спектре ТАР 14, в длинноволновой области наблюдается интенсивная полоса Q, расщеплённая на две компоненты разной интенсивности (табл. 1). При переходе от ТАР 14 к ТАС 25 – 27, 40 происходит батохромное смещение длинноволновой полосы Q1 и гипсохромное смещение полосы Q2 (рис. 1, табл. 1). Введение заместителей в -положения пиррольных колец макроцикла ТАС приводит к значительному батохромному смещению полос поглощения по сравнению с незамещенными соединениями. Так, введение восьми метилсульфанильных (ТАС 36) и восьми фенильных групп (ТАС 37) приводит к батохромному смещению полосы Q1 на 72 и 50 нм и полосы Q2 на 54 и 41 нм, соответственно (табл. 1). При переходе от ТАР 14 к ТАВС 28а,б и 29а,б, наблюдается большее, по сравнению с ТАС 25 - 27, батохромное смещение полосы Q1 (на 138 – 148 нм) и гипсохромное смещение полосы Q2 (на 77–80 нм) (рис. 1, табл. 1). Соотношение интенсивностей полос Q1 и Q2 увеличивается при переходе от ТАР 14 к ТАС 25 – 27 и ТАВС 28а,б и 29а,б. В спектрах ТАiBС 30, 31, 38, 39 в длинноволновой области наблюдается интенсивная полоса Q без видимого расщепления.

При образовании металлических комплексов ТАС симметрия молекулы, в отличие от металлических комплексов ТАР, не меняется и вид ЭСП остается без изменений. Однако в случае металлических комплексов батохромный сдвиг полосы Q1 меньше, чем для свободного основания, и составляет 34 нм для цинкового комплекса 32 и 15 нм для палладиевого комплекса 33. Гипсохромный сдвиг полосы Q2 составляет 9 нм для цинкового комплекса 32 и 29 нм для палладиевого комплекса 33 (табл. 1).

Введение в молекулу незамещенного ТАС трех конденсированных бензольных колец приводит к значительному батохромному сдвигу длинноволновой полосы Q, что связано с расширением -электронной системы макроцикла. В ЭСП трибензо-ТАС 10 в длинноволновой области наблюдается полоса Q, расщеплённая на две компоненты различной интенсивности 748 и 606 нм (табл. 1). Таким образом, при введении бензольных колец батохромный сдвиг полосы Q1 составляет 70 нм и полосы Q2 89 нм по сравнению со спектром незамещённого ТАС. трет-Бутильные группы в положениях 4(5) бензольных колец трибензо-TAC (ТАС 11) не оказывают существенного влияния на ЭСП, лишь приводят к некоторому батохромному смещению полос Q1 и Q2 (рис. 2, табл. 1) При введении фенилсульфанильных заместителей в положения 3(6) бензольных колец трибензо-TAC (ТАС 12) наблюдается существенный батохромный сдвиг полос Q1 и Q2 на 37 и 26 нм, соответственно (рис. 2, табл. 1).

В длинноволновой области спектра бензоконденсированного окса-ТАСNi наблюдается полоса Q, расщеплённая на две полосы различной интенсивности Q1 и Q2 при 756 и 599 нм, соответственно (рис. 4). Таким образом, введение в -положение пиррольного фрагмента трибензо-ТАС атома кислорода приводит к батохромному сдвигу полосы Q1 на 32 нм при незначительном батохромном сдвиге полосы Q2.

A 1,1,5 A 1,0,0,0,0,300 400 500 600 700 8300 400 500 600 700 800 9 , нм нм Рис. 1. ЭСП ТАР 14 (1, хлорбензол), ТАС Рис. 2. ЭСП ТАС 13 (1), ТАС 11 (2) и 26 (2), ТАВС 28а (3) и ТАiBС 30 (4) в ТАС 12 (3) в СHCl3.

СH2Cl2.

При дальнейшем аннелировании бензольных колец в молекуле трибензо-оксаТАС в результате расширения -электронной системы макроцикла происходит батохромный сдвиг длинноволновой полосы Q. Больший сдвиг наблюдается у линейно аннелированного окса-ТАСNi 21 (рис. 6) по сравнению с ангулярно аннелированным изомером 20 (рис. 5), полоса Q которого расположена в промежуточной области между бензо- и 2,3-нафтоконденсированным аналогом (табл.

1).

В коротковолновой области спектра полученных гидрированных производных ТАР наблюдается менее интенсивная полоса В, положение которой не претерпевает значительных изменений при переходе от исходных ТАР к моно- и бис-аддуктам (табл. 1).

1,A 1,2 A A 1,0,0,0,0,0,0,300 400 500 600 700 800 9300 400 500 600 700 800 9300 400 500 600 700 800 9 , нм , нм , нм Рис. 4. ЭСП окса-TACNi Рис. 5. ЭСП окса-TACNi Рис. 6. ЭСП окса-TACNi 19 (1) и трибензо-ТАСNi 20 (1) и три(1,2-нафто)- 21 (1) и три(2,3-нафто)(2) в трихлорбензоле. ТАСNi (2) в ТАСNi (2) в трихлорбензоле. трихлорбензоле.

Таблица 1.

Электронные спектры поглощения гидрированных производных ТАР макс., нм (lg), Соединение Растворитель /относительная интенсивность/ Q1 Q2 B 1 2 3 4 хлорбензол 748 (5,10) 606 (4,60) 341 (4,83) ТАС хлороформ 748 /1,00/ 606 /0,35/ 339 /0,65/ гексан 750 (5,28) 602 (4,68) 339 (4,90) ТАС хлороформ 755 /1,00/ 608 /0,35/ 342 /0,66/ хлорбензол 785 (5,06) 632 (4,56) 333 (4,70) ТАС хлороформ 784 /1,00/ 630 /0,36/ 329 /0,56/ ТАС 13 - // - 727 (4,93) 557 (4,43) 370 (4,66), 334 (4,67) окса-ТАСNi 19 трихлорбензол 756 (4,97) 599 (4,74) 321 (4,34) окса-ТАСNi 20 - // - 771 (4,82) 602 (4,76) 307 (4,86) окса-ТАСNi 21 - // - 843 /1,00/ 682 /0,34/ 308 /0,83/ ТАС 25 хлорбензол 678 (4,90) 520 (4,55) 333 (4,61) хлористый ТАС 26 668 (4,84) 516 (4,50) 345 (4,69) метилен ТАС 27 - // - 670 (4,83) 517 (4,54) 343 (4,67) TAC 36 - // - 745 (4,51) 571 (4,45) 362 (4,33), 335 (4,38) TAC 37 - // - 723 (4,98) 558 (4,46) 372 (4,67),340 (4,66) ТАС 40 хлорбензол 673 (4,81) 524 (4,51) 346 (4,60), 333 (4,58) пиридин : толуол TACZn 32 651 (4,80) 536 (4,70) 328 (4,61) (1 : 5) 1 2 3 4 TACPd 33 пиридин 632 (4,81) 516 (4,70) 317 (4,50) хлористый ТАВС 28а 756 (4,86) 467 (4,45) 355 (4,60) метилен ТАВС 28б - // - 755 (4,84) 468 (4,37) 356 (4,63) ТАВС 29а - // - 762 (4,82) 466 (4,37) 355 (4,56) ТАВС 29б - // - 765 (4,85) 465 (4,38) 355 (4,57) ТАiBС 30 - // - 614 /1,00/ - 366 /0,47/ TAiBС 31 - // - 618 /1,00/ - 322 /1,30/ ТАiBС 38 - // - 639 /1,00/ - 335 /0,63/ ТАiBС 39 - // - 638 /1,00/ - 375 /0,83/ 4. Синтез и свойства гидрированных производных мезо-тетра(3пиридил)порфина 4.1. Синтез мезо-тетра(3-пиридил)бактериохлорина, его четвертичных солей и металлических комплексов В качестве исходных соединений для синтеза водорастворимых бактериохлоринов нами были выбраны мезо-тетра(3-пиридил)- (41) и мезо-тетра(4пиридил)порфин (42), способные образовывать водорастворимые формы при кватернизации пиридиновых атомов азота. Восстановлением порфиринов 41 и диимидом, образующимся in situ из п-толуолсульфонилгидразида (ТСГ) в присутствии сухого поташа, в пиридине получены мезо-тетра(3-пиридил)- (43) и мезо-тетра(4-пиридил)ВС (45). Выход целевых продуктов в значительной степени зависит от соотношения исходных реагентов и времени проведения реакции. ВС был получен с выходом 40,0 % при нагревании смеси порфина 41, ТСГ и поташа в мольном соотношении 1 : 2 : 10 в сухом пиридине при 110°С в течение 12 ч и добавлении новых порций ТСГ через каждые 1,5 ч. Выход ВС 45 при восстановлении порфина 42 в аналогичных условиях составил всего 5,0 %, что можно объяснить плохой растворимостью исходного порфина в пиридине.

Схема Алкилированием ВС 42 избытком иодистого метила, метил-птолуолсульфоната, 1,4-дибромбутана или этилового эфира монохлоруксусной кислоты в кипящем нитрометане в инертной атмосфере были получены соответствующие тетракатионные водорастворимые четвертичные соли – мезотетра(1-метил-3-пиридил)ВС тетраиодид (46, 63,0 %) и тетратозилат (47, 72,1 %), мезо-тетра[1-(4'-бромбутил)-3-пиридил]ВС тетрабромид (48, 66,2 %) и мезо-тетра(1карбэтоксиметил-3-пиридил)ВС тетрахлорид (49, 61,8 %) (схема 6).

Наличие атомов брома в алкильной цепи ВС 48 позволило провести дальнейшую кватернизацию с увеличением количества катионных центров до восьми.

При кипячении ВС 48 с избытком сухого пиридина или DMAE в метаноле в инертной атмосфере в течение 4,5 ч впервые в ряду ВС получены октакатионные четвертичные соли мезо-тетра[1-(4-пиридиниобутил)-3-пиридил]ВС октабромид (51, 85,3 %) и мезо-тетра[1-(4-диметилэтаноламмониобутил)-3-пиридил]ВС октабромид (52, 80,9 %), соответственно (схема 7).

Схема Поскольку ЭСП тетра- и октакатионных солей практически идентичны, доказательство образования октакатионных солей было сделано на основании их 1Н ЯМР спектров. Так, например, в спектре ВС 51 наблюдаются дополнительные сигналы протонов «наружных» пиридиниевых колец (рис. 7, 8).

Рис. 7. 1Н ЯМР спектр ВС 48 в CD3OD. Рис. 8. 1Н ЯМР спектр ВС 51 в CD3OD.

Была исследована возможность синтеза металлических комплексов ВС взаимодействием его с ацетатами или ацетилацетонатами металлов (Cd, Zn, Mg, Al, Pd) в различных растворителях в присутствии оснований или без них. Прямым металлированием ВС 43 удалось получить лишь его кадмиевый комплекс (53) (схема 8). Цинковый комплекс (54) синтезирован переметаллированием BCCd 53 при кипячении с ацетилацетонатом цинка в смеси хлороформ – метанол.

В отличие от ВС 43, его четвертичные соли 46 – 48 и 51 образуют цинковые комплексы (55 – 58) с количественными выходами при прямом металлировании с ацетилацетонатом цинка. Цинковые комплексы 55 и 56 получены также кватернизацией BCZn 54 при кипячении его с избытком иодистого метила или метилп-толуолсульфоната.

Схема Строение производных ВС подтверждено данными ЭСП, Н ЯМР- и Н-1Н COSY ЯМР-спектроскопии, масс-спектрометрии (MALDI-MS) и элементного анализа.

4.2. Электронные спектры поглощения производных мезо-тетра(3-пиридил)бактериохлорина В спектре ВС 43 в длинноволновой области наблюдается интенсивная полоса Q, расщепленная на две компоненты Q1 и Q2 разной интенсивности, расположенные при 747 и 521 нм. Полоса Соре также расщеплена на две компоненты при 357 и 3нм. При переходе к металлическим комплексам характер спектра не изменяется, наблюдается лишь батохромный сдвиг обеих полос, причем величина сдвига полосы Q2 зависит от природы металла в большей степени (рис 9, табл. 2).

В ЭСП тетра- и октакатионных солей 46 – 49, 51, 52 в длинноволновой области наблюдаются узкие интенсивные полосы поглощения Q1 и Q2 в метаноле и воде, что свидетельствует об отсутствии агрегации в водных растворах (рис. 10, табл. 2). В спектрах тетракатионных солей 46 – 49 в метаноле для полосы Q1 наблюдается небольшой (13 нм) батохромный сдвиг, положение полосы Q2 практически не изменяется. В спектрах октакатионных солей 51, 52 батохромный сдвиг полосы Qсоставляет 14 нм, положение полосы Q2 также практически не изменяется (табл. 2).

2 1,0 1,A A 1,0,0,0,0,400 500 600 700 8400 500 600 700 8 , нм , нм Рис. 9. ЭСП ВС 43 (CHCl3, 1), BCCd 53 Рис. 10. ЭСП ВС 43 (CHCl3, 1), BC 48 (2) (толуол – CH3OH (5 : 1), 2) и BCZn 54 и BC 51 (3) в CH3OH.

(CHCl3) (3).

Таблица 2.

Электронные спектры поглощения производных мезо-тетра(3пиридил)бактериохлорина макс. нм, (lg), /соотношение интенсивностей/ Cоединение Растворитель Q1 Q2 B ВС 43 хлороформ 747 (5,05) 521 (4,71) 380 (5,08), 357 (5,00) метанол 760 (4,99) 514 (4,65) 373 (4,86), 349 (4,88) ВС вода 761 (4,94) 517 (4,58) 374 (4,85), 350 (4,86) метанол 759 (4,96) 514 (4,63) 374 (4,85), 350 (4,87) ВС вода 761 (4,96) 517 (4,60) 373 (4,88), 349 (4,89) метанол 761 (5,04) 516 (4,71) 374 (4,93), 349 (4,95) BC вода 763 (5,02) 518 (4,72) 374 (4,95), 351 (4,98) BC 49 - // - 764 (4,88) 518 (4,52) 373 (4,82), 348 (4,85) метанол 761 (5,04) 516 (4,70) 374 (4,93), 349 (4,95) ВС вода 763 (5,02) 518 (4,71) 374 (4,95), 351 (4,97) метанол 763 (4,93) 516 (4,64) 373 (4,87), 350 (4,89) ВС вода 763 (4,90) 518 (4,55) 374 (4,83), 351 (4,85) ВСCd 53 толуол-метанол (5:1) 753 (4,85) 571 (4,36) 393 (4,70), 364 (4,68) ВСZn 54 хлороформ 765 /1,00/ 561 /0,34/ 389 /0,66/, 361 /0,74/ ВСZn 55 вода 773 (4,87) 554 (4,29) 381 (4,60), 348 (4,67) ВСZn 56 - // - 774 (4,95) 554 (4,34) 383 (4,62), 348(4,71) ВСZn 57 - // - 774 (4,95) 554 (4,34) 383 (4,62), 349 (4,71) метанол 779 (5,01) 557 (4,48) 383 (4,66), 349 (4,83) ВСZn вода 775 (4,99) 556 (4,39) 383 (4,66), 349 (4,78) 4.3. Испытания фотодинамической активности производных мезо-тетра(3-пиридил)бактериохлорина В ходе работы нами установлено, что тетра- (46 – 49) и октакатионные (51, 52) четвертичные соли стабильны в водных растворах, характер ЭСП их водных растворов и величина оптической плотности в максимуме поглощения оставались неизменными в течение, по крайней мере, 24 часов. При хранении этих же растворов в темноте при комнатной температуре в течение трёх месяцев характер спектров также не изменялся, окисления в соответствующие хлорины и выпадения осадка из растворов не наблюдалось. Цинковые комплексы 55 – 58 менее стабильны в водных растворах по сравнению с безметальными соединениями. Характер ЭСП их водных растворов не изменяется со временем, однако величина оптической плотности в максимуме поглощения значительно снижается уже через 24 ч.

Для ВС 43, 46 – 48, 51 были определены квантовые выходы генерации синглетного кислорода1 () (табл. 3).

Автор благодарит с.н.с лаборатории 3-1 ФГУП «ГНЦ «НИОПИК» к.х.н. Людмилу Константиновну Сливку за помощь в определении Таблица 3.

Квантовые выходы генерации синглетного кислорода ВС 43, 46 – 48, 51.

Соединение ВС 43 ВС 46 ВС 47 ВС 48 ВС 0,50 0,48 0,39 0,44 0, Для оценки фотодинамических характеристик синтезированные нами водорастворимые соли мезо-тетра(3-пиридил)бактериохлорина и их цинковые комплексы были протестированы in vitro и in vivo в ФГУ «МНИОИ им. П.А. Герцена» (Москва). Исследования in vitro проводили на культурах опухолевых клеток человека - эпидермоидной карциноме гортаноглотки (НEр-2). Определяли концентрацию исследуемых соединений (ИК50), при которой наблюдалось 50 % ингибирование роста клеток опухоли (табл. 4).

При проведении экспериментов было показано, что ВС 46 – 49, 51, 52 обладают фотоиндуцированной активностью в отношении клеток культуры НЕр-2. Цинковые комплексы 57 и 58 не проявляли фототоксичности к клеткам НЕр-2. Темновая токсичность у всех исследованных соединений отсутствовала.

Таблица 4.

Значения ИК50 ВС 46 - 49, 51, Соединение ВС 46 ВС 47 ВС 48 ВС 49 ВС 51 ВС ИК50, мкг/мл 1,50±0,10 0,79±0,08 0,40±0,05 9,55±0,75 0,67±0,08 0,90±0,Проведено изучение фотоиндуцированной активности ВС 46 - 48 in vivo на мышах с привитой карциномой легкого Льюис (LLC). Была выявлена высокая дозозависимая противоопухолевая эффективность этих соединений. В зависимости от фотосенсибилизатора и вводимой дозы торможение роста опухоли (ТРО) составило 88,90 – 100,00%, увеличение продолжительности жизни (УПЖ) 105,70 – 122,20 %, коэффициент излеченности (КИ) животных достигал 50,00 - 100,00 %. Наилучший результат наблюдался при использовании в качестве фотосенсибилизатора ВС 48.

При введении мышам ВС 48 в дозе 5,00 мг/кг и облучении через 30 мин после введения наблюдалось стабильное торможение роста опухоли, при этом КИ составил 100,00 % (табл. 5).

Таблица 5.

Фотоиндуцированная противоопухолевая активность ВС 46-48 у животных с опухолью LLC ТРО ТРО Интервал Доза Доза, 11 18 УПЖ, КИ, Соединение t, света, мг/кг сутки, сутки, % % мин Дж/см% % ВС 46 88,9 85,8 105,7 50,ВС 47 5,0 30 93,6 85,8 122,2 66,ВС 48 150 100,0 100,0 - 100, Данные получены совместно с сотрудниками отделения модификаторов и протекторов противоопухолевой терапии ФГУ «МНИОИ им. П.А. Герцена» (Москва) проф., д.б.н. Раисой Ивановной Якубовской, с.н.с., к.б.н. Натальей Борисовной Морозовой и м.н.с. Анной Дмитриевной Плютинской В Ы В О Д Ы 1. Разработаны методы синтеза ряда новых гидрированных производных тетраазапорфина и мезо-тетра(3-пиридил)порфина, обладающих интенсивным поглощением в видимой и ближней ИК области спектра, и исследовано влияние структуры синтезированных соединений - гидрирования пиррольных фрагментов, введения заместителей и атома кислорода в –положения макроцикла, аннелирования бензольных колец и природы центрального атома металла - на их свойства, в частности электронные спектры поглощения.

2. Разработан новый способ получения безметальных тетраазахлоринов темплатной конденсацией смеси тетраметилсукцинонитрила с 1,2-динитрилами ненасыщенных алифатических или ароматических кислот в присутствии хлорида индия с последующим деметаллированием промежуточно образующихся индиевых комплексов, позволивший более чем на порядок (до 40 %) увеличить их выход по сравнению с известным методом.

3. Разработан метод синтеза гетероаналогов тетраазахлорина - бензо-, 1,2- и 2,3нафтоконденсированных -окса-тетраазахлоринов никеля - смешанной конденсацией 5,5-диметил-1,3-оксазолидин-2,4-диона с производными фталевой и нафталин-1,2- и -2,3-дикарбоновой кислоты.

4. Исследованы реакции тетраазапорфинов - [4+2]-циклоприсоединения с диенами ряда циклопентадиена, 1,3-диполярного циклоприсоединения с азометинилидом и 1,2-циклоприсоединения с этиловым эфиром диазоуксусной кислоты, позволившие впервые синтезировать норборненоконденсированные тетраазахлорины, тетраазабактерио- и -изобактериохлорины, N-метилпирролидиноконденсированные тетраазахлорины и -изобактериохлорины и циклопропаноконденсированный тетраазахлорин.

5. Осуществлен синтез мезо-тетра(3-пиридил)бактериохлорина восстановлением соответствующего порфина диимидом. Получен ряд водорастворимых тетра- и октакатионных четвертичных солей, изучены их спектральные свойства и показана высокая стабильность в водных растворах.

6. Показано, что цинковые комплексы четвертичных солей мезотетра(3-пиридил)бактериохлорина образуются при прямом металлировании солями металлов, тогда как цинковый комплекс самого тетра(3-пиридил)бактериохлорина образуется лишь при переметаллировании его кадмиевого комплекса. Обнаружена более низкая стабильность цинковых комплексов по сравнению с безметальными соединениями.

7. Найден новый перспективный фотосенсибилизатор для ФДТ - мезо-тетра[1-(4'бромбутил)-3-пиридил]бактериохлорин тетрабромид, обладающий значительной фотобиологической активностью (торможение роста опухоли и коэффициент излечиваемости составляют до 100%) и проходящий в настоящее время предклинические испытания.

Основное содержание работы изложено в следующих публикациях:

1. Lukyanets E.A., Makarova E.A., Derkacheva V.M., Dudkin S.V., Solovyova L.I.

Some synthetic approaches to photosensitizers of porphyrazine series. // J. Porphyrins Phthalocyanines 2006. V. 10. N. 4-6. P. 336.

2. Dudkin S.V., Makarova E.A., Lukyanets E.A. Use of Diels – Alder reaction for the preparation of new reduced norbornene-condensed tetraazaporphines. // J. Porphyrins Phthalocyanines 2006. V. 10. N. 4-6. P. 615.

3. Дудкин С.В., Макарова Е.А., Лукьянец Е.А. Фталоцианины и родственные соединения, XLVI. Реакция [4+2]-циклоприсоединения тетраазапорфина с диенами ряда циклопентадиена. // ЖОХ 2008. Т.78. Вып. 7. С.1208-1213.

4. Makarova E.A., Dudkin S.V., Fukuda T., Kobayashi N., Lukyanets E.A. – Design and synthesis of tetraazachlorins, tetraazabacteriochlorins and tetraazaisobacteriochlorins. // J. Porphyrins Phthalocyanines 2008. V. 12. N. 3-6. P. 299.

5. Бельков М.В., Грищук А.А., Дудкин С.В., Макарова Е.А., Першукевич П.П., Соловьев К.Н. Спектрально-люминесцентные свойства норборнено-замещённого тетраазахлорина и его металлокомплексов. // Ж. Прикл. Спектр. 2010. Т. 77.

Вып. 2. С. 230-240.

6. Dudkin S.V., Makarova E.A., Fukuda T., Kobayashi N., Lukyanets E.A. – Synthesis and spectroscopic properties of nickel complexes of benzo-, 1,2-naphtho-, or 2,3naphthoannulated -oxatetraazachlorins. // Tetrahedron Lett. 2011. V. 52. N. 23.

P. 2994 – 2996.

7. Дудкин С.В., Макарова Е.А. Лукьянец Е.А. Синтез и спектральные свойства металлических комплексов замещённого тетраазахлорина. // Тезисы докладов Международной конференции по физической и координационной химии порфиринов и их аналогов (ICPC-10)/ Иваново, 2009. С. 109.

8. Dudkin S.V., Makarova E.A., Lukyanets E.A. Synthesis of metal complexes of mesotetra(3-pyridyl)bacteriochlorins. // Book of abstr. “6th IUPAC International Symposium on Novel Materials and their Synthesis (NMS-VI) and 20th International Symposium on Fine Chemistry and Functional Polymers (FCFP-XX). Wuhan, China, 2010. P. 261.

9. Дудкин С.В., Макарова Е.А., Лукьянец Е.А. Синтез новых гидрированных производных тетраазапорфинов и их -оксазамещённых аналогов. // Тезисы докладов 11 Международной конференции по физической и координационной химии порфиринов и их аналогов (ICPC-11). Одесса, Украина 2011. С. 51.

10. Makarova E.A., Dudkin S.V., Shchukina A.P., Lukyanets E.A. – Synthesis of new water-soluble meso-tetraaryl bacteriochlorin derivatives as potential antitumor photosensitizers. // Book of abstr. 17th European Symposium on Organic Chemistry (ESOC-2011), Crete, Greece, 2011. P.1. 161.

11. Yakubovskaya R.I., Morozova N.B., Plutinskaya A.D., Chissov V.I., Lukyanets E.A., Vorozhtsov G.N., Makarova E.A., Dudkin S.V., Shchukina A.P. - The photo-induced antitumor efficiency of meso-tetraaryl bacteriochlorin derivatives. // Book of abstr. 14th Congress European Society for Photobiology. Geneva, Switzerland, 2011. P. 122.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.