WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Королев Олег Васильевич

Синтез и исследование новых азосоединений на основе пиразолона-5

Специальность 02.00.03

«Органическая химия»

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата химических наук

Москва-2012

Работа выполнена на кафедре органической химии и химии красителей Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Московский государственный текстильный университет имени А.Н.Косыгина»

Научный руководитель: доктор химических наук, профессор

Ковальчукова Ольга Владимировна

Официальные оппоненты:  доктор химических наук, профессор,

                                                        профессор кафедры общей

и биоорганической химии

  Ярославского государственного

университета имени П.Г.Демидова

Котов Александр Дмитриевич

кандидат химических наук, старший

научный сотрудник Института органической химии имени

Н.Д. Зелинского РАН

Дутов Михаил Дмитриевич

Ведущая организация:  Федеральное государственное бюджетное

  образовательное учреждение высшего

  профессионального образования Российский

                                               государственный университет нефти и газа

имени И.М.Губкина

Защита диссертации состоится « 29 » мая 2012 года в 12 00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.139.01 при Московском государственном текстильном университете имени А.Н.Косыгина по адресу: 119071, Москва, ул. Малая Калужская, д. 1.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Московский государственный текстильный университет имени А.Н.Косыгина»

Автореферат разослан  « 26» апреля  2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат химических наук  Алексанян К.Г.

ВВЕДЕНИЕ



Актуальность работы. Известно, что гидроксиазосоединения фенильного и нафтильного рядов – широко и давно известные азокрасители и азопигменты для различного вида тканей (шерсти, хлопка, полиамида и др.), причем большинство из используемых в текстильной промышленности красителей данного класса представляют собой так называемые металлокрасители и металлопигменты, являющиеся по сути комплексными соединениями кальция, стронция, бария, марганца и других металлов. Производные 1-фенил-3-метил-4-азопиразолона-5 и металлокомплексы на их основе находят применение в различных областях науки и техники (например, в качестве красителей для текстильных и других материалов, в аналитической химии для определения металлов, в качестве медицинских препаратов и др.). Успех пиразолоновых красителей обусловлен простотой реакции азосочетания, большими возможностями для структурных изменений и адаптации к нуждам различных применений красителей, а также довольно высоким для большинства красителей коэффициентом молярной экстинкции.

Введение в состав азопиразолонового красителя катионов металлов может привести к изменению их цветовой гаммы и возникновению дополнительных свойств. Например, введение катионов меди и серебра может придать окрашенным тканям антибактериальные и фунгицидные свойства, что будет полезным при их использовании в медицине, при реставрационных работах и в текстильной промышленности. Как правило, в печатных цехах отделочных производств имеются приготовленные впрок загустки и остатки пигментных красок. Теплая влажная среда благоприятна для размножения бактерий и грибков. В результате их воздействия загустки и краски разжижаются и покрываются плесенью, то есть становятся непригодными для дальнейшего использования и выбрасываются, что в конечном итоге ведет к загрязнению окружающей среды. В связи с этим получение новых пигментов, которые дополнительно обладали бы фунгицидными свойствами, представляется весьма интересным как с экологической, так и с экономической точек зрения.

Несмотря на то, что азопиразолоновые красители используются уже много десятилетий, проведение дальнейших исследований по-прежнему остается актуальным. Наряду с проблемой синтеза новых соединений и определения эффективности их использования важное значение имеет определение пространственного и электронного строения органических молекул и металлокомплексов на их основе, установление закономерностей, связывающих строение, свойства и устойчивость соединений с их физическими и физко-химическими характеристиками.

Цель работы. Исходя из вышесказанного, целью настоящей работы явились синтез новых арил(гетерил)производных 1-фенил-3-метил-4-азопиразолона-5 и металлсодержащих красителей на их основе,  установление закономерностей, связывающих строение с физико-химическими свойствами. Для достижения этой цели были поставлены следующие задачи:

  1. Синтезировать и изучить строение и свойства ранее не исследованных производных 1-фенил-3-метил-4-азопиразолона-5.
  2. Получить комплексные соединения d-металлов с выделенными соединениями.
  3. Изучить процессы комплексообразования и определить состав, строение и свойства исходных органических молекул и их металлокомплексов.

Для выполнения поставленных  задач использовали совокупность химических и физико-химических методов исследования: инфракрасная и электронная спектроскопия, квантово-химические расчеты, термогравиметрия, рентгеноструктурный анализ, элементный анализ.

Научная новизна работы. С использованием обширной базы данных близких по строению соединений и совокупности экспериментальных (физико-химические исследования) и теоретических (квантово-химические расчеты) методов анализа определены спектральные критерии ионных и нейтральных форм, рассчитаны константы диссоциации по кислотному типу. Установлен состав металлокомплексов в растворах, рассчитаны константы образования комплексных соединений и степени ковалентности координационных связей. Выявлены корреляционные зависимости величин констант устойчивости соединений от физических характеристик ионов-комплексообразователей.

Методами квантово-химического моделирования изучено электронное строение органических молекул и их металлокомплексов.

Определены молекулярные и кристаллические структуры трех органических молекул, одного металлокомплекса и одного сокристаллизата. Установлено различие в формировании водородных связей и кристаллической упаковки арил- и гетерилазопиразолонов.

Практическая значимость работы. Впервые синтезированы новые 4-арил(гетерил)азопроизводные 1-фенил-3-метилпиразолона-5 и комплексные соединения меди, никеля, железа, кобальта, кадмия, серебра, цинка на их основе, которые охарактеризованы совокупностью физико-химических методов (ИК- и электронная спектроскопия, рентгеноструктурный и химический анализ, квантово-химические расчеты). Установлены особенности строения органических молекул, определены координационные центры, предложены схемы строения металлокомплексов.

Показана высокая фунгицидная активность относительно штаммов грибов, развивающихся на текстильных материалах производных азопиразолона-5, которая возрастает при переходе к медным комплексам.

Апробация результатов. Основные результаты работы доложены на научно-практической конференции по проблемам математики, физики, химии и информатике (РУДН, Москва, 2010 г.), XXI Всероссийском симпозиуме «Проблемы химической физики» (Туапсе, 2010 г.), Международной научно-технической конференции «Современные наукоемкие технологии и перспективные материалы текстильной и легкой промышленности (ПРОГРЕСС 2012)» (Иваново, 2012 г.). По результатам работы имеется 6 публикаций.

Структура и объем диссертационной работы. Диссертационная работа изложена на 116 страницах машинописного текста и состоит из введения, литературного обзора, обсуждения результатов, экспериментальной части, выводов и приложения, включает 29 таблиц и 32 рисунка. Список цитируемой литературы составляет 105 наименований.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Синтез, строение и свойства 4-арилазопроизводных пиразолона-5

Реакции азосочетания 1-фенил-3-метилпиразолона-5 и его п-SO3H-фенилпроизводным с арилдиазониевыми солями проводили при стандартных условиях, которые обычно используются при сочетании с фенолами, т.е. в слабощелочной среде (рН=8-9) при температуре 5-10оС и соотношении реагентов 1:1. В процессе работы выделено и охарактеризовано совокупностью химического анализа, масс-спектрометрии, ИК и ЯМР1Н спектроскопии одиннадцать органических соединений:

1) R1=H; R2=OCH3; R3=H; R4=H; R5=H; R6=H (HL1);

2) R1=H; R2=CH3; R3=H; R4=H; R5=H; R6=H (HL2);

3) R1=H; R2=COOH; R3=H; R4=H; R5=H; R6=H  (H2L3);

4) R1=SO3H; R2=H; R3=NO2; R4=OH; R5=H; R6=H (H3L4);

5) R1=H; R2=H; R3=H; R4=OH; R5=SO3H; R6=H  (H3L5);

6) R1=H; R2=NO2; R3=H; R4=OH; R5=SO3H;  R6=H (H3L6);

7) R1=H; R2=OH; R3=H; R4=H; R5=SO3H; R6=H  (H3L7);

8) R1=H; R2=CH3; R3=H; R4= CH3; R5=H; R6=H (HL8);

9) R1=H; R2= SO3H; R3=H; R4= H; R5=H; R6=H (H2L9);

10) R1=Cl; R2=H; R3= SO3H; R4= OH; R5=H; R6=H (H3L10);

11) R1=OH; R2=H; R3= H; R4= H; R5=H; R6=COOH (H4L11);

Строение выделенных соединений было подтверждено также результатами рентгеноструктурного анализа на примере расшифровки кристаллических структур соединений HL1 и HL2 (рис. 1, 2). Как видно, в кристаллическом состоянии молекулы существуют в виде гидразонных таутомеров, содержащих сильную внутримолекулярную водородную связь N-H…O, что согласуется с известными литературными представлениями.

Рис. 1. Молекулярная структура HL1

Рис. 2. Молекулярная структура HL2





В пространстве молекулы образуют параллельные слои, водородные связи между которыми отсутствуют (рис. 3).

Присутствие сильных внутримолекулярных водородных связей приводит к значительному смещению полос валентных колебаний карбонильных групп в ИК спектрах поглощения до 1667-1653 см-1.

Электронные спектры поглощения HL1 – H2L11 характеризуются длинноволновой полосой поглоще-ния в области 389,5 – 427 нм, которая обычно гипсохромно смещается при подщелачивании растворов (табл. 1).

Анализ положения длинновол-новой полосы поглощения в электронных спектрах позволяет расположить органические молеку-лы в следующий ряд: H3L5 > H3L7 > HL1 > HL10 > HL8 > HL2 > H2L3 > H4L11 > HL9. Это можно объяснить влиянием электронодонорных замес-тителей (гидроксильной или меток-сильной групп) в орто- и пара-положениях арилазо-фрагмента мо-лекулы на батохромный сдвиг длин-новолновой полосы поглощения.

Рис. 3. Упаковка молекул HL1 в кристалле: проекция вдоль кристаллографической оси b.

Электроноакцепторные заместители (карбонильная или сульфо-группы), наоборот, приводят к гипсохромному сдвигу длинноволновой полосы в электронном спектре поглощения 4-арилазопиразолона-5.

Таблица 1. Положение полос в электронных спектрах поглощения HL1 – H2L11 и значения их констант кислотной диссоциации

Соединение

λmax, нм (lg)

рКа

Нейтральный раствор

Щелочной раствор

HL1

418(4,63); 253,3(4,61)

385(4,59); 289(4,29); 262(4,57)

10,37±0,08

HL2

403(4,41); 244(4,35)

386(4,34); 284(4,11); 249(4,39)

10,83±0,05

H2L3

401(4,1); 244(4,12)

425(3,86); 244(4,1)

11,27±0,05

Квантовохимическое моделирование молекулы 4-(4-метилфенилгидразоно)-3-метил-1-фенил-5-пиразолона (HL2) в приближении метода теории функционала плотности с использованием гибридного функционала B3LYP и валентно-двухэкспонентного базисного набора 6-31+G(d).

Проведенный NBO-анализ показывает, что основной вклад в -электронную систему молекулы вносят связи C5-N1, N2-C9, C8-N3, C9-O1 и N4-C10. Неподеленная пара электронов атома N2 не входит в -систему молекулы и имеет sp2-гибридизацию. Атом кислорода имеет две неподеленные пары электронов, причем одна из них почти целиком (98,77% при заселенности 1,85) входит в -сопряжение с гетероатомным ядром молекулы. Вторая неподеленная пара электронов кислорода имеет диффузное строение, поскольку удаленно взаимодействует с двумя атомами водорода (H5 и H9). Эта неподеленная пара содержит 60,55% s- и 39,40% p- электронов. Таким образом, она может быть описана как гибрид sp0,65.

Высшая занятая молекулярная орбиталь (ВЗМО) молекулы HL2 образована вкладами атомов всех ее участков, что отражает высокую степень электронного сопряжения. Строение высшей занятой и низшей свободной (НСМО) орбиталей представлено на рис. 4.

а)

б)

Рис. 4. Формирование высшей занятой (а) и низшей свободной (б) орбиталей HL2

Сравнение экспериментальных и рассчитанных спектров показывает, что в экспериментальном электронном спектре HL2 длинноволновая полоса поглощения проявляется при 403 нм и лежит между первой и второй рассчитанными полосами поглощения, вероятно являясь их наложением. Можно предположить, что перенос электронной плотности происходит с бензольного кольца пиразолонового фрагмента на азо-группу молекулы HL2.

В процессе спектрофотометрического титрования растворов органических молекул растворами солей металлов в ЭСП так же, как и при титровании щелочью, наблюдается гипсохромный сдвиг длинноволновой полосы поглощения, что указывает на аналогичные характеры процессов депротонирования и комплексообразования. Это означает, что в процессе комплексообразования происходит замена подвижного атома водорода органической молекулы на катион металла. Если считать положение длинноволновой полосы в спектре некоординированного лиганда за 100%-ную ковалентную связь, а положение этой же полосы в щелочном растворе (натриевая соль) за 100%-ную ионную связь, то полосы при титровании солями металлов будут занимать промежуточное положение, то есть обладать определенной степенью ковалентности. Рассчитанные степени ковалентности связей металл–лиганд на примере комплексов HL1 – H2L3 приведены в табл. 2.

Известно, что природа ионов-комплексообразователей в значительной мере влияет на параметры координационных соединений (геометрические характеристики, длину, прочность и степень ковалентности связей металл-лиганд и др.). Как видно из анализа значений констант устойчивости металлокомплексов, в случае образования комплексных соединений катионов первого переходного ряда: Co(II), Ni(II), Cu(II) – максимальная устойчивость характерна для комплексов меди. Эти результаты совпадают с литературными данными: среди переходных элементов двухзарядные ионы элементов четвертого периода имеют почти не отличающиеся друг от друга ионные радиусы, а устойчивость образуемых ими комплексов изменяется в ряду Mn2+<Fe2+<Co2+<Ni2+<Cu2+>Zn2+ (так называемый ряд Ирвинга-Уильямса).

были обнаружены линейные зависимости величин констант образования комплексов от значений ионного потенциала, энергии сродства к электрону ионов-комплексообразователей и величин абсолютной жесткости. Согласно литературным данным, использованные в работе двухвалентные ионы-комплексообразователи (Co2+, Ni2+, Cu2+) относятся к промежуточным по жесткости, а катион Ag+ – к мягким кислотам Льюиса.

Таблица 2. Состав и константы образования комплектных соединений металлов в этанольных растворах и степени ковалентности связей M-L

Система

, нм(lg)

Соотношение

М : L

lg

Степень ковалентности связи, %

(HL1+Co2+)

410(4,25); 346(3,93); 250(4,30)

1:1

6,405

65

(HL1+Ni2+)

407(4,18); 343(3,93); 247(4,25)

1:1

7,073

52

(HL1+Cu2+)

397(4,21); 248(4,32)

1:2

20,049

9

(HL2+Co2+)

399(4,32); 333(3,94); 254(4,34)

1:1

7,157

76

(HL2+Ni2+)

397(4,24); 337(3,99); 252,1(4,3)

1:1

6,743

65

(HL2+Cu2+)

391(4,29); 252(4,36)

1:2

17,384

29

(HL2+Ag+)

401(4,31); 218(4,2)

1:1

14,615

88

(H2L3+Co2+)

392(3,93); 340(3,92) 249(3,94)

1:1

6,82

(H2L3+Ni2+)

425(3,92); 315(3,65); 249(4,01)

1:1

6,767

(H2L3+Cu2+)

392(4,64); 250(4,56)

1:2

19,15

(H2L3+Ag+)

399(3,9); 247(3,94)

1:1

15,741


В связи с тем, что рассчитанные степени ковалентности связей образующихся в растворах комп-лексных соединений имеют большую степень ковалентности, можно предположить, что изучаемые произ-водные 1-фенил-3-метил-4-азопиразо-лона-5 имеют свойства мягких осно-ваний Льюиса и основной вклад в комплексообразование вносят более “мягкие ” атомы азота азогруппы.

Увеличение константы кислотной диссоциации органических молекул приводит к линейному увеличению констант образования их метало-комплексов (рис. 5).

Рис. 5. Зависимость величны lg/n от величины константы кислотной диссоциации лиганда.

В связи с недостаточностью литературных данных по комплексообразованию производных 4-азопиразолона-5 и ограниченным числом рентгеноструктурных данных из нейтральных и слабощелочных водно-этанольных растворов было выделено 7 комплексных соединений меди(II) c HL1–H3L7, которым на основании результатов химического анализа приписаны следующие брутто-формулы: Cu(L1)2 (I), Cu(L2)2 (II), Cu(HL3)4H2O (III), Cu(HL4)25H2O (IV), Cu(HL5)25H2O (V) Cu(HL6) (VI) и Cu(HL7)4H2O (VII). Результаты химического анализа и качественные реакции показали отсутствие неорганического аниона (Cl-) в составе комплексов. О характере воды, входящей в состав комплексных соединений III-V, VII, судили по результатам термогравиметрического анализа (табл. 3).

Таблица 3. Результаты термогравиметрического анализа.

Соединение

Навеска мг

Т, оС

Эффект

Δm

Процесс

Δmтеор.,%

мг

%

Cu(L2)2

45,5

98

эндо

0,65

1,43

–Н2О адс

220

экзо

4,64

10,20

Выгорание органической массы

330, 395

экзо

31,17

68,50

остаток

500

8,72

19,16

СuO+4C

19,89

Cu(H2L4)2

5H2O

62,5

62

эндо

2,46

3,94

–2Н2Оадс

3,64

296

экзо

3,53

5,65

–3Н2О коорд

5,45

319

экзо

29,92

47,87

Выгорание органической массы

890

экзо

21,74

46,67

остаток

1050

12,34

19,74

СuO+10C

18,58

В процессе комплексообразования полосы колебаний карбонильных и карбоксильных групп в ИК спектрах поглощения претерпевают значительный низкочастотный сдвиг и лежат в области ниже 1600 см-1. Следовательно можно утверждать, что и карбоксильная и карбонильные группы образуют прочные координационные связи с катионами Сu(II).

Участие в координации атома азота азо-группы установлено на примере рентгеноструктурного анализа соединения  Cu(L2)2 (рис. 6).

Рис. 6. Кристаллическая структура Cu(L2)2.

Органический лиганд координи-рован бидентантно через атом кислорода пиразолонового фраг-мента и один из атомов азота азо-группы. Длины NN и NC(пиразол) в комплексе соответствуют полу-торным связям, которые лежат ближе к одинарным, чем к двойным. Это согласуется с квантовохимическими расчетами, которые показали, что в щелочной среде производные азопиразолона-5 существуют в виде резонансного иона с большим весом азо-формы.

Исследования фунгицидной активности показали, что испытываемые азопиразолоны обладают фунгицидной активностью относительно штаммов грибов, развивающихся на текстильных материалах, которая усиливается при переходе к комплексным соединениям Cu(II) (табл. 4).

Таблица 4. Фунгицидная активность некоторых красителей и их комплексов

Формула соединения

Фунгицидная активность в %

Penicillium

Aspergillus

Drechslerd

Alternarid

0

контроль

5

6

7

5

1

H3L5

96.5

98.8

85.7

74.0

2

Cu(HL5)25H2O

99.0

100

98.7

92.0

3

H3L6

73.3

88.9

71.4

62.5

4

Cu(HL6)

98

100

91.8

93.5

5

H3L4

61.5

85.3

50.0

40.0

6

Cu(HL4)25H2O

82.4

99.0

71.2

80.5

Синтез, строение и свойства 4-гетарилазопроизводных пиразолона-5

Для синтеза 4-гетарилазопроизводных 1-фенил-3-метилпиразолона-5 первоначально реакцию азосочетания проводили при стандартных условиях (слабощелочная среда, температура 5-10оС, соотношение реагентов 1:1). Однако было показано, что в этом случае с удовлетворительным выходом (56%) образуется только азосоединение HL12. Изменение условий азосочетания (нейтральная или кислая среда) позволило с небольшими выходами (10 – 15%) получить соединения, которым на основании совокупности результатов химического анализа, ИК и ЯМР спетроскопии приписаны следующие формулы:

HL12  HL13 H2L14

Строение соединения HL12 подтверждено методом рентгеноструктурного анализа (рис. 7а). Так же, как и в случае арилазопиразолонов, в кристаллическом состоянии оно существует в виде гидразо-таутомера.

Связи в пиразолоновых фрагментах в значительной степени выровнены, однако в отличие от структур HL1 и HL2, молекула HL12 не является абсолютно плоской, так как одно из бензольных колец развернуто на угол 20 град. относительно центрального плоского фрагмента, включающего два пиразолоновых цикла и гидразо-группу. Стабилизация молекулы осуществляется за счет прочной внутримолекулярной водородной связи N(4)-H(4N)...O(1). Упаковка в кристалле HL12 также отличается от упаковок HL1 и HL2 (рис. 7б). Она представляет собой не параллельные слои, а зигзагообразные цепи, объединенные в единую трехмерную решетку сложной системой межмолекулярных СН…О и СН…N водородных связей.

а)

б)

Рис. 7. Молекулярная (а) и кристаллическая (б) структура HL12

Выделенные гетарилазопиразолоны характеризуются значительно большим значением λmax длинноволновой полосы поглощения в электронных спектрах поглощеня (окраска соединений смещена в красную область спектра) по сравнению с арилазопиразолонами HL1 – H4L11 (табл. 5). Изменения в электронном спектре HL12 при депротонировании совпадают с рассчитанными для оптимизированных структур нейтральной и анионной форм.

Таблица 5.Электронные спектры поглощения этанольных растворов HL12 – H2L14

Соединение

λmax, нм

Нейтральная среда

Щелочная среда

HL12

454пл., 421, 246

413, 252

HL13

548, 453пл.

545, 453пл.

H2L14

442, 341

440, 341

Достоверность квантово-химических расчетов подтверждена удовлетворительным совпадением геометрии и основных длин связей в экспериментально определенной методом РСА и рассчитанной структурах.

Процессы комплексообразо-вания 4-гетарилазопиразолонов-5 (HL12 – H2L14) изучали на примере органического красителя HL12. Проведенные исследования показали, что постепенное добавление раствора солей металлов к раствору HL12 приводит к батохромному сдвигу длинноволновой полосы поглощения до 428 – 432 нм (в зависимости от природы иона-комплексообразователя) и одновременному увеличению ее интенсивности (рис. 8).

Рис. 8. Изменения в электронном спектре погло-щения HL12 при постепенном добавлении CuCl2.

Такое изменение в спектре HL12 при комплексообразовании не соответствует изменениям, происходящим в процессе депротонирования молекулы. Вероятно, это можно объяснить следующим образом. Нейтральная форма HL12, согласно рентгеноструктурным исследованиям, плоская и стабилизирована внутримолекулярной водородной связью с участием атома водорода гидразо-группы. В процессе депротонирования отщепление атома водорода нарушает плоскостное строение молекулы и, как следствие, сопряженную π-электронную систему, что приводит к гипсохромному сдвигу длинноволновой полосы поглощения. В процессе комплексообразования плоскостное строение сохраняется за счет хелатообразования, и длинноволновая полоса поглощения смещается батохромно.

Квантово-химическое моделирование процессов комплексообразования HL12 проводили для соединений Ni(II) методом DFT в базисе def2-TZVP. Результаты оптимизации геометрии показали, что комплексные соединения состава Ni(L12)2 неустойчивы вследствие стерических препятствий.

Рис. 9. Оптимизация геометрии и заряды на атомах для комплексного соединения Ni(L12)Cl.

Комплексные соединения состава Ni(L12)Cl, включающие бидентатно координированный анион (L12)-, не имеют минимумов на потенциальной поверхности, и единственно возможной структурой является комплекс, в котором органический лиганд тридентетно координирован катионом никеля через два атома кислорода двух пиразолоновых циклов и одного атома азота азо-группы (рис. 9). Координационное число никеля равно 4, координационный полиэдр – практически не искаженный квадрат, который лежит в плоскости органического аниона. Распределение зарядов в молекуле таково, что отрицательный заряд смещается с анионных лигандов на катион никеля. В результате эффективный заряд на никеле равен + 0,964 вместо +2, что указывает на высокую степень ковалентности связи M←L.

Результаты квантово-химического моделирования подтверждены удовлетворительным совпадением изменения в рассчитанных электронных спектрах комплексного соединения по сравнению с некоординированным лигандом (батохромный сдвиг длинноволновой полосы поглощения на величину 19 нм (расчет) по сравнению с 11 нм (эксперимент), а также составом комплексных соединений, выделенных в кристаллической фазе: Cu(L12)Cl⋅2H2O (VIII), Cd(L12)Cl⋅2H2O (IX), Ni(L12)Cl⋅4H2O (X), Ag(L12) (XI), Fe(L12)Cl2⋅3H2O (XII).

В ИК спектрах комплексных соединений поглощение, связанное с колебаниями обеих карбонильных групп (дублет 1690/1680 см-1 для некоординированного HL12) смещается в область ниже 1620 см-1 (рис. 10), что можно объяснить их участием в образование прочных координационных связей хелатного типа, то есть подтверждает  тридентатную  координацию органического аниона.

В химической лаборатории  ООО «МТОК» были проведены испытания соединения HL12 в процессе крашения различных видов волокнистых материалов. В качестве субстратов были использованы полиэфирная нить, пряжа ПАН, пряжа хлопчатобумажная, пряжа вискозная  и пряжа шерстяная. Результаты, полученные в процессе проведения технологических испытаний, показали, что соединение HL12 представляет большой интерес для колорирования шерстяных материалов. Шерстяная пряжа окрасилась в интенсивный яркий золотисто-желтый цвет при норме расхода HL12  2,8% от веса субстрата.  Окраска устойчива к сухому трению, стирке и поту.

Рис. 10. ИК спектры поглощения: а) HL12; б) Cu(L12)Cl⋅2H2O; в) Ni(L12)Cl⋅4H2O

Изучение процессов комплексообразования рубазиновой кислоты

Соединение (4Z)-4-[(5-гидрокси-1,3-диметил-1H-пиразол-4-ил)имино]-2,5-диметил-2,4-дигидро-3H-пиразол-3-он (рубазиновая кислота, HL15) было выделено как побочный продукт при синтезе HL12. В связи с тем, что его металлокомплексы в литературе изучены недостаточно, было проведено исследование процессов комплекообразования в растворах, а также выделены и изучены совокупностью физико-химических методов комплексы в кристаллической фазе.

Электронные спектры поглощения этанольных растворов HL15 (рис. 11) характеризуются четыремя основными полосами поглощения: 1 = 540 нм (плечо), 2 = 442 нм, 3 =350 нм и 4 = 230 нм. Присутствие двух полос поглощения в видимой области определяет оранжево-красную окраску вещества в растворах и в кристаллическом состоянии. Постепенное добавление щелочи приводит к появлению в интервале рН 6,23 – 9,32 четырех изобестических точек. Полоса 2 практически исчезает, а плечо 1 увеличивается по интенсивности примерно в 3 раза и появляется в виде индивидуальной полосы поглощения. Полоса 3 гипсохромно смещается от 350 нм до 340 нм, а полоса 4 увеличивается по интенсивности. Добавление кислоты в интервале рН 6,23 – 4,98, наоборот, приводит к исчезновению полосы 1 и увеличению интенсивности полосы 2. Наряду с этим в спектре появляется дублет 5 = 285 нм и 6 = 293 нм.

Рис. 11. Спектрофотометрическое титрование этанольного раствора HL15 раствором NaOH.

Рис. 12. Спектрофотометрическое титрование этанольного раствора HL15 раствором CuCl2.

Характер изменения электронного спектра в процессе ионизации лиганда соответствует литературным данным по его кристаллической структуре: атом водорода гидроксильной группы пиразолинового цикла образует прочную внутримолекулярную водородную связь (восьмичленный хелатный цикл):

Стерические препятствия приводят к тому, что атом водорода “выталкивается” из плоскости, а угол при иминогруппе увеличивается по сравнению со стандартным для sp2-типа гибридизации атома азота. Угол между двумя пиразольными циклами равен 11,7°, что нарушает сопряжение между циклами и приводит к гипсохромному смещению длинноволновой полосы поглощения.

Отрыв протона в щелочной среде частично снимает стерические препятствия. В результате молекула уплощается, сопряжение восстанавивается и длинноволновая полоса претерпевает значительный батохромный сдвиг ( = 1 – 2 = 98 нм). В результате цвет раствора в щелочной среде изменяется от красного до малинового. Анализ изменения спектров HL15 при добавлении солей металлов (рис. 12) показывает, что как в случае нейтральных, так и в случае щелочных растворов изменение в электронных спектрах соответствует таковым при подкислении растворов HL15. Вероятно этот факт можно объяснить тем, что катион металла-комплексообразователя принимает участие в формировании восьмичленного металлохелатного цикла, заменяя катион водорода, то есть образует координационные связи значительной степени ковалентности. Степень ковалентности связи ML, определенная спектрофотометрически, изменяется в ряду: Fe(II) > Cu(II) > Co(II) > Ni(II) = Zn(II) = Ag(I) > Cd(II) при комплексообразовании в щелочной среде, и Co(II) > Ag(I) > Zn(II) > Cd(II) = Cu(II) = Ni(II) > Fe(II) при комплексообразовании в нейтральной среде.

Из щелочной этанольной среды выделено 6 комплексных соединений металлов с HL15 состава [Fe(L15)OH] (XIV), [Ni(L15)OH] (XV), [Cu(L15)OH] (XVI), [Zn(L15)OH·H2O] (XVII), [Cd(L15)Cl·H2O] (XVIII), [Ag(L15)] (XIX). В ИК-спектрах поглощения комплексов полоса (с=о) смещается в коротковолновую область по сравнению со спектром некоординированного HL15, что указывает на ее вовлечение в образование прочной координационной связи. Цвет комплексов, выделенных из щелочных сред, определяется гипсохромным смещением длинноволновой полосы поглощения HL15 (желтовато-белые).

Это подтверждает высказан-ное ранее предположение о нарушении сопряженной электрон-ной системы за счет взаимного поворота пиразолонового и пиразолинового циклов при образовании металохелатной связи с объемным катионом металла. В нейтральной среде заме-ны катиона водорода на металл не происходит и выделяются сокристаллизаты неорганической соли и HL15 (рис. 13).

Рис. 13. Молекулярная структура сокристаллизата [Co(H2O)6](NO3)2 (НL15)2.

ВЫВОДЫ

  1. Синтезированы новые 4-арил(гетерил)азопроизводные 1-фенил-3-метилпиразолона-5 и 20 не описанных ранее комплексных соединений меди, никеля, железа, кобальта, кадмия, серебра, цинка на их основе.
  2. Выделенные соединения изучены совокупностью физико-химических методов (ИК- и электронная спектроскопия, рентгеноструктурный и химическй анализ). Установлены особенности строения органических молекул, определены координационные центры, предложены схемы строения металлокомплексов.
  3. Определены молекулярные и кристаллические структуры трех органических молекул, одного металлокомплекса и одного сокристаллизата. Установлено различие в формировании водородных связей и кристаллической упаковки арил- и гетерилазопиразолонов.
  4. Изучены кислотно-основные характеристики 4-арил(гетерил)азопроизводные 1-фенил-3-метилпиразолона-5, а также (4Z)-4-[(5-гидрокси-1,3-диметил-1H-пиразол-4-ил)имино]-2,5-диметил-2,4-дигидро-3H-пиразол-3-она, определены спектральные критерии ионных и нейтральных форм, рассчитаны константы диссоциации по кислотному типу.
  5. Изучены процессы комплексообразования выделенных органических молекул в этанольных растворах, установлен состав и рассчитаны константы образования комплексных соединений и степени ковалентности координационных связей. Построены корреляционные зависимости устойчивости комплексов от физических характеристик ионов-комплексообразователей.
  6. Методами квантово-химического моделирования определено электронное строение HL2 и HL12, а также и их металлокомплексов с катионом Ni2+.
  7. Показана высокая фунгицидная активность производных азопиразолона-5 относительно штаммов грибов, развивающихся на текстильных материалах, которая возрастает при переходе к медным комплексам.

Список опубликованных работ по теме диссертации:

  1. Ковальчукова О.В., Страшнова С.Б., Илюхин В.С., Сергиенко В.С., Зайцев Б.Е., Волянский О.В., Королев О.В. Комплексные соединения ряда d-металлов с рубазиновой кислотой, (HRub). Кристаллическая и молекулярная структура [Co(H2O)6](NO3)2⋅2HRub. // Координационная химия. - 2010. - Т. 36. - № 10. - С. 760-765.
  2. Ковальчукова О.В., Волянский О.В., Страшнов П.В., Королев О.В., Страшнова С.Б., Епифанова Т.А. Электронное строение, ионные равновесия и комплексообразование некоторых производных 1-фенил-3-метилпиразолона-5. // Бутлеровские сообщения. - 2011. - Т.24. - №1. - С.84-89.
  3. Ковальчукова О.В., Полякова И.Н., Сергиенко В.С., Страшнова С.Б., Волянский О.В., Королев О.В., Епифанова Т.А. Комплексные соединения меди(II) с производными 1-фенил-3-метил-4-азопиразолона-5. Кристаллическая и молекулярная структура Cu(С34H30CuN8O2)2. // Координационная химия. – 2012. – Т.38. - №6.
  4. Ковальчукова О.В., Волянский О.В., Королев О.В., Кобраков К.И. Комплексные соединения переходных металлов с азопиразолонами-5. // XXII симпозиум Современная химическая физика (тезисы докладов). Туапсе, 2010. С. 34.
  5. Епифанова Т.А., Королев О.В., Волянский О.В., Ковальчукова О.В. Комплексные соединения d-металлов с производными азопиразолона-5. // XLVI Всероссийская конференция по проблемам математики, информатики, физики и химии (тезисы докладов). Москва, РУДН, 2010. С. 26.
  6. Королев О.В., Волянский О.В., Ковальчукова О.В., Кобраков К.И. Синтез, строение и свойства ряда арил(гетерил)азопиразолонов-5. // Международная научно-техническая конференция «Современные наукоемкие технологии и перспективные материалы текстильной и легкой промышленности (ПРОГРЕСС 2012)». Иваново, 2012.
 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.