WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

ГОЛОВИНА ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА

НОВЫЕ АНТАГОНИСТЫ 5-HT6 РЕЦЕПТОРОВ, СОДЕРЖАЩИЕ АРИЛСУЛЬФОНИЛЬНЫЙ ФРАГМЕНТ: ВЗАИМОСВЯЗЬ СТРУКТУРА - БИОЛОГИЧЕСКАЯ АКТИВНОСТЬ

02.00.10 – Биоорганическая химия

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата химических наук

Москва – 2012

Работа выполнена в ЗАО «Исследовательский Институт Химического Разнообразия» (ЗАО «ИИХР»), г. Химки.

Научный консультант:

доктор химических наук, профессор, лауреат Государственной премии СССР и премии Совета Министров СССР, заслуженный изобретатель России Иващенко Александр Васильевич

Официальные оппоненты:

доктор химических наук, заведующий лабораторией клеточной биологии рецепторов Института биоорганической химии им. М.М.

Шемякина и Ю.А. Овчинникова РАН Петренко Александр Георгиевич доктор химических наук, ведущий научный сотрудник Института органической химии им. Н.Д.

Зелинского РАН Самет Александр Викторович

Ведущая организация: Институт физиологически активных веществ РАН (г. Черноголовка)

Защита диссертации состоится 8 октября 2012 года в 16 часов 30 минут на заседании Диссертационного Совета Д 212.120.01 при Московском государственном университете тонких химических технологий им. М.В.

Ломоносова по адресу: 119571, Москва, пр. Вернадского, д. 86.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке МИТХТ им.

М.В.Ломоносова по адресу: г. Москва, пр. Вернадского, д.86.

Автореферат разослан сентября 2012 г.

Ученый секретарь Диссертационного Совета Д 212.120.01 Лютик А.И.

кандидат химических наук, старший научный сотрудник

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

.

Актуальность проблемы. Серотонин (5-гидрокситриптамин — 5-HT) — один из важнейших нейромедиаторов, его физиологические функции очень разнообразны. В частности, он участвует в поддержании когнитивных процессов. На сегодняшний день известно 14 подтипов серотониновых рецепторов, объединенных в семь типов (5-HT1 – 5-HT7). Все они, за исключением 5-НТ3 рецепторов, являются метаботропными. Например, 5-НТрецептор связан с Gs-белком и активирует аденилатциклазу. Этот фермент катализирует циклизацию аденозинтрифосфата (АТФ) в циклический аденозинмонофосфат (цАМФ), известного вторичного посредника. 5-НТрецепторы (5-НТ6Р) локализованы почти исключительно в центральной нервной системе (ЦНС), причем наиболее высокая их концентрация наблюдается в областях, играющих существенную роль в когнитивных процессах.

Авторадиография, проведенная на препаратах мозга крыс, показала высокий уровень специфического связывания меченых лигандов 5-НТ6Р внутри полосатого тела, прилежащего ядра, островках Калеха и ольфакторного бугорка.

Эти результаты, в целом, согласуются c выводами иммунологических исследований.

Установлено, что 5-НТ6Р влияют на несколько нейромедиаторных путей, включая холинергические, норадренергические, глутаматергические и допаминергические системы. Это позволяет рассматривать данный тип рецепторов как особенно привлекательную мишень для разработки новых лекарственных средств для лечения различных заболеваний ЦНС, в частности шизофрении, болезни Альцгеймера и других нейродегенеративных заболеваний и когнитивных расстройств. Еще одним привлекательным свойством антагонистов 5-НТ6Р является их способность подавлять аппетит, что может привести к созданию на их основе принципиально новых средств для снижения избыточного веса и ожирения. Этот вывод подтверждается и существенным увеличением за последние годы количества опубликованных статей и патентов на тему 5-НТ6Р, что отражает повышенный интерес к обсуждаемому направлению.

В связи с этим поиск новых селективных антагонистов серотониновых 5НТ6Р является актуальным и представляется перспективным подходом к созданию новых лекарственных средств для лечения широкого круга заболеваний центральной нервной системы.

Цель работы. Цель работы состояла в поиске новых антагонистов 5-НТрецепторов.

Для достижения этой цели были сформулированы следующие задачи:

1) разработка новой фокусированной библиотеки гетероциклических соединений для поиска новых хемотипов антагонистов 5-НТ6 рецепторов; 2) разработка методики скрининга соединений на антагонистическую активность по отношению к 5-НТ6 рецепторам. 3) скрининг фокусированной библиотеки соединений на антагонистическую активность по отношению к 5-НТрецепторам; 4) изучение связи структура – биологическая активность для новых хемотипов антагонистов 5-НТ6Р, обнаруженных в результате скрининга.

Научная новизна работы:

Разработан дизайн новой фокусированной библиотеки потенциальных лигандов 5-НТ6Р, не соответствующих классической фармакофорной модели, для изучения взаимосвязи между структурой гетероциклических соединений, содержащих сульфонильную группировку, и их антагонистической активностью по отношению к 5-НТ6Р.

Обнаружены новые перспективные хемотипы лигандов 5-НТ6Р, содержащие в вицинальном положении к сульфонильному фрагменту лигандов электронодонорные заместители (ED), в том числе лиганды, содержащие в качестве ED первичную или вторичную аминогруппу, стабилизированные внутримолекулярными водородными связями (ВВС), образованными метиламиногруппой и кислородом сульфонильной группы.

Впервые проведен анализ связи структура - 5-НТ6Р антагонистическая активность для серии замещённых (3-фенилсульфонил-5,7-диметилпиразоло[1,5a]пиримидин-2-ил)-аминов и (4-фенилсульфонилоксазол-5-ил)-аминов.

Показано, что наличие в этих лигандах в вицинальном положении к сульфонильной группе метиламиногруппы, радикально повышает их антагонистическую активность по отношению к 5-НТ6Р. Введение в это положение диметиламиногруппы или аминогрупп, замещенных объемными заместителями, приводят к резкому снижению или исчезновению 5-НТ6Р активности.

Практическая значимость.

Разработана методика высокопроизводительного скрининга веществ на антагонистическую 5-НТ6Р активность, позволяющая испытывать до 10соединений в день.

В результате скрининга фокусированной библиотеки обнаружена серия новых хемотипов антагонистов 5-НТ6 рецепторов. Получены оптимизационные комбинаторные библиотеки 3-фенилсульфонил-тиено[2,3-e][1,2,3]триазоло[1,5a]пиримидинов, 3-фенилсульфонил-[1,2,3]триазоло[1,5-а]хиназолинов, (4фенилсульфонилоксазол-5-ил)-аминов и (3-фенилсульфонил-5,7-диметилпиразоло[1,5-a]пиримидинов, в которых обнаружены лидирующие соединения перспективные в качестве высокоэффективных антагонистов 5-НТ6 рецепторов.

Найдены селективные и высокоактивные антагонисты 5-НТ6 рецепторов в ряду 3-фенилсульфонил-5,7-диметил-пиразоло[1,5-a]пиримидинов, один из которых успешно прошёл фазы I и II клинических испытаний и в настоящее время находится в фазе III клинических испытаний в качестве лекарственного препарата для лечения шизофрении.

Апробация работы. Основные результаты работы были представлены на III Международной конференции «Химия гетероциклических соединений», посвященной 95-летию со дня рождения профессора Алексея Николаевича Коста (Москва, Россия, 2010), на XLV Всероссийской конференции по проблемам математики, информатики, физики и химии (Москва, Россия, 2009), на VIII всероссийской конференции “Химия и медицина” (Уфа, Россия, 2010), на XIII Международной научно-технической конференции «Наукоемкие химические технологии-2010» (Иваново, Россия, 2010), на всероссийской научной конференции с международным участием, посвящённой Международному году химии в Российском Университете Дружбы Народов (Москва, Россия, 2011), на II международной научной конференции “Новые направления в химии гетероциклических соединений” (Железноводск, Россия, 2011).

Публикации. По теме диссертации опубликовано 5 статей и 10 тезисов докладов на конференциях.

Объем и структура работы. Диссертация изложена на 103-ёх страницах машинописного текста и содержит следующие разделы: введение, обзор литературы, обсуждение результатов, экспериментальную часть, выводы и список литературы (107 ссылок). Материал иллюстрирован 30-ю рисунками и 3мя таблицами.

Данная диссертационная работа является частью разработки лекарственного препарата, который в настоящий момент проходит клинические испытания, поддержанные МинПромТоргом в рамках госконтракта № 11411.1008700.13.0 "Организация и проведение клинических исследований лекарственного препарата для лечения шизофрении и являющегося ингибитором серотониновых рецепторов".

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

.

1. Дизайн библиотеки гетероциклических соединений, фокусированной на разработку новых селективных 5-НТ6 антагонистов.

Анализ литературных и патентных данных показывает, что среди активных 5-НТ6Р лигандов доминирующее положение занимают арилсульфонилгетероциклические соединения или их сульфонамидные аналоги, в том числе RO-65-7674, SB-271046 и SB-742457 (рис. 1), которые в условиях конкурентного радиолигандного связывания показали наномолярную или субпикомолярную активность (Ki).

H Cl N H N N N H N Me N N S N SMe O O N S N O O S S HN O Ph O Ph OMe Ro-65-7674: Ki= 0,85 nM SB-271046: Ki= 1,26 nM SB-742457: Ki= 0,23 nM (Roche) (GlaxoSmithKline) (GlaxoSmithKline) Рис. 1. Структурные формулы некоторых 5-НТ6Р лигандов - доклинических (Ro-657674) и клинических (SB-271046 и SB-742457) лекарственных кандидатов — эффективных антагонистов 5-НТ6R.

Для этого типа 5-НТ6Р лигандов была предложена гипотетическая [Holenz et al., 2005], а затем и трёхмерная фармакофорная [Lopez-Rodriguez et al., 2005] модели. Они долгое время рассматривались медицинскими химиками, как классические, и использовались при конструировании новых 5-НТ6Р лигандов. В соответствии с этими моделями, молекула 5-НТ6Р лиганда должна включать два гидрофобных фрагмента HYD1 и HYD2 (обычно ароматические или гетероциклические) соединенных линкером, представляющим собой акцептор водородных связей HBA (обычно сульфонильная или сульфамидная группа) и основный атом азота PI, способный протонироваться при физиологических рН.

Эту фармакофорную модель можно представить в виде схемы, изображённой на рис. 2 [Holenz J. et. al., 2005].

PI HYD1 HBA HYDФМРис. 2. Фармакофорная модель 5-НТ6R лигандов (ФМ1), представлена упрощенно, без учета расстояний, векторов и трёхмерного расположения.

До настоящего времени работы по систематическому исследованию связи 5НТ6 антагонистической активности и структуры сульфонилсодержащих гетероциклов отсуствовали. В связи с этим на основе коллекции ИИХР (более 200 000 веществ) мы разработали фокусированную библиотеку (ФБ) сульфонил содержащих гетероциклов, включающую 2827 соединений, с коэффициентом разнообразия 0,909, который был рассчитан с использованием программы ChemoSoft. ФБ включала 168 уникальных гетероциклических систем и состояла из 80 комбинаторных библиотек (КБ). КБ были подобраны таким образом, чтобы обеспечить максимальное структурное разнообразие, причем, лишь часть КБ полностью соответствовала ФМ1. Кроме того, варьировались виды гидрофобных групп HYD, наличие (отсутствие) и природа ионизируемых основных групп PI, а также расстояния между указанными элементами. Часть гетероциклов содержала дополнительные акцепторы (НВА) и/или доноры водородной связи (HBD).

2. Cинтез оптимизационных КБ.

Для оптимизации ряда первичных хитов, найденных в результате скрининга ФБ, были синтезированы 4 оптимизационных КБ с использованием жидкофазного паралельного синтеза.

Оптимизационных КБ (ОКБ1), состоящая из 25 (4-арилсульфонилоксазол-5ил)-аминов, была получена с использованием известных реакций исходя из амидов ароматических кислот и трихлорацетальдегида. В качестве исходных реагентов – билдинг блоков (ББ) использовались N-[2,2-дихлор-1(арилсульфонил)-винил]-ациламиды (ББ1) и первичными или вторичными амины (ББ2) RO N R ТГФ, 3 ч O Cl O комн. тем-ра NH S HNR2R+ Cl R2R3N 27-68% O S O ББO RRББОКБR1 = H, алкил, Hal; R2 = H, алкил; R3 = H, алкил; R2R3N = пирролидин-1-ил, 4-метилпиперазин1-ил; R4 = алкил, арил, 2-фурил, 2-тиенил.

ОКБ2, состоящая из 466 3-фенилсульфонил-тиено[2,3-e][1,2,3]триазоло[1,5a]пиримидинов, и ОКБ3, состоящая из 776 3-фенилсульфонил[1,2,3]триазоло[1,5-a]хиназолинов, были получены жидкофазным параллельным синтезом с использованием в качестве основных строительных блоков 9 3фенилсульфонил-5-хлор-тиено[2,3-e][1,2,3]триазоло[1,5-a]пиримидинов (ББ3), 14 3-фенилсульфонил-5-хлор[1,2,3]триазоло[1,5-a]хиназолинов (ББ4) и аминов (90 ББ2 для ОКБ2 и 60 ББ2 для ОКБ3) по приведенной ниже схеме:

OH RS CO2Me CO2Me 1. HNO2; 2. NaN3 Ar-SO2CH2CN N O W W W W W 80-90% W S NH2 75-80% N3 N O N N Cl NR RR1 R2R3NH RS S ББPOCl3, NEt3 N N O O W W NEt3, DMF, 70-90% W W 70-90% N S N S O O N N N N ББ3, ББОКБ2, ОКБS ОКБ2: W = ОКБ3: W =..

ОКБ2, ОКБ3: R1 = H, 4-Ме, 4-Et, 4-i-Pr, 3-Cl, 4-Cl, 4-Br, 2,5-ди-Ме, 3,4-ди-Ме. R2 и R3 = одинаковые или разные водород, алкил, замещенный алкил, циклоалкил, арил, гетероциклил.

NR2R3 = необязательно замещенные пиррол-1-ил, пиперидин-1-ил, морфолин-4-ил, пиперазин-1-ил ОКБ4, состоящая из 13 3-фенилсульфонил-5,7-диметил-пиразоло[1,5a]пиримидинов, была получена циклоконденсацией (4-фенилсульфонилпиразол3-ил)-аминов ББ5 с ацетилацетоном, и последующим превращением спирта ББв диметиламин ОКБ4(12) и деблокированием Бок-пиперазинового производного ББ7 в 2-пиперазин-1-ил-3-фенилсульфонил-5,7-диметил-пиразоло[1,5a]пиримидин ОКБ4(13).

O O S O S 1. Tf2O, CHCl3, -5-0oC, 1h O S O O O Me N Me N 2. 40% aq. Me2NH, 0-20oC, 2h S O (MeCO)2CH2 Me N O O H2N N R N N N 60% R N AcOH, reflux 3 h N HN Me Me N 65-95% NMeOH Me ББ5 ББ6 ОКБ4(з) ОКБO O 6N AcCl/EtOH, 20oC S S O O Me N Me N 95% N N-Boc N NH N N N N Me Me ББОКБ4(н) ББ5, ОКБ4: R=H, Me, MeS, EtS, HOCH2CH2O, Me2NCH2CH2O, MeNH, Me2N, Me2NCH2CH2NH, Me2NCH2CH2NMe, Me2NCH2CH2CH2NH, пиперазин-1-ил, 1-Бок-пиперазин-4-ил.

3. Скрининг 5-НТ6 антагонистической активности фокусированной библиотеки.

3.1. Выбор метода анализа взаимодействия соединений с 5-HT6Р.

5-HT6Р относится к семейству рецепторов, связанных с G белками (GPCR).

Посредством G белка Gs 5-HT6 рецептор положительно связан с аденилатциклазой, ферментом катализирующим синтез циклического аденозин монофосфата (цАМФ) из АТФ. Для определения взаимодействия соединений с 5-HT6Р был выбран функциональный метод - определение активности рецептора по количеству образовавшегося цАМФ.

Количество образовавшегося цАМФ определяли с помощью технологии LANCE (Perkin Elmer), которая основана на резонансном переносе энергии (TRFRET). Это конкурентный метод, поэтому при увеличении содержания цАМФ в образце, флуоресцентный сигнал уменьшается. Основным преимуществом данного метода является отсутствие стадий отмывки от избытка несвязавшихся реагентов, что очень важно при большом количестве тестируемых образцов.

Метод обладает высокой чувствительностью, что позволяет определять наномолярные концентрации цАМФ в образцах.

Тестирование антагонистической активности соединений проводили в системе T-REx™ (Invitrogen, США). В этой системе в клетках млекопитающих используются регуляторные элементы тетрациклинового оперона E. coli, при добавлении тетрациклина индуцируется экспрессия встроенного гена.

Эксперименты проводили на клетках линии НЕК-293 (Human Embryonic Kidney), в которые был встроен ген 5-НТ6 рецептора человека (Etogen Scientific, США). Перед проведением тестирования были оптимизированы условия эксперимента и количество клеток в пробе. Для скрининга соединений была выбрана концентрация серотонина 10 наномоль (~90% от максимальной стимуляции). В качестве стандартов (соединений сравнения) использовали описанную в литературе высокоактивную молекулу SB-742457 (рис. 1).

3.2. Скрининг 5-HT6Р антагонистической активности ФБ.

Скрининг 5-HT6Р антагонистической активности ФБ проводили при концентрации испытуемых соединений 10 микромоль в двух повторах.

Соединения смешивались с серотонином и полученная смесь добавлялась к клеткам 5-HT6/T-REx. Эксперименты проводили в 384-луночных планшетах.

Каждый планшет содержал 320 тестируемых соединений и следующие контроли:

1. клетки без серотонина и без веществ (при расчётах - 100% ингибирования);

2. клетки без веществ + 10 nМ серотонина (при расчётах - 0% ингибирования);

3. клетки с серотонином в диапазоне концентраций от 0,1 nM до 1nM (для контроля чувствительности клеток к серотонину);

4. стандарт цАМФ в диапазоне концентраций от 1 nM до 1000 nM (без клеток).

Скрининг ФБ проводили с помощью лабораторных автоматических рабочих станций Biomek2000 и BiomekFX.

Анализ результатов первичного скрининга ФБ привел к обнаружению «первичных хитов» («primary hits» — соединения, показавшие изменение TRFRET сигнала на > 50% от положительного контроля; в общем случае, хит — соединение c подтвержденной целевой активностью). В некоторых случаях были зарегистрированы TR-FRET сигналы, превышающие сигнал от клеток без серотонина, что свидетельствует о возможном неспецифическом взаимодействии этих соединений с системой тестирования, не связанном с их влиянием на 5-НТ6Р. Все первичные хиты тестировались на ложный положительный сигнал, для возникновения которого рассматривались две возможные причины: 1) автофлуоресценция соединений; и 2) непосредственное ингибирование аденилатциклазы, приводящее к уменьшению содержания cAMP.

Для проверки автофлуоресценции, флуоресцентный сигнал соединений был измерен в режиме TR-FRET при концентрации, использованной для скрининга (10 мкМ), в реакционном буфере, но без клеток. Наличие существенной автофлуоресценции показали 35 соединений, эти соединения были исключены из дальнейших исследований.

Для проверки соединений на ингибирование аденилатциклазы эксперимент проводили на неиндуцированных тетрациклином клетках (без экспрессии 5-НТрецептора). Для стимуляции клеток вместо серотонина использовали активатор аденилатциклазы форсколин. В этом тесте только одно соединение показало ингибирование флуоресцентного сигнала более чем на 50%, это соединение также было исключено из дальнейших исследований.

Для остальных первичных хитов была подтверждена их 5-НТ6R активность и получены кривые ингибирования (концентрация соединения в логарифмических координатах - % ингибирования накопления цАМФ), по которым были определены значения IC50 (концентрация полумаксимального ингибирования) при концентрации серотонина 10 наноMоль. Затем по уравнению Ченга-Прусоффа для конкурентного ингибирования рассчитали константы ингибирования Ki:

Ki = IC50(cpd) / (1 + [Ser] / EC50 (Ser)) где Ki - константа ингибирования, IC50 - концентрация полумаксимального ингибирования для испытуемого соединения (cpd), [Ser]— концентрация серотонина в эксперименте (10 наноМоль), EC50(Ser) - концентрация серотонина, при которой его активность равна 50% от максимальной.

3.3. Результаты скрининга 5-HT6Р антагонистической активности ФБ.

Первая часть ФБ включала 9 КБ — всего 155 соединений с общей формулой I, содержащих сульфонильные заместители, находящиеся на различных расстояниях от гетероциклического остова.

O O S Rm Het X n I I: n = 0, 1, 2; m = 0, 1, 2; X = CH2, S; R1 = алкил, замещенный алкил, бензил, замещенный бензил, циклоалкил, арил, гетарил; Het = арил, гетарил.

По результатам скрининга для соединений общей формулы I, ингибирование функционального ответа клеток не превышало 50%, и лишь соединения IIа и IIб проявили незначительную 5-НТ6Р антагонистическую активность, с IC50 = 16,µМ и 18,1 µМ, соответственно.

O Cl O S O Me MeS O H O N O S O O HN Br O O IIа IIб Вторую часть ФБ составили 18 КБ, включающих 1084 гетероциклических соединения, содержащие эндоциклическую сульфонильную группу III, в том числе, соединения, включающие гидрированные тиофен-1,1-диоксидные (IV– VI), 2Н-[1,4]тиазин-1,1-диоксидные (VII) либо [1,4]тиазепин-1,1-диоксидные (VIII, IX) циклы.

O O O O O O S O S O O O S Het S S S S O O O O N N N O O III IV V VI VII VIII IX Установлено, что в ряду соединений III–IX также практически отсутствуют активные 5-НТ6Р антагонисты. Исключение составили лишь 4бензилсульфонил-1-(1,1-диоксотетрагидротиофен-3-ил)-1,5,6,7тетрагидроциклопентапиримидин-2-оны IVа–ж, ингибирующие 5-НТрецепторы на 79–100%.

O S R1 IVа: R1 = H, IC50 = 24,3 µM. IVд: R1 = 2-F, IC50 = 7,3 µM.

O N N O IVе: R1 = 2-Cl, IC50 = 3,7 µM.

IVб: R1 = 2-Me, IC50 = 13,1 µM.

S IVв: R1 = 3-Me, IC50 = 10,6 µM. IVж: R1 = 3-Cl, IC50 = 12,2 µM.

O O IVг: R1 = 4-Me, IC50 = 18,9 µM.

IVа–ж В ряду гетероциклов IVа–ж наибольшую 5-НТ6Р активность проявляют соединения IVд (IС50 = 7,30 µМ) и IVе (IС50 = 3,70 µМ), а наименьшую — соединение IVа, с IС50 = 24,30 µМ. Среди метилзамещенных соединений IVб–г обнаружена лишь незначительная 5-НТ6Р активность, практически не зависящая от положения метильной группы: 2-метил- (IVб), 3-метил- (IVв) и 4-метил- (IVг) производные имеют значения IС50 = 13,10 µМ, 10,60 µМ и 18,90 µМ, соответственно.

Третью часть ФБ составляют 33 КБ, содержащие 8алкилсульфонилгетероциклических соединений общей формулы X:

O Het S RO Х: R1 = алкил, замещенный алкил, бензил, замещенный бензил; Het = гетарил.

Эта часть ФБ, как и предыдущая, не содержала перспективных соединений.

Слабую 5-НТ6Р антагонистическую активность проявили лишь N-[3-(6метилсульфонил-пиридазин-3-ил)-фенил]-арилсульфонамиды XIа–и. В обсуждаемом ряду соединений XIа–и наибольшую активность продемонстрировали 2,4,5-триметил-N-[3-(6-мeтансульфонилпиридазин-3ил)фенил] фенилсульфонамид (XIд, IС50 = 8,27 µМ) и 2-этокси-5-изо-пропил-N[3-(6-мeтан-сульфонилпиридазин-3-ил)фенил] фенилсульфонамид XIв (IС50 = 1,92 µМ).

O RH RN S O O S O O O Me S N Me S H N N O N N O XI a–ж XI з, и В четвертой части ФБ состоящей из 7 КБ, включающих 1арилсульфонилазола общей формулы XII, в том числе, КБ XIII–XV, XVIII, XIX, эффективными оказались 36 соединений. Особенно перспективными явились КБ XIII–XV: 33,3%, 37,1% и 28,9%, активных соединений соответственно.

R3 R2S R1 R2S RRO O O O N O N Ar S Azolyl S S S N O N R3 O O O O RH2N R2R3N XII XIII XIV XV XIII: R1 = H, алкил, бензил, замещенный бензил; R2 = алкил; R3 = H, Hal, Me, MeO. XIV: R1 = H, алкил, Hal; R2 = алкил; R3 = 2-фурил, 2-тиенил. XV: R1 = H, алкил, Hal; R2 = H, алкил; R3 = H, алкил; R2R3N = азагетероциклил; R4 = алкил, арил, 2-фурил, 2-тиенил.

Скрининг КБ XIII, включающей 15 соединений, выявил, что максимальную 5-НТ6Р активность в КБ XIII (IC50 = 1,21 µМ) продемонстрировал 5метилсульфанил-4-(п-толуол-сульфонил)-2-этил-2Н-пиразол-3-иламин XIIIа, а минимальную — 2-(4-метилбензил)-5-метилсульфанил-4-(п-толуол-4сульфонил)-2Н-пиразол-3-иламин XIIIб (IC50 = 15,2 µМ).

В КБ XIV, состоящей из 35 5-алкилсульфанил-2-фуран-2-ил- и 5метилсульфанил-4-тиофен-2-ил-4-арилсульфонилоксазолов, обнаружено 13 5НТ6 антагонистов, причем, наиболее активным оказался 5-метилсульфанил-4фенилсульфонил-2-фуран-2-ил-оксазол XIVa (IC50 = 1,81 µМ). Нами отмечено, что увеличение размеров алкильной группы в 5-алкилсульфанильном заместителе либо его разветвление приводят к сильному снижению активности.

Так, в ряду 5-алкилсульфанил-4-(4-бромфенилсульфонил)-2-фуран-2илоксазолов XIV(б–г), переход от 5-метил- XIVб к 5-этил- XIVв и к 5пропилсульфанил-4-фенилсульфонил-2-фуран-2-ил-оксазолу XIVв сопровождался снижением активности — с IC50 = 7,67 µМ, до IC50 = 12,17 µМ и до 32,42 µМ, соответственно.

Переход от фенилсульфонильного производного XIVa (R1=H, IC50 = 1,µМ) к 4-фторфенил (XIVд, R1=4-F), 4-хлорфенил (XIVж, R1=4-Cl) и 4бромфенил производному (XIVз, R1=4-Br) сопровождается понижением активности последних — до IC50 = 7,17 µМ, 7,46 µМ и 7,67 µМ, соответственно.

Снижение активности примерно в 2 – 3,5 раза наблюдается также при переходе от этих же 2-фуран-2-ил-замещенных антагонистов XIV(a,д,ж): R3=2-фурил) к соответствующим 2-тиофен-2-ил-производным (XIVи–л), для которых IC50 = 4,27 µМ, 7,80 µМ и 25,25 µМ, соответственно.

Высокий процент 5-НТ6Р активных соединений (11 из 38 соединений, т.е.

29%) был обнаружен также в КБ (4-арилсульфонилоксазол-5-ил)-аминов XV.

Синтез ОКБ1 этого ряда соединений, представленный в разделе 2, позволил нам расширить спектр наномолярных лигандов (Табл. 1) и установить ряд зависимостей их активности от структуры.

Таблица 1. 5-НТ6R антагонистическая активность ОКБ1 (4-арилсульфонилоксазол-5-ил)аминов XV.

RRO N S O O R2R3N XV XV R1 R2 R3 R4 Ki, nM а CH3 CH3 H H 7,б CH3 CH3 CH3 H 3565,в фенил CH3CH2 H H 0,г фенил CH3OCH2CH2 H H 33,д фенил CH3CH2CH2CH2 H H 47,е фенил (CH3)2CHCH2 H H 280,ж фенил CH3OCH2CH2CH2 H H 76,з фенил (CH3)2NCH2CH2CH2 H H 1947,и фенил 4-метилбензил H H 165,к фенил C6H5CH2CH2 H H 60,л фенил пирролидин-1-ил H 1099,м фенил 4-метилпиперазин-1-ил H 428,н 2-фторфенил 3-имидазол-1-илпропил H Н 3126,о тиен-2-ил CH3 H H 0,п тиен-2-ил CH3 H 4-Cl 2,р тиен-2-ил С2Н5 Н 4-Cl 2, с тиен-2-ил MeOCH2CH2 H H 44,т тиен-2-ил циклопропил H H 57,тетрагидрофуран-2у тиен-2-ил H H 188,илметил ф тиен-2-ил пирролидин-1-ил H 794,х тиен-2-ил пирролидин-1-ил 4-Cl 7286,ц тиен-2-ил 4-метилпиперазин-1-ил 4-Cl 1928,ч фуран-2-ил CH2=CHCH2 H H 1,тетрагидрофуран-2ш фуран-2-ил H H 234,илметил тетрагидрофуран-2щ фуран-2-ил H 4-Cl 587,илметил В частности установлено, что переход от вторичных аминов к третичным сопровождается радикальным снижением активности. Например, переход от метил-(2-метил-4-фенилсульфонилоксазол-5-ил)-амина XVa(Ki = 7,34 nM), содержащего в своей структуре метиламиногруппу в вицинальном положении к сульфонильной группе, к диметил-(2-метил-4-фенилсульфонилоксазол-5-ил)амину XVб (Ki = 3565,5 nM) сопровождается 486 кратным снижением активности. В этом ряду лигандов обнаружен субпикомолярный 5-НТантагонист XVо с Ki = 0,44 nM, который более чем в 4000 раз активнее своего аналога XVц (Ki = 1928,6 nМ).

Также установлено, что увеличение объема заместителя в лигандах, представляющих собой вторичные амины, сопровождается сильным снижением активности, например, метиламин XVо имеет Ki = 0,44 nM, 2-метоксиметиламин XVс - Ki = 44,4 nM, а тетрагидрофуран-2-илметиламин XVу - Ki = 188,5 nM.

Заметное снижение активности (от Ki = 0,44 nM до Ki = 4,3 nM) наблюдается при переходе от метиламина XVо к метилмеркаптану XVI, а 5-метилсульфонил-4фенилсульфонил-2-тиофен-2-илоксазол XVII вообще не обладает 5-НТ6Р активностью.

O O Ph Ph S S S N N S O O O O O S S Me O Me XVI XVII Полученные нами результаты свидетельствуют о том, что введение в молекулу соединения метиламиногруппы, расположенной в вицинальном к сульфонильной группе положении, способствует сильному повышению его 5НТ6Р антагонистической активности. По всей видимости, данный факт можно объяснить усилением лиганд-рецепторного взаимодействия, за счет электронного и стерического влияния метиламиногруппы, в том числе стабилизации лигандов внутримолекулярной водородной связью (ВВС).

Оптимизация трёхмерных структур арилсульфонилоксазолов методом молекулярной механики и конформационные расчеты дают основания предположить, что большое влияние на рассматриваемый вид фармакологического действия оказывают топологические особенности молекул.

Так, молекулы вторичных аминов в газовой фазе принимают две близкие по энергии конформации, отличающиеся лишь характером ВВС между атомом водорода вторичной аминогруппы и одним из двух атомов кислорода сульфонильной группы, причем, расстояние между ними минимально (2,90 – 2,92 ) и намного меньше (3,23 – 3,64 ), чем таковое для третичных аминов, не образующих ВВС.

В КБ XVIII, содержащей 13 замещенных 5-арилсульфонил-3H[1,2,3]триазол-4-иламинов, не было обнаружено перспективных соединений, а в КБ XIX (34 соединения), относительно высокую 5-НТ6 антагонистическую активность проявил лишь — [4-(4-хлорфенилсульфонил)-2этилсульфонилтиазол-5-ил](тетрагидрофуран-2-ил-метил)амин, с IC50 = 27,6 µМ.

RRH2N R1 R3 N RO O S N S S O N N N O S O RO XVIII XIX XIX: R1 = H, алкил, Hal; R2 = алкил, арил; R3, R4 = H, алкил, замещенный алкил, NR3R4 = насыщенный азагетероцикл.

Общим структурным признаком пятой части ФБ, включающей 7 КБ XXXXVI, является наличие в их молекулах экзоциклической (КБ XX, XXVI) либо эндоциклической (КБ XXI–XXV) карбонильной группы, расположенной в непосредственной близости от сульфонильной группы (КБ XXI, XXII, XXIV– XXVI) либо достаточно удаленной от нее (КБ XX, XXIII).

O Het S O Ar XX-XXVI RRR1 Me H O O R1 N N N N N S N NR1R2 * R2 * * * N Het = R* * Me N Me H O O O O RHN XX–XXVI: * — место присоединения арилсульфонильного фрагмента. Ar — фенил, замещенный фенил. XX, XXI: R1, R2 = H, алкил, арил. XXII: R1 = фенил, замещенный фенил.

XXIII, XXV: R1 = H, алкил, арил. XXIV: R1 = H, алкил, Hal, MeO. XXVI: n = 1, 2; R1 = H, алкил, Hal, MeO; X = CH2, O, S.

В результате скрининга КБ XX–XXIII было обнаружено по одному активному соединению, в КБ XXIV — два, а в КБ XXV эффективные антагонисты отсутствовали. При этом данные соединения являются достаточно слабыми 5-НТ6 антагонистами (IС50 > 10 µМ), исключение составил лишь 3(толуол-4-сульфонил)-1-п-толил-1H-циннолин-4-он XXIIa с IС50 = 0,68 µМ.

Me O N N Me S O O XXIIa Скрининг КБ XXVI, включающей 44 4-арилсульфонилхинолин-3карбоксамида, обнаружил 12 перспективных соединений, активность которых изменяется в интервале значений IС50 = 1,32–147,8 µМ. Наиболее активными оказались 4-(3,5-диметилфенилсульфонил)производные XXVIа–е (IС50 = 1,32 – 6,49 µМ), среди которых максимально активен [6-хлор-4-(3,5диметилбензолсульфонил)-хинолин-3-ил]пирролидин-1-ил-метанон XXVIб, с IС50 = 1,32 µМ.

Me Me O S O O RN X n N XXVIа–е XXVIa: n = 1, R1 = H, X = CH2, IC50 = 2,45 µM. XXVIб: n = 1, R1 = Cl, X = CH2, IC50 = 1,32 µM.

XXVIв: n = 2, R1 = H, X = CH2, IC50 = 1,62 µM. XXVIг: n = 2, R1 = Cl, X = CH2, IC50 = 2,74 µM.

XXVIд: n = 2, R1 = H, X = S, IC50 = 6,49 µM. XXVIе: n = 2, R1 = Cl, X = O, IC50 = 3,79 µM.

Шестая часть ФБ содержит 3 КБ, включающая в себя замещенные 6арилсульфонилпиридазин-3-ил-амины (XXVII), 5-арилсульфонилпиримидин-3ил-амины (XXVIII) и 3-арилсульфонилхинолин-4-ил-амины (XXIX).

N RR1 H2N O N Het Het = N R2 * S Ar * * N N N N O RRR2 RXXVII-XXIX XXVII XXVIII XXIX XXVII: Ar = фенил, 4-хлорфенил, 3,4-диметилфенил, замещенный фенил, тиофен-2-ил; R1 = H, R2 = циклопропил, 2-пирролидин-1-ил, фуран-2-илметил, бензо[1,3]диоксол-5-илметил;

R1+R2 = пиперидин-1-ил, 1-бензо[1,3]диоксол-5-илметилпиперазин-4-ил. XXVIII: Ar = фенил, тиофен-2-ил; R1 = H, Ph-NH, 4-CH3C6H4-NH, 4-FC6H4-NH; R2 = NH2, морфолин-4-ил, пирролидин-1-ил, пиперидин-1-ил, SCH2C(O)NHBu, SCH2C(O)NHСH2СH2СH(СH3)2, SCH2C(O)NHCH2(фуран-2-ил). XXIX: Ar = фенил, 4-хлорфенил; R1 = H; R2 = 2,3-дигидробензо[1,4]диоксин-6-ил; R1R2N = 2-метилпиперидин-1-ил, 3-метилпиперидин-1-ил, пирролидин-1-ил, морфолин-4-ил, 4-метилпиперазин-1-ил; пиридил; R3 = H, MeO, ди-MeO, – O(CH2)2– Скрининг КБ XXVII, содержащей 76 замещенных 6арилсульфонилпиридазин-3-иламинов, выявил 7 умеренно активных соединений, активность которых зависит от природы заместителей 3аминогруппы. Наибольшую активность проявил 3-(4-бензо[1,3]диоксол-5илметилпиперазин-1-ил)-6-(3,4-ди-метилфенилсульфонил)пиридазин XXVIIа с IС50 = 1,42 µМ; IС50 же остальных соединений изменялась в пределах 5,3–33,µМ.

Среди 28 5-арилсульфонилпиримидин-2,4-диаминов, составивших КБ XXVIII, обнаружено 12 5-НТ6 антагонистов, в том числе, 5-(тиофен-2илсульфонил)пиримидин-2,4-диамины и 5-фенилсульфонилпиримидин-2,4,6триамины. Выявлено, что 5-НТ6 антагонистическая активность 5-тиофен-2илсульфонилпиримидинов XXVIII в значительной мере обусловлена природой заместителя R2. Так, более высокая активность характерна для соединений XXVIII (Аr = тиофен-2-ил, R1 = H), содержащих морфолин-4-ил, пиррол-1-ил и пиперидин-1-ил заместители в положении 2 пиримидинового цикла, причем, наибольшую активность продемонстрировал 2-пиперидин-1-ил-5-(тиенил-2илсульфонил)пиримидин-4-ил-амин XXVIIIа, с IC50 = 0,95 µМ, а наименьшую — 2-[4-амино-5-(тиофен-2-илсульфонил)-пиримидин-2-илсульфанил]-N-(3метилбутил)ацетамид XXVIIIб (IC50 = 16,6 µМ).

В ряду соединений XXVIII 5-арилсульфонилпиримидины уступают по активности 5-(тиенил-2-ил-сульфонил)пиримидинам, причем, 5-НТ антагонистические свойства наиболее ярко выражены у 5-фенилсульфонил-4-(4фторфениламино)-пиримидин-2-ил-амина XXVIIIв (IC50 = 2,01 µМ), а у 5-(4хлорфенилсульфонил)-4-(3-метилфениламино)-пиримидин-2-ил-амина XXVIIIг активность падает до 25,2 µМ.

Соединения КБ XXIX, состоящей из 55 замещенных 3арилсульфонилхинолин-4-ил-аминов, проявили незначительную 5-НТантагонистическую активность. Так, наиболее активным антагонистом является 6,7-диметокси-4-(4-метилпиперазин-1-ил)-3-фенилсульфонил-хинолин XXIXа (IC50 = 1,70 µМ). Нами обнаружено, что природа заместителей в хинолин-4-иламинном фрагменте существенно влияет на их активность, что приводит к изменению последней более чем в 30 раз. Следует обратить внимание и на тот факт, что наиболее перспективный в этом ряду 5-НТ6 антагонист XXIXа в 15раз уступает по 5-НТ6 антагонистической активности своему структурному аналогу SB-742457, и в ~170 раз – соединениям XXX(а,б).

H H OMe N N N N O O OMe S N N S Ph Ph O N O N N N O O N N S S H Ph Ph Me O O XXIXа: IС50=1700nM SB-742457: IC50=1,1nM XXXа: IC50=10nM XXXб: IC50=10,5nM Скрининг ОКБ2 3-фенилсульфонил-тиено[2,3-e][1,2,3]триазоло[1,5a]пиримидинов XXXI (активность была предсказана с помощью виртуального скрининга [Kim H.J. et. al., 2008]) и ОКБ3 3-фенилсульфонил[1,2,3]триазоло[1,5-a]хиназолинов XXXII, синтезированных как описано в разделе 2, позволил выявить ряд наномолярных 5-НТ6 антагонистов XXXI(а-г) и XXXII(а,б), перспективных для дальнейших исследований.

S O Me NH N NH S S S N N N O O O N S N S S N O O O N N N N N N XXXIa: Ki= 1,7 nM XXXIб: Ki= 2,3 nM XXXIв: Ki= 2,8 nM O NH NH NH S N N N O O O N S N S N S O O N N N N O N N XXXIг: Ki= 3,2 nM XXXIIа: Ki= 2,9 nM XXXIIб: Ki= 3,5 nM В результате скрининга ФБ также было обнаружено высокоактивное соединение, представляющее собой 2-метилсульфанил-3-фенилсульфонил-5,7диметил-пиразоло[1,5-a]пиримидин XXXIIIa с Ki = 1,2 nМ, которое было единственным представителем 3-арилсульфонил-пиразоло[1,5-a]пиримидинов.

Синтез ОКБ4 3-фенилсульфонил-5,7-диметил-пиразоло[1,5-a]пиримидинов XXXIII(а-и) по схемам представленным в разделе 2, позволил получить более активный метил-(3-фенилсульфонил-5,7-диметил-пиразоло[1,5-a]пиримидин-2ил)амин XXXIIIе с Ki = 0,26 nМ и установить некоторые закономерности взаимосвязи структуры этого ряда лигандов XXXIII с их активностью (Табл. 2).

Таблица 2. 5-НТ6Р антагонистическая активность 3-фенилсульфонил-5,7-диметилпиразоло[1,5-a] пиримидинов XXXIII.

O S O Me N R N N Me XXXIII XXXIII R Ki functional Ki binding nM а MeS 1,2 б MeS(O) 29в EtS 1,91 г H 561 2д Me 88,8 68,е MeNH 0,26 0,ж HOCH2CH2O 283 222,з Me2NCH2CH2O 22и Me2NCH2CH2NMe 4к Me2NCH2CH2CH2NH 7л Me2NCH2CH2NH 26м Me2N 14,н Piperazil-1-yl 13 Как видно из таблицы 2, в зависимости от природы заместителя в положении 2 пиразоло[1,5-a]пиримидинового фрагмента активность лигандов XXXIII изменяется более чем в 10000 раз: от Ki = 0,26 nM (XXXIIIе) до Ki = 2960 nM (XXXIIIб). Как и в случае с (4-арилсульфонилоксазол-5-ил)-аминами XV, максимальной активностью обладает метиламин XXXIIIе, стабилизированный ВВС. Введение более объемных заместителей (лиганды XXXIII(и,к,л)) вместо метила (лиганд XXXIIIе), как и переход к третичным аминам (лиганды XXXIIIм, XXXIIIн) приводит к сильному или радикальному снижению их 5-НТ6Р активности.

Проведенные исследования позволили нам предложить новые эффективные фармакофорные модели ФМ2 и ФМ3 высокоактивных 5-HT6Р антагонистов (Рис. 3). Основное отличие этих моделей от классической модели ФМ1(Рис. 2) заключается в том, что они не содержат основную группу (PI) с атомом азота, способным протонироваться при физиологических значениях pH.

По литературным данным эта группа обеспечивает взаимодействие с активным центром 5-HT6Р (Asp 106 третьего трансмембранного домена) за счет положительно ионизированного атома азота. С другой стороны новые модели содержат электронодонорный заместитель ED, например, метилмеркаптогруппу (ФM2) или донор водородной связи (HBD), предпочтительно метиламиногруппу (ФM3), расположенную в вицинальном положении к HBA.

HBD ED HYD1 HBA HYD2 HYD1 HBA HYDФМ2 ФМРис. 3. Новые гипотетические фармакофорные модели 5-НТ6Р лигандов (показана упрощенно, без учета расстояний, векторов и пространственного расположения). HYD - гидрофобные фрагменты (ароматические или гетероциклические фрагменты), HBA - акцептор водородных связей (предпочтительно сульфонильная группа), ED – электронодонорный заместитель (предпочтительно метилмеркапто или метоксигруппа), HBD – донор водородной связи (предпочтительно метиламиногруппа, расположенная в вицинальном положении к HBA).

Селективность двух наиболее активных антагонистов 5,7-диметил-2метилсульфанил-3-фенилсульфонил-пиразоло[1,5-а]пиримидина (AVN-211) XXXIIIа с Ki = 2,0 nM и (5,7-диметил-3-фенилсульфонил-пиразоло[1,5binding а]пиримидин-2-ил)-метил-амина (AVN-216) XXXIIIе с Ki binding= 0,2 nM была протестирована в условиях конкурентного радиолигандного связывания на панели, включающей 67 других рецепторов, ферментов и ионных каналов. Эти исследования показали соответственно более чем 50000 и 5000 кратную селективность ко всем исследованным мишеням, за исключением только 5HT2BR. Однако в функциональном клеточном тесте эти соединения показали слабую 5HT2BR антагонистическую активность с IC50 > 10 µM.

Далее были проведены доклинические исследования соединений AVN-2и AVN-216. По их результатам AVN-211 было выбрано для дальнейших клинических исследований. Это соединение успешно прошло фазы I и II клинических испытаний и в настоящее время проходит фазу III клинических испытаний в качестве препарата для лечения шизофрении.

Выводы.

1. Разработан дизайн и создана новая ФБ гетероциклических соединений, содержащих сульфонильную группировку и не соответствующих классической фармакофорной модели 5-НТ6Р антагонистов.

2. Разработана методика скрининга больших библиотек соединений на 5НТ6Р антагонистическую активность и изучена взаимосвязь 5-НТ6R антагонистическая активность - структура гетероциклических соединений, содержащих сульфонильную группировку и не соответствующих классической фармакофорной модели 5-НТ6Р антагонистов.

3. Показана бесперспективность поиска эффективных антагонистов 5-НТрецепторов среди гетероциклических соединений, содержащих алкилсульфонильные заместители или эндоциклическую сульфонильную группу.

4. В результате скрининга фокусированной библиотеки обнаружена серия хемотипов, перспективных для дальнейшей оптимизации их структуры и получения высокоэффективных 5-НТ6Р антагонистов, в том числе: 3фенилсульфонил-тиено[2,3-e][1,2,3]триазоло[1,5-a]пиримидины, 3фенилсульфонил-[1,2,3]триазоло[1,5-a]хиназолины, 4-арилсулфонил-оксазол-5ил)-метиламины, и 3-арилсулфонил-пиразоло[1,5-a]пиримидины.

5. На примере замещённых (4-фенилсульфонил-оксазол-5-ил)-метиламинов и 3-фенилсульфонил-5,7-диметил-пиразоло[1,5-a]пиримидинов показано, что введение в молекулы лигандов электронодонорных заместителей приводит к повышению их активности.

6. Обнаружено, что введение метиламиногруппы в вицинальное положение к сульфонильной группе молекулы 5-НТ6Р лигандов приводит к радикальному повышению их активности.

7. Показано, что замена N-метила в (4-арилсулфонил-оксазол-5-ил)метиламинах и 3-арилсулфонил-пиразоло[1,5-a]пиримидин-2-ил)-метиламинах на более объемный заместитель, как и переход последних к соответствующим третичным аминам, приводит к радикальному снижению 5-НТ6Р активности.

8. Предложены новые гипотетические фармакофорные модели ФМ2 и ФМвысокоактивных 5-НТ6Р лигандов, которые в отличие от классической ФМ1 не содержат основного фрагмента (PI) с атомом азота, способного протонироваться при физиологических pH, но содержат дополнительно электронодонорный заместитель (ED), например, метилмеркапто или аминогруппу (ФМ2) или донор внутримолекулярной водородной связи (HBD), предпочтительно метиламиногруппу, расположенную в вицинальном положении к HBA (ФМ3).

9. Обнаружены высокоактивные 5-НТ6Р антагонисты AVN-211 и AVN-216, показавшие в условиях конкурентного радиолигандного связывания на панели, включающей 67 рецепторов, ферментов и ионных каналов, хорошую селективность по отношению к 5-НТ6Р (соответственно, более чем 5000 и 500кратную).

10. Найден лекарственный кандидат AVN-211 для лечения шизофрении с антагонистическим 5-НТ6Р механизмом действия, который успешно прошёл фазы I и II клинических испытаний.

Публикации по теме диссертации:

1. Ivachtchenko A.V., Golovina E.S., Kadieva M.G., Koryakova A.G., Mitkin O.D., Tkachenko S.E., Kysil V.M., Okun I. 2-Substituted 5,7-dimethyl-3phenylsulfonyl-pyrazolo[1,5-a]pyrimidines: new series of highly potent and specific serotonin 5-HT6 receptor antagonists. // Eur. J. Med. Chem. 2011, 46(4), pp. 1189-97.

2. Ivachtchenko A.V., Golovina E.S., Kadieva M.G., Kysil V.M., Mitkin O.D., Tkachenko S.E., Okun I. Synthesis and SAR of 3-arylsulfonyl-pyrazolo[1,5a]pyrimidines as potent serotonin 5-HT(6) receptor antagonists. // Bioorg Med Chem.

2011, 19(4), pp. 1482-91.

3. Иващенко А.В., Головина Е.С., Кадиева М.Г., Митькин О.Д., Ткаченко С.Е., Окунь И.М. Антагонисты 5-НТ6 рецепторов. I. Скрининг выборки структурно-разнородных гетероциклических соединений, содержащих сульфонильный фрагмент. // Хим. Фарм. Ж. 2012, 46 (5), стр. 14-24.

4. Ivachtchenko A.V.,Golovina E.S., Kadieva M.G., Koryakova A.G., Kovalenko S.M., Mitkin O.D., Okun I.M., Ravnyeyko I.M., Tkachenko S.E., Zaremba O.V.

Synthesis and biological study of 3-(phenylsulfonyl)thieno[2,3-e][1,2,3]triazolo[1,5a]pyrimidines as potent and selective serotonin 5-HT(6) receptor antagonists.// Bioorg.

Med. Chem., 2010, 18(14), pp. 5282-90.

5. Ivachtchenko A.V.,Golovina E.S., Kadieva M.G., Koryakova A.G., Kovalenko S.M., Mitkin O.D., Okun I.M., Ravnyeyko I.M., Tkachenko S.E., Zaremba O.V.

Solution phase parallel synthesis of substituted 3-phenylsulfonyl-[1,2,3]triazolo[1,5a]quinazolines – selective serotonin 5-HT6 receptor antagonists. // J. Comb. Chem., 2010, 12(4), pp. 445-52.

6. Головина Е.С., Иващенко А.В., Кадиева М.Г., Корякова А.Г., Кузнецова И. В., Митькин О.Д. Синтез и взаимосвязь структура – серотониновая 5-HTактивность замещённых 3-(арилсульфонил)пиразоло[1,5-а]пиримидинов. // Сборник тезисов III Международной конференции “Химия гетероциклических соединений”, посвящённая 95-летию со дня рождения профессора Алексея Николаевича Коста. Москва, 2010, стр. 119.

7. Иващенко А.В., Кадиева М.Г., Головина Е.С., Корякова А.Г., Митькин О.Д. Синтез и активность антагонистов 5-HT6 рецепторов, включающих 3фенилсульфонил-[1,2,3]триазоло[1,5-а]пиримидиновый фрагмент. // Сборник тезисов III Международной конференции “Химия гетероциклических соединений”, посвящённая 95-летию со дня рождения профессора Алексея Николаевича Коста. Москва, 2010, стр. 92.

8. Иващенко А.В., Митькин О.Д., Головина Е.С., Кадиева М.Г., Корякова А.Г., Ткаченко С.Е., Окунь И.М. Скрининг антагонистической активности фокусированной библиотеки гетероциклических соединений, содержащих сульфонильный фрагмент, к серотониновым 5-HT6 рецепторам. // Материалы VIII всероссийской конференции “Химия и медицина”. Россия, Уфа, 2010, стр.

187-188.

9. Иващенко А.В., Кадиева М.Г., Головина Е.С., Корякова А.Г., Митькин О.Д. Синтез и биологическая активность 3-фенилсульфонил[1,2,3]триазоло[1,5а]хиназолинов. // Материалы VIII всероссийской конференции “Химия и медицина”. Россия, Уфа, 2010, стр. 189.

10. Иващенко А.В., Кадиева М.Г., Головина Е.С., Корякова А.Г., Кузнецова И.В., Митькин О.Д. Синтез и взаимосвязь структура-серотониновая 5-HT6 активность 2,6-дизамещённых 5,7-диметил-3-фенилсульфонилпиразоло[1,5-а]пиримидинов. // Материалы VIII всероссийской конференции “Химия и медицина”. Россия, Уфа, 2010, стр. 215.

11. Иващенко А.В., Кадиева М.Г., Головина Е.С., Корякова А.Г., Кузнецова И.В., Митькин О.Д. 3-Арилсульфонил)пиразоло[1,5-a]пиримидины как антагонисты серотониновых 5-НТ6 рецепторов. // Материалы VIII всероссийской конференции “Химия и медицина”. Россия, Уфа, 2010, стр. 216217.

12. Иващенко А.В., Кузнецова И.В., Головина Е.С., Корякова А.Г., Митькин О.Д. Синтез и биологическая активность 3-фенилсульфонилтиено[2,3e][1,2,3]триазоло[1,5-а]пиримидинов. // Материалы XIII Международной научно-технической конференции «Наукоемкие химические технологии-2010».

ГОУВПО Иван. гос. хим.-технол. ун-т, Иваново, 2010, cтр. 211.

13. Иващенко А.В., Головина Е.С., Кисиль В.М., Корякова А.Г., Кузнецова И.В., Митькин О.Д. Синтез, серотониновая 5-НТ6 активность и селективность замещенных 5,7-диметил-3-фенилсульфонилпиразоло[1,5a]пиримидинов. // Материалы XIII Международной научно-технической конференции «Наукоемкие химические технологии-2010». ГОУВПО Иван. гос.

хим.-технол. ун-т, Иваново, 2010, cтр. 218.

14. Иващенко А.В., Головина Е.С., Кадиева М.Г., Митькин О.Д.

Изучение взаимосвязи структура-активность в ряду производных (4фенилсульфонил-оксазол-5-ил)-амина. // Новые направления в химии гетероциклических соединений. Вторая Международная научная конференция.

Россия, Железноводск, 2011, стр. 15.

Автор выражает благодарность сотрудникам химического и биологического отделов ИИХР к.х.н. Кадиевой М.Г., к.х.н. Митькину О.Д., к.х.н. Карапетяну Р.Н., к.х.н. Коряковой А.Г. к.х.н. Кудан Е.В. и к.б.н.

Казею В.И., а также вице-президенту компании КемДив (США) д-ру Окуню И.М. за постоянное внимание и помощь в выполнении данной работы.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.