WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ НАУКИ ИНСТИТУТ ЭЛЕМЕНТООРГАНИЧЕСКИХ СОЕДИНЕНИЙ им. А.Н. Несмеянова Российской академии наук

на правах рукописи Киркина Владислава Александровна

МЕЖМОЛЕКУЛЯРНЫЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ И ПЕРЕНОС ПРОТОНА С УЧАСТИЕМ ГИДРИДНЫХ КОМПЛЕКСОВ ПЕРЕХОДНЫХ МЕТАЛЛОВ 6, 10 ГРУПП КАК КИСЛОТ И ОСНОВАНИЙ

02.00.04 – Физическая химия 02.00.08 – Химия элементоорганических соединений автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата химических наук Москва 2012

Работа выполнена в Лаборатории гидридов металлов Федерального государственного бюджетного учреждения науки Института элементоорганических соединений им.

А.Н. Несмеянова Российской академии наук (ИНЭОС РАН).

Научные руководители: профессор, д.х.н.

Шубина Елена Соломоновна ИНЭОС РАН, г. Москва д.х.н.

Белкова Наталия Викторовна ИНЭОС РАН, г. Москва

Официальные оппоненты: 1. профессор, д.х.н.

Устынюк Николай Александрович ИНЭОС РАН (Лаборатория металлоорганических соединений), г. Москва 2. профессор, д.ф.-м.н.

Венер Михаил Владимирович РХТУ, г. Москва

Ведущая организация:

Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт металлоорганической химии им. Г.А. Разуваева Российской академии наук

Защита диссертации состоится 23 мая 2012 г. в 10 часов на заседании диссертационного совета Д 002.250.01 по присуждению учёной степени кандидата химических наук при Федеральном государственном бюджетном учреждении науки Институте элементоорганических соединений им. А.Н. Несмеянова РАН по адресу:

119991, ГСП-1, Москва, В-334, ул. Вавилова 28.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ИНЭОС РАН

Автореферат разослан ___________ 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета Д 002.250.кандидат химических наук Ларина Т. А.

Общая характеристика работы

Актуальность проблемы. Гидриды переходных металлов в роли кислот и оснований взаимодействуют с органическими субстратами в реакциях, имеющих важное значение в каталитических и биохимических процессах. Водородно-связанные комплексы различных типов являются интермедиатами этих процессов и могут определять направление и селективность реакций, стабилизировать или дестабилизировать образующиеся продукты. Ранее в лаборатории Гидридов металлов ИНЭОС было проведено систематическое исследование механизмов реакций переноса протона к гидридам переходных металлов (6 – 8 групп) и установлено, что гидриды металлов могут выступать в роли акцепторов протона при образовании водородно-связанных комплексов MH-···H+X, которые являются интермедиатами процесса протонирования гидрида металла, приводящего к образованию катионного комплекса с молекулярным водородом [М(2-H2)]+. Однако, для гидридов металлов 10 группы такие исследования не проводились.

Многие нейтральные гидриды переходных металлов известны как довольно сильные кислоты, поэтому выдвигалось предположение, что так же как и для органических ХН-кислот, процессу переноса протона от гидридов металлов предшествует образование межмолекулярного водородно-связанного комплекса МН···В, где гидридный комплекс металла выступает в качестве донора протона. Было найдено, что катионные гидриды металлов могут выступать в роли доноров протона при образовании ионмолекулярных [MH]+···B (В – органическое основание) водородных связей. Однако, образование водородной связи с участием нейтральных гидридов переходных металлов в качестве доноров протона не только не было зафиксировано, но и возможность ее образования ставилась под сомнение. Исследования эффектов металла, лигандного окружения и среды на реакционную способность гидридов в стехиометрических реакциях чрезвычайно актуальны, поскольку могут дать ключ к пониманию сути аналогичных процессов, проходящих в каталитических условиях, что, в итоге, может привести к более эффективному использованию гидридов металлов в органическом синтезе и промышленном катализе.

Цель работы. В настоящей работе поставлены следующие цели:

1) установление возможности и условий образования межмолекулярных водородных связей М–Н···В между нейтральными гидридами переходных металлов и основаниями; изучение механизма реакций с переносом протона от гидридов переходных металлов к органическим основаниям; исследование влияния среды;

2) изучение взаимодействия гидридных комплексов переходных металлов группы с протонодонорами, установление их протоноакцепторных свойств и влияния на них атома металла;

3) установление принципиальной возможности образования диводородной связи между двумя гидридами переходных металлов, выступающими в качестве кислоты и основания, и выявление ее роли в реакции переноса протона.

Объекты и методы исследования. В качестве объектов исследования выбраны комплексы CpM(CO)3H (M = Mo, W; Cp = 5-C5H5), азотные основания, фосфиноксиды, гидрид бора (BH3NEt3), пинцетные комплексы (PCP)M'H (M' = Ni, Pd, Pt; PCP = 2,6C6H3(CH2PtBu2)2) и фторированные спирты. Исследование проводилось методами ИК и ЯМР спектроскопии при температурах 190 300 К в средах различной полярности с привлечением квантово–химических расчетов методом функционала плотности 1.

Научная новизна и практическая ценность работы. Впервые доказано образование водородных связей между гидридами переходных металлов CpM(CO)3H как протонодонорами и органическими основаниями (В). Эти межмолекулярные взаимодействия МН···В относятся к слабым водородным связям, энтальпии их образования составляют –2.4 –4.3 ккал·моль-1. Протонодонорная способность гидридов CpM(CO)3H сопоставима с такими СН-кислотами, как CH2Cl2 и CHCl3. Показано, что МН···В комплексы являются интермедиатами процессов переноса протона от металлокомплекса к органическому основанию. Установлено, что ключевым фактором, определяющим реакционную способность гидридов CpM(CO)3H при переносе протона, является высокая поляризуемость связей М–Н, которые активируются при значительно более низких энергиях взаимодействия по сравнению со связями С–Н. Установлено, что конкурирующие специфические взаимодействия партнеров c растворителем средней полярности (MH···S, B···HS) на первой стадии кислотно-основного равновесия превосходят эффект увеличения полярности среды, понижая активность гидридов CpM(CO)3H или оснований и приводя к уменьшению степени переноса протона в сравнении с неполярной средой.

Впервые установлено образование и охарактеризованы диводородные связи (ДВС) гидридов металлов 10 группы (PCP)M'H со фторированными спиртами, определены термодинамические параметры этих связей и расстояния Н···Н в комплексах (PCP)M'H···HORF. Было показано, что протоноакцепторная способность гидридного лиганда изменяется в ряду Pt < Ni < Pd.

Квантово-химические расчеты были проведены к.х.н Филипповым О.А.

Впервые установлено образование диводородной связи между двумя гидридами металлов, выступающими в роли кислот и оснований, на примере взаимодействия гидрида вольфрама CpW(CO)3H с гидридами бора BH3NEt3 и никеля (PCP)NiH. Показано, что ДВС комплекс типа MH···HM' является интермедиатом реакции переноса протона. В отличие от переноса протона в других изученных ранее диводородно-связанных системах, координате реакции в данном случае соответствует линейное движение протона по оси, соединяющей два металлоцентра, через интермедиат, в котором молекула Н2 связывает между собой два атома металла очень необычным µ,1:1 «end-on» образом. Получены кинетические характеристики реакции, свидетельствующие о том, что скоростьопределяющей стадией является перенос протона. Процесс сопровождается выделением водорода, а продуктом реакции является биметаллическая ионная пара. Подобные системы являются хорошей моделью для выявления закономерностей активации молекулярного водорода в металлсодержащих Льюисовых парах.

Полученные данные углубляют понимание природы водородной связи и роли водородно-связанных интермедиатов в реакциях переноса протона. Выработанные подходы могут быть использованы для исследования реакций с переносом протона и эффектов среды в разнообразных практически важных стехиометрических и каталитических процессах.

Апробация работы. Материалы исследования докладывались на 5ой Международной школе-конференции по металлоорганической химии (Камерино, Италия, 2005), Международной конференции «Проблемы металлоорганической и координационной химии» (Разуваевские чтения, Нижний Новгород, 2005, 2008, 2010), Международной конференции-встрече «Эксперимент и теория в химии переходных металлов» (Беллатерра, Испания, 2006), ХVIII Менделеевском съезде по общей и прикладной химии (Москва, 2007), 9ой Международной конференции по неорганической химии FIGIPAS (Вена, Австрия, 2007), XXIII Международной конференции по металлоорганической химии (Ренн, Франция, 2008), Конференции-конкурсе молодых ученых ИНЭОС РАН (Москва, 2008, 2010), XXIV Международной Чугаевской конференции по координационной химии (Санкт-Петербург, 2009), Международной конференции «Горизонты водородной связи» (Геттинген, Германия, 2011), 1ой Европейской конференции по неорганической химии (Манчестер, Великобритания 2011).

Публикации. По теме диссертации опубликовано 15 научных работ (в том числе: статьи в научных журналах, рекомендованных ВАК, 12 тезисов в сборниках докладов научных конференций).

Структура и объем работы. Диссертация изложена на 130 страницах машинописного текста; включает введение, литературный обзор, обсуждение результатов, экспериментальную часть, выводы и список литературы (172 наименования); содержит рисунок, 21 схему и 34 таблицы.

Работа выполнена в Лаборатории Гидридов металлов ИНЭОС РАН при финансовой поддержке Отделения химии и наук о материалах РАН (ОХНМ-1), РФФИ (гранты № 05-03-32415, 08-03-00464, 11-03-01210), гранта президента РФ (МК-314.2010.3) и Соглашения между Российской академией наук и Национальным советом исследований (CNR) Италии.

Автор выражает искреннюю благодарность проф. Л.М. Эпштейн, доктору М. Перуццини и доктору А. Россин (ICCOM CNR, Италия), к.х.н. Е.И. Гуцулу и к.х.н.

О.А. Филиппову за участие в обсуждении результатов.

Основное содержание работы

Во введении обозначена актуальность работы, сформулированы цели и задачи исследования, указаны научная новизна и практическая значимость работы.

В литературном обзоре (глава 1) рассмотрены свойства гидридов переходных металлов как протонодоноров и протоноакцепторов при образовании водородной связи и в процессах переноса протона, а также влияние природы и свойств растворителя на перенос протона в органических и металлоорганических системах.

2 Обсуждение результатов 2.1 Водородные связи гидридных комплексов переходных металлов CpM(CO)3H (M = Mo, W) с органическими основаниями и перенос протона 2.1.1 Водородные связи MH···В В данной главе представлены результаты исследования взаимодействия гидридов CpM(CO)3H (1а M = Mo, 1б M = W; Cp = 5-C5H5) с основаниями (B) различной природы:

триоктилфосфиноксид ((n-С8Н17)3P=O, Ос3РО), гексаметилфосфорамид ((CH3)2N)3P=O, ГМФА), пиридин (Py) и триэтиламин (Et3N). Изучение взаимодействия гидридов 1 с основаниями проводилось методом ИК спектроскопии (190 300 К) в областях валентных колебаний MH, CО, а для фосфиноксидов РО, в гексане в комбинации с квантовохимическими расчетами. Спектральные изменения во всех трех областях свидетельствуют об образовании водородных связей 1 с фосфиноксидами MH···OPR3 (Схема 1).

M H O PR3 M H O PROC OC CO CO CO CO 1 Схема Так, в избытке фосфиноксидов, добавленных к раствору гидрида 1 в гексане, наблюдается новая низкочастотная полоса поглощения в области валентного колебания МН (МН = –15 –28 см-1) (Рисунок 1а). В области РО при добавлении избытка 1 к раствору фосфиноксида появляется низкочастотная полоса РО (PO = –12 –14 см-1) (Рисунок 1б), как и при образовании водородных связей с ОН- и NH-кислотами.

a. б.

0.РО···НМо2а 0.WH1б РО г WH···OP2б в а 0.б 0.A А 0.0.a 0.в б 0.0.1870 1850 1830 181245 1225 1205 11v, см-v, см-Рисунок 1. а. ИК спектры в области МН 1б (0.0025 М – а) в присутствии Oc3PO (0.0125 М – б, 0.025 М – в). Гексан, 290 К, l = 0.12 см;

б. ИК спектры в области РО ГМФА (0.005 М – а) в присутствии 1а (0.1 М) при 290 К – б, 270 К – в, 260 К – г. Гексан, l = 0.12 см.

В области валентных колебаний карбонильных групп образование комплекса MH···В приводит к появлению низкочастотных полос (СO = –4 –12 см-1). При увеличении концентрации и понижении температуры интенсивность низкочастотных полос растет, что свидетельствует о смещении равновесия в сторону образования водородносвязанных комплексов (Схема 1). В присутствии пиридина спектральные изменения менее выражены, наблюдается уширение полос и низкочастотные плечи, что связано с меньшими значениями констант комплексообразования. Термодинамические характеристики (H° = –2.4 –4.3 ккал·моль-1) свидетельствуют об образовании слабых водородных связей. Протонодонорные свойства данных гидридов (Pi = 0.44 для 1а и 0.35 для 1б) сопоставимы со свойствами таких СН-кислот, как CH2Cl2 (Pi = 0.25), CHCl3 (Pi = 0.36).

Результаты квантово-химических расчетов комплексов 1·В, где В = Py, (CH3)3N (Me3N), (CH3)3PO (Me3PO), проведенных методом DFT/M05, показывают, что межмолекулярные взаимодействия MH···В проявляют свойства, характерные для водородных связей. Расстояние гетероатом-водород в комплексах типично для слабых водородных связей и короче, чем для близких по прочности водородных связей СH···В.

Протонодонорная способность гидридов 1 рассчитана по правилу факторов Иогансена: Pi = Hij·(H11·Ej)-1, где Pi – фактор кислотности протонодонора, H°ij – экспериментально определенная энтальпия образования водородной связи, H°11 – энтальпия образования водородной связи для стандартной пары фенол – диэтиловый эфир в выбранном растворителе, Ej – фактор основности протоноакцептора.

Строение фрагмента M–H···В близко к линейному (166 178°). Связь М–Н удлиняется при образовании Н-комплекса, что приводит к низкочастотному смещению соответствующих валентных колебаний, например, для 1·Me3N МН = –48 –56 см-1. При образовании водородной связи полосы CO смещаются в низкочастотную область, причем величины смещения СО для комплексов молибдена больше, чем для аналогичных комплексов вольфрама, что хорошо согласуется с экспериментальными данными.

Образование Н-комплекса приводит к росту отрицательного заряда (q) на гетероатоме основания (q(Х) = –0.006 –0.024), а также к увеличению частичного положительного заряда на атоме водорода, связанном с металлом (q(НМ) = 0.053 0.084). Такие изменения аналогичны изменениям в молекулах протонодоноров и протоноакцепторов при образовании водородных связей. Сравнение водородно-связанных комплексов MH···В и Hal3CH···В (Hal = F, Cl; В = Py, NR3) показывает, что поляризация связей C–Н и M–H при образовании водородной связи возрастает аналогичным образом. Однако, в случае MH-кислот эти значения достигаются при значительно меньших энергиях донирования электронов с неподеленной пары основания на НCМО кислоты nB:*XH, что свидетельствует о более легкой активации МН-связи и обуславливает легкость переноса протона в этих системах.

CF3H NH пол, % [MoH] NMeCF3H Py [MoH] Py [WH] NMeCCl3H Py [WH] Py 0 3 6 9 En *, ккал моль-Рисунок 2. Зависимость увеличения поляризации связи ХН протонодоноров от энергии донирования nB:*XH в водородно-связанных комплексах гидридов 1 и галлометанов CF3H, CCl3H 3 с азотными основаниями.

Анализ электронной плотности методом «Атомы в молекулах» (АМ) показывает наличие критической точки (3,–1) между атомом водорода гидрида металла и электроотрицательным атомом основания (N или О), что свидетельствует об образовании водородной связи. Значения элиптичности связей ( = 0.01 0.07) демонстрируют линейный характер пути связывания атома водорода гидридов 1 и электроотрицательного атома оснований. Энергии М–Н···В связей, полученные методом АМ Eконт 4 = –2.1 –3. I.V. Alabugin, M. Manoharan, S. Peabody, F. Weinhold J. Am. Chem. Soc., 2003, 125, 5973-59 Eконт = V(r), где V(r) – плотность потенциальной энергии в соответствующей критической точке (3,–1).

ккалмоль-1, близки к EBSSE (–1.7 –4.1 ккалмоль-1) и изменяются в ряду Py < Me3N < Me3PO, согласуясь с экспериментальными значениями энтальпии образования водородных связей (–2.4 –4.3 ккалмоль-1).

Таким образом, впервые зафиксировано и охарактеризовано образование водородной связи между нейтральным гидридом металла, выступающим в качестве донора протона, и органическими основаниями. Водородные связи являются слабыми, протонодонорная способность гидридов 1 сопоставима с такими СН-кислотами, как CH2Cl2 и CHCl3.

2.1.2 Перенос протона от гидридов переходных металлов к органическим основаниям Высокая поляризуемость связи М–Н в комплексах CpM(CO)3H обуславливает легкость переноса протона, который наблюдается в гексане при взаимодействии гидридов 1 с 10-тикратным избытком ГМФА при низкой температуре. В этих условиях в ИК спектрах кроме полос валентных колебаний карбонильных групп исходных гидридов 1 и Н-комплексов 2, появляются новые полосы СО в низкочастотной области при 1894 и 17см-1 для молибдена и 1890 и 1772 см-1 для вольфрама, относящиеся к CО ионных комплексов 3 (Рисунок 3). Таким образом, при низких температурах в равновесии находятся три формы: исходный гидрид 1, водородно-связанный комплекс 2 и ионная пара 3 (Схема 2).

СО1а 290 К 1.1.А СО3а СО1а 190 К 0.200 К СО2а СО3а 210 К СО2а 0.2050 2000 1950 1900 1850 1800 17v, см-Рисунок 3. ИК спектры в области СО 1а (0.001 М) в присутствии ГМФА (0.01 М). Гексан, l = 0.12 см.

ВС ПП M H B M H B M- +HB OC OC OC CO CO CO CO CO CO Схема Термодинамические параметры процесса переноса протона, полученные из температурной зависимости констант равновесия соответствующих стадий (Таблица 1), свидетельствуют о двухъямном энергетическом профиле реакции, в котором первый минимум принадлежит Н-комплексам МН···В, а второй, энергетически более выгодный, – ионным парам М-···+НВ. Перенос протона более выгоден в случае 1а, что согласуется с его большей кислотностью по сравнению с 1б.

Таблица 1. Термодинамические параметры процесса переноса протона от гидридов металлов 1 к ГМФА.

ВС ПП a pKa Pi H° (ккал·моль-1) / S° (кал·моль-1·К-1) 1а 13.9 0.44 –3.2±0.6 / –10±2 –6.3 / –25.3 –9.7±0.9 / –35±1б 16.1 0.35 –2.4±0.6 / –5±2 –5.8 / –24.3 –7.8±0.3 / –30±a Рассчитано по разнице между Н°/S° и Н°ВС/S°ВС.

Несмотря на то, что константы образования водородных связей пиридина с гидридами 1 ниже, чем в случае фосфиноксидов, низкотемпературный перенос протона к пиридину протекает легче, о чем свидетельствуют более высокие константы равновесия.

Так, например, при 190К К = [M-···+HB]·([MH]·[B])-1 составляет 72 М-1 для системы 1а/Py по сравнению с 53 М-1 для 1а/ГМФА.

По данным квантово-химических расчетов перенос протона от гидрида металла к азотному основанию проходит линейно по пути водородной связи М–Н–N, с образованием ионной пары M-···+HN. Энергетические барьеры переноса протона для пар 1а/Py, 1б/Py, 1а/Me3N и 1б/Me3N, рассчитанные как разница энергий переходного состояния (ПС) и водородно-связанного комплекса Еа = EПС – EВС, составляют 8.9, 10.9, 4.7 и 6.2 ккал·моль-1, соответственно (Рисунок 3). Высота барьера в случае 1а ниже, чем для 1б, что согласуется с его депротонированием в более мягких условиях. Барьер переноса протона к более сильному основанию триметиламину на 2.2 ккал·моль-1 ниже, чем к пиридину. Только для самой прочной системы 1а/Me3N ионная форма энергетически более выгодна в газовой фазе.

Продукт переноса протона – ионный комплекс А (Рисунок 4), стабилизированный водородной связью M-···+HN, – может превращаться в комплексы Б и В. Ионная пара Б, стабилизированная водородной связью с одной из карбонильных групп NH+···OC, найдена только для [PyH]+. Ионная пара В также образована за счет водородной связи с атомом металла M-···+HN, но отличается от А расположением протонированного основания. На основании данных ИК спектроскопии мы предполагаем образование наиболее энергетически выгодной ионной пары В.

Е, M···H···N ккал·моль-d 1б/Py c 1а/Py 1б/Me3N b MH···N 2.3 1.8 1.3 0.a 1а/Me3N -dN···H, M-···+rHN, A N...H Рисунок 3. Энергетический профиль процесса переноса протона от 1 к азотным основаниям в газовой фазе.

А Б В 1а(1б)·Py 5.2 (8.0) 5.4 (7.8) 3.5 (5.6) 1а(1б)·Me3N –1.3 (1.6) –4.9 (–3.0) Рисунок 4. Структуры и энергии образования (Ezpe в ккал·моль-1, относительно нейтральных реагентов) водородно-связанных ионных пар между [CpM(CO)3]– и [PyH]+ и [Me3NH]+.

2.2 Влияние растворителя на перенос протона от CpM(CO)3H к органическим основаниям Для исследования влияния растворителя на процесс переноса протона от гидридов Pi / Ej / 5 , 298 К металлов к органическим основаниям выбраны растворители различной полярности Гексан - / - 0.4 /0.3 1.ТГФ - / 1.04 0.9 / 5.3 7.(диэлектрической проницаемости, ) и ДХМ 0.25 / - 1.1 / 1.9 8.способности к образованию водородных СH3CN - / 0.75 1.7 / 4.7 35.Параметры водородной связи доноров () и акцепторов () протона; Hunter, C. A. Angew. Chem., Int. Ed.

2004, 43, 5310–53 -E, kcal mol связей в качестве протонодоноров (Pi / ) и протоноакцепторов (Ej / ) – гексан, дихлорметан (ДХМ), тетрагидрофуран (ТГФ) и ацетонитрил.

Расчет энергии молекулярных и ионных водородно-связанных комплексов, а также переходных состояний процесса переноса протона для систем 1/Py и 1/Me3N в различных растворителях проведен методом СРСМ (континуальная теория реактивного поля) с использованием геометрий, полученных в газовой фазе. Структура ионной пары типа В была принята в качестве продукта переноса протона. Рисунок 5 графически иллюстрирует влияние полярности растворителя на примере системы 1а/Py.

Переходное TS TS состояние E, E, Е, kcal mol-kcal mol-ккал·моль-Реагенты reactants reactants 0 газ Gas Gas гептан heptane heptane ТГФ THF THF --DCM DCM ДХМ AN AN ацетонитрил H-bond ion pair H-bond ion pair Ионная пара Н-связь Рисунок 5. Энергетический профиль переноса протона от 1а к пиридину в газовой фазе и различных растворителях.

При переходе от газовой фазы к раствору энергетический минимум, соответствующий водородно-связанному комплексу, становится менее выраженным (EВС уменьшается на 4 ккал·моль-1). Второй минимум, принадлежащий ионной паре, становится более глубоким с увеличением полярности среды в ряду гептан < ТГФ ДХМ < ацетонитрил.

Барьер переноса протона при переходе от газовой фазы к раствору и с ростом полярности растворителя немного понижается (< 2 ккал·моль-1), достигая минимума в наиболее полярном CH3CN в соответствии с ионным характером переходного состояния. Низкий барьер переноса протона от 1 к триметиламину (< 5 ккал·моль-1) и высокая энергия стабилизации ионной пары (8 13 ккал·моль-1) показывают возможность протекания реакции в любом растворителе, что соответствует экспериментальным данным.

Степень переноса протона (%) = (1 – [MH]/C(MH))·100 к органическим основаниям (Рисунок 6) и значения констант равновесия К (Таблица 2) в зависимости от растворителя изменяются для 1/Py в ряду ТГФ < ДХМ << гексан < ацетонитрил; для 1/ГМФА: ДХМ < ТГФ<< гексан < ацетонитрил. Результаты расчёта методом СРСМ и эксперимента согласуются только в случае неполярного гексана и сильно полярного ацетонитрила. Для растворителей средней полярности, ТГФ и ДХМ, полученные значения К существенно меньше, чем в гексане (Таблица 2). Таким низким значениям К соответствуют положительные значения свободной энергии реакции, что приводит к необходимости использования больших избытков оснований для смещения равновесия в сторону ионных форм. Величины К (или G) зависят от природы основания: в ТГФ К 1/ГМФА > 1/Py, а в ДХМ 1/ГМФА < 1/Py. В первом случае ряд коррелирует с уменьшением протоноакцепторной способности оснований B (Ej); в последнем с увеличением кислотности сопряженных кислот (рКа(ВН+)).

Рисунок 6. Степень переноса протона от гидрида 1а в зависимости от используемого основания и растворителя.

Таблица 2. Константы равновесия переноса протона (K) и свободные энергии реакции (G) в различных растворителях (Т = 190 К).

ТГФ ДХМ Гексан K = [M-+HB]/([MH][B]), М-ГМФА 1а 8.4±1.3 0.7±0.1 53±1б 0.16±0.01 нет ППа 23±Py 1а 1.8±0.2 5±2 72±1б нет ППа (5.5±0.5)10-2 32±G, 190 К, ккалмоль-ГМФА 1а –0.8±0.1 0.14±0.08 -1.5±0.1б 0.70±0.01 нет ППа -1.2±0.Py 1а –0.22±0.04 –0. 6±0.1 -1.6±0.1б нет ППа 1.09±0.03 -1.3±0.а перенос протона не происходит при избытках основания вплоть до 200 эквивалентов Такие изменения положения кислотно-основного равновесия объясняются различными специфическими взаимодействиями между растворителем и участниками реакции (Схема 3).

+ MH B MH B M- +HB M- + +HB SH S S SH + HB MH S SH B M- HS S Схема В зависимости от полярности растворителя, частицы ионной природы могут существовать как сольватно-разделенные или контактные ионные пары. В наиболее полярном растворителе ацетонитриле положение и полуширина (1/2) полос СО анионов 3а и 3б не зависят от противоиона, что доказывает образование сольватно-разделенных ионных пар. В случае ТГФ и ДХМ продуктом переноса протона от 1 к основаниям является контактная ионная пара, стабилизированная водородной связью М-···+HN, что приводит к различным положениям СО 3а и 3б и их 1/2 в ИК спектрах в присутствии разных катионов. Таким образом, в ТГФ и ДХМ взаимодействие между заряженными частицами оказывается сильнее, чем ион-молекулярное взаимодействие с растворителем.

Важное влияние на положение равновесия (Схема 3) оказывают специфические межмолекулярные взаимодействия молекул растворителя с исходными реагентами (1 и органическими основаниями). При переходе из «инертного» гексана в другие растворители наблюдается низкочастотный сдвиг (–7 –18 см-1) и уширение полос СО (1) и рост их интегральной интенсивности в ряду: гексан << ацетонитрил < ТГФ < ДХМ.

Такая последовательность коррелирует со способностью растворителей к образованию водородных связей в качестве СН-кислот. Взаимодействия СН···ОС между растворителем и 1 присутствуют даже в тех растворителях, которые принято считать акцепторами протона (ТГФ, ацетонитрил), что показано квантово-химическими расчетами. Энергия этих взаимодействий составляет –1.5 –2.3 ккал·моль-1 и лишь немногим уступает энергиям MH···B связей.

Но главными межмолекулярными взаимодействиями, препятствующими переходу протона в ТГФ и ДХМ, являются, согласно полученным экспериментальным и расчетным данным, водородные связи SH···B (SH хлористый метилен) и МН···S (S = N ацетонитрила или О ТГФ) (Схема 3). Например, наиболее сильный акцептор протона ТГФ (Еj = 1.04) образует комплексы MH···O с 1а и 1б с (H° = –2.6 и –2.1 ккал·моль-1, соответственно, в гексане) по прочности сравнимые с MH···B. Энтальпии образования Н-комплексов ДХМ с ГМФА и пиридином, составляют –2.0 и –1.8 ккал·моль-1, соответственно. Н-комплексы с растворителями SH···B и МН···S конкурируют с MH···B, что объясняет зависимость К или степени переноса протона от природы основания/кислоты/растворителя. Таким образом, конкурирующие взаимодействия 1 и органических оснований с растворителем на первой стадии, блокирующие образование активных интермедиатов реакции, понижают активность гидридов 1 или оснований в реакции переноса протона.

2.3 Диводородные связи с гидридными комплексами переходных металлов группы (PCP)M'H (M' = Ni, Pd, Pt) С целью установления условий образования, спектральных и энергетических характеристик диводородных связей (ДВС) гидридов металлов 10 группы проведено спектральное исследование взаимодействия изоструктурных гидридных комплексов (PCP)M'H (4, M' = Ni (a), Pd (б), Pt (в); PCP = 2,6-C6H3(CH2PtBu2)2) с фторированными спиртами (HORF = CF3CH2(OH) (ТФЭ); (CF3)2CH(OH) (ГФИП)).

При взаимодействии HORF с гидридами 4 в толуоле образуется диводородносвязанный комплекс М–H-···H+–ORF (5, Схема 4). При этом наблюдается появление новой низкочастотной широкой полосы валентного колебания связанной ОН-группы, ОНсвяз. В спектрах ЯМР 1Н в толуоле-d8 образование водородно-связанного комплекса 5 с ТФЭ приводит к смещению гидридного резонанса M'H в сильное поле ( = –0.3 –0.м.д.) и уменьшению времени продольной спин-решеточной релаксации T1min в 1.8 2.раза (Таблица 3), что, согласно установленным ранее критериям, означает образование водородной связи именно с гидридным лигандом.

PtBu2 PtBuM' = Ni a M' H + HORF M' H H ORF Pd б Pt в PtBu2 PtBuСхема Расстояния Н···Н в ДВС комплексах 5 оценены из данных T1min и составляют 1.85 2.20 (Таблица 3), что меньше суммы Ван-дер-Ваальсовых радиусов двух атомов водорода (2.4 ) и сопоставимо с найденными ранее для других диводородно-связанных комплексов.

Из температурной зависимости константы образования диводородно-связанного комплекса 5 получены термодинамические параметры и оценена протоноакцепторная способность (Ej) гидридных лигандов комплексов 4 (Таблица 4). Полученные величины факторов основности Ej свидетельствуют о том, что протоноакцепторная способность гидридов 4 изменяется в ряду Pd > Ni >> Pt.

Таблица 3. 1H ЯМР спектральные характеристики гидридов 4 и их комплексов с ТФЭ 5.

NiH PdH PtH 4а 5а 4б 5б 4в 5в T, K а 210 220 190 230 200 2, м.д. б –9.7 –10.0 –3.8 –4.2 –1.4 –1.T1min, мс 583 244 400 220 965 5dH···H, 6 – 1.85 – 1.90 – 2.а температура, при которой достигается минимальное значение времени продольной спин-решеточной релаксации T1 гидридного резонанса; б положение гидридного резонанса при данной температуре Таблица 4. ИК спектральные и термодинамические характеристики диводородносвязанных комплексов 5 и факторы основности гидридного лиганда.

гидрид HORF OH, см-1 H, ккалмоль-1 S, калмоль-1К-1 Ej 4a ТФЭ –113 –2.5±0.2 –4±1 0.4б ТФЭ –152 –3.2±0.5 –9±2 0.ТФЭ –62 –1.4±0.2 –3±4в 0.ГФИП –80 –1.8±0.3 –1±Взаимодействие гидридов 4 с ТФЭ приводит к нестандартным изменениям в ИК спектрах в области валентных колебаний связей МН. В присутствии ТФЭ наблюдается появление новых высокочастотных полос MН: PtН = 1910 см-1 (PtH = 21 см-1), NiН = 17см-1 (NiН = 30 см-1) и PdН = 1752 см-1 (PdН = 34 см-1). Интересно отметить, что величины высокочастотных смещений полос MН при образовании ДВС (PtH << NiH < PdH) коррелируют с увеличением протоноакцепторной способности гидридного лиганда Ej.

а. б.

Рисунок 7. а. Оптимизированная геометрия диводородно-связанного комплекса 5а (РСР)NiH···ТФЭ. На рисунке не приведены атомы водорода, принадлежащие трет-бутильным группам;

б. Фрагмент молекулярного графа комплекса 5а. • - критические точки связей (3,–1).

Квантово-химические расчеты (DFT/B3LYP и DFT/M06) дают представление о строении комплексов 5 (Рисунок 7). Расстояние НН в оптимизированных комплексах 1 dH -H = 5.817 v - , где dH-H – расстояние между взаимодействующими атомами T1связ T1своб min min водорода (), – рабочая частота прибора (МГц), Т1minсвяз – время релаксации гидридного резонанса водородно-связанного комплекса (с), Т1minсвоб – время релаксации гидридного резонанса исходного комплекса (с) находится в диапазоне 1.535 1.550 , а угол О–Н···Н (160 175°) близок к линейному (Рисунок 7а), что характерно для диводородно-связанных комплексов. При образовании ДВС комплексов 5 происходит удлинение М–H (dM–H = 0.003 0.005 ) и О–Н (dО–H = 0.019 0.021 ) связей. Образование водородно-связанного комплекса приводит к перераспределению электронной плотности во взаимодействующих молекулах. Происходит уменьшение частичного отрицательного заряда на атоме металла (q(M) = 0.081 0.088) и увеличение частичного отрицательного заряда на гидридном водороде (q(HM) = –0.077 –0.109). Анализ электронной плотности методом АM показывает наличие критической точки (3,-1) между атомами водорода гидрида 4 и спирта, что свидетельствует об образовании диводородной связи (Рисунок 7б). Несмотря на удлинение связи M–H при образовании ДВС комплекса расчет подтверждает наблюдаемое экспериментально высокочастотное смещение полос МН, что нехарактерно для образования ДВС и, повидимому, является особенностью поведения гидридов металлов 10 группы.

Таким образом, впервые было показано, что гидриды металлов 10 группы 4 с ОНпротонодонорами образуют диводородно-связанные комплексы, прочность которых уменьшается в ряду Pd > Ni > Pt.

2.4 Диводородно-связанные комплексы между двумя гидридами и перенос протона Установление возможности образования ДВС между двумя гидридами и выяснение их роли в процессе переноса протона являлось одной из задач данного исследования. В качестве протонодонора нами выбран гидрид вольфрама 1б, а в качестве протоноакцепторов – BH3NEt3 и гидрид никеля 4а.

BH3NEt3 является слабым акцептором протона (Ej = 0.53). Взаимодействие 1б с BH3NEt3 приводит к образованию ДВС комплекса WН···НBH2NEt3, что вызывает появление новых низкочастотных полос МН (МН = –20 см-1) и СО (СО = –4 –8 см-1) (Рисунок 8). Такие спектральные изменения сопоставимы с изменениями в присутствии фосфиноксидов. Энергия образования слабого ДВС комплекса WН···НB, рассчитанная с помощью правила факторов Иогансена (Hо = –1.1 ккал·моль-1), хорошо согласуется с энергией, полученной из температурной зависимости констант равновесия по методу Вант-Гоффа (Hо = –1.0±0.1 ккал·моль-1).

0.WH a А 0.WH···HB б 1880 1840 18v, см-Рисунок 8. ИК спектр в области МН 1б (0.05 М – а) в присутствии BH3NEt3 (0.5 М – б).

Гексан, 290 К, l = 0.12 см.

Взаимодействие гидрида вольфрама 1б с гидридом никеля 4а также приводит к образованию диводородной связи, которую можно наблюдать при низких температурах методами ИК и ЯМР 1Н спектроскопии. Изменения полос МН в ИК спектрах и гидридного резонанса в спектрах ЯМР Н аналогичны найденным для взаимодействия 4 с ТФЭ, однако менее выражены. Так, в ИК спектрах при эквимолярном соотношении реагентов в ТГФ при низкой температуре наблюдается увеличение интенсивности полосы валентного колебания NiH при 1739 см-1, а увеличение избытка гидрида вольфрама до 4 12 эквив.

приводит к появлению новой высокочастотной полосы валентного колебания NiH при 1750 см-1 (NiH = 11 см-1). Наблюдаемое уменьшение времени релаксации гидридного сигнала T1min позволило определить расстояние Н···Н равное 2.09 , что существенно больше, чем в комплексе с ТФЭ, но, как и в других ДВС комплексах, оно меньше суммы Ван-дер-Ваальсовых радиусов атомов водорода. При измерении спектров гидрида, в котором атом водорода связи Ni–Н заменен на дейтерий, в области валентных колебаний NiD (NiD = 1257 см-1) в присутствии СpW(CO)3H также появляется новая высокочастотная полоса NiDсвяз (NiD = 23 см-1), наблюдаемая в виде плеча при избытке комплекса 1б.

Энергия образования комплекса WH···HNi, оцененная по правилу факторов, составляет Н° = –1.0 ккал·моль-1 в толуоле.

Структура ДВС комплекса 6, полученная из квантово-химических расчетов (DFT/M05), показывает, что гидридный лиганд комплекса 4а связан с гидридным лигандом и одним из атомов водорода Ср-кольца комплекса 1б (Рисунок 9а). Анализ электронного строения комплекса 6 методом АМ показал наличие двух критических точек (3,-1) между взаимодействующими атомами водорода (Рисунок 9б). Рассчитанные энергии Н···Н связей составляют –0.67 и –1.48 ккал·моль-1 для NiHHW и NiHHC соответственно, в согласии с большей длиной связи NiН···НW по сравнению с NiН···НС (2.58 и 2.16 соответственно). Несмотря на более сильное связывание с СН протоном, дальнейшее взаимодействие и перенос протона идет по связи W–H из-за её меньшей прочности и большей поляризуемости.

а. б.

Рисунок 9. а. Оптимизированная геометрия ДВС комплекса 6. Ni – оранжевый, W – голубой, Р – фиолетовый, С – серый, О – красный, Н – светло-серый;

б. Фрагмент молекулярного графа комплекса 6. • - критические точки связей (3,-1), •- кольцевые критические точки (3,+1).

TS 4а + 1б Рисунок 10. Энергетический профиль реакции между 4а и 1б (DFT/M05 в ТГФ).

Результаты квантово-химического расчета поверхности потенциальной энергии реакции (Рисунок 10) показали существование локальных минимумов, соответствующих ДВС комплексу 6, ионному комплексу 7 (Рисунок 11) и продукту выделения водорода (Рисунок 13). Координате реакции в данном случае соответствует линейное движение протона по оси, соединяющей два металлоцентра. Структура переходного состояния TS близка к структуре следующего интермедиата 7, который содержит мостиковый диводородный лиганд (Рисунок 11). Этот ионный интермедиат зафиксирован в ИК спектре при 190 К по появлению полос CO (1889 и 1770 см-1) связанного аниона -E, ккалмоль (в ТГФ) вольфрама [CpW(CO)3]-, входящего в состав ионной пары 7. При этом удлиненная молекула Н2 связывает между собой два атома металла очень необычным µ,1:1 “end-on” образом, тогда как при переходе протона от ОН кислот к гидридам переходных металлов 6 – 8 групп установлено образование комплексов с молекулярным водородом со структурой 2-Н2 (“side-on”).

TS Рисунок 11. Оптимизированная геометрия переходного состояния TS и интермедиата 7.

Стоит заметить, что при взаимодействии гидрида вольфрама 1б с дейтеридом никеля 4а-d1 дейтерообмен не наблюдается (в ИК спектре не появляется полоса NiH). Это подтверждает механизм с участием µ,1:1-Н2(HD) интермедиата 7 (а не 2-Н2(HD)), поскольку 2-HD комплекс является ключевым интермедиатом дейтерообмена.

СО1б 0.0.СО1б СОА 0.СО0.СОNiH4а 0.2050 2000 1950 1900 1850 1800 1750 1700 1650 16v, см-Рисунок 12. ИК мониторинг реакции 1б (0.013 М) с гидридом 4а (0.01 М). ТГФ, 306 К, спектры записаны с интервалом 10 мин, l = 0.01 см.

Комплекс 7 легко теряет молекулу водорода и трансформируется в стабильный продукт реакции 8 при температуре выше 230 К. В ИК спектрах полосы валентных колебаний карбонильных групп продукта 8 проявляются при 1666, 1825 и 1917 см-1.

Реакция подчиняется уравнению скорости второго порядка –d(1б)/dt = kobs[4a][1б].

Экспериментальные и теоретические данные показывают, что скорость-определяющей стадией процесса является перенос протона. Исследования кинетики образования комплекса 8 (Рисунок 12) в ТГФ при различных температурах позволили определить значения энтальпии и энтропии активации: H‡ = 8.7±0.8 ккал·моль-1, S‡ = –41±кал·моль-1·К-1. Свободная энергия активации при 298 К составляет G‡ = 20.8±0.ккал·моль-1.

Структура продукта реакции 8 установлена методом РСА (Рисунок 13). Продукт представляет биметаллическую ионную пару [CpW(CO)2( -,C:,O-CO)Ni(PCP)], в которой атомы вольфрама и никеля связаны через «изо-карбонильный» С–О мостик. CO группы в этом комплексе неэквивалентны, что приводит к появлению трех различных сигналов в твердофазных спектрах CPMAS ЯМР 13С 7 при 224.0, 229.0 и 239.4 м.д., а также трех полос поглощения СО в ИК спектрах при 1663, 1814 и 1905 см-1. В ацетонитриле данный комплекс диссоциирует, присоединяя молекулу СН3СN. Структура образующегося ионного комплекса [(PCP)Ni(MeCN)]+[CpW(CO)3]- (9) также определена методом РСА (Рисунок 13).

8 Рисунок 13. Структура биметаллической ионной пары 8 и соли 9. Атомы водорода не приведены. Термальные элипсоиды приведены с вероятностью 40%.

Таким образом, обнаружены и охарактеризованы ДВС комплексы между двумя гидридами переходных металлов, приводящие к образованию необычных ионных пар.

Подобные системы являются хорошей моделью для выявления закономерностей активации молекулярного водорода в металлсодержащих Льюисовых парах.

7 Измерения твердофазных спектров CPMAS ЯМР С проведены в лаборатории проф. Р. Гобетто, Университет г. Турина (Италия) Выводы 1. Впервые установлено образование водородно-связанных комплексов МН···В между нейтральными гидридами переходных металлов СрМ(СО)3Н (М = Мо, W) и органическими основаниями (В). Показано, что эти взаимодействия относятся к слабым водородным связям, энтальпии их образования в гексане составляют –2.4 –4.3 ккал·моль-1. Протонодороная способность гидридного лиганда 1а (Pi = 0.44) и 1б (Pi = 0.35) сопоставима с таковой для CH2Cl2 и CHCl3.

2. Экспериментально и теоретически показано, что образование комплексов МН···В является первой стадией процесса переноса протона от гидридов металлов с образованием ионных пар М-···+НВ. Получены термодинамические характеристики обеих стадий процесса переноса протона в различных средах, свидетельствующие о двухъямном низко-барьерном энергетическом профиле процесса.

3. Установлено, что ключевым фактором, определяющим реакционную способность гидридов CpM(CO)3H как доноров протона, является высокая поляризуемость связи М–Н, которая активируется при значительно более низких энергиях взаимодействия по сравнению со связью С–Н.

4. Экспериментально и теоретически установлено, что конкурирующие специфические взаимодействия партнеров c растворителем средней полярности (MH···S, B···HS) на первой стадии кислотно-основного равновесия понижают активность гидрида или основания и приводят к уменьшению степени переноса протона в сравнении с неполярной средой.

5. Охарактеризованы диводородные связи гидридных комплексов металлов 10 группы (PCP)M'H (M' = Ni, Pd, Pt), определены их термодинамические характеристики и протоноакцепторная способность гидридного лиганда, которая изменяется в ряду Pt < Ni < Pd.

6. Впервые зафиксировано образование водородной связи между двумя нейтральными гидридами МН···НМ' на примере взаимодействия CpW(CO)3H с BH3NEt3 и (PCP)NiH.

7. Показано, что ДВС комплекс типа MH···HM' является интермедиатом реакции переноса протона, где координате реакции соответствует линейное движение протона по оси, соединяющей два металлоцентра, с образованием необычного µ,1:1-Н2 «endon» интермедиата.

8. Показано, что скорость-определяющей стадией реакции между двумя гидридами является перенос протона. Процесс сопровождается выделением водорода, а продуктом реакции является биметаллическая ионная пара, структура которой установлена методом РСА.

Основное содержание работы изложено в следующих публикациях:

Статьи в рецензируемых журналах:

1. N. V. Belkova, E. I. Gutsul, O. A. Filippov, V. A. Levina, D. A. Valyaev, L. M. Epstein, A.

Lledos, E. S. Shubina, “Intermolecular Hydrogen Bonding Between Neutral Transition Metal Hydrides (CpM(CO)3H, M = Mo, W) and Bases” J. Am. Chem Soc., 2006, 128, 3486-3487.

2. V. A. Levina, O. A. Filippov, E. I. Gutsul, N. V. Belkova, L. M. Epstein, A. Lledos, E. S.

Shubina, “Neutral Transition Metal Hydrides as Acids in Hydrogen Bonding and Proton Transfer: Media Polarity and Specific Solvation Effects” J. Am. Chem Soc., 2010, 132, 11234-11246.

3. V. A. Levina, A. Rossin, N. V. Belkova, M. R. Chierotti, L. M. Epstein, O. A. Filippov, R.

Gobetto, L. Gonsalvi, A. Lleds, E. S. Shubina, F. Zanobini, M. Peruzzini, “Acid-base interaction between transition metal hydrides results in dihydrogen bonding and assists Hevolution”, Angew. Chem. Int. Ed., 2011, 50, 6, 1367-1370.

Тезисы докладов:

4. V.A. Levina, N.V. Belkova, E.I. Gutsul, D.A. Valyaev, O.A. Filippov, L.M. Epstein, E.S.

Shubina, A. Lledos “First instances of neutral hydride complexes as proton donors in the intermolecular hydrogen bonding” International Conference “From molecules towards materials”, Nizhny Novgorod, Russia, 3-10 September 2005, P66.

5. E. Gutsul, D. Valyaev, V. Levina, N.V. Belkova, L.M. Epstein, E.S. Shubina “CpW(CO)3H in hydrogen bonding”, 5th International School of Organometallic Chemistry, Camerino, Italy, 10-14 September 2005, 61.

6. N.V.Belkova, V.A. Levina, A.I.Krylova, E.I. Gutsul, L.M. Epstein, E.S. Shubina, “Intermolecular hydrogen bonding of neutral transition metal hydrides with organic bases and other hydrides”, Experiment and Theory in Transition Metal Chemistry: a meeting point, Bellaterra, Spain, 28-29 September 2006, OB2.

7. E. Shubina, E.I. Gutsul, N.V. Belkova, V.A. Levina, O.A. Filippov, L.M. Epstein “Peculiarities of neutral transition metal hydrides as proton donors in intermolecular hydrogen bonding“, 9th FIGIPAS – Meeting in Inorganic Chemistry, 3–8 July 2007, Vienna, Austria, OP 25.

8. В.А. Левина, Н.В. Белкова, Е.И. Гуцул, О.А. Филиппов, Д.А. Валяев, А. Лледос, Л.М.

Эпштейн, Е.С. Шубина “Нейтральные гидриды металлов как доноры протона в водородной связи и реакциях переноса протона” ХVIII Менделеевский съезд по общей и прикладной химии, Москва, Россия, 23-28 сентября, 2007, стр. 1-303, №1.224.

9. V. A. Levina, N. V. Belkova, E. I. Gutsul, O. A. Filippov, A. I. Krylova, A. Lledos, L. M.

Epstein, E. S. Shubina, “Solvent influence on the interaction of neutral metal hydrides with bases”, XXIII International Conference on Organometallic Chemistry, Rennes, France, 1318 July 2008, P648.

10. V. Levina, N. Belkova, E. Gutsul, O. Filippov, A. Lledos, L. Epstein, E. Shubina, “Solvent Influence on Two-Step Proton Transfer from Neutral Hydrides” International Conference on Organometallic and Coordination Chemistry, September 2-8, 2008, N. Novgorod, Russia, Y9.

11. В.А. Левина, Н.В. Белкова, Е.И. Гуцул, О.А. Филиппов, Л.М. Эпштейн, Е.С. Шубина, «Специфическое и неспецифическое влияние растворителя на процесс перехода протона от нейтральных гидридов переходных металлов к основаниям», XXIV Международная Чугаевская конференция по координационной химии, СанктПетербург, Россия, 15-19 июня 2009, 453.

12. V.A. Levina, N.V. Belkova, O.A. Filippov, P. Belyakov, A. Rossin, M. Peruzzini, S.

Stoccoro, A. Zucca, E.S. Shubina, L.M. Epstein, “Interaction between Hydrides of 10group Metals and Proton Donors of Different Strength and Nature” Topical Problems of Organometallic and Coordination Chemistry (V Razuvaev Lectures), September 3-9, 2010, N. Novgorod, Russia, Y8.

13. V.A. Levina, T.A. Gor’kova, N.V. Belkova, L.M. Epstein, A. Rossin, M. Peruzzini, E.S.

Shubina, “Interaction of Pincer Nickel Hydride with Fluorinated Alcohols” Topical Problems of Organometallic and Coordination Chemistry (V Razuvaev Lectures), September 3-9, 2010, N. Novgorod, Russia, P23.

14. N. Belkova, V. Levina, A. Rossin, R. Gobetto, A. Lledos, M. Peruzzini, E. Shubina “AcidBase Interaction Between Transition Metal Hydrides: Dihydrogen Bonding and HEvolution” First EuCheMS Inorganic Chemistry Conference, April 11-14, 2011, University of Manchester, UK, RM_O02.

15. V. A. Levina, O. A. Filippov, N. V. Belkova, A. Rossin, M. Peruzzini, L. M. Epstein, E. S.

Shubina “On the Role of Group 10 Transition Metals in Dihydrogen Bonding” XIX.

Conference on Horizons in Hydrogen Bond Research, September 12-17, 2011, GeorgAugust-Universitt Gttingen, Germany, P057.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.