WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

Гурский Станислав Игоревич

Люминесцентные свойства солей, образованных анионом 3-циано-4дицианометилен-5-оксо-4,5-дигидро-1H-пиррол-2-олатом и неорганическими катионами

02.00.04. – Физическая химия

Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата химических наук

Москва - 2012

Работа выполнена в лаборатории структурной химии кафедры общей химии химического факультета Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова

Научный консультант: кандидат химических наук, доцент, Тафеенко Виктор Александрович

Официальные оппоненты: Кузьмина Наталия Петровна, доктор химических наук, профессор, кафедра неорганической химии химического факультета МГУ имени М.В.

Ломоносова, главный научный сотрудник Кузьмина Людмила Георгиевна, доктор химических наук, профессор, Институт общей и неорганической химии им. Н.С. Курнакова РАН, ведущий научный сотрудник

Ведущая организация: Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт элементоорганических соединений им.

А.Н. Несмеянова РАН

Защита состоится 25 октября 2012 г. в 15 часов 00 минут в аудитории 446 на заседании Диссертационного совета Д 501.001.50 по химическим и физико-математическим наукам при Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова: 119991, Москва, Ленинские горы, д. 1, стр. 3, МГУ, Химический факультет.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке МГУ имени М.В. Ломоносова по адресу: г. Москва, Ломоносовский проспект, д. 27.

Автореферат разослан 24 сентября 2012 г.

Учёный секретарь диссертационного совета Д 501.001.50, к.х.н. Матушкина Н.Н.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы Электронно-оптические свойства металлоорганических веществ интенсивно исследуются в настоящее время. Это вызвано потенциальной возможностью их использования в нанотехнологии в качестве молекулярных переключателей, устройств записи и хранения информации, элементов цветного изображения.

В теоретическом аспекте, характерным свойством таких веществ является ярко выраженная иерархия межатомных взаимодействий: связи внутри молекулы (ковалентные, координационные) – сильные, в то время как между молекулами они значительно слабее.

Как результат, одни физические свойства определяются электронным строением молекул, а другие – кооперативными взаимодействиями молекул друг с другом. Причем некоторые типы межмолекулярных взаимодействий имеют особое значение для проявления оптических свойств, электронной проводимости, магнитного упорядочения. Например, взаимодействия в сопряженных -системах (side-by-side, SS-взаимодействие) и в стопочных структурах (faceto-face, FF-взаимодействие) признаны как имеющие решающее значение для проявления вышеназванных физических свойств [1].

Решение задачи получения определенного значения заданного физического свойства материала можно осуществить в двух направлениях:

- cинтез молекулы определенного электронного строения и/или - выбор определенного воздействия на эту молекулу со стороны окружающей ее матрицы.

Первый подход является общепринятым и повсеместно используемым. Второй подход может быть эффективным при варьировании некоторого физического свойства вещества путем изменения воздействия на молекулу со стороны окружающей ее матрицы. Хотя данное направление в значительной степени расширяет возможности получения материалов с технологически востребованными свойствами, используется оно редко. Причина этого заключается в трудности предсказать изменение интересующего физического свойства вещества при изменении матрицы. Даже незначительное структурное изменение матрицы ведет к изменению различных типов межмолекулярных взаимодействий, что непредсказуемо влияет на интересующее свойство.

Для того, чтобы использовать второй подход, необходимо, во-первых, знать, какие типы межмолекулярных взаимодействий характерны для конкретной ключевой молекулы, и как они влияют на свойство вещества. Во-вторых, неоходимо уметь упаковывать ключевую молекулу в матрице определенным образом, чтобы реализовывать те или иные межмолекулярные взаимодействия.

Задача установления влияния отдельных межмолекулярных взаимодействий на физическое свойство вещества является первоочередной. Решить ее возможно в результате проведения корреляции “кристаллическая структура-свойство” в серии изоструктурных соединений или серии полиморфов одного соединения. В данной работе исследовано влияние таких межмолекулярных взаимодействий, как --взаимодействие, координационная и водородная связи на люминесцентные свойства солей на основе аниона 3-циано-4-дицианометилен-5-оксо-4,5-дигидро-1H-пиррол-2-олата (HA-) [2].

Цель работы В рамках проблемы исследования влияния межмолекулярных взаимодействий на физические свойства органических и металлоорганических соединений – – определить изменение длины волны и интенсивности максимума спектра люминесценции солей на основе HA- при изменении межмолекулярных взаимодействий в кристаллах и растворах;

– оценить влияние отдельно взятых межмолекулярных взаимодействий (--взаимодействие, координационная и водородная связи) на люминесцентные свойства аниона HA-.

Обоснование предмета исследования Предметом исследования является влияние --взаимодействия, водородной и координационной связей на положение и интенсивность максимума спектра люминесценции аниона HA-.

Анион HA- был выбран для решения проблемы оценки влияния межмолекулярных взаимодействий на люминесцентные свойства органических молекул по следующим причинам. После проведенных предварительных работ [1-6] о кристаллохимическом строении и люминесцентных свойствах солей на основе HA- было постулировано, что:

1) анион HA- в кристаллическом состоянии склонен к агрегации в виде стопок (FFвзаимодействие) [4], образованию координационных связей с катионами металлов, водородных связей с соседним анионом HA- или с молекулами растворителей. Причем, каждый из 6 внешних атомов аниона способен к образованию координационных, ионных и водородных связей, что предполагает образование различных полиморфных модификаций одного соединения [3, 4];

2) исследование люминесценции солей HA- с Cd2+ показало, что в зависимости от упаковки HA- в кристалле может существенно изменяться положение максимума спектра люминесценции соли – от ультрафиолетовой (377 нм) до красной (620 нм) областей спектра [1].

По вышеуказанным причинам люминесцентные металлорганические соединения на основе аниона HA- представлялись перспективными для получения полиморфных модификаций одного соединения и проведения в их ряду корреляции “кристаллическая структуралюминесценцентные свойства”.

Задачи исследования 1. Синтез, определение молекулярной и кристаллической структуры, люминесцентных свойств солей M(HA) (M = Na, Rb, Cs, Cu), M(HA)2 (M = Mn, Cu, Zn).

2. Выявление закономерностей влияния расстояния между анионами HA- в стопке, водородных связей между анионами на длину волны максимума спектра люминесценции кристаллов солей M(HA) (M = Na, K, Rb, Cs), M(HA)2 (M = Zn, Cd).

3. Выявление закономерностей влияния природы растворителя на длину волны максимума спектра люминесценции растворов солей M(HA) (M = Na, K, Rb, Cs).

4. Выявление закономерностей влияния заполненности d-электронной оболочки катиона металла на интенсивность максимума спектра люминесценции кристаллов и растворов солей M(HA) (M = Cu), M(HA)2 (M = Mn, Cu, Zn, Cd).

Научная новизна работы Научная новизна может быть сформулирована в виде следующих положений, выносимых на защиту:

1. Проведен синтез солей Na(HA)2H2O, Rb(HA), Cs(HA), [Mn(HA)2(H2O)4]2H2O, {[Cu(HA)2(H2O)2]}n2nH2O, [Cu(HA)2(H2O)4], [Cu(HA)2(H2O)4]0.5H2O, [Cu(HA)2(H2O)4]H2O, {[Cu(HA)(CH3CN)2]}n, {[Cu(HA)CH3CN]}n, [Zn(HA)2(H2O)4], определены их молекулярные и кристаллические структуры, спектры люминесценции.

2. Выявлена зависимость положения максимума в спектрах фотолюминесценции кристаллов солей M(HA) (M = Na, K, Rb, Cs), M(HA)2 (M = Zn, Сd) от расстояния между соседними анионами HA- в стопке.

3. Выявлена зависимость положения максимума в спектре фотолюминесценции HA- от наличия водородных связей между анионами в центросимметричном димере [HA-]2.

4. Выявлена зависимость положения максимума в спектре фотолюминесценции HA- в растворе от диэлектрической проницаемости растворителя.

5. Выявлена зависимость интенсивности максимума в спектрах фотолюминесценции кристаллов солей Cu(HA), M(HA)2 (M = Mn, Cu, Zn, Cd) от заполненности d-электронной оболочки катиона металла.

6. Обнаружен эффект 100-кратного увеличения интенсивности максимума спектра фотолюминесценции аниона HA- в присутствие катиона Cu2+ в ацетонитриле. На основании данных хромато-масс-спектрометрии и литературных данных предложена модель, объясняющая данный эффект.

Практическая значимость работы Апробированный в диссертации подход к варьированию люминесцентных свойств солей на основе аниона HA-, а также выводы и закономерности, установленные корреляции между кристаллохимическим строением и люминесцентными свойствами солей на основе HA- могут быть использованы при создании материалов с востребованными люминесцентными характеристиками.

Результаты диссертации могут быть использованы в курсах лекций по теме “Cтруктура и оптоэлектронные свойства вещества”.

Теоретические и экспериментальные результаты диссертации могут быть использованы в Центре фотохимии РАН, Институте высокомолекулярных соединений РАН, Институте физической химии и электрохимии имени А.Н. Фрумкина РАН, Центральном научноисследовательском институте “Циклон”.

Апробация результатов работы Материалы диссертации были представлены на международных конференциях студентов, аспирантов и молодых ученых “Ломоносов” (Москва, Россия, 2008, 2009, 2012 г.), международной конференции по молекулярным материалам “MOLMAT2010” (Монпелье, Франция, 2010 г.), международной конференции по проблемам органических материалов и супрамолекулярной химии “ISACS6” (Пекин, Китай, 2011 г.), 12 международной конференции по методам и применениям флуоресценции “MAF12” (Страсбург, Франция, 2011 г.).

Публикации Результаты работы опубликованы в 4 статьях в реферируемых зарубежных журналах (4 из них в журналах, рекомендованных ВАК) и в тезисах 6 докладов на российских и международных конференциях.

Личный вклад автора Автором были спланированы и проведены синтезы целевых соединений, обобщены и интерпретированы полученные результаты, сформулированы выводы. Автор провел исследование люминесцентных свойств синтезированных соединений, определил кристаллическое и молекулярное строение 12 новых соединений, интерпретировал данные использованных физико-химических методов анализа, таких как рентгеноструктурный и рентгенофазовый анализ, хромато-масс-спектрометрия, вольтамперометрия, элементный анализ, ЯМР-спектроскопия.

Структура и объём работы Диссертация состоит из введения, трех глав, выводов, списка цитируемой литературы, включающего 123 наименования, приложения. Работа изложена на 118 страницах печатного текста и содержит 7 схем, 99 рисунков и 3 таблицы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность темы, сформулированы цели и задачи исследования, показаны научная новизна и практическая значимость работы.

В первой главе представлен обзор литературы, посвящённый исследованию влияния межмолекулярных взаимодействий на оптические свойства органических молекул.

В разделе II.1 кратко описаны основные процессы, связанные с поглощением и эмиссией света молекулой. Раздел II.2 посвящён влиянию химического строения молекулы на ее оптические свойства. Раздел II.3 посвящён влиянию межмолекулярных взаимодействий (-взаимодействие, координационная и водородная связи) на оптические свойства молекулы.

Рассмотрены механизмы тушения и усиления люминесценции молекулы под действием катиона переходного металла. В разделе II.4 описаны структурные и спектральные особенности солей, образованных анионом HA-. В разделе II.5 на основании обзора литературы определены основные факторы, влияющие на люминесцентные свойства материала. Представлена постановка задач исследования.

Во второй главе приведено описание методик синтеза целевых соединений, экспериментальных и теоретических методов исследования физико-химических свойств синтезированных соединений. Описано рентгеновское оборудование, использованное в работе, и детали рентгенодифракционного эксперимента. Представлены результаты рентгеноструктурного анализа синтезированных соединений и квантово-химических расчетов модельных систем.

Третья глава посвящена обсуждению синтеза, кристаллического строения, люминесцентных свойств солей M(HA) (M = Na, K, Rb, Cs, Cu), M(HA)2 (M = Mn, Cu, Zn) в кристаллическом состоянии и в растворе.

Основные кристаллографические параметры синтезированных солей представлены в Таблице 1.

Таблица 1. Кристаллографические параметры солей Na(HA)·2H2O (1), K(HA) (2), Cs(HA) (3){[Cu(HA)2(H2O)2]}n·2nH2O (4), [Cu(HA)2(H2O)4] (5), [Cu(HA)2(H2O)4]·0.5H2O (6), [Cu(HA)2(H2O)4]·H2O (7), {[Cu(HA)(CH3CN)2]}n (8), {[Cu(HA)CH3CN]}n (9), [Cu(CH3CN)2(H2O)2(ClO4)2] (10), [Mn(HA)2(H2O)4]·2H2O (11), [Zn(HA)2(H2O)4] (12).

№ 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 соли 244.1 270.6 318.0 505.8 505.8 514.8 523.8 330.7 289.7 380.5 497.2 286.М.в.

5 0 4 6 6 5 6 8 2 9 6 П.г. P-1 P21/c P-1 C2/c P-1 P-1 P-1 P21 P-1 P-1 P-1 P-3.654 4.275 5.873 18.96 6.999( 5.400( 6.753( 5.310( 7.378( 5.581( 6.963( 7.053( a, 9 (8) 3(5) 7 (25) 6(2) 1) 2) 1) 1) 2) 1) 2) 1) 10.9.601 9.292 10.88 8.005( 8.849( 11.70 15.74 8.246( 7.244( 8.591 7.944( b, 3(9) 8 (34) 4(1) 1) 3) 7(2) 1(1) 3) 2) 0(10) 1) (12) 14.21.61 9.675 11.74 9.531( 11.53 14.38 8.506( 9.217( 8.733( 10.53 9.417( c, 4(2) 9 (33) 8(1) 1) 1(5) 2(2) 0) 2) 2) 2(2) 8) (16) 108.8 113.88.99( 88.24( 103.5 84.82( 82.82( 105.2 90.79( , ° 49 90 39 90 1) 2) 6(1) 2) 2) 0(2) 1) (12) (30) 94.07 95.21 90.83 125.4 68.71( 77.28( 97.73( 105.2 74.28( 76.86( 97.89( 109., ° 9 (12) 5(9) 4 (30) 1(1) 1) 2) 1) 0(1) 2) 1) 2) 9(1) 100.91.58 84.34( 82.33( 101.0 88.30( 77.12( 109.8 93.60( , ° 90 01 90 (2) 1) 3) 1(1) 2) 1) 0(2) 1) (30) 521.0 883.5 475.9 1976. 495.0( 532.7( 1065. 686.1( 537.6( 334.1( 554.0( 494.4( V, 9 (14) 3(16) 0 (19) 6(3) 1) 4) 6(3) 1) 3) 1) 2) 1) Молекулярный вес; 2пространственная группа.

Люминесцентные свойства солей M(HA) (M = Na, K, Rb, Cs) в растворе Спектр люминесценции растворов солей на основе аниона HA- имеет один максимум.

Положение максимума спектра люминесценции растворов солей Na(HA)·2H2O, K(HA), Rb(HA), Cs(HA) (концентрация 10-4 М) не зависит от типа катиона.

Положение максимума спектра люминесценции аниона HA- в растворе зависит от природы растворителя, при этом длина волны максимума коррелирует с диэлектрической проницаемостью растворителя.

В 2-пропаноле, ацетоне, диметилсульфоксиде, воде максимум спектра люминесценции находится при 503(3), 510(3), 520(4), 536(4) нм, соответственно. Для 2-пропанола, ацетона, диметилсульфоксида и воды диэлектрическая проницаемость (при 20 С) равна 19.5 [7, с.70], 21.5 [7, с.112], 48.9 [7, с.68] и 80.2 [7, с.59], соответственно. Таким образом, увеличение диэлектрической проницаемости растворителя вызывает увеличение длины волны максимума спектра люминесценции соли в растворе.

Люминесцентные свойства солей M(HA) (M = Na, K, Rb, Cs) в кристаллическом состоянии Ранее было показано, что в соли K(HA) [2] координационным полиэдром катиона калия является трехшапочная тригональная призма (Рис.1).

Соседние анионы HA-, координирующие катион калия, связаны друг с другом --взаимодействиями и образуют стопки (Рис.2). --Взаимодействие является одним из типов межмолекулярных взаимодействий, определяющих оптические свойства вещества. Поэтому была поставлена задача исследовать зависимость длины волны максимума спектра люминесценции соли от расстояния между соседними анионами в стопке в ряду солей аниона с катионами щелочных металлов. Ожидалось, что с увеличением ионного радиуса катиона в призме удастся Рис.1. Трехшапочная тригональная призма в кристаллической структуре постепенно увеличивать ее объем и, следовательно, соли K(HA) [2].

расстояние между анионами в стопке. Таким образом планировалось систематически проследить, как увеличение расстояния между анионами в стопке влияет на положение максимума спектра люминесценции соли аниона с катионом щелочного металла.

Были синтезированы соли Na(HA)·2H2O, Rb(HA), Cs(HA), определены их кристаллическое и молекулярное строение, люминесцентные свойства.

Соли K(HA) и Rb(HA) изоструктурны.

Трехшапочные тригональные призмы сочленены друг с другом общими основаниями в каналы (Рис.3), в которых расположены катионы металла.

Между собой два канала соединяются по общим ребрам трехшапочных тригональных призм, Рис.2. Анионы, расположенные в одной образуя двойные каналы, связанные друг с другом стопке, в кристаллической структуре соли мостиками из анионов (Рис.4).

K(HA) [2]. --Взаимодействия представлены в виде пунктирных линий.

Рис.3. Трехшапочные тригональные призмы, Рис.4. Двойные каналы, образованные соединенные общими основаниями и ребрами, трехшапочными тригональными призмами, в в кристаллических структурах солей M(HA) кристаллических структурах солей M(HA) (M=K, Rb).

(M=K, Rb).

Расстояние между плоскостями, в которых лежат соседние анионы в стопке, в соли рубидия (3.431(5) ) больше, чем в соли калия (3.388(2) ). Максимум спектра фотолюминесценции соли рубидия (571(4) нм) смещен в синюю область по сравнению с максимумом спектра фотолюминесценции соли калия (579(2) нм).

Катионный радиус цезия больше катионных радиусов калия и рубидия. Поэтому в соли Cs(HA) ожидалось большее расстояние между анионами в стопке, чем в соли Rb(HA) и, следовательно, меньшая длина волны максимума спектра люминесценции соли цезия по сравнению с солью рубидия. Эксперимент показал, что длина волны максимума спектра фотолюминесценции соли цезия (594(3) нм) больше по сравнению с длинами волн максимумов спектров фотолюминесценции солей рубидия и калия. Причина этого заключается в особенностях кристаллического строения соли цезия.

В соли Cs(HA) координационным полиэдром катиона цезия остается трехшапочная тригональная призма, хотя и искаженная по сравнению с трехшапочными тригональными призмами в солях K(HA) и Rb(HA).

Кристаллическая структура цезиевой соли иная по сравнению со структурой калиевой и рубидиевой солей:

1) иная система сочленения полиэдров. Трехшапочные тригональные призмы сочленены друг с другом по общим вершинам, ребрам и граням, образуя стенки (Рис.5), в которых Рис.5. Трехшапочные тригональные призмы, Рис.6. Стенки трехшапочных тригональных призм, объединенные общими гранями, ребрами и чередующиеся с стенками анионов, в вершинами в стенку, в кристаллической кристаллической структуре соли Cs(HA). Водородные структуре соли Cs(HA). связи представлены в виде пунктирных линий.

расположены катионы цезия;

2) иная упаковка анионов. Анионы образуют центросимметричные димеры, которые путем --взаимодействия упакованы в анионные стенки, чередующиеся со стенками катионов цезия (Рис.6, с.8).

А, главное, расстояние между плоскостями, в которых лежат соседние димеры, в цезиевой соли (3.244(10) ) короче, чем в калиевой и рубидиевой солях. Данный результат коррелирует с увеличением длины волны максимума спектра фотолюминесценции соли цезия по сравнению с длинами волн максимумов спектров фотолюминесценции солей калия и рубидия.

В соли Cs(HA) присутствуют водородные связи N–H···O в центросимметричных димерах анионов, отсутствующие в солях K(HA), Rb(HA). Влияние водородной связи на на положение максимума спектра люминесценции аниона было исследовано методами квантовой химии. Были рассчитаны энергии электронных переходов S3S0 для димера [Na(HA)]2 и S1S0 для мономера Na(HA). Для димера энергия электронного перехода S3Sравна 2.320 эВ (534.4 нм). Для мономера энергия электронного перехода S1S0 равна 2.0эВ (591.2 нм). Результаты расчетов показывают, что образование димера с водородными связями N–H···O вызывает уменьшение длины волны максимума спектра люминесценции аниона HA-.

Влияние уменьшения расстояния между соседними анионами в стопке оказывается сильнее влияния образования центросимметричного димера анионов на длину волны максимума спектра люминесценции HA- при переходе от K(HA) к Cs(HA). В результате наблюдается увеличение длины волны максимума спектра фотолюминесценции соли Cs(HA) относительно длин волн максимумов спектров фотолюминесценции солей K(HA) и Rb(HA).

В кристаллической структуре соли натрия Na(HA)·2H2O координационными полиэдрами катионов натрия являются октаэдры двух типов. Для обоих типов в координационную сферу входят четыре молекулы воды. В одном типе октаэров координация осуществляется через два атома азота циано-групп, а в другом – через два атома кислорода карбонильных Рис.7. Фрагмент молекулярной упаковки в групп (Рис.7). Анионы в кристаллической кристаллической структуре соли Na(HA)·2H2O.

структуре соли натрия связаны друг с другом водородными связями N–H···O в центросимметричные димеры (Рис.8). Центросимметричные димеры анионов путем –CN···NС*– и --взаимодействий образуют анионные стенки, между которыми находятся катионы натрия и молекулы воды (Рис.9).

Рис.8. Центросимметричный димер анионов в Рис.9. Трехмерная кристаллическая структура соли кристаллической структуре соли Na(HA)·2H2O.

Na(HA)·2H2O. Водородные связи представлены в виде Водородные связи представлены в виде пунктирных линий.

пунктирных линий.

Водородные связи между молекулами воды и HA- (Рис.8, с.9) являются дополнительным фактором помимо силы --взаимодействия между анионами и водородных связей в центросимметричном димере [HA-]2, который может влиять на длину волны максимума спектра люминесценции аниона. Поэтому соли, содержащие воду, должны рассматриваться отдельно.

Аналогичная соли Na(HA)·2H2O, известна кристаллическая структура соли NH4(HA)·H2O [5]. Расстояние между плоскостями, в которых лежат соседние анионы в стенке, в соли аммония равно 3.358(2) , а в соли натрия – 3.231(3) . Длина волны максимума спектра фотолюминесценции соли аммония равна 600(4) нм, а соли натрия – 645(5) нм.

Таким образом, для солей аниона с катионами Na+, K+, Rb+, Cs+, NH4+ наблюдаются следующие закономерности: 1) уменьшение расстояния и, соответственно, усиление -взаимодействия между анионами вызывает батохромный сдвиг максимума спектра фотолюминесценции соли; 2) образование водородных связей N–H···O в центросимметричном димере анионов вызывает гипсохромный сдвиг максимума спектра люминесценции соли.

Известно, что помимо --взаимодействия и водородной связи на параметры люминесценции молекулы может влиять координационная связь с катионом d-металла [8].

Поэтому была поставлена задача исследовать зависимость интенсивности максимума спектра люминесценции соли аниона от заполненности d-электронной оболочки катиона металла.

Были синтезированы соли Cu(HA), M(HA)2 (M = Mn, Cu, Zn), определены их кристаллическое и молекулярное строение, люминесцентные свойства.

Кристаллическое строение солей Cu(HA), M(HA)2 (M = Mn, Cu, Zn) Кристаллическая структура {[Cu(HA)2(H2O)2]}n·2nH2O {[Cu(HA)2(H2O)2]}n·2nH2O является координационным полимером.

Cимметрически независимая часть соли содержит один лиганд HA-, один катион Cu2+ и две молекулы воды, одна из которых координирует атом меди. Каждый атом Cu(II) находится в центре инверсии и координирован четырьмя атомами азота (N3, N3ii, N4iii, N4iv) четырех анионов HA- и двумя атомами кислорода молекул воды (O3, O3ii) (Рис.10).

Расстояния Cu–O на 0.3 больше расстояний Cu–N из-за эффекта Яна-Теллера.

Забегая вперед, следует отметить, что эффект Яна-Теллера также наблюдается в других комплексах аниона с медью(II).

Каждый лиганд HA- в свою очередь связывает два катиона Cu2+ двумя атомами Рис.10. Двухмерный слой в кристаллической азота (N3, N4), образуя бесконечные цепочки структуре соли {[Cu(HA)2(H2O)2]}n·2nH2O.

координационных связей между Водородные связи представлены в виде пунктирных линий. [Коды симметрии: (i) 0.5-x, 2.5динианометиленовыми мостиками анионов y, -z; (ii) 0.5-x, 1.5-y, -z; (iii) 0.5-x, -0.5+y, 0.5-z; (iv) HA- и катионами Cu2+. Таким образом x, 2-y, -0.5+z].

образуется двухмерный слой (Рис.10).

Анионы в слое связаны путем --взаимодействия. Расстояние между среднеквадратичными плоскостями, в которых лежат атомы соседних анионов HA- (x,y,z и 0.5-x,2.5-y,-z), составляет 3.465(1) . Водородные связи между HA- и молекулами воды (N1–H1···O3i) (Рис.10) в двухмерном слое дополнительно стабилизируют его структуру.

Двухмерные слои повторяются в …ABAB… последовательности в направлении кристаллографической оси a и связаны с помощью i) --взаимодействий между анионами HA- (кратчайшее расстояние углерод-углерод C2···C2viii составляет 3.249(5) );

ii) водородных связей между анионом HA- в одном слое и сольватированными молекулами H2O между слоями (O4–H41···N2vi, O4–H4···O1v);

iii) водородных связей между сольватированными молекулами воды и молекулами воды, связанными с катионами Cu2+ (O3–H31···O4, O3–H3···O4vii).

Кристаллическая структура [Cu(HA)2(H2O)4] [Cu(HA)2(H2O)4] является моноядерным комплексом. Симметрически независимая часть комплекса содержит один анион HA-, один катион Cu2+ и две молекулы воды, координирующие катион меди. Каждый атом Cu(II) находится в центре инверсии и координирован двумя атомами азота (N4, N4i) двух анионов HA- и четырьмя атомами кислорода молекул воды (O3, O4, O3i, O4i) (Рис.11).

Рис.11. Бесконечный стержень в кристаллической структуре соли [Cu(HA)2(H2O)4], состоящий из единиц [Cu(HA)2(H2O)4]. Водородные связи представлены в виде тонких пунктирных линий, --взаимодействия представлены в виде толстых пунктирных линий. [Коды симметрии: (i) 1-x,-y,-z; (ii) -x,1-y,1-z].

Каждый лиганд HA- в комплексе координирует только один катион Cu2+ с помощью атома азота N4, образуя таким образом единицу [Cu(HA)2(H2O)4] – строительный блок кристаллической структуры соли. Анион HA- взаимодействует путем водородной связи с молекулой воды в блоке [Cu(HA)2(H2O)4] (Рис.11).

[Cu(HA)2(H2O)4] блоки соединены друг с другом в ···ZZZ··· форме [4] с помощью водородных связей (O3–H31···N2ii) и --взаимодействий между анионами, образуя бесконечный стержень. Расстояние между среднеквадратичными плоскостями, в которых лежат атомы соседних анионов HA- (x,y,z и -x,1-y,1-z) составляет 3.322(1) . Соседние стержни соединены с помощью водородных связей O4–H4···N3iii и N1–H1···O3iv, образуя бесконечный двухмерный слой.

Двухмерные слои повторяются в …AAA… последовательности в направлении кристаллографической оси a и соединены с помощью диполь-дипольных взаимодействий – CO···OC*– между анионами и водородных связей (O3–H3···O1v) между анионами и молекулами воды, координационно связанными с медью(II).

Кристаллическая структура [Cu(HA)2(H2O)4]·0.5H2O [Cu(HA)2(H2O)4]·0.5H2O является моноядерным комплексом. Симметрически независимая часть комплекса содержит один анион HA-, один катион Cu2+ и три молекулы воды. Каждый катион Cu2+ находится в центре инверсии и октаэдрически координирован четырьмя атомами кислорода молекул воды (O3, O3i, O4, O4i) и двумя атомами азота (N2, N2i) двух анионов HA- (Рис.12).

Рис.12. Бесконечная лента в кристаллической структуре соли [Cu(HA)2(H2O)4]·0.5H2O, которая образована из блоков [Cu(HA)2(H2O)4], соединенных друг с другом водородными связями. Водородные связи представлены в виде пунктирных линий. [Коды симметрии: (i) -x, -y, -z; (ii) 1-x, 1-y, 1-z].

Сольватированная молекула воды в симметрически независимой части имеет заселенность 0.5 и разупорядочена по трем позициям. Каждый анион HA- в комплексе связан атомом N2 только с одним катионом Cu2+, образуя единицу [Cu(HA)2(H2O)4] – строительный блок кристаллической структуры соли. Анион HA- образует водородную связь (O4–H4···N3i) с молекулой воды в единице [Cu(HA)2(H2O)4] (Рис.12).

В кристаллической структуре соли блоки [Cu(HA)2(H2O)4] соединены друг с другом с помощью водородных связей в центросимметричных димерах (N1–H1···O2ii), формируя бесконечные ленты (Рис.12). Ленты соединены друг с другом с помощью водородных связей (O4–H41···O3iii, O3–H31···O1iii) и --взаимодействий, образуя наклонную стенку (Рис.13).

Расстояние между среднеквадратичными плоскостями, в которых лежат атомы соседних анионов HA- (x,y,z и -1+x,y,z) составляет 3.219(1) .

Рис.13. Бесконечные ленты, образованные с помощью блоков [Cu(HA)2(H2O)4], соединенных друг с другом водороными связями, соединены с помощью водородных связей и --взаимодействий, образуя наклонную стенку в кристаллической структуре соли [Cu(HA)2(H2O)4]·0.5H2O. Водородные связи представлены в виде тонких пунктирных линий. --взаимодействия представлены в виде толстых пунктирных линий. [Коды симметрии: (iii) 1-x, -y, -z; (iv) -1+x,y,z].

Соседние стенки соединены друг с другом через водородные связи с сольватированными молекулами воды, находящимися между стенок (O3–H3···O10Av).

Кристаллическая структура [Cu(HA)2(H2O)4]·H2O [Cu(HA)2(H2O)4]·H2O является моноядерным комплексом.

Симметрически независимая часть комплекса содержит два аниона HA-, один катион Cu2+ и пять молекул воды, одна из которых – сольватированная.

Катион Cu2+ октаэдрически координирован четырьмя атомами кислорода молекул воды (O3, O4, O5, Рис.14. Симметрически независимая часть в кристаллической структуре соли [Cu(HA)2(H2O)4]·H2O.

O6) и двумя атомами азота (N2, N2A) двух анионов HA- (Рис.14, с.12). Каждый анион HA- в соли связан атомом азота N2 только с одним катионом Cu2+, образуя единицу [Cu(HA)2(H2O)4].

Каждый анион HA- в соли соединен двумя водородными связями N1ii–H1ii···O1Ai, N1Ai– H11i···O1ii с другим анионом, образуя димеры [HA-]2 (Рис.15). Соседние димеры соединены посредством –CN···NC*– диполь-дипольных взаимодействий, образуя бесконечные ленты (Рис.15). Соседние ленты связаны друг с другом --взаимодействиями и повторяются в последовательности ···ABAB··· вдоль кристаллографической оси a, таким образом формируя анионную стенку (Рис.15). Расстояния между среднеквадратичными плоскостями, в которых лежат атомы соседних димеров [HA-]2 в стенке составляют 3.212 (1-x,1-y,1-z и x,1+y,z), 3.256 (1-x,1-y,1-z и 1+x,1+y,z).

Рис.15. Организация димеров анионов [HA-]2 в ленты в кристаллической структуре соли [Cu(HA)2(H2O)4]·H2O.

Расстояние N3Aiii···C8 составляет 3.421(6) . Соседние ленты соединены друг с другом путем -взаимодействий, формируя анионную стенку. Водородные связи представлены в виде тонких пунктирных линий. --взаимодействия представлены в виде толстых пунктирных линий. –CN···NC*– взаимодействия представлены в виде тонких точечных линий. [Коды симметрии: (i) 1-x,1-y,1-z; (ii) 1-x,1-y,-z; (iii) x,1+y,z; (iv) 1+x,1+y,z].

Соседние стенки соединены друг с другом координационными (Cu–N2, Cu–N2A) и водородными связями.

Анион HA- в комбинации с Cu+ образует два комплекса {[Cu(HA)(CH3CN)2]}n и {[Cu(HA)CH3CN]}n.

Кристаллическая структура {[Cu(HA)(CH3CN)2]}n {[Cu(HA)(CH3CN)2]}n является координационным полимером. Симметрически независимая часть комплекса содержит один анион HA-, один катион Cu+ и две молекулы ацетонитрила, которые координируют атом меди. Катион Cu+ тетраэдрически координирован двумя атомами азота (N4, N2i) двух анионов HA- и двумя атомами азота (N5, N6) молекул ацетонитрила (Рис.16).

Рис.16. Двухмерный слой в кристаллической структуре соли {[Cu(HA)(CH3CN)2]}n состоит из координационных полимерных цепочек {Cu+(HA-)(CH3CN)2}n, соединенных водородными связями.

Водородные связи представлены в виде пунктирных линий. [Коды симметрии: (i) 2-x,-0.5+y,-z; (ii) -1+x,y,-1+z].

Каждый анион HA- связан двумя атомами азота (N2, N4) с двумя катионами Cu+, образуя бесконечную координационную полимерную цепочку {Cu+(HA-)(CH3CN)2}n (Рис.16).

Соседние цепочки соединены водородными связями N1–H1···N3ii, образуя бесконечный двухмерный слой (Рис.16).

Двухмерные слои повторяются в последовательности …AAA… в направлении кристаллографической оси a и соединены посредством водородных связей C–H···O, таким образом завершая трехмерную структуру.

Кристаллическая структура {[Cu(HA)CH3CN]}n {[Cu(HA)CH3CN]}n является координационным полимером. Симметрически независимая часть комплекса содержит один анион HA-, один катион Cu+ и одну молекулу ацетонитрила, которая координирует атом меди. Катион Cu+ тетраэдрически окружен тремя атомами азота (N2, N3i, N4ii) трех анионов HA- и одним атомом азота (N5) молекулы ацетонитрила (Рис.17).

Каждый анион HA- в свою очередь связан тремя атомами азота (N2, N3, N4) с тремя катионами Cu+, образуя бесконечную координационную полимерную ленту {Cu+(HA)CH3CN}n (Рис.17).

Рис.17. Бесконечная полимерная лента в кристаллической структуре соли {[Cu(HA)CH3CN]}n, образованная анионами HA-, координационно связанными с катионами Cu+. [Коды симметрии: (i) 1-x,1-y,1-z; (ii) -1+x,y,1+z].

Соседние ленты соединены водородными связями N–H···O (N1–H1···O1iii) в центросимметричных димерах, образуя бесконечный двухмерный слой (Рис.18).

Рис.18. Двухмерный слой в кристаллической структуре соли {[Cu(HA)CH3CN]}n состоит из координационных полимерных лент {Cu+(HA-)CH3CN}n, соединенных водородными связями N–H···O. Водородные связи представлены в виде пунктирных линий. [Код симметрии: (iii) -x,2-y,-z].

Двухмерные слои повторяются в …ABAB… последовательности в направлении кристаллографической оси b и соединены водородными связями C–H···O и -взаимодействиями, таким образом завершая трехмерную структуру соли. Расстояния между среднеквадратичными плоскостями, в которых лежат атомы соседних анионов HA- (x,y,z и 1-x,2-y,-z) составляет 3.348(1) .

Кристаллическая структура [Mn(HA)2(H2O)4]·2H2O [Mn(HA)2(H2O)4]·2H2O является моноядерным комплексом. Симметрически независимая часть комплекса содержит один анион HA-, один катион Mn2+ и три молекулы воды, одна из которых – сольватированная. Каждый катион Mn2+ находится в центре инверсии и октаэдрически координирован четырьмя атомами кислорода (O4, O4i, O5, O5i) молекул воды и двумя атомами азота (N2, N2i) двух анионов HA- (Рис.19).

Рис.19. Бесконечный стержень в кристаллической структуре соли [Mn(HA)2(H2O)4]·2H2O, состоящий из единиц [Mn(HA)2(H2O)4]. Водородные связи представлены в виде тонких пунктирных линий, --взаимодействия представлены в виде толстых пунктирных линий. [Коды симметрии: (i) 1-x, 1-y, -z; (ii) -1+x, y, -1+z].

Каждый лиганд HA- в комплексе координирует только один катион Mn2+ с помощью атома азота N2, образуя таким образом единицу [Mn(HA)2(H2O)4] – строительный блок кристаллической структуры соли. Анион HA- взаимодействует путем водородной связи O4– H41···N3i с молекулой воды в блоке [Mn(HA)2(H2O)4] (Рис.19).

Блоки [Mn(HA)2(H2O)4] соединены в ···ZZZ··· форме [4] с помощью водородных связей (O5–H51···O2ii) и --взаимодействий между анионами, образуя бесконечный стержень.

Расстояние между среднеквадратичными плоскостями, в которых лежат атомы соседних анионов HA- в стержне (x,y,z и 2-x,1-y,1-z) составляет 3.265(1) . Соседние стержни соединены с помощью --взаимодействий между анионами, водородных связей (O3– H3···N4ii, O4–H4···O3i, O5–H5···O3iii) между молекулами воды, координационно связанными с катионами марганца, и сольватированными молекулами воды, образуя бесконечную стенку.

Расстояние между среднеквадратичными плоскостями, в которых лежат атомы соседних анионов HA- в соседних стержнях (x,y,z и 1-x,1-y,1-z) составляет 3.283(1) Соседние стенки соединены друг с другом через водородные связи (N1–H1···O1v) в центросимметричных димерах анионов [HA-]2 и через водородные связи сольватированных молекул воды, находящихся между стенок, с расположенными в соседних стенках анионами iv HA- и молекулами воды, координационно связанными с катионами Mn2+ (O3–H31···O1, O3– ii i iii H3···N4, O4–H4···O3, O5–H5···O3 ).

Кристаллическая структура [Zn(HA)2(H2O)4] [Zn(HA)2(H2O)4] является моноядерным комплексом и изоструктурен комплексу меди(II) [Cu(HA)2(H2O)4] (Рис.11, с.11). Расстояние между среднеквадратичными плоскостями, в которых лежат атомы соседних анионов HA- (x,y,z и -x,-1-y,-1-z) в стержне {[Zn(HA)2(H2O)4]}n составляет 3.326(1) .

Люминесцентные свойства солей Cu(HA), M(HA)2 (M = Mn, Cu, Zn) в кристаллическом состоянии На рисунке 20 представлены спектры фотолюминесценции кристаллов солей [Mn(HA)2(H2O)4]·2H2O, [Cu(HA)2(H2O)4], {[Cu(HA)CH3CN]}n, [Zn(HA)2(H2O)4], [Cd(HA)2(H2O)4]·2H2O. Длина волны максимума спектра люминесценции соли цинка составляет 576(2) нм, а соли кадмия – на 11 нм больше (587(4) нм). Расстояния между плоскостями, в которых лежат соседние анионы в стопке, в кадмиевой соли (3.267(1), 3.280(1) ) меньше, чем в соли цинка (3.326(1) ). Помимо расстояния между анионами соль цинка отличается от соли кадмия наличием в последней центросимметричного димера анионов [HA-]2. Образование такого димера вызывает уменьшение длины волны максимума спектра люминесценции соли (с.9). Следовательно, наличие в соли кадмия димера [HA-]уменьшает разницу между длинами волн максимумов спектров солей кадмия и цинка. Таким образом закономерность, установленная в ряду солей аниона с катионами однозарядных щелочных металлов, сохраняется и для солей с двухзарядными катионами Zn2+, Cd2+:

уменьшение расстояния между соседними анионами HA- в стопке соответствует увеличению длины волны максимума спектра люминесценции при переходе от соли цинка к соли кадмия.

Рис.20. Спектры фотолюминесценции кристаллов солей [Mn(HA)2(H2O)4]·2H2O (сплошная линия), [Cu(HA)2(H2O)4] (линия c кружком), {[Cu(HA)CH3CN]}n (линия с квадратом), [Zn(HA)2(H2O)4] (линия c треугольником), [Cd(HA)2(H2O)4]·2H2O (линия с пятиугольником), K(HA) (линия с звездой). Длины волн возбуждения 340-380 нм.

Люминесценция солей аниона с катионами Mn2+ и Cu2+ отсутствует при возбуждении как ультрафиолетом (длины волн 340-380 нм), так и зеленым светом (длины волн 515-560 нм).

Соли аниона с катионами Cu+, Zn2+ и Cd2+ люминесцируют. Отсутствие люминесценции солей аниона HA- с катионами марганца(II) и меди(II) согласуется с тем фактом, что катионы металлов с неполной d-электронной оболочкой часто являются тушителями люминесценции при образовании координационной связи с молекулами [9]. Частично заполненные dэлектронные оболочки катионов Cu2+ и Mn2+ позволяют им принимать электроны в процессах фотоиндуцированного переноса электрона и/или переноса энергии возбуждения и, как следствие, вызывать тушение люминесценции HA-. Катионы Cu+, Zn2+, Cd2+ имеют d10электронные оболочки и не являются тушителями люминесценции органических молекул.

Люминесцентные свойства аниона HA- в присутствие катионов металлов d-блока в растворе В растворе ацетонитрила наблюдается увеличение интенсивности максимума спектра фотолюминесценции HA- в присутствие Cu2+ (Рис.21).

Рис.21. Спектры фотолюминесценции растворов K(HA) (2.7·10-4 М) (линия с треугольниками), K(HA) (2.7·10-М) + Cu(H2O)6(ClO4)2 (4.2·10-4 М) (линия с кружками) в ацетонитриле (длина волны возбуждения 275 нм).

При концентрации K(HA) 2.7·10-4 М и Cu(H2O)6(ClO4)2 4.2·10-4 М увеличение интенсивности спектра люминесценции аниона происходит в 25 раз при длине волны 502 нм.

Такой же эффект увеличения интенсивности максимума спектра люминесценции HA- наблюдается в результате растворения не люминесцирующих кристаллов комплекса {[Cu(HA)2(H2O)2]}n·2nH2O в ацетонитриле. Совпадение длин волн максимумов спектров люминесценции и возбуждения растворов K(HA) + Cu(H2O)6(ClO4)2 и {[Cu(HA)2(H2O)2]}n·2nH2O в ацетонитриле указывает на присутствие в данных растворах одних и тех же соединений, вызывающих увеличение интенсивности максимума спектра люминесценции аниона в присутствие Cu2+.

Увеличение интенсивности максимума спектра люминесценции HA- в присутствие катионов двухвалентной меди (максимальное зафиксированное увеличение составляет 105кратное значение) является селективным по отношению к двухзарядным катионами других металлов, добавление которых к аниону слабо влияет на интенсивность максимума спектра его люминесценции (Рис.22).

Рис.22. Зависимость максимального значения отношения интенсивностей максимумов спектров фотолюминесценции при 497 нм (I497 нм/I0497 нм) в растворах K(HA) (2.2·10-5 М) + Mn+(H2O)6(ClO4-)n (0-1.1·10-4 М) в ацетонитриле от типа катиона. I497 нм – максимальное значение интенсивности максимума спектра фотолюминесценции раствора K(HA) в ацетонитриле в присутствии Mn+, I0497 нм – значение интенсивности максимума спектра фотолюминесценции раствора K(HA) в ацетонитриле.

Почему же интенсивность максимума спектра люминесценции HA- увеличивается в растворе ацетонитрила, но гасится в кристаллическом состоянии в присутствие Cu2+? В чем разница между раствором и кристаллическим состоянием? В кристаллах соли {[Cu(HA)2(H2O)2]}n·2nH2O катионы Cu2+ образуют координационную связь с цианогруппами аниона (Рис.10, с.10), несущими частичный отрицательный заряд на атомах азота [2]. Это позволяет катиону меди(II) принимать электроны на частично заполненную dэлектронную оболочку и, как следствие, вызывать тушение люминесценции аниона. Мы предполагаем, что в растворе катион Cu2+ может координировать не только циано-группы, но и депротонированный атом азота пиррольного цикла дианиона A2-. Интенсивность максимума спектра люминесценции образующегося комплекса [(Cu2+)(A2-)] (Схема 1) больше интенсивности максимума спектра люминесценции HA-.

Схема 1. Структурная формула комплекса [(Cu2+)(A2-)], образование которого предположительно вызывает увеличение интенсивности максимума спектра люминесценции раствора соли K(HA) в ацетонитриле при добавлении Cu(H2O)6(ClO4)2.

Данное предположение основано на следующих фактах:

1) HA- является анионом двухосновной кислоты H2A, и в растворе существует равновесие HA- A2- + H+. Образование дианиона A2- в растворе подтверждается фактом выделения комплекса [Cd2+3(HA-)2(A2-)2(H2O)10]·0.5H2O. В данном комплексе катион Cd2+ координирует депротонированный атом азота пиррольного цикла дианиона A2- [1];

2) дианион A2- люминесцирует в УФ-области (максимум спектра люминесценции при 377 нм в комплексе [Cd2+3(HA-)2(A2-)2(H2O)10]·0.5H2O) [1];

3) интенсивность максимума спектра люминесценции дианиона A2- больше интенсивности максимума спектра люминесценции аниона HA- в комплексе [Cd2+3(HA-)2(A2)2(H2O)10]·0.5H2O [1];

4) при координации катиона Cu2+ отрицательно заряженным атомом азота люминофора медь перестает являться тушителем люминесценции, а максимум спектра люминесценции молекулы батохромно смещается на 70-120 нм [10, 11]. По сути в данном случае катион меди(II) переходит в состояние меди(I) с d10-электронной оболочкой и перестает гасить люминесценцию молекулы;

5) в электроспрей-масс-спектрах раствора K(HA) + Cu(H2O)6(ClO4)2 в ацетонитриле были обнаружены пики, отнесенные к катионам [Cu+CH3CN] (m/z 104, 106), [Cu+(CH3CN)2] (m/z 145, 147), [(Cu+)2(HA-)CH3CN] (m/z 352-356), [(Cu+)2(HA-)(CH3CN)2] (m/z 393-397) (Рис.23), и анионам HA- (m/z 185), [Cu+(A2-)(CH3CN)2H2O] (m/z 347, 349), [Cu+(HA-)2] (m/z 433, 435), [(Cu+)2(HA-)3] (m/z 681-685) (Рис.24). Отнесение каждого пика в масс-спектрах к конкретному иону было сделано на основании сравнения экспериментального распределения интенсивностей изотопных масс пика с симулированным (в соответствии с распространенностью изотопов в природе).

Рис.23. Электроспрей-масс-спектр (положительно заряженные ионы) раствора солей K(HA) (1.4·10-4 М) + Cu(H2O)6(ClO4)2 (2.1·10-4 М) в ацетонитриле.

Рис.24. Электроспрей-масс-спектр (отрицательно заряженные ионы) раствора солей K(HA) (1.4·10-4 М) + Cu(H2O)6(ClO4)2 (2.1·10-4 М) в ацетонитриле.

Предложенная модель объясняет эффект увеличения интенсивности максимума спектра люминесценции аниона HA- в присутствие Cu2+ (Рис.22, с.18). В растворе в ацетонитриле катион Cu2+ координирует атомы азота циано-групп аниона HA-, увеличивая кислотность протона при атоме азота пиррольного цикла. Другой катион Cu2+ координирует атом азота пиррольного цикла дианиона A2- (Схема 1, с.18). Медь(II), связанная с отрицательно заряженным атомом азота, не гасит люминесценцию A2- в комплексе [(Cu2+)(A2-)], но смещает максимум спектра люминесценции дианиона из УФ в видимую часть спектра. В результате длина волны максимума спектра эмиссии образующегося комплекса [(Cu2+)(A2-)], обладающего более интенсивной люминесценцией по сравнению с анионом HA- (длина волны максимума спектра эмиссии 494 нм), составляет 502 нм. Как следствие наблюдается увеличение интенсивности максимума спектра люминесценции раствора.

Объяснить то, что в предполагаемом комплексе [(Cu2+)(A2-)] катион меди(II), координирующий атом азота пиррольного цикла дианиона (Схема 1, с.18), не гасит люминесценцию дианиона можно следующим образом. В комплексе [(Cu2+)(A2-)] медь находится в форме Cu+, а лиганд – в форме анион-радикала. Катион Cu+ с d10-электронной оболочкой не гасит люминесценцию анион-радикала. То, что дианион в комплексе [(Cu2+)(A2-)] находится в форме ион-радикала, объясняет селективное воздействие меди(II) на интенсивность люминесценции HA- по отношению к катионам других d-металлов (Рис.22, с.18). Катионы Mn2+, Co2+, Ni2+, Zn2+, Cd2+ не являются окислителями. Поэтому при образовании комплекса [(M2+)(A2-)] (M = Ni, Co, Mn, Cd, Zn), в котором катион M2+ координирует атом азота пиррольного цикла дианиона A2-, форма [(M+)(A·-)], содержащая анион-радикал A·-, не образуется. Поэтому добавление катионов этих металлов к HA- не вызывает существенного увеличения интенсивности максимума спектра люминесценции аниона.

Молекулы воды сольватируют катионы Cu2+ лучше по сравнению с молекулами ацетонитрила [12]. Поэтому можно ожидать, что добавление воды к раствору K(HA) + Cu(H2O)6(ClO4)2 в ацетонитриле будет частично разрушать комплекс [(Cu2+)(A2-)], образуя в растворе дианион A2-. Следовательно интенсивность люминесценции в УФ-области должна увеличиваться. Это наблюдается экспериментально (Рис.25).

Рис.25. Спектры фотолюминесценции раствора солей K(HA) (2.7·10-4 М) + Cu(H2O)6(ClO4)2 (4.2·10-4 М) в ацетонитриле (линия с кружками), раствора солей K(HA) (2.7·10-4 М) + Cu(H2O)6(ClO4)2 (4.2·10-4 М) в ацетонитриле, разбавленного в 2 раза водой (сплошная линия) (длина волны возбуждения 275 нм).

Помимо образования нового комплекса к увеличению интенсивности максимума спектра люминесценции HA- в присутствие Cu2+ в ацетонитриле может привести образование новых молекул в результате реакций гидролиза и/или окисления между HA- и Cu2+. В пользу протекания реакции окисления аниона катионами меди(II) говорит то, что катион Cu2+ в ацетонитриле – сильный окислитель органических молекул [13]. С целью выяснить, протекают ли такие реакции между анионом и двухвалентной медью, раствор соли {[Cu(HA)2(H2O)2]}n·2nH2O в ацетонитриле (после экстракции меди(II) из раствора) был исследован методом хромато-масс-спектрометрии. В хроматограмме полученного раствора присутствуют пять пиков (Рис.26).

Рис.26. Хроматограмма (детектирование отрицательных ионов) раствора соли {[Cu(HA)2(H2O)2]}n·2nH2O (1.3·10-3 М) в ацетонитриле после экстракции меди(II) из раствора.

Пику с временем удерживания 0.99 минуты соответствуют масс-спектр с сигналом при M/z = 185 (заряд -1) и спектр поглощения, совпадающий с спектром поглощения HA-. Это доказывает, что в исследуемом растворе присутствует исходный анион HA-. Пикам с временами удерживания 1.16, 1.38, 1.86, 2.42 минут отвечают масс-спектры с сигналами при M/z = 274, 208, 280, 190 (заряды -1), соответственно. Это доказывает, что в исследуемом растворе присутствуют молекулы, образованные в результате реакций HA- c Cu2+. Сигнал при M/z = 208 (заряд -1) наблюдается также в масс-спектре раствора K(HA) + Cu(H2O)6(ClO4)2 в ацетонитриле (Рис.24, с.19). Данный сигнал может соответствовать одному из трех ионов, образованных в результате серии последовательных окислительновосстановительных реакций и реакций гидролиза между HA- и Cu2+ (Схема 2).

Схема 2. Схема предполагаемых окислительно-восстановительных реакций и реакций гидролиза между HA- и Cu2+, приводящих к образованию ионов с M/z = 208 (заряд -1).

Таким образом увеличение интенсивности максимума спектра люминесценции аниона HA- в присутствие катионов меди(II) в ацетонитриле может быть обусловлено двумя факторами: 1) образованием нового комплекса [(Cu2+)(A2-)], в котором катион Cu2+ координирует депротонированный атом азота пиррольного цикла дианиона A2-; 2) образованием новых молекул в результате серии последовательных окислительновосстановительных реакций и реакций гидролиза между HA- и Cu2+.

Выводы 1. Проведен синтез, определены молекулярные и кристаллические структуры солей аниона 3-циано-4-дицианометилен-5-оксо-4,5-дигидро-1H-пиррол-2-олата (HA-) c катионами натрия (Na(HA)2H2O), рубидия (Rb(HA)), цезия (Cs(HA)), марганца ([Mn(HA)2(H2O)4]2H2O), меди ({[Cu(HA)2(H2O)2]}n2nH2O, [Cu(HA)2(H2O)4], [Cu(HA)2(H2O)4]0.5H2O, [Cu(HA)2(H2O)4]H2O, {[Cu(HA)(CH3CN)2]}n, {[Cu(HA)CH3CN]}n), цинка ([Zn(HA)2(H2O)4]).

2. Выявлена зависимость положения максимума в спектрах фотолюминесценции кристаллов солей HA- с катионами щелочных и d-металлов от расстояния между анионами в стопке.

Показано, что сокращение растояния между сосeдними анионами в стопке вызывает увеличение длины волны максимума спектра фотолюминесценции соли аниона.

3. Выявлена зависимость положения максимума в спектре фотолюминесценции HA- от наличия водородных связей между анионами в центросимметричном димере [HA-]2.

Показано, что образование водородных связей в центросимметричном димере [HA-]вызывает уменьшение длины волны максимума спектра фотолюминесценци соли аниона.

4. Выявлена зависимость положения максимума в спектре фотолюминесценции HA- в растворе от диэлектрической проницаемости растворителя. Показано, что увеличение диэлектрической проницаемости растворителя вызывает увеличение длины волны максимума спектра фотолюминесценции аниона в растворе.

5. Выявлена зависимость интенсивности максимума в спектрах фотолюминесценции кристаллов солей HA- с катионами d-металла от заполненности d-электронной оболочки катиона. Показано, что координация циано-групп аниона HA- катионом металла с неполной d-электронной оболочкой вызывает тушение фотолюминсценции аниона. Координация циано-групп аниона HA- катионом металла с d10-электронной оболочкой сохраняет фотолюминесценцию аниона.

6. Выявлено, что катионы меди(II) селективно увеличивают интенсивность максимума спектра фотолюминесценции аниона HA- в ацетонитриле. Показано, что этот эффект может быть обусловлен двумя факторами: а) образованием нового комплекса [(Cu2+)(A2-)], в котором катион Cu2+ координирует депротонированный атом азота пиррольного цикла дианиона A2-; б) образованием новых молекул в результате серии последовательных окислительно-восстановительных реакций и реакций гидролиза между HA- и Cu2+.

7. Апробированный в работе подход, связанный с варьированием физического свойства материала путем изменения межмолекулярных взаимодействий (--взаимодействие, водородная и координационная связи) ответственной за свойство молекулы с окружающей ее матрицей, показал себя эффективным в отношении варьирования как длины волны (в диапазоне от 342 до 645 нм), так и интенсивности (от полного тушения до 100-кратного увеличения) максимума спектра фотолюминесценции аниона HA-.

Список цитируемой литературы 1. Tafeenko V.A., Panin G.N., Baranov A.N., Bardasov I.N., Aslanov L.A. Luminescent properties of three structures built from 3-cyano-4-dicyanomethylene-5-oxo-4,5-dihydro-1H-pyrrol-2-olate and cadmium. / Acta Cryst. 2007. V. C63. P. m541-m547.

2. Tafeenko V.A., Kaukova O.V., Peschar R., Petrov A.V., Aslanov L.A. Potassium 3-cyano-4(dicyanomethylene)-5-oxo-4,5-dihydro-1H-pyrrol-2-olate. / Acta Cryst. 2003. V. C59. P. m421m423.

3. Tafeenko V.A., Peschar R., Kaukova O.V., Schenk H., Aslanov L.A. N,N-Dimethylanilinium 3cyano-4-(dicyanomethylene)-5-oxo-4,5-dihydro-1H-pyrrol-2-olate. / Acta Cryst. 2004. V. C60. P.

o62-o64.

4. Tafeenko V.A., Chernyshev V.V. Poly[[[diaquazinc(II)]-bis(2-3-cyano-4-dicyanomethylene-5oxo-4,5-dihydro-1H-pyrrol-2-olato-k2N3:N3')]dihydrate]. / Acta Cryst. 2005. V. C61. P. m298m300.

5. Tafeenko V.A., Peschar R., Kajukov Y.S., Kornilov K.N., Aslanov L.A. Ammonium 3-cyano-4(dicyanomethylene)-5-oxo-4,5-dihydro-1H-pyrrol-2-olate monohydrate. / Acta Cryst. 2005. V. C61.

P. o366-o368.

6. Tafeenko V.A., Nikolaev A.N., Peschar R., Kaukova O.V., Schenk H., Aslanov L.A. NMethylpyridinium 3-cyano-4-(dicyanomethylene)-5-oxo-4,5-dihydro-1H-pyrrol-2-olate. / Acta Cryst. 2004. V. C60. P. o297-o299.

7. Ахадов Я.Ю. Диэлектрические свойства чистых жидкостей. Справочник. / М.: Изд-во Стандартов. 1972. 412 с.

8. Malval J.-P., Lapouyade R. Derivatization of 4-(dimethylamino)-benzamide to dual fluorescent ionophores: divergent spectroscopic effects dependent on N or O amide chelation. / Helv. Chim.

Acta. 2001. V. 84. P. 2439-2451.

9. Xu Z., Han S.J., Lee C., Yoon J., Spring D.R. Development of off-on fluorescent probes for heavy and transition metal ions. / Chem. Commun. 2010. V. 46. P. 1679-1681.

10. Xu Z., Qian X., Cui J. Colorimetric and Ratiometric Fluorescent Chemosensor with a Large Red-Shift in Emission: Cu(II)-Only Sensing by Deprotonation of Secondary Amines as Receptor Conjugated to Naphthalimide Fluorophore. / Org. Lett. 2005. V. 7. P. 3029-3032.

11. Goswami S., Sen D., Das N.K. A New Highly Selective, Ratiometric and Colorimetric Fluorescence Sensor for Cu2+ with a Remarkable Red Shift in Absorption and Emission Spectra Based on Internal Charge Transfer. / Org. Lett. 2010. V. 12. P. 856-859.

12. Marcus Y. Preferential solvation of silver(I), copper(I) and copper(II) ions in aqueous acetonitrile. / J. Chem. Soc., Dalton Trans. 1991. P. 2265-2268.

13. Verma B.C., Sood R.K. Determenation of mercaptopyrimidines with copper(II) in acetonitrile. / Talanta. 1979. V. 26. P. 906-907.

Основные публикации по теме диссертации 1. Tafeenko V.A., Gurskiy S.I., Baranov A.N., Kaisarova T.V., Aslanov L.A. Luminescence properties of three structures built from 3-cyano-4-dicyanomethylene-5-oxo-4,5-dihydro-1H-pyrrol2-olate and alkaline metals (Na, K, Rb). / Acta Cryst. 2009. V. C65. P. m52-m55.

2. Tafeenko V.A., Gurskiy S.I., Fazylbekov M.F., Baranov A.N., Aslanov L.A. Luminescence properties of the structure built from 3-cyano-4-dicyanomethylene-5-oxo-4,5-dihydro-1H -pyrrol-2olate and caesium. / Acta Cryst. 2010. V. C66. P. m32-m34.

3. Tafeenko V.A., Gurskiy S.I., Aslanov L.A. Bis(acetonitrile-N)diaquabis(perchloratoO)copper(II). / Acta Cryst. 2011. V. E67. P. m1125-m1126.

4. Gurskiy S.I., Tafeenko V.A. The luminescent properties of structures built from 3-cyano-4dicyanomethylene-5-oxo-4,5-dihydro-1H -pyrrol-2-olate and copper(I,II) cations. / CrystEngComm.

2012. V. 14. P. 2721-2731.

5. Гурский С.И., Кайсарова Т.В., Тафеенко В.А., Баранов А.Н. Люминесцентные свойства солей 3-циано-4-дицианометилен-5-оксо-4,5-дигидро-1H-пиррол-2-олата со щелочными металлами. / Сборник тезисов докладов 15 международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых “Ломоносов-2008” (секция “Химия”). 8-11 апреля 2008.

Москва. Россия. С.323.

6. Гурский С.И., Баранов А.Н., Тафеенко В.А. Люминесцентные свойства солей аниона 3циано-4-дициано-5-оксо-4,5-дигидро-1Н-пиррол-2-олата c однозарядными катионами (Na+, K+, Rb+, Cs+ и NH4+). / Сборник тезисов докладов 16 международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых “Ломоносов-2009” (секция “Химия”). 13-18 апреля 2009.

Москва. Россия. С.10.

7. Gurskiy S.I., Tafeenko V.A., Baranov A.N. Luminescence properties of structures built from 3cyano-4-dicyanomethylene-5-oxo-4,5-dihydro-1H-pyrrol-2-olate and alkaline metal cations. / Abstract book of 4 international conference on molecular materials “MOLMAT2010”. 5-8 July 2010. Montpellier. France. P.40.

8. Gurskiy S.I., Tafeenko V.A., Baranov A.N. Influence of Cu+ and Cu2+ cations on luminescent properties of new 3-cyano-4-dicyanomethylene-5-oxo-4,5-dihydro-1H-pyrrol-2-olate anion. / Abstract book of 6 international symposia on advancing the chemical sciences “ISACS6”. 2-September 2011. Beijing. China. P.23.

9. Gurskiy S.I., Tafeenko V.A., Baranov A.N. Influence of Cu+ and Cu2+ cations on luminescent properties of new 3-cyano-4-dicyanomethylene-5-oxo-4,5-dihydro-1H-pyrrol-2-olate anion. / Abstract book of 12 international conference on methods and applications of fluorescence “MAF12”. 11-14 September 2011. Strasbourg. France. P.313.

10. Гурский С.И., Тафеенко В.А. Люминесцентные свойства солей, построенных из аниона 3циано-4-дицианометилен-5-оксо-4,5-дигидро-1Н-пиррол-2-олата и неорганических катионов.

/ Сборник тезисов докладов 19 международной молодежной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых “Ломоносов-2012” (секция “Химия”). 9-13 апреля 2012. Москва. Россия. С.455.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.