WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

Дрибинский Борис Аркадьевич

КОНДЕНСАЦИЯ ДНК В РАСТВОРЕ, КОНДЕНСАЦИЯ ДНК В РАСТВОРЕ, ИНДУЦИРУЕМАЯ ПОЛИКАТИОНАМИ И МНОГОЗАРЯДНЫМИ ИНДУЦИРУЕМАЯ ПОЛИКАТИОНАМИ И МНОГОЗАРЯДНЫМИ ИОНАМИ ИОНАМИ

Специальность 02.00.06 – высокомолекулярные соединения

АВТОРЕФЕРАТ

Диссертации на соискание ученой степени кандидата физико-математических наук

Санкт - Петербург 2012 г

Работа выполнена на кафедре молекулярной биофизики физического факультета Санкт-Петербургского государственного университета.

Научный консультант: доктор физ. – мат. наук, проф.

Касьяненко Нина Анатольевна

Официальные оппоненты: доктор физ.- мат. наук, заведующий лабораторией молекулярной физики полимеров Филиппов Александр Павлович (Институт высокомолекулярных соединений РАН) доктор физ. – мат. наук, ведущий научный сотрудник Лушников Сергей Германович (Физико-технический институт им. А.Ф. Иоффе РАН)

Ведущая организация: Санкт-Петербургский государственный политехнический университет

Защита диссертации состоится « » 2012 года в часов на заседании совета Д. 212.232.33 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Санкт-Петербургском государственном университете по адресу: 198504, СанктПетербург, Петродворец, ул. Ульяновская д. 1, НИИФ СПбГУ, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке СПбГУ.

Автореферат разослан « » 2012 года

Ученый секретарь диссертационного совета, доктор физ. – мат. наук, проф. А. В. Лезов

Актуальность темы исследования. Изучение конденсации ДНК in vitro (под конденсацией ДНК понимают конформационный переход из состояния набухшего молекулярного клубка в растворе в компактную форму с образованием наноразмерных частиц под действием различных агентов) обусловлен как необходимостью получения информации о молекулярном механизме эффективной упаковки ДНК в биологических структурах (хроматине, головках бактериофагов и др.), так и возможным использованием ДНК в новых технологиях. При создании наноструктур на основе ДНК часто необходимо провести компактизацию макромолекулы в растворе. Например, одной из задач генной инженерии является поиск способов формирования эффективных и нетоксичных генных векторов (наночастиц ДНК) для направленной передачи генетической информации в клетку. Для их получения в растворе необходимо преодолеть электростатическое расталкивание одноименно заряженных звеньев, приводящее к полиэлектролитному набуханию ДНК. Для формирования генных векторов широко используют синтетические поликатионы, которые обладают рядом преимуществ по сравнению с другими конденсирующими агентами из-за возможности создания структур с заданными физико-химическими свойствами, низкой стоимости и простоты их получения, а также малой вероятности иммунного ответа со стороны организма. Таким образом, проведенное в работе исследование влияния природы и структурных особенностей конденсирующих агентов на процесс компактизации ДНК, размер и форму образуемых частиц является актуальным.

Научно-практическая значимость работы. Результат изучения влияния длины и зарядовых свойств поликатионов на процесс конденсации молекулы ДНК в растворе может служить основой для простого и эффективного способа отбора конденсирующих агентов для создания невирусных генных векторов и других наноструктур на основе ДНК с заданными свойствами. Водные растворы ДНК представляют собой удобные модельные системы для изучения комплексообразования макромолекулы с различными биологически активными соединениями, так как вода является естественной средой функционирования биополимеров in vivo. Полученные в работе данные способствуют пониманию роли электростатических взаимодействий в процессе образования надмолекулярных структур в клетке. Способность ДНК формировать упорядоченные структуры под действием заряженных агентов может найти применение в наноэлектронике, компьютерных технологиях, при создании новых материалов.

Целью диссертационной работы является выявление особенностей формирования комплексов ДНК в растворе с поликатионами и малыми конденсирующими агентами в зависимости от длины цепочки, плотности заряда и структуры последних, а также изучение индуцированного этим комплексообразованием процесса конденсации ДНК и определение размера формируемых наночастиц.

В работе решаются следующие задачи:

1. Рассмотрено влияние степени полимеризации поли-L-лизина (далее полилизина) на конформационные изменения молекулы ДНК, индуцированные его присутствием в растворе.

2. Проводится сравнение комплексообразования ДНК с олигопептидами и полиаминами для изучения роли локализации заряда поликатиона при конденсации ДНК.

3. Анализируется влияние ионной силы раствора на характер изучаемого взаимодействия ДНК с поликатионами.

4. Сравниваются конформационные изменения молекулы ДНК, предшествующие ее конденсации в растворе, при использовании поликатионов различной длины.

5. Проводится сопоставление результатов конденсации ДНК, индуцированной различными соединениями.

6. Изучаются временные характеристики процесса образования компактных структур при взаимодействии ДНК с конденсирующими агентами.

Научная новизна работы. Впервые построены фазовые диаграммы для систем ДНК-полилизин, ДНК-олигопептиды и ДНК-полиамины в растворе.

Показано, что определяющим фактором для реализации конденсации ДНК, индуцированной присутствием в растворе молекул полилизина достаточной длины (для используемых в работе образцов от 17 мономерных звеньев) является достижение равенства концентраций ионогенных групп поликатионов (N) и ДНК (Р), N/P=1, а при использовании в качестве конденсирующих агентов олигопептидов и полиаминов - достижение их определенной концентрации в растворе ДНК вне зависимости от N/P (концентрации ДНК).

Впервые показано, что перед конденсацией ДНК, вызванной присутствием в растворе полиаминов, происходит изменение конформации макромолекулы с появлением определенной упорядоченности в ориентации частей цепочки.

Впервые проведено исследование временных характеристик процесса образования конденсированных структур при использовании полилизина различной степени полимеризации.

Личный вклад автора заключается в непосредственном проведении экспериментов, в обработке и анализе полученных данных, участии в обсуждении результатов и в подготовке публикаций по теме исследований.

Апробация работы. Основные результаты диссертационной работы докладывались и обсуждались на российских и международных конференциях:

6th International Symposium «Molecular Order and Mobility in Polymer Systems» (St.-Petersburg, 2008); XIV Симпозиуме по межмолекулярному взаимодействию и конформациям молекул (Челябинск, 2008); XIII European conference on the Spectroscopy of Biological Molecules (Palermo, Italy, 2009); 5th Saint-Petersburg Young Scientists Conference (St.-Petersburg, 2009); XV Симпозиуме по межмолекулярному взаимодействию и конформациям молекул (Петрозаводск, 2010); III Международной конференции «Современные проблемы молекулярной биофизики» (Санкт-Петербург, 2011).

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и списка цитируемой литературы. Работа изложена на 1 страницах, содержит 78 рисунков, 1 таблица. Список цитируемой литературы состоит из 121 наименования.

СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ Во введении сформулированы цели и задачи работы, обоснована их актуальность, научная новизна и практическая значимость. Глава 1 содержит анализ современного состояния исследований, связанных с изучением компактизации ДНК в биологических системах и в растворе. В главе рассмотрены теоретические основы используемых методов исследования (низкоградиентной вискозиметрии, динамического двулучепреломления (ДЛП), атомной силовой микроскопии (АСМ), динамического светорассеяния (ДСР), УФ спектрофотометрии, кругового дихроизма (КД), флюоресценции и приведена характеристика материалов. Использовали препараты фирмы ”Sigma”: тимусную ДНК (молекулярная масса М=12,6·106 и 13,6·106 Да определялась вискозиметрически), поли-L-лизин гидрохлорид (со степенью полимеризации n = 2, 17, 20, 327), гидробромид (n = 270), Lys-Lys-Lys-LysLys·1TFA·4 acetat (пентализин), Lys-Lys-Lys· 3 acetat (трилизин), полиамины – гидрохлориды спермина и спермидина (рис. 1), NaCl (х.ч). Глава 3 посвящена изучению конденсации ДНК в растворе, индуцированной присутствием полилизина различной степени полимеризации и природных полиаминов.

Рис. 1. Структурные формулы поли-L-лизина (1), спермидина (2), спермина (3).

Вискозиметрические исследования растворов ДНК с поликатионами позволили условно разделить используемые соединения на две группы. Первую составляют образцы полилизина со степенью полимеризации более 16, индуцирующие компактизацию ДНК, которую фиксировали по резкому падению приведенной вязкости пр растворов при достижении зарядового отношения N/P>1 независимо от ионной силы раствора (N, P – молярная концентрация ионогенных групп полилизина и фосфатов ДНК соответственно);

вторую - более короткие олигомеры, не вызывающие компактизации ДНК в М NaCl (рис. 2 а,б).

- sp/(sp)0 - пp/(пp)1,1,0 - пp/(пp)- 0,sp/(sp)1,- N/P 0,5 1,0 0,0 1 2 3 N/P 0, 0,0 0,5 1,0 1, 0,0, C, M 0,N/P 10-7 10-6 10-5 10-4 10-0,0,0 0,5 1,0 1,5 2,а) б) пр/(пp)1-2/(1-2)0 6 0.1,1, 1. 1.пp/(пp) 1,1-2/(1-2)0 0,5 0, 2.1, 3.N/P 0, 3.0,0 0,5 1,0 1,5 0,0 2 4 1,0 3 С(ДНК) x 103, % 0, 0, 9 C x 105, M C, M 0,0,0 1 2 3 4 10-6 10-5 10-4 10-в) г) Рис. 2. Зависимость относительного изменения приведенной вязкости растворов ДНК (а, б, г) и ее оптической анизотропии (в) в 0,005 M и 1М NaCl (на врезках а, б, в) от N/P (а), концентрации олигомеров С (б, в) и ДНК (врезка для г) в присутствии полилизина 17 (1), (2), 270 (3), 327 (4); би-(5), три-(6) и пентализина (7), спермина (8), спермидина (9) На рис. (г) приведены данные для пентализина при разных С(ДНК), значения (С(ДНК) х 103,%) приведены у значков; там же на врезке указаны концентрации пентализина. (С х 105,М).

Падение вязкости раствора для всех систем сопровождается столь же резким падением оптической анизотропии ДНК (рис. 2в) и скачкообразным изменением (сдвигом положительной полосы) в спектре кругового дихроизма ДНК (рис. 3), при этом определенная методом динамического светорассеяния функция распределения по размерам частиц имеет унимодальный характер (рис. 4). При этом АСМ изображения после фиксации ДНК из раствора на поверхность слюды с использованием 10-4 М MgCl2 свидетельствуют о формировании компактных частиц сферической и тороидальной формы (рис.

5).

0.25 0, 0, 0. 2, 0. 3, 1. 9, --, нм , нм -4 -220 240 260 280 300 220 240 260 280 3а) б) Рис. 3. Спектры КД ДНК в 0,005 M NaCl при разных концентрациях полилизина (значения N/P даны на рисунке (а)), и пентализина (- приведены значения С х 105, М) (б).

При N/P < 1 вязкость раствора ДНК с полилизином, оптическая анизотропия и спектр КД ДНК меняются мало, а АСМ изображения ДНК после ее фиксации из таких растворов практически не отличаются от полученных для свободной ДНК (рис. 5).

Для поликатионов группы 2 (олигопептидов и полиаминов) определяющим фактором для начала конденсакции ДНК, которая происходит только в растворах малой ионной силы, является не значение N/P, а концентрация соединения в растворе (рис. 2г). Бипептид не компактизует ДНК в условиях эксперимента. Полиамины, в отличие от используемых олигопептидов, перед конденсацией ДНК вызывают сдвиг максимума положительной полосы спектра КД в коротковолновую область и возрастание оптической анизотропии макромолекулы (рис. 2в), которая для В–формы имеет максимальное значение, а АСМ изображения демонстрируют образование структур с определенной ориентацией частей макромолекулы - своего рода «закручивание» цепочки (рис. 5). Это может свидетельствовать об изменении ориентации сегментов ДНК и быть причиной роста ее оптической анизотропии.

0,G G 0,Dx 109, см2/с 0,1/, c-1 0,RH, нм RH, нм 4 60,10-3 102 1103 142q2 x 10-10, см-0 2 4 6 C(ДНК) x 103, % 0 1 2 3 а) б) Рис. 4. Концентрационная зависимость коэффициента поступательной диффузии ДНК в 0,005 M NaCl (М=13,6 х 106 Да) (а) и угловая зависимость скорости релаксации для ДНК, конденсированной пентализином, С(ДНК)= 0,004%, C(пентализина) = 2,4 х 10-4 M (б). На врезках – функции распределения по размерам, полученные при углах 90 градусов.

Рассмотренные для полиаминов данные согласуются с результатом аналогичных исследований, выполненных ранее в лаборатории с использованием иных конденсирующих агентов - ионов La3+, Fe3+ и Co(NH3)63+. Следует подчеркнуть, что при использовании олигопептидов возрастания оптической анизотропии и «закручивания» ДНК перед конденсацией не наблюдается, хотя АСМ изображения фиксируют появление структур с плотным ядром, окруженным несконденсированными частями макромолекулы, не характерных для систем ДНК-поликатион (для n>16). Повидимому, короткие пептидные цепочки выступают не только в качестве мостиков, связывающих удаленные участки ДНК (как это делают полиамины и точечные мультивалентные ионы), но и провоцируют появление «зародышей конденсации» при наличии некомпактизованной ДНК. Длинные полимерные цепочки полилизина имеют конформацию статистического клубка и окружены противоионами, что мешает им в разбавленном растворе вступать во взамодействие с также заэкранированной противоионами молекулой ДНК до достижения определенных условий (близких к N/P=1). По-видимому, этим объясняется отсутствие видимых изменений в АСМ изображениях ДНК в области N/P<1 и в отсутствии полиионов.

а) б) в) г) д) е) ж) з) и) к) л) м) Рис. 5. АСМ изображения ДНК, высаженной из раствора 0,005 M NaCl (а) и из раствора ДНК с полилизином для n=270, N/P= 1,25 (б); n=327, N/P = 0,75 (в) и N/P = 1 (г); для n = 5, С=1,2·10-5 M (д) и 2,4·10-5 M (е); для n = 3, С=1,8·10-5 M (ж) и 1,2·10-5 M (з); спермидином, С=5·10-5 M (и), С=2·10-4 M (к), спермином, С= 5·10-6 M (л), С= 1,3·10-5 M (м). Масштаб 1хm (а, в, д, ж, з, л), 0,6х0,6 m (б), 0,4х0,4 m (г), 2х2 m (е), 2х2 m (и), 1,4х1,4 m (к), 0,5х0,5 m (м). Для обработки АСМ-изображений использовали программы Nanoscope IVa (а, в–и, л, м) и Femtoscan (б, к).

На рис. 6 приведены фазовые диаграммы для изучаемых систем, построенные с использованием всей совокупности экспериментальных данных, полученных разными методами (концентрация полимеров группы 2 дана в молях ионогенных групп). Для всех систем можно выделить три области.

Первая соответствует состоянию ДНК в растворе до конденсации (малое падение вязкости раствора, неизменность оптической анизотропии макромолекулы, отсутствие заметных спектральных изменений). Во второй области реализуется формирование комплексов и происходит конденсация ДНК, в третьей наблюдается выпадение ДНК в осадок. Для спермина и спермидина выделена область IV, в которой наблюдается увеличение оптической анизотропии ДНК и появление «закрученных» участков макромолекулы на АСМ изображениях перед конденсацией.

C x 105, M (N) II C x 104, M (N) C x 105, M (N) II III III III 10 I I II C(ДНК) x 105, M (P) C(ДНК) x 105, M (P) I C(ДНК) x 105, M (P) 0 10 20 010 20 010 а) б) в) III C, M (N) С, M (N) 10-10-C x 104, M (N) III III 10-10-II II II 10-IV 10-10-IV I I 10-10-I C(ДНК) x 105, M (P) C(ДНК) x 105, M (P) C(ДНК) x 105, M (P) 10-10-10 0010г) д) е) Рис. 6. Фазовые диаграммы для комплексов ДНК с полилизином при n=327 (а), 20 (б), 5 (в), (г), спермином (д) и спермидином (е).

Из рисунков видно принципиальное различие во влиянии поликатионов достаточной длины и олигомеров на состояние ДНК в растворе. Для поликатионов группы 1 вид диаграмм отражает важную роль отношения N/P при конденсации ДНК. C увеличением концентраций полиионов в растворе область 2 расширяется, но при малых N и P ее границей является значение N/P=1. Для растворов ДНК с олигопептидами и полиаминами определяющим условием для перехода ДНК в конденсированное состояние является их концентрация в растворе, а не зарядовое отношение N/P.

Изучение временных зависимостей флюоресценции этидиума бромида, EthBr, предварительно связанного с ДНК перед добавлением поликатионов (рис. 7а) и добавленного в готовый раствор ДНК с поликатионами (рис. 7б) показало, что и в том, и в другом случае заметных изменений в системе при N/P < 1 нет. Иными словами, конденсации ДНК или иного изменения ее конформации, препятствующего связыванию с EthBr, в этих условиях не наблюдается. При N/P > 1, когда фиксируется образование конденсированных структур, интенсивность флюоресценции падает существенно. Известно, что в свободном состоянии EthBr (как и ДНК) флюоресцирует слабо, а при интеркаляции красителя в двойную спираль интенсивность флюоресценции меняется на порядок. Интересно отметить, что при добавлении EthBr к раствору ДНК с полилизином при N/P = 1 интенсивность флюоресценции падает вдвое по сравнению с системой при N/P=0. Возможно, это условие соответствует сосуществованию в растворе доступной для EthBr и конденсированной ДНК. При N/P =1,25 свободной ДНК в растворе уже нет.

Подчеркнем, что при добавлении красителя после формирования конденсированных частиц при N/P >1 интенсивность флюоресценции не меняется со временем, что указывает на устойчивость таких структур.

После конденсации ДНК в комплексе с EthBr краситель либо выходит в раствор, либо не может флюоресцировать в таких условиях - наблюдается скачкообразное падение флюоресценции при N/P=1, а при N/P > 1,25 она падает до значений, совпадающих с флюоресценцией свободного EthBr. И в этом случае при N/P < 1 интенсивность флюоресценции практически не меняется, что подтверждает данные других методов об отсутствии заметного комплексообразования ДНК с полилизином в этих условиях. Подобные результаты были получены и при рассмотрении конденсации ДНК олигопептидами.

Интегральная интенсивность светорассеяния (рис. 7в), измеренная на спектрофлюориметре под углом 90 градусов при N/P < 1, очень низка (что указывает на отсутствие изменений в состоянии ДНК при добавлении поликатиона), при N/P > 1 она резко возрастает из-за конденсации, а затем снижается из-за агрегации и частичного выпадения ДНК в осадок. Ее временные зависимости для систем с 1

If x 103 N/P = 0 I90 x 103 N/P = 1,If x 12,N/P = 0; 0,5; 0,75; 0,N/P = 1; 1,2 N/P = 1, N/P=N/P = 0,N/P = 1,25; 1,5; N/P = EthBr 0 0,0 200 400 600 , с 0 200 400 600 0 200 400 6, с , с а) б) в) Рис. 7. Временные зависимости интенсивности флюоресценции EtBr (в отн. един.) растворов ДНК с полилизином, n = 327 (а, б) 0,005 M NaCl [EthBr добавляли к готовому раствору ДНК с полилизином (а) и перед добавлением полилизина в раствор ДНК (б)], = 600 нм, и интегральной интенсивности рассеяния под углом 90 градусов (в), = 400 нм.

1RH, нм RH, нм 111, с , c 0 250 500 750 0 250 500 7а) б) в) 20 0,0,28 G G G 2 20,4 2 4 4 4 60,12 0, 6 60, 7RH, нм RH, нм RH, нм 0,0,0,250 5250 5250 5г) д) е) Рис. 8. Временные зависимости относительного изменения гидродинамического радиуса (ав) и функций распределения конденсированных частиц по размерам (г-е) при использовании полилизина, n = 327, N/P=1,25 (а,г), n = 5, С= 1,8·10-4 M (N) (б,д), n = 3, С = 7,2·10-4 M (N) (в,е). Измерения проводили под углом 90 градусов. С(ДНК)= 0,004%.

Эти оценки в целом согласуются с данными динамического светорассеяния, представленными на рис. 8 (измерения проводили каждые секунд). Гидродинамический радиус конденсированных частиц (60-70 нм.) не меняются со временем при использовании высокомолекулярного полилизина (n = 327), тогда как при использовании олигомеров после быстрой компактизации ДНК с образованием частиц того же размера, в течение 200- 300 сек.

происходит возрастание размеров частиц от 70 до 140 нм, которые затем остаются неизменными.

Заключение.

По результатам работы можно сформулировать следующие выводы:

1. Показано, что полилизин со степенью полимеризации n более вызывает конденсацию ДНК в растворах малой (0,005 М NaCl) и большой (1 M NaCl) ионной силы при зарядовом отношении N/P> 1.

2. Олигопептиды с тремя и пятью мономерными остатками лизина и полиамины (спермидин и спермин) вызывают конденсацию ДНК в растворах малой ионной силы (0,005 M NaCl) при достижении их определенной концентрации, характерной для каждого соединения. Бипептид не вызывает конденсации макромолекулы в используемой области концентраций.

3. Показано, что локализация заряда на цепочке олигомера играет роль при его комплексообразовании с ДНК, приводящем к последующей конденсации макромолекулы. Полиамины, в отличие от олигопептидов, индуцируют внутримолекулярное структурирование ДНК перед конденсацией, сопровождающееся уменьшением объема молекулярного клубка и увеличением его оптической анизотропии в растворе.

4. Гидродинамический радиус конденсированных частиц, образующихся при использовании сильно разбавленных растворов ДНК, по данным динамического светорассеяния составляет (70 ± 20) нм для поликатионов и (130 ± 30) нм для олигомеров.

5. При конденсации ДНК, индуцированной полилизином значительной длины (n>16), не наблюдается образования каких-либо промежуточных структур, тогда как при использовании олигопептидов методом атомной силовой микроскопии зафиксировано формирование плотных структур, окруженных несконденсированными частями макромолекул.

6. Конденсация ДНК, индуцированная поликатионами при N/P > 1, протекает быстро (менее 20 сек), размер конденсированных частиц не меняется с течением времени, тогда как при использовании олигопептидов после быстрой конденсации ДНК с образованием частиц такого же размера происходит их дальнейшее укрупнение, которое заканчивается через 250-3секунд.

Основные результаты диссертации опубликованы в работах:

1. Kasyanenko N., Afanasieva D., Dribinsky B., Mukhin D., Nazarova O., Panarin E., DNA interaction with synthetic polymers in solution. Structural Chemistry, 2007, vol. 18, № 4, Р. 519-525.

2. Касьяненко Н. А., Дрибинский Б. А., Компактизация ДНК в водных растворах индуцируема полилизином и спермидином. Журнал Структурной Химии, 2007, т. 48, № 4, с. 778–782.

3. Грищенко А. Е., Кононов А. И., Наумова Л. В., Дрибинский Б. А., Касьяненко Н. А., Оптические свойства и ориентационный порядок молекул дезоксирибонуклеиновой кислоты на межфазных границах, Высокомолекулярные соединения, 2010, Т. 52, № 1, с. 47 – 52.

4. Дрибинский Б. А., Касьяненко Н. А., Влияние длины олигопептида на процесс конденсации ДНК в растворе. Журнал Структурной химии, 2011, т. 52, № 6, 1239 – 1245.

5. Mukhin D., Dribinsky B., Nazarova O., Zolotova Yu., Panarin E., Kasyanenko N.;

DNA complexes with polycations as nonviral gene vectors; Book of abstracts of 6th International symposium Molecular Order and Mobility in Polymer Systems, St.Peterburg, 2008, p. 168.

6. Мухин Д. А., Дрибинский Б. А., Слита А. В., Назарова О. В., Панарин Е. Ф., Касьяненко Н. А.; Генные векторы на основе синтетических поликатионов: их свойства и условия формирования; XIV Симпозиум по межмолекулярному взаимодействию и конформациям молекул, Челябинск, 2008, c. 65.

7. Dovbeshko G., Fesenko O., Gnatiuk O., Dribinsky B., Kasyanenko N.; SEIRA markers of DNA condensations by La3+; XIII European conference on the spectroscopy of biological molecules, Palermo, Italy, 2009, p. 43.

8. Dribinsky B., Kasyanenko N.; Influence of degree of polymerisation poly-Llysine on formation on DNA-polycation complexes; 5th Saint-Petersburg young scientists conference, Saint-Petersburg, 2009, p. 39.

9. Дрибинский Б. А., Касьяненко Н. А.; Влияние длины цепочки поликатиона на процесс конденсации ДНК в водно-солевом растворе; XV Симпозиум по межмолекулярному взаимодействию и конформациям молекул, Петрозаводск, 2010, с. 165.

10. Дрибинский Б. А., Касьяненко Н. А.; Конформационные изменения молекулы ДНК в растворе, вызванные присутствием поликатионов и многозарядных ионов. III Международная конференция «Современные проблемы биофизики», Санкт-Петербург, 2011, с. 33.

Подписано в печать 08.11.2012г.

Формат 60x84 1/16. Бумага офсетная. Печать офсетная.

Усл. печ. л. 1,0. Тираж 100 экз.

Заказ № 2865.

Отпечатано в ООО «Издательство “ЛЕМА”» 199004, Россия, Санкт-Петербург, В.О., Средний пр., д. тел.: 323-30-50, тел./факс: 323-67-e-mail: izd_lema@mail.ru http://www.lemaprint.ru






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.