WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ имени М.В. ЛОМОНОСОВА Химический факультет

На правах рукописи

Зефирова Ольга Николаевна

Каркасные и мостиковые фрагменты в дизайне физиологически активных веществ

02.00.16 – Медицинская химия

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора химических наук

Москва 2012

Работа выполнена на кафедре органической химии в лабораториях биологически активных органических соединений и органического синтеза Химического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова

Официальные оппоненты: доктор химических наук, член-корр. РАН, директор ИФАВ РАН Бачурин Сергей Олегович (Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт физиологически активных веществ Российской Академии наук) доктор химических наук, профессор Климочкин Юрий Николаевич (Самарский государственный технический университет) доктор химических наук, профессор Преображенская Мария Николаевна (Научно-исследовательский институт по изысканию новых антибиотиков имени Г.Ф. Гаузе Российской Академии медицинских наук)

Ведущая организация: Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Волгоградский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации

Защита диссертации состоится 30 мая 2012 года в 11 часов на заседании диссертационного совета Д 501.001.69 по химическим наукам при Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова по адресу: 119991, Москва, Ленинские горы, д.1, стр. 3, МГУ, Химический факультет, аудитория 446.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Химического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова.

Автореферат разослан _______ апреля 2012 г.

Ученый секретарь Диссертационного совета Д 501.001.69 при МГУ имени М.В. Ломоносова доктор химических наук, профессор Т.В. Магдесиева

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность работы. Традиционно поиск физиологически активных соединений заключался в синтезе серий веществ и их последующем тестировании на различные виды активности. Однако в современном мире достижения в области установления пространственных структур сложных белковых молекул и проникновение методов компьютерного молекулярного моделирования в органическую химию дают возможность увеличить долю рациональности в этом поиске и позволяют предпринимать попытки к созданию органических структур, обладающих заранее заданными биологическими свойствами.

При таком «молекулярном конструировании» для оптимизации соединения-лидера (в качестве которого может выступать природная молекула, эндогенное соединение или другое вещество) широко используются специальные подходы. В их числе биоизостерическая замена атомов или группировок, ограничение конформационной подвижности молекулы, создание двойных лекарств, направленное увеличение липофильности соединения с целью улучшения его фармакокинетических характеристик и другие методы. Расширение конкретных приемов дизайна лекарственных веществ в рамках перечисленных подходов способствует усилению фундаментального характера медицинской химии и является одной из наиболее актуальных задач этой науки. В русле подобных исследований находится настоящая работа, посвященная изучению новых возможностей использования различных каркасных (и мостиковых) фрагментов в создании потенциальных физиологически активных соединений.

Актуальность данного исследования обусловлена также все возрастающей необходимостью разработок эффективных противоопухолевых, нейро- и радиопротекторных соединений. Эта необходимость является следствием некоторых характерных для современного общества негативных последствий антропогенного воздействия на окружающую среду (повышением уровня токсичных веществ в биосфере, увеличением уровня радиации и т.п.). Особенно важным является изучение подходов к решению проблемы создания новых противоопухолевых средств с несложной химической структурой, позволяющее сделать противораковую терапию доступной широкому кругу лиц. Неизменно актуальной остается задача получения веществ – корректоров функций центральной нервной системы. Разработки соединений именно с такими типами активности и составили основной круг проблем, решаемых в рамках данной работы.

Цель работы. Основной задачей настоящего исследования явилось расширение возможностей использования каркасных и мостиковых фрагментов в медицинской химии, а именно, их применение в рамках нетрадиционных приемов биоизостерической замены и ограничения конформационной подвижности молекул, синтеза двойных лигандов и оригинального метода повышения липофильности соединений-лидеров. Указанные приемы предполагалось реализовать для создания новых структурных классов лигандов клеточного белка тубулина, рецепторов гормона мелатонина и нейромедиатора серотонина, ферментов инозитмонофосфатазы и синтазы оксида азота.

Пути решения поставленных задач опирались на современную методологию создания физиологически активных веществ, предусматривающую осуществление трех основных логических этапов: «предсказание – синтез – испытание». Для предсказания структур использовались методы компьютерного молекулярного моделирования и анализ соотношений структура – активность из данных литературы. Основным этапом работы стал синтез смоделированных структур, позволивший получить новые классы химических веществ и внести теоретический вклад в химию каркасных соединений. Для каждого типа разработанных соединений было проведено биологическое тестирование, изучены корреляции структура – активность и выявлены структурные фрагменты, важные для проявления требуемого типа активности.

Научная новизна. 1. Впервые «сконструированы» и синтезированы новые структурные классы упрощенных аналогов природного противоопухолевого вещества таксола, в которых полициклический скелет исходной молекулы заменен адамантановым или бицикло[3.3.1]нонановым фрагментом. Для этих соединений продемонстрирована способность вызывать олигомеризацию тубулина, и показана важная роль незамещенной адамантановой группировки в обеспечении высокой тубулин-олигомеризующей активности.

2. Реализована многостадийная схема синтеза уникального двойного лиганда тубулина на основе колхицина и адамантанового «миметика» таксола. Для его структурного аналога с авторским названием колхадам доказано проявление цитотоксичности по отношению к различным штаммам опухолевых клеток in vitro в наномолярном интервале концентраций, а также продемонстрирована способность к увеличению продолжительности жизни экспериментальных животных с перевиваемым лимфолейкозом в экспериментах in vivo. Обнаружен необычный, не описанный ранее в литературе механизм противоопухолевого действия этого соединения, предложено возможное объяснение этого механизма и продемонстрирована важная роль адамантанового каркаса в его обеспечении.

3. Впервые получены аналоги гормона мелатонина и нейромедиатора серотонина, в которых ограничение конформационной подвижности боковых цепей природных молекул достигается за счет включения в бициклические мостиковые группировки, аннелированные с индольным ядром. Бицикло[2.2.2]октановый аналог мелатонина в настоящее время является единственным описанным в литературе мостиковым производным этого гормона с наномолярной активностью по отношению к MT2 подтипу мелатониновых рецепторов.

4. В работе предложена и реализована оригинальная стратегия увеличения липофильности известных физиологически активных веществ путем «включения» их структур в каркасный (адамантановый) или мостиковый (бицикло[3.3.1]нонановый) фрагмент на примере создания ингибиторов инозитмонофосфатазы и синтазы оксида азота.

5. Получен оригинальный мостиковый аналог известного антигистаминного препарата с нейропротекторной активностью Димебона.

Практическая значимость работы. Результаты данной работы демонстрируют новые возможности применения каркасных и мостиковых фрагментов для дизайна физиологически активных веществ и могут быть использованы при создании лигандов самых разнообразных молекулярных мишеней. Например, предложенный в работе стратегический прием получения «упрощенных» аналогов таксола получил развитие в исследованиях других авторов (см. T. Ganesh et al. Bioorganic and Medicinal Chemistry 2006, 14, 3447; C. Le Manach et al. Tetrahedron Letters. 2011, 52, 1462 и др.).

Доказанная для синтезированного химического соединения колхадама высокая цитотоксичность по отношению к различным штаммам опухолевых клеток и способность к увеличению продолжительности жизни экспериментальных животных делают его перспективным соединением-лидером для создания нового класса противоопухолевых веществ с необычным механизмом действия на клеточный белок тубулин.

Полученный с использованием оригинального приема повышения липофильности структуры-лидера 2-тиа-4-азабицикло[3.3.1]нон-3-ен-3-амин является интересным кандидатом для дальнейшего изучения in vivo его антигипотензивной и радиопротекторной активности. Синтезированные «конформационно жесткие» мостиковые аналоги мелатонина, серотонина и Димебона представляют собой ценные структурные шаблоны для компьютерного молекулярного моделирования с целью уточнения особенностей взаимодействия исходных соединений с соответствующими мишенями в организме и последующей разработки их лигандов.

Материалы диссертационной работы используются в лекционном спецкурсе «Медицинская химия» на химическом факультете МГУ имени М.В. Ломоносова.

Личный вклад автора. Все результаты данной диссертации получены при непосредственном участии автора. Автору принадлежит формулировка новых идей применения каркасных и мостиковых структур в дизайне физиологически активных веществ, выбор стратегии работы, постановка задач, обоснование выбранного подхода, планирование эксперимента и анализ всех полученных экспериментальных результатов.

Автор выражает глубокую благодарность всем сотрудникам, аспирантам и студентам, принимавшим участие в проведении настоящего исследования: н.с. Е.В. Нуриевой, с.н.с.

Н.В. Авериной, Т.В. Барановой, И.С. Рагузину, И.С. Семеновой, М.В. Кирюхину, Д.В. Шишову, Е.Д. Плотниковой; д.х.н. И.И. Баскину, А.А. Иванову, В.И. Чупахину, М.С. Беленикину, в.н.с. В.А. Палюлину, проф. Н.В. Зыку, акад. Н.С. Зефирову; д.х.н.

К.А. Лысенко (ИНЭОС РАН), А.В. Малееву, К.А. Потехину (Владимирский Государственный педагогический институт), А.Н. Чехлову (Институт проблем химической физики РАН, Черноголовка), проф. J. Snyder (Emory School of Medicine, США), д.х.н. С.А. Кузнецова (Institut fr Zellbiologie und Biosystemtechnik Fachbereich Biowissenschaften, Росток, Германия). Автор благодарит за помощь в работе сотрудников лабораторий органического анализа, кристаллохимии, радионуклидов и меченых соединений химического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, сотрудников отдела медицинской и биологической химии ИФАВ РАН, лабораторию профессора K.A. Jacobson (National Institute of Diabetes & Digestive & Kidney Diseases, NIH, США), д.б.н. П.М. Васильева, к.м.н. Д.С. Яковлева, акад.

А.А. Спасова (Волгоградский государственный медицинский университет); сотрудников лаборатории функциональной биохимии нервной системы (зав. проф. Н.В. Гуляева) Института Высшей нервной деятельности и нейрофизиологии РАН); компанию Ricerca (MDS Pharma Service, Тайвань) и сотрудников лаборатории комбинированной терапии опухолей (зав. д.х.н. Е.М. Трещалина) Института экспериментальной диагностики и терапии опухолей Онкоцентра им. Н.И. Блохина.

Апробация работы. Основные результаты работы представлены на международных и российских конференциях, в том числе: на XIX Менделеевском съезде по общей и прикладной химии (Волгоград, 2011), Международной конференции «Renewable wood and plant resources: chemistry, technology, pharmacology, medicine» (Санкт-Петербург, 2011), International Congress on Organic Chemistry (Казань, 2011), VIII Всероссийской конференции с международным участием «Химия и Медицина» (Уфа, 2010), Международной конференции «Основные тенденции развития химии в начале XXI-го века» (Санкт-Петербург, 2009), VII Всероссийской научной конференции «Химия и Медицина.

ОРХИМЕД-2009» (Уфа, 2009), Международной конференции «Органическая химия для медицины» (Черноголовка, 2008), IX Международной научно-технической конференции «Перспективы развития химии и практического применения алициклических соединений» (Волгоград, 2008), International conference «Advances in Science for Drug Discovery» (Москва– Кижи–Валаам–Санкт-Петербург, 2005), International Symposium «Advances in Synthetic, Combinatorial and Medicinal Chemistry» (Москва, 2004), Международной научно-технической конференции «Перспективы развития химии и практического применения алициклических соединений» (Самара, 2004), IX международной научной конференции «Химия и технология каркасных соединений» (Волгоград, 2001).

Публикации. Содержание диссертации изложено в 72 публикациях, включая оригинальных и обзорных статей в российских и международных журналах (все статьи – в журналах, рекомендованных ВАК), одном патенте и 33 тезисах докладов конференций.

Работа выполнена при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (проекты 02-03-32163, 02-03-32790, 04-03-32937, 06-03-32843, 09-03-00879), грантов Президента РФ для поддержки ведущих научных школ №№ НШ-2552.2006.3, 5538.2008.3, 65546.2010.3, грантов по программе «Биомолекулярная и Медицинская и химия» Отделения химии и наук о материалах РАН.

Структура и объем работы. Диссертация изложена на 303 страницах машинописного текста, состоит из введения, краткого литературного обзора, пяти глав обсуждения результатов, экспериментальной части, выводов и списка цитированной литературы, который включает в себя 368 ссылок. Работа содержит 88 схем, 83 рисунка и 7 таблиц.

1. Обзор литературы. Применение каркасных и мостиковых структур в медицинской химии.

В обзоре систематизированы работы по использованию каркасных и мостиковых группировок для дизайна лекарственных веществ в зависимости от типов структур соединений-лидеров. Описаны наиболее типичные или наиболее интересные в плане «рациональности» использования каркасных фрагментов примеры таких исследований.

Показано, что подавляющее большинство предложенных физиологически активных соединений с такими группировками либо найдены с помощью скрининга, либо являются результатом «перебора» липофильных заместителей при создании серий аналогов соединения-лидера. Примеров же оригинальных идей в использовании каркасных и мостиковых фрагментов для «конструирования» физиологически активных веществ описано относительно немного, и именно к этой категории работ относятся представленные в данном труде исследования.

2. Применение каркасных и мостиковых фрагментов для создания упрощенных аналогов таксола Особый интерес в плане применения каркасов в дизайне физиологически активных веществ представляют исследования, в которых используется уникальная возможность таких структур служить «пространственными шаблонами» для удерживания важных для связывания с молекулярной мишенью группировок. Эта возможность обусловлена как неплоским строением каркасов, так и их значительной конформационной «жесткостью».

Именно такой подход в систематическом виде разрабатывался (с 2001 г.) в наших работах по созданию «упрощенных» аналогов противоопухолевого препарата таксола.

Таксол® (паклитаксел) и его синтетический аналог таксотер являются эффективными противоопухолевыми средствами благодаря OR способности вызывать неконтролируемую полиPh O O 12 меризацию клеточного белка тубулина и стаOH ' билизацию микротрубочек. Однако применение ' ' 3 1 A R1NH O B 14 1 таксола и таксотера в клинической практике C OH существенно ограничивается сложностью струкHO H туры указанных соединений и вытекающей из D BzO этого необходимостью их получения из природO AcO ных источников. В данной работе нами решалась Таксол: R = Ac, R1 = Bz задача создания упрощенных аналогов таксола в Таксотер: R = H, R1 = Boc рамках методологии использования каркасных и мостиковых фрагментов в качестве биоизостерических сложному таксановому скелету.

Дизайн целевых соединений базировался на принятой нами гипотезе о том, что основная функция полициклического скелета природной молекулы состоит в обеспечении определенного пространственного расположения заместителей, важных для взаимодействия с тубулином. В таком случае этот полициклический скелет, в принципе, может быть заменен менее сложным фрагментом. В качестве таких фрагментов нами были предложены адамантановый и бицикло[3.3.1]нонановый каркасы, имеющие структурное сходство с системой колец АВ молекулы таксола и позволяющие различным образом направлять в пространстве необходимые для связывания с тубулином функциональные группы (рис. 1).

6 5 12 11 6 5 9 14 2 8 1 8 1 O Рис. 1. Основная идея для конструирования аналогов таксола с «упрощенным» таксановым скелетом (показан в центре).

Наложение структур адамантана, бициклононана и таксола (рис. 2) показывает, что оба каркаса удачно моделируют изогнутое полициклическое ядро природной молекулы.

Введением же в определенные положения каркаса различных заместителей, присутствующих в таксоле, можно добиться такого их пространственного расположения, которое окажется весьма близким к их расположению в исходной молекуле (рис. 3).

Рис. 2. Наложение адамантана (зеленый) и Рис. 3. Наложение бицикло[3.3.1]нобицикло[3.3.1]нонана (синий) на молекулу нана и таксола в Т-конформации таксола в Т-конформации. (атомы водорода не показаны).

Как следует из рисунка 3, группировка при С7 бицикло[3.3.1]нонана должна соответствовать заместителю при С13 молекулы таксола (или таксотера), то есть представлять собой (2R,3S)-N-бензоил- или (2R,3S)-N-трет-бутоксикарбонил-фенилизосерин. При С1 и С2 должны располагаться те же группы, что и при С1 и С2 в таксоле, то есть гидроксил и бензоилокси-заместитель соответственно, а при С3 – присоединенный через перемычку оксетановый цикл D или ацетилокси-группа (как при С4 в природном соединении). Учитывая только эти важные для связывания с тубулином функциональные группы молекулы таксола, нами были составлены две обобщенных модели его «упрощенного» аналога:

Модель Bcn Модель Adn NHBz линкер O O и/или линкер O NHBz 7 O OCOCHPh и/или O OCOCHOH O Ph OBz OBz OH OH Следуя критерию максимального структурного упрощения и возможности синтетической реализации, из соответствующих Моделям Bcn и Adn соединений мы выбрали несколько моно-, би- и тризамещенных каркасных структур для последующего получения.

2.1. Молекулярный докинг и синтез структур, соответствующих обобщенной Модели Adn Из структур, соответствующих обобщенной Модели Adn, в работе были предложены для синтетической реализации три соединения: адамантиловый эфир N-бензоил-фенилизосерина и два его аналога, дополнительно содержащих бензоилокси- заместитель и оксетановый фрагмент.

Моделирование и синтез адамантилового эфира (2R,3S)-N-бензоилфенилизосерина. Синтез соединения с максимальным «структурным упрощением» (56) был обусловлен тем фактом, что важнейшая роль в связывании таксола с белком отводится заместителю при С13 (боковая цепь), а группировки при С2, С4 и оксетановое кольцо D, несмотря на их существенный вклад в аффинность, рассматриваются как менее NHBz важные для связывания. O Докинг соединения 1 проводили в уточненную Ph O компьютерную модель области связывания таксола с тубулином, полученной с помощью кристаллографических OH методов (рис. 20) (координаты любезно предоставлены профессором J. Snyder, США). Компьютерное моделирование показывает, что соединение из-за относительно небольшого (по сравнению с таксолом) размера оказывается, как и ожидалось, в довольно объемной белковой полости. При этом возможно множество вариантов его взаимодействия с белком, в том числе такое, при котором расположение всех группировок N-бензоил--фенилизосериновой цепи совпадает с таковым для природной молекулы (см. рис. 4, большинство атомов водорода не показано для ясности).

Целевое соединение 1 получали с помощью реакции этерификации адамантанола производным (2R,3S)-N-бензоил--фенилизосерина (предварительно была реализована Рис. 4.

многостадийная схема синтеза защищенной формы этой аминокислоты 2, схема 1). Раскрытие оксазолидиновой группировки в эфире 3 осуществляли взаимодействием с муравьиной кислотой (схема 1).

O Ph H2N Ph 1) AcOCH2COCl, Et3N мол. сита 4 + H N CH2) 20oC, 4 ч.

(92%) CHPh AcO Ph 1) 2M KOH HO Ph 1) MeOH, AcO Ph H3C NH O HCl (газ) 2) 20oC, 4 ч.

+ 2) NaHCO3) раскрист.

N Ph Ph N Ph OCHN изомеров (90%) O O O (52%) OH CH3 CHCHBocNH O Ph COOCHOMe, PPTS 1) H2, Pd / C [5%] 1) Li (металлич.) OCHBocN O 2) Boc2O, Na2CO(88%) 2) 1M HCl (97%) OH (78%) OH O Ph Ph COOH O NBoc 1) HCOOH, NHBz O O BocN O 2) BzCl, NaHCO (44%) ДЦК, ДМАП, Ph O (82%) OH 2 Схема 1.

В ходе той же синтетической операции провели бензоилирование по атому азота. Выход адамантилового эфира (2R,3S)-N-бензоил--фенилизосерина 1 из адамантанола составил 42%.

Моделирование и синтез 1-((2R,3S)-N-бензоил--фенилизосерилокси)-4бензоилоксиадамантана. Докинг соответствующего обобщенной модели Модели Adn производного адамантана 4 с аминокислотным OBz фрагментом и бензоилокси-группой при С4 в область NHBz O связывания таксола с -тубулином показал следующее.

Если N-бензоил--фенилизосерин соединения Ph O располагается в той же области белка, где и боковая OH цепь природной молекулы, то при условии цисконфигурации обоих группировок в 74 ароматический фрагмент –OBz может обеспечить дополнительное взаимодействие с остатком His229 тубулина (рис. 5), также как и аналогичный заместитель в таксоле. В случае транс-изомера его бензоилокси-группа попадает в область, занимаемую остатками Thr276, Leu275 и Leu3и может реализовывать как гидрофобные взаимодействия с этими аминокислотными остатками, так и образовывать водородную связь с основной цепью Thr276 (обеспечиваемую в природной молекуле атомом кислорода оксетанового фрагмента и важную для связывания с белком). Таким образом, получение обоих изомеров 4 представлялось интересным.

Возможность синтеза соединения 4 была изначально изучена с помощью модельного аминокислотного фрагмента Nбензоил--аланина (более доступРис. 5.

ного, но близкого по структуре Nбензоил--фенилизосерину).

Соотношение изомеров в искомом 1-(N-бензоил--аланилокси)-4-бензоилоксиадамантане (8) зависит от порядка введения заместителей (схема 2).

O N-бензоилВариант 2.

Вариант 1. --аланин LiAlHO 71% OH 93% HO NaBHBzCl 93% OCCH2CH2NHCPh HO OBz 31% OH O O OBz H H H N-бензоил--аланин BzCl 78% 71% OCCH2CH2NHCPh OCCH2CH2NHCPh HO O O O O 8 Схема 2.

В первом варианте соотношение цис- и транс- изомеров 8 составляет 1:2, что было доказано на основании данных рентгеноструктурного анализа мажорного изомера (рис. 6) после разделения методом ВЭЖХ (это позволило сделать однозначное соотнесение соответствующих сигналов в спектрах ЯМР 1H и ЯМР 13С). При обратном порядке введения заместителей (схема 2, вариант 2) уже на стадии диола 9 наблюдается преимущественное образование цис-изомера, так что после этерификации спирта 10 Nбензоил--аланином получается, в основном, цис-изомер 8.

Синтез целевого 1-((2R,3S)-N-бензоил--фенилизосерилокси)-4-бензоилоксиадамантана (4) осуществляли из кемантана (5) и кислоты 2 аналогично первому варианту получения модельной структуры 8. Расщепление циклической защиты в бензоилоксизамещенном эфире 13 муравьиной кислотой с последующим бензоилированием по атому азота привело к целевому соединению 4 в виде смеси цис- и транс- изомеров в соотношении 1:(установлено на основании интенсивностей сигналов протонов при Рис. 6.

5.07 и 5.19 м.д. соответствующих изомеров в спектре ЯМР H).

Суммарный выход конечного упрощенного аналога таксола 4 из кемантана составил 60%.

O Ph Ph C O Ph O OH OH O BocN O NBoc O NBoc NaBH4, O O MeOH, Et2O, 0oC, 99% ДЦК, ДМАП, CH2Cl2, 25oC, 12 ч, 99% O Ph O 5 O OH O NBoc OBz O BzCl, Et3N, ДМАП, 1) HCO2H, 25oC, 2 , NHBz O CH2Cl2, 25oC, 2) BzCl, NaHCO3, EtOAc, H2O, 12 ч, 74% 25oC, 15 мин, 83%.

Ph O OH 13 OBz Схема 3.

Моделирование и синтез производного адамантана с аминокислотным и оксетановым фрагментами. Поскольку оксетановый NHBz O цикл в таксоле важен для связывания с тубулином, O нам представлялось интересным создание Ph O упрощенного аналога природной молекулы с O такой группировкой. Как следует из данных OH O компьютерного наложения структур таксольного скелета и базового шаблона, соответствующего обобщенной Модели Adn, оксетановое кольцо должно быть введено в молекулу N-бензоил-фенилизосерилокси-адамантана в качестве второго заместителя в положение при С3 и должно соединяться с каркасом через небольшую перемычку. Длина этой перемычки примерно соответствует линкеру из одной–двух метиленовых групп или близкого по размеру фрагмента.

Учитывая синтетическую доступность конструируемого соединения, было предложено синтезировать структуру 14 со сложноэфирным линкером.

Докинг диэфира 14 в модель таксольного Рис. 7.

сайта -тубулина показывает, что, если (2R, 3S)-Nбензоилфенилизосериновый заместитель этого соединения связывается с той же областью тубулина, где располагается боковая цепь молекулы таксола, то атом кислорода оксетанового цикла структуры 14 образует водородную связь с аминогруппой основной цепи Thr276, что полностью соответствует взаимодействию Thr276 с оксетановым фрагментом природной молекулы (рис. 7). При этом карбонильный атом кислорода из сложноэфирного линкера в 14 находится около остатка Arg284 и способен к образованию с ним дополнительной водородной связи.

Целевое соединение 14 получали в три этапа через стадии синтеза 1) 3гидроксиоксетана, 2) фрагмента НО–каркас–С(О)О–оксетан и 3) последующего присоединения аминокислотного заместителя по спиртовой группе. 3-Гидроксиоксетан синтезировали по схеме 4, в которой формирование оксетанового кольца осуществлялось по методу получения «в одной колбе», что привело к 3-бензилоксиоксетану с выходом 44%.

Искомый 3-гидроксиоксетан был сразу введен в реакцию этерификации с защищенной 1гидроксиадамантан-4-карбоновой кислотой 15 (схема 5).

OH O 1) BuLi OH PhCHO, 1) NaH HO AcOH - H2O 2) TsCl O O 2) BnCl TsOH O O H2, Pd/C 3) BuLi (96%) O (82%) (23%) (85%) O O OH 4) 60oC OH OH (44%) O OH Схема 4.

Удаление триметилсилильной защитной группы из эфира 17 привело к искомому спирту 18 (благодаря использованию минимального количества уксусной кислоты в сильно разбавленном растворе деструкции оксетанового фрагмента удалось избежать).

OH OH OSiMeOSiMeOH, ДЦК, ДМАП AcOH (следы) Me3SiCl, Py O MeOH H2O CH2Cl2, 25оС, 12 ч.

25оС, 3 ч.

0оС, 40 мин.

(67%) (68%) COOH (97%) COOH C C O O O O O O 15 16 Схема 5.

Попытка проведения реакции этерификации для оксетан-3-илового гидроксиэфира с защищенной формой (2R, 3S)-N-бензоил--фенилизосерина 2 с последующим расщеплением оксазолидинового цикла действием муравьиной кислоты оказалась неудачной, поскольку на последней стадии образовывалась трудноразделимая смесь продуктов деструкции оксетанового кольца. Поэтому в качестве защищенной аминокислоты было выбрано соединение 19 с более устойчивым 2-арилоксазолидиновым фрагментом.

O Ph OH O O O OCH3 NBoc N NHBoc Ph O O TsOH, MeOH, Boc O 25oC, 2 ч, 89% Ph O ДЦК, ДМАП, O OH O OCHСН2Сl2, 25oC, C 12 ч O O O 20 Схема 6.

Этерификацией спирта 18 защищенной аминокислотой 19 получили диэфир 20, который гидролизовали в присутствии одного эквивалента п-толуолсульфокислоты (схема 6). В таких условиях оксетановый цикл не подвергался изменению, кроме того, не происходило одновременного отщепления трет-бутоксикарбонильного фрагмента от NH группы, так что конечным соединением оказался диэфир 21, содержащий не таксольную, а таксотерную аминокислотную цепь. Поскольку указанные аминокислотные заместители равнозначны в плане обеспечения связывания с белком-мишенью, дополнительные модификации в структуре 21 (учитывая чувствительность оксетанового кольца) не проводились. Результаты проведенного нами компьютерного моделирования также полностью подтверждают равнозначность соединений 14 и 21 в плане обеспечения важного взаимодействия с аминогруппой основной цепи Thr276 в -тубулине.

2.2. Моделирование и синтезы бицикло[3.3.1]нонановых производных, соответствующих обобщенной Модели Bcn Из структур, соответствующих обобщенной Модели Bcn, для синтетической реализации в работе был предложен 3-((2R,3S)-N-бензоил--фенилизосерилокси)-бицикло[3.3.1]нонан и его производные, дополнительно содержащие бензоилокси- и/или метоксикарбонильный заместитель или его аналоги, а также оксетановый фрагмент.

Синтез 3-((2R,3S)-N-бензоил--фенилизосерилокси)-бицикло[3.3.1]нонана. Бицикло[3.3.1]нонан-3-ол 26 получали по схеме 7 в четыре стадии из диола 22. Соотношение изомеров с эндо- и экзо-конфигурацией гидроксила в целевом спирте составило 9 : 1.

OH O O OH O KOH, OH PyH Cr2OLiAlH4, Et2O HO OH CH2Cl2, , 12 ч. TsOH, C6H200oC, 5 ч. 25oC, 2 ч.

(98%) (91%) , 12 ч.

2) HCl (конц.) O O (85%) O (72%) O OH OH Ph COOH 23 Ph O 22 25 O Ph BzNH O BocN O O BocN OH O 1) HCOOH, 25oC, 2 ч.

2) EtOAc H2O, NaHCOДЦК, ДМАП (92%) BzCl, 25oC, 15 мин.

CH2Cl2, 25oC, 12 ч.

(75%) Схема 7.

Реакции этерификации бицикло[3.3.1]нонан-3-ола 26 и раскрытия оксазолидинового цикла в соединении 27 с последующим N-бензоилированием были проведены в соответствии с разработанной методикой. Cодержание требуемого (эндо-) изомера по положению при С3 в соединении 28 составляет 90%, поэтому испытание биологической активности проводилось для него без дополнительного разделения (см. раздел 2.3).

Синтез 7-эндо-((2R,3S)-N-бензоил--фенилизосерилокси)-3-экзо-метоксикарбонилбицикло[3.3.1]нонана. По данным компьютерного моделирования карбонильный атом кислорода экзо-метоксикарбонильного заместителя в соединении 32 может образовывать важную водородную связь с аминогруппой основной цепи Thr276 в -тубулине.

Ph COOH O Ph Ph O OH O OH NBoc BocN O H O MeOH BzNH O 72 1) HCOOH BF3.Et2O OH 2) BzCl, EtOAc- ДЦК, ДМАП 90% -H2O, NaHCO3, CH2Cl2, 25oC, 12 ч.

H CO2CH(83%) (57%) COOH CO2Me CO2Me 30 31 Схема 8.

Соединение 32 получили по схеме 8 из гидроксикислоты 29 с суммарным выходом 43%.

Синтез 7-эндо-((2R,3S)-N-бензоил--фенилизосерилокси)-3-экзо-ацетоксиметилбицикло[3.3.1]нонана. Структуру 38 с ацетокси-группировкой, присоединенной к бициклу через метиленовую перемычку для моделирования аналогичного заместителя при С4 таксола, получали из метилового эфира 7-эндо-гидроксибицикло[3.3.1]нонан-3-экзо-карбоновой кислоты 30. Из него по схеме 30 (через стадию защиты спиртовой группы и последующего восстановления в 34) был осуществлен синтез соединения 38.

THP O THP O THPO LiAlH4, Et2O O,Ph P, HBr 3 AcCl, пиридин AcOH, H2O, THF CH2Cl2, 5 ч 1 ч, (85%) 25oC, 5 ч 40oC, 3.5 ч 20oC (92%) (98%) (98%) CO2Me CH2OH CH2OAc O Ph COOH Ph 33 Ph O OH H O NBoc BocN O O BzNH O 2 1) HCOOH OH O ДЦК, ДМАП 2) BzCl, EtOAc- o CH2Cl2, 25oC, 12 ч -H2O, NaHCO3,25 C, 15 мин CH2OCCH(82%) (80%) CH2OAc CH2OAc 36 37 Схема 9.

Моделирование и синтез 7-эндо-((2R,3S)-N-бензоил--фенилизосерилокси)-2-эндобензилокси-бицикло[3.3.1]нонана. Результаты докинга Ph O H соответствующего обобщенной Модели Bcn аминокислотного производного бицикло[3.3.1]нонана 39, H BzNH O содержащего в эндо-положении при С2 бензоилоксиOH группу, моделирующую аналогичный заместитель в том же положении в таксоле, представлен на рис. 8. Как вид39 OBz но из рисунка, если (2R,3S)-N-бензоил--фенилизосерин при С7 рассматриваемого соединения связывается с той же областью белка, что и в природной молекуле, то ароматическое кольцо бензоилокси-группы (при условии ее эндо-конфигурации) способно обеспечить важное взаимодействие с остатком His229 в -тубулине.

Для получения соединения нами была реализована многостадийная схема 10, основная часть которой направлена на получение эндо-гидрокси-замещенного бициклического кетона 45 по известной методике из эфира Меервейна. Бромирование диона привело к смеси изомерных дибромидов 41 с соотношением экзо-экзо и эндоэкзо изомеров ~1:1. Дибромид обработали метоксидом натрия в метаноле при комнатной температуре и выделили трициклическое соединение Рис. 8.

42, содержащее кето-группу и атом брома в двух разных циклических фрагментах. Дальнейшее восстановление дитиокеталя 43 и гидролиз соединения 44 дали искомый 2,7-дизамещенный бицикло[3.3.1]нонан 45. Эфир (2R,3S)-N-бензоил-фенилизосерина с кетоолом 45 получали по разработанной методике. В результате восстановления кетогруппы соединения 46 боргидридом натрия с последующим бензоилированием полученной спиртовой группы выделили смесь эндо- и экзо-изомеров в соотношении 8:1 (по соотношению интегральных интенсивностей сигналов протонов CHOBz в спектре ЯМР1Н при 4.34 и 4.51 м.д. соответственно).

Br Br COOMe O O O O H MeONa BrHS SH MeOOC COOMe 51% CH3O O 70% 63% H O O O Br Ph COOH O 40 Ph COOMe OH O Br BocN O NBoc S O H2/NiRe HCl S H 59% из 44% ДЦК, ДМАП CH3O O CH3O o O OCH2Cl2, 25 C, 12 ч O H (77%) 43 O Ph Ph O H NBoc 1) NaBH4 O 1) HCOOH, O 2) BzCl H 25oC, 2 ч BzNH O + экзо-изомер 72% 2) BzCl, EtOAc- OH o -H2O, NaHCO3,25 C, 15 мин OBz OBz (68%) 47 8 : Схема 10.

Дальнейшее расщепление оксазолидиновой защитной группы и N-бензоилирование не повлияли на изомерный состав, и полученный образец 7-эндо-((2R,3S)-N-бензоил-фенилизосерилокси)-2-бензоилоксибицикло[3.3.1]нонана (39) содержал около 10% экзоизомера. Поскольку содержание нецелевого изомера невелико, биологические тесты (см.

параграф 2.3) проводились для этого образца без дополнительного разделения.

Попытка синтеза 7-((2R,3S)-N-бензоил--фенилизосерилокси)-2-бензоилокси-3метоксикарбонил-бицикло[3.3.1]нонана. Синтез Ph O целевой структуры 48, содержащей сразу три H важных для связывания с -тубулином группиH BzNH O ровки, попытались провести двумя способами.

OH Сначала в кетоол 49 ввели объемный бензоильный BzO заместитель и полученное в виде в виде смеси H CO2CHаксиального и экваториального изомеров в соотношении 7:1 соединение 50 окислили по Байеру-Виллигеру (схема 11).

1) NaOH O H BzCl 2) HCl H2OH OH 82% 84% 87% O H OBz THPO O HO BzO O O OBz O H3CO2C H 52 50 Схема 11.

В результате был получен один изомер лактона (аксиальный, 51), дальнейшее раскрытие которого гидроксидом натрия провести, однако, не удалось из-за отщепления защитной группы и образования сложной смеси продуктов. Использование устойчивой в щелочной среде дигидропирановой защиты привело к производному 52 в виде смеси аксиального и экваториального изомеров в соотношении 5:1. Однако в реакции окисления кетона 52 даже в среде слабой м-хлоропербензойной кислоты происходило отщепление защитной группы и образование сложной смеси изомерных гидроксилактонов.

Далее мы попытались реализовать другой путь и окислили гидроксильную группу в соединении 49 до кетонной, предварительно переведя кетоол 49 в соответствующий гидрокси-дикеталь 53 (схема 12). Кетон 54 окислили до лактона 55 (спектральные данные свидетельствуют об образовании единственного изомера лактона).

OH O HO CO2Me 1) NaOH CH3O 2) BF3 Et2O, O O 53 MeOH O 70% HO [O] 90% O O O O R'OCHH2O2 HCl LiAlHO 95% 91% 72% R''OCH2CH2O O O O CH2OR O O 59 (R' = R'' = H) Ph3CCl Ph3CCl 57 (R = H) 26% 60 (R' = H, R'' = Tr) 55% 32% 54 55 58 (R = Tr) 61 (R' = Tr, R'' = H) Схема 12.

Реакция лактона 55 c гидроксидом натрия и последующая обработка метанолом в присутствии BF3.Et2O привели, однако, не к целевому структурному «шаблону» 56, а к оксотрициклическому соединению 44 (вероятно, вследствие неустойчивости в щелочной среде получающейся при раскрытии лактона -кетокислоты, ее декарбоксилирования, отщепления дикетальной защитной группы и циклизации промежуточного продукта в трицикл). Отметим, что данный способ получения 44 (и соответствующего кетоола 45) существенно более удобен в препаративном плане, чем представленный выше на схеме 10.

2,3,7-Тризамещенный бицикло[3.3.1]нонановый спирт (структура 57) удалось получить только раскрытием лактона 55 под действием алюмогидрида лития в диэтиловом эфире (что изменило конфигурацию группировки при С3). Для проведения реакции этерификации аминокислотой первичный гидроксил в 57 защитили, а строение монотритилового эфира 58 доказали методом рентгеноструктурного анализа (рис. 9), который подтвердил, что это соединение представляет собой эндо-эндо изомер.

Соединение 58 ввели в реакцию с защищенной аминокислотой 2, однако, в результате были выделены только исходные вещества. Возможной причиной этому являются создаваемые тритильной группировкой стерические препятствия, так как по данным РСА одно из ароматических колец в соединении 58 (рис. 9) расположено прямо напротив гидроксильной группы и затрудняет подход к ней. Кроме того, расстояние между атомом водорода гидроксила и одним из атомов кислорода этиленгликолевого Рис. 9.

фрагмента [O(3)-H(3O)O(1), рис. 9] составляет 1.86(4), что свидетельствует об образовании прочной водородной связи между ними.

Если связанное состояние группы ОН сохраняется в растворе (CH2Cl2), то оно может являться дополнительной причиной затруднений при протекании реакции этерификации.

Попытка разрушить указанную водородную связь с помощью расщепления дикетального фрагмента (свободная кетогруппа расположена заметно дальше от атома водорода гидроксила) обработкой соединения 57 водным раствором соляной кислоты с последующей реакцией с тритилхлоридом для защиты первичного гидроксила привела к продуктам 60 и 61, а не к искомому кетоолу. Строение соединения 60 доказано методом рентгеноструктурного анализа, в ходе которого обнаружилась его интересная молекулярная упаковка в кристалле, образующая бесконечные периодические пустоты («колодцы») близкой к цилиндрической формы (см. рис. 10).

В целом, возможность получения целевого 7Рис. 10. «Колодцы» в кристалле 60.

((2R,3S)-N-бензоил--фенилизосерилокси)-2-бензоилокси-3-метоксикарбонилбицикло[3.3.1]нонана требует дальнейшего изучения.

Синтез 7-эндо-((2R,3S)-N-бензоил--фенилизосерилокси)-2-бензилокси-3-экзометоксикарбонил-бицикло[3.3.1]нонана. Поскольку синтез производного бицикло[3.3.1]нонана с тремя – 2-бензоилокси-, 3-карбоксиметильной и 7-гидрокси- группами – через раскрытие оксагомоадамантанового скелета гидроксидом натрия осуществить не удалось изза отщепления бензоилокси-заместителя в ходе реакции, мы заменили его на близкий по структуре, но более устойчивый 2-бензилокси- фрагмент.

Исходный 4-гидроксиадамантан-2-он (49) обработали гидридом натрия и бензилбромидом, что привело к 4-бензилоксиадамантан-2-ону (62) в виде смеси аксиального и экваториального изомеров в соотношении 1.5:1. Соединение 62 затем окислили в лактон по реакции Байера-Виллигера, причем окисление, как и ожидалось, прошло только в одном направлении с образованием изомера, в котором лактонный атома кислорода встроен в удаленное от оксибензильного заместителя положение (схема 13). Раскрытие лактона в сильнощелочной среде привело к кислоте 64, а ее метанолиз – к соответствующему метиловому эфиру 65. Продукт, выделенный хроматографически с выходом 37% по результатам двух стадий, оказался индивидуальным изомером, и на основании спектральных данных установлено, что это С2-эндо изомер.

OH OH O O NaOH MeOH O H2O2 HCl BnBr п-ТСК 94% 97% 37% из BnO BnO OBnO Ph OBn CO2Me 64 CO2H O Ph C OH O NBoc Ph O O BocN O H 2 H 1) HCOOH BzNH O 2) BzCl, EtOAc ДЦК, ДМАП OH H2O, NaHCO3, BnO BnO 94% 88% H CO2CHCO2Me Схема 13.

Этерификацию спирта 65 проводили по разработанной методике через эфир 66 с последующим образованием целевого 7-эндо-((2R,3S)-N-бензоил--фенилизосерилокси)-2бензилокси-3-экзо-метоксикарбонил-бицикло[3.3.1]нонана 67.

Синтез 7-((2R,3S)-N-бензоил--фенилизосерилокси)-1-гидроксибицикло[3.3.1]нонана. Бицикло[3.3.1]нонановое производное c аминокислотной цепью и гидроксилом, моделирующим аналогичный заместитель при С1 таксола – соединение 72 – было синтезировано согласно пятистадийной схеме превращений (схема 37) O O OH O O O EtO2C K2CO3 LiAlHCH3CCH2COEt OH OH OH 72% 85% 96% O Ph Ph COOH 68 O NBoc BocN O Ph O O H OH 1) HCOOH (+ экзо-изомер) BzNH O OH 2) BzCl, EtOAc, ДЦК, ДМАП H2O, NaHCOCH2Cl2, 25oC, 12 ч OH (67%) (78%) 71 2 : Схема 14.

В диоле 70 соотношение эндо- и экзо- изомеров составило ~2:1 и сохранилось практически неизменным в эфире 71, а также в продукте раскрытия оксазолидинового цикла в 71 – целевом соединении 72.

Синтез 7-((2R,3S)-N-бензоил--фенилизосерилокси)-1-гидрокси-3-метоксикарбонил-бицикло[3.3.1]нонана. Соединение 76, представляющее собой комбинацию структур и 72, синтезировано из 1-гидроксиадамантан-4-она (схема 15).

O Ph C OH OH O O BocN O O 1) NaOH H2O2) MeOH, BF3.Et2O OH 86% 32% ДЦК, ДМАП O Ph HO HO 74 67% CO2Me O NBoc Ph O O H OH 1) HCOOH BzNH O OH 2) BzCl, EtOAc OH H2O, NaHCO3, 89% H CO2CHCO2Me Схема 15.

Изучение подходов к синтезу 7-((2R,3S)-N-бензоил--фенилизосерилокси)-1ацетамино-3-метоксикарбонил-бицикло[3.3.1]нонана. Далее мы попытались синтезировать аналог структуры 76, содержащий при С1 вместо гидроксила ацетаминогруппу, карбонильный атом кислорода которой, по данным компьютерного моделирования, способен образовывать дополнительную водородную связь с атомом водорода при имидазольном атоме азота His 229.

Предполагалось провести получение целевой структуры аналогично таковому для 76, через тризамещенный бицикло[3.3.1]нонан 77. Введение NHCOCHацетаминогруппы в 1-ацетамино-4-окса-гомоадамантан-5-он (73) удалось осуществить по реакции Риттера в специфических условиях – нагревании с ацетонитрилом в трифторуксусной кислоте в HO COOCHприсутствии эфирата BF3. При этом с очень низким выходом был получен продукт замещения группы ОН на NHAc в узловом положении оксагомоадамантанового скелета 78 (схема 16а).

Аналогичная реакция для незамещенного лактона 79 привела не к соединению 78, а к продукту характерного для оксагомоадамантанона и его производных процесса расщепления–циклизации с образованием 2,4-дизамещенных адамантана (80, схема 16б).

Попытка ввести ацетаминогруппу по реакции Риттера в кемантан или адамантанон (с целью дальнейшего окисления до соответствующих лактонов) в первом случае привела к сложной смеси, в которой помимо требуемомого 1-ацетаминоадамантан-4-она образовалась смесь изомеров 80 и продукт превращения карбонильной группы в ацетаминогруппу – диацетаминопроизводное 82 в виде двух стереоизомеров (схема 17а).

O O O O O CH3COHN O O BF3 Et2O, CH3CN BF3 Et2O, CH3CN CF3COOH CF3COOH 28% 60% HO CH3COHN 79 а) б) Схема 16.

Для незамещенного адамантанона вместо ожидаемого продукта 81 образовалось соединение 83 с ацетаминогруппой в положении 2 адамантанового скелета (схема 17).

NHCOCHO O O NHCOCHBF3 Et2O, BF3 Et2O, CH3CN CH3CN + + CF3COOH CF3COOH 78% CH3COHN HO CH3COHN 5 81 а) б) Схема 17.

Обнаруженное нами необычное протекание реакции Риттера для адамантанонов стимулировало проведение дополнительного изучения указанной реакции с ацетонитрилом в присутствии эфирата BF3 и трифторуксусной кислоты для 4-гидрокси-адамантан-2-она 49.

Полученная смесь содержала ожидаемые соединения 80 и изомерные 2-гидрокси-4CHацетаминоадмантаны, исходный кетол и его ацетат, а также диастеремеры (2’-оксо-ада6' N10 9 8 O мант-4’-ил)-9-метил-8-окса-10-азатетрацикло5' H 9' [5.3.1.12,6.14,11]тридека-9-ен-1-илового эфира), 7' CH3CN 4' 8' 10' O BF3 Et2O 1' идентификацию структуры которого прово3' CF3COOH 2' дили методом РСА (схема 18).

В целом, это исследование показало, 3 O что реакция Риттера не является удобным в Основной продукт препаративном плане методом получения Схема 18.

ацетаминопроизводного 77 для дальнейшего синтеза тризамещенного «упрощенного» аналога таксола 7-((2R,3S)-N-бензоилфенилизосерилокси)-1-ацетамино-3-метоксикарбонил-бицикло[3.3.1]нонана.

Моделирование и синтез производных бицикло[3.3.1]нонана с аминокислотным и оксетановым фрагментами. Докинг соответствующего обобщенной Модели Bcn производного бицикло[3.3.1]нонана с аминокислотной цепью и важным для взаимодействия с -тубулином оксетановым кольцом NHBz O показывает, что перемычка, соединяющая оксетан с бицикло[3.3.1]нонановым каркаCH2 O O Ph сом должна быть равна по длине одной метиленовой группе (структура 84). OH При условии экзо-конфигурации заместителя –СН2-оксетан атом кислорода оксетанового цикла соединения 84 может, согласно данным компьютерного моделирования, участвовать в образовании водородной связи с аминогруппой основной цепи Thr276 в области связывания таксола с тубулином, аналогично природной молекуле (рис. 11).

Синтез соединения 84 предполагалось осуществить реакцией этерификации аминокислотой каркасного спирта (90), который планировали получить из 2-{[(3-экзо,7-эндо)-7гидроксибицикло[3.3.1]нон-3-ил]метил}пропан1,3-диола (89). В качестве исходного вещества для синтеза диола 89 использовали спирт (схема 19). Превращение его в соответствующий иодид (для дальнейшей реакции с натриевой солью диметилмалоната) не прошло, в то время как окисление спирта 34 до соответствующего альдегида 86 с целью последующей конденсации с диметилмалонатом оказалось успешным (схема 19). Конденсация альдегида 86 с невысоким выходом (52%) привела к соединению 87, Рис. 11.

последовательное восстановление которого водородом на палладиевом катализаторе и алюмогидридом лития дало искомый триол 89.

OH O O O O O O CH2(CO2Me)2, (PyH)2Cr2O7, (CH2NH2)2AcOH H2, Pd/C O CH2Cl2 C6HMeOH C O OCHC CH2OH C OCH3 O OCHO 34 OH C LiAlH4, CH3SO2Cl, Py, O OCH3 Et2O O O CH2Cl2 O O O KI CHHO O HO CH2OSCHCH2I HO 85 90 O Схема 19.

Однако последующая попытка провести замыкание оксетанового кольца в условиях его образования в 3-гидроксиоксетане (схема 4, раздел 2.1) привела к образованию трудноразделимой смеси продуктов.

Поскольку получение структуры 84 оказалось затруднительным, мы изучили возможное взаимодействие с таксольным сайтом -тубулина для более простого в синтетическом плане аналога 84 – структуру 95, в которой оксетановый цикл присоединен к бицикло[3.3.1]нонану через сложнофирную перемычку как в адамантановом производном 14. По данным моделирования, в соединении 95 водородную связь с аминогруппой основной цепи Thr276 атом кислорода оксетанового фрагмента образовывать не может, однако, такую связь может давать карбонильный атом Рис. 12.

кислорода перемычки (при условии ее экзоконфигурации). Более того, атом кислорода оксетанового цикла может участвовать в образовании водородной связи с гидроксильной группой боковой цепи Thr276, а также с гуанидиновым фрагментом аминокислотного остатка Arg284 (рис. 12).

Соединение 95 синтезировали из кислоты 91, которую ввели в реакцию этерификации с 3-гидрокси-оксетаном. «Регенерацию» гидроксильной группы в полученном эфире провели в присутствии следовых количеств уксусной кислоты (схема 20). Этерификация спирта 93 защищенной аминокислотой 19 с 2-арилоксазолидиновым фрагментом позволила получить диэфир 94.

OH, ДЦК, O O O O AcOH (следы) ДМАП HO ME3SiO Me3SiO (96%) O O O O OH O Ph 91 O NBoc Ph O OH H O O O OCH3 TsOH, BocNH O N Ph MeOH, Boc 82% OH O ДЦК, ДМАП OCH70% CO O C O O O Схема 20.

Гидролиз соединения 94 в присутствии одного эквивалента п-толуолсульфокислоты позволил получить структуру 95 с таксотерной боковой цепью (схема 20). Согласно спектрам ЯМР 1Н и 13С оксетановый цикл в соединении 95 сохранился.

2.3. Тестирование эфиров N-бензоил--фенилизосерина с каркасными спиртами на цитотоксичность и активность по отношению к тубулину Полученные в работе «упрощенные аналоги» таксола – соединения 1, 4, 21, 28, 32, 38, 39, 67, 72, 76 и 95 были изучены в тестах на цитотоксичность и способность промотировать полимеризацию клеточного белка тубулина1.

Цитотоксичность изучали на культуре клеток карциномы легких человека А 549 в пролиферативном тесте, в ходе которого количество клеток до и после восьмичасового инкубирования с тестируемыми веществами в определенных концентрациях (1–60M) пересчитывалось непосредственно с помощью автоматического счетчика.

Таблица 1. Результаты тестирования «упрощенных» аналогов таксола Относительная IC50, M Вещество интенсивность цвета в (линия клеток А549) SDS-PAGE тесте, % 1 5.56 4 9.5 21 3.8 28 ~ 32 ~10 38 2.25 39 2.25 67 0.75 72 ~ 76 ~10 95 2.5 Таксол 0.002 1DMSO нет эффекта Тестирование проведено совместно с сотрудниками лаборатории д.х.н. С.А. Кузнецова (Institut fr Zellbiologie und Biosystemtechnik Fachbereich Biowissenschaften, Университет г. Росток, Германия).

В качестве положительного контроля использовали таксол (1–40 nM), в качестве отрицательного – раствор диметилсульфоксида (ДМСО). Значения IC50 (концентрации соединения, при которой наблюдается гибель половины клеток) представлены в таблице 1.

Как видно из этой таблицы, все соединения проявили цитотоксичность по отношению к культуре клеток A549 с IC50 в микромолярном интервале концентраций. Хотя указанные величины существенно выше, чем для таксола (на два порядка для самого активного соединения с IC50=0.75), такой уровень цитотоксичности следует признать весьма заметным, учитывая очень существенную степень структурного упрощения полученных веществ по сравнению с природной молекулой. Важно отметить, что ни один из описанных к настоящему моменту упрощенных аналогов таксола рассматриваемого типа, полученных до и после опубликования нашей идеи их создания в 2002 году, не показал меньших значений IC50 (по отношению к различным линиям опухолевых клеток), чем вещества 38, 39, 67 и 95 к штаммам А549. Таким образом, пока указанные соединения остаются наиболее цитотоксичными из всех описанных упрощенных аналогов таксола.

Cпособность соединений 1, 4, 21, 28, 32, 38, 39, 67, 72, 76 и 95 промотировать неконтролируемую полимеризацию тубулина определяли с использованием раствора белка (концентрация 3 мг/мл), который инкубировали с 10 µM таксола или 50 µM тестируемого вещества. В полиакриламидном геле (после обработки додецилсульфатом натрия, SDS) все изученные вещества давали четкую полосу при 55 кДа, причем образец с таксолом давал полосу с наибольшей интенсивностью (принята за 100 %), а наименьшая наблюдалась в случае ДМСО (рис. 13).

Таксол 38 39 95 21 4 67 28 1 ДМСО Рис. 13.

Результаты анализа цветовой интенсивности полос (программа «Image Gauge») показаны в таблице 1. Видно, что вещество 1 дает полосу с очень высокой интенсивностью – 60%, в то время как у остальных упрощенных аналогов таксола этот параметр варьируется в интервале 25–38%.

Изучение инкубированных с тубулином образцов методом световой видео микроскопии с усиленным контрастом показало, что в присутствии всех миметиков таксола образования характерных для таксола пучков микротрубочек не наблюдалось.

Однако с помощью метода электронной микроскопии образцов тестируемых веществ с тубулином, обработанных уранилацетатом, в них было обнаружено присутствие аморфных агрегатов (олигомеров, возможно Рис. 14.

построенных из протофиламентов) этого белка (для (2R,3S)-N-бензоил--фенилизосерилокси-адамантана 1 показаны на рисунке 14, шкала 5 µм).

Таким образом, полученные данные свидетельствуют о способности синтезированных соединений вызывать агрегацию тубулина, но не до микротрубочек и их пучков как таксол, а до небольших олигомеров (возможно, построенных из тубулиновых протофиламентов).

Среди известных из литературы аналогов таксола описано несколько соединений с подобной активностью. Удивительным является то обстоятельство, что «максимально упрощенный» миметик таксола – N-бензоил--фенилизосерилокси-адамантан (1) проявил существенно большую активность по стимулированию агрегации белка, чем все остальные соединения серии. Поэтому мы провели дополнительные исследования по определению структурных фрагментов, необходимых для проявления обнаруженного вида активности.

2.4. Изучение роли структурных фрагментов в (2R,3S)-N-бензоил--фенилизосерилоксиадамантане для проявления тубулин-олигомеризующей активности Исследование соотношений «структура–активность» для серии аналогов соединения проводили по четырем направлениям, включающим в себя: 1) замену каркасного фрагмента моно- и бициклическими; 2) введение в каркас заместителей, различных по своим характеристикам; 3) вариацию таксольной аминокислотной цепи; 4) изменение позиции присоединения аминокислотной цепи к каркасу.

Замена адамантанового фрагмента моно- и билициклическими. По данным компьютерного моделирования, связывание структур с большим количеством аннелированных циклов (например, стероидного типа) в таксольном сайте стерически не выгодно, в то время как структуры декалинового типа являются более подходящими по размеру (рис. 15).

Мы синтезировали эфиры Nбензоил--фенилизосерина с циклогексановым, диметилциклогексеовым (моделирующим кольцо А в молекуле таксола с заместителями при С14) и транс-декалиновым спиртами, а также с природными соединениями – бициклическим лупинином и моноциклическим ментолом.

((2R,3S)-N-бензоил--фенилизосеРис. 15.

рилокси)-циклогексан получен взаимодействием кислоты 2 с циклогексанолом по разработанной нами методике (схема 21).

Ph COOH O Ph O Ph OH O BocN O BzNH O BocN O OH 2 1) HCOOH 2) BzCl ДЦК, ДМАП 96 Схема 21.

Общий выход соединения 97 по двум стадиям составил 83%.

Для синтеза 1-((2R,3S)-N-бензоил--фенилизосерилокси)-4,4-диметилциклогекс-2-ена (101) в две стадии получили исходный спирт – конденсацией метилвинилкетона и изобутиральдегида с образованием циклогексенона 98 с последующим избирательным восстановление кето-группы до спиртовой (схема 22). После проведения реакции этерификации спирта 99 аминокислотой, расщепления защитной группы в эфире 100 и бензоилирования, продукт 101 был получен в виде смеси двух изомеров в соотношении 1: (определено по интенсивности сигналов циклогексеновых протонов при сложноэфирной группе в спектре ЯМР 1Н 101 при 4.83 и 5.18 м. д.).

O O Ph Ph COOH Ph O OH O BzNH O BocN BocN O O O OH NaBHKOH + 1) HCOOH O H 2) BzCl ДЦК, ДМАП 100 1Схема 22.

Общий выход целевого соединения по результатам четырех стадий составил 18%.

Синтез 1-((2R,3S)-N-бензоилфенилизосерилокси)-транс-декалина 103 осуществляли из смеси изомерных транс-1-декалонов (схема 23).

O O Ph Ph Ph COOH OH O BzNH O BocN BocN O H H H O OH 2 1) HCOOH 2) BzCl ДЦК, ДМАП H H H 102 1Схема 23.

Промежуточный продукт 102 выделяли хроматографически, однако при этом разделения изомеров не произошло, поэтому целевой продукт 103 был выделен в виде смеси изомеров.

Далее природные алкалоиды лупинин (который использовали в виде N-оксида 104) и ментол (105), ввели в реакцию этерификации с защищенной формой аминокислоты 2 (схема 24). Выходы эфиров 106 и 107 составили 68% и 72%.

O OH OH NBoc O O Ph H H H O Ph O NHBz 1) HCOOH Ph COOH N+ N+ 2) BzCl N+ OBocN O O- 1O11Ph ДЦК, ДМАП NBoc HO O NHBz Ph 1) HCOOH 2) BzCl O O OH O O 105 107 1Схема 24.

Полученные эфиры были по стандартной методике трансформированы в (2R,3S)-Nбензоил--фенилизосерилокси)-производные N- лупинин оксида и ментола – структуры 1и 109 (общие выходы – 51% и 64% соответственно).

Модификации адамантана и аминокислотной цепи. В следующей серии структурных аналогов соединения 1 адамантановый фрагмент был сохранен, но модифицирован за счет введения небольших заместителей в каркасе, различных по своим липофильным характеристикам (4-оксо-, 4-гидрокси-, 4-метил- и 4-диметил- адамантаны).

Кроме того, были синтезированы аналоги структуры 1 с аминокислотой, «перемещенной» из узлового положения, а также замененной N-бензоил--аланиновым фрагментом.

Целевые 1-((2R,3S)-N-бензоил--фенилизосерилокси)-4-оксо- и 1-((2R,3S)-N-бензоил- -фенилизосерилокси)-4-гидрокси-адамантаны 110 и 112 получали из ранее синтезированных циклически защищенных эфиров 11 и 12 по стандартной методике (схема 53 а, б).

Ph Ph O O O O NBoc NBoc O O OH O NHBz O O NHBz 1) HCOOH 1) HCOOH Ph O 2) BzCl 2) BzCl Ph O 90% OH OH O 110 12 1OH а) б) Схема 25.

Эфир 111 получен в виде смеси двух изомеров по С4 и испытывался без их разделения.

Синтез 1-((2R,3S)-N-бензоил--фенилизосерилокси)-4-метил-адамантана провели из адамантанона, который сначала по стандартной методике с метилмагнийиодидом превратили в 2-метил-2-гидроксиадамантан 112 (схема 26). Перегруппировкой этого соединения в среде трифторуксусной кислоты получили 4-метиладамантан-1-ол (113) в виде смеси цис- и трансизомеров. Дальнейшая этерификация через эфир 114 и стадии гидролиза и Nбензоилирования привели к целевому продукту 115 (выход по четырем стадиям – 65%).

OH CF3COOH, 4ч, MeMgI, Et2O NaOH, 2ч, 25oC, 2 ч, 99% 90% OH O Ph OCOOH Ph H3C 11O CHBocN O NBoc CHO NHBz O 1) HCOOH 2) BzCl ДЦК, ДМАП Ph O 86% 80% OH 114 CH3 1Схема 26.

В спектре ЯМР13С различимы сигналы обоих изомеров соединения 115, например:

18.62 (17.71) (CH3) и 84.00 (84.39) (C5).

В ходе получения 1-((2R,3S)-N-бензоил--фенилизосерилокси)-4,4-диметил-адамантана нами предложен оригинальный и простой метод синтеза соответствующего спирта через стадию получения 2,2-диметиладамантана 116 из его гидрокси-аналога 112 (схема 27).

OH (TiMe)2Cl2 in situ m-ClPhCOOH, H2O2 CH2Cl2, 64% 49% O Ph CHOH H3C H3C 11O 1CHNBoc Ph COOH H3C O CHBocN O NHBz O CH1) HCOOH Ph O 2) BzCl ДЦК, ДМАП CH3 93% OH 53% H3C 118 1Схема 27.

В качестве метилирующего агента использовали (TiMe2)Cl2, получаемый in situ из TiCl4 и ZnMe2 в хлористом метилене. Отметим, что в указанную реакцию можно вводить адамантанон, однако выход продукта 116 в этом случае не превышает 50%.

Окисление 2,2-диметиладамантана 116 м-хлоропербензойной кислотой в растворе 1,2дихлорэтана приводит к искомому спирту 117. В его спектре ЯМР1Н наблюдаются сигналы метильных протонов при 0.87 и 0.88 м.д., но отсутствует сигнал протона при атоме углерода, связанном с гидрокси-группой. Наличие только одного сигнала в наиболее слабом поле при 2.13 м.д., соответствующего каркасному С7-протону служит доказательством получения 4,4диметиладамантан-1-ола (в случае изомерного спирта 2,2-диметиладамантанола наиболее удаленными должны оказаться сразу два протона при С5 и С7). Целевое соединение 1получали из спирта 117 по разработанной методике через эфир 118.

Далее для проверки необходимости наличия (2R,3S)-N-бензоил--фенилизосеринового заместителя в структуре 1 было синтезировано соединение 120, содержащее аминокислоту N-бензоил--аланин, близкую по структуре N-бензоил--фенилизосерину (схема 28).

OH O N-бензоил--аланин ДЦК, ДМАП O BzHN 1Схема 28.

Этерификация адамантанола N-бензоил--аланином привела к искомому эфиру 120.

На завершающем этапе нами был получен аналог структуры 1, в котором аминокислотный фрагмент присоединен в положение С2 адамантана.

Ph COOH NHBz O O BocN O Ph OH O Ph O 1) HCOOH O NBoc OH ДЦК, ДМАП 2) BzCl 83% 82% 11Схема 29.

Синтез целевого эфира 122 осуществляли по разработанной методике через эфир 121, в свою очередь полученного из адамантан-2-ола (схема 29).

Результаты изучения соотношений «структура – активность» для аналогов (2R,3S)-N-бензоил--фенилизосерилоксиадамантана. Испытания соединений 97, 101, 103, 108–111, 115, 119, 120 и 122 в тесте с очищенным тубулином показали, что для структуры 122 с «перемещенной» в положение при С2 адамантана таксольной цепью способность вызывать агрегацию тубулина очень высока и равна таковой для эфира 1: относительная цветовая интенсивность полосы в SDS-геле – 57%. Из других веществ, максимальное значение интенсивности (39%) наблюдалось для соединения 111, остальные же были заметно менее активны (или не активны) как промоторы олигомеризации тубулина.

Полученный результат позволяет сделать следующие важные выводы. Малая активность структур с моно- и аннелированными бициклическими фрагментами (97, 101, 103, 108, 109) означает важность наличия каркаса в структуре соединения 1. В связи с этим интересно отметить, что способность промотировать агрегацию (или полимеризацию) тубулина не была отмечена и для описанных в литературе N-бензоилфенилизосерильных производных природных соединений без каркасных фрагментов: галактопиранозы, гибберелловой кислоты, гуанозина и др. Эти данные также указывают на особую роль каркаса в структурах «упрощенных» аналогов таксола в обеспечении связывания с тубулином.

То обстоятельство, что способность (2R,3S)-N-бензоил--фенилизосериладамантана к промотированию олигомеризации тубулина резко уменьшается при введении небольших липофильных заместителей в каркас (структуры 115, 119 с одной или двумя дополнительными метильными группами при С4 адамантана) не позволяет свести роль адамантанового фрагмента в обеспечении агрегации тубулина только к приданию молекуле высокой липофильности. Более того, уменьшение липофильности каркаса в соединении 1, как в случае бицикло[3.3.1]нонанового производного 28, так и в случае С4-гидроксизамещенного адамантана в 111, хотя и уменьшает активность, но тем не менее, сохраняет ее на весьма высоком уровне – примерно две трети от активности 1.

Факт существенного снижения тубулин-олигомеризующей способности при замене аминокислотной цепи в структуре 1 N-бензоил--аланином (соединение 122) указывает на важную роль (2R,3S)-N-бензоил--фенилизосерина и является косвенным подтверждением возможного взаимодействия соединения 1 с таксольным сайтом -тубулина. В этом случае уменьшение активности соединения 122 легко объяснимо отсутствием необходимой для связывания с тубулином 2’-гидроксильной группы и фенильного фрагмента (в случае неспецифической агрегации белка различие в активностях эфиров 1 и 122 малопонятно).

Итак, в обеспечении тубулин-агрегирующей активности определенную роль играет и адамантановый каркас, и таксольная цепь структуры 1, но не позиция присоединения таксольной цепи к адамантану.

В целом, нами предложена интересная и перспективная методология использования каркасных и мостиковых фрагментов для создания упрощенных аналогов противоопухолевого препарата таксола. Получена большая серия таких соединений, часть из которых обладает максимальной цитотоксичностью из всех описанных в литературе к настоящему моменту подобных структур. В ходе данных работ обнаружена уникальная тубулин-олигомеризующая активность 1-(N-бензоил--фенилизосерилокси)адамантана (1).

Такая необычная активность стимулировала проведение отдельных исследований по включению этого фрагмента в структуры потенциальных лигандов тубулина (см. главу 3).

3. Каркасная структура в создании лиганда «двойного действия» на тубулин и микротрубочки Синтезированный на предыдущем этапе упрощенный аналог таксола – 1-(N-бензоил-фенилизосерилокси)адамантан (1) был использован в качестве фрагмента гибридного лиганда тубулина с потенциальной противоопухолевой активностью. Идея создания такого соединения основывалась на литературном факте о специфической активности (отличной от действия комбинации двух лекарств) колхитаксела – гибрида таксола и колхицина – другого противоопухолевого вещества, ингибирующего процесс полимеризации микротрубочек.

Факт возможности проявOAc ления двойным лекарством Ph O O необычной активности по NH O PhNH O отношению к тубулину O O OCHOH явился стимулом к дизайну HO O H «упрощенного» аналога BzO OCHCH3O O Колхитаксел колхитаксела на основе AcO CH3O колхицина с присоединенным к нему через перемычку упрощенным аналогом таксола 1, у которого нами было обнаружено интересное тубулин-олигомеризующее свойство.

3.1. Дизайн, синтез и биотестирование аналога колхитаксела с адамантановым миметиком таксола При создании структуры упрощенного миметика колхитакселя было решено присоединять линкер по с помощью амидной связи при С7 N-дезацетилколхицина (как в исходной структуре) и через сложноэфирную связь по положению при С4 адамантана (учитывая синтетическую доступность исходного 1-гидроксиадамантан-4-она и весьма высокую тубулин-олигомеризующую способность аналогов 1 с гидроксильной и бензоилокси-группой при С4 – эфиров 111 и 4). Длина перемычки рассчитывалась таким образом, чтобы расстояние между аминокислотной цепью и колхициновым фрагментом в конъюгате совпало с таковым в колхитакселе, для чего (по данным компьютерного наложения структур) потребовалось удлинение на две метиленовые группы. То есть вместо глутаровой кислоты использовалась пимелиновая кислота. Целевое соединение имело структуру 123 и содержало (для удобства синтеза) таксотерную аминокислотную цепь.

Ph O NH O OCHO O BocNH O O OH OCHCH3O 123 CH3O Для получения структуры 123 из кемантана по разработанной методике получили сложный эфир 124 с защищенной аминокислотой 19 (схема 30). Дальнейшее восстановление кето-группы в 124 боргидридом натрия привело к спирту 125 в виде смеси цис- и трансизомеров в соотношении 1:2 (по интенсивностям сигналов при 3,69 и 3,85 м.д. для протонов при С4 в спектрах ЯМР 1Н).

Ph O Ph O O Ph O OH O OH BocN O O BocN п-MeO-Ph O HO 19 BocN NaBH4, Et2O, O 10ч, 96% O ДЦК, ДМАП, CH2Cl2, 12 ч, 46% 124 1п-MeO-Ph п-MeO-Ph H2N OCHPh (CH2)OH O O O O OCHCH3O (-C (CH2)5 COO)n O O O BocN CH3O 1 ДМАП, EEDQ, CH2Cl2, O CH2Cl2, 24 ч, 46% 24 ч, 76% п-MeO-Ph 1(CH2)5 HN Ph O O O O OCHO BocN TsOH, MeOH, 1O O 2 ч, 63% OCHп-MeO-Ph CH3O 128 CH3O Схема 30.

Затем спирт 125 ввели в реакцию с полиангидридом пимелиновой кислоты, а полученный эфир 126 – с N-дезацетилколхицином (127, синтезированным отдельно в три стадии из колхицина по известной методике с общим выходом 25%). Расщепление оксазолидинового фрагмента в соединении 128 привело к целевой структуре 123 с неизменным соотношением цис- и транс- изомеров 2:1 (по интегральной интенсивности сигналов протонов при С4 адамантана в спектре ЯМР 1Н в области 4,81 и 4,93 м.д. соответственно).

Полученное нами гибридное соединение 123 было испытано на микротрубочках, полученных полимеризацией очищенного тубулина из мозга быков в присутствии гуанозинтрифосфата (ГТФ) и 10% ДМСО. Результаты свидетельствуют о том, что соединение 123 оказывает очень сильный дестабилизирующий эффект на микротрубочки in vitro: никаких агрегатов тубулина в микроскоп видно не было, в то время как в присутствии колхицина оставались небольшие агрегаты и короткие микротрубочки (таблица 2).

Изучение действия соединения 123 на сеть микротрубочек клеток карциномы человека A549 с помощью иммунофлуоресцентной микроскопии показало, что в концентрации 5 µM соединение 123 оказывало заметное дестабилизирующее влияние на сеть микротрубочек (рис. 16 C, шкала 20 m), но не такое сильное как колхицин (рис. 16 В).

Увеличение концентрации до 25 µM усиливало эффект соединения 123 (рис. 16 D). Наиболее интересным результатом данного эксперимента оказалась обнаруженная способность соединения 123 в концентрации 5 µM вызывать в образцах клеток А549 образование необычных агрегатов (они наблюдались между микротрубочками и их укороченными фрагментами, см. рис. 16 С). Появление таких агрегатов не характерно для действия колхицина и его аналогов (рис. 16 В) и напоминает либо таксолоподобный эффект, либо активность, похожую на действие другого классического лиганда тубулина – винбластина.

Таблица 2. Результаты тестирования соединения 123.

Вещество Эффект 10 µM вещества Эффект 5 µM вещества на сеть Цитотоксич-ность, на микротрубочки in vitro микротрубочек в клетках А549 EC50, (нM) ДМСО регулярная сеть нет эффекта, регулярная сеть - микротрубочек микротрубочек 123 + + деполимеризация (короткие фрагменты и образование 73 ± 2.микротрубочек) агрегатов (+) Колхицин + + + только (нет микротрубочек) деполимеризация 27 ± 1.Изучение цитотоксических свойств гибридной молекулы 123 провели на той же линии клеток А549 в стандартном МТТ [3-(4,5-диметилтиазол-2-ил)-2,5-дифенилтетразолий бромид] тесте. Значение эффективной концентрации EC50 для 123 оказалось весьма высоким и близким таковому для колхицина (таблица 2).

В целом, соединение 123 проявило два вида активности на клетках А549. Первый тип – промотирование деполимеризации микротрубочек – характерен для колхицина и его аналогов. В этом плане молекула 123 отличается от колхитаксела, в котором в большей степени выражена таксольная активность. В то же время, способность полученного вещества вызывать образование тубулиновых агрегатов отличается Рис. 16.

от таковой для колхицина и его аналогов. Для ответа на вопрос, является ли это необычное свойство соединения 123 результатом комбинации активностей колхицина и эфира 1 или полученная структура обладает уникальным действием на тубулин, понадобились дополнительные исследования.

3.2. Колхадам и его необычные свойства Первым логическим шагом в выяснении механизма действия полученного гибридного соединения 123 стало удаление аминокислотного фрагмента, играющего принципиально важную роль во взаимодействии с таксольным сайтом тубулина. Синтез соединения 130 без (2R,3S)-N-трет-бутоксикарбонил--фенилизосериновой группировки осуществляли по схеме 31 из адамантанола через промежуточный эфир 129.

H2N OCHOH (CH2)OH O O OCHCH3O (-OC (CH2)5 COO)n CH3O 1O O ДМАП, CH2Cl2, EEDQ, CH2Cl2, 1 72% 54% NH O OCHO O O OCHCH3O 130 CH3O Схема 31.

Измерение цитотоксичности конъюгата 130 (назван нами колхадамом) в МТТ тесте на культуре клеток А549 показало, что EC50 для этого соединения находится в наномолярном интервале концентраций, что на порядок выше, чем у гибридной молекулы 123 и колхицина, и сравнимо с цитотоксичностью таксола (таблица 3).

Таблица 3. Цитотоксичность и эффект конъюгатов колхицина на клетки А549.

Вещество Цитотоксичность Влияние 1M вещества на сеть EC50 ± SD (нM) микротрубочек 130 деполимеризация (+++) 6 ± 1.(колхадам) и образование кластеров (+++) 133 32 ± 2.1 только деполимеризация (+++) 134 5700±820 только слабая деполимеризация (+) Колхицин 27 ± 1.5 только деполимеризация (+++) Таксол 5 ± 0.7 «связки» микротрубочек Результаты изучения способности вещества 130 вызывать как деполимеризацию микротрубочек, так и образование тубулиновых агрегатов, проведенные методом иммунофлуоресцентной микроскопии, свидетельствуют о том, что обе активности также существенно выше, чем у исходной молекулы 123 (таблица 3). Более того, агрегаты тубулина в клетках, инкубированных с соединением 130, собраны в длинные кластеры, которые, концентрируясь около клеточных ядер, образуют необычный, не описанный в литературе рисунок, названный нами «эффектом солнечного затмения» («sun eclipse-like pattern», рис. 17).

Рис. 17.

Полученный результат представляет большой интерес, поскольку означает, что способность промотировать образование тубулиновых кластеров не зависит от наличия в структуре конъюгатов таксотерной аминокислотной цепи, и вряд ли связана с взаимодействием с таксольным сайтом тубулина.

Соединение 130 фактически является производным колхицина с заместителем при Скоторый считается не участвующим в связывании с тубулином. Однако поскольку необычный эффект колхадама должен быть связан с наличием именно такого заместителя, на следующем этапе мы определили роль каркаса в молекуле 130 в обеспечении ее свойств. Мы синтезировали два аналогичных конъюгата колхицина с гидрофобными группировками, отличными от адамантана. Структуры 133 и 134 с метильным и фенильным заместителями получены из метанола и фенола соответственно (схема 62).

(CH2)5 HN RO H2N OCHO O OCHO (CH2)RO OH OCHOH CH3O O (-OC (CH2)5 COO)n CH3O 1OCHCH3O R O O EEDQ, CH2Cl ДМАП, CH2ClCH3O 131 R=Me, 34% 133 R=Me, 41% 132 R=Ph, 21% 134 R=Ph, 73% Схема 32.

Результаты тестирования веществ 133 и 134 представлены в таблице 3. Как видно из таблицы, замена адамантана фенильным фрагментом оказалась губительной и для цитотоксичности, и для наблюдаемого эффекта. Цитотоксичность метильного производного 133 равна таковой для колхицина, но для него обнаружилась только способность к деполимеризации микротрубочек, аналогичная природной молекуле. Эти результаты показывают, что именно каркасная группировка в колхадаме 130 играет ключевую роль в обеспечении способности к образованию тубулиновых кластеров. Сравнение данных по активности в триаде структурно близких соединений колхицин–133–колхадам (130) (таблица 3) показывает, что для соединения с высокой активностью в плане кластеризации тубулина наблюдается существенно большая цитотоксичность, чем для «только деполимеризующих» агентов. Это позволяет предположить, что обнаруженная способность (или связанные с ней аспекты взаимодействия с белком-мишенью) являются важным фактором в обеспечении наблюдаемого инкремента митостатической активности.

Компьютерный докинг колхадама (PDB ID: 1Z2B, AutoDock Vina) показывает, что в то время как колхициновый фрагмент конъюгата связывается с соответствующей областью -тубулина (образованной аминокислотными остатками Cys241, Leu248, Leu255, Asn258, Met259 и др.), адамантановая группировка колхадама оказывается локализованной в дополнительном связывающем центре, формируемом остатками Tyr224 и Val177 в субъединице. То есть соединение 130 соединяет два связывающих центра, расположенных на двух противоположных сторонах и субъединиц тубулина (рис. 18а).

а) б) Рис. 18 (синим обозначена -субъединица, красным – -субъединица белка).

Структуры 133 и 134, не обладающие способностью вызывать образование тубулиновых кластеров, располагаются в белке отлично от колхадама 134. Например, линкер в соединении 133 не экспонирован в граничную область между двумя субъединицами, а направлен внутрь белковой глобулы -субъединицы (рис. 18б). Этот результат позволяет предположить, что способность к образованию тубулиновых кластеров связано со способностью адамантана в структуре колхадама 134 взаимодействовать с гидрофобным центром на -субъединице, обеспечивая своеобразную «сшивку» - и -субъединиц тубулинового димера.

Есть также вероятность взаимодействия колхадама как с колхициновым, так и с винбластиновым сайтами тубулина, причем теоретическая возможность последнего продемонстрирована нами с помощью метода компьютерного моделирования. Адамантановая группировка в этом случае оказывается вблизи остатка Tyr 224, но принадлежащего субъединице, и именно этот аминокислотный остаток играет важную роль в регулировании образования агрегатов лигандами Vinca-домена.

Дополнительное биотестирование колхадама было проведено нами для определения перспективности колхадама в качестве базового соединения для разработки лекарства.

Показано, что соединение 134 эффективно и на клетках HeLa то есть его действие не ограничивается культурой А549, кроме того, колхадам способен вызывать апоптоз опухолевых клеток. Наконец, пробное тестирование в Онкоцентре им. Н.И. Блохина эффективности действия колхадама на экспериментальных животных с перевиваемым лимфолейкозом P388 (мыши BDF1, самки) подтверждает эффективность колхадама – полуторакратное увеличение продолжительности жизни – в низких дозах (курсовая доза – мг/кг) в опытах in vivo. Токсичность его не превышает таковую для таксола.

В целом, найденный в ходе данного исследования конъюгат колхицина с адамантаном обладает высокой (6 нМ) цитотоксичностью и необычным механизмом действия на тубулин, причем каркасный фрагмент играет определяющую роль в обеспечении этого механизма.

Колхадам является перспективным соединением-лидером для дальнейших исследований структура – активность в поиске эффективных противоопухолевых средств.

4. Стратегия увеличения липофильности соединения-лидера путем структурного «включения» в каркасный или мостиковый фрагмент Проблему недостаточной липофильности разрабатываемой структуры лекарства в медхимических исследованиях обычно решают с помощью введения в нее дополнительных (липофильных) заместителей, в том числе каркасных. В данной работе нами предложен оригинальный прием увеличения липофильности моноциклического соединения-лидера путем его «структурного включения» в каркасный или мостиковый фрагмент. Этот прием мы применили для создания аналогов известных ингибиторов ферментов миоинозитмонофосфатазы и индуцибельной изоформы синтазы оксида азота.

4.1. Молекулярный дизайн и попытка синтеза потенциальных ингибиторов мио-инозит монофосфатазы на основе каркасных структур Получение липофильных ингибиторов инозитмонофосфатазы – потенциальных средств для лечения маниакально-депрессивных психозов – является одной из важных и пока нерешенных задач медицинской химии. Наш подход к дизайну таких структур предполагал использование известного ингибитора этого фермента D-3,5,6-тридезокси-инозитмонофосфата 135 и схематически представлен на рисунке 19.

OH, OH, OPO32- OH Подобрав серию производных бицикло[3.3.1]OH, OH, OPO32нонана и адамантана A–E и H-I с чередоваOPO32нием двух гидроксильных и одной фосфатной группы в одном из колец каркаса близком к HO таковому в структуре 135 (рис. 20a), мы 1провели для них молекуляный докинг (Sybyl, Рис. 19.

Silicon Graphic Group) в пространственную модель активного центра инозитмонофосфатазы. Как показывает моделирование, для эфира 135 благоприятной для связывания с активным центром является конформация кольца с фосфатной группой в экваториальном положении, поэтому функциональные каркасы структур A, B и H полностью совмещаются со структурой шаблонного ингибитора. При этом их дополнительные (по сравнению с 135) кольца экспонированы в достаточно объемную полость в активном центре фермента (рис. 20б для H), но соединения H и A располагаются стерически более выгодно, чем B.

H OH H H OPO32HO OPO32HO H OH H A OH B H OPO32- 2- C HO H O3PO H OH OH HO HO H OPO32H OPO32D E HO H H OH F OPO32- OH 2O3PO H H H OH HO 2O3PO H HO G H OH OH H H I a) б) Рис. 20.

Согласно данным докинга, структуры C и I совсем не совмещаются со структурой шаблонного ингибитора, а для структур D и E это совмещение не полное: ориентация одной из гидроксильных групп бицикло[3.3.1]нонана (при С5 для D и при С1 для E) неудачна, и, кроме того, дополнительное шестичленное кольцо соединения E располагается в области, занимаемой гидроксильной группой при С6 3,5,6-тридезокси-инозита 135. Докинг предсказывает также хорошее связывание для соединений F и G с отличным от 1функциональным каркасом, но близкой ориентацией трех фармакофорных групп.

Для синтетической реализации мы выбрали структуру H – наиболее оптимальную по данным моделирования. Но поскольку соответствующий этой структуре адамантановый триол не описан в литературе, нами был проведен OPO32-(Na+)OPO32-(Na+)дополнительный докинг дизамещенных аналогов этого соединения 136 и 137 в модель активного центра инозитмоOH нофосфатазы. Полученные для комплексов лиганд–фермент скоринг-функции оказались отрицательными и свидетельствуют о благоприятном связывании, несмотря на 137 OH 1отмеченную в литературе важную роль обеих гидроксильных групп во взаимодействии с ферментом. В связи с этим, нам представлялось логичным сначала получить и испытать дизамещенные аналоги структуры Н.

Для синтеза целевых соединений мы использовали метод фосфатирования с помощью 2-хлор-1,3-диокса-2-фосфориндан-2-оксида (о-фенилен фосфохлоридата).

O O P 1) OH O O O Cl Na+-O O O OH 1OH Ba2+ P P O P O NEt3, ТГФ Na2SO4 Na+ O O 138 Br2/H2O O O 2) NEt3, H2O OBa(OAc)OH NaH, BnCl, 1(51%) 11(52)% (100%) ДМФА, BnO (74%) O HO BnO HO O P O Ba2+ 1) 6, NEt3, ТГФ Br2/H2O H2, Pd/C, O- 2HO 1 2) NEt3, H2O Ba(OAc)2 O3PO N+HEt3 MeOH OH (49%) (42%) (84%) 143 1145 1Схема 33.

Фосфат 136 получали из адамантан-1,2-диола 138, синтезированного в четыре стадии из адамантан-1-ола через перегруппировку промежуточного протоадамантанона по описанной методике. Реакция фосфатирования диола 138 с эквивалентным количеством офениленфосфохлоридата 139 (схема 33) приводит к образованию только вторичного фосфата 140, 2-гидроксифенильный фрагмент которого отщепляется действием бромной воды с образованием бариевой соли 141. Обменная реакция последней с сульфатом натрия в воде с количественным выходом приводит к соответствующей натриевой соли 142. Бензильная защита вторичной группы диола 138 (структура 143) позволяет синтезировать требуемое соединение 144 с замещенной фосфатной группировкой в узловом положении (в спектре ЯМР 31Р наблюдается единственный сигнал при –5.49 м.д.). Каталитическим гидрированием на палладии на угле из соединения 144 получен спирт 145, а затем соответствующая бариевая соль 146 и искомое соединение 136. Строение соли 136 подтверждают данные ЯМР С спектра, в котором в отличие от спектра изомерного фосфата 142 [70.6 м.д. (2JCP = 6.9 Гц, С2); 79.9 м.д (3JCP = 3.7 Гц, С1)] атомы углерода С2 и С1 проявляются в виде сигналов при 76.(3JCP = 3.8 Гц) и 80.6 (2JCP = 7.11 Гц) м.д. соответственно. В спектре ЯМР 31P наблюдается единственный сигнал при –0.34 м.д.

Аналогично (схема 34) была синтезирована структура 137 (в виде смеси изомеров по Св соотношении 1:1) из адамантан-1,4-диола. В спектре ЯМР С натриевой соли 1характеристические сигналы атомов углерода С4 и С1 наблюдаются при 72.96 и 73.35 м.д., а в спектре ЯМР 31P фосфатная группа проявляется в виде сигнала при –0.1 м.д.

Далее мы получили также два оксо-производных структур 136 и 137 – соединения 151 и 152. Интерес к синтезу этих веществ обусловлен тем, что роль модифицируемой гидроксильной группы в ингибирующей активности не установлена однозначно, и в некоторых моделях она выступает как акцептор водородной связи.

OBn O OH OBn O P O NaH, BnCl, 1) 139, NEt3, ТГФ HO HO O ДМФА, 2) NEt3, H2O N+HEt (72%) (74%) OH 147 1OH O O O OH O P O Br2/H2O H2, Pd/C, Ba2+ P Na2SOBa(OAc)2 MeOH O- 1O O (100%) N+HEt3 (46%) (93%) OH 11Схема 34.

Соединения 151 и 152 получены по схеме 35, соответственно из 1-гидроксиадамантан4-она 5 и 1-гидроксиадамантан-2-она, 153.

O O O O O O Ba2+ P 1) 139, NEt3 Br2/H2O, O P O HO O O Ba(OAc)2) NEt3, H2O ON+HEtOH 5 C4=O 156 C4=O (47%) 153 C2=O 157 C2=O (48%) Na2SO154 C4=O (40%) 155 C2=O (55%) O Na+ O O Na+ O OO P P Na2SONa+ O O Na+ O O 151 (100%) 152 (100%) Схема 35.

По данным элементного анализа все полученные соли представляют собой устойчивые кристаллогидраты с двумя или тремя молекулами воды, отсутствие бариевых солей в конечных продуктах доказано методом атомно-эмиссионной спектроскопии.

Дизамещенные адамантилфосфаты 136, 137, 142, 151 и 152 мы протестировали на способность ингибировать мио-инозитмонофосфатазу спектрофотометрическим методом с использованием колориметричесI = 180 мкмоль/л S = 64.8 мкмоль/л кого раствора из молибдата аммос, мкмоль/л ния и красителя малахитового 9,зеленого. Результаты определения 8,скорости реакции показали (рис.

7,21), что соединения 137, 142, 151 и 6,152 в концентрациях до 200 M не 5,ингибируют инозитмонофосфатазу.

без ингибитора 4,2-гидрокси-1-адамантилфосфат Только для соединения 13,1-гидрокси-2-адамантилфосфат наблюдалось, хотя и слабое, но 4-гидрокси-1-адамантилфосфат 2,заметное ингибирование фермента.

2-оксо-1-адамантилфосфат 1,4-оксо-1-адамантилфосфат Этот результат является интерес0,ным и обнадеживающим, хотя в -10 10 30 50 70 t, мин целом полученные данные подтверждают недостаточность двух заРис. 21.

естителей в адамантановом каркасе для придания ему способности эффективно ингибировать инозитмонофосфатазу.

Адамантан-1,2,4-триол сначала попытались получить перегруппировкой 1-гидрокси3-оксагомоадамантан-2-она (схема 36). Однако реакция Байера – Виллигера для 2-оксоадамантан-1-ола 153 с перекисью водорода и трифторуксусным ангидридом привела к образованию смеси продуктов, среди которых обнаружена циклогександикарбоновая кислота 160 (более 70%, m/z 214 [M-2H]+), известная кетокислота 158 (HPLC-ESIMS m/z 1[M-H]+) и лактон 159 (HPLC-ESIMS m/z 197 [M-H]+), представляющие собой продукты раскрытия и дальнейшего окисления изомерного лактона 1-гидрокси-2-оксагомоадамантан3-она (схема 36).

OH OH O O O OH H2O2, (CF3CO)2O OH O OH CO2H O a) б) 1O HO2C HO2C OH HO2C O O OH 158 159 1Схема 36.

Изменение условий проведения реакции (действие м-хлорнадбензойной кислотой или перекисью водорода в трет-бутаноле в присутствии SeO2), а также проведение ее для 1бензилоксиадамантан-2-она также приводило к образованию трудноразделимых смесей, в которых не было обнаружено ни искомого лактона, ни целевого продукта его раскрытия.

При попытке получить производное искомого триола фотохимическим методом – облучением раствора 2,4-ди(трифторацетил)адамантана в метаноле с помощью ртутной лампы в течение 30 ч привело к выделению только исходного соединения. Таким образом, получение адамантан-1,2,4-триола встретило значительные синтетические трудности, и требуется изучение другие способов его синтеза. В связи с этим, предложенный нами прием увеличения липофильности соединения-лидера был применен для создания лигандов другой молекулярной мишени – индуцибельной изоформы синтазы оксида азота (iNOS).

4.2. Молекулярный дизайн синтез и тестирование NOS-ингибирующей активности гетероаналогов бицикло[3.3.1]нонана с атомами азота и серы Ингибитор iNOS 2-амино-5,6-дигидро-4Н-1,3-тиазин (161) обладает антигипотензивным и радиопротекторным действием, но, из-за низкой липофильности быстро выводится из организма. Структурное включение N N N тиазина 161 в бицикло[3.3.1]нонановый NH NHNH2 мостиковый фрагмент можно осущестS S S вить по положениям N3–C5 (162) или по положениям С4–С6 (163).

162 11Анализ литературных данных соотношений структура-активность для аналогов тиазина 161 предсказывает снижение NOSингибирующей активности для соединения 162 и сохранение ее для 163, однако результаты докинга этих структур в модель активного центра iNOS (PDB ID: 2NSI, Dock v 6.3) дают противоположный прогноз. Хотя расположение обеих молекул стерически выгодно, и для Рис. 22. Расположение молекул 162 (слева) и 163 (справа) них возможно образование в активном центре iNOS.

ключевых водородных связей атомов азота с Glu377 и Trp372 в активном центре фермента, только в соединении 1дополнительное липофильное кольцо бицикла оказывается идеально расположенным в липофильном кармане, образованном аминокислотными остатками Phe309 и Val352 (Рис. 22).

Соединение 162 получали двумя путями по схеме 37. Сначала 3-бромометилпиперидин 165 ввели в реакцию с бензоилизотиоцианатом, в ходе которой промежуточно образующаяся тиомочевина претерпевала внутримолекулярную циклизацию с образованием нужного бициклического продукта. Отщепление заместителя с иминного атома азота дигидротиазина 167 обработкой концентрированной HCl с последующей нейтрализацией привело к искомому соединению 162, загрязненному, однако, трудноотделимыми примесями (~10%).

OH Br 1) HBr, C6HCS2, ДМФА S K2CO3, 36% 2) PBr3, 1000C N N N 65% H 11H 1S BzNCS, Et3N, 1) SOCl2, CH2Cl ацетон 2) NH3, CH3OH Br 38% 6 5 1) HClконц.

S S 2) NaHCO3, H2O N N 23% N Bz N Bz NH S NH 167 (20%) 1Схема 37.

Параллельно провели циклизацию бром-производного 165, получив тион 166. Модификация тиокарбонильной группы тиона 166 в имино-группу реакцией с тионилхлоридом с последующей обработкой раствором аммиака в метаноле привела к целевому продукту 162 в индивидуальном состоянии (выход 14% из 165). Данные элементного анализа и массспектрометрии соответствуют формуле С7Н12N2S, а наличие сигнала иминного атома углерода (C=NH, 158 м.д.) в спектре ЯМР C подтверждает строение дигидротиазина 162.

Новый тип мостиковых гетеро-аналогов с атомами азота и серы (на примере соединений 166 и 167) был изучен методом рентгеноструктурного анализа, позволившего определить особенности конформации колец в бициклах. В структуре 167 формируется необычная молекулярная упаковка с прослойками из бициклов и ароматических колец (рис. 23).

Оценка ингибирующей активности рацемата 162 по отношению к iNOS, проведенная in vitro радиометрическим методом по скорости накопления [3H]-Lцитруллина в NOS-катализируемом окислении [3H]-LРис. 23.

аргинина, показала, что соединение 162 неактивно как ингибитор iNOS, то есть предсказание, сделанное нами на основании литературных данных, дает более точный результат, чем компьютерное молекулярное моделирование.

Структуру 163 с другим типом «включения» базового тиазина 161 синтезировали из циклогексенона по схеме 38.

O OMs O OH 1) NaBH4, MeOH MsCl, Et3N, NaN3, HCl 2) H2/Pd/C LiBr CH2ClEt3N, CH2ClТГФ, 21% Boc2O, EtOAc 94% 77% 31% NHBoc N3 NHBoc 168 169 1Br N ButNH2, N 1)HBr, Et2O HCl, to HgCl2, Et3N S NHBut 1CS2, K2CO3, ДМФА ДМФА, to S 69% S 45% NHBoc 171 172 1Схема 38.

На первой стадии был получен азид 168, восстановление обоих заместителей которого с последующим присоединением к каждому из них защитных групп привело к цис производным 169 и 170. Нуклеофильное замещение в соединении 170 под действием LiBr (с образованием бромида 171) и дальнейшее отщепление трет-бутоксикарбонильной защитной группы дало транс-1,3-бромциклогексиламин, взаимодействие которого с сероуглеродом и одновременная циклизация (возможная благодаря транс-конфигурации заместителей в циклогексане) привели к бициклическому тиону 172. Реакцией этого тиона с трет-бутиламином в присутствии хлорида ртути (II) получили замещенный амин 173.

Дальнейшее отщепление трет-бутильной группировки привело к целевой структуре 163.

По предварительным данным радиометрического исследования, в концентрации 1M тиазин 163 обладает хорошей iNOS-ингибирующей активностью in vitro. Радиопротекторная активность этого соединения в экспериментах in vivo и его продолжительность действия в организме в настоящее время изучается.

Основным итогом описанного блока исследований является формулировка нестандартного приема повышения липофильности циклического соединения-лидера путем его «включения» в каркас. Применение этого метода для создания блокатора инозитмонофосфатазы привело к синтезу серии фосфатов каркасных диолов, один из которых проявил слабую активность. Более успешное использование описываемого приема продемонстрировано на примере дизайна липофильного ингибитора синтазы оксида азота.

5. Применение мостиковых группировок для ограничения конформационной подвижности мелатонина и серотонина Метод «ограничения конформационной подвижности» соединения-лидера часто используется в медицинской химии для создания активных и селективных лигандов молекулярных мишеней, но каркасные и мостиковые группировки редко применяются для этой цели. В данной работе мостиковые фрагменты впервые были использованы для создания конформационно ограниченных аналогов эндогенного гормона мелатонина. Часть исследований посвящена получению потенциальных лигандов серотониновых рецепторов.

5.1. Дизайн новых конформационно ограниченных аналогов мелатонина Для создания лигандов рецепторов гормона мелатонина мы предложили использовать необычный способ ограничения конформационной подвижности боковой цепи природной молекулы, а именно, включение ее в NHC(O)CH3 NHC(O)CHбициклические мостиковые фрагменты H3CO (CH2)k (рис. 24). При такой модификации H3CO (CH2)n (CH2)m одновременно происходит введение N объемного липофильного заместителя в H N положение при С2 индольного ядра, Мелатонин H которое обычно приводит к появлению Рис. MT2 селективности. Поэтому мы ожидали получить соединения, селективные к MT2 подтипу мелатониновых рецепторов.

NHC(O)CHH3CO N 1NHC(O)CHH H3CO N NHC(O)CHH 1H3CO N H 1Рис. 25. Лиганды в МТ2 рецепторе: желтый 174, голубой 175, оранжевый 176, зеленый – мелатонин.

Выбор конкретных соединений основывался на возможности их синтетической реализации (выбраны структуры, в которых аннелированное с индольным ядром кольцо мостиковой группировки представлет собой шестичленный цикл) и результатах компьютерного моделирования, предсказывающего аффинность к МТ2 рецептору для эндо-изомеров 174 и 175 и экзо-изомера 176 (рис. 25, здесь и далее обозначенная конфигурация заместителей является относительной – эндо-, экзо-, а соединения представляют собой рацематы).

5.2. Синтез конформационно ограниченных аналогов мелатонина В качестве ключевой стадиии для синтеза целевых соединений использовали формирование индольного фрагмента на мостиковом фрагменте по реакции Фишера.

Синтез аналога мелатонина с бицикло[3.3.1]нонановым фрагментом. Аналог мелатонина с бицикло[3.3.1]нонановым фрагментом был получен в семь стадий из эфира Меервейна по схеме 39. Реакция Фишера для кеталя 177 с гидрохлоридом 1-(4-метоксифенил)гидразина в присутствии безводного хлорида цинка позволила получить требуемый структурный шаблон – соединение 178, нагревание которого с серной кислотой привело к соответствующему кетону 179 (схема 39). Строение этого соединения доказано с помощью спектральных данных и методом рентгеноструктурного анализа. Дальнейшее превращение кетогруппы в структуре 179 осуществляли через оксим 180, восстановление которого привело к смеси изомерных аминов (181), разделенную с помощью колоночной хроматографии (элюент: хлористый метилен: метанол: триэтиламин 100:1:0.5). Соотношение полученных экзо- и эндо-изомеров амина – 181а и 181б составило 1:5, причем эндоконфигурация была приписана основному изомеру на основании литературных данных.

Преимущественное образование эндо-изомера соответствует положению о том, что атака гидрид-аниона происходит преимущественно со стерически более доступной экзо-стороны.

H3COOC O O O H3COOC HO(CH2)2OH, пТСК O HCl, CH3COOH O C6H5CH3, 56% 70% COOCHO O 120 1COOCHOCHO O O CH3O CH3O H2SONHNH2 HCl, K2CO3, ZnClH2O, 82% MeOH, 68% N N H 1H 1NHNOH CH3O CH3O NH2OH HCl, K2COLiAlHEtOH, 90% N N ТГФ, 69% H H 11NHNH Ac2O, NEtколоночная хроматография 1+ CH2Cl2, 72% 181а 181б Схема 39.

Ацетилирование эндо-амина 181б осуществили реакцией с уксусным ангидридом в присутствии пиридина, что привело к искомому ацетамиду 174. Структура целевого соединения была доказана спектральными данными и методом рентгеноструктурного анализа, результаты которого подтвердили эндо-конфигурацию ацетамидного заместителя в молекуле. Суммарный выход конформационно ограниченного аналога мелатонина 174 по семи стадиям (из эфира Меервейна) составил около 12%.

Синтез аналога мелатонина с бицикло[3.2.1]октановым фрагментом. Далее мы синтезировали аналог мелатонина с бицикло[3.2.1]октановой мостиковой группировкой (186). В качестве исходного соединения был выбран метил 2-оксобицикло[3.2.1]октан-6карбоксилат, причем сначала провели пробную цепочку реакций с его более доступным (по реакцией сужения цикла в бицикло[3.3.1]нонан-2,6-дионе нитратом таллия) экзо-изомером 182а (схема 40). Это позволило подобрать условия проведения реакции Фишера и последующих стадий превращения карбоксильной группы в аминогруппу.

O COOCHCOOCHCH3OPhNHNH2 HCl Tl(NO3)3, CH3OH CH3O NaOH AcOH, 52% 63% H2O, 94% NH O O 182а 11COOH NHNCO 1. ClCOOEt, NEt3, ТГФ CH3O 2. NaN3, H2O CH3O CH3O 3. MePh, кип.

HCl, H2O 67% NH Na2CO3, 68% NH NH 111Схема 40.

Строение амина 186 однозначно доказано спектральными методами, данными элементного анализа и масс-спектрометрии, в то время как изучение структуры его ацетамида (187) методом РСА привело к образованию в ходе медленной кристаллизации N-[(5S)-10-метокси2,8-диоксо-1,2,3,4,5,6,7,8-октагидро-3,6-метано-1-бензазецин-5-ил]ацетамида 188 – продукта окислительного разрыва двойной связи индольного цикла в 187 (схема 41).

O NHCCHNHAc CH3O O CH3O [O], CH2ClAc2O 1N NH H O 11Схема 41.

Найденная реакция является интересным примером легкого некаталитического окисления в индольной системе, аннелированной с ненапряженным шестичленным циклом.

Целевой аналог мелатонина 175 с эндо-конфигурацией ацетамидной группы синтезировали из метил эндо-2-оксобицикло[3.2.1]октан-6-карбоксилата 182б по схеме 42.

O O O O O O TsN3, NEtNaH, HCOOEt h, CH3OH NCH2Cl2, 84% Et2O, 75% 74 % HO 11COOCHO O O O O H3CO O PhNHNH2 HCl пТСК, ацетон, колон.хром-е, 80% AcOH, 67% N H 1H3COOC H3COOC 182б 1NHNCO COOH 1. ClCOOEt, NEt3, CH2ClHCl, H2O Ac2O, NEtHCl, H2O 12. NaN3, H2O Na2CO3, 50% CH2Cl2, 65% 70% 3. MePh, кип.

1193 194 (89%) Схема 42.

Исходное соединение 182б получали по известной методике через фотохимическое разложение -диазокетона 190 по Вольфу. В результате фотохимической реакции была получена смесь изомерных сложных эфиров 191 в соотношении эндо-:экзо- 8:1 (на основании сравнения спектров ЯМР Н для 191 и полученного встречным синтезом соединения экзо-191 из 182а). В ходе дальнейших превращений и выделений продуктов методом колоночной хроматографии удалось полностью избавиться от примеси экзоизомера, так что индол 192 представляет собой единственный эндо-изомер по карбоксильной группе. Гидролиз эфира 192 в кислой среде позволяет получить искомую кислоту 193, дальнейшее преобразование которой до амина 195 проводили по разработанной схеме через изоцианат 194. Ацетилирование полученного амина 195 позволило синтезировать целевой аналог мелатонина с ограниченной конформационной подвижностью 175. В спектре ЯМР 1Н полученного амида 175 присутствуют сигналы амидного протона NH, представляющего собой уширенный дублет при 5.34 м.д., а также сигнал метильной группы (NHCOCH3) при 1.99 м.д. В спектре ЯМР 13С сигнал амидного атома углерода наблюдается при 169.79 м.д.

Синтез аналога мелатонина с бицикло[2.2.2]октановым фрагментом. Бицикло[2.2.2]октановый аналог мелатонина (176) синтезировали аналогично соединению 175.

Описанный в литературе метил эндо-5-оксобицикло[2.2.2]октан-2-карбоксилат 196а превратили в кеталь 197а и эпимеризовали под действием диизопропиламида лития при -78°С (схема 43). Соотношение экзо- и эндо-изомеров по сложноэфирной группе в соединении 1и полученном из него кетоне 196 составило ~1:1.

O COOCHCOOCHCOOCHHOCH2CH2OH ЛДА, ТГФ, -23о ЛДА, ТГФ O + пТСК, 61% 60% -78о -23о, 76% O O 196a 197a COOCHCOOCH3 COOCHH3CO пТСК, ацетон, PhNHNH2 HCl, AcOH O 80% 56%, колон. хомат-е O N O H 11198a NCO COOH COOCH+ 1. ClCOOEt H3CO H3CO NEt3, CH2Cl NaOH, CH3OH/H2O 2. NaN3, H2O N 3. MePh, кип. 79% N N H H H 1200 (90%) 198б NaOH, 40-50oC HN NaOH, 0-5oC NH NH2 PhCH3/H2O, 71% ТГФ/H2O, 55% OCHH3CO O Ac2O, NEt1CH2Cl2, 65% N N N H H 2H 2Схема 43.

Смесь изомеров 196 ввели в реакцию Фишера с гидрохлоридом (4-метоксифенил)гидразина в ледяной уксусной кислоте и образовавшиеся изомерные индолы 198а и 198б разделили методом колоночной хроматографии. Для экзо-изомера 198б осуществили дальнейшее преобразование сложноэфирной группы в аминогруппу осуществляли через карбоновую кислоту 199 и изоцианат 200. Гидролиз изоцианата 200 в ТГФ при 0°С в 2N NaOH привел к целевому амину 202 (в других условиях получается дизамещенная мочевина 201, схема 43). Ацетилированием амина 202 синтезировали целевой конформационно ограниченный аналог мелатонина 176. (В спектре ЯМР 1Н этого соединения сигнал амидного протона наблюдается при 6.16 м.д., сигнал протона Н-C-NHCOCH3 при 3.94 м.д. В спектре ЯМР 13С характеристичным является сигнал амидного атома углерода при 170.25 м.д.).

Результаты биотестирования аналогов мелатонина с бициклическими мостиковыми группировками. Для синтезированных соединений 174–176 была изучена аффинность in vitro по отношению к рекомбинантным MT1 и MT2 подтипам рецепторов человека, экспрессированных в клетках CHO-K1. Тестирование проводилось по стандартным 1протоколам фирмы Ricerca радиолигандным методом с использованием I-мелатонина.

Результаты представлены в таблице 4. Как следует из этих данных, бицикло[2.2.2]октановое производное 176 обладает очень высокой аффинностью по отношению к МТ2 подтипу мелатониновых рецепторов: немного меньшей, чем у мелатонина (соединение 176 представляет собой рацемическую смесь), но по-прежнему в наномолярном интервале концентраций.

Более того, соединение 176 обладает заметной селективностью по отношению к МТподтипу мелатониновых рецепторов: Ki(MT1)/Ki(MT2)~20.

Таблица 4. Результаты измерения МТ1 и МТ2-аффинности соединений 174–176.

Вещество чел. MT1 чел. MTIC50 (нM) Ki (нM) IC50 (нM) Ki (нM) rac-174 >10 - 1100 5rac-175 >10 - >10 - rac-176 54.6 28.3 2.75 1.Мелатонин 0.343 0.178 0.415 0.2 Аналог мелатонина с бицикло[3.3.1]нонановым фрагментом 172 проявляет существенно меньшую афинность к мелатониновым рецепторам (на микромолярном уровне), но при этом сохраняет селективность к МТ2 подтипу. Производное бицикло[3.2.1]октана 1практически неактивно по отношению к обоим подтипам рецепторов, хотя и для него наблюдается большее вытеснение радиолиганда (10M, 34%) для MT2 рецепторов (для MT– 10M, 12%). Эти данные демонстрируют положительный эффект объемного заместителя при C2 мелатонина для MT2 селективности, но указывают на отсутствие линейной зависимости между активностью и размером мостиковой группировки в полученных соединениях.

Уменьшение активности веществ 174 и 175 по сравнению с соединением 176 может быть частично объяснено довольно близким расположением (3.8 ) гидрофобных атомов бициклононанового каркаса с гидроксилом остатка Tyr294 в связывающем центре MTрецептора. Это может приводить к неблагоприятному изменению конформации белка и ухудшению связывания. Бицикло[2.2.2]октановая группировка структуры 176 расположена немного дальше – на расстоянии 4.6 от гидроксила Tyr294. Кроме того, для соединения 176, в отличие от 174 и 175, возможна дополнительная водородная связь между NH-группой амида и атомом кислорода основной цепи Ala117.

Следующий аспект данного исследования представляет, с нашей точки зрения, особый интерес при обсуждении его результатов. Наблюдаемое падение аффинности для соединений 174 и 175 подтверждает литературные данные о характерном уменьшении сродства к мелатониновым рецепторам при конформационном ограничении со сдвигом боковой цепи мелатонина в направлении атома C2 индольного ядра. Тем не менее, бицикло[2.2.2]октановый аналог 176 с таким же типом конформационного ограничения проявляет очень высокую аффинность. Более того, сродство к рецепторам для соединения 176 намного больше такового у структурно аналогичного производного с циклогексановым фрагментом вместо бицикло[2.2.2]октанового – N-ацетил-3-амино-6-метокси-1,2,3,4тетрагидрокарбазола. Даже принимая во внимание, что аффинность последнего (также в виде рацемата) измеряли по отношению к смеси MT1 и MT2 подтипов рецепторов, она все равно существенно ниже – Ki = 219 нM, чем у мостикового соединения 176 (см. таблицу 4).

Этот результат пока не удается объяснить с помощью имеющихся моделей мелатониновых рецепторов, но он наглядно демонстрирует специфическую и важную роль мостиковой группировки в обеспечении высокого сродства и возможность ее удачного использования для конформационного ограничения молекулы соединения-лидера.

Таким образом, применение мостиковых фрагментов для создания «конформационно жестких» аналогов мелатонина привело к очень интересному результату. В связи с этим, мы попытались применить тот же прием для соединения-лидера, структурно очень близкого мелатонину, а именно для модификации эндогенного нейромедиатора серотонина.

5.3. Синтез и биотестирование конформационно ограниченных аналогов серотонина на основе индолов, аннелированных с бициклическими каркасами Анализ литературы показывает, что исследуемые нами соединения могут являться лигандами 5-НТ3 подтипов серотониновых рецепторов. Имея некоторое сходство с известными 5-НТ3-антагонистами ондансетроном и трописетроном, они представляют своеобразный «промежуточный» вариант между этими двумя структурами. Поэтому поставили задачу изучить способность взаимодействовать с 5HT3 подтипом рецепторов у аналогов серотонина с таким необычным конформационным ограничением боковой цепи природной молекулы.

O CH3 R O NHO N N (CH2)m N H N N N H CHПредложенные CHОндансетрон Трописетрон аналоги серотонина В синтетической части работы получали соединения с бицикло[3.3.1]нонановым или бицикло[3.2.1]октановым фрагментами, с гидроксильной группой в индоле (как в серотонине) или без заместителя (как в «сетронах»). При выборе относительной конфигурации аминогруппы в бицикле (эндо-, экзо-), сначала синтезировали более доступный изомер.

Синтез бицикло[3.3.1]нонанового производного 206б осуществляли по разработанной методике из кеталя 177 по схеме 44.

O O O H2SONHNH2 HCl, K2CO3, ZnCl1H2O, 88% MeOH, 63% N N H H 2203 NOH NHNH2OH HCl, K2CO3 LiAlHEtOH, 70% ТГФ, 65% N N H H 22NHNH колоночная хроматография + N N H 206а H 206б Схема 44.

Полученную смесь изомерных аминов 206а: 206б (соотношение 1:6) разделили хроматографически. Соответствующий гидроксизамещенный аналог серотонина – эндо-2получили реакцией эндо-амина 181б с триброNHмидом бора (схема 45).

HO Синтез незамещенного по индольному BBr3, CH2Cl181б ядру бицикло[3.2.1]октанового производного MeOH, -78—24o C N 211а осуществляли по разработанной H 207, 79% методике из экзо-изомера метил 2-оксоСхема 45.

бицикло[3.2.1]октан-6-карбоксилата 182а по схеме 46. Строение амина 211а подтверждено методом рентгеноструктурного анализа его Nацетильного производного. Отметим, что в молекулярной упаковке этого кристалла присутствуют весьма необычные N-H… контакты (2.40), образованные атомами водорода NH групп пиррольных циклов и атомами бензольных колец индолов.

Конформационно ограниченный аналог серотонина 212 – аналог соединения 211а с гидроксильной группой в индольном ядре получали реакцией ранее синтезированного соединения 186 с трибромидом бора (схема 47).

COOH COOCHPhNHNH2 HCl NaOH 182a H2O, 92% AcOH, 74% NH NH 22NCO NH1. ClCOOEt, NEt3, ТГФ 10 2. NaN3, H2O 3. MePh, кип.

HCl, H2O Na2CO3, 56% 63% N NH H 210 211a Схема 46.

Для проведения биотестирования ex vivo обработкой аминов 206б, 207, 211а и 2уксусной кислотой были получены водорастворимые ацетаты. Тестирование на 5-НТ3серотонинэргическую активность проведеNHно в Волгоградском государственном меHO BBr3, CH2Clдицинском университете на нелинейных 1MeOH, -78—24o C морских свинках (12–16 мес., 400–500 г) в N двух экспериментальных биологических H 212, 67% моделях (таблица 5). Уровень 5-HT3Схема 47.

серотонинэргической активности соединений оценивали по разнице между значениями в контрольном и опытном измерениях (%). В качестве контроля использовали ондансетрон (1 M).

Таблица 5. Тестирование 5-НТ3-серотонинергической активности Изменение хронотропного Изменение спазмогенного эффекта серотонина на эффекта серотонина на модели изолированных модели изолированной Вещество предсердий морской подвздошной кишки свинки, 1%* морской свинки, 2%* rac-206б -3,6 -4,rac-207 -3,3 2,rac-211а -3,0 -8,rac-212 -5,0 -6,Ондансетрон -35,2 -80, Как видно из таблицы 7, значения 1 и 2 для всех протестированных ацетатов оказались значительно меньше контрольных, лучшее из них – 2 для соединения 211a примерно на порядок ниже (8±3 %), чем у ондансетрона.

Приняв, что наблюдаемая активность является следствием низкой аффинности протестированных веществ по отношению к 5-НТ3 рецептору, мы предположили, что одной из причин этого может быть недостаточное расстояние между С3 индольного ядра и аминогруппой в их структурах, что не позволяет аминогруппе взаимодействовать с 5-НТ3 рецептором Рис. 26. Наложение (6S,8S,9R)аналогично ондансетрону. Поэтому в данной работе мы 214 и R- ондансетрона попытались провести оптимизацию структур и синтезировали два «удлиненных» аналога структуры 211а – соединения 214 и 215. Выбор экзоизомера в данном случае базировался как на результатах биотестирования, так и данных компьютерного наложения структуры 214 и активного R-изомера ондансетрона, (рис. 26, атомы азота показаны темно-синим, большинство атомов водорода не показано).

Амин 214 с метиленовым линкером между мостиковым фрагментом и аминогруппой получали в две стадии из кислоты 209 через амид 213 (схема 48). Cигналы протонов мостика в спектре ЯМР 1Н амина 214 представляют собой два дублета дублетов при 2.65 м.д.

CONHNH1. КДИ, CH2ClLiAlH22. NHТГФ N N H 213, 73% H 214, 64% Схема 48.

Соединение 215 с мочевинным фрагментом получено взаимодействием соответствующего изоцианата 210 с аммиаком (схема 49). В спектре ЯМР 13С монозамещенной мочевины 215 сигнал карбонильного атома углерода NH NHнаходится при 158.79 м.д. В ходе предварительNHO ного эксперимента методом радиолигандного 2Et2O связывания на клетках НЕК-293 (радиолиганд N [3H]-3-(5-метил-1H-имидазол-4-ил)-1-(1-метилH 215, 99% индол-2-ил)пропан-1-он) показано, что аффинность соединения 214 низка, в то время как мочевинный аналог 215 обладает заметным Схема 49.

сродством к 5-HT3 рецепторам (IC50<<1 M).

В целом, в рамках данной части работы получены аналоги мелатонина и серотонина с необычным ограничением конформационной подвижности, которые представляют несомненный интерес для работ по совершенствованию моделей соответствующих рецепторов.

Конформационно ограниченный аналог мелатонина с бицикло[2.2.2]октановой группировкой является в настоящее время единственным описанным в литературе мостиковым аналогом этого гормона с наномолярной активностью к MT2 подтипу мелатониновых рецепторов.

6. Модификация соединения-лидера с двойной активностью с помощью мостиковой группировки В работах по оптимизации структур физиологически активных веществ с алициклом или неароматическим гетероциклом, последний иногда заменяют мостиковой группировкой с целью придания селективности к определенной молекулярной мишени. Такая замена была CH3 использована нами для создания мостикового аналога препарата Димебона, обладающего антигистаминной и недавно обнаруженN H3C ной нейропротекторной активностью. После того как в середине 2000-х гг возникла теория о связи этой активности Димебона с процессом блокирования митохондриальных пор, вызывающих N переход мембраны митохондрий в состояние высокой проницаемости, мы предложили синтезировать серию аналогов Димебона, в H3C которых пиперидиновый цикл заменен азабицикло[3.3.1]ноN нановым. Такая замена преследовала двоякую цель: с одной Димебон стороны попытаться сделать соединение неактивным по отношению к рецепторам гистамина, используя упомянутый в начале главы прием, а с другой стороны – усилить его блокирующую способность по отношению к ионным каналам, очень характерную для объемных и липофильных каркасных структур.

Аналог Димебона 219, в котором индольное ядро аннелировано с азабицикло[3.3.1]нонановым мостиковым фрагментом, получали по схеме 50 из 3-этоксикарбонилпиперидина, который через N-этоксикарбонилэтильное производное 216 превращали в бициклический кетон 217 с помощью конденсации Дикмана. Кетон 217 затем ввели в реакцию Фишера и полученный с выходом 57% гидрохлорид соединения 218 перевели в соответствующее свободное основание (218). Рентгеноструктурный анализ соединения 218 и расчет параметров складчатости неароматических колец показали, что цикл B находится в промежуточной конформации между конвертом и 1,3-дипланарной (screw-boat). Отметим, что последняя очень редко встречается в бициклических мостиковых структурах.

CO2Et CO2Et 1) т-BuOK, CH3Ph N ClCH2CH2CO2Et, Et3N 2) HClaq, N 3) K2CO3, H2O NH O CO2Et 217, 31% 216, 85% N H3C N N H3C B A 1) п-CH3PhNHNH2 HCl, CH3COOH, N NaH, ДМФА 2) NaHCO3, H2O NH 218, 38% 219, 23% N Схема 50.

На последней стадии присоединение замещенного пиридинового фрагмента к индольному атому азота позволило получить с небольшим выходом искомое соединение 219.

Указанное исследование было закончено в начале 2010 года и представлено на конференции. Однако примерно в то же время появилась публикация патента медикофармацевтической компании Abbott Laboratories (США) с описанием серии спиро-, каркасных и мостиковых аналогов Димебона, в том числе бис-трифторацетата соединения 219. В патенте не приведены данные об антигистаминной активности этого вещества, но представлены результаты измерения его способности влиять на мембранный потенциал митохондрий, которая оказалась одной из самых высоких среди полученных соединений.

Таким образом, одновременно предложенная нами и компанией Abbott Laboratories идея замены моноциклического фрагмента Димебона мостиковой группировкой, оказалась продуктивной в плане получения структуры с интересной активностью.

ВЫВОДЫ 1. Сформулированы принципы применения каркасных и мостиковых структур в создании физиологически активных веществ, в том числе 1) как биоизостерических группировок для сложных полициклических скелетов молекул, 2) как необычных фрагментов, ограничивающих конформационную подвижность структурных прототипов лекарственных веществ, 3) как увеличивающих липофильность неароматических моноциклических соединений при их «структурном» включении в каркас.

На этой основе в результате структурного дизайна и синтеза сфокусированных библиотек физиологически активных веществ на основе каркасных фрагментов выявлены новые соединения-лидеры для таких молекулярных мишеней как белок тубулин, рецепторы мелатонина и серотонина, ферменты синтаза оксида азота и инозитмонофосфатаза.

В ходе проведенных исследований получены следующие конкретные результаты для каждой биомишени.

2. Проведен молекулярный дизайн новых структурных классов упрощенных аналогов таксола, в которых полициклический скелет исходной молекулы заменен адамантановым или бицикло[3.3.1]нонановым фрагментом. Синтезирована библиотека таких веществ, представляющих собой сложные эфиры замещенных или незамещенных адамантановых и бицикло[3.3.1]нонановых спиртов с аминокислотой (2R,3S)-N-бензоил- (или N-третбутоксикарбонил)--фенилизосерином.

Для полученных упрощенных аналогов таксола определены значения цитотоксичности по отношению к клеткам А459 (минимальное значение IC50=0.75M). Доказана способность некоторых соединений вызывать олигомеризацию тубулина, максимально высокую – для 1-(N-бензоил--фенилизосерилокси)адамантана. На основании исследований «структура–активность» продемонстрирована важная роль незамещенной адамантановой группировки и (2R,3S)-N-бензоил--фенилизосерина (но не позиции его присоединения к адамантану) в обеспечении высокой тубулин-олигомеризующей активности.

2. Предложена структура «упрощенного аналога» колхитакселя на основе колхицина и адамантанового «миметика» таксола и реализована многостадийная схема его получения.

Синтезирован структурный аналог этого соединения колхадам, для которого доказано проявление цитотоксичности по отношению к различным штаммам опухолевых клеток in vitro в наномолярном интервале концентраций, а также продемонстрирована способность к увеличению продолжительности жизни экспериментальных животных с перевиваемым лимфолейкозом P388 в экспериментах in vivo. У колхадама обнаружен уникальный, не описанный в литературе механизм противоопухолевого действия, а именно способность вызывать деполимеризацию микротрубочек с последующим образованием необычных тубулиновых кластеров. Представлено возможное объяснение этого механизма и продемонстрирована важная роль адамантанового каркаса в его обеспечении.

3. В работе предложена оригинальная стратегия увеличения липофильности моноциклических соединений-лидеров путем их «включения» в каркасный или мостиковый фрагмент, реализованная на примере создания структур потенциальных ингибиторов ферментов мио-инозитмонофосфатазы и синтазы оксида азота.

Проведено тестирование синтезированных соединений in vitro и показано наличие слабой ингибирующей активности 2-гидрокси-1-адамантил фосфата натрия по отношению к инозитмонофосфатазе, а также выявлен ингибитор индуцибельной изоформы NO-синтазы – 2-тиа-4-азабицикло[3.3.1]нон-3-ен-3-амин – перспективный кандидат для дальнейшего изучения его антигипотензивной и радиопротекторной активности in vivo.

4. Проведен молекулярный дизайн аналогов гормона мелатонина и нейромедиатора серотонина, в которых ограничение конформационной подвижности боковых цепей природных молекул достигается за счет включения в бициклические мостиковые группировки, аннелированные с индольным ядром.

Разработаны и реализованы эффективные многостадийные препаративные схемы синтеза целевых веществ с использованием в качестве ключевой стадии реакции Фишера.

Проведено тестирование полученных веществ in vitro и ex vivo и выявлен уникальный мостиковый аналог мелатонина с наномолярной активностью по отношению к MT2 подтипу мелатониновых рецепторов.

5. В работе (независимо от фармацевтической компании Abbot, США) получен оригинальный мостиковый аналог известного антигистаминного препарата с нейропротекторной активностью Димебона.

СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ ОТРАЖЕНО В СЛЕДУЮЩИХ ПУБЛИКАЦИЯХ.

(в журналах, рекомендуемых ВАК РФ) Статьи в журналахзарубежных издательств 1. O.N. Zefirova, E.V. Nurieva, D.V. Shishov, I.I. Baskin, F. Fuchs, H. Lemcke, F. Schrder, D.G. Weiss, N.S. Zefirov, S.A. Kuznetsov. Synthesis and SAR requirements of adamantane – colchicine conjugates with both microtubule depolymerizing and tubulin clustering activities.

Bioorganic and Medicinal Chemistry. 2011, 19, 5529–5538.

2. O.N. Zefirova, T.Yu. Baranova, A.A. Ivanova, A.A. Ivanov, N.S. Zefirov. Application of the bridgehead fragments for the design of conformationally restricted melatonin analogues. Bioorganic Chemistry. 2011, 39, 67–72.

3. O.N. Zefirova, E.V. Nurieva, H. Lemcke, A.A. Ivanov, D.V. Shishov, D.G. Weiss, S.A. Kuznetsov, N. S. Zefirov. Design, synthesis and bioactivity of putative tubulin ligands with adamantane core. Bioorganic and Medicinal Chemistry Letters. 2008, 18, 5091–5094.

4. O.N. Zefirova, T.Yu. Baranova, K.A. Lyssenko, N.A. Zefirov, N.V. Zyk, P.M. Vassiliev, D.S.

Yakovlev, A.A. Spasov. Synthesis and biological testing of conformationally restricted serotonin analogues with bridgehead moieties. Mendeleev Communications. 2012, 22 (2), 75–77.

5. O.N. Zefirova, N.N. Moisseeva, E.V. Nurieva, T.P. Trofimova, A.N. Proshin, Y.L. Slovokhotov.

Molecular and crystal structures of hetero-analogues of bicyclo[3.3.1]nonane with nitrogen and sulfur atoms. Mendeleev Communications. 2011, 21 (5), 247–249.

6. O.N. Zefirova, I.S. Raguzin, V.V. Gogol, E.V. Nurieva, M.S. Belenikin. Phosphates of bridgehead alcohols as putative inositol monophosphatase inhibitors: molecular design and synthetic approach. Mendeleev Communications. 2011, 21 (5), 242–244.

7. O.N. Zefirova, E.V. Nurieva, V.I. Chupakhin, I.S. Semenova, D.I. Peregud, M.V. Onufriev, N.V. Gulyaeva. Design, synthesis and biotest of bicyclo[3.3.1]nonane analogue of 2-amino-5,6dihydro-4H-1,3-thiazine. Mendeleev Communications. 2010, 20 (6), 323–325.

8. T. Yu. Baranova, N.V. Averina, N.V. Zyk, N.S. Zefirov, K.A. Lyssenko, M.Yu. Antipin, O.N. Zefirova. Synthesis of indole derivatives fused with bicyclo[3.2.1]octane framework.

Mendеleev Communications. 2009, 19 (1), 10–11.

9. O.N. Zefirova, E.V. Nurieva, H. Lemcke, A.A. Ivanov, N.V. Zyk, D.G. Weiss, S.A. Kuznetsov, N.S. Zefirov. Design, synthesis and bioactivity of simplified taxol analogues on the basis of bicyclo[3.3.1]nonane derivatives. Mendeleev Communications. 2008, 18, 183–186.

10. O.N. Zefirova, E.V. Nurieva, V.N. Nuriev, K.A. Potekhin, A.V. Maleev, N.V. Zyk and N.S. Zefirov. A crystal structure of the tritylated product of 3-hydroxymetyl-bicyclo[3.3.1]nonane2-on-7-ol ethylene acetal cyclization. Mendeleev Communications. 2007, 17, 332–334.

11. O.N. Zefirova, K.A. Potekhin, A.I. Touchin, N.V. Averina, T.Yu. Baranova, N.V. Zyk, N.S. Zefirov. Molecular and crystal structure of indole derivatives fused with substituted bicyclo[3.3.1]nonane. Structural Chemistry. 2007, 18, 457–460.

12. O.N. Zefirova, L.A. Zasurskaya, E.V. Nurieva, N.V. Zyk, N.S. Zefirov. Molecular and crystal structure of ethylene acetal of endo-endo-3-trityloxymethylbicyclo[3.3.1]nonane-2-on-7-ol.

Structural Chemistry. 2007, 18, 461–464.

Статьи в журналах отечественных издательств 13. Е.Д. Плотникова, Е.В. Нуриева, А.В. Куркин, О.Н. Зефирова. Молекулярная и кристаллическая структура азабицикло[3.3.1]нонана, аннелированного с метилиндолом.

Вестн. Моск. Ун-та. Серия 2. Химия. 2012, 53 (1), 36–40.

14. И.С. Рагузин, В.В. Гоголь, Е.В. Нуриева, В.Н. Нуриев, О.Н. Зефирова. Синтез и изучение ингибирующей активности адмантилфосфатов по отношению к мио-инозитмонофосфатазе.

Вестн. Моск. Ун-та. Серия 2. Химия. 2012, 53 (1), 41–43.

15. Е.В. Нуриева, О.Н. Зефирова, В.Н. Нуриев, Н.В. Зык, Д.Г. Вайсс, С.А. Кузнецов, Н.С.

Зефиров. Синтезы веществ с потенциальной противоопухолевой активностью. V. Эфиры (2R,3S)-N-бензоилфенилизосерина с замещенными бицикло[3.3.1]нонанами. Вестн. Моск.

Ун-та. Серия 2. Химия. 2009, 50 (4), 273–277.

16. М.В. Анохин, Н.В. Аверина, Н.В. Зык, О.Н. Зефирова. Разработка методов синтеза эфиров фосфорной кислоты с каркасными спиртами. Вестн. Моск. Ун-та. Серия 2. Химия.

2008, 49 (4), 198–201.

17. Т.П. Трофимова, О.Н. Зефирова, А.А. Мандругин, В.М. Федосеев, Д.И. Перегуд, М.В. Онуфриев, Н.В. Гуляева, С.Я. Проскуряков. Синтез и изучение NOS-ингибирующей активности N-ацильных производных 2-амино-5,6-дигидро-4Н-1,3-тиазина. Вестн. Моск. Унта. Серия 2. Химия. 2008, 49 (5), 224–277.

18. О.Н.Зефирова, Е.В.Нуриева, В.Н.Нуриев, А.А.Иванов, Н.В.Зык, Н.С.Зефиров.

Синтетические подходы к созданию физиологически активных полициклических соединений. VII. Синтез 3-гидрокси-7-(3,4-дигидроксиизобутил)-бицикло[3.3.1]нонана.

Журнал органической химии. 2008, 44 (8), 1134–1138.

19. Т.Ю. Баранова, О.Н. Зефирова, Н.В. Аверина, В.В. Боярских, Г.С. Борисова, Н.В. Зык, Н.С. Зефиров. Синтетические подходы к созданию производных индола, конденсированных с бицикло[3.3.1]нонановым каркасом. Журнал органической химии. 2007, 43 (8), 1201–1206.

20. О.Н. Зефирова, Е.В. Нуриева, В.Н. Нуриев, C.A. Кузнецов, Д.Г. Вайсс, Р.Т. Тлегенов, Н.В.

Зык, Н.С. Зефиров. Синтезы веществ с потенциальной противоопухолевой активностью. IV.

Модификация лупинина и ментола аминокислотным фрагментом молекулы таксола. Вестн.

Моск. Ун-та. Серия 2. Химия. 2007, 48 (5), 319–321.

21. A.А. Левцова, В.В. Чупахин, А.Н. Прошин, А.Н. Пушин, Т.П. Трофимова, О.Н. Зефирова.

Создание потенциальных ингибиторов синтазы оксида азота на основе производных 2-амино-5,6-дигидро-4Н-1,3-тиазина. Вестн. Моск. Ун-та. Серия 2. Химия. 2007, 48 (5), 299–301.

22. М.В. Кирюхин, Е.В. Нуриева, Д.В. Шишов, О.Н. Зефирова, В.Н. Нуриев, Н.В. Зык, Н.С. Зефиров. Синтез производных адамантана и бицикло[3.3.1]нонана с оксетановым фрагментом. Вестн. Моск. Ун-та. Серия 2. Химия. 2007, 62 (5), 342–346.

23. О.Н. Зефирова, Е.В. Нуриева, В.Н. Нуриев, C.A. Кузнецов, Д.Г. Вайсс, Р.Т. Тлегенов, Н.В. Зык, Н.С. Зефиров. Синтезы веществ с потенциальной противоопухолевой активностью.

IV. Модификация лупинина и ментола аминокислотным фрагментом молекулы таксола.

Вестн. Моск. Ун-та. Серия 2. Химия. 2007, 48 (5), 319–321.

24. Н.В. Аверина, О.Н. Зефирова, Г.С. Борисова, Н.С. Зефиров. Синтезы веществ с потенциальной противоопухолевой активностью. III. Реакция Байера-Виллигера для 4гидроксиадамантан-2-она. Вестн. Моск. ун-та. Серия 2. Химия. 2005, 46 (1), 34–36.

25. Н.В. Аверина, П.Б. Терентьев, Г.С. Борисова, О.Н. Зефирова, К.А. Мотовилов.

Синтетические подходы к созданию физиологически активных полициклических соединений. IV Синтез и масс-спектральное исследование производных 4-аза-5-оксо- и 5-аза-4оксотрицикло[4.3.1.13,8]ундекана. Вестн. Моск. Ун-та. Серия 2. Химия. 2005, 46 (5), 329–332.

26. О.Н. Зефирова, Е.В. Нуриева, Н.В. Зык. Синтетические подходы к созданию физиологически активных полициклических соединений. VI. Синтез 1-((2R,3S)-Nбензоилфенилизосерилокси)-4,4-диметил-адамантана. Журнал органической химии. 2005, (9), 1313–1315.

27. Н.В. Аверина, Г.С. Борисова, О.Н. Зефирова, Е.В. Селюнина, Н.В. Зык, Н.С. Зефиров.

Синтетические подходы к созданию физиологически активных полициклических соединений. III. Реакция Риттера с кетонами ряда адамантана и оксагомоадамантана. Журнал органической химии. 2004, 40 (4), 528–532.

28. О.Н. Зефирова, Е.В. Нуриева, А.Н. Чехлов, С.М. Алдошин, П.Н.Нестеренко, Н.В. Зык, Н.С. Зефиров. Синтетические подходы к созданию физиологически активных полициклических соединений. IV. Изучение изомеров производных адамантана методом рентгеноструктурного анализа. Журнал органической химии. 2004, 40 (4), 533–536.

29. Н.В. Аверина, О.Н. Зефирова, Н.С. Зефиров, А.Н. Чехлов, Г.В. Шилов, С.М. Алдошин.

Синтетические подходы к созданию физиологически активных полициклических соединений. V. 4-Гидроксиадамантан-2-он в реакции Риттера. Журнал органической химии.

2004, 40 (10), 1488–1491.

30. О.Н. Зефирова, Е.В. Селюнина, В.В. Нуриев, Н.В. Зык, Н.С. Зефиров. Синтетические подходы к созданию физиологически активных полициклических соединений. II. Синтез дизамещенных адамантанов с N-бензоилофенилизосериновым фрагментом. Журнал органической химии. 2003, 39 (6), 880–882.

31. О.Н. Зефирова, Е.В. Селюнина, Н.В. Аверина, Н.В. Зык, Н.С. Зефиров. Синтетические подходы к созданию физиологически активных полициклических соединений. I. Синтез 1,дизамещенных адамантанов с аминокислотным фрагментом. Журнал органической химии.

2002, 38 (8), 1176–1180.

32. Е.В. Селюнина, О.Н. Зефирова, Н.В. Зык, Н. С. Зефиров. Синтезы веществ с потенциальной противоопухолевой активностью. I. Препаративный синтез N-замещенных производных фенилизосерина и их реакция с адамантанолом. Вестн. Моск. Ун-та. Серия 2.

Химия. 2002, 43 (4), 237–243.

33. Н.В. Аверина, Т.В. Лапина, О.Н. Зефирова, Н.С. Зефиров. Синтезы веществ с потенциальной противоопухолевой активностью. II. Синтез 1-ацетамино-4-оксагомоадамантан-5-она с помощью реакции Риттера. Вестн. Моск. Ун-та. Серия 2. Химия.

2002, 43 (4), 244–246.

Обзорные статьи 34. М. Кадиева, Э.Т. Оганесян, О.Н. Зефирова. Антагонисты АМРА/КА и NMDA подтипов глутаматных рецепторов. Химико-фармацевтический журнал. 2008, 21–30.

35. О.Н. Зефирова, А.Г. Дийков, Н.В. Зык, Н.С. Зефиров. Лиганды колхицинового сайта тубулина: фармакофорная модель и новые структурные классы. Известия Академии наук.

Серия химическая. 2007,. 56 (4), 655–662.

36. О.Н. Зефирова, Е.В. Нуриева, В.Н. Нуриев, Н.В. Зык, Н.С. Зефиров. Таксол: Синтез, биоактивные конформации и соотношение структура-активность для его аналогов. Журнал органической химии. 2005, 41(3), 329–362.

37. О.Н. Зефирова, Н.С. Зефиров. Физиологически активные соединения, взаимодействующие с глутаматными рецепторами. Журнал органической химии. 2000, 36 (9), 1273–1300.

38. О.Н. Зефирова, Н.С. Зефиров. Физиологически активные соединения, взаимодействующие с серотониновыми (5-гидрокситриптаминовыми) рецепторами. Успехи химии. 2001, 70 (4), 382–407.

Патент 39. А.А. Мандругин, С.Я.Проскуряков, Т.П.Трофимова, Ю.Г.Верховский, Н.С. Зефиров, О.Н. Зефирова, В.М. Федосеев. Антигипотензивное средство. Патент РФ № 2338538 от 20.11.2008.

Материалы научных конференций 40. О.Н. Зефирова, Е.В. Нуриева, Д.В. Шишов, Ф. Фуч, Х. Лемке, Ф. Шредер, Н.В. Зык, И.И.

Баскин, Н. С. Зефиров, С.А. Кузнецов. Гибридные структуры с необычной активностью по отношению к микротрубочкам и белку тубулину. Тезисы докладов XIX Менделеевского съезда по общей и прикладной химии, Волгоград, ВолГТУ, 2011. С. 513.

41. N.S. Zefirov, V.A. Palyulin, O.N. Zefirova. Molecular design of bivalent or dual action drugs on the basis of natural compounds. Book of abstracts of the International conference “Renewable wood and plant resources: chemistry, technology, pharmacology, medicine”. Saint-Petersburg, June 21–24, 2011. P. 304.

42. Е.Д. Плотникова, Е.В. Нуриева, А.В. Куркин, О.Н. Зефирова. Каркасные гетероциклические соединения в дизайне потенциальных нейропротекторов. Тезисы докладов Всероссийской научной конференции с международным участием «Успехи синтеза и комплексообразования», Апрель 18-22, 2011. С-56.

43. O.N. Zefirova, T.Yu. Baranova, A.A. Ivanova, A.A. Ivanov, N.S. Zefirov. Bridgehead melatonin analogue: molecular design, synthesis and biotesting. International Congress on Organic Chemistry. Book of Abstracts. Kazan, 2011. P. 389.

44. О.Н. Зефирова, Е.В. Нуриева, Д.В. Шишов, Х. Лемке, Н.В. Зык, И.И. Баскин, В.А. Палюлин, Н. С. Зефиров, С.А. Кузнецов. Дизайн противоопухолевых веществ на основе каркасных фрагментов. Тезисы докладов VIII Всероссийской конференции с международным участием «Химия и Медицина». Уфа, «Гилем», Апрель 6–8, 2010. С. 171–172.

45. О.Н. Зефирова, Т.Ю. Баранова, П.М. Васильев, Д.С. Яковлев, А.А. Спасов, Н.С. Зефиров.

Каркасные фрагменты в дизайне конформационно ограниченных аналогов эндогенных веществ. Тезисы докладов VIII Всероссийской конференции с международным участием «Химия и Медицина». Уфа, «Гилем», Апрель 6–8, 2010. С. 173.

46. И.С. Рагузин, Е.В. Нуриева, О.Н. Зефирова. Новый структурный класс потенциальных ингибиторов инозитмонофосфатазы. Тезисы докладов VIII Всероссийской конференции с международным участием «Химия и Медицина». Уфа, «Гилем», Апрель 6–8, 2010. С. 174.

47. О.Н. Зефирова, Е.В. Нуриева, Т.П. Трофимова, А.Н. Прошин, А.Н. Пушин, Н.H. Моисеева, Ф.М. Долгушин, Ю.Л. Словохотов. Синтез и рентгеноструктурные исследования каркасных производных 2-амино-5,6-дигидро-4Н-тиазина. Сборник тезисов III Международной конференции «Химия гетероциклических соединений», посвященной 95летию со дня рождения проф. А.Н. Коста, М., ПолиграфКвик, 2010. C. 139.

48. Е.Д. Плотникова, Е.В. Нуриева, О.Н. Зефирова. Материалы Всероссийской конференции «Инновации в химии: достижения и перспективы». Апрель 19–23, 2010. Москва, С. 29.

49. О.Н. Зефирова, Е.В. Нуриева, Д.В. Шишов, Т.Ю. Баранова, И.С. Семенова, И.С. Рагузин, Н.В. Зык, Н.С. Зефиров. Возможности использования би- и трициклических каркасов при создании физиологически активных веществ. Тезисы докладов Международной конференции «Основные тенденции развития химии в начале XXI-го века», СанктПетербург, Апрель 24–29, 2009. С. 363–364.

50. О.Н. Зефирова, Н.С. Зефиров. Дизайн противораковых препаратов на основе структурно упрощенных аналогов таксола. Тезисы докладов VII Всероссийской научной конференции «Химия и Медицина. ОРХИМЕД-2009», Уфа, Июль 1–5, 2009. С. 6.

51. И.С. Семенова, В.И. Чупахин, Е.В. Нуриева, О.Н. Зефирова. Создание потенциальных физиологически активных веществ на основе гетероциклических каркасных структур.

Материалы Международной научной конференции «Новые направления в химии гетероциклических соединений», Кисловодск, Май 3–8, 2009. С. 433.

52. Т.Ю. Баранова, А.А. Иванов, Н.В. Зык, Н.С. Зефиров, О.Н. Зефирова. Синтез производных индола, конденсированных с каркасными спиртами, как потенциальных лигандов мелатониновых и серотониновых рецепторов. Материалы Международной научной конференции «Новые направления в химии гетероциклических соединений», Кисловодск, Май 3–8, 2009. С. 260.

53. О.Н.Зефирова, Е.В. Нуриева, Д.В. Шишов, Ю.М.Румянцева, Н.С.Зефиров. Создание веществ с противоопухолевой активностью на основе каркасных структур. «Химия и общество. Грани взаимодействия». Материалы юбилейной научной конференции, посвященной 80-летию Химического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, Москва, Ноябрь 25-27, 2009. С. 73.

54. О.Н. Зефирова, Е.В. Нуриева, Д.В. Шишов, Т.Ю. Баранова, Н.В. Аверина, Н.В. Зык, Н.С.

Зефиров. Различные аспекты использования каркасных фрагментов в структурном дизайне физиологически активных веществ. Тезисы докладов Международной конференции «Органическая химия для медицины». Черноголовка, Сентябрь 7–11, 2008. С 97.

55. О.Н. Зефирова, Е.В. Нуриева, В.Н. Нуриев, Н.В. Зык, Н.С. Зефиров. Молекулярное конструирование и синтез новых структурных классов лигандов тубулина. Тезисы докладов IX Международной научно-технической конференции «Перспективы развития химии и практического применения алициклических соединений». Волгоград, ВолГТУ, Июнь 3–6, 2008. С. 124.

56. О.Н. Зефирова, Т.Ю. Баранова, Н.В. Аверина, Н.В. Зык, Н.С. Зефиров. О потенциальной биологической активности производных бициклических каркасов, конденсированных с индольным фрагментом. Тезисы докладов IX Международной научно-технической конференции «Перспективы развития химии и практического применения алициклических соединений». Волгоград, ВолГТУ, Июнь 3–6, 2008. С. 125.

57. О.Н. Зефирова, Е.В. Нуриева, Д.В. Шишов, Н.В. Зык, Н.С. Зефиров. Синтез и биологическое тестирование «упрощенного» аналога колхитакселя. Тезисы докладов V Всероссийской научной конференции «Химия и технология растительных веществ». Уфа, Июнь 8–12, 2008. С. 128.

58. А.В. Миронов, А.М. Банару, О.Н. Зефирова, К.А. Лысенко, Т.Ю. Баранова, Ю.Л. Словохотов, Е.В. Антипов, Н.С. Зефиров. Молекулярная и кристаллическая структура продукта окисления производного индола, конденсированного с бицикло[3.2.1]октановым фрагментом. Тезисы докладов XIV симпозиума по межмолекулярному взаимодействию и конформациям молекул. Челябинск, Июнь 15–21, 2008. C 76.

59. О.Н. Зефирова, Е.В. Нуриева, М.В. Кирюхин, Т.Ю. Баранова, Н.В. Аверина, Н.В. Зык, Н.С. Зефиров. Создание химических соединений с заданной биологической активностью.

Тезисы докладов XVIII Менделеевского съезда по общей и прикладной химии, М., 2007.

Том. 1. С. 229.

60. О.Н. Зефирова, Е.В. Нуриева, В.Н. Нуриев, Н.В. Зык, Н.С. Зефиров. Молекулярное конструирование и синтез новых структурных классов лигандов тубулина. Международная конференция «Органическая химия от Бутлерова и Бельштейна до современности». СанктПетербург, Июнь 26–29, 2006. С. 103–104.

61. Т.Ю. Баранова, Н.В. Аверина, О.Н. Зефирова, Н.В. Зык, Н.С. Зефиров. Синтез индольных производных, конденсированных на бицикло[3.3.1]нонановом каркасе. Международная конференция «Органическая химия от Бутлерова и Бельштейна до современности». СанктПетербург, Июнь 26–29, 2006. С. 406.

62. М.В. Анохин, О.Н. Зефирова, Н.В. Аверина, Н.В. Зык, Н.С. Зефиров. Синтез эфиров фосфорной кислоты с незамещенными и замещенными каркасными спиртами.

Международная конференция «Органическая химия от Бутлерова и Бельштейна до современности». Санкт-Петербург, Июнь 26–29, 2006. С. 404.

63. О.Н. Зефирова, Е.В. Нуриева, Н.В. Зык, Р.Т. Тлегенов, Н.С. Зефиров. Модификация лупинина и ментола аминокислотным фрагментом молекулы таксола. Тезисы докладов IV Всероссийской конференции «Химия и технология растительных веществ». Сыктывкар, Июнь, 25-30. 2006. С. 77.

64. O.N. Zefirova, E.V. Nurieva, V.N. Nuriev, N.V. Zyk, N.S. Zefirov. Synthetic design of putative tubulin ligands on the basis of adamantane and bicyclo[3.3.1]nonane esters. Advances in Science for Drug Discovery. Abstracts. Moscow-Kiji-Valaam-St.Petersburg, July 11-16, 2005. I-21.

65. А.Э. Воронков, О.Н. Зефирова, В.А. Палюлин, Т.П. Трофимова, А.А. Мандругин, В.М. Федосеев, С.Я. Проскуряков, Н.С. Зефиров. Молекулярный дизайн ингибиторов NOсинтазы на основе циклических изотиомочевин. Тезисы докладов Международной научной конференции по химии гетероциклических соединений, посвященной памяти профессора А.Н. Коста. Москва, Октябрь 17–21, 2005. С-45.

66. O.N. Zefirova, E.V. Nurieva, N.V. Zyk, N.S. Zefirov. Synthetic design of tubulin ligands on the basis of adamantane and bicyclo[3.3.1]nonane derivatives. International Symposium. «Advances in Synthetic, Combinatorial and Medicinal Chemistry. Abstracts». May 5–8, Moscow, 2004. P-208.

67. О.Н. Зефирова, Н.В. Аверина, Н.С. Зефиров. 4-Гидроксиадамантан-2-он в реакции Риттера. Тезисы докладов Международной научно-технической конференции «Перспективы развития химии и практического применения алициклических соединений», Самара, СамГТУ, 2004. С. 136.

68. Н.В. Аверина, Г.С. Борисова, О.Н. Зефирова, А.Т. Лебедев, В.В. Лободин, Н.С. Зефиров.

Кетоны адамантана в реакции Риттера. Тезисы докладов Международной научнотехнической конференции «Перспективы развития химии и практического применения алициклических соединений», Самара, СамГТУ, 2004. С.282.

69. О.Н. Зефирова, Е.В. Селюнина, В.В. Нуриев, Н.В. Зык, Н.С. Зефиров. Синтетический дизайн лигандов тубулиновых рецепторов на основе каркасных структур. Тезисы докладов XVII Менделеевского съезда по общей и прикладной химии. Т. 1, Казань, Сентябрь 21–26, 2003. С. 342.

70. О.Н. Зефирова, Е.В. Нуриева, Н.В. Зык. Синтетические подходы к созданию физиологически активных полициклических соединений. Синтез дизамещенных адамантанов с N-бензоилфенилизосериновым фрагментом. Сборник материалов IV Всероссийского научного семинара «Химия и медицина», «Проблемы создания новых лекарственных средств».Уфа, «Гилем», 2003. С. 84–85.

71. E.V. Selunina, O.N. Zefirova, N.V. Zyk. Synthetic design of a new class of tubulin ligands on the basis of adamantane and bicyclo[3.3.1]nonane derivatives. Материалы третьей молодежной школы-конференции «Органический синтез в новом столетии». Санкт-Петербург, Июнь 2427, 2002. С. 11.

72. Н.В. Аверина, А.И. Красуцкий, Г.С. Борисова, Е.В. Селюнина, О.Н. Зефирова, Т.В. Лапина, Н.В. Зык. Реакция Риттера в ряду производных адамантана. Тезисы докладов IX международной научной конференции «Химия и технология каркасных соединений», Волгоград, РПК «Политехник», 2001. С. 48.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.