WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

КУНИЦА Александр Александрович

ИНВАРИАНТЫ ЭНЕРГЕТИЧЕСКОГО ПРОФИЛЯ РЕАКЦИЙ РАДИКАЛЬНОГО ОТРЫВА, ПРИСОДИНЕНИЯ И СОГЛАСОВАННОГО МОНОМОЛЕКУЛЯРНОГО РАСПАДА

02.00.04 – физическая химия

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата химических наук

Черноголовка – 2012

Работа выполнена в Институте проблем химической физики Российской академии наук

Научный консультант: доктор химических наук, профессор Шестаков Александр Фёдорович

Официальные оппоненты: Багатурьянц Александр Александрович доктор химических наук, профессор;

Центр фотохимии Российской академии наук, г.

Москва; заведующий Лабораторией квантовой химии и молекулярного моделирования Глориозов Игорь Павлович кандидат химических наук, Московский государственный университет им.

М.В. Ломоносова, Химический факультет, г.

Москва; старший научный сотрудник Лаборатории ядерного магнитного резонанса

Ведущая организация: Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Российский университет дружбы народов», г. Москва

Защита состоится 11 июля 2012 г. в 10 час. 00 мин. на заседании диссертационного совета Д 002.082.02 при Институте проблем химической физики РАН по адресу: 142432, Московская область, г. Черноголовка, просп. Академика Н.Н. Семёнова, д.1, Корпус общего назначения ИПХФ РАН (КОН).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института проблем химической физики РАН.

Автореферат разослан “ 10 “ июня 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, Т.С. Джабиев доктор химических наук

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Одним из наиболее важных и одновременно наиболее сложных для предсказания свойств молекул является их реакционная способность. Само понятие реакционной способности отдельной молекулы представляется внутренне противоречивым, т.к. химическое превращение представляет собой коллективный процесс, происходящий, как правило, при столкновении двух активированных молекул.

Тем не менее, свойства активированного комплекса можно связать с характеристиками изолированных молекул продуктов и реагентов1. Эта концепция является фундаментом разнообразных корреляционных соотношений, широко применяемых в химии для анализа и систематизации результатов кинетических экспериментов.

Простейшие корреляционные соотношения, связывающие активационные барьеры реакций с их тепловыми эффектами имеют ограниченную область применимости. С другой стороны сама идея о закономерном влиянии теплового эффекта родственных реакций на их скорость является весьма плодотворной. Развитые методы квантовой химии позволяют изучать энергетические профили многих практически интересных химических реакций с необходимой точностью. Это позволяет поставить задачу изучения влияния теплового эффекта на энергетический барьер реакции в совершенно иную плоскость. В наиболее общем виде она сводится к поиску такого представления изменения энергии E(q) вдоль координаты реакции q (0 < q < 1), чтобы энергетический профиль реакции за вычетом энергии реакции E, E(q) – q E, уже практически не зависел от величины E для однотипных реакций. В этом случае характеристики энергетического максимума E0, , W инвариантного представления E(q) – q E определяют нелинейное корреляционное соотношение, являющееся обобщением уравнения Поляни-Семёнова:

E Ea E0 E (1) 2 W Здесь E0 – энергия активации термонейтральной реакции и W – крутизна энергетического барьера, располагающегося в точке q = .

Несмотря на выдающиеся успехи неэмпирических квантово-химических методов и особенно теории функционала плотности, практический смысл разработки соотношений, связывающих кинетические и термодинамические характеристики химических процессов, не утрачен в настоящее время. Это обусловлено рядом причин. Во-первых, большинство современных обменно-корреляционных функционалов дают заниженные значения активационных барьеров. Лучше функционалы, созданные специально для применения в области химической кинетики (например, функционалы семейства M06), существенно сокращают ошибки в энергиях активации лишь некоторых типов реакций. Во-вторых, для больших молекулярных систем поиск переходных состояний и прямое вычисление активационных барьеров методом DFT оказывается достаточно трудоёмкой задачей. Частично обойти трудности можно, явно учитывая локальный характер химических взаимодействий.

Таким образом, корреляционные соотношения, построенные на некотором массиве данных, представляют собой экономную альтернативу прямому расчёту для родственных систем. Втретьих, даже в тех случаях, когда квантово-химический анализ не вызывает трудностей, возникает задача понимания и интерпретации результатов расчёта с привлечением J. E. Leffler. Parameters for the Description of Transition States // Science. 1953. V.117. P.340-341.

характерных для химии понятий. Для этих целей оказывается удобным построение простых моделей рассматриваемых процессов и получение на их основе корреляционных соотношений, связывающих физические величины доступные из квантово-химического расчёта.

Целью работы являлся анализ энергетического профиля реакций различных классов:

радикального отрыва атома водорода, присоединения по кратным связям и термического мономолекулярного распада олефинов и виниловых эфиров, с точки зрения возможности их приведения к инвариантному виду в окрестности переходного состояния путём исключения вклада энергии реакции.

Для достижения цели были поставлены следующие задачи:

Квантово-химический расчёт энергетических характеристик и путей реакций радикального отрыва атома водорода от молекул альдегидов, кетонов, спиртов, карбоновых кислот и простых эфиров полярным радикалом С7F15.

Квантово-химический расчёт энергетических характеристик и путей реакций присоединения атома водорода по кратным связям CC, CN, CO.

Квантово-химический расчёт энергетических характеристик и путей реакций мономолекулярного распада простых виниловых эфиров и терминальных олефинов различного строения.

Построение приведённых координат с помощью различных процедур проектирования пути реакции, анализ свойств инвариантности их энергетических профилей как функций приведённых координат и вычисление параметров корреляционного соотношения (1) для каждой реакции. Выбор оптимальной процедуры проектирования.

Разбиение множества изученных реакций на классы, построение корреляционного соотношения для каждого класса и анализ точности полученных соотношений.

Анализ точности корреляционных соотношений, связывающих барьер с разностью энергий пред- и постреакционных комплексов для реакций между полярными молекулами.

Преобразование корреляционных соотношений, найденных на основании квантовохимического расчёта, в соотношения, связывающие экспериментальные величины.

Научная новизна работы заключается в применении строгой процедуры вычисления параметров обобщённого соотношения Поляни-Семёнова, по данным квантово-химического расчёта, к широкому набору химических систем. Разработано такое обобщение процедуры построения приведённой координаты реакции, которое приводит к нелинейным корреляционным соотношениям, содержащим только два параметра, как и линейные соотношения Поляни-Семёнова. Показано, что двухпараметрические соотношения с высокой точностью описывают результаты квантово-химических расчётов и, после калибровки одного из параметров, также экспериментальные данные и лучшие эмпирические оценки, полученные в рамках параболической модели Е.Т.Денисова.

Научно-практическая значимость работы. Анализ реакций различных классов, проведённый в работе, открывает путь к простому теоретическому расчёту констант скорости с учётом примерного постоянства предэкспоненциальных множителей для родственных химических процессов. Предложен комбинированный метод определения параметров корреляционного соотношения, основанный на теоретической величине W и полуэмпирической величине E0, которая вычисляется усреднением разности Ea – (0,5 E + E2/2W) по набору родственных реакций с привлечением экспериментальных данных.

На защиту выносятся следующие основные положения и результаты:

Результаты квантово-химических расчётов энергетических характеристик и сканирования внутренней координаты реакций радикального отрыва, присоединения по кратным связям и мономолекулярного распада терминальных олефинов и простых виниловых эфиров.

Результаты анализа инвариантов энергетических профилей изученных реакций с использованием двух процедур проектирования координаты реакции: с фиксированным фокусом и с подвижным фокусом.

Результаты сравнения оценок энергий активации по найденным корреляционным соотношениям с экспериментальными данными и результатами метода пересекающихся парабол.

Личный вклад автора. Автором были проведены квантово-химические расчёты оптимальных геометрий реагентов, продуктов, переходных состояний всех рассмотренных реакций, найдены их энергетические характеристики и построены сечения поверхности потенциальной энергии вдоль пути реакции. Автор реализовал алгоритмы проектирования пути реакции с фиксированным и подвижным фокусом, а также алгоритмы расчёта параметров корреляционного соотношения в комплексе программ на языке FORTRAN 90.

Автор предложил метод построения корреляционных соотношений, связывающих энтальпию активации с энтальпией реакции на основании соотношения, полученного из квантовохимического расчёта.

Апробация работы. Основные результаты диссертационной работы были представлены на VII Всероссийской конференции «Молекулярное моделирование» (Москва, 2011), V Всероссийской школе-конференции молодых учёных «Квантово-химические расчёты:

структура и реакционная способность органических и неорганических молекул» (Иваново, 2011), Областной научной конференции «Актуальные проблемы современного естествознания» (Иваново, 2011), Всероссийской молодёжной конференции «Успехи химической физики» (Черноголовка, 2011), IV Всероссийской конференции «Высокореакционные интермедиаты химических реакций» (Юность, 2011), VI Всероссийской конференции молодых учёных, аспирантов и студентов с международным участием «Менделеев 2012» (Санкт-Петербург, 2012).

Публикации. По материалам диссертации опубликовано 3 статьи в ведущих журналах РАН и тезисы 6 докладов.

Объём и структура работы. Работа изложена на 134 страницах машинописного текста, включает в себя 32 рисунка и 28 таблиц. Диссертация состоит введения, 5 глав, выводов и включает список литературы из 81 ссылки.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована практическая и методическая ценность работы, показано место развиваемого в ней подхода к оценке активационных барьеров в методическом арсенале современной теоретической химии, сформулированы цели и задачи работы. Представлена научная новизна и практическая значимость.

Глава 1. Обзор литературы. В разделе 1.1 рассмотрены истоки идеи применения нелинейных корреляционных соотношений к проблеме вычисления активационных барьеров.

В данном контексте был дан краткий критический обзор теории переноса электрона Р.Маркуса и её расширения для применения в области химической кинетики. Были рассмотрены теоретические идеи, приводящие к выводу о квадратичной зависимости энергии Гиббса активации G от энергии Гиббса реакции G. В заключительной части раздела приводится обзор критики теории Маркуса с общетеоретических и прагматических позиций.

В разделе 1.2 изложены исходные положения полуэмпирического метода «порядок связи – энергия связи» (bond energy – bond order, BEBO), который широко применялся для аппроксимации поверхностей потенциальной энергии и расчета энергетических барьеров простых реакций переноса атома и основанный на гипотезе о сохранении суммы порядков связей, претерпевающих изменения в ходе реакции.

В разделе 1.3 показано, что корреляционное уравнение теории Маркуса и метода BEBO может быть получено в рамках единого подхода, использующего интерполяционную формулу для энергии вдоль пути реакции. Важной особенностью упомянутой формулы является явное выделение «термодинамического» вклада, линейного по координате реакции с коэффициентом равным её энергии, и, «кинетического», связанного с энергией активации гипотетической термонейтральной реакции, в общее изменение энергии. Аналитический вид вкладов определяется способом задания координаты реакции.

В разделе 1.4 описаны многомерные обобщения теории Маркуса, опирающиеся на диаграммную технику О’Ферелла-Дженкса, в рамках которой на качественном уровне анализируется влияние различных функциональных групп в молекулах реагентов и продуктов на форму пути реакции. В этом подходе используются многомерные интерполяционные формулы для аппроксимации поверхности потенциальной энергии системы в окрестности переходного состояния. Это позволяет выстраивать корреляционные соотношения для сложных реакций, которые сопровождаются разрывом и образованием нескольких связей.

Важно, что увеличение размерности задачи сохраняет квадратичную форму зависимости энергии активации от теплоты реакции, хотя и приводит к увеличению числа параметров.

В разделе 1.5 проанализирован метод пересекающихся парабол, в котором переходное состояние реакции апроксимируется точкой пересечения параболических термов, описывающих колебания разрывающейся и образующейся в реакции связи в гармоническом приближении. Метод обнаруживает сходство с методом Маркуса, являясь при этом более общим. Так, параболическая модель свободна от предположения о равенстве кривизны термов продуктов и реагентов в окрестности соответствующих точек минимума. Она позволяет интерпретировать «неаддитивность» энергий активации термонейтральных реакций, объяснять кинетические закономерности для сильно экзотермических и сильно эндотермических реакций, а также определять структурные параметры переходных состояний.

Выражение для энергии активации в рамках указанной модели имеет сложную форму, но сводится к квадратичной зависимости при малых тепловых эффектах. Аналогом параболической модели является модель пересекающихся кривых Морзе, рассмотренная в разделе 1.6. Она не улучшает существенно оценки активационных барьеров параболической модели, но в дополнение к информации, даваемой параболической моделью позволяет оценивать энергии диссоциации по кинетическим данным.

Синтез идей теории Маркуса и BEBO привёл к формулировке модели пересекающихся состояний (ISM) (раздел 1.7), которая объединяет гипотезы о сохранении суммы порядков перестраивающихся связей и о гармоническом характере их колебаний. В ISM вводятся параметры, связанные с величинами потенциала ионизации и сродства к электрону реагирующих молекул и учитывающие изменение частоты колебаний связей при введении заместителей в молекулы. Это приводит к усложнению расчётной схемы метода и к повышению его точности.

Подходы, описанные в разделах 1.5-1.7 показывают, что идея рассмотрения переходного состояния реакции как точки пересечения диабатических термов продуктов и реагентов оказывается плодотворной при рассмотрении различных реакций. Другим полезным её аспектом является принципиальная возможность построения диабатических состояний в рамках строгих квантово-химических методов. Это открывает путь к глубокому анализу точности соответствующих корреляционных соотношений, который был выполнен С. Шаиком (S. Shaik) с помощью метода валентных связей (раздел 1.8). С. Шаик предложил технику корреляционных диаграмм, в которой рассматривается пересечение диабатических термов продуктов и реагентов, рассчитанных методом валентных связей. Физический смысл диабатических состояний определяется типом реакции. Было показано, что такая модель при достаточно общих предположениях приводит к квадратичной зависимости энергии активации от теплового эффекта реакции.

В настоящее время диабатическое представление химической реакции получило развитие в теории функционала плотности со связями (constraint DFT).

Глава 2. Алгоритм вычисления параметров корреляционного соотношения. В данной главе подробно описаны методы построения корреляционных соотношений, применённые в работе, и показана связь задачи вычисления параметров соотношений с задачей проектирования пути реакции и определения новой безразмерной координаты реакции.

Применение преобразований пути реакции для построения корреляционных соотношений было введено2 на примере нескольких реакций алифатических радикалов с алканами. Его важным условием является отсутствие искажений формы энергетического барьера в окрестности максимума. В этом случае зависимость потенциальной энергии системы Eq в окрестности переходного состояния от q хорошо аппроксимировалась квадратичной функцией:

W Eq E0 q E q , (2) где E - тепловой эффект реакции (разность электронных энергий продуктов и реагентов), E0 - энергия активации термонейтральной реакции (при E 0 ), W - крутизна потенциального барьера, - положение переходного состояния термонейтральной реакции. Из (2) тривиально следует обобщённое соотношение Поляни-Семёнова (1).

Вторым требованием к приведённой координате q является то, чтобы её протяжённость примерно соответствовала суммарному удлинению связей в переходном состоянии реакции радикального отрыва общего вида A+HB AH+B. Этому условию удовлетворяет следующая процедура.

1) Путь реакции проектируется на плоскость расстояний A–H (r12) и B–H (r23).

A. F. Shestakov. Quantum-Chemical Verification of the Polanyi–Semenov Generalized Relationship. Doklady Physical Chemistry // 2003. V.393. №4. P. 339-342.

2) К построенной линии проводиться касательная 01 в точке ПС, являющейся образом переходного состояния, как показано на Рис. 1.

Рис. 1 Схема проектирования пути реакции. rij - расстояние между атомами i и j. fa и fb – фокусы проектирования. re12 – равновесная длина связи A–H, re23 – равновесная длина связи B–H. r#12, r#23 – расстояния A…H и H…B в переходном состоянии, соответственно.

e e Нормаль к этой прямой в точке касания пересекает прямые r23 r23 и r12 r12, параллельные координатным осям, в точках fa и fb соответственно.

3) С использованием fa и fb в качестве фокусов проектирования, каждой точке реакционного пути сопоставляется точка отрезка 01 и расстояние вдоль этого отрезка до точки 0 рассматривается как новая координата реакции q после нормировки на # e # e длину отрезка 01, равную l r23 r23 cos r12 r12 sin. Далее такой способ задания q будет назваться алгоритмом проектирования пути реакции с фиксированным фокусом.

Из аналитического представления E(q) следует зависимость координаты переходного состояния qTS = + E/W от E, которая является алгебраической формулировкой известного постулата Хэммонда. Из него следует, что логически непротиворечивым значением координаты переходного состояния термонейтральной реакции qTS(E = 0) = является , т.к.

иначе в силу энергетической симметрии будет иметься преимущественное сходство переходного состояния реакции с одним из равнозначных состояний системы при 0,5.

Однако алгоритм преобразования координаты реакции, описанный выше, не гарантирует выполнение этого равенства, поэтому он требует модификации. Суть нового алгоритма проектирования пути реакции с подвижным фокусом заключается в следующем.

Вводится сдвиг одного из фокусов проектирования вдоль нормали к пути реакции в точке переходного состояния (например, сдвиг fa f’a на Рис. 1). Это, в свою очередь, приводит к смещению точки 0 (0 0’ на Рис. 1) или 1 и к увеличению соответствующей ветви пути реакции. Новая безразмерная координата реакции определяется с учётом длины отсекаемого отрезка касательной, и является функцией параметра сдвига: при удалении fa от ПС переходное состояние «смещается» к продуктам реакции, а при удалении fb – в сторону реагентов. Следовательно, подбирая положение фокуса можно сделать параметр = 0,5. Это влечёт за собой изменение остальных параметров (1). Алгоритм преобразования пути реакции с подвижным фокусом приводит к двухпараметрическим корреляционным соотношениям:

1 E E E0 E (3) 2 2W Как будет продемонстрировано ниже, погрешность (3) уменьшается по сравнению с (1) с 0,5.

Описанные выше методы основаны на анализе энергетического профиля реакции по данным квантово-химических расчётов. В то же время величины, получаемые непосредственно из экспериментальных данных, включают в себя вклады энергии «нулевых» колебаний, а также термические поправки. Таким образом, возникает задача построения корреляционных соотношений, связывающих доступные из эксперимента или расчёта изменения энтальпии в ходе реакции с энтальпией активации. Естественным подходом к её решению является введение соответствующих поправок в соотношения, выстроенные на основании квантово-химических расчётов.

Энтальпия реакции и энтальпия активации при T0 состоит из двух вкладов, один из которых электронный, а второй – сумма тепловых поправок и энергия нулевых колебаний: H = E + H и H = E + H. Тогда на основании известной зависимости E от E получается связь H и H:

H = (E0 + H – H + H2/2W ) + ( - H/W) H + H2/2W (4) Структура выражения указывает на две возможности построения корреляционных соотношений для вычисления H.

Первый случай. Если H << W, то величиной H / W можно пренебречь.

Корреляционное соотношение сохраняет свой вид:

H = H0 + H + H2/2W (5) Энтальпию активации термонейтральной реакции H0 можно определить на основе экспериментальных величин H и H. Усредняя значения H - ( H + H2/2W) для каждого из ранее определённых классов можно построить корреляционное соотношение, связывающее наблюдаемые величины H и H.

Границы применимости приближения. Введённое приближение H << W выполняется, если в ходе реакции разрываются и образуются связи одного типа с близкими энергетическими характеристиками, а потенциальные барьеры крутые. В этом случае величина H мала и примерно постоянна, а величина W велика. Кроме того, можно ожидать, что и H const. Это означает, что параметр H0 сохранит своё постоянство и введённая ранее классификация реакций не разрушиться.

Второй случай. Если слагаемое H/W 0.1, т.е. сопоставимо со значением ~ 0,5, то следует рассмотреть две возможности.

В первой из них тепловая поправка H невелика, а коэффициент крутизны потенциального барьера W – мал (случай нежёстких переходных состояний и невысоких температур). Обращаясь к технике сдвига фокуса, можно изменить величину коэффициента , сделав его равным + H/W. Тогда при переходе к соотношению вида (4), учёт добавки -H/W восстановит исходное значение и нужно будет корректировать значение коэффициента E0, т.е. этот случай сводится к первому.

Границы применимости приближения. Построение имеет смысл лишь в том случае, если W слабо меняется в ряду изучаемых реакций. Поэтому целесообразно применять преобразование после сдвига фокуса, приводящего к =0,5, т.к. при таком разброс значений W, как правило, меньше.

В альтернативном варианте поправка H к энтальпии велика. Эта ситуация может реализоваться, если реакция протекает при высокой температуре. Тогда корреляционные соотношения нельзя строить на основании квантово-химических расчётов, т.к. величина H существенно зависит от характера колебательно-вращательного взаимодействия и ангармонических поправок, и в серии аналогичных реакций величина H может изменяться в зависимости структуры молекулы и параметров силового поля, в котором совершают движения ядра. Представляется более корректным прямой анализ экспериментальных данных за вычетом тепловых поправок, который сводится к усреднению величины E – 0,5 E – (E)2/2W по реакционной серии. Тепловые поправки, значения которых необходимы для вычисления E и E из экспериментальных данных, можно оценить методами статистической термодинамики.

Глава 3.Применение формализма к описанию реакций радикального отрыва атома водорода посвящена применению методов построения корреляционных соотношений к реакциям радикального отрыва атома водорода полярным линейным фторуглеродным радикалом C7F15. Возникает задача прогнозирования активности различных органических растворителей как субстратов в реакции радикального отрыва H при теломеризации тетрафторэтилена в органических растворителях, т.к. среднее значение длины цепи n определяется скоростью передачи цепи на растворитель RH R-(C2F4)n + H-R R-(C2F4)n-H + R и детерминирует свойства теломеров.

При проведении квантово-химического анализа реакций радикального отрыва радикал CF3(C2F4)3 был использован в качестве модели растущей цепи теломера тетрафторэтилена.

Для каждого растворителя были исследованы всевозможные каналы реакции отрыва H.

Методом функционала плотности с обменно-корреляционным функционалом PBE3 и расширенным базисом для псевдопотенциала SBK4 со схемой свёртки для C, F, O (5s,5p,2d)/[3s,3p,2d] и для H (5s,1p)/[3s,1p] в программе «ПРИРОДА»5 были локализованы соответствующие переходные состояния, найдены структуры пред- и постреакционных диполь-дипольных комплексов, а также выполнено сканирование потенциальной энергии вдоль координаты реакции в сторону продуктов и реагентов. Описанный квантовохимический подход применялся для всех рассмотренных в работе классов реакций, при этом в каждом случае проводился анализ его точности.

Для апробации выбранного метода были проведены тестовые расчёты геометрических характеристик и частот колебаний модельных систем и установлено, что выбранный метод обеспечивает удовлетворительное описание структурных параметров фторсодержащих соединений.

J. P. Perdew, K. Burke, M. Ernzerhof. Generalized Gradient Approximation Made Simple // Physical Review Letters. 1996. V.77.

№18. P.3865.

W. J. Stevens, M. Krauss, H. Basch, P. G. Jasien. Relativistic compact effective potentials and efficient, shared-exponent basis sets for the third-, fourth-, and fifth-row atoms // Canadian Journal of Chemistry. 1992. V.70. №2. P.612-630.

D. N. Laikov, Y. A. Ustynyuk. PRIRODA-04: a quantum-chemical program suite. New possibilities in the study of molecular systems with the application of parallel computing // Russian Chemical Bulletin. 2005. V.54. №3. P.820-826.

В Табл. 1 приведены энергетические характеристики рассмотренных реакций.

Табл. 1 Характеристики радикальных реакций отрыва атома H. Жирным шрифтом в формулах выделены отрываемые атомы водорода. Eпред, Eа, E0, Eпост, Eр, E0 – энергия образования а р предреакционного комплекса, энергия активации, классическая энергия активации, энергия образования постреакционного комплекса, энергия реакции, классическая энергия реакции, соответственно. Все величины в ккал/моль;

Молекула Eпред Eа E0 Eпост Eр Eа р C2H5C(O)-H -1,4 -2,6 -0,2 -2,5 -9,9 -10,(HCOOH)(H-COOH) -1,4 5,0 8,3 -2,5 1,5 1,H-CH2OH -2,0 1,1 3,4 -3,2 -4,3 -3,CH3(CH-H)OH -2,2 -0,9 1,8 -3,7 -6,3 -5,(CH3CH-H)OC2H5 -1,7 -0,7 2,1 -3,2 -6,3 -5,-C-H(C4H8O) -1,3 -2,2 0,3 -3,5 -7,7 -7,CH3C(O)O(CH-H)CH3 -1,3 2,9 6,0 -4,5 -4,4 -3,CH3(CH2-H)CO -2,0 4,6 7,0 -4,6 -3,7 -3,(CH2 -H)C(O)C2H5 -2,1 4,3 6,8 -4,5 -3,7 -3,(CH2-H)C(O)OC2H5 -2,2 5,3 8,0 -4,5 -2,0 -1,CH3(CH-H)C(O)H -1,7 1,9 4,5 -4,2 -11,5 -11,CH3C(O)(CH-H)CH3 -1,8 1,5 4,2 -4,2 -10,6 -10,(CH2-H)CH2OH * -2,4 6,2 9,3 -3,3 1,4 2,(CH2-H)CH2OH ** -0,9 7,6 10,7 -3,3 1,4 2,(CH2-H)CH2OC2H5 * -1,9 6,0 9,0 -4,1 2,3 3,(CH2-H)CH2OC2H5 ** -1,6 7,6 10,7 -4,1 2,3 3,CH3C(O)OCH2(CH2-H) * -2,1 7,0 10,0 -2,8 2,4 3,CH3C(O)OCH2(CH2-H) ** -2,0 7,8 11,0 -2,9 2,4 3,-C-H(C4H8O) -2,1 3,1 6,1 -4,4 -3,4 -2,(CH2-H)CH2C(O)H * -1,8 6,8 9,6 -3,6 1,4 2,(CH2-H)CH2C(O)H ** -0,9 7,0 10,0 -1,5 2,5 3,CH3C(O)CH2(CH2-H) * -2,0 6,2 9,1 -3,9 1,4 2,CH3C(O)CH2(CH2-H) ** -1,0 6,7 9,6 -4,0 1,4 2, * - атом водорода в гош-положении относительно соседней группы; **- атом водорода в транс-положении относительно соседней группы.

Вследствие того, что молекулы реагентов и продуктов полярные, в рассматриваемых системах происходит образование достаточно прочных пред- и постреакционных комплексов, с выигрышем в энергии, сопоставимым с энергией реакции или энергией активации.

В контексте задачи построения корреляционного соотношения это порождает дилемму, т.к. возникает возможность связать энергию активации как с энергией реакции, так и с разностью энергий пост- и предреакционного комплекса. Решение указанной дилеммы имеет общее методическое значение, т.к. прочные пред- и постреакционные комплексы часто образуются жидкофазных и газофазных реакциях между полярными частицами (известным примером являются реакции нуклеофильного замещения по механизму SN2). Кроме того, в реакциях неполярных или слабополярных молекул могут возникать аналоги пред- или постреакционных комплексов (например, нестабильные конформации, способствующие протеканию реакций).

Необходимо также отметить, что неэквивалентность C–H связей концевых метильных групп, вызванная их различной ориентацией по отношению к соседней полярной группе, приводит к изменению соответствующих энергетических барьеров в интервале от 0,ккал/моль до 1,6 ккал/моль. Это связано с электростатическим влиянием полярной группировки.

Рассчитанные пути реакций в масс-взвешенных координатах были подвергнуты преобразованию с фиксированным фокусом. Коэффициенты E0, и W отыскивались двумя способами. В первом из них параметры корреляционного соотношения определялись при дифференцировании энергетических профилей как функций новой координаты q за вычетом вкладов, пропорциональных классическим энергиям реакций (Рис. 2, А). Во втором – из энергетических функций вычитался линейный член, пропорциональный разности энергий пост- и предреакционного комплекса (Рис. 2, Б).

0 0 0 Eq Eр q EqEпост Eпред Eр q А Б Рис. 2 Энергетические профили реакций как функции приведённой координаты.

Из полученных данных следует несколько важных выводов. Во-первых, для реакций, в ходе которых разрываются связи одного типа, энергетические профили практически совпадают в окрестности точки максимума. Это обеспечивает близость параметров корреляционного соотношения для родственных реакций. Во-вторых, координата точки максимума близка к 0,5 для всех реакций. Это означает, что вся совокупность реакций радикального отрыва H хорошо описывается двухпараметрическим обобщённым соотношением Поляни-Семёнова с 0,5, несмотря на то, что реакционный центр является несимметричным. В-третьих, инвариантность энергетических профилей, как функций приведённой координаты за вычетом линейного члена лучше соблюдается в случае, когда линейный член пропорционален разности электронных энергий продуктов и реагентов, а не разности энергий пост- и предреакционного комплекса. Поэтому корреляционные соотношения, связывающие энергию активации с энергией реакции, обладают более высокой точностью. Это имеет и практическое значение, т.к. энергии образования пред- и постреакционных комплексов труднодоступны.

По результатам анализа канонических профилей можно выделить два класса C–H связей, реакционная способность которых описывается разными корреляционными соотношениями.

В первый класс входят -С-H ТГФ и диэтилового эфира, а также -C-H связи спиртов.

Соответствующее корреляционное соотношение имеет вид:

E0 = 4,3 + 0,5 E0 + (E0 )2/80 (ккал/моль) а р р Второй класс составляют все остальные связи, т.е. первичные C-H связи этилового спирта, -С-H ТГФ и все C-H связи альдегидов (кроме H-C=O), кетонов и сложных эфиров.

Для них корреляционное соотношение принимает форму:

E0 = 8,5 + 0,5 E0 + (E0 )2/85 (ккал/моль) а р р Максимальная ошибка описания активационных энергий из перового класса по обобщённому соотношению Поляни-Семёнова составляет 1 ккал/моль. Для второго класса эта величина составляет 1,3 ккал/моль.

Сближение канонических профилей различных реакций приводит к сближению параметров переходных состояний термонейтральных реакций.

Рис. 3 Структурные параметры переходных состояний Это проиллюстрировано на Рис. 3, где структурные характеристики переходных состояний () сопоставлены с характеристиками, соответствующими максимумам канонических профилей (). Из него видно, что параметры геометрии переходных состояний гипотетических термонейтральных реакций характеризуются значительно меньшим разбросом.

Глава 4. Применение формализма к описанию реакций присоединения радикалов по кратным связям Присоединение радикалов по кратным связям является важным классом реакций. Но в настоящее время для них отсутствуют достаточно точные подходы к априорной оценке энергий активации только по тепловым эффектам этих реакций. По этой причине апробация обобщённого соотношения Поляни-Семёнова для описания барьеров реакций присоединения представляет определённый интерес.

Были рассмотрены реакции присоединения атома водорода и метильного радикала по кратным связям различного типа: к алкенам, алкинам, нитрилам, альдегидам, кетонам, иминам.

Необходимо отметить, что из-за диффузного характера -электронных облаков, принимающих участие в перестройке реагирующих молекул с образованием -связей, необходимо более строго учитывать эффекты электронной корреляции с помощью методов, выходящих за рамки теории функционала плотности. Однако для построения корреляционных соотношений точность выбранной версии теории функционала плотности достаточна, т.к.

ошибки расчёта активационных барьеров и тепловых эффектов реакций сопоставимы.

Энергетические параметры рассмотренных реакций присоединения представлены в Табл. 2 (подчёркиванием и жирным шрифтом выделены атомы или группы, к которым присоединяется радикал).

Табл. 2 Энергетические характеристики реакций присоединения радикалов по кратным связям. E0 – а классическая энергия активации, Eа – энергия активации, включающая разность энергий нулевых колебаний активированного комплекса и реагентов, H - энтальпия активации, E0 – классическая р энергия реакции, Eр – энергия реакции с учётом разности нулевых колебаний, Hр – изменение энтальпии в ходе реакции при T=298,15 К.

Реакция E0 Eа H E0 Eр Hр а р CH2CH2 + H 0,8 1,4 0,5 -42,5 -37,4 -38,CH2CH2 + CH3 2,8 4,7 3,7 -27,3 -22,8 -24,CHCH + H 1,6 2,1 1,1 -45,5 -39,6 -39,CHCH + CH3 3,8 5,3 4,3 -34,8 -29,7 -29,MeCN + H 3,2 3,6 2,8 -22,0 -16,6 -16,MeCN + H 3,75 4,7 3,7 -30,7 -25,0 -25,CH2=NH + H 0,3 0,8 0,03 -45,1 -38,75 -38,CH2=NH + H 1,2 1,9 -0,3 -37,8 -32,4 -32,CH2=O + H 4,3 5,0 4,1 -36,7 -30,0 -30,CH2=O + H 1,1 2,0 0,9 -28,75 -23,0 -23,(CH3)2C=O + CH3 11,7 13,8 12,9 -5,9 -0,5 -0,(CH3)2C=O + CH3 6,9 9,7 8,4 -6,1 -0,9 -0,(CH3)2C=O + H 4,3 5,2 4,1 -29,4 -23,0 -23,(CH3)2C=O + H 5,1 6,5 5,1 -17,8 -12,1 -12,CO + H 20,4 21,25 20,1 15,65 20,4 19,CO + H 0,6 0,9 0,0 -26,3 -21,5 -22,Из них видно, что практически все рассмотренные реакции (кроме CO + H) являются сильно экзотермическими и, соответственно, имеют низкие активационные барьеры.

Присоединение радикала CH3 протекает с более высокими в среднем активационными барьерами по сравнению с аналогичными реакциями H, что можно объяснить эффектами триплетного отталкивания в переходном состоянии.

Сравнение с экспериментальными данными6 показывает, что метод PBE/SBK даёт в среднем заниженные энергетические барьеры. Среднеквадратичные отклонения энтальпий активации в этом методе составляет 3,5 ккал/моль, а энтальпий реакции - 4,4 ккал/моль. Таким образом, ошибки вычисления энергий активации и теплоты реакции на уровне PBE/SBK сопоставимы.

В реакции радикального присоединения по связи AB общего вида:

AB + C ABC, связь AB меняет свой тип, превращаясь из двойной в одинарную или из тройной в двойную, и образуется связь BC. Движение по координате реакции практически всегда связано с перестройкой фрагментов A и B: происходят повороты функциональных групп, входящих в A и B. С другой стороны, анализ результатов сканирования поверхности потенциальной энергии вдоль координаты реакции показывает, что, как правило, в окрестности переходного состояния реакционная система перемещается вдоль пути реакции в основном за счёт перестройки связей AB и BC. Следовательно, путь реакции можно изобразить на плоскости расстояний rAB и rBC без потери существенной для построения корреляционного соотношения информации о переходном состоянии.

После приведения энергетических профилей реакций к каноническому виду с помощью алгоритма с фиксированным фокусом выделяются три класса реакций присоединения H. В первый класс, характеризующийся низкими значениями энергии активации термонейтральной реакции E0 и в интервале от 0,39 до 0,55, попадают процессы присоединения атома H к CO, присоединения H к атому азота молекулы ацетонитрила, атому углерода формальдегида и ацетона. Отнесение реакции CO + H к первому классу сделано только по признаку близости E0. Во второй, соответствующий средним величинами E0 (0,52 < < 0,54), входит реакция присоединения к атому углерода ацетонитрила и атому кислорода ацетона, а также к атому углерода формимина.

E0 = 12,5 + 0,5 E0 + (E0 )2/254,2 E0 = 16,8 + 0,53 E0 + (E0 )2/369,2 E0 = 19,6 + 0,54 E0 + (E0 )2/4а р р а р р а р р Первый класс Второй класс Третий класс Рис. 4 Канонические энергетические профили реакций радикального присоединения и корреляционные соотношения.

A. F. Shestakov, E. T. Denisov, N. S. Emel’yanova. Semiempirical method of calculations of transition-state geometries for radical addition reactions // Russian Chemical Bulletin. 2005. V.54. P.905-913.

В третий класс входят остальные реакции присоединения с высокими значениями E0 (0,53 < < 0,56). Канонические профили и корреляционные соотношения для каждого класса представлены на Рис. 4.

Максимальные ошибки вычисления активационных барьеров по корреляционным соотношениям относительно результатов квантово-химического расчёта составляют: 1,5, 3,1 и 2,4 ккал/моль – для первого, второго и третьего класса соответственно. Причина увеличения ошибок по сравнению со случаем реакций радикального отрыва связана с тем, что реакции присоединения характеризуются значительными тепловыми эффектами, и квадратичный вклад в энергию активации сопоставим с линейным по теплоте реакции.

Недостаток найденных корреляционных соотношений обусловлен тем, что в пределах одного класса не вполне соблюдается инвариантность канонических энергетических профилей реакции. Это проявляется в большом разбросе параметров W (более 100 ккал/моль для первого класса, 70 ккал/моль – для второго и 40 ккал/моль – для третьего) и E0.

Точная фиксация параметра = 0,5 приводит к новому разбиению на классы и сокращению диапазона изменения параметров для каждого из них. Как и ранее выделяется три класса. Для первого класса W изменяется от 153 ккал/моль до 75 ккал/моль, для второго – от 213 ккал/моль до 107 ккал/моль, т.к. теперь реакция CH2CH2 + H входит в класс со средними значениями E0 и для третьего – от 215 ккал/моль до 187 ккал/моль.

Корреляционные соотношения и канонические энергетические профили для каждого класса представлены на рисунке ниже (см. Рис. 5).

E0 = 11,2 + 0,5 E0 + (E0 )2/225,6 E0 = 15,4 + 0,5 E0 + (E0 )2/331,6 E0 = 18,0 + 0,5 E0 + (E0 )2/405,а р р а р р а р р Первый класс Второй класс Третий класс Рис. 5 Канонические энергетические профили реакций радикального присоединения и корреляционные соотношения, полученные при помощи алгоритма с подвижным фокусом.

Максимальная ошибка (3,0 ккал/моль) расчёта уменьшилась на 0,1 ккал/моль по сравнению со случаем фиксированного фокуса. Средняя ошибка (1 ккал/моль) немного возросла за счёт того, что практически во всех случаях ошибки положительны и нет компенсации при усреднении. Среднеквадратичная ошибка уменьшилась на 0,1 ккал/моль (1,ккал/моль). Существенно сократилось дисперсия распределения ошибок (0,7 против 1,ккал/моль в случае алгоритма с фиксированным фокусом). Следовательно, полученные корреляционные соотношения, лучше описывают полуколичественные закономерности реакционной способности в ряду рассмотренных ненасыщенных соединений.

Классы реакций присоединения, выделенные с помощью алгоритмов с фиксированным и подвижным фокусом на основании свойств инвариантности канонических профилей, составлены из небольшого числа реакций. Кроме того, экспериментальные данные доступны лишь для некоторых из рассмотренных реакций. Это не даёт возможность провести апробацию метода построения корреляционных соотношений связывающих экспериментальные величины непосредственно на них. По этой причине был проведён дополнительный квантово-химический расчёт альтернативных реакций присоединения атома H к олефинам CH2=CHR (R =H, Me, Et, Pr), цис- и транс-MeCH=CHMe, CH2CMe2, MeCHCMe2.

На основе алгоритма с фиксированным фокусом на выбранном множестве реакций присоединения удаётся выделить два естественных класса. В первый входят реакции присоединения к терминальным атомам углерода, характеризуемые высокими внутренними барьерами (E0 = 20,0 ккал/моль, = 0,57, W = 289,4 ккал/моль), а во второй – все остальные реакции, т.е. присоединение к симметричным алкенам и к нетреминальному атому C (E0 = 18,7 ккал/моль, = 0,56, W = 244,3 ккал/моль).

Алгоритм с подвижным фокусом позволяет выделить только один класс с параметрами корреляционного соотношения: E0 = 15,8 ккал/моль, = 0,5, W = 189,3 ккал/моль.

Поправка к E0 ( = H0 - E0) вычисленная по имеющимся экспериментальным данным7, во всех случаях меняется не более чем на 2 ккал/моль. При этом, имеют место отклонения рассчитанной по корреляционным соотношениям энергии активации от экспериментальной как в сторону больших, так и в сторону меньших значений. Т.е. поправка меняет знак в ряду олефинов, что соответствует влиянию факторов, отличных от энтальпии реакции на активационный барьер. Среднее значение для первого класса в алгоритме с фиксированным фокусом составляет -0,3 ккал/моль, а для второго – 0,1 ккал/моль. Эти значения соответствуют максимальным ошибкам описания экспериментальных барьеров равным 0,3 ккал/моль и 1,2 ккал/моль. Средняя величина в случае алгоритма с подвижным фокусом для всех реакций равна 0,1 ккал/моль (максимальная ошибка ~1 ккал/моль).

Глава 5. Применение формализма к описанию реакций мономолекулярного распада Термическое разложение олефинов и виниловых эфиров при высоких температурах протекает по радикальному механизму или по механизму мономолекулярного распада без образования радикальных интермедиатов. В литературе имеются лишь отрывочные данные по экспериментальным и теоретическим исследованиям мономолекулярного механизма. Ранее было показано, что энергии активации мономолекулярных превращений терминальных алкенов и виниловых эфиров могут быть найдены с высокой точностью с помощью модели пересекающихся парабол, включающей один эмпирический параметр. Эта модель использует в качестве исходных данных частоты колебаний рвущейся и образующейся C–H связи, а также тепловой эффект реакции. В данной главе исследуется возможность оценки активационных барьеров реакций распада только на основании их тепловых эффектов.

Рассматриваемые реакции протекают через циклические переходные состояния как синхронные двухцентровые процессы по схеме (Ri – алкильный радикал):

J. S. Clarke, H. A. Rypkema, J. H. Kroll, N. M. Donahue, J. G. Anderson. Multiple Excited States in a Two-State Crossing Model: Predicting Barrier Height Evolution for H + Alkene Addition Reactions // J. Phys. Chem. A. 2000. V.104. P.4458–4468.

В Табл. 3 суммированы результаты квантово-химического расчёта энергетических характеристик реакций мономолекулярного распада, а также некоторые характеристики их переходных состояний. E0 – электронная энергия активации реакции без учёта нулевых а колебаний, Eа – энергия активации с учётом нулевых колебаний, E0 – разность электронных р энергий продуктов и реагентов, Eр – разность электронных энергий продуктов и реагентов с учётом нулевых колебаний, – частота «мнимого» колебания переходного состояния (см-1), – приведённая масса (а.е.), rb+rf – сумма удлинений рвущейся и образующейся связи в переходном состоянии ().

Табл. 3 Энергетические характеристики процессов распада терминальных олефинов и виниловых эфиров (в ккал/моль). E0 – электронная энергия активации реакции без учёта нулевых колебаний, Eа – а энергия активации с учётом нулевых колебаний, E0 – разность электронных энергий продуктов и р реагентов, Eр – разность электронных энергий продуктов и реагентов с учётом нулевых колебаний, – частота «мнимого» колебания переходного состояния (см-1), – приведённая масса (а.е.), rb+rf – сумма удлинений рвущейся и образующейся связи в переходном состоянии (). * - продуктом реакции является цис-бутен-2. ** - продуктом реакции является транс-бутен-2.

Соединение E0 Eа E0 Eр rb+rf –i· а р CH2CH(Pr) 48,5 44,7 24,9 20,9 1,77 0,601 8CH2CH(Bu) 46,2 42,4 19,7 15,8 2,02 0,603 801,CH2C(Me)(Pr) 48,0 44,3 24,1 20,4 1,92 0,618 8cCH2(CH)2(Me)(Et)* 48,6 44,7 22,0 18,1 1,64 0,600 9tCH2(CH)2(Me)(Et)** 46,2 42,2 20,8 16,9 1,66 0,582 9CH2CHCH2CH(Me)2 47,6 43,4 20,8 17,1 1,56 0,585 9CH2CHOEt 39,8 35,6 10,0 5,6 1,63 0,609 8CH2CHOPr 39,2 35,0 5,9 1,6 1,89 0,607 8CH2C(Me)OEt 38,8 34,9 7,4 3,3 1,64 0,608 8CH2CHOCH(Me)2 39,7 35,3 11,0 7,1 1,70 0,619 7CH2CHOCMe3 32,6 28,6 3,9 0,6 1.84 0,631 6CH2C(Me)OCHMe2 32,1 28,1 1,5 -1,8 1.69 0,616 8Все реакции характеризуются высокими значениями энергии активации, которые в целом коррелируют с их термодинамическими параметрами. Однако зависимость E0 от Eа р немонотонная. Анализ векторов нормальных колебаний переходных состояний с мнимыми частотами показывает, что как в случае распадов эфиров, так и в случае распадов олефинов движение системы вдоль координаты реакции в окрестности переходного состояния связано с переносом атома водорода на двойную связь. в переходном состоянии связи С-С и С-O, участвующие в реакции, оказываются практически разорванными. Их разрыв происходит на восходящем участке пути реакции.

Для анализа точности выбранного метода расчёта было проведено сравнение барьеров, найденных методами PBE/SBK и CCSD(T)/6-311++G**. Было установлено, что метод DFT с обменно-корреляционным функционалом PBE дает заниженные оценки активационных барьеров. Среднеквадратичная ошибка метода по сравнению с CCSD(T) - 12,3 ккал/моль. В случае расчёта энтальпий реакций распада алкенов получаются заниженные значения, а виниловых эфиров – слегка завышенные. Общая среднеквадратичная ошибка составляет 2,ккал/моль. Несмотря на ошибки в найденных значениях энергиях активации, можно ожидать, что метод расчёта, использованный в данной работе, пригоден для построения корреляционных соотношений, т.к. ошибки ведут себя регулярным образом: значения активационного барьера систематически занижены для всех реакций.

С учётом особенностей реакций мономолекулярного распада был применен алгоритм проектирования пути реакции на плоскость расстояний 5C-H и 1C-H.

Канонические энергетические профили E(q) – q E0 реакций мономолекулярного р распада, построенные при помощи алгоритма с фиксированным фокусом, представлены на Рис. 6, А.

Полученные зависимости делятся на две группы. В первую из них входят распады замещённых пентенов. Соответствующие кривые хорошо группируются, что соответствует близости параметров и E0 (37,3 – 39,4 ккал/моль) для них. Вторую группу составляют распады виниловых эфиров. В этой группе интервал изменения параметра E0 больше: 34,3 – 37,5 ккал/моль. Множество энергетических профилей виниловых эфиров имеет более сложную структуру. В нём можно выделить подкласс с низким значением E0 (31,5 – 31,ккал/моль), соответствующий реакциям CH2CHOCMe3 и CH2C(Me)OCHMe2, а также подкласс с высоким значением E0 (34,3 – 37,0 ккал/моль), составленный из остальных реакций.

А Б Рис. 6 Канонические энергетические профили реакций мономолекулярного распада, полученные с помощью алгоритма с фиксированным (А) и подвижным (Б) фокусом Усредняя W, E0 и по множествам процессов распада олефинов и виниловых эфиров по отдельности, можно получить корреляционные соотношения для вычисления активационных барьеров:

E0 = 38,2 + 0,26·E0 + (E0 )2/143,8 (олефины) (6) а р р E0 = 36,4 + 0,23·E0 + (E0 )2/188,6 (эфиры-1) (7) а р р E0 = 31,5 + 0,28·E0 + (E0 )2/103,9 (эфиры-2) (8) а р р Максимальная разность E0, найденных по соотношению (6) и результатов квантовоа химического расчёта, составляет 1,3 ккал/моль. В случае соотношения (7) она равна -2,ккал/моль, а для (8) равна 0,2 ккал/моль.

Фиксация = 0,5 приводит к существенному сокращению диапазона изменения W как для распада алкенов, так и для распада эфиров и некоторому увеличению интервала E0 в обоих случаях. Функции E(q) – q E0, соответствующие = 0,5 для процессов распада р олефинов и эфиров, представлены на рисунке (Рис. 6, Б).

Обращает на себя внимание то, что при разбросе энергии реакции более 20 ккал/моль канонические профили реакции имеют существенно меньший разброс ~ 5 ккал/моль.

На Рис. 6, Б можно выделить два цуга энергетических профилей, первый из которых относится к реакциям распада олефинов и незамещённых виниловых эфиров, а второй – к реакции распада эфиров, содержащих заместители в положении 4.

Параметры кривых E(q) – q E0 позволяют сделать вывод об аналогии между реакциями р распада терминальных олефинов и незамещённых эфиров. Они описываются одним корреляционным соотношением (9), а все остальные реакции эфиров – соотношением (10):

E0 = 34,4 + 0,5·E0 + (E0 )2/228,4 (9) а р р E0 = 31,4 + 0,5·E0 + (E0 )2/210,8 (10) а р р Найденные корреляционные соотношения (9) и (10) воспроизводят результаты квантовохимических расчётов с максимальными ошибками 1,7 и 0,9 ккал/моль для соотношений (9) и (10), соответственно.

Выделение реакций олефинов и виниловых эфиров, не содержащих заместителей в положении 4, в один класс отражает сближение структурных параметров переходных состояний гипотетических термонейтральных реакций (Рис. 7).

Рис. 7 Сопоставление структур переходных состояний реакций распада олефинов и виниловых эфиров () со структурами соответствующих переходных состояний термонейтральных реакций ().

В данном параграфе исследована возможность описания барьеров мономолекулярного распада олефинов и виниловых эфиров с учётом энергии нулевых колебаний и тепловых поправок корреляционным соотношением вида:

HT E0 T HT HT 2 2W (11) В формуле (11) (T) – разность энтальпии активации и электронной энергии активации теормонейтральной реакции, слабо зависящая от температуры, а HT и HT – энтальпия активации и энтальпия реакции при температуре T.

Для определения были использованы оценки активационных барьеров различных реакций распада олефинов и виниловых эфиров методом пересекающихся парабол8,9, полученные при разных температурах (T = 1100 К для олефинов и 600 К для эфиров).

T. S. Pokidova, A. F. Shestakov. The breakdown of vinyl ethers as a two-center synchronous reaction // Russian Journal of Physical Chemistry A. 2009. V.83. №11. P.1860-1867.

Корректировка соотношений для барьеров распада эфиров, найденных с помощью алгоритма с фиксированным фокусом, не проводилась из-за их низкой точности. Для олефинов значение поправки (1100 К) = 8,4 ккал/моль. Соответствующее корреляционное соотношение с учётом найденной поправки позволяет аппроксимировать результаты параболической модели с высокой точностью (максимальная ошибка равна 0,1 ккал/моль).

В случае корреляционных соотношений, найденных при помощи алгоритма с подвижным фокусом, введение поправки к E0 приводит к разбиению объединённого класса олефинов и виниловых эфиров на два подкласса. Это объясняется зависимостью величины от температуры. Средние значения для олефинов при 1100 К, незамещённых и замещённых эфиров при 600 К составляют 8,5, 6,9, 7,7 ккал/моль, соответственно. Максимальные ошибки аппроксимации результатов параболической модели, составляют 0,6 ккал/моль (для олефинов), 2,6 и 0,2 ккал/моль (для незамещённых и замещённых эфиров, соответственно).

При этом среднеквадратичные ошибки не превышают 1 ккал/моль.

Выводы 1. Предложен новый алгоритм преобразования координаты реакции, позволяющий приводить энергетические профили различных классов реакций к инвариантному виду.

2. В результате анализа реакций радикального отрыва атома водорода, присоединения по кратным связям и мономолекулярного распада с помощью предложенного алгоритма определена классификация этих реакций по признаку близости канонических профилей в окрестности их точек максимума. Характеристики точек максимума являются параметрами нелинейных двухпараметрических обобщённых соотношений ПоляниСемёнова, описывающих зависимость энергетического барьера от теплоты реакции.

3. Найденные корреляционные соотношения для реакций радикального отрыва H с участием полярных агентов характеризуются высокой точностью (максимальная ошибка ~ 1 ккал/моль), если использовать в качестве теплоты реакции разность энергий продуктов и реагентов, а не пред- и постреакционных комплексов. Проведённый теоретический анализ показывает, что этот вывод является достаточно общим.

4. Для реакций присоединения радикалов по кратным связям и молекулярных распадов терминальных олефинов и виниловых эфиров средняя ошибка найденных корреляционных соотношений составляет 1 ккал/моль, а максимальные – 2,8 и 2,ккал/моль, соответственно.

5. Корректировка энергии активации термонейтральной реакции полученных корреляционных соотношений по экспериментальным данным или полуэмпирическим расчётам методом пересекающихся парабол позволяет описать экспериментальные барьеры со средней ошибкой ~ 1 ккал/моль (максимальная находится в пределах ккал/моль). Это позволяет предложить новый полуэмпирический метод оценки энергии активации, когда коэффициент перед квадратичным членом находится теоретически, а постоянный член определяется по известным экспериментальным данным.

T. S. Pokidova, E. T. Denisov, A. F. Shestakov. Molecular decomposition of polyolefins: Kinetic parameters and geometry of the transition state. Russ. J. Phys. Chem. 2010. V.84. P.375–382.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ ОПУБЛИКОВАНО В РАБОТАХ:

1. А.А. Куница, А.Ф. Шестаков Анализ реакций радикального отрыва атома H в рамках обобщённого соотношения Поляни-Семёнова при учёте образования пред- и постреакционных комплексов // Известия Академии наук. Серия химическая. 2011. № 9. C. 1761 – 1766.

2. Исследование радиационной теломеризации тетрафторэтилена в тетрагидрофуране И.П. Ким, Е.О. Перепелицина, А.Ф. Шестаков, Ю.М. Шульга, А.А. Куница // Химия высоких энергий. 2011. Т.45. №6. С.475 – 480.

3. А.А. Куница, А.Ф. Шестаков Обобщённое соотношение Поляни-Семёнова в приложении к мономолекулярным реакциям распада олефинов и виниловых эфиров. // Бутлеровские сообщения. 2012. Т.29. №3. С.13-22.

4. Куница А.А., Шестаков А.Ф. Квантово-химическое исследование реакций переноса атома водорода при теломеризации тетрафторэтилена в растворе тетрагидрофурана // 7я Всероссийская конференция «Молекулярное моделирование». Москва. Институт ГЕОХИ РАН. 2011 г.: Тез. докл. С. 104.

5. Куница А.А., Шестаков А.Ф., Ким И.П. Анализ реакций CF3(C2F4)3 радикала с карбонильными соединениями, спиртами и эфирами с помощью обобщённого соотношения Поляни-Семёнова // V Всероссийская школа-семинар молодых ученых «Квантово-химические расчеты: структура и реакционная способность органических и неорганических молекул». Иваново. 2011 г.: Сборник статей. С. 121 – 124.

6. Куница А.А., Шестаков А.Ф., Ким И.П. Квантово-химический анализ реакций переноса цепи при теломеризации тетрафторэтилена в различных растворителях // Всероссийская молодёжная конференция «Успехи химической физики». Черноголовка.

2011 г.: Тез. докл. С. 167.

7. Куница А.А., Шестаков А.Ф. Исследование реакций альфа-тетрагидрофуранильного радикала методом функционала плотности // Областная конференция «Актуальные проблемы современного естествознания». Иваново. 2011 г. : Тез. докл. С. 56 – 57.

8. Куница А.А., Шестаков А.Ф. Алгоритм построения обобщённого соотношения ПоляниСемёнова для реакций присоединения по кратным связям и молекулярных распадов терминальных олефинов // VI Всероссийская конференция-школа «Высокореакционные интермедиаты химических реакций». пос. Юность. 2011 г.: Тез.

докл. С. 29.

9. Куница А.А., Шестаков А.Ф. Расчёт активационных барьеров мономолекулярных реакций распада олефинов и виниловых эфиров по обобщённому соотношению Поляни-Семёнова // VI Всероссийская конференция студентов, аспирантов и молодых учёных "Менделеев-2012". г. Санкт-Петербург. 2012 г.: Сборник тезисов секции «Физическая химия». С. 371.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.