WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

Кленов Михаил Сергеевич

«Генерация ионов оксодиазония. Новые методы синтеза
1,2,3,4-тетразин-1,3-диоксидов»

02.00.03

химические науки

Д 002.222.01.

Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт органической химии им. Н.Д. Зелинского Российской академии наук

119991, Москва, Ленинский проспект, 47

Тел.: (499) 137-13-79

E-mail: sci-secr@ioc.ac.ru

Предполагаемая дата защиты диссертации: 9 октября 2012 года

Дата размещения автореферата: 7 сентября 2012 года.

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ НАУКИ

ИНСТИТУТ ОРГАНИЧЕСКОЙ ХИМИИ им. Н.Д. ЗЕЛИНСКОГО

РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК

__________________________________________________________________

на правах рукописи

КЛЕНОВ

МИХАИЛ СЕРГЕЕВИЧ

ГЕНЕРАЦИЯ ИОНОВ ОКСОДИАЗОНИЯ.

НОВЫЕ МЕТОДЫ СИНТЕЗА 1,2,3,4-ТЕТРАЗИН-1,3-ДИОКСИДОВ

02.00.03 - Органическая химия

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата химических наук

Москва 2012

Работа выполнена в Лаборатории химии нитросоединений
Федерального государственного бюджетного учреждения науки
Институт органической химии им. Н. Д. Зелинского Российской академии наук

НАУЧНЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ:        Чураков Александр Михайлович

доктор химических наук, профессор

ОФИЦИАЛЬНЫЕ ОППОНЕНТЫ:        Бабаев Евгений Вениаминович

доктор химических наук, профессор,

Химический факультет МГУ

им. М.В. Ломоносова, вед.н.с.

Старосотников Алексей Михайлович –кандидат химических наук,

ИОХ РАН, с.н.с.

Ведущая организация:        Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт проблем химической физики Российской академии наук

Защита состоится  9  октября 2012 года, в  1000  часов на заседании Диссертационного совета Д 002.222.01 при Федеральном государственном бюджетном учреждении науки Институт органической химии
им. Н. Д. Зелинского РАН по адресу: 119991, Москва, Ленинский проспект, 47, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института органической химии им. Н. Д. Зелинского РАН.

Автореферат разослан __7__  сентября 2012 г.

Ваш отзыв в двух экземплярах, заверенный гербовой печатью, просим направлять по адресу: 119991, Москва, Ленинский проспект, 47, ученому секретарю Диссертационного совета ИОХ РАН.

Ученый секретарь

Диссертационного совета

Д 002.222.01 при ИОХ РАН

доктор химических наук  Л. А. Родиновская

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы. Одной из актуальных проблем современной химии энергоемких веществ является конструирование соединений с высоким содержанием азота и оптимальным кислородным балансом. 1,2,3,4-Тетразин-1,3-диоксиды (ТДО) – новый перспективный "строительный блок" для создания полиазот-кислородных высокоэнергетических соединений. В нашей лаборатории был разработан общий синтетический подход к аннелированным ТДО 1, включающий нитрование ароматических или гетероциклических соединений 2, содержащих в соседних положениях амино- и трет-бутил-NNO-азоксигруппы, и циклизацию образовавшихся нитраминов 3 с помощью нитрующих или фосфорилирующих реагентов. Используя этот подход, были получены ТДО 1, аннелированные бензольным, пиридиновым и фуразановым циклами.

Предполагается, что механизм замыкания ТДО-цикла включает промежуточный ион оксодиазония [R–N=N=O]+. Подтверждение образования этого практически неизученного иона является актуальной задачей. Актуальна также разработка новых методов генерации этого иона, поскольку способность к циклизации соединений 3 сильно различается в зависимости от конкретного субстрата.

Неаннелированные ТДО 4 на сегодняшний день практически не изучены. В то же время они могут представлять значительный интерес как самостоятельные энергоемкие вещества или полупродукты для их синтеза. В связи с этим разработка способов получения неаннелированных ТДО 4 актуальна. Наиболее перспективными представляются два варианта синтеза этих соединений: (1) раскрытие бензольного кольца в бензотетразин-1,3-диоксидах (БТДО) 1; (2) разработка методов замыкания ТДО-цикла исходя из алкенов, предполагающая генерацию иона оксодиазония, связанного с неароматической системой.

Также актуально выяснить, возможно ли существование ионов оксодиазония, связанных с гетероатомом [RO–N=N=O]+ и [R2N–N=N=O]+, которые могли бы открыть дорогу для синтеза новых полиазот-кислородных систем.

В соответствии с вышесказанным, основными целями настоящей работы являются:

  • подтверждение образования иона оксодиазония, связанного с ароматическим циклом, путем вовлечения его в реакцию электрофильного ароматического замещения; разработка новых эффективных методов генерации иона оксодиазония; создание на этой основе новых способов получения аннелированных ТДО 1;
  • разработка новых способов синтеза неаннелированных ТДО 4 раскрытием бензольного ядра в бензотетразин-1,3-диоксидах 1;
  • создание методов синтеза алкенов, имеющих вицинальные трет-бутил-NNO-азоксигруппу и нитраминную группу (или ее синтетические эквиваленты);
  • создание методов генерации иона оксодиазония, связанного с алкеном; разработка на этой основе методов синтеза неаннелированных ТДО 4;
  • синтез H-форм N-нитрогидроксиламина и N-нитрогидразина и их использование для генерации иона (фенокси)оксодиазония [ArO–N=N=O]+ и иона (амино)оксодиазония [R2N–N=N=O]+.

Научная новизна и практическая ценность диссертации. Образование иона оксодиазония [R–N=N=O]+ из первичной нитраминной группы подтверждено вовлечением его в реакцию внутримолекулярного электрофильного ароматического замещения на примере циклизации 3-(нитрамино)-4-арилфуразанов в
фуразано[3,4-c]циннолин-5-N-оксиды. Предложен ряд новых реагентов для генерации иона оксодиазония из первичной нитраминной группы: сульфирующие и ацетилирующие реагенты, а также кислоты Бренстеда. Разработан новый метод генерации иона оксодиазония из метокси(оксидо)диазенильной группы
–N=N(O)OMe под действием кислот Бренстеда и Льюиса. Впервые получены незамещенный фуразано[3,4-c]циннолин-5-N-оксид и его нитропроизводные.

С использованием вновь разработанных способов генерации иона оксодиазония созданы два новых метода синтеза бензотетразин-1,3-диоксидов: (1) из
2-(трет-бутил-NNO-азокси)-N-нитроанилинов под действием системы Ac2O/H2SO4 и (2) из О-алкильных производных 2-(трет-бутил-NNO-азокси)-N-нитроанилинов под действием кислот Бренстеда и Льюиса.

Разработан новый подход к синтезу неаннелированных 1,2,3,4-тетразин-1,3-диоксидов, основанный на реакции эфирата BF3 с алкенами, содержащими в соседних положениях трет-бутил-NNO-азокси- и алкокси(оксидо)диазенильную группы. Этим методом получены неизвестные ранее 1,2,3,4-тетразин-1,3-диоксиды, содержащие следующие заместители: –N(O)=NBut, SMe, SO2Me, морфолино, –NHBut.

Разработан новый метод синтеза неаннелированных 1,2,3,4-тетразин-1,3-диоксидов озонолизом диметоксибензотетразин-1,3-диоксидов. Этим методом получены неизвестные ранее 1,2,3,4-тетразин-1,3-диоксиды содержащие заместители CO2Me и CCl2CO2Me.

Разработан метод синтеза неизвестных ранее соединений, содержащих две
трет-бутил-NNO-азоксигруппы у одного атома углерода.

Разработан метод синтеза неизвестных ранее алкенов, содержащих в соседних положениях трет-бутил-NNO-азокси- и алкокси(оксидо)диазенильные группы.

Синтезированы N-нитро-O-(4-нитрофенил)гидроксиламин и N-(нитрамино)-фталимид – первые H-формы N-нитрогидроксиламина и N-нитрогидразина.

Показано, что N-нитро-O-(4-нитрофенил)гидроксиламин под действием кислот Бренстеда превращается в 4-нитропирокатехин и его О-замещенные производные, а под действием фосфорного ангидрида в присутствии нитрилов – в
2-алкил(арил)-5-нитро-1,3-бензоксазолы. Предложены механизмы этих превращений через промежуточный ион (фенокси)оксодиазония [ArO–N=N=O]+.

Предложена схема термического распада N-(нитрамино)фталимида, включающая промежуточный ион (амино)оксодиазония [R2N–N=N=O]+ (R2N = фталимид).

Публикации и апробация работы. По результатам работы опубликовано 9 научных статей и 4 тезиса докладов на Всероссийской конференции «Химия нитросоединений и родственных азот-кислородных систем» (Москва, 2009 г.) и Всероссийской научно-технической конференции «Успехи в специальной химии и химической технологии» (Москва, 2010 г.).

Структура и объем диссертации. Материал диссертации изложен на 197 страницах и включает 132 схемы, 29 таблиц, 16 рисунков. Работа состоит из введения, обзора литературы, обсуждения результатов, экспериментальной части, выводов и списка литературы. Библиографический список включает 109 наименований. Литературный обзор посвящен известным способам генерации ионов оксодиазония и методам синтеза 1,2,3,4-тетразин-1,3-диоксидов и их предшественников.

Автор выражает глубокую благодарность к.х.н. Ю. А. Стреленко и к.х.н. М. И. Стручковой за съемку спектров ЯМР, к.х.н. А. О. Чижову и к.х.н. В. А. Королеву за съемку масс-спектров, к.х.н. В. Н. Солкану за проведение квантово-химических расчетов, ст. инж. Н. С. Юсупову за помощь в проведении озонолиза, а также сотрудникам Лаборатории рентгеноструктурных исследований ИНЭОС РАН
д.х.н. К. А. Лысенко и И. В. Ананьеву за выполнение рентгеноструктурных анализов.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Обсуждение результатов работы состоит из двух глав А и Б. Первая глава посвящена подтверждению образования иона оксодиазония на модельных соединениях и разработке новых способов его генерации. Во второй главе рассмотрены новые методы синтеза аннелированных и неаннелированных
1,2,3,4-тетразин-1,3-диоксидов.

А. ПОДТВЕРЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ ИОНА ОКСОДИАЗОНИЯ И РАЗРАБОТКА НОВЫХ МЕТОДОВ ЕГО ГЕНЕРАЦИИ

1. Реакции электрофильного ароматического замещения с участием иона оксодиазония

Основная задача первой части настоящей работы – подтверждение образования иона оксодиазония в соединениях ароматического ряда путем вовлечения его в реакцию внутримолекулярного электрофильного ароматического замещения и разработка новых эффективных методов его генерации. В качестве основных модельных соединений для решения этой задачи выбраны 3-(нитрамино)-4-арилфуразаны 5 и О-метилированный нитрамин 6. Строение этих соединений обуславливает возможность участия иона оксодиазония во внутримолекулярном электрофильном замещении протона в бензольном кольце, приводящем к образованию фуразано[3,4-c]циннолин-5-N-оксидов (ФЦО) 7. Для генерации иона оксодиазония А из соединений 5 и 6 использовали как ранее применявшиеся реагенты (нитрующие и фосфорилирующие), так и новые (ацилирующие и сульфирующие). Кроме того, использованы кислоты Бренстеда и Льюиса.

1.1. Синтез модельных соединений

Реакция 3-амино-4-фенилфуразана () с одним эквивалентом KNO3 в H2SO4 приводит к образованию всех трех возможных изомерных
3-амино-4-(нитрофенил)фуразанов (схема 1), а именно, соединений 8b,и 8d, которые были разделены с помощью препаративной ТСХ.

Схема 1

Нитрование аминофуразана тетрафторборатом нитрония в MeCN приводит к N-нитроамину 5a. Метилирование нитрамина 5a диазометаном в эфирном растворе приводит к смеси О- и N-метильных производных 6a и 9a в соотношении 1.8 : 1, которые разделили с помощью препаративной ТСХ.

1.2. Генерация иона оксодиазония из О-метильного производного N-нитроамина под действием кислот или BF3·Et2O

О-Метильное соединение 6a в растворах концентрированных кислот превращается в ФЦО с хорошими выходами (схема 2, таблица 1). Скорость циклизации сильно зависит от силы кислоты. Так, в H2SO4 реакция заканчивается значительно быстрее, чем в CF3CO2H. Циклизация происходит также под действием кислоты Льюиса, например BF3·Et2O, однако, выход ФЦО при этом существенно ниже.

Схема 2

Таблица 1. Образование ФЦО при реакции соединения 6a с кислотами или BF3·Et2O

Кислота

(концентрация, %)

Функция кислотности Гаммета H0

Время реакции

Выход
ФЦО (%)

H2SO4 (100)

–11.94

5 мин

78

H2SO4 (93)

5 мин

70

MeSO3H (100)

–7.74

30 мин

83

CF3CO2H (100)

–2.71

3 суток

79

BF3·Et2O

1 сутки

31

Мы предполагаем, что реакция циклизации соединения 6a под действием кислот или BF3·Et2O проходит через промежуточный комплекс B, который диссоциирует с образованием иона оксодиазония А (схема 2). Далее происходит внутримолекулярная реакция иона оксодиазония с фенильным кольцом с образованием
фуразано[3,4-c]циннолин-5-оксида .

1.3. Генерация иона оксодиазония из N-нитроаминов под действием серно-азотной нитрующей смеси

Реакция 3-амино-4-(4'-нитрофенил)фуразана 8b с одним эквивалентом 100%-ной HNO3 в серной кислоте приводит к образованию 7-нитро-ФЦО 7b (схема 3, таблица 2). Циклизация происходит достаточно медленно – за 1 час образуется 11% ФЦО 7b, для получения ФЦО 7b с выходом около 80% требуется 24 ч. Для синтеза других изомеров нитро-ФЦО 7 с таким же выходом требуется несколько суток.

Схема 3

Таблица 2. Синтез нитрозамещенных ФЦО 7b-d из аминофуразанов 8b-d

Исходное соединение

Реагенты

Время реакции (ч)

ФЦО

Положение заместителей

в ФЦО 7

Выход ФЦО 7 (%)

8b

HNO3 (1 экв.)/H2SO4

1

7b

7-NO2

11

8b

HNO3 (1 экв.)/H2SO4

24

7b

7-NO2

79

8b

KNO3 (10 экв.)/H2SO4

2

7b

7-NO2

95

8c

KNO3 (10 экв.)/H2SO4

7

7c

8-NO2

42

7c'

6-NO2

51

8d

KNO3 (10 экв.)/H2SO4

5

7d

9-NO2

92

С целью создания удобной препаративной методики в реакции использовался
10-кратный избыток нитрующего реагента (KNO3). Такой метод позволил синтезировать ФЦО 7b-d с выходами 92–95% (см. таблицу 2). Из
3-амино-4-(3'-нитрофенил)фуразана 8c получена смесь изомерных 8-нитро- и
6-нитро-ФЦО и 7с' соответственно. Фуразано[3,4-c]циннолин-5-N-оксиды 7a-d представляют собой новую гетероциклическую систему.

Мы предполагаем, что механизм превращения аминофуразанов 8b-d в ФЦО 7b-d включает образование нитраминов 5b-d, из которых генерируются ионы оксодиазония А, приводящие к продуктам 7b-d (см. схему 3). Возможны два механизма генерации ионов оксодиазония А из нитраминов 5 в серно-азотной нитрующей смеси. Первый вариант включает протонирование нитрамина по атому кислорода с образованием интермедиата С, который диссоциирует на молекулу Н2О и катион А. Этот механизм, вероятно, преимущественно реализуется при проведении реакции с одним эквивалентом HNO3. Второй вариант включает нитрование нитрамина азотной кислотой по атому кислорода с образованием интермедиата D, который после протонирования может диссоциировать с образованием катиона А. Вероятно, этот механизм реализуется при использовании 10-кратного избытка нитрующего реагента.

1.4. Генерация иона оксодиазония из N-нитроамина под действием P4O10, SO3, и системы Ac2O/H2SO4

Нами найдено, что взаимодействие нитрамина с рядом дегидратирующих реагентов приводит к образованию ФЦОс хорошими выходами (схема 4).

Схема 4

Так, нагревание нитрамина в сухом MeCN с двадцатикратным избытком P4O10 приводит к образованию ФЦОс выходом 66%. Проведение циклизации нитрамина под действием 14%-ного олеума позволяет получить ФЦО с выходом 70%. Побочно образуется смесь 3-амино-4-(нитрофенил)фуразанов 8b-d (суммарный выход 30%). Также ФЦО образуется с выходом 70% при реакции нитрамина 5a с избытком Ac2O в присутствии двух экв. H2SO4. Важными преимуществами последнего метода являются мягкие условия процесса и слабокислая среда.

Мы предполагаем, что электрофильные реагенты атакуют нитрамин по атому кислорода нитрогруппы, что приводит к О-замещенным нитраминам Е (см. схему 4). Последние диссоциируют (возможно после протонирования) с образованием иона оксодиазония А, который далее участвует в образовании ФЦО .

Таким образом, превращение нитраминов 5a-d в ФЦО 7a-d под действием нитрующих, фосфорилирующих, сульфирующих и ацилирующих реагентов является серьезным аргументом в пользу промежуточного образования иона оксодиазония
[–N=N=O]+. Этот катион вступает во внутримолекулярную реакцию электрофильного замещения с бензольным кольцом, не содержащим заместителей, а также с дезактивированным ароматическим кольцом, содержащим нитрогруппы в орто-, мета- и пара-положениях. Кроме того, на примере циклизации
О-метильного соединенияв циннолин-N-оксид разработан новый способ генерации иона оксодиазония из метокси(оксидо)диазенильной группы –N=N(O)OMe под действием кислот Бренстеда и Льюиса.

2. Генерация иона (фенокси)оксодиазония [NO2C6H4ON=N=O]+ и его превращения

Одной из задач первой части работы являлась проверка принципиальной возможности генерации иона (фенокси)оксодиазония [ArO–N=N=O]+ F, в котором NNO фрагмент связан с атомом кислорода (схема 5).

Его предшественниками могли бы быть N-нитрогидроксиламин ArO–NHNO2 и его О-метильное производное ArO–N=N(O)OMe. В качестве модельного соединения выбран O-(4-нитрофенил)гидроксиламин 10, из которого был синтезирован
N-нитро-О-(4-нитрофенил)гидроксиламин (НГА) 11 с помощью реакции окислительного нитрования (см. схему 5). Этот метод N-нитрования, недавно разработанный в нашей лаборатории, позволяет избегать сильнокислой среды при проведении реакции. Нитрующим реагентом является KNO2 в присутствии PhI(OAc)2 в качестве окислителя. НГА 11 – первая H-форма N-нитрогидроксиламина, которую удалось выделить в чистом виде. Это соединение обладает невысокой стабильностью, плавится с разложением при температуре 69–70 °C.

Схема 5

Примечание. Жирным шрифтом выделены меченые атомы 15N.

Структура НГА 11 однозначно подтверждена его метилированием диазометаном в эфирном растворе с образованием О-метильного соединения 12. По аналогичной схеме с использованием Na15NO2 были получены НГА 15N-11 и О-метильное соединение 15N-12, меченые изотопом 15N (на схеме 5 жирным шрифтом выделены меченые атомы 15N). Меченый нитрамин 15N-11 использован при установлении механизма распада нитрогидроксиламинов в кислой среде.

Генерацию иона (фенокси)оксодиазония F из соединений 11 и 12 проводили под действием кислот, а также P4O10 (в случае НГА 11). Взаимодействие НГА 11 и
О-метильного соединения 12 с конц. кислотами: H2SO4, MeSO3H, CF3SO3H и HSO3F приводит к выделению N2O и образованию 4-нитропирокатехина 13а и его сульфопроизводных 13b-d (см. схему 5).

Мы предложили следующий механизм этих превращений. На первой стадии при протонировании соединений 11 и 12 по атому кислорода образуются интермедиаты G и H, которые затем элиминируют молекулы воды и метанола, соответственно. В результате образуется ион (фенокси)оксодиазония F, который выбрасывает молекулу N2O с образованием амбидентного оксениевого иона I. Далее этот ион реагирует с анионом RSO3– (R = OH, Me, CF3, F) по орто-атому углерода фенильного кольца с образованием соединений 13а-d. При реакции соединений 15N-11 и 15N-12 с CF3SO3H происходит выделение закиси азота N15NO (по данным ЯМР 14N и 15N), что подтверждает предложенный механизм.

Реакция НГА 11 с избытком P4O10 в растворе нитрилов (MeCN, EtCN, PhCN) приводит к выделению N2O и образованию 2-R'-5-нитро-1,3-бензоксазолов 14a-c (R' = Me, Et, Ph) (см. схему 5). Предполагаемая схема превращения НГА 11 в
2-R'-5-нитро-1,3-бензоксазолы 14a-c включает в себя фосфорилирование НГА 11 по атому кислорода нитраминной группы с образованием О-фосфорилированного производного J, его диссоциацию с образованием иона (фенокси)оксодиазония F и элиминирование молекулы N2O, приводящее к оксениевому иону I. Этот ион реагирует с молекулой нитрила по орто-положению фенильного кольца, давая
1,3-бензоксазолы 14a-c. Существование иона оксодиазония F как кинетически независимой частицы подтверждено квантово-химическими расчетами.

3. Синтез N-нитрогидразина R2NNHNO2 - предшественника иона (амино)оксодиазония [R2NN=N=O]+ (K)

Потенциальным предшественником иона (амино)оксодиазония [R2N–N=N=O]+ K мог бы быть N-нитрогидразин типа R2N–NHNO2. В качестве модели мы выбрали
N-(нитрамино)фталимид 15, полученный нитрованием N-аминофталимида 16 тетрафторборатом нитрония. Соединение 15 – первая выделенная H-форма
N-нитрогидразина (схема 6). Его строение однозначно установлено с помощью рентгеноструктурного анализа (рис. 1).

Схема 6

Рис. 1. Общий вид молекулы
N-(нитрамино)фталимида 15 по данным РСА.

N-(Нитрамино)фталимид 15 обладает невысокой термической стабильностью (т.пл. 82–84 oC с разложением). Основным продуктом термического распада нитрогидразина 15 в вакууме (1 Торр) при
80 100 oC является изатовый ангидрид 17 (выход 42%). Механизм его образования, видимо, включает генерацию промежуточного иона (амино)оксодиазония K (см. схему 6). При нагревании NH-форма 15 может равновесно переходить в OH-форму 15', автопротолиз которой может приводить к катиону L. Последующее отщепление воды приводит к иону (амино)оксодиазония K. Выброс N2O и последующие превращения дают изатовый ангидрид 17.

Б. РАЗРАБОТКА НОВЫХ МЕТОДОВ СИНТЕЗА
1,2,3,4-ТЕТРАЗИН-1,3-ДИОКСИДОВ

Вторая часть настоящей работы посвящена решению двух задач: разработке новых методов синтеза бензотетразин-1,3-диоксидов (БТДО) 1 и созданию подходов к синтезу неаннелированных ТДО 4.

1. Новые методы синтеза бензотетразин-1,3-диоксидов 1

Для создания новых методов синтеза бензотетразин-1,3-диоксидов 1 нами были выбраны два вновь разработанных способа генерации иона оксодиазония, показавшие свою эффективность для получения фуразано[3,4-c]циннолин-5-оксидов 7 (см. часть А, разделы 1.2 и 1.4). Первый способ – это реакция первичных нитраминов с системой Ac2O/H2SO4. Второй – реакция О-алкильных производных нитраминов с кислотами Бренстеда или Льюиса.

1.1. Синтез бензотетразин-1,3-диоксидов 1 из 2-(трет-бутил-NNO-азокси)-N-нитроанилинов 3 под действием системы Ac2O/H2SO4

В качестве модельных соединений для циклизации в БТДО 1 выбраны незамещенный 2-(трет-бутил-NNO-азокси)-N-нитроанилин 3a, его моно- и дибромзамещенные производные 3b и , соответственно. N-Нитроамины 3а-с получены нитрованием 2-(трет-бутил-NNO-азокси)анилинов 2а-с тетрафторборатом нитрония (схема 7).

Реакция 2-(трет-бутил-NNO-азокси)-N-нитроанилинов 3а-с с избытком Ac2O в присутствии одного эквивалента H2SO4 при 0 °C приводит к БТДО 1а-с с высокими выходами (схема 7, таблица 3).

Схема 7

Таблица 3. Синтез БТДО 1a-c из нитраминов 3a-c

Нитрамин 3, БТДО 1

R1

R2

Мольное соотношение
3 : H2SO4

Время реакции

Выход БТДО 1 (%)

a

H

H

1 : 1

5 мин

99

b

H

Br

1 : 1

5 мин

97

c

Br

Br

1 : 1

1 сут

84

c

Br

Br

1 : 10

5 мин

86

Для замыкания нитраминов 3a,b в этих условиях требуется 5 мин. В то же время циклизация нитрамина в тех же самых условиях происходит за 1 сутки, что мы объясняем стерическим влиянием атома Br, расположенного в орто-положении к трет-бутил-NNO-азоксигруппе. Увеличение количества H2SO4 до 10-ти экв. уменьшает продолжительность реакции циклизации нитрамина до 5 мин.

Синтез БТДО 1b,c был проведен также напрямую из 2-(трет-бутил-NNO-азокси)анилинов 2b,c (см. схему 7). Для этого к раствору анилина 2b,c в Ac2O сначала прибавляли избыток конц. HNO3 до полного исчезновения исходного соединения, при этом образуются нитрамины 3b,c (контроль ТСХ). Затем в реакционную массу добавляли избыток H2SO4. Однако, выход БТДО 1b,c по этой методике существенно меньше, что связано с образованием ряда побочных продуктов, затрудняющих выделение БТДО.

Мы предполагаем, что механизм образования 1,2,3,4-тетразин-1,3-диоксидного цикла в вышеприведенных реакциях включает стадию образования иона оксодиазония A (схема 8). При взаимодействии Ac2O с H2SO4 образуется ацетилсульфат, который ацетилирует нитрамин по атому кислорода с образованием соединения M. Это соединение протонируется серной кислотой и отщепляет молекулу AcOH, давая катион A, который далее участвует в образовании
тетразин-1,3-диоксидного цикла.

Схема 8

1.2. Синтез бензотетразин-1,3-диоксидов 1 из O-алкильных производных
2-(трет-бутил-NNO-азокси)-N-нитроанилинов 18

Второй новый метод синтеза БТДО 1 основан на циклизации О-алкильных производных 2-(трет-бутил-NNO-азокси)-N-нитроанилинов 18 под действием сильных кислот или BF3·Et2O. В качестве модельных соединений мы выбрали
О-метильные производные незамещенного и бромзамещенных 2-(трет-бутил-NNO-азокси)-N-нитроанилинов, а также О-изопропильное производное
2-(трет-бутил-NNO-азокси)-5-бром-N-нитроанилина.

Метилирование нитраминов 3а-с диазометаном в эфирном растворе при 20 °C с высокими выходами приводит к смеси О- и N-метильных производных 18а-с и 19а-с в соотношении близком к 1 : 1 (схема 9, таблица 4), которые разделили с помощью препаративной ТСХ. Алкилирование Ag-соли нитрамина 3b избытком i-PrBr в Et2O приводит исключительно к продукту О-алкилирования 18d с выходом 71%.

Схема 9

Таблица 4. Алкилирование 2-(трет-бутил-NNO-азокси)-N-нитроанилинов 3а-с

Нитрамин 3

R1

R2

Методика

О-, N-алкильные

соединения 18, 19

R3

Выход (%)

18

19

a

H

H

i

a

Me

48

47

b

H

Br

i

b

Me

35

48

c

Br

Br

i

c

Me

42

51

b

H

Br

ii

d

i-Pr

71

О-Алкильные соединения 18a-d в растворах концентрированных кислот превращаются в БТДО 1a-c в большинстве случаев с количественными выходами (схема 10, таблица 5). Скорость циклизации определяется силой кислоты. Так, в H2SO4 соединение 18а-d полностью превращаются за 5–10 мин, а в CF3COOH для завершения реакции требуется до 2 суток (в случае соединения 18с).

Циклизация О-алкильных соединений 18a-d в БТДО 1a-c происходит с высокими выходами также под действием кислоты Льюиса, например BF3·Et2O.

Схема 10

Таблица 5. Синтез БТДО 1а-с из O-алкильных соединений 18a-d

O-алкильные соединения

Кислота

Функция кислотности Гаммета H0

Время реакции

БТДО

Выходы 1 (%)

18a-с

H2SO4

–11.94

5–10 мин

1a-с

97–99

18d

H2SO4

–11.94

5 мин

1b

10

18a-с

MeSO3H

–7.74

10 мин – 1 ч

1a-с

89–99

18d

MeSO3H

–7.74

10 мин

1b

6

18a-d

CF3COOH

–2.71

30 мин – 2 сут

1a-с

98–99

18a-d

BF3·Et2O

45 мин – 7 ч

1a-с

83–99

Мы предполагаем, что реакция циклизации О-алкильных соединений 18а-d под действием кислот или BF3·Et2O проходит через промежуточный комплекс N, который диссоциирует с образованием иона оксодиазония А (см. схему 10).

Таким образом, нами были разработаны два новых метода синтеза бензотетразин-1,3-диоксидов 1 из 2-(трет-бутил-NNO-азокси)-N-нитроанилинов 3 под действием системы Ac2O/H2SO4 и из О-алкильных производных 2-(трет-бутил-NNO-азокси)-N-нитроанилинов 18 под действием кислот или BF3·Et2O.

2. Новые подходы к синтезу неаннелированных 1,2,3,4-тетразин-1,3-диоксидов

Нами были предложены и успешно реализованы два новых подхода к синтезу неаннелированных 1,2,3,4-тетразин-1,3-диоксидов 4. Первый подход заключается в раскрытии бензольного цикла в бензотетразин-1,3-диоксидах 1 с помощью озонолиза. Второй подход является принципиально новым и основан на замыкании тетразин-1,3-диоксидного цикла из ациклических предшественников путем генерации иона оксодиазония А на алкеновом субстрате.

2.1. Озонолиз бензотетразин-1,3-диоксидов 1

Мы изучили реакцию озонолиза ряда БТДО: незамещенного БТДО , БТДО с одним донорным заместителем (6-метокси-БТДО 1d и 6-диметиламино-БТДО 1e) и с двумя донорными заместителями (6,8-(диметокси)-БТДО 1f и 6,7-(диметокси)-БТДО 1g). Озонолиз проводили при 20 °C в хлористом метилене (озон генерировался со скоростью 6 г/час с помощью озонатора, работающего на кислороде). Оказалось, что в этих условиях незамещенный БТДО не вступает в реакцию с озоном (практически не изменяется за 20 мин). БТДО 1d, имеющий одну электронодонорную метоксигруппу, также практически не реагирует с озоном в этих условиях. В то же время БТДО 1e, содержащий более донорную диметиламинную группу, подвергается озонолизу достаточно быстро (10 мин). Однако в результате реакции образуется сложная смесь продуктов.

Более успешно протекает реакция озонолиза БТДО, имеющих две метоксигруппы. Так озонолиз 6,8-(диметокси)-БТДО 1f в CH2Cl2 при 20 °C проходит с приемлемой скоростью (1 г БТДО 1f расходуется за 30 мин) и приводит к одному основному первичному продукту озонолиза (по данным ТСХ). Обработка реакционной смеси избытком раствора HCl в MeOH при 45 °C в течение 6 ч приводит к образованию диметилового эфира тетразиндикарбоновой кислоты с выходом 40%. Кроме того, из реакционной смеси выделено небольшое количество дихлорзамещенного эфира 4b (выход 2%).

Озонолиз изомерного 6,7-(диметокси)-БТДО 1g в CH2Cl2 при 20 °C проходит значительно медленнее (130 мг БТДО 1g расходуется за 15 мин), чем озонолиз БТДО 1f. При этом также образуется один основной первичный продукт озонолиза (по данным ТСХ).

Последующая обработка реакционной смеси избытком раствора HCl в MeOH при 45 °C требует более длительного времени (26 ч). В результате получается диметиловый эфир тетразиндикарбоновой кислоты , но с более низким выходом (24%).

Рис. 2. Общий вид молекулы ТДО
(в ячейке две независимые молекулы А и В) по данным РСА.

Строение неаннелированных ТДО и 4b однозначно установлено с помощью рентгеноструктурного анализа (рис. 2 и 3). По данным РСА в молекулярной ячейке кристалла ТДО располагаются две независимые молекулы (см. рис. 2). Тетразин-1,3-диоксидный цикл в молекуле является плоским, с выровненными по длине N–N, C–N и С–С связями, что свидетельствует об эффективном циклическом сопряжении в этом соединении и коррелирует с его достаточно высокой термической стабильностью. Так, ТДО плавится при 93–96 °C и начинает разлагаться с выделением газа только при
190 °C.

По данным РСА тетразин-1,3-диоксидный цикл в молекуле 4b является уплощенным, при этом атом С(5) немного выведен из плоскости кольца (см. рис. 3).

Рис. 3. Общий вид молекулы ТДО 4b по данным РСА.

Нарушение планарности цикла и сопряжения в ТДО 4b, по-видимому, является одной из причин более низкой термостабильности этого соединения, по сравнению с ТДО . Так, ТДО 4b плавится с разложением при 156–158 °C.

Таким образом, мы разработали эффективный и легко масштабируемый метод синтеза неаннелированного ТДО – диметилового эфира тетразиндикарбоновой кислотыпутем озонолиза 6,8-(диметокси)-БТДО 1f. Это открывает возможности для систематического изучения химических свойств неаннелированных тетразин-1,3-диоксидов, содержащих карбоксильные заместители.

2.2. Синтез неаннелированных тетразин-1,3-диоксидов из ациклических предшественников

Второй подход к синтезу неаннелированных 1,2,3,4-тетразин-1,3-диоксидов 4 заключается в замыкании ТДО-цикла из ациклических предшественников путем генерации иона оксодиазония А на алкеновом субстрате (схема 11).

Схема 11

Для реализации этого подхода необходимы алкены 20, имеющие в соседних положениях трет-бутил-NNO-азоксигруппу и предшественник иона оксодиазония – алкокси(оксидо)диазенильную группу –N=N(O)OR". Последняя позволяет генерировать ион оксодиазония под действием кислот или BF3·Et2O и, в отличие от первичной нитраминной группы –NHNO2, не имеет подвижного протона, который может участвовать в таутомерном превращении N-(нитро)енамин D N-(нитро)имин. Такое таутомерное превращение весьма вероятно в случае алкена 21, что сильно затруднит генерацию иона оксодиазония (см. схему 11). Кроме того, группа
–N=N(O)OR, в отличие от группы NHNO2, не может участвовать в межмолекулярных реакциях с ионом оксодиазония, приводящих к побочным продуктам.

2.2.1. Ретросинтез модельных азоксиалкенов 20

До начала наших работ подходы к синтезу азоксиалкенов типа 20 (см. схему 11) были неизвестны. В качестве целевых соединений мы выбрали азоксиалкены 20а-с, у которых заместитель R представляет собой группы SMe, S(O)Me и SO2Me, соответственно (схема 12).

Схема 12

Отметим, что наличие двух трет-бутил-NNO-азоксигрупп в молекуле алкенов 20а-с необходимо, чтобы избежать проблем с цис-транс-изомерией в процессе формирования ТДО-цикла. На схеме 12 представлен ретросинтетический анализ ключевого азоксиалкена 20a. В качестве предшественника соединения 20a могут выступать соли винилнитрамина 22, которые, в свою очередь, могут быть получены из нитримина 23. Ретросинтез последнего приводит к бис-(трет-бутил-NNO-азокси)метану 24 и S,S-диметил-N-(нитро)дитиоимидокарбонату 25.

2.2.2. Получение азоксиалкенов 20

Синтез азоксиалкена 20а состоит из трех этапов: 1) получение
бис-(трет-бутил-NNO-азокси)метана 24; 2) С–С-сочетание соединений 24 и 25 с образованием нитримина 23; 3) получение из нитримина 23 солей винилнитрамина 22 и их алкилирование. Азоксиалкены 20b,c могут быть получены из алкена 20а путем окисления MeS-группы.

2.2.2.1. Синтез бис-(трет-бутил-NNO-азокси)метана 24

В литературе не описаны соединения, имеющие две (R-NNO-азокси)группы у одного атома углерода. В то же время необходимый бис-(трет-бутил-NNO-азокси)метановый фрагмент (схема 13, фрагмент выделен жирным шрифтом) содержится в молекуле аминотриазола 26, недавно полученного в нашей лаборатории.

Мы разработали способ превращения аминотриазола 26 в бис-(азокси)метан 24 (схема 13). На первой стадии происходит дезаминирование аминотриазола 26 под действием NaNO2 (2.25 экв.) в смеси равных количеств AcOH и Et2O. В результате получается 1,2,3-триазол-1-N-оксид 27 с выходом 95%.

Схема 13

Взаимодействие триазола 27 с диизопропиламидом лития в ТГФ при 0 °C приводит к раскрытию триазольного цикла и образованию Li-соли
2,2-бис-(трет-бутил-NNO-азокси)ацетонитрила 28 с выходом 80%.

Рис. 4. Общий вид молекулы
2,2-бис-(трет-бутил-NNO-азокси)ацетонитрила 29 по данным РСА.

Щелочной гидролиз Li-соли 28 под действием избытка КОН в H2O при 20 °C в течение 14 суток позволил получить
бис-(трет-бутил-NNO-азокси)метан 24 с выходом 95%. Подкисление Li-соли 28 трифторуксусной кислотой в МeOH привело к 2,2-бис-(трет-бутил-NNO-азокси)ацетонитрилу 29, строение которого было установлено с помощью рентгеноструктурного анализа
(рис. 4). Строение бис-(азокси)метана 24,
1,2,3-триазол-1-N-оксида 27 и
бис-(азокси)ацетонитрила 29 подтверждено спектрами ЯМР 1H, 13C, 14N.

2.2.2.2. СС-Сочетание бис-(трет-бутил-NNO-азокси)метана 24 с
S,S-диметил-N-(нитро)дитиоимидокарбонатом 25

Взаимодействие бис-(азокси)метана 24 с нитримином 25 в присутствии NaH (2.2 экв.) при нагревании в MeCN приводит к образованию Na-соли 22а, подкисление которой трифторуксусной кислотой дает соединение 23 с выходом около 30%. Структура соединения 23 подтверждена спектрами ЯМР 1H, 13C, 14N.

2.2.2.3. Алкилирование нитримина 23

Нитримин 23 под действием t-BuOK (1 экв.) в сухом t-BuOH был количественно переведен в К-соль 22b. Реакция этой соли c AgNO3 в MeCN позволила получить
Ag-соль 22c. Алкилирование Ag-соли 22c избытком i-PrBr (20 экв.) в Et2O привело к азоксиалкену 20а с выходом 60%.

2.2.2.4. Окисление азоксиалкена 20а

Для синтеза азоксиалкенов 20, содержащих S(O)Me и SO2Me группы, которые могли бы легко замещаться под действием нуклеофилов, проведено окисление алкена 20а мета-хлорнадбензойной кислотой (MCPBA). Реакция азоксиалкена 20а с одним эквивалентом MCPBA в СH2Cl2 проходит примерно за 3 ч и приводит к сульфоксиду 20b с выходом 92%. Взаимодействие сульфоксида 20b со вторым эквивалентом MCPBA происходит медленнее и приводит к сульфону 20с с почти количественным выходом.

Таким образом, нами был разработан способ синтеза неизвестных ранее азоксиалкенов типа 20 – ключевых предшественников неаннелированных
тетразин-1,3-диоксидов 4.

2.2.3. Циклизация азоксиалкенов 20a-c в неаннелированные тетразин-1,3-диоксиды 4

Мы изучили возможность замыкания азоксиалкенов 20а-с в соответствующие неаннелированные тетразин-1,3-диоксиды 4 под действием CF3CO2H и кислоты Льюиса BF3·Et2O.

2.2.3.1. Циклизация азоксиалкена 20а

Взаимодействие азоксиалкена 20а с избытком трифторуксусной кислоты при
20 °C в течение 30 мин приводит к выделению N2O (по данным ЯМР 14N, реакцию проводили в ампуле для ЯМР-спектрометра) и образованию смеси неидентифицированных веществ (схема 14). При этом ТДО не образуется (по данным ЯМР 1H и 14N).

В то же время реакция азоксиалкена 20а с избытком кислоты Льюиса BF3·Et2O при 5 °C в течение 2-х суток приводит к образованию ТДО с выходом около 12% (см. схему 14). Кроме того, образуется небольшое количество тиадиазола 30, а также происходит частичное деалкилирование азоксиалкена 20а с образованием нитримина 23 (выход около 7%). В процессе реакции наблюдается частичный распад исходного азоксиалкена 20а, сопровождающийся выделением N2O (по данным ЯМР 14N, реакцию проводили в ампуле для ЯМР-спектрометра) и образованием продуктов осмоления.

Схема 14

ТДО в чистом виде представляет собой белые кристаллы, плавящиеся при
127–129 °C. Первые признаки разложения ТДО , сопровождающегося газовыделением, наблюдаются при 135–145 °C. Строение ТДО и тиадиазола 30 подтверждено спектрами ЯМР 1H, 13C, 14N.

Предполагаемый механизм реакции включает образование комплекса O, который может распадаться по двум путям (схема 15). В первом случае происходит элиминирование изопропильного катиона, в результате чего получается продукт деалкилирования – нитримин 23. Второй путь распада, являющийся основным, предполагает разрыв связи N–O и образование иона оксодиазония А. Последний вступает во внутримолекулярную реакцию с соседней трет-бутил-NNO-азоксигруппой c образованием ТДО 4c. Атака иона оксодиазония по атому кислорода трет-бутил-NNO-азоксигруппы приводит к циклическому катиону P, который может претерпевать кольчато-цепную таутомерию и превращаться в раскрытый ион Q. Последний может замыкаться в пятичленный катион R, отщепление метильного катиона от которого по тому или иному механизму приводит к тиадиазолу 30.

Схема 15

Низкие выходы соединений 4c и 30 в реакции азоксиалкена 20а с BF3·Et2O мы объясняем тем, что ион оксодиазония А в значительной степени распадается с выбросом молекулы N2O и образованием большого количества продуктов осмоления

2.2.3.2. Циклизация азоксиалкена 20b

Реакция азоксиалкена 20b с избытком BF3·Et2O при 5 °C в течение 6-ти суток практически не происходит, по-видимому, из-за образования комплекса 20b с BF3 (по данным ТСХ и ЯМР 14N, реакцию проводили в ампуле для ЯМР-спектрометра). При проведении процесса при 25 °C исходный сульфоксид 20b полностью расходуется в течение 4-х суток. При этом соответствующий ТДО 4d не образуется (по данным ЯМР 1H и 14N), а получается ряд продуктов, основной из которых был идентифицирован как 2-трет-бутил-5-цианотетразол-4-N-оксид 31 (схема 16). В процессе реакции наблюдается частичный распад исходного азоксиалкена 20b с выделением N2O (по данным ЯМР 14N) и образованием продуктов осмоления.

Схема 16

Рис. 5. Общий вид молекулы
2-трет-бутил-5-циано-тетразол-4-N-оксида 31 по данным РСА.

Строение 2-трет-бутил-5-цианотетразол-4-N-оксида 31 однозначно установлено с помощью рентгеноструктурного анализа (рис. 5).

Мы предполагаем, что отсутствие ТДО 4d среди продуктов реакции азоксиалкена 20b с избытком BF3·Et2O связано с тем, что образующийся ион оксодиазония, не вступает в реакцию с соседней трет-бутил-NNO-азоксигруппой, а реагирует с атомом кислорода сульфоксидной группы. В результате образуется циклический катион S, который претерпевает ряд превращений, приводящих к тетразолу 31.

2.2.3.3. Циклизация азоксиалкена 20c

Взаимодействие азоксиалкена 20с с избытком BF3·Et2O при 25 °C в течение 4 суток приводит к образованию ТДО 4e с выходом 43% (по данным ЯМР 1H с внутренним стандартом). В процессе реакции наблюдается частичный распад сульфона 20с, сопровождающийся выделением N2O (по данным ЯМР 14N, реакцию проводили в ампуле для ЯМР-спектрометра) и образованием продуктов осмоления.

Выделить ТДО 4e в чистом виде не удалось из-за его нестабильности на силикагеле, поэтому его строение было подтверждено in situ спектрами ЯМР 1H, 13C, 14N, а также химическими превращениями.

2.2.3.4. Нуклеофильное замещение в ТДО 4е

Мы изучили реакции соединения с морфолином и трет-бутиламином. Взаимодействие ТДО с двумя эквивалентами морфолина в MeCN при 25 °C заканчивается в течение 5 мин и приводит к образованию продукта замещения MeSO2-группы 4f с выходом 46% (схема 17). Аналогичная реакция ТДО 4e с двумя эквивалентами трет-бутиламина приводит к соответствующему ТДО 4g с выходом лишь 17%.

Схема 17

ТДО 4f в чистом виде представляет собой желтоватые кристаллы, плавящиеся с интенсивным газовыделением при 204–208 °C. ТДО 4g представляет собой белые кристаллы, с температурой плавления 133–137 °C. Температура начала интенсивного разложения ТДО 4g составляет 165–175 °C. Более низкая термическая стабильность ТДО 4g по сравнению с ТДО 4f может быть связана с наличием подвижного
NH-протона в молекуле 4g.

Рис. 6. Общий вид молекулы тетразин-1,3-диоксида 4f по данным РСА.

Строение тетразин-1,3-диоксида 4f однозначно установлено с помощью рентгеноструктурного анализа (рис. 6). Структура ТДО 4f и 4g также подтверждается спектрами ЯМР 1H, 13C, 14N.

* * *

Таким образом, нами был разработан способ синтеза неизвестных ранее неаннелированных 1,2,3,4-тетразин-1,3-диоксидов 4, содержащих заместители: –N(O)=NBut, SMe, SO2Me, морфолино, –NHBut. Наибольший интерес среди полученных тетразин-1,3-диоксидов представляет ТДО 4e, доступный с приемлемым выходом из азоксиалкена 20c и имеющий уходящую MeSO2-группу, что открывает возможности для получения и изучения химических свойств широкого круга неаннелированных ТДО с различными заместителями.

ВЫВОДЫ

  1. Создан новый подход к синтезу неаннелированных 1,2,3,4-тетразин-1,3-диоксидов, основанный на реакции эфирата BF3 с алкенами, содержащими в соседних положениях трет-бутил-NNO-азокси- и алкокси(оксидо)диазенильную группы. Предполагаемый механизм этой реакции включает промежуточное образование иона оксодиазония. С использованием этого метода получены 1,2,3,4-тетразин-1,3-диоксиды, содержащие заместители: –N(O)=NBut, SMe, SO2Me, морфолино, –NHBut.
  2. Разработан новый метод синтеза неаннелированных 1,2,3,4-тетразин-1,3-диоксидов озонолизом диметоксибензотетразин-1,3-диоксидов. Этим методом получены 1,2,3,4-тетразин-1,3-диоксиды, содержащие заместители CO2Me и CCl2CO2Me.
  3. Открыты новые способы генерации иона оксодиазония: а) из первичной нитраминной группы под действием сульфирующих и ацетилирующих реагентов,
    а также кислот Бренстеда; б) из метокси(оксидо)диазенильной группы под действием кислот Бренстеда и Льюиса. Образование иона оксодиазония [R–N=N=O]+ подтверждено его вовлечением в реакцию внутримолекулярного электрофильного ароматического замещения на примере циклизации 3-(нитрамино)-4-арилфуразанов в фуразано[3,4-c]циннолин-5-N-оксиды.
  4. Созданы два новых метода синтеза бензотетразин-1,3-диоксидов: (1) из
    2-(трет-бутил-NNO-азокси)-N-нитроанилинов под действием системы Ac2O/H2SO4 и (2) из О-алкильных производных 2-(трет-бутил-NNO-азокси)-N-нитроанилинов под действием кислот Бренстеда и Льюиса.
  5. Разработан метод синтеза соединений, содержащих две трет-бутил-NNO-азоксигруппы у одного атома углерода. Из этих соединений получены алкены, содержащие в соседних положениях трет-бутил-NNO-азокси- и алкокси(оксидо)диазенильную группы.
  6. Синтезирован N-нитро-O-(4-нитрофенил)гидроксиламин – первый
    N-нитрогидроксиламин, выделенный в виде Н-формы ArO–NHNO2. Показано, что это соединение под действием кислот Бренстеда превращается в 4-нитропирокатехин и его О-замещенные производные, а под действием фосфорного ангидрида в присутствии нитрилов – в 2-алкил(арил)-5-нитро-1,3-бензоксазолы. Предложены механизмы этих превращений через промежуточный ион (фенокси)оксодиазония [ArO–N=N=O]+.
  7. Получен N-(нитрамино)фталимид – первый N-нитрогидразин, выделенный в виде Н-формы R2N–NHNO2. Показано, что термический распад N-(нитрамино)фталимида приводит к образованию, главным образом, изатового ангидрида. Предложена схема реакции, включающая промежуточный ион (амино)оксодиазония [R2N–N=N=O]+
    (R2N = фталимид).

Основное содержание диссертации изложено в следующих работах:

  1. М. С. Кленов, А. М. Чураков, О. В. Аникин, Ю. А. Стреленко, И. В. Федянин, К. А. Лысенко, В. А. Тартаковский. Cинтез, строение и свойства
    N-(нитрамино)фталимида // Изв. АН. Сер. хим., 2008, № 3, с. 625–630.
  2. М. С. Кленов, А. М. Чураков, О. В. Аникин, Ю. А. Стреленко, В. А. Тартаковский. Синтез и свойства N-нитро-О-(4-нитрофенил)гидроксиламина // Изв. АН. Сер. хим., 2009, № 10, с. 1985–1994.
  3. М. С. Кленов, М. О. Ратников, А. М. Чураков, Ю. А. Стреленко, В. А. Тартаковский. Генерация ионов оксодиазония. Сообщение 1. Синтез [1,2,5]оксадиазоло[3,4-c]циннолин-5-оксидов // Изв. АН. Сер. хим., 2011, № 3,
    с. 523–534.
  4. М. С. Кленов, В. П. Зеленов, А. М. Чураков, Ю. А. Стреленко, В. А. Тартаковский. Генерация ионов оксодиазония. Сообщение 2. Синтез бензотетразин-1,3-диоксидов из 2-(трет-бутил-NNO-азокси)-N-нитроанилинов // Изв. АН. Сер. хим., 2011, № 10, с. 2003–2008.
  5. В. П. Зеленов, А. А. Воронин, А. М. Чураков, М. С. Кленов, А. Ю. Стреленко, В. А. Тартаковский. Генерация ионов оксодиазония. Сообщение 3. Синтез [1,2,5]оксадиазоло[3,4-c]циннолин-1,5-диоксидов // Изв. АН. Сер. хим., 2011, № 10, с. 2009–2013.
  6. М. С. Кленов, А. М. Чураков, Ю. А. Стреленко, В. А. Тартаковский. Генерация ионов оксодиазония. Сообщение 4. O-Алкильные производные нитраминов в синтезе бензотетразин-1,3-диоксидов // Изв. АН. Сер. хим., 2011, № 10,
    с. 2014–2019.
  7. М. С. Кленов, А. М. Чураков, В. Н. Солкан, Ю. А. Стреленко, В. А. Тартаковский. Образование арилоксениевого иона при реакции
    N-нитро-О-(4-нитрофенил)гидроксиламина с сильными кислотами // Изв. АН. Сер. хим., 2011, № 11, с. 2221–2232.
  8. М. С. Кленов, А. М. Чураков, Ю. А. Стреленко, В. А. Тартаковский. Реакция
    N-нитро-О-(4-нитрофенил)гидроксиламина с фосфорным ангидридом в присутствии нитрилов. Новый способ генерации арилоксениевого иона // Изв. АН. Сер. хим., 2011, № 11, с. 2382–2384.
  9. В. П. Зеленов, А. А. Воронин, А. М. Чураков, М. С. Кленов, А. Ю. Стреленко, В. А. Тартаковский. Генерация ионов оксодиазония. Сообщение 5. Синтез и реакционная способность 3-(N-нитроамино)-4-фенилфуроксана // Изв. АН. Сер. хим., 2012, № 2, с. 349–352.
  10. М. С. Кленов, А. М. Чураков, В. А. Тартаковский. Образование иона арилоксения из N-нитро-O-(4-нитрофенил)гидроксиламина // Тез. докл. Всеросс. конф. «Химия нитросоединений и родственных азот-кислородных систем», Москва, 2009, с. 91.
  11. О. В. Аникин, М. С. Кленов, А. М. Чураков, В. А. Тартаковский. Окислительное N-нитрование аминогруппы // Тез. докл. Всеросс. конф. «Химия нитросоединений и родственных азот-кислородных систем», Москва, 2009, с. 92.
  12. М. С. Кленов, А. М. Чураков, В. А. Тартаковский. Синтез
    фуразано[3,4-c]циннолин-5-N-оксида и его нитропроизводных // Тез. докл. Всеросс. конф. «Химия нитросоединений и родственных азот-кислородных систем», Москва, 2009, с. 104.
  13. В. П. Зеленов, А. А. Воронин, М. С. Кленов, А. М. Чураков, В. А. Тартаковский. Генерация оксодиазоний-катиона, связанного с фуроксановым циклом // Труды Всеросс. научно-технической конф. «Успехи в специальной химии и химической технологии», Москва, 2010, с. 54.



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.