WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

ЛАРЮШКИН АНДРЕЙ СЕРГЕЕВИЧ

ФОТОРЕФРАКТИВНЫЕ СВОЙСТВА КОМПОЗИТОВ НА ОСНОВЕ ЭЛЕКТРОПРОВОДЯЩЕГО ПОЛИМЕРА, ДОПИРОВАННОГО НАНОРАЗМЕРНЫМИ ХРОМОФОРАМИ РАЗЛИЧНОЙ ПРИРОДЫ

02.00.04 физическая химия

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

кандидата химических наук

МОСКВА - 2012

Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном учреждении науки

Институте физической химии и электрохимии им. А.Н. Фрумкина Российской академии наук

Научный руководитель:

доктор химических наук, профессор Ванников Анатолий Вениаминович

ФГБУН Институт физической химии и электрохимии им. А.Н. Фрумкина РАН, заведующий лабораторией

Официальные оппоненты:

Доктор химических наук, профессор Арсланов Владимир Валентинович

(ФГБУН Институт физической химии и электрохимии им.А. Н. Фрумкина РАН)

Доктор физико-математических наук, профессор Верховская Кира Александровна (ФГБУН Институт кристаллографии им. А.В. Шубникова РАН)

Ведущая организация:

Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт биохимической физики им. Н.М. Эммануэля РАН

Защита состоится «07» февраля 2013 г. в  11 часов на заседании диссертационного совета ВАК Д.002.259.01 при Институте физической химии и электрохимии им. А.Н. Фрумкина Ран по адресу: 119071, Москва, Ленинский проспект, д. 31, корп. 4.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке химической литературы РАН (ИОНХ РАН Москва, Ленинский проспект, д. 31.

Автореферат разослан «___» _______  г.

Учёный секретарь

диссертационного совета ВАК Д.002.259.01

кандидат химических наук                                                        Т.Р. Асламазова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы.

Все возрастающий в последние годы интерес к фоторефрактивным полимерным материалам вызван возможностью их использования в качестве высокоэффективных активных оптических элементов при передаче информации и регулировании световой энергии в различных электронно-оптических и оптических средствах коммуникации. Фоторефрактивные полимерные материалы также позволяют записывать динамические фазовые голограммы с высокой дифракционной эффективностью.        

Фоторефрактивный (ФР) эффект проявляется в системах, для которых характерны: 1) фотогенерация электронно-дырочных пар, 2) их разделение, транспорт в приложенном постоянном электрическом поле и захват ловушками, 3) нелинейные оптические свойства. При взаимодействии двух когерентных лазерных лучей в фоторефрактивной пленке возникает интерференция, в ярких областях возникают носители зарядов: электроны и дырки, которые в приложенном постоянном электрическом поле движутся в противоположном направлении и захватываются ловушками. Захваченные заряды формируют периодическое поле пространственного заряда, которое дает вклад в поляризацию нелинейных оптических хромофоров и, тем самым, обеспечивает периодическую модуляцию показателя преломления, т.е. создание фазовой дифракционной решетки. ФР полимерные материалы, как правило, многокомпонентны и требуют тщательного подбора концентрации компонентов. При создании подавляющего большинства известных из опубликованных статей ФР материалов используются пластифицированные полимерные композиты с температурой стеклования полимерных матриц, близкой к комнатной и низкомолекулярные дипольные хромофоры. В этих материалах модуляция показателя преломления обеспечивается преимущественно ориентационной поляризуемостью низкомолекулярных дипольных хромофоров в периодическом поле. Полимерные композиты с низкой температурой стеклования имеют высокие ФР характеристики, но, к сожалению, они имеют и ряд недостатков (фазовое расслоение, димеризация активных компонентов, кристаллизация, что сокращает время функционирования таких хромофоров), поэтому становится актуальным создание ФР материалов, имеющих высокую температуру стеклования и высокие ФР характеристики.

В нНастоящейая работае является продолжением нового направления создания ФР материалов на основе нелинейности третьего порядка, в которых используются композиты на основе непластифицированного поливинилкарбазола (PVK), температура стеклования которого близка к 2000С, . в В таком полимере котором “замораживается” хаотическое распределение хромофоров, полученное при поливе слоев из раствора. При хаотическом распределении хромофоров  и затруднена ориентационная поляризация, При хаотическом распределении хромофоров нелинейность второго порядка равна нулю, и только нелинейность третьего порядка имеет ненулевое значение. Поляризуемость третьего порядка возрастает по степенной зависимости с ростом длины системы сопряженных связей l (или коллективного электронного возбуждения) и достигает высоких значений для наноразмерных линейно протяженных хромофоров, поэтому в качестве нелинейных хромофоров, в данной работе, были применены закрытые одностенные углеродные нанотрубки (SWCNT) и супрамолекулярные ансамбли (СА) фталоцианинатов Ru(II) и Ga(III). Благодаря электронной природе поляризации изменение показателя преломления под действием внутреннего электрического поля в таких композитах происходит за времена короче нескольких пикосекунд. Скорость записи в таких композитах определяется квантовой эффективностью фотогенерации и подвижностью носителей заряда, их зависимостью от приложенного электрического поля.

Целью работы является:

1. Создание полимерных композитов с фотоэлектрической и фоторефрактивной чувствительностью в ИК–области (при 1064 нм) и нелинейными оптическими свойствами третьего порядка.

2. Создание на основе полимерных композитов фоторефрактивных устройств, чувствительных в видимой и ближней ИК-области.

3. Комплексное исследование нелинейно-оптических, фотоэлектрических и фоторефрактивных свойств, а также электронных спектров поглощения композитов на основе PVK, с включенными закрытыми SWCNT или супрамолекулярными ансамблями комплексов Ru(II) и Ga(III).

4. Изучение влияния дополнительно введённых цианиновых красителей на фотоэлектрические, нелинейно-оптическиe и фоторефрактивные характеристики композитов на основе SWCNT, с целью увеличения их фоторефрактивных характеристик.

Научная новизна работы.

       Впервые для создания фоторефрактивного материала использована полимерная система на основе нелинейно-оптических свойств третьего порядка, включающая закрытые одностенные углеродные нанотрубки и супрамолекулярные ансамбли комплексов переходных металлов.

Практическая значимость работы.

       ФР материалы могут быть использованы в медицинской диагностике живых тканей, поскольку ткани имеют высокую прозрачность при длинах волн более 1000 нм, в динамической голографии, для коррекции и усилении информационных лучей телекоммуникационного диапазона (1550 нм), в защите документов и товаров от подделок и фальсификации.

Апробация работы. Материалы диссертационной работы представлялись на российских и международных научных конференциях: 5-ой Конференции молодых учёных, аспирантов и студентов ИФХЭ РАН «Физикохимия 2010» (Москва, 2010), 4-ой Всероссийской конференции по наноматериалам НАНО 2011 (Москва, 2011), XIX Менделеевском съезде по общей и прикладной химии (Волгоград, 2011), 6-ой Конференции молодых учёных, аспирантов и студентов ИФХЭ РАН «Физикохимия 2011» (Москва, 2011), 3-ем Международном Симпозиуме имени академика А.Н. Теренина «МОЛЕКУЛЯРНАЯ ФОТОНИКА» (Санкт-Петербург, 2012), IV Международной молодежной школы-конференции по физической химии краун-соединений, порфиринов и фталоцианинов (Туапсе, 2012).

Публикации. Материалы диссертации опубликованы в 4 статьях и 6 тезисах докладов на конференциях. Все статьи опубликованы в журналах, рекомендованных ВАК.

Структура и объём работы. Диссертационная работа изложена на __ страницах печатного текста и состоит из введения, литературного обзора, главы, посвящённой методикам эксперимента и двух глав, в которых изложены основные результаты с их обсуждением, а также выводов. Список цитируемой литературы насчитывает ___  наименований. Работа содержит___таблиц и __ рисунков

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении дано обоснование актуальности работы, сформулированы её цели и задачи, определены научная новизна и возможные области применения результатов проведённых исследований.

ГЛАВА 1 содержит обзор литературы по теме диссертации. В ней рассматривается природа фоторефрактивного эффекта, механизмы фотогенерации, транспорта, рекомбинации носителей заряда, влияние нелинейных-оптических хромофоров на фоторефрактивный эффект. Важное место в литературном обзоре занимает описание различных классов фоторефрактивных полимерных материалов как с высокой, так и с низкой температурой стеклования и сравнение их основных характеристик. Особое внимание уделено также вопросам практического применения фоторефрактивных полимерных материалов.

ГЛАВА 2 посвящена описанию экспериментальных методов. В ней представлены материалы и реагенты, способы их подготовки к работе, методики исследования фотоэлектрических, нелинейно-оптических фоторефрактивных свойств полимерных композитов.

Исследование фотоэлектрических, нелинейно-оптических и фоторефрактивных характеристик проводились на двух типах объектов. В первом типе в качестве сенсибилизатора использовали SWCNT с адсорбированными молекулами красителя. Использовали два карбоцианиновых красителя: 3,3' – диэтилтиатрикарбоцианин йодид (Dye 1) и 1,1'-диэтил 4,4' -дикарбоцианин йодид (Dye 2) (рис.1).

(а) (б)

Рис. 1. Структурные формулы красителей,(а) - 3,3' – диэтилтиатрикарбоцианин йодид (λmax = 760 нм ,ε = 2.1·105 л моль-1·см-1, Еred = -0.78 В (нас.к.э),Еox = 0.28 В); (б) - 1,1'-диэтил 4,4' -дикарбоцианин йодид (λmax = 571 нм, Еred = -1.17 В (нас. к. э) и Еox = 0.90 В)

Во втором типе объектов исследования в качестве сенсибилизаторов к ближнему ИК–излучению были использованы также супрамолекулярные ансамбли (СА) комплекса рутений (II) тетра-15- краун-5- фталоцианинат с аксиально-координированными молелулами пиразина (R4Pc)Ru(PYR)2, а также CA комплекса (R4Pc)Ga(OH). (Здесь R4Pc2- - [4,5,4',5',4'',5'',4''',5'''-тетракис (1,4,7,10,13-пентаоксатридекаметилен) фталоцианинат ион]). (рис.2).

       

(а)

(б)

Рис.2. Химические структуры металлорганических комплексов.

(а) – тетра-(15-краун-5) фталоцианината рутения(II) с аксиально координированными молекулами пиразина – (R4Pc)Ru(pyz)2; (б) – тетра- (15-краун-5) фталоцианината галлия(III) – (R4Pc)Ga(OH).

В качестве полимерной матрицы в обоих случаях использовался поливинилкарбазол – PVK (MW = 1.1 x 106, Тg = 2000С) (рис.3).

 

Рис.3. Структурная формула PVK

При измерении фотоэлектрических и фоторефрактивных характеристик были использованы образцы типа «сэндвич» (рис.4). При получении композитов сначала SWCNT диспергировали в тетрахлорэтане (ТХЭ) в течение 30 минут на ультразвуковом диспергаторе УЗДН-А. Затем в полученную суспензию добавляли краситель и  выдерживали полученный раствор в течение суток. Затем в дисперсионный раствор добавляли раствор PVK в ТХЭ, смешивали и вязкую смесь вновь подвергали 5-минутной ультразвуковой обработке. Измерительные ячейки готовили следующим образом: сначала на электрод - стеклянную подложку, покрытую проводящей пленкой In2O3:SnO2 (ITO) - напыляли диэлектрическую пленку Al2О3 с целью снижения темнового тока.

Рис.4 Схема измерительной ячейки

Затем сверху поливали раствор полимерной композиции, которую продолжительно высушивали при 60оС.

После испарения растворителя к слою прижимали верхнее стекло с электродом из ITO, покрытого тонкой пленкой поливинилового спирта для ограничения содержания кислорода в ячейке. После этого полученную ячейку спрессовывали под небольшим давлением при ~ 90оС в течение 5 минут. До проведения измерений образцы хранились в вакуумной камере.

Фотоэлектрические и ФР характеристики композитов измеряли при использовании Nd:YAG лазера непрерывного действия, излучающего длину волны 1064 нм. ФР эффект наблюдался при приложении к образцу постоянного электрического поля. Фотогенерированные заряды (электроны и дырки)  дрейфуют в постоянном электрическом поле на разные расстояния от ярких интерференционных полос, создавая фазовую решетку, отстоящую на некотором расстоянии от световой решетки (рис. 5).

       Спектры электронного поглощения записывали на спектрофотометре “Shimadzu UV-3101PC". Для оценки нелинейности третьего порядка был применен метод z-сканирования на основе фемтосекундного лазера, а также метод индуцированной электрическим полем генерации второй гармоники. Толщина слоёв контролировалась с помощью микроинтерферометра Линника (МИИ-4М).

Рис. 5. Схема возникновения фоторефрактивного эффекта в образце под действием приложенного электрического поля. Красным отмечены интерференционные полосы, зеленым – дифракционная решетка.

Исследования строения нанотрубок методом атомной силовой микроскопии (AFM) проводились на приборе AFM Bermad 2000  в условиях окружающей среды.

ГЛАВА 3 посвящена исследованию влияния цианиновых красителей на фоторефрактивные, фотоэлектрические, нелинейно-оптические свойства композитов на основе закрытых одностенных углеродных нанотрубок.

Рис. 6. Изображения SWCNT, полученные методом AFM микроскопии.

AFM исследования композита показали, что нити углеродных нанотрубок не образуют агрегатов в полимерном композите, а находятся там в «свободном» состоянии. Наблюдались расправленные нанотрубки длиной более 1 мкм (см. рис. 6). Высота нанотрубки (над поверхностью слюды) близка к ее заявленному диаметру (около 2,4 нм).

На рис. 7 представлены оптические спектры поглощения одностенных углеродных нанотрубок без красителя и с красителем. Следует отметить, что оптическая плотность красителя в растворе уменьшается при увеличении времени адсорбции (tад). Это связано с тем, что уменьшается объёмная концентрация молекул красителя в растворе, которые постепенно адсорбируются на нанотрубках.

Рис. 7. Оптические спектры поглощения закрытых одностенных углеродных нанотрубок в присутствии и отсутствии красителя. 1 – SWCNT, 2 – SWCNT + Dye с tад= 72 ч, 3 – SWCNT + Dye с tад= 2 ч., 4 – SWCNT + Dye с tад= 0 ч., 5. чистый Dye 1.

Полевая зависимость квантовой эффективности образования подвижных носителей заряда оценивалась по зависимости фототока от приложенного электрического поля Jph(Е) при интенсивности излучения Nd:YAG лазера 5.1 Вт/см2. Фототок оценивался по разности между токами, измеренными при освещении (Jph + Jd) и в темноте Jd,: Jph = (Jph + Jd) – Jd (рис. 8).

На рис. 9 приведены полевые зависимости квантовой эффективности генерации подвижных носителей заряда, φ(Е0), в композитах из PVK/SWCNT/ Dye I (кривая 2) и без красителя (кривая 1), рассчитанные по фототоку по формуле:

φ(Е0) = Jph(Е0)hc/{eλ [I0(1 – 10–А)] (1)

Здесь hc/λ = 1.165 эВ (hc/eλ = 1.165 В) – энергия кванта света при λ = 1064 нм, I0 = 5.2 Вт/см2 – интенсивность падающего на слой лазерного излучения, (1 – 10–А) – доля энергии света, поглощенная слоем. Экспериментальные точки на рис.9, рассчитанные по формуле (1), аппроксимированы уравнением Онзагера

Рис. 8. Зависимости темнового тока jd (1) и фототока jph (2) и от приложенного поля Е0 в композитe PVK/SWCNT 0.26 масс. %/Dye 1 0.3 масс. %.

Рис. 9. Зависимости квантовой эффективности φ от приложенного поля Е0 в композите из PVK/SWCNT 0.26 масс. %/ Dye 1 0.3 масс. % (кривая 2) и без красителя (кривая 1).

φ(Е0) = φ0×P(r0, E0),                (2)

рассчитанному до E03. Здесь φ0 – квантовый выход термализованных электрон-дырочных пар с начальным радиусом разделения r0; P(r0, E0) – вероятность того, что заряды в парах избегают рекомбинации при радиусе разделения r0:

P(r0, E0)= exp(-rc/r0){[1 + (rc/r0)(eE0r0/2kT) - (rc/r0)K1(eE0r0/2kT)2 + +(rc/r0)K2(eE0r0/2kT)3  (3)

где K1 = [2 - (rc/r0)]/3;

K2 = [1- (rc/r0) + (rc/r0)2/6]/3.

Сплошные кривые на рис. 9 соответствуют уравнению Онзагера при r0, =11 и φ0 = 0.2 для композита PVK/SWCNT 0.26 масс. %/Dye 1 0.3 масс. % (кривая 2) и при r0 =9.8 и φ0 = 0.08 для композита PVK/SWCNT 0.26 масс. % без красителя (кривая 1). Введение Dye 1, имеющего длинноволновую границу оптического поглощения в области 850 нм, приводит к 14-кратному увеличению квантовой эффективности образования подвижных зарядов при действии света в области поглощения SWCNT при1064 нм.

Увеличение фототока при добавлении Dye 1 можно объяснить тем, что при фотовозбуждении SWCNT образуются связанные пары PVK+• ... SWCNT –• по реакции (а), которые либо частично распадаются на свободные заряды (реакция (б)), либо рекомбинируют по реакции (в).

SWCNT + hν → SWCNT*

PVK + SWCNT* → PVK+• ... SWCNT –•  (а)

PVK+• ... SWCNT –• → PVK+• + SWCNT –• (б)

PVK+• ... SWCNT –• → PVK + SWCNT (в)

PVK+• ... SWCNT –• + Dye 1 → PVK+• + SWCNT + (Dye 1)–•  (г)

и далее транспорт дырок перескоком по карбазолильным группам:

PVK+• + PVK → PVK +  PVK+•  → и т.д.  (д)

Увеличение квантовой эффективности образования обусловлено тем, что Dye 1 увеличивает расстояние разделения и ограничивает по реакции (г) протекание обратной реакции (в) в связанной паре путем перезахвата электрона с SWCNT–•.

На рис. 10 представлено взаимное положение работы выхода SWCNT, их возбужденного уровня, а также LUMO Dye 1 и Dye 2. В экспериментальных работах при анализе энергетических уровней принимают, как правило, работу выхода SWCNT, равной 5 eV. [А. Du Pasquier, H.E. Unalan, A. Kanwal, S.Miller, M. Chhowalla. Conducting and transparent single-wall carbon nanotube electrodes for polymer-fullerene solar cells Аppl. Phys. Lett. 87, 203511 (2005).]

Рис.10. Взаимное положение работы выхода и возбужденного уровня SWCNT, а также LUMO Dye 1 и Dye 2.

На рис.10 показано, что захват электрона красителем Dye 1 по реакции (г) является энергетически выгодным процессом. LUMO Dye 2 лежит на 0.4 В выше этого уровня Dye 1. Видно, что в случае Dye 2 захват электрона является активационным процессом и реакция (г) малоэффективна.

Рис.11. Схема измерения нелинейности третьего порядка методом z-сканирования.

Для измерения нелинейности третьего порядка была применена установка z-сканирования на основе импульсного фемтосекундного лазера. В методе z-сканирования измеряется коэффициент пропускания среды как функция координаты Z образца (рис. 11). Установка включает импульсный фемтосекундный лазер длиной волны 1030 нм (1), фокусируюшую линзу (2), образец (3), перемещающийся вдоль лазерного луча, диафрагму (4) и фотодетектор (5). При приближении образца к фокусу растет I0 и проявляются нелинейные эффекты: коэффициент преломления n растет до величины n = n0 + n2I0. Поэтому усиливается дополнительная фокусировка луча образцом и фокус смещается в направлении –Z на величину ΔΦ0. В результате увеличивается диаметр луча в области диафрагмы, что приводит к уменьшению доли света, попадающего в отверстие диафрагмы. В постфокальной области (при положительных значениях Z) увеличение коэффициента преломления в области высоких интенсивностей I0 приводит к уменьшению диаметра луча на диафрагме и, следовательно, к увеличению доли света, попадающего в отверстие диафрагмы. Поэтому фотодетектор регистрирует кривые z-сканирования с минимумом в предфокальной и максимумом в постфокальной области. Измерения проводились как в присутствии диафрагмы с отверстием в центре диаметром 1 мм2 (TCA, CA – closed aperture) так и без нее.

Измерения восприимчивости без диафрагмы (TOA OA –open aperture) позволяют определить нелинейное оптическое поглощение β. При высокой интенсивности лазерного излучения коэффициент оптического поглощения включает линейный α0 и нелинейный βI0 члены: α = α0 +βI0.

Значения восприимчивости третьего порядка закрытых SWCNT в растворе и полимерной матрице имеют один и тот же порядок, что говорит о том, что за нелинейно-оптические свойства третьего порядка в обоих случаях ответственны именно закрытые одностенные углеродные нанотрубки. На рис. 12 приведена зависимость пропускания раствора (TCA) от расстояния от фокуса в твердом композите из PVK и SWCNT (крестиками отмечено TCA подложки из кварцевого стекла). Сплошная кривая на рис. 12 представляет зависимость ТСА = 1 – 4ΔΦ0x/[(x2+1)(x2+9)] при фазовом набеге ΔΦ0 = 3.5. Здесь  x = z/z0 – относительное расстояние от кюветы до фокуса, z0 = n0πw02/λ и w0 – радиус луча в фокусе, для PVK n0 = 1.5.

Из известного соотношения n2I0 = ΔΦ0λ/2πLeff (Leff =(1 – е–α0L)/α0) находим, что n2I0= 0.0096 и n2 = 9.4310-12. Действительная часть восприимчивости третьего порядка связана с n2 соотношением χ(3) = n2(n02/0.0394) esu (electrostatic units – CGSE). Следовательно, в композите из PVK и SWCNT 0.26 масс. % значение Reχ(3) =0.5410-10 esu. Измерения в растворе ТХЭ показали, что χ(3) пропорциональна концентрации SWCNT.

Мнимая часть восприимчивости определяется коэффициентом β, полученного при аппроксимации экспериментальных точек TOA соотношением

Рис. 12. Зависимость TCA от расстояния от фокуса (z = 0): в твердом композите из PVK и SWCNT 0.26 мас. %.

TOA = ln(1 + q0/(1 + x2)) /(q0/(1 + x2)) подбором q0, где q0 = βI0Leff. Мнимая часть восприимчивости составляет χ(3)) = (βλ/4π)(n02/0.0394) = 0.910-11 esu. Таким образом, суммарная восприимчивость образца, содержащего 0.2 мг SWCNT в 1 мл ТХЭ, составляет Reχ(3) + Imχ(3) = 0.6610-10 esu или для 1мг SWCNT в 1 мл ТХЭ равна 3.310-10 esu.

Величина χ(3) при добавлении красителя не только не возрастает, но снижается в 5 раз (до значения, соответствующего ΔΦ0 = 0.7), по-видимому, вследствие противоположной ориентации диполей красителя и нанотрубки при адсорбции красителя на нанотрубке.

Таким образом, возрастание квантовой эффективности в 14 раз при пятикратном снижении диэлектрической восприимчивости дает основание ожидать увеличения коэффициента фоторефрактивного двулучевого взаимодействия Γ при добавлении Dye 1.

На рис. 13 представлены фоторефрактивные характеристики композитов из PVK, содержащих SWCNT. Приведены кинетические кривые двухлучевого взаимодействия в ФР образце, измеренные в поле 83.3 В/мкм и интенсивности лазерного излучения I1(0)= I2(0) = 0.12 Вт/см2 в полимерном композите PVK/SWCNT 0.26 масс. % (кривая 1), в композите PVK/SWCNT 0.26 масс. % / Dye 1 0.3 масс.% (кривая 2), а также в этом композите после 3 мин предварительного освещения всего слоя сплошным светом при 633 нм (в области поглощения красителя в отсутствие постоянного поля Е0) (кривая 3).

(а)

(б)

Рис.13. (а) Kинетические кривые двухлучевого взаимодействия в композите PVK/SWCNT 0.26 масс. % (кривая 1), в композите PVK/SWCNT 0.26 масс. %/Dye 1 0.3 масс.% (кривая 2) и в этом композите после 3 мин предосвещения при 633 нм (кривая 3). (б) Изменена полярность электродов: приложенное постоянное электрическое поле на рис. 5 направлено (снизу вверх); композит PVK/SWCNT 0.26 масс. %/Dye 1 0.3 масс.%.

Предосвещение приводит к заполнению глубоких ловушек и, поэтому, к увеличению длины пробега дырок, фотогенерированных в светлых участках интерференции, что обеспечивает увеличение фазового сдвига ψ (см. рис. 5) и, соответственно, коэффициента усиления Γ = 4πΔncos2θsinψ/λ. На рис. 13а видно, что введение красителя в композит PVK/SWCNT обеспечивает почти двукратное увеличение фактора усиления g0 (кривая 2). Предосвещение этого образца приводит к дополнительному двукратному увеличению фактора g0 (кривая 3). Кинетическая кривая роста интенсивности объектного луча 2 на выходе из ячейки аппроксимируются зависимостью:

I21/I20 = 1 + (g0 – 1){1 – exp[– (t – t0)/τ]}        (3)

здесь I21 – интенсивность объектного луча 2 при включенном референтном  луче 1 (рис. 5), I20 – интенсивность луча 2 при выключенном луче 1, g0 – фактор усиления, равен отношению I21/I20 в максимуме, τ - время отклика (постоянная времени формирования дифракционной решетки). Параметры кривых, измеренных при Е0 = 83.3 В/мкм и I1(0)= I2(0) = 0.12 Вт/см2 и оцененных по уравнению (3) составляют g0 = 1.006 и τ = 2 с, g0 = 1.012 и τ = 0.9 с, g0 = 1.024 и τ = 0.4 с для кривых 1, 2 и 3, соответственно.

На рис. 13 видно, что в присутствии Dye 1 в ходе записи дифракционной решетки интенсивность I21 сначала растет, достигает максимума и затем снижается. Особенно заметно этот эффект проявляется после предосвещения. Такое снижение отношения I21/I20 со временем может быть связано со снижением постоянного поля Е0 внутри образца за счет накопления объемного заряда в приэлектродном пространстве при прохождении темнового тока. Для исключения влияния объемного заряда поочередно записывали кривые при изменении полярности электродов. При изменении направления приложенного поля на противоположное (анод и катод менялись местами), интенсивность луча 2, как показано на рис. 13(б), снижалась в соответствии с соотношением: I21/I20 = 1 – (g0 – 1){1 – exp[–(t – t0)/τ]}, одновременно луч 1 усиливался. Это изменение является однозначным свидетельством ФР природы эффекта и обусловлено перемещением дифракционной решетки (на рис. 5) из положения слева от интерференционной полосы в положение справа от нее. Кривая на рис. 13(б) является зеркальным отражением кривой 2 на рис. 13(а) и совпадает с ней по параметрам. В отличие от действия Dye 1, введение в композицию Dye 2 не приводят к увеличению фактора усиления g0.

Основной характеристикой ФР эффекта является коэффициент двулучевого усиления объектного луча Γ (см–1), который оценивается по измеренному значению фактора g0 по формуле Γ = [LN(βg0/(1 + β – g0)]/L, где β = I1(0)/I2(0), I1(0) и I2(0) – интенсивности входных 1 и 2 лучей, соответственно; L = d/cos(ϕ – θ) – оптический путь объектного луча в полимерном слое, d – толщина ФР слоя. При приложенном напряжении 100 В/мкм и I1(0) = I2(0) = 0.12 Вт/см2 коэффициент усиления и разность между коэффициентом усиления и оптического поглощения в слое Γ – α0 (полезный коэффициент усиления) составляют

Γ (см–1)

Γ – α0 (см–1)

PVK/SWCNT 0.26 масс. %

53

43

+ Dye 1 0.3 масс.%

80

70

+предосвещение

120

110

ГЛАВА 4 посвящена исследованию фотоэлектрических и фоторефрактивных свойств композитов на основе PVK и тетра-15-краун-5-фталоцианинатов металлов. Приготовление композитов для исследования включало растворение комплекса (R4Pc)Ru(pyz)2 и комплекса (R4Pc)Ga(OH) в ТХЭ и последующую трехкратную обработку циклами: нагревание до 90оС – медленное охлаждение до комнатной температуры для образования супрамолекулярных агрегатов. Затем в каждый из растворов добавляли PVK и перемешивали смесь на магнитной мешалке. На рис. 14(а) приведены электронные спектры поглощения композита из PVK и 5 масс. % (R4Pc)Ru(pyz)2 (толщина слоя 9 мкм). Спектр 1 (Q-полоса, λmax = 627 нм) является характеристикой композита в отсутствие СА, когда использовался раствор (R4Pc)Ru(pyz)2 в ТХЭ, не обработанный термически. Спектр 2 характеризует композит, в котором раствор комплекса (R4Pc)Ru(pyz)2 в ТХЭ был трехкратно обработан циклами: нагревание до 90оС – медленное охлаждение до комнатной температуры. На рис. 14(а) видно, что в результате термической обработки λmax Q-полосы смещается батохромно до 634 нм с одновременным уменьшением интенсивности и увеличением полуширины (спектр 2). Кроме этого, появляется дополнительное поглощение в ближней ИК-области вплоть до 1900 нм.

(а)

(б)

Рис. 14. Электронные спектры поглощения (а) - композита из PVK и (R4Pc)Ru(pyz)2 5 масс. %, (б) - композита из PVK и (R4Pc)Ga(OH).

Рис. 15. Изображение СА комплекса (R4Pc)Ga(OH) после трехкратного повторения цикла нагревание /охлаждение.

Оптическое поглощение свежеприготовленных ТХЭ_растворов (R4Pc)Ga(OH) и композитов PVK–(R4Pc)Ga(OH) имеет максимум при 696 нм и длинноволновую границу в области ~ 850 нм. Комплексы СА также были сформированы методом трехкратного повторения цикла нагревание до 90°С –последующее медленное охлаждение раствора до 20°С. Как видно на рис. 14(б), в результате повторения термических циклов часть мономерных молекулярных комплексов (R4Pc)Ga(OH) связывается в супрамолекулярные ансамбли, ответственные за появление слабого оптического поглощения в области > 1000 нм. Изображение супрамолекулярных ансамблей (R4Pc)Ga(OH), измеренное методом атомной силовой микроскопии, показано на рис.15. Видно образование “палочек” протяженностью до 200 нм.

На рис. 16 показаны зависимости темнового тока Jd(Е0) и фототока Jph(Е0), измеренных при действии лазера длиной волны 1064 нм, от приложенного электрического поля Е0 в слое из PVK, содержащем (R4Pc)Ru(pyz)2 5 масс. % (а) и (R4Pc)Ga(OH) 5 масс. % (б).

(а)

(б)

Рис. 16. Зависимость темнового тока (Jd) и фототока (Jph) от приложенного постоянного поля Е0 в композитах из PVK - (R4Pc)Ru(pyz)2 5 масс. % (а) и PVK - (R4Pc)Ga(OH) 5 масс. % (б).

(а)

(б)

Рис. 17. Зависимость квантовой эффективности образования подвижных носителей заряда φ от приложенного поля Е0 в композитах из (а) PVK / (R4Pc)Ru(pyz)2 5 масс. % (а) и PVK /(R4Pc)Ga(OH) 5 масс. % (б).

На рис. 17 представлены полевые зависимости квантовой эффективности генерации подвижных носителей заряда, φ(Е0), рассчитанные из фототока по формуле (1). Экспериментальные точки на рис.17 аппроксимированы уравнением Онзагера (2). Известно, что формализм Онзагера хорошо соответствует экспериментальным данным по фотогенерации зарядов в допированном PVK, если принять, что предшественниками свободных зарядов являются релаксированные состояния с переносом заряда между PVK и допантом с радиусом разделения r0 ≤ 10 . При расчете по уравнению Онзагера полевой зависимости квантовой эффективности в композитах из PVK и металлоорганических комплексов мы принимали r0 = 9.8 . При этом наилучшей аппроксимации (сплошные кривые на рис. 17) соответствует квантовый выход термализованных электрон - дырочных пар φ0 = 0.9 в композите PVK/(R4Pc)Ga(OH) и φ0 = 0.35 в PVK/(R4Pc)Ru(pyz)2. Можно предположить, что такое снижение квантового выхода обусловлено эффектом тяжелого атома. Известно, что фотофизические процессы в метало фталоцианиновых комплексах протекают с участием триплетных состояний:

CA + hν (1064 нм) → 1CA* → 3CA; 

PVK + 3CA → 3[PVK+• ... CA–•] → PVK+• + CA–• (далее транспорт (д))

3[PVK+• ... CA–•] → 1[PVK+• ... CA–•] → PVK + CA (е)

Скорость обратной реакции (е), приводящей к снижению квантового выхода образования дырок (PVK+•), определяется скоростью перехода  связанной пары PVK+• ... CA–• из триплетного в синглетное состояние, которая возрастает при переходе от Ga к более тяжелому атому Ru.

На рис. 18 показаны фоторефрактивные характеристики: зависимость коэффициента двулучевого усиления Γ от приложенного постоянного поля Е0 в слое из PVK, содержащем (R4Pc)Ru(pyz)2 5 масс. % (а) и 5 масс. % (R4Pc)Ga(OH) (б).

(а)

(б)

Рис. 18. Зависимость коэффициента двухлучевого усиления Γ от приложенного постоянного поля Е0 в композитах из из PVK - (R4Pc)Ru(pyz)2 5 масс. % (а) и PVK - (R4Pc)Ga(OH) 5 масс. % (б).

       В таблице 1 представлены зависимости ФР коэффициента усиления Γ и полезного коэффициента усиления Г- , измеренные при длине волны 1064 нм при различных мас. % комплекса в PVK.

                                                                               Таблица 1

Комплекс

E0, В/мкм

Г, см-1

Г- , см-1

(R4Pc)Ga(OH) 5 мас. %

62.5

8

0.4

(R4Pc)Ga(OH) 5 мас. %

83.3

22

14.4

(R4Pc)Ga(OH) 5 мас. %

120

80

72.4

(R4Pc)Ru(pyz)2 3 мас. %

135

24

18.5

(R4Pc)Ru(pyz)2 5 мас. %

135

48

42.5

(R4Pc)Ru(pyz)2 7 мас. %

135

62

56.5

       Заметное снижение коэффициента усиления Γ при переходе от галлиевых к рутениевым комплексам связано с отмеченным выше эффектом тяжелого атома, вызывающего снижение квантовой эффективности образования зарядов, формирующих дифракционную решетку.

Выводы:

1.        Созданы полимерные композиты с фотоэлектрической и фоторефрактивной чувствительностью в ближней ИК – области (при 1064 нм), что позволяет использовать их в коррекции и усилении лазерных лучей телекоммуникационного диапазона, и в медицинской диагностике.

2.        Произведено комплексное исследование фоторефрактивных, нелинейно-оптических и фотоэлектрических свойств, а также электронных спектров поглощения композитов на основе PVК, содержащего закрытые одностенные углеродные нанотрубки (SWCNT) или фталоцианинаты комплексов Ru(II) и Ga(III).

3. С использованием метода z-сканирования показано, что в композите из ПВК и SWCNT 0.26 мас. % значение диэлектрической восприимчивости третьего порядка составляет χ(3) = 5.410-10 esu. Величина χ(3) при добавлении красителя снижается в 5 раз, по-видимому, вследствие противоположной ориентации диполей красителя и нанотрубки при адсорбции красителя на нанотрубке.

4.        Изучено влияние дополнительно введённых цианиновых красителей на фотоэлектрические, нелинейно-оптическиe и фоторефрактивные характеристики композитов на основе SWCNT. Установлено, что на эти характеристики оказывает влияние краситель, низшая незаполненная орбиталь которого лежит ниже уровня фотовозбужденной нанотрубки. При добавлении такого красителя в количестве 3 масс. % в композит PVК – SWCNT 0.26 мас. %

       – в 14 раз возрастает квантовая эффективность образования подвижных зарядов при действии лазера в области поглощения нанотрубок при 1064 нм,

       – вдвое возрастает коэффициент двулучевого фоторефрактивного усиления лазерного луча длиной волны 1064 нм, который достигает Γ= 120 см–1 .

5.  Продемонстрирован способ формирования супрамолекулярных ансамблей комплексов переходных металлов в растворе путём последовательной трехкратной обработки циклами: нагревание до 90оС – медленное охлаждение до комнатной температуры. Образование ансамблей обуславливает появление фотоэлектрической и фоторефрактивной чувствительности в ближней ИК области (измерения проведены при 1064 нм).

6.  Созданные ФР полимерные композиты по сравнению с изученными системами имеют:

       - более длительное время функционирования;

       - чувствительность в ближней ИК-области;

       - более быстрое время формирования дифракционной решётки.

7.        Супрамолекулярные ансамбли комплексов переходных металлов имеют такие же высокие фоторефрактивные характеристики, как и композиты из углеродных нанотрубок с адсорбированными молекулами красителя. Снижение квантовой эффективности и квантового выхода при переходе от комплексов (R4Pc)Ga(OH)  к (R4Pc)Ru(pyz)2  может быть связано с эффектом более тяжёлого атома Ru.

       Основное содержание диссертации опубликовано в следующих работах:

  1. А.С. Ларюшкин, В.В. Савельев, В.И. Золотаревский, А.Д. Гришина, Т.В. Кривенко, R.W. Rychwalski, А.В. Ванников. Оптическая восприимчивость третьего порядка одностенных углеродных нанотрубок // Химия высоких энергий. 2011. Т. 45. № 3. С.276-280.

2.                А.С. Ларюшкин, А.Д. Гришина, Т.В. Кривенко, В.В. Савельев, R.W. Rychwalski, А.В. Ванников. Влияние цианиновых красителей на фоторефрактивные свойства композитов на основе углеродных нанотрубок // Физикохимия поверхности и защита материалов. 2012. Т. 48, № 2. С.171-178.

3.        А.С. Ларюшкин, Т.В. Кривенко, Ю.Г. Горбунова, А.Д. Гришина, Ю.Ю. Енакиева, В.В. Савельев, А.В. Ванников, А.Ю. Цивадзе Фотоэлектрические и фоторефрактивные свойства композитов на основе поливинилкарбазола и тетра-15-краун-5-фталоцианината рутения(II), с аксиально координированными молекулами пиразина // Химия высоких энергий. 2012. Т. 46, № 5. С. 392–397.

4.        А.В. Ванников, А.Д. Гришина, Ю.Г. Горбунова, Т.В. Кривенко, А.С. Ларюшкин, Л.А. Лапкина, В.В.Савельев, Ю.А. Цивадзе. Фотоэлектрические, нелинейно-оптические и фоторефрактивные свойства композитов из поливинилкарбащола и фталоцианината галлия // Высокомолекулярные соединения. 2011. Т. 53, № 4. С.1933-1941.

5. А.В. Ванников, А.Д. Гришина, А.С. Ларюшкин, Т.В. Кривенко, В.В. Савельев, R.W. Rychwalski. Фотоэлектрические, нелинейно-оптические и фоторефрактивные свойства полимерных композитов, включающих углеродные нанотрубки и цианиновые красители // Физика твёрдого тела. 2013. Т. 55. №3

6. А.С. Ларюшкин, А.Д. Гришина, Т.В. Кривенко, В.В. Савельев, R.W. Rychwalski, А.В. Ванников. Нелинейность третьего порядка одностенных углеродных нанотрубок в растворе и полимерной матрице // XIX Менделеевский съезд по общей и прикладной химии. Волгоград, 2011. Тезисы докладов. Т. 2. – С. 404.

7.        A.S. Laryushkin, A.D. Grishina, T.V. Krivenko, V.V. Savel'ev, A.V. Vannikov, R.W. Rychwalski. The effect of cianine dyes on fhotorefrective properties of composites based on carbon nanotubes // The 3-rd International Symposium “Molecular Photonics”/ St. Petersburg, 2012. Book of Abstracts. P. 65.

8.        А.С. Ларюшкин, В.В. Савельев, В.И. Золотаревский, А.Д. Гришина, Т.В. Кривенко, R.W. Rychwalski, А.В. Ванников. Оптическая восприимчивость третьего порядка одностенных углеродных нанотрубок // 4-ая Всероссийская конференция по наноматериалам НАНО 2011. Москва, 2011. Тезисы докладов. С. 201.

9.        А.С. Ларюшкин, А.Д. Гришина, Т.В. Кривенко, В.В. Савельев, А.В. Ванников. Влияние цианиновых красителей на фоторефрактивные свойства композитов на основе углеродных нанотрубок. 6-я Конференции молодых учёных, аспирантов и студентов ИФХЭ РАН «Физикохимия 2011» .Москва, 2011. Тезисы докладов.

10.        А.С. Ларюшкин, В.В. Савельев, В.И. Золотаревский, А.Д. Гришина, Т.В. Кривенко, R.W. Rychwalski, А.В. Ванников. Оптическая восприимчивость третьего порядка одностенных углеродных нанотрубок// 5-я Конференции молодых учёных, аспирантов и студентов ИФХЭ РАН «Физикохимия 2010» .Москва, 2010. Тезисы докладов.

11. А.С. Ларюшкин, Т.В. Кривенко, Ю.Г. Горбунова, А.Д. Гришина, Ю.Ю. Енакиева, В.В. Савельев, А.В. Ванников, А.Ю. Цивадзе. Фотоэлектрические и фоторефрактивные свойства композитов на основе поливинилкарбазола и тетра-15-краун-5-фталоцианината рутения(II), с аксиально координированными молекулами пиразина // IV Международная молодежная школа-конференция по физической химии краун-соединениям, порфиринам и фталоцианинам. Туапсе, 2012. Тезисы докладов. С. 42.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.