WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Федеральное государственное бюджетное учреждение наук

и Институт спектроскопии Российской Академии Наук

На правах рукописи

Ефимкин Дмитрий Кириллович

КОЛЛЕКТИВНЫЕ И ТРАНСПОРТНЫЕ ЯВЛЕНИЯ В ГРАФЕНЕ И ТОПОЛОГИЧЕСКИХ ИЗОЛЯТОРАХ

Специальность 01.04.02 — теоретическая физика

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата физико-математических наук Троицк - 2012

Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном учреждении науки Институте спектроскопии РАН

Научный консультант: заведующий лабораторией, профессор Лозовик Юрий Ефремович Официальные опоненты: доктор физико-математических наук Рыжов Валентин Николаевич (Федеральное государственное бюджетное учреждении науки Институт физики высоких давлений РАН им. Ф.Л. Верещагина) кандидат физико-математических наук Ключник Александр Васильевич (открытое акционерное общество Московский радиотехнический институт РАН)

Ведущая организация: Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Московский государственный технический университет радиотехники, электроники и автоматики (МИРЭА)

Защита состоится "25" октября 2012 г. в 14 часов на заседании Диссертационного совета Д 002.014.01 при Федеральном государственном бюджетном учреждении науки Институте спектроскопии РАН по адресу: 142190 г.

Москва, г. Троицк, ул. Физическая, д. 5, Институт Спектроскопии РАН.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института спектроскопии РАН.

Автореферат разослан "24" сентября 2012 г.

Ученый секретарь М.Н. Попова Диссертационного совета, профессор, доктор физико-математических наук

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследований. В течение многих лет исследования релятивистских электронов, динамика которых описывается уравнением Дирака, принадлежали только к области физики элементарных частиц. Однако за последнее десятилетие в физике конденсированного состояния появились две новые физические системы, в которых электронные состояния описываются двумерным аналогом уравнением Дирака для частиц как с конечной массой, так и с массой, равной нулю.

Этими системами являются графен и поверхность трехмерного топологического изолятора. В настоящее время и теоретические, и экспериментальные исследования различных физических явлений в этих системах стремительно развиваются и очень актуальны (см. [1, 2] и цит. лит.).

Графен представляет собой двумерный материал, полученный впервые в 2004 г. [3], и обладает уникальными электронными и механическими свойствами. В первой зоне Бриллюэна графена находятся две неэквивалентные дираковские точки, в которых зона проводимости и валентная зона касаются друг друга и в окрестности которых электроны могут быть описаны эффективным гамильтонианом для двумерных безмассовых дираковских частиц Hg = vF(p), (1) где vF — величина скорости электронов; p — их импульс; = {x, y} — двумерный вектор, составленный из матриц Паули. Волновая функция электрона вблизи одной из дираковских точек имеет две компоненты, соответствующие двум подрешеткам, из которых может быть составлена решетка графена.

Ультрарелятивистская динамика электронов в графене приводит к ряду интересных электронных явлений, к которым относятся полуцелый квантовый эффект Холла [4], абсолютная прозрачность потенциальных барьеров для электронов при их нормальном падении [5], тесно связанная с квантово-электродинамическим парадоксом Клейна, и эффект слабой антилокализации электронов [6].

Если химический потенциал графена сдвинут из дираковской точки, то электроны (или дырки) образуют вырожденную ферми-жидкость [7].

Изучению различных коллективных состояний в графене и их особенностям посвящен ряд интересных работ. В частности, была рассмотрена возможность вигнеровской кристаллизации [8] электронов. Обсуждалась возможность перестройки энергетического спектра графена, связанной с экситонной [9] или сверхпроводящей [10, 11] неустойчивостями.

Предсказывалось куперовское спаривание пространственно разделенных электронов и дырок в системе из двух листов графена [12], во многом аналогичное спариванию электронов и дырок в системе связанных квантовых ям [13]. Электронная структура графена оказалась устойчивой относительно различных неустойчивостей, и взаимодействие между носителями заряда приводит только к перенормировке его одночастичного спектра, а именно к перенормировке скорости электронов vF [14].

Графен обладает высокой подвижностью носителей заряда, достигающей значения µ 106см2/В · c при комнатной температуре, и в настоящее время он представляет большой интерес для различных возможных приложений: баллистической электроники, плазмоники и оптоэлектроники. Поэтому исследование влияния кулоновского взаимодействия на различные транспортные, коллективные и оптические эффекты очень актуально.

Топологический изолятор представляет собой новый класс материалов, который обладает нетривиальной топологией заполненных электронных состояний в гильбертовом пространстве [2]. Объемная фаза топологического изолятора имеет запрещенную зону, при этом на его поверхности (3D) или границе (2D) присутствуют необычные электронные состояния. Энергетический спектр поверхности между "сильным" топологическим изолятором и тривиальным изолятором или вакуумом содержит нечетное количество дираковских точек, в окрестности которых электроны могут быть описаны эффективным гамильтонианом HTI = vFn[p ], (2) где n — вектор нормали к поверхности топологического изолятора; vF — модуль скорости электронов; = {x, y} — двумерный вектор, составленный из матриц Паули, действующих в пространстве состояний с заданной проекцией спина электрона. Спин электрона перпендикулярен его импульсу и лежит в плоскости поверхности топологического изолятора. Такая жесткая связь между направлениями импульса и спина на поверхности топологического изолятора является следствием сильного спин-орбитального взаимодействия в его толще.

Сравнительно недавно было обнаружено "второе поколение" сильных топологических изоляторов, которое включает в себя Sb2Se3, Bi2Se3 и Sb2Te3 [15–17]. Запрещенная зона этих материалов достигает 0.1-0.3 эВ, поэтому они сохраняют топологическую нетривиальность спектра при комнатной температуре. Их энергетический спектр поверхностных состояний содержит только одну дираковскую точку и в широком диапазоне энергий может быть описан эффективным гамильтонианом (2).

Жесткая связь между направлениями импульса и спина приводит к возникновению спиновой поляризации на поверхности топологического изолятора при протекании по ней электрического тока [18] и связанной диффузии плотностей заряда и спина [19]. Коллективные плазменные колебания в вырожденном электронном газе на поверхности топологического изолятора являются спин-плазмонами и представляют собой связанные колебания плотностей заряда и спина [20]. Вклад в энергию электрона в полупроводниках и полуметаллах, связанный со спинорбитальным взаимодействием, является малой поправкой к его кинетической энергии, в то время как для электронов на поверхности топологического изолятора соответствующий вклад (2) является единственным.

Поэтому исследование проявлений жесткой связи между импульсом и спином электронов в оптических и транспортных явлениях на поверхности топологического изолятора является важной задачей для спинтроники.

Интересные физические явления возникают на поверхности топологического изолятора, если нарушена симметрия по отношению к обращению знака времени или калибровочная симметрия.

Симметрия по отношению к обращению знака времени на поверхности топологического изолятора может быть нарушена либо внешним обменным полем, созданным, например, упорядоченными магнитными примесями [21], специально внедренными в его объем или на его поверхность, либо магнитным полем. В обоих случаях нарушение симметрии приводит к полуцелому квантованию холловской проводимости поверхности топологического изолятора. Если симметрия нарушена на всей поверхности топологического изолятора, то распределение электромагнитного поля в его объеме может быть определено при помощи принципа наименьшего действия с лагранжианом, который имеет вид [22, 23]:

1 1 L = (E2 - B2) + EB, (3) 8 µ 4 где и µ — диэлектричеcкая и магнитная проницаемости топологического изолятора; 1/137 — постоянная тонкой структуры. Последний член в лагранжиане соответствует топологическому магнитоэлектрическому эффекту, который появляется в объеме благодаря перераспределению зарядов и электрическому току на его поверхности. Топологический магнитоэлектрический эффект в объеме топологического изолятора приводит к магнитооптическим эффектам Фарадея и Керра на его поверхности [24–26].

Внешнее обменное поле приводит к образованию щели в энергетическом спектре, внутри которой образуются киральные экситонные состояния [27]. Для уровней киральных экситонов нарушена симметрия между состояниями с противоположными значениями квантового орбитального числа. Исследование возможного проявления киральных экситонов в различных эффектах, связанных с топологическим магнитоэлектрическим эффектом, является важной фундаментальной задачей.

Если на поверхности топологического изолятора нарушена калибровочная симметрия, например, при ее туннельном контакте со сверхпроводником, то электронный газ, заполняющий поверхностные состояния, становится двумерным топологическим сверхпроводником [28]. В коре вихря двумерного топологического сверхпроводника образуется майорановское состояние с нулевой энергией. Экзотические майорановские фермионы представляют собой квазичастицы, которые являются собственными античастцами. Они рассматривались в физике элементарных частиц, но элементарные частицы, которые ими бы являлись, так и не были обнаружены [29].

Другой физической реализацией топологической сверхпроводимости является куперовское спаривание электронов и дырок [30] c противоположных поверхностей тонкой пленки из топологического изолятора, обусловленное кулоновским взаимодействием между ними. В этой системе были предсказаны майорановские состояния, локализованные на вихрях, которые являются топологическими дефектами параметра порядка конденсата электрон-дырочных пар и которыми можно управлять при помощи сверхпроводящих контактов [31]. При этом численные оценки температуры перехода, соответствующего электрон-дырочному спариванию, в реалистичной модели не проводились, что и является важной задачей для выбора оптимальных условий экспериментов.

В диссертации детально исследуются коллективные плазменные возбуждения в дираковском электронном газе — спин-плазмоны на поверхности топологического изолятора и плазмоны в графене. Исследуются киральные экситоны на поверхности топологического изолятора и их проявления в магнитооптических эффектах Фарадея и Керра. Большое внимание уделено куперовскому спариванию дираковских электронов и дырок, которое может быть реализовано либо в тонкой пленке из топологического изолятора, либо в системе из двух листов графена.

Цель диссертационной работы. Целью диссертационной работы являлось:

• Теоретическое изучение спин-плазмонов в вырожденном электронном газе, заполняющем поверхностные состояния трехмерного топологического изолятора.

• Исследование возможных проявлений киральных экситонов на поверхности трехмерного топологического изолятора, в спектре которой открыта щель, в магнитооптических эффектах Фарадея и Керра.

• Исследование фазовой диаграммы пространственно разделенных дираковских электронов и дырок, которые могут быть реализованы в системе из двух листов графена и в тонкой пленке из топологического изолятора. Изучение влияния на куперовское спаривание беспорядка, дисбаланса концентраций и гибридизации волновых функций электронов и дырок.

• Исследование влияния флуктуаций куперовских пар выше температуры спаривания электронов и дырок в тонкой пленке из топологического изолятора на туннелирование между ее противоположными поверхностями.

Основные научные результаты. Основные научные результаты, выносимые на защиту:

• Исследованы спин-плазмоны в вырожденном электронном газе на поверхности трехмерного топологического изолятора при помощи математического формализма, основанного на методе уравнений движения с использованием приближения хаотических фаз, который был впервые применен к газу дираковских частиц. Найдены зависимости амплитуд волн плотностей заряда и спина от импульса спин-плазмонов и их концентрации. Показано, что возбуждение спин-плазмона также сопровождается появлением спиновой поляризации поверхности топологического изолятора, которая перпендикулярна его импульсу. Вычислены диаграммы рассеяния спинплазмона на внешнем потенциале и неоднородности магнитного поля. Показано, что благодаря составной структуре спин-плазмона его диаграмма рассеяния представляет собой два симметричных лепестка, которые имеют максимумы при конечном угле рассеяния, в то время как амплитуды рассеяния и вперед, и назад равны нулю.

• Киральные экситоны благодаря отсутствию симметрии между состояниями с противоположными орбитальными квантовыми числами вносят резонансный вклад в холловскую проводимость поверхности топологического изолятора и играют важную роль в магнитооптических эффектах Фарадея и Керра. Показано, что киральные экситоны резонансно усиливают эффект Фарадея и приводят к ослаблению эффекта Керра. Они также резонансным образом проявляются в частотной зависимости степеней эллиптичности как прошедшей, так и отраженной электромагнитных волн.

• Вычислена фазовая диаграмма пространственно разделенных дираковских электронов и дырок. Беспорядок и дисбаланс концентраций электронов и дырок эффективно подавляют спаривание. При этом в определенном интервале величины дисбаланса концентраций может быть стабилизировано состояние типа Ларкина-ОвчинниковаФулде-Феррелла, в котором параметр порядка является периодической функцией координат. Туннелирование приводит к образованию параметра порядка конденсата электрон-дырочных пар выше критической температуры спаривания и к "размытию" фазового перехода.

• Флуктуации куперовских пар, образованных пространственно разделенными электронами и дырками в тонкой пленке из топологического изолятора, значительно увеличивают туннельную проводимость. Туннельная проводимость испытывает степенную расходимость в окрестности классического фазового перехода с критическим индексом = 2 и в окрестности квантового фазового перехода по беспорядку с критическим индексом µ = 2.

Научная новизна работы. Впервые предсказаны резонансные проявления киральных экситонов в магнитооптических эффектах и значительное увеличение туннельной проводимости в окрестности фазового перехода, соответствующего куперовскому спариванию пространственно разделенных электронов и дырок.

Впервые для изучения плазменных возбуждений в дираковском электронном газе применен математический формализм, основанный на методе уравнения движения.

Впервые вычислена фазовая диаграмма системы электронов и дырок, заполняющих поверхностные состояния противоположных поверхностей тонкой пленки из топологического изолятора, с учетом беспорядка, дисбаланса их концентраций, экранировки кулоновского взаимодействия и гибридизации, обусловленной туннелированием.

Научная и практическая значимость работы. Разработанный математический формализм для описания плазмонов в дираковском электронном газе может быть использован для решения целого ряда задач квантовой оптики плазмонов. При его помощи может быть исследовано взаимодействие плазмонов с фотонами и фононами, которое приводит к образованию плазмон-поляритонов и гибридных плазмонфононных мод.

Предсказанные в диссертации резонансные проявления киральных экситонов в магнитооптических эффектах и значительное увеличение туннельной проводимости в окрестности фазового перехода, соответствующего куперовскому спариванию пространственно разделенных электронов и дырок, могут быть непосредственно измерены в эксперименте.

Результаты расчета фазовой диаграммы системы пространственно разделенных электронов и дырок в тонкой пленке из топологического изолятора позволяют выбрать оптимальные параметры пленок (толщину, концентрацию носителей заряда) для экспериментов, направленных на обнаружение проявлений электрон-дырочного спаривания.

Апробация результатов. Результаты, представленные в диссертации, неоднократно докладывались и обсуждались на семинарах лаборатории спектроскопии наноструктур Института спектроскопии РАН. Они также докладывались на следующих российских и международных конференциях: ежегодная научная конференция МФТИ "Современные проблемы фундаментальных и прикладных наук", (Москва, 2008; Москва, 2009; Москва, 2010; Москва, 2011); международная научная конференция "Advanced Carbon Nanostructures", Санкт-Петербург, 2011; международная научная школа "Quantum Phenomena in Graphene, Other LowDimensional Materials and Optical Lattices", Италия, Эричи, 2011; международный научный форум "Nano and Giga Challenges in Electronics, Photonics and Renewable Energy", Москва, Зеленоград, 2011; международная научная конференция "Фундаментальные проблемы радиоэлектронного приборостроения" (Intermatic-2011), Москва, 2011; международная научная школа "Cold Atoms, Excitons and Polaritons", Испания, Толедо, 2012; международная научная конференция "Non-equilibrium and coherent phenomena at nanoscale", Черноголовка, 2012; международная научная конференция "Dubna-nano", Дубна, 2012.

Вклад автора. В теоретические результаты, представленные в диссертации, автор внес основной вклад.

Публикации по теме работы. Представленные в диссертации результаты опубликованы в 7 статьях в ведущих российских и зарубежных рецензируемых журналах, и одна статья отправлена в печать. По теме диссертации опубликовано 14 печатных работ в Трудах научных конференций. Общий список работ приведен в конце автореферата.

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, семи приложений и списка литературы. Полный объем диссертации содержит 125 страниц и 37 рисунков. Список цититруемой литературы содержит 137 источников.

Содержание диссертации Во введении сделан обзор современного состояния исследуемой проблемы, и обоснована ее актуальность. Обсуждаются особенности энергетического спектра двумерных безмассовых дираковских частиц. Завершается Введение кратким изложением содержания диссертации.

В первой главе диссертации рассматриваются спин-плазмоны в вырожденном электронном газе, заполняющим поверхностные состояния трехмерного топологического изолятора, которые представляют собой связанные волны плотностей заряда и спина. Для их исследования применен математический формализм, основанный на методе уравнений движения. В этом подходе спин-плазмон с импульсом q представляет собой составную бозевскую квазичастицу, являющуюся суперпозицией одночастичных электрон-дырочных переходов с таким же суммарным ляторов второго поколения связана с малостью параметра c, а для графена — с малостью параметра 1/g. Закон дисперсии спин-плазмонов для трех значений параметра c = 0.09, 2.2, 8.8, которые соответствуют Bi2Se3, графену на подложке из оксида кремния и подвешенному графену, приведен на Рис.1-a.

Благодаря жесткой связи между направлениями импульса и спина возбуждение спин-плазмона приводит к появлению спиновой поляризации поверхности топологического изолятора, перпендикулярной импульсу спин-плазмона. Зависимость величины спиновой поляризации системы в единицах от импульса спин-плазмона приведена на Рис.1-b. Определены амплитуды колебаний волн плотностей заряда и спина, сопровождающих спин-плазмон, в состоянии с заданным числом плазмонов.

Амплитуды соответствующих волн сравнимы по величине, а соотношение между ними слабо зависит от параметра c.

Исследовано распределение волновой функции спин-плазмона в импульсном пространстве. Зависимости квадрата модуля внутризонного 11 1,-1 -1,вклада |Cpq|2 и межзонных вкладов |Cpq |2+|Cpq |2 в волновую функцию спин-плазмона при q = 0.4 pF приведены на Рис.2 и Рис.3. При малых значениях параметра c межзонные электрон-дырочные возбуждения вносят пренебрежимо малый вклад.

Рассмотрено рассеяние спин-плазмона как на неоднородности потенциала V (r), так и на неоднородности магнитного поля H(r), которое параллельно поверхности топологического изолятора. В первом порядке теории возмущений вероятность рассеяния спин-плазмона между состояниями с импульсами q и q, абсолютные величины которых в силу закона сохранения энергии совпадают между собой, может быть записана в виде:

we(q, ) = |Vq -q|2|e(q, )|2; wm(q, ) = |Hq -qm(q, )|2, (5) где Vq -q и Hq -q — Фурье-образы распределений внешних возмущений;

— угол рассеяния; e(q, ) и m(q, ) — электрический и магнитный форм-факторы спин-плазмона.

Диаграммы рассеяния спин-плазмона на внешнем потенциале и неодпредставлен как связанное состояние электрона и дырки. Его оператор рождения есть:

d+ = Cpqa+ ap,-1, (6) q p+q,p где ap, — оператор уничтожения электрона в соответствующей зоне, а набор коэффициентов Cpq образует волновую функцию экситона в импульсном пространстве. Оператор уничтожения экситона удовлетворяет уравнению движения [H, d+] = Eqd+, где Eq — закон дисперсии экситоq q нов, а H — гамильтониан взаимодействующих электронов на поверхности топологического изолятора. Интерес представляют только экситоны с нулевым импульсом центра масс, так как только они оптически активны, и для них уравнение движения приводит к следующему уравнению:

2kCk - Vc(k - k)k,k Ck = ECk, (7) k где k = (vFk)2 + ||2 — закон дисперсии электронов, находящихся во внешнем обменном поле, которое параметризовано величиной , причем знак определяется направлением внешнего обменного поля;

Vc(q) = 2e2/q — Фурье-образ потенциала кулоновского взаимодействия, где — эффективная диэлектрическая проницаемость среды, окружающей поверхность топологического изолятора; k,k — угловой фактор, который является спецификой двумерных дираковских частиц и имеет вид:

( ) ( ) 1 vFkk 1 2 i k,k = + 1 + cos(k - k ) + + sin(k - k ).

2 kk 2 kk 2 k k (8) Экситонные состояния |n, m характеризуются радиальным n и орбитальным m квантовыми числами. В безразмерных единицах волновая функция экситона и его энергия зависят только от безразмерного параметра c = e2/ vF. В диссертации найдено приближенное аналитическое решение уравнения (7) при c 1. В этом случае безразмерные энергии и волновые функции киральных экситонов могут быть получены из соответствующих величин для двумерного атома водорода при помощи сдвига квантового числа орбитального момента |m| = 1. Знак m графена, щель в спектре которых открыта при помощи специальной подложки или перпендикулярного электрического поля, соответственно.

Далее обсуждаются магнитооптические эффекты для тонкой пленки из топологического изолятора, помещенной в перпендикулярное к ней магнитное поле, в которой кулоновское взаимодействие приводит к образованию магнитоэкситонов. Завершается глава обсуждением полученных результатов. Результаты этой главы представлены в [1b].

В третьей главе рассматривается куперовское спаривание пространственно разделенных дираковских электронов и дырок, которое может быть реализовано в системе из двух листов графена и в тонкой пленке из топологического изолятора. Начинается глава с обзора различных физических реализаций системы пространственно разделенных электронов и дырок, и обсуждаются различные физические эффекты, связанные с их куперовским спариванием. Пространственное разделение электронов и дырок приводит к целому набору интересных физических явлений, которые невозможны в экситонном диэлектрике [32]. К ним относятся сверхтекучесть [13], нелокальное андреевское отражение [33], особенности в эффекте кулоновского увлечения [34] и внутренний эффект Джозефсона [35] Третья глава состоит из двух частей.

В первой части главы исследуется фазовая диаграмма системы пространственно разделенных электронов и дырок в реалистичной модели, которая учитывает экранировку взаимодействия, беспорядок, дисбаланс концентраций и гибридизацию волновых функций электронов и дырок, обусловленную туннелированием.

Для вычисления критической температуры спаривания дираковских электронов и дырок использована модель типа БардинаКупера-Шриффера [12], в которой критическая температура электрондырочного спаривания равна e 2EFe T0 = e-1/, (11) где EF — энергия Ферми электронов и дырок; e = 0.57 — постоянная Эйлера; — константа кулоновского взаимодействия между электронами и дырками. Величина вычислена в статическом пределе приближения критической температуры, и таким образом переход "размывается".

Завершается первая часть главы обсуждением условий, которые необходимы для экспериментальной реализации электрон-дырочного спаривания в тонкой пленке из топологического изолятора.

Вторая часть главы посвящена исследованию туннелирования в системе пространственно разделенных электронов и дырок. Куперовское спаривание приводит к гигантскому пику в зависимости туннельной проводимости от приложенного напряжения, который наблюдался в системе пространственно разделенных композитных электронов и дырок в полупроводниковых квантовых ямах в квантующем магнитном поле [36, 37]. Выше температуры перехода куперовские пары могут появляться как термодинамические флуктуации и приводить к усилению туннелирования. Так как в окрестности температуры перехода флуктуации куперовских пар нарастают при приближении к температуре электрондырочного спаривания, то можно ожидать значительное увеличение туннельной проводимости в окрестности критической температуры. Описанный эффект усиления туннелирования флуктуациями куперовских электрон-дырочных пар ранее не рассматривался и исследован в диссертации.

Микроскопическая теория для описания флуктуаций куперовских пар разработана для тонкой пленки из топологического изолятора.

Для микроскопического описания флуктуаций куперовских пар удобно ввести куперовский пропагатор R(), который соответствует сумме c диаграмм рассеяния между электроном и дыркой в куперовском канале, изображенных на Рис.8-a. В диссертации получено, что для дираковских электронов и дырок куперовский пропагатор имеет вид:

1 R() =, (12) c T i ln(T ) + (1 - + ) - (1) 2 4T 2T где — безразмерная константа межслойного кулоновского взаимодействия; T0 — критическая температура перехода без учета беспорядка;

= (e + h)/2 — декремент затухания куперовских пар, который представляет собой полусумму декрементов затухания электрона и дырки;

В заключении приведены результаты выполненной работы.

Завершается диссертация семью приложениями (Приложение 1 — Приложение 7), в которые вынесены некоторые громоздкие вычисления и дополнительные материалы, представляющие самостоятельный интерес и нарушающие целостность изложения. В Приложении 7 исследован эффект увлечения электронов электронами в системе из двух листов графена, обусловленный их туннелированием между листами. Материалы этого приложения опубликованы в статье [7a].

ОСНОВНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ДИССЕРТАЦИИ • Исследованы спин-плазмоны в вырожденном электронном газе на поверхности трехмерного топологического изолятора при помощи математического формализма, основанного на методе уравнений движения, который был впервые применен к газу дираковских частиц. Детально исследована волновая функция спин-плазмонов в импульсном пространстве. Найдены зависимости амплитуд волн плотностей заряда и спина от импульса спин-плазмонов и их концентрации. Показано, что возбуждение спин-плазмона также сопровождается появлением спиновой поляризации поверхности топологического изолятора, которая перпендикулярна его импульсу, и найдена ее величина. Рассмотрено рассеяние спин-плазмонов на внешнем потенциале и неоднородности магнитного поля, и вычислены соответствующие форм-факторы спин-плазмонов. Показано, что благодаря составной структуре спин-плазмона его диаграмма рассеяния представляет собой два симметричных лепестка, которые имеют максимумы при конечном угле рассеяния, в то время как амплитуды рассеяния вперед и назад равны нулю. Разработанный формализм позволяет описывать плазмоны в графене и может быть применен для решения различных задач квантовой оптики плазмонов.

• Исследованы киральные экситоны на поверхности трехмерного топологического изолятора, в спектре которой открыта щель внешним обменным полем. Вычислен их вклад в тензор оптической проводимости поверхности. Показано, что киральные экситоны благодаря отсутствию симметрии между состояниями с противоположными орбитальными квантовыми числами вносят резонансный вклад в холловскую проводимость поверхности и поэтому они играют важную роль в магнитооптических эффектах Фарадея и Керра. Показано, что киральные экситоны резонансно усиливают эффект Фарадея и ослабляют эффекта Керра. Они также резонансным образом проявляются в частотной зависимости степеней эллиптичности прошедшей и отраженной электромагнитных волн. Проанализированы условия, которые необходимы для экспериментального обнаружения резонансных эффектов.

• Вычислена фазовая диаграмма пространственно разделенных дираковских электронов и дырок. Вычислена критическая температура перехода в модели Бардина-Купера- Шриффера, при этом для экранировки взаимодействия использовано приближение хаотических фаз. Беспорядок и дисбаланс концентраций электронов и дырок эффективно подавляют их куперовское спаривание. При этом в определенном интервале величины дисбаланса концентраций может быть стабилизировано состояние типа Ларкина-ОвчинниковаФулде-Феррелла, в котором параметр порядка является периодической функцией координат. Туннелирование приводит к образованию параметра порядка конденсата электрон-дырочных пар выше критической температуры и к "размытию" фазового перехода.

• Исследовано влияние кулоновского взаимодействия на туннелирование между противоположными поверхностями тонкой пленки из топологического изолятора. Кулоновское взаимодействие значительно усиливает туннелирование, если даже куперовское спаривание электронов и дырок подавлено беспорядком, но не меняет качественно зависимость туннельной проводимости от приложенного напряжения. Если электрон-дырочное спаривание не подавлено, то в окрестности критической температуры туннельная проводимость расходится степенным образом с критическим индексом = 2, что можно интерпретировать как проявление флуктуаций куперовских пар. В окрестности квантового фазового перехода по беспорядку туннельная проводимость также расходится с критическим индексом µ = 2.

ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ Статьи в рецензируемых научных журналах 1a. D.K. Efimkin, Yu.E. Lozovik, A.A. Sokolik. Spin-plasmons in topological insulator // Journal of Magnetism and Magnetic Materials 324, 3610 (2012).

2a. D.K. Efimkin, Yu.E. Lozovik, A.A. Sokolik. Collective excitations on a surface of topological insulator // Nanoscale Research Letters, 7, 163 (2012).

3a. D.K. Efimkin, V.A. Kulbachinskii, Yu.E. Lozovik. Influence of disorder on electron-hole pairing in graphene bilayer // Письма в ЖЭТФ 93, 4, 238241 (2011).

4a. Д.К. Ефимкин, Ю.Е. Лозовик. Электрон-дырочное спаривание с ненулевым импульсом в бислое графена // ЖЭТФ, 140, 5 (11), 1009-10(2011).

5a. D.K. Efimkin, Yu.E. Lozovik. Nonuniform electron-hole pairing in graphene bilayer // Fullerenes, Nanotubes, and Carbon Nanostructures 20, 4(7), 569-573 (2012).

6a. D.K. Efimkin, Yu.E. Lozovik, A.A. Sokolik. Electron-hole pairing in topological insulator thin film // Phys. Rev. B, 86, 115436 (9pp) (2012).

7a. Д.К. Ефимкин, Ю.Е. Лозовик. Эффект увлечения электронов в бислое графена // ЖЭТФ, 140, 6(12), 1203-1210 (2011).

Статьи, отправленные в печать 1b. D.K. Efimkin, Yu.E. Lozovik. Resonant manifestations of chiral excitons in magnetooptical Faraday and Kerr effects in topological insulator film // Отправлена в печать в журнал Phys. Rev. B. Опубликована в международном архиве препринтов ArXiv:1208.3320 (2012).

Печатные работы в трудах научных конференций 1c. Д.К. Ефимкин, Ю.Е. Лозовик. Электрон-дырочное спаривание с ненулевым импульсом в бислое графена // Труды 53-й научной конференции МФТИ, т. 8, стр. 11-13 (2010).

2c. D.K. Efimkin, Yu.E. Lozovik. Nonuniform electron-hole pairing in graphene bilayer // Proceedings of joint international conference "Advanced Carbon Nanostructures", p. 76 -76 (2011).

3c. D.K. Efimkin, Yu.E. Lozovik. Electron-hole pairing with finite value of Cooper pair momentum in graphene bilayer // Books of Abstracts of international school "Quantum Phenomena in Graphene, Other LowDimensional Materials and Optical Lattices", p. 66-77 (2011).

4c. D.K. Efimkin, Yu.E. Lozovik, A.A. Sokolik. Spin-plasmons in topological insulators // Proceedings of international conference "Moscow International Symposium on Magnetism", p. 42-42 (2011).

5c. D.K. Efimkin, Yu.E. Lozovik, A.A. Sokolik. Collective excitations on a surface of 3D topological insulator // Book of abstracts of The 5th Forum "Nano and Giga Challenges in Electronics, Photonics and Renewable Energy", p. 124-125 (2011).

6c. Д.К. Ефимкин, Ю.Е. Лозовик, А.А. Соколик. Спин-плазмоны на поверхности трехмерного топологического изолятора // Труды международной конференции "Фундаментальные проблемы радиоэлектронного приборостроения " (Intermatic-2011), т. 1, с. 77-80(2011).

7c. Д.К. Ефимкин, Ю.Е. Лозовик. Эффект кулоновского увлечения и куперовское спаривание электронов и дырок // Труды 53-й научной конференции МФТИ, т. 8, стр. 87-88 (2011).

8c. Д.К. Ефимкин, Ю.Е. Лозовик. Флуктуационные эффекты в системе пространственно разделенных электронов и дырок // Труды 53-й научной конференции МФТИ, т. 8, стр. 86-87 (2011).

9c. Д.К. Ефимкин, Ю.Е. Лозовик. Коллективные возбуждения на поверхности топологического изолятора // Труды 53-й научной конференции МФТИ, т. 8, стр. 85-86 (2011).

10c. D.K. Efimkin, Yu.E. Lozovik. Cooper pair fluctuations in the system of spatially separated electrons and holes // Proceedings of Advanced research workshop "Meso-2012" - "Nonequlibruium and coherent phenomena at nanoscale", p. 40 (2012).

11c. D.K. Efimkin, Yu.E. Lozovik, A.A. Sokolik. Electron-hole pairing in thin film of topological insulator // Proceedings of Advanced research workshop "Meso-2012" - "Nonequlibruium and coherent phenomena at nanoscale", p. 54 (2012).

12c. D.K. Efimkin, Yu.E. Lozovik. Fluctuation effects and electronhole pairing in thin film of topological insulator // Book of abstracts of International Conference "Dubana-Nano2012", p. 36 (2012).

13c. D.K. Efimkin, Yu.E. Lozovik, A.A. Sokolik. Electron-hole Cooper pairing in topological insulator thin film // Book of abstracts of International Conference "Dubana-Nano2012", p. 117 (2012).

14c. D.K. Efimkin, Yu.E. Lozovik, A.A. Sokolik. Cooper pair of electrons and holes on opposite surfaces of topological insulator film // Books of abstracts of International School and Workshop "Innovations in Strongly Correlated Electronic Systems ", p.126 (2012).

Цитируемая литература [1] A. H. Castro Neto, F. Guinea, N.M. P. Peres et al., Rev. Mod. Phys.

81, 109 (2009).

[2] M.Z. Hasan,C.L. Kane, Rev. Mod. Phys, 82, 3045 (2010).

[3] K.S. Novoselov, A.K. Geim, S.V. Morozov et al., Science 306, 666 (2004).

[4] Y. Zhang, Y.-W. Tan, H.L. Stormer et al., Nature, 438, 201 (2005).

[5] M. I. Katsnelson, K. S. Novoselov, and A. K. Geim, Nature Phys. 2, 6(2006).

[6] E. McCann, K. Kechedzhi, V. I. Fal’ko et al., Phys. Rev. Lett. 97, 1468(2006).

[7] S. Das Sarma, E.H. Hwang, W.-K. Tse, Phys. Rev. B 75, 121406 (2007).

[8] H. P. Dahal, Y.N. Joglekar, K. S. Bedell et al., Phys. Rev. B 74, 2334(2006).

[9] D. V. Khveshchenko, Phys. Rev. Lett. 87, 246802 (2001).

[10] B. Uchoa, A.H. Castro Neto, Phys. Rev. Lett. 98, No. 14, 146801 (2007).

[11] Yu. E. Lozovik, A. A. Sokolik, Physics Letters A. 374, 2785 (2010).

[12] Yu.E. Lozovik, A.A. Sokolik, Письма в ЖЭТФ, 87(1), 61 (2008).

[13] Ю.Е. Лозовик, В.И. Юдсон, Письма в ЖЭТФ 22, 556 (1975).

[14] D. C. Elias, R. V. Gorbachev, A. S. Mayorov et al., Nature Phys. 7, 7(2011).

[15] Y.L. Chen, J.G. Analytis, J.H. Chu et al., Science 325, 178 (2009).

[16] D. Hsieh, Y. Xia, D. Qian et al., Nature 460, 1101 (2009).

[17] Xia Y., L. Wray, D. Qian et al., Nature Phys., 5, 398 (2009).

[18] D. Culcer, E.H. Hwang, T.D. Stanescu et al., Phys. Rev. B, 82, 1554(2010).

[19] A.A. Burkov, D.G. Hawthorn DG, Phys. Rev. Lett. 105,66802 (2010).

[20] S. Raghu, S. B. Chung, X.-L. Qi and S.-C. Zhang, Phys.Rev.Lett. 104, 116401 (2010).

[21] Y.L. Chen, J.-H. Chu, J.G. Analytis et al., Science. 329, 659(2010).

[22] X.L. Qi, T.L. Hughes, S.C. Zhang, Phys. Rev. B 78, 195424 (2009).

[23] A.M. Essin, J.E. Moore, D. Vanderbilt, Phys. Rev. Lett. 102, 1468(2009).

[24] J. Maciejko, X.L. Qi, H.D. Drew, S.C. Zhang, Phys. Rev. Lett. 105, 166803 (2010).

[25] W.-K. Tse, A.H. MacDonald, Phys. Rev. B 82, 161104 (2010).

[26] W.-K. Tse, A.H. MacDonald, Phys. Rev. Lett. 105, 057401 (2010).

[27] I. Garate, M. Franz, Phys. Rev. B 84, 054403 (2011).

[28] L.Fu, C.L. Kane, E.J. Mele, Phys. Rev. Lett., 100, 096407 (2009).

[29] F.Wilczek. Nature Phys., 5, 614 (2009).

[30] B. Seradjeh, J.E. Moore, M. Franz, Phys. Rev. Lett. 103, 066402 (2009).

[31] B. Seradjeh, Phys. Rev. B 86, 121101(R) (2012).

[32] Л.В. Келдыш, Ю.В. Копаев, ФТТ 6(9), 2791 (1964).

[33] D. A. Pesin, A. H. MacDonald, Phys. Rev. B 84, 075308 (2011).

[34] G. Vignale, A.H. MacDonald, Phys. Rev. Lett., 76, 2786 (1996).

[35] Yu.E. Lozovik, A.V. Poushnov, Phys. Lett. A 228, 399 (1997).

[36] I.B. Spielman, J. Eisenstein, L.N. Pfeiffer et al., Phys. Rev. Lett., 84, 5808 (2000).

[37] J.P. Eisenstein, Solid St. Comm, 127, 123 (2003).

[38] В.Л. Березинский, ЖЭТФ 61, 1144 (1971).

[39] J.M. Kosterlitz, D.J. Thouless, J. Phys. C: Solid State Phys. (6), 7, 11(1973).







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.