WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

КУЛЕМАНОВ ИВАН ВАСИЛЬЕВИЧ

ФЕРРОМАГНЕТИЗМ ПРИ КОМНАТНОЙ ТЕМПЕРАТУРЕ ПОЛУПРОВОДНИКОВ НА ОСНОВЕ КРЕМНИЯ И ДИОКСИДА ТИТАНА

Специальность 01.04.10 – «Физика полупроводников»

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата физико-математических наук

Москва – 2012

Работа выполнена в ОАО «Государственный научно-исследовательский и проектный институт редкометаллической промышленности «Гиредмет» ГНЦ РФ

Научный консультант: доктор физико-математических наук, профессор Юрий Николаевич Пархоменко

Официальные оппоненты: доктор физико-математических наук, профессор Яков Моисеевич Муковский, НИТУ «МИСиС» кандидат физико-математических наук, начальник лаборатории Борис Аронович Аронзон НИЦ «Курчатовский институт»

Ведущая организация: Казанский Физико-Технический Институт имени Е.К. Завойского Российской Академии Наук

Защита состоится “21“ июня 2012 г. в 17.30 на заседании диссертационного совета Д 501.001.70 при Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова по адресу: 119991 Москва ГСП-1, Ленинские горы, д. 1, стр. 2, МГУ им. М.В. Ломоносова, ЦКП физического факультета, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке физического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова Автореферат разослан «21» мая 2012 г.

Отзывы об автореферате в двух экземплярах, заверенных печатью, просьба высылать по вышеуказанному адресу на имя ученого секретаря диссертационного совета.

Ученый секретарь диссертационного совета Д 501.001.доктор физико-математических наук, профессор Г.С. Плотников

Общая характеристика работы

Введение Совмещение полупроводниковых и ферромагнитных свойств материала является актуальной материаловедческой задачей и позволит реализовать на практике новые устройства, использующие для функционирования спин-зависимые эффекты и отличающиеся компактностью, большей функциональностью и энергонезависимостью при хранении данных. Основной материаловедческой задачей для полупроводниковой спинтроники является создание ферромагнитного полупроводника обладающего собственной намагниченностью при температуре выше комнатной. Ранее теоретически было обосновано, что такая задача может быть решена легированием магнитными примесями немагнитных полупроводников, то есть путем введения переходных элементов в матрицу кристалла. При этом крайне желательным является совмещение новых материалов с кремниевой литографической технологией изготовления приборов. Настоящая работа посвящена совершенствованию технологии получения разбавленных магнитных полупроводников (РМП) и исследованию их структурных, магнитных и электрических свойств. Экспериментально применялись технологические методы получения материалов и широкий комплекс современных структурных, магнитометрических, электроизмерительных, магнитооптических, синхротронных и микрозондовых методов исследования.

Актуальность темы Для значительного увеличения функциональности, быстродействия и компактности электроники необходимы приборы работающие на новых принципах.

Полупроводниковая спиновая электроника поможет существенно улучшить эти характеристики, при условии решения проблемы инжекции поляризованных по спину носителей заряда в обычные немагнитные полупроводники, желательно кремний, тем самым сохраняя преемственность приборных технологий. Полученные к настоящему времени на основе AIIIBV:Mn приборы демонстрируют множество спин-зависимых эффектов, но имеют низкую температуру Кюри для практической реализации.

Недавние теоретические работы подтверждали возможность создания РМП, пригодного для применения без дополнительного охлаждения, на основе кремния, легированного переходными элементами. Преимущество по величине магнитного момента отдавалось марганцу. К моменту постановки исследовательских задач настоящей работы имелись противоречивые данные об источнике возникновения ферромагнитного сигнала в кремнии легированном марганцем Si:Mn. Публикации по этой теме описывали наличие зависимости от типа проводимости, отжига и концентрации носителей для намагниченности образцов Si:Mn, показывая, что механизм возникновения ферромагнитного упорядочения через косвенный обмен носителей заряда идентичен ранее изученному для AIIIBV:Mn. Сообщалось также о наблюдении второй фазы в виде кластерных включений, обогащенных примесью Mn.

Более поздние работы показали, что высокая концентрация радиационных дефектов в материале без магнитной примеси может создавать упорядочение, получившее обозначение «квазиферромагнетизм». Таким образом, наблюдаемые для ферромагнитного Si:Mn эффекты легирования являются малоизученными и представляют интерес для получения материала спиновой электроники.

Следуя теоретическому предсказанию существования высокой температуры Кюри в РМП на основе широкозонных полупроводников, в работе также были выполнены исследования по получению собственного ферромагнитного полупроводника на основе диоксида титана. Данный материал находит все больше новых областей высокотехнологичных применений и сравнительно мало изучен при легировании. Для TiO2 наблюдается взаимосвязь между магнитным моментом и концентрацией носителей, которые создаются при отклонении от стехиометрии соединения вследствие образования собственных дефектов — вакансий кислорода, что не требует введения электрически активных примесей. Высокая диэлектрическая проницаемость и прозрачность TiO2 помогут объединить на его основе магнитные и оптические приложения для создания управляемых устройств магнитооптики.

Целью работы являлось:

Комплексное исследование и установление источника ферромагнетизма при комнатной температуре в кристаллическом кремнии легированном марганцем и получение собственного РМП с высокой намагниченностью при комнатной температуре на основе полупроводниковых слоев диоксида титана.

Для достижения поставленной цели необходимо было решить следующие задачи:

1. В комплексе исследовать структурные, магнитные и электрические характеристики полупроводникового кремния легированного методом ионной имплантации марганцем.

2. Стабилизировать процесс осаждения полупроводниковых слоев TiO2.

3. Исследовать возможность получения РМП на основе TiO2 без включений магнитной фазы путем изменения концентрации собственных дефектов.

4. Исследовать взаимосвязь удельного сопротивления и намагниченности в полупроводниковом соединении TiO2:V.

5. С целью определения источника ферромагнитного сигнала в TiO2:V, проанализировать химическое состояние примеси, структуру, проводимость и магнитные свойства этого соединения.

Научная новизна Научная новизна работы заключается в следующем:

Определена природа ферромагнетизма в полупроводниковом кремнии при комнатной температуре.

Впервые на широкой номенклатуре пластин полупроводникового кремния установлено электрическое поведение Mn в кремнии легированном электрически активными примесями.

Экспериментально показана возможность получения собственного ферромагнитного полупроводника TiO2:Co при высоком уровне легирования примесью (8 ат. % Co).

Впервые показано, что для TiO2:V собственный ферромагнетизм наблюдается в широком интервале удельного сопротивления и это соединение проявляет высокую намагниченность.

Достоверность результатов обеспечена обоснованностью используемых в работе экспериментальных методов, сопоставлением с экспериментальными данными и теоретическими работами в области создания РМП, а также корреляцией результатов, полученных при исследовании на различных образцах. Во многом достоверность полученных результатов подтверждается взаимной непротиворечивостью результатов, полученных с использованием разных методов.

Результаты исследований докладывались на специализированных международных конференциях по физике полупроводников и магнитным явлениям.

Положения, выносимые на защиту:

1. Новые экспериментальные данные об особенностях амфотерного поведения примеси Mn в имплантированном Si: компенсация доноров в низкоомном кремнии n-типа и акцепторов в высокоомном кремнии p-типа.

2. При комнатной и выше температурах ферромагнитное упорядочение в Si, имплантированном Mn, при содержании примеси Mn в пределах нескольких процентов обусловлено дефектами кристаллической структуры кремния, образующимися в процессе имплантации.

3. Метод создания состояния собственного ферромагнетизма в полупроводнике TiO2 при высоком содержании легирующей магнитной примеси, на примере Co.

4. Высокие для оксидных РМП значения намагниченности – до 42 эме·см-3 – могут быть получены для соединения TiO2:V, являющегося собственным ферромагнитным полупроводником.

Практическая значимость результатов работы:

1. Установлено, что ферромагнетизм при комнатной температуре наблюдаемый в кремнии, имплантированном ионами 3d- переходных металлов (по крайней мере, при содержании примеси не более единиц процентов), обусловлен дефектами кристаллической структуры, возникающими при имплантации, и поэтому такой материал не может быть использован для создания спиновых приборов.

2. Разработан способ получения полупроводниковых пленок TiO2:Co обладающих собственным ферромагнетизмом (в которых отсутствуют магнитные кластеры и ферромагнитной является сама полупроводниковая матрица), что необходимо для эффективной поляризации носителей в применениях спиновой электроники.

3. Синтезирован пленочный собственный ферромагнитный полупроводник на основе TiO2:V, проявляющий рекордную для оксидных РМП намагниченность насыщения при комнатной температуре до 42 эме·см-3.

4. Проанализированы результаты магнитных и электрических исследований разбавленного магнитного полупроводника на основе TiO2:V, что позволило обосновано связать наблюдаемые особенности с моделью связанного магнитного полярона.

5. Материалы диссертации могут быть использованы для разработки и получения структур спиновой электроники на основе соединения TiO2:V.

Апробация работы Основные результаты работы докладывались и обсуждались на следующих конференциях: Международная научно-техническая конференция «Микроэлектроника и наноинженерия – 2008», (Зеленоград, 25-27 ноября 2008г.);

9-я Российская конференция по физике полупроводников «Полупроводники-2009», (Новосибирск–Томск, 28.09 - 03.10.09г.); International Magnetics Conference «Intermag 2009» (Sacramento, California 04-08 May 2009); XXI Международная конференция «Новое в магнетизме и магнитных материалах», НМММ XXI (Москва, 28 июня - июля 2009г.); Annual International Student’s Conference «Study and achieve!» (Moscow, 23-29 March 2009); 11-я Международная конференция по атомно-контролируемым поверхностям, интерфейсам и наноструктурам «ACSIN 2011» (Санкт-Петербург, 3-октября 2011г.); Moscow International Symposium on Magnetism «MISM-2011» (Moscow, 20-25 June 2011); 64-е и 65-е дни науки в НИТУ «МИСиС» и семинарах кафедры «Материаловедения полупроводников и диэлектриков» НИТУ «МИСиС».

Публикации По материалам диссертации опубликовано 19 работ, в том числе в ведущих российских изданиях, из них 10 – в журналах и сборнике трудов конференции.

Список приведен в конце автореферата. Среди публикаций 7 статей в изданиях из перечня ВАК.

Личный вклад Состоит в исследовании вариантов синтеза ферромагнитных полупроводников, разработке системы стабилизации технологического процесса и получении таких материалов, измерении электрических характеристик образцов, обработке данных магнитометрии и РФЭС, анализе, интерпретации полученных данных и подготовке научных публикаций. Основные расчеты в работе выполнены автором самостоятельно.

Рентгеновские фото-электронные исследования выполнялись совместно с д.х.н.

Л.В. Яшиной и к.ф.-м.н. Е.А. Скрылевой. Рентгеновский анализ проведен д.ф.-м.н.

В.Т. Бубликом и к.ф.-м.н. К.Д. Щербачевым. Синхротронные исследования поглощения рентгеновского излучения проведены к.ф.-м.н. А.Г. Смеховой. Данные магнитных измерений получены в совместной работе с МГУ им. М.В. Ломоносова д.ф.-м.н. Н.С. Перовым и аспирантами А.С. Семисаловой и Л.Ю. Фетисовым.

Работа поддержана:

– Грантом НИТУ «МИСиС» «Проведение фундаментальных исследований в рамках программы создания и развития НИТУ «МИСиС».

– Федеральной целевой научно-технической программой: “Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития науки и техники (2002-2006гг.)” (Госконтракт №16.513.11.3088).

– Федеральной целевой программой «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009-2013гг.» (ГК №14.740.11.0696).

– РФФИ 07-02-00327а – РФФИ 10-02-00804а Результаты работы защищены ноу-хау ОАО «Гиредмет» и патентом России.

Структура и объем работы Диссертация состоит из введения, пяти глав с основными результатами и выводами, заключения и списка цитируемой литературы из 187 наименований. Общий объем диссертации составляет 139 страниц, содержащих 61 рисунок и 9 таблиц.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Введение Описывает актуальность темы, указана научная новизна и практическая ценность результатов, приведены основные положения, выносимые на защиту, приведены сведения об апробации работы, а также о структуре и содержании диссертации.

Потребность реализации ранее уже разработанных конструкций приборов спиновой электроники выдвигает задачу создания необходимых полупроводниковых материалов, обладающих ферромагнитными свойствами при температуре применения (равной или существенно выше комнатной) и способных встраиваться в уже существующие технологии изготовления электронных приборов. Концентрированные магнитные полупроводники и РМП были разработаны для решения проблемы эффективной спиновой инжекции через границу ферромагнетик/немагнитный полупроводник и обеспечения лучшей интегрируемости с современной микроэлектроникой. Описаны существующие области спинтроники:

- структуры на основе ферромагнитных и антиферромагнитных металлов, в том числе металл-полупроводник;

- концентрированные магнитные полупроводники, содержащие магнитные ионы в высоких концентрациях в подрешетке кристалла;

- разбавленные магнитные полупроводники, проявляющие ферромагнитное упорядочение в обычных полупроводниках при легировании ионами переходных металлов.

Настоящая работа выполнена с целью исследования возможности получения бескластерного ферромагнитного полупроводника на основе Si и TiO2, пригодного для применения в качестве материала спиновых инжекторов.

Первая глава Представляет аналитический обзор литературы, посвященный созданию разбавленных магнитных полупроводников как новых материалов спинтроники. В обзоре в порядке хронологии получения этих материалов рассмотрены работы по тематике создания РМП на основе соединений AIIIBV, элементарных полупроводников IV группы, широкозонных оксидов и нитридов. Описаны потенциальные преимущества создания РМП для каждой группы материалов.

Проблема эффективной спиновой инжекции носителей из ферромагнитного металла в полупроводник остается нерешенной; при этом уже продемонстрированы приборы совмещающие магнитные и электронные свойства в AIIIBV полупроводниках.

Основной недостаток для применения уже разработанных структур спиновой электроники на основе AIIIBV (GaMnAs, InMnAs) — это низкая рабочая температура приборов, определяемая сохранением их магнитных свойств, и не превышающая 1К. В совокупности с высокой стоимостью процессов получения таких структур методом молекулярно-лучевой эпитаксии перспективным представляется создать магнитный полупроводник на основе полупроводников IV группы или с использованием более дешевых технологий получения и легирования оксидов. В данной главе отмечено, что проанализированные данные публикаций о наблюдении ферромагнетизма в Si и Ge имеют противоречивость. В качестве источников ферромагнитного сигнала рассматриваются: магнитные включения, коллективная намагниченность дефектов, упорядочение ионов примеси через носители заряда, перколяционная намагниченность ионов. Высокая химическая активность Si и малая растворимость в нем магнитных примесей не исключает образования включений силицидов на основе легирующего магнитного элемента, однако по известным для Mn данным ТК этих соединений ниже комнатной температуры. Рассмотрены также известные результаты, когда методы радиационного облучения приводят к высокой концентрации дефектов и, в некоторых случаях, гистерезисному характеру намагничивания для нелегированных полупроводников. Повышение температуры Кюри наблюдаемое при переходе к широкозонным материалам было обосновано ранее в теоретических работах и экспериментально. Уменьшение расстояния между ионами решетки в широкозонных соединениях ожидаемо должно приводить к сильному увеличению p-d гибридизации и в итоге к увеличению p-d обменного взаимодействия. Исходя из концепции РМП, обмен между магнитными ионами и носителями заряда должен происходить эффективно при высокой концентрации последних, что также легче реализовать при использовании собственных дефектов в соединении без дополнительного легирования электрически-активными примесями.

Также рассматриваются особенности переноса заряда в оксидных полупроводниках, тесно связанные с процессом локализации вблизи собственных дефектов, являющимся основой для объяснения намагниченности оксидных РМП в рамках теории связанного магнитного полярона при низких концентрациях носителей заряда.

В конце главы приводятся основные модели, используемые для описания магнитного взаимодействия в РМП (прямой обмен, РККИ-обмен, связанный магнитный полярон и др.).

Приведенный анализ литературы позволяет сделать следующие заключения:

недостатком металлической спинтроники является невозможность получения эффекта усиления сигнала и большие потери спиновой поляризации при инжекции в полупроводник;

наибольшую перспективность в функциональности и совместимости с существующей технологией электроники демонстрируют РМП с температурой Кюри выше комнатной;

ни одна из моделей, описывающих ферромагнетизм в РМП, не имеет широкой применимости, можно говорить лишь о наиболее адаптивной модели к конкретному материалу;

широкозонные полупроводники демонстрируют множество магнитооптических эффектов и имеют потенциально более высокую точку Кюри.

Основной проблемой для реализации на практике концепции РМП является получение материала с температурой Кюри, по крайней мере, не ниже комнатной и соответствие технологии получения материала низкой стоимости изготовления на основе распространенных методов получения.

На основании анализа литературных данных в заключении первой главы сформулированы цель диссертационной работы и основные задачи исследования.

Вторая глава Описывает экспериментальные исследования структуры и ферромагнитного упорядочения в Mn-имплантированном кремнии (стандартных промышленных пластинах кремния), выращенного методом Чохральского и подвергнутого ионной имплантации Mn+ с различными дозами от 5х1015 до 5х1016 см-2. Для определения зависимости намагниченности от исходной концентрации носителей заряда и типа проводимости были взяты пластины Si разных типов: КЭС 0,01; КЭФ 4,5; КДБ 0,005;

КДБ 10. Имплантация проводилась на установке Extrion 200-1000 (фирмы Varian) при энергии ионов 195 кэВ в направлении Si <111>. В процессе облучения пластины подогревались при 350 С. После имплантации часть образцов подвергалась импульсному отжигу при t = 850 С в течение 5 мин. для устранения аморфизации материала после имплантации. Также для сравнения часть экспериментов была выполнена при имплантации ионов Co+. Магнитные характеристики определялись методом вибрационной магнитометрии на оборудовании LakeShore 7400 с чувствительностью 1х10-6 эме. Во всех полученных образцах наблюдалось ферромагнитное упорядочение при комнатной температуре. Результаты измерений образцов представлены в таблице 1.

Таблица 1. Намагниченность насыщения и параметры получения образцов.

Si p-типа, Si n-типа, удельное сопротивление, Омсм удельное сопротивление, Омсм Доза имплантации, 10 0,005 4,5 0,см -Намагниченность насыщения, Гс Mn, 1х1015 0,3 - 0,2 Mn, 5х1015 0,5 0,1 0,4 0,Со, 5х1015 0,5 0,1 0,2 0,Mn, 1х1016 0,2 0,7 - 0,Mn, 5х1016 0,6 0,5 0,4 1,Представленные в таблице 1 данные демонстрируют отсутствие регулярной зависимости величины удельной намагниченности насыщения от типа проводимости и удельного сопротивления кремниевых пластин, а также от имплантируемой примеси (Mn или Co). При этом имелось незначительное увеличение намагниченности с дозой имплантации: намагниченность увеличивалась в 3 раза с увеличением дозы имплантации в 50 раз. Восстановление кристаллической структуры Si после импульсного вакуумного отжига только в незначительной степени увеличивало среднее значение удельной намагниченности, как показано в таблице 2.

При этом выдержка образцов при 1000 С в ходе длительного вакуумного отжига в течение 5 ч приводила к полному исчезновению намагниченности.

Таблица 2. Влияние постимплантационного вакуумного отжига.

Параметры Тип МS, Гс , Омсм Доза, см-отжига проводи После После мости Si имплантации отжига п 4,5 5х1015 (Мn) 0,4 0,850 °С, п 4,5 5х1016 (Мn) 0,4 0,5 мин п 0,01 5х1016 (Мn) 1,2 1,p 10 5х1016 (Мn) 0,6 0,p 0,005 5х1016 (Мn) 0,5 0,п 4,5 5х1016 (Мn) 0,8 1000 °С, 5 ч р 0,005 5х1016 (Мn) 0,5 Для выявления влияния электрического поведения примеси и ее распределения по глубине легированного слоя Si использовались метод ВИМС и измерение электрического сопротивления растекания на установке ASR-100С. Рассчитанные профили измерения удельного сопротивления как непосредственно после имплантации переходных элементов, так и на отожженных образцах в пластине сопоставлялись с профилями распределения примеси. Для некоторых образцов наблюдалось повышение сопротивления, которое нами связывается с образующимися в запрещенной зоне при легировании глубокими уровнями Mn за счет компенсации основной примеси. Сопоставление полученных профилей, а также анализ с учетом данных о концентрации основной легирующей примеси в использованных пластинах кремния, показали, что только малая часть от полной концентрации Mn в имплантированном слое (не более единиц процентов) входит в кристаллическую решетку кремния и является электрически активной после постимплантационного отжига.

Прямые структурные исследования ближнего и дальнего порядка в Si:Mn выполненные методами рентгеновской дифракции, ПЭМ и абсорбционной рентгеновской спектроскопии на атомах Mn показывают, что основная часть марганца в кремнии концентрируется в нанокластерах интерметаллической тетрагональной фазы Mn15Si26. Кратковременный постимплантационный отжиг в вакууме при температуре 850 °С резко меняет структурные и электрические свойства имплантированного слоя, но слабо влияет на намагниченность материала. Измерения магнитного кругового дихроизма (рис. 1) показали, что марганец в имплантированном кремнии не несет какого-либо неcкомпенсированного магнитного момента при комнатной температуре. В сумме полученные результаты позволяют заключить, что причиной наблюдаемого в имплантированном кремнии ферромагнетизма при комнатной температуре (по крайней мере, при небольших содержаниях примеси) являются структурные дефекты в кремнии, возникающие в процессе имплантации. Этот вывод следует как непосредственно из наших данных, так и из сравнения их с результатами других исследований по намагниченности кремния, Рис. 1 - Спектры рентгеновского поглощения на атомах после имплантации ионами Ar Mn и рентгеновского магнитного кругового дихроизма или Xe, либо подвергнутого вблизи K-края поглощения Mn для Si(Mn) с дозой нейтронному облучению [3].

2·1016 см-2 и отожженного.

Третья глава Содержит описания экспериментального метода синтеза для получения легированных слоев на основе TiO2, способа его стабилизации для повышения воспроизводимости и заданного качества слоев, данные о характеристиках использованных подложек. Образцы синтезировались на специально спроектированной установке магнетронного распыления оснащенной системой согласования мощности, цифровыми газовыми натекателями и оптическим спектрометром излучения плазмы с оптической точностью 1 нм. Метод синтеза основывался на реактивном ВЧ-магнетронном распылении мишени в атмосфере Ar + O2, состав которой задавался натекателями в вакуумной камере установки.

Мишень изготавливалась сплавлением Ti (99,99%) с добавкой легирующего элемента:

Co или V, концентрация которого задавалась в процессе приготовления.

Концентрация легирующего элемента в мишенях и их чистота определялись методом энерго-дисперсионного рентгеновского микроанализа. Содержание легирующей примеси в выращенных слоях также проверялось этим методом и соответствовало концентрации в мишени.

Реактивное магнетронное осаждение TiO2 производилось на согласованные по кристаллографической структуре подложки: TiO2 (рутил), SrTiO3 и LaAlOудовлетворяющие эпитаксиальному росту по величине рассогласования (< 3%). В качестве газовой атмосферы использовалась смесь аргона и кислорода. Удельное сопротивление выращенных слоев TiO2-х зависит от многих факторов: концентрации кислорода, мощности распыления, температуры нагрева подложек, скорости откачки и т.д. Основная сложность при получении полупроводникового TiO2-х заключается в том, что требуется получить материал с заданным отклонением от стехиометрии, которое трудно контролируется в процессе получения. С целью обеспечения стабильности и воспроизводимости получения слоев с заданным диапазоном удельного сопротивления был применен метод стабилизации на основе оптической эмиссионной спектроскопии излучения плазмы магнетронного разряда (рис. 2а, 2б).

Рис. 2а – Спектры излучения плазмы при Рис. 2б – Спектр излучения плазмы, полученный различных ВЧ-токах в диапазоне 50-250 мА. при токе 105 мА. Показаны теоретические линии Интенсивность всего спектра пропорциональна Ti с относительной интенсивностью.

величине тока.

В процессе получения контролировались линии излучения титана и по интенсивности этих линий задавалось отклонение от стехиометрии. В итоге, полученные образцы имели меньший разброс удельного сопротивления, что позволило получать легированные слои полупроводникового TiO2.

Четвертая глава Посвящена исследованию возможности создания собственного ферромагнитного полупроводника на основе TiO2 легированного в высокой концентрации Co. В начале главы приводится описание двух использованных в работе подходов: закалке из высокотемпературной фазы для фиксации состояния с большей растворимостью примеси и метод низкотемпературного отжига, приводящего к диффузии кислорода к поверхности пленки. По величине энергии процесс удаления кислорода с поверхности требует меньших затрат, чем из объема, поэтому применим к объектам в виде тонких пленок. Исследования, выполненные магнитно-силовой микроскопией показали, что использование процедуры фиксации высокотемпературной фазы закалкой образцов приводит к появлению магнитных включений на поверхности.

Далее описан метод использующий различие скоростей диффузии вакансий кислорода и ионов Co. Технологически метод заключается в получении полуизолирующих слоев TiO2:Co методом магнетронного напыления с содержанием примеси Co 8 ат.% и последующим низкотемпературным отжигом при 440 °С.

Поскольку метод получения является неравновесным, то концентрация введенного Co превышает предел растворимости. Изначально полученные образцы со структурой рутила имели величину удельного электрического сопротивления 103-104 Омсм и низкую концентрацию вакансий кислорода, так как были получены в режиме близком к получению стехиометрического TiO2. Измерения кривой намагниченности образцов после получения не имели признаков гистерезиса. После отжига образцы меняли величину удельного сопротивления до характерных значений для полупроводника 310 Омсм и при комнатной температуре магнитный момент приобретал величину 2,2 х 10-4 эме (см. рис. 3а). Заметная 3d-намагниченность ионов Со была выявлена элементо-селективной кривой, полученной методом XMCD для энергии 778,7 эВ при комнатной температуре (рис. 3б).

С целью выяснения микроскопической природы валентного состояния Со в материале был использован элементно-селективный и объемно-чувствительный метод исследования XANES при энергии вблизи L3 и K –края поглощения Co.

Полученные спектры XANES подтверждают ионное (неметаллическое) состояние атомов Со. В конце главы на основе экспериментальных результатов отмечена ведущая роль кислородных вакансий в организации ферромагнитного обмена в TiO2:Co.

Рис. 3а. Кривая намагничивания для образца Рис. 3б. Кривая элементно-селективного TiO2:Co после низкотемпературного отжига. магнитного гистерезиса для энергии Co L3 – края поглощения образца 10 Омсм после отжига 1 ч.

Пятая глава Содержит результаты изучения структурных, магнитных, магнито-оптических и транспортных свойств слоев TixV1-xO2- при различной концентрации ванадия, полученных реактивным магнетронным напылением на подложках рутила TiO2 (001) и LaAlO3 ориентации (001) и (100) с односторонней полировкой под эпитаксию или двухсторонней полировкой, если в дальнейшем предполагались магнитооптические измерения. Приведены данные о шероховатости поверхности подложек и выращенных слоев. С целью выявления корреляций между усилением магнитного обмена и концентрацией ионов примеси в работе использовались различные концентрации примеси V: 3, 10 и 18 ат.%. В сравнении с результатами на основе TiO2:Co описанными ранее, а также известными, для данного материала впервые установлены следующие отличия:

1.- наблюдается высокая намагниченность для образцов с удельным сопротивлением изолятора, при том, что концентрация свободных носителей крайне низкая, а оптическая прозрачность в видимой области спектра остается высокой;

2.- увеличение концентрации ванадия не приводит к увеличению намагниченности, в том числе при использовании скоростной закалки для увеличения числа ионов ванадия в катионных позициях при замещении титана;

3.- наблюдаемая максимальная намагниченность в 42 Гс является рекордной по данным для оксидных РМП.

Во введении приводится подробный анализ растворимости ванадия в решетке TiO2 исходя из оценки геометрического фактора ионных радиусов, полуэмпирических правил оборазования твердых растворов примесью, известных данных и анализа строения фазовых диаграмм: для бинарной системы Ti – V и изотермического сечения многокомпонентной диаграммы Ti – O – V. Расчетная оценка на основе правила Хагга, постулирующем, что если отношение радиуса внедряющегося атома примеси rп к радиусу атома матрицы rм 0 < rп/rм < 0,59, то образуется раствор внедрения, если 0,85 < rп/rм < 1,15, то раствор замещения, область 0,59 < rп/rм < 0,является неблагоприятной для образования твердых растворов, случае TiOкатионный ион Ti4+ имеет радиус rм = 0,061 нм, примесный ион V4+ (0,058 нм), соотношение rп/rм = 0,951, что согласно выше приведенным данным должно приводить к образованию твердого раствора замещения, наиболее желаемого для примеси в концепции РМП. Оценка по геометрическому фактору также показывает, что в решетке TiO2 в позицию замещения легче встроиться иону V4+ (0,058 нм) в сравнении с ионом V5+ (0,053 нм). В степени окисления 3+ (0,078 нм) V является сильным восстановителем, менее стабильным в соединениях, чем для степени 4+.

Далее проведено рассмотрение фазового равновесия по двойной Ti – V и тройной диаграмме Ti – O – V. Двойная диаграмма Ti – V имеет наличие области неограниченной растворимости в высокотемпературной –фазе. При переходе к тройной диаграмме фазового равновесия на основе имеющихся данных для изотермического сечения Ti – O – V при 700°С область диаграммы демонстрирует непрерывный ряд твердых растворов VO2 – TiO2. Таким образом, при легировании ванадием следует ожидать изовалентного поведения примеси в TiO2 с образованием твердого раствора замещения по катионной подрешетке титана.

Во второй части главы приведены результаты исследований, включавших рентгеновскую дифракцию, РФЭС, XANES, АСМ и МСМ, измерения температурной зависимости проводимости и импеданса, магнитооптические методы (по схеме эффекта Керра и Фарадея). Фазовый анализ полученных образцов проводился на дифрактометре X-ray miniLab (Unisantis). Как показывают данные рентгеновской дифракции, слои TiO2:V имели кристаллическую структуру анатаза при получении на подложках LaAlO3, включая процессы с использованием температуры нагрева подложки ТН = 650 °С. Это явление можно считать признаком повышения при использовании V температурного порога трансформации структуры анатаза в рутил.

По многим параметрам структура анатаза оказывается предпочтительнее по причине:

большая подвижность электронов, большая растворимость примесей и большая величина запрещенной зоны. Поверхность выращенных слоев исследованная АСМ микроскопией в контактном режиме имеет вид, характерный для образования кристаллитов путем возникновения трехмерных зародышей и их последующего роста.

При этом размер зерен кристаллитов увеличивается с ростом температуры нагрева подложки, что говорит о термической активации процесса роста кристаллитов и связано с увеличением подвижности адатомов на поверхности роста. Исследование магнитной силовой микроскопией (МСМ) в пределах чувствительности метода показывает, что на поверхности не наблюдается магнитных кластеров и отсутствует корреляция между рельефом и сигналом магнитного взаимодействия зонда с поверхностью. Результаты совместного исследования АСМ/МСМ подтверждают таким образом, характеристики собственного разбавленного магнитного полупроводника, не имеющего на поверхности локальных областей с сильным магнитным взаимодействием.

С целью определения химического состояния примеси V в матрице TiO2 и проверки наличия посторонних примесей использовался высокочувствительный метод анализа поверхности — рентгеновская фотоэлектронная спектроскопия (РФЭС). Исследование было выполнено на установке Axis Ultra (Kratos). Первая часть исследования имела целью определение валентности V в решетке TiO2. Были исследованы как низкоомные, так и высокоомные образцы с содержанием и 10 ат.% V. Использовалось монохроматизированное Al Kизлучение. Экспериментальные данные демонстрируют, что для образцов с малым содержанием ванадия валентное состояние V в соответствии со справочными данными по VO2 для V 2p3/2 - около 516,5 эВ, что Рис. 4 - РФЭС спектры V 2p для TiO2:(3 ат.% V) с идентифицирует cтепень окисления V удельным сопротивлением 10-2 (1) и 104 Ом·см (2) как 4+, то есть совпадает с таковой для Ti4+. Изучение распределения V в матрице TiO2 проводилось методом объемночувствительной рентгеновской спектроскопии поглощения (XANES) в образцах с содержанием 3 и 10 ат.% Спектр рентгеновского поглощения, снятый вблизи K-края поглощения примеси V подтверждает для данных образцов ионный (неметаллический) характер состояния атомов V. Измерения намагниченности проводились на вибрационном магнитометре с параллельной к поверхности образца ориентацией магнитного поля. Величина намагниченности насыщения составляет для этих образцов от 3х10-5 до 9х10-5 эме и величина коэрцитивного поля наблюдается в интервале 100 - 170 Э (рис. 5). С целью изучения температурной зависимости основных параметров петель гистерезиса были проведены измерения при различных температурах в интервале 77 - 400 К. Результаты показывают уменьшение магнитного момента и коэрцитивного поля с увеличением температуры, что характерно для ферромагнетиков (рис. 6). Температурная зависимость намагниченности насыщения от 180 до 400 К является почти линейной в координатах соответствующих закону Блоха: М Т3/2.

Рис. 5 - Кривые намагничивания для слоев Рис. 6 - Кривые намагничивания для слоев TiO2:(3 ат.% V) с удельным сопротивлением: TiO2:(3 ат.% V) при температуре:

(1) 104 ; (2) 10-1 и (3) 10-2 Ом·см. 80 (1), 300 (2) и 400 K (3).

Полученные результаты исследования на постоянном и переменном электрическом токе (рис. 7 и 8) демонстрируют зависимости, характерные для прыжкового переноса носителей заряда с переменной длиной прыжка, что говорит о сильной локализации электронов вблизи дефектов, выступающих в роли электронных ловушек.

Рис. 7 – Аппроксимация экспериментальной Рис. 8 – Проводимость на переменном токе для температурной зависимости проводимости образца TiO2:V. Аппроксимация выполнена аллометрической функцией в области высоких уравнением Мотта с параметрами T0, 0, s.

частот Проводимости, измеренные при малых частотах, близки к значениям проводимости измеренным на постоянном токе (при нулевой частоте). Видно, что зависимости в области низких частот слабые, а в области высоких частот значения мало отличаются для разных температур и близки к степенной зависимости с показателем степени от 0,79 до 0,84 (рис. 8). Подобные зависимости наблюдались ранее для других материалов в случае, когда в проводимости измеренной на постоянном токе регистрируется участок прыжковой проводимости с переменной длиной прыжка.

Исходя из этого, можно полагать, что в образцах легированных ванадием реализуется прыжковая проводимость с переменной длиной прыжка. При этом предполагается, что прыжки совершаются между локализованными состояниями, распределенными случайным образом в слое.

Высокочастотная проводимость имеющая степенную зависимость с показателем степени 0,8 соответствуют прыжковому переносу носителями, возбуждаемыми в локализованные состояния вблизи края зоны проводимости или валентной зоны и согласно Поллаку и Джеболлу [5] может быть описана проводимостью вида:

(1.1) где n = 4, для парного приближения, рассматривающего два центра участвующих в переносе и n 3, когда число центров больше двух.

Выражение в квадратных скобках хорошо аппроксимируется зависимостью -0,2, что и приводит к показателю степени частоты 0,8. При этом круговая частота должна быть << фон, то есть меньше фононной частоты, которая порядка ~1012 Гц.

Такая проводимость должна быть гораздо больше, чем прыжковая проводимость на постоянном токе, что и наблюдается экспериментально. При этом температурная зависимость такая же, как и на постоянном токе, учитывая участие в механизме переноса энергии полученной от фононов.

Обобщая анализ зависимостей для образцов TiO2:V можно заключить, что для рассмотренных образцов проводимость зависит от частоты, частотные зависимости близко соответствуют закону () ~ s, где s = 0,8, и вместе с анализом проводимости на постоянном токе подтверждают наличие прыжковой проводимости с перескоками между парными центрами. Таким образом статическая и динамическая проводимость подтверждают наличие локализации носителей заряда в TiO2:V. Учитывая, что в исследованных образцах носители заряда в основном генерируются собственными дефектами (кислородными вакансиями), то наличие сильной связи носителей с заряженными дефектами в структуре, по-видимому, и приводит к образованию связанных состояний по типу электрон-вакансия.

Из существующих представлений о возникновении ферромагнетизма в РМП, необходимым условием локализация носителей является при возникновения ферромагнетизма в модели связанного магнитного полярона. Рассмотрев также тот факт, что намагниченность при низкой концентрации носителей в области высоких удельных сопротивлений (рис. 5), имеет величину лишь немногим меньше максимума, следует отметить согласованность основных построений этой модели к экспериментально наблюдаемым результатам. В заключении к данной главе сформулированы основные выводы и результаты по исследованию свойств TixV1-xO2-.

ОСНОВНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ И ВЫВОДЫ 1. Синтезированы полупроводниковые материалы трех типов, проявляющие ферромагнитное упорядочение при температурах выше комнатной.

2. С использованием современных методов исследованы структурные, электрические и магнитные характеристики этих материалов и установлены наиболее вероятные механизмы ферромагнитного упорядочения в них.

3. Исследованы особенности состояния полупроводникового кремния после имплантации этого материала ионами переходных металлов.

Показано, что при имплантации материала ионами 55Mn+ примесь марганца входит в кристаллическую решетку кремния только в количестве единиц процентов от его общего содержания. Кроме того в материале образуются наноразмерные включения типа Mn15Si26, а также возникают сильные радиационные повреждения, поскольку сечение рассеяния ионов Mn большое.

Примесь Mn после отжига занимает положения внедрения в кристаллической решетке кремния, становится электрически активной и проявляет амфотерное поведение. В зависимости от концентрации носителей заряда в исходном материале Mn образует акцепторные уровни (Mni)-/0 (в низкоомном n-Si ) или донорные уровни (Mni) +/++ (в высокоомном p-Si).

Примесь Mn не обнаруживает неcкомпенсированного магнитного момента в кремнии при комнатной температуре.

Образующиеся силициды также не являются ферромагнитными при комнатной температуре. Известно, что температура Кюри этих соединений не превышает 50 К.

Величина намагниченности кремния при комнатной температуре сопоставима с намагниченностью, возникающей при имплантации ионов аргона или криптона в кремний, а также при облучении тепловыми нейтронами. Ферромагнетизм в имплантированном кремнии полностью исчезает после вакуумного отжига при 1000 0С.

Выполненные исследования позволили заключить, что ферромагнетизм в полупроводниковом кремнии, имплантированном ионами марганца (по крайней мере, при содержании примеси в количестве до нескольких процентов) не является при комнатной температуре собственным, но обусловлен дефектами кристаллической решетки с неспаренными электронами образованными в процессе имплантации.

4. При исследовании полупроводникового соединения TiO2:Co:

Найдена возможность организации состояния собственного ферромагнитного упорядочения в этом соединении в области полупроводниковой проводимости при значительном содержании примеси.

Ферромагнитное упорядочение в таком материале обеспечивается механизмом косвенного обмена через носители заряда (но, отличным от РККИ-обмена).

5. При исследовании полупроводникового соединении TiO2:V:

Показано, что ферромагнитное упорядочение в этом соединении существует в широком диапазоне удельного электрического сопротивления – от вырожденного полупроводника до диэлектрика и сохраняется при Т > Ткомн.

Установлено, что в этом соединении наблюдается собственный ферромагнетизм при рекордных для оксидных разбавленных магнитных полупроводников значениях намагниченности до 42 эме/см3.

Наиболее адаптированной к результатам моделью представляется обмен между связанными магнитными поляронами, образованных локализацией электронов на собственных дефектах решетки — вакансиях кислорода.

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 1. Matsumoto, Y. Room-Temperature Ferromagnetism in Transparent Transition Metal-Doped Titanium Dioxidе / Y. Matsumoto, M. Murakami, T. Shono, et al. // Science. 2001. V. 291. P. 854.

2. Zutic I. Spintronics: Fundamentals and applications / I. Zutic, J. Fabian, S. Sarma // Rev. Modern Phys.. 2004. V. 76. P. 323.

3. Dubroca T. Quasiferromagnetism in semiconductors / T. Dubroca, J. Hack, R.E.

Hummel // Appl. Phys. Lett.. 2006. V. 88. P. 182504.

4. Bolduc M. Above room temperature ferromagnetism in Mn-ion implanted Si / M. Bolduc, C. Awo-Affouda, A. Stollenwerk, et al. // Phys. Rev. B. 2005. V. 71. P.

033302.

5. Pollak M. The model of hopping сonduction with wide distribution of jump distances / M. Pollak, T. Geball // Phys. Rev. 1961. V. 122. M. 4. P. 1742-1753.

6. Demidov, E.S. High-temperature ferromagnetism in laser-deposited layers of silicon and germanium doped with manganese or iron impurities / E.S. Demidov, B. Aronzon, S. Gusev, et al. // J. Magn. Magn. Mater.. 2009. V. 321. P. 690.

7. Pearton, S.J. Dilute magnetic semiconducting oxides / S.J. Pearton, M.H. Heo, M.

Ivill, et al. // Semicond. Sci. Technol.. 2004. V. 19. P. R59.

СПИСОК ПУБЛИКАЦИЙ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ:

[А1] О состоянии имплантированной примеси Mn в Si / А.Ф. Орлов, В.Т. Бублик, В.И. Вдовин, Ю.А. Агафонов, Л.А. Балагуров, В.И.Зиненко, И.В. Кулеманов, К.Д. Щербачев // Кристаллография. 2009. Т. 54. № 4. C. 596-598.

[А2] Структура, электрические и магнитные свойства и природа ферромагнетизма при комнатной температуре в кремнии, имплантированном марганцем / А.Ф. Орлов, А.Б. Грановский, Л.А. Балагуров, И.В. Кулеманов, Ю.Н. Пархоменко, Н.С. Перов, Е.А. Ганьшина, В.Т. Бублик, К.Д. Щербачев, А.В. Картавых, В.И. Вдовин, А. Сапелкин, В.В. Сарайкин, Ю.А. Агафонов, В.И. Зиненко // ЖЭТФ. 2009. Т.136. вып. 4(10). C. 703-710.

[А3] Charge carriers compensation in a ferromagnetic Mn-implanted Si / A.F. Orlov, L.A. Balagurov, I.V. Kulemanov, Yu.N. Parkhomenko, A.V. Kartavykh, V.V. Saraikin, Yu.A. Agafonov, V.I. Zinenko // The Open Applied Physics Journal.

2009. Vol. 2. P. 20-22.

[А4] Ферромагнитная полупроводниковая гетероструктура / А.Ф. Орлов, И.В. Кулеманов, Л.А. Балагуров, Ю.Н. Пархоменко, Н.С. Перов // Патент России № 2425184 от 25.11.2009 г.

[А5] Сопротивление растекания и компенсация носителей заряда в ферромагнитном кремнии, имплантированном марганцем / А.Ф. Орлов, Л.А. Балагуров, И.В. Кулеманов, Ю.Н. Пархоменко, А.В. Картавых, В.В. Сарайкин, Ю.А. Агафонов, В.И. Зиненко // ФТП. 2010. Т. 44. вып. 1. C. 30.

[А6] Собственный ферромагнетизм в полупроводниковом оксиде Ti1-xCoxO2-, создаваемый инжекцией вакансий / А.Ф. Орлов, Л.А. Балагуров, И.В. Кулеманов, Н.С. Перов, Е.А. Ганьшина, Л.Ю. Фетисов, A. Rogalev, A.

Smekhova, J.C. Cezar // ФТТ. 2011. Т. 53. вып. 3. С. 452-454.

[А7] Магнетронное осаждение слоев диоксида титана с диагностикой плазмы высокочастотного разряда методом оптической эмиссионной спектроскопии / Л.А. Балагуров, И.В. Кулеманов, А.Ф. Орлов, Е.А. Петрова // Изв. ВУЗов:

Материалы электронной техники. 2011. №1. С. 4-7.

[А8] Разработка ферромагнитных полупроводников для спиновых применений:

состояние и перспективы / А.Ф. Орлов, И.В. Кулеманов, Ю.Н. Пархоменко, Н.С. Перов, А.С. Семисалова // Известия ВУЗов: Материалы электронной техники. 2011. № 3. С. 4-12.

[А9] Прыжковый транспорт носителей в эпитаксиальных слоях V-TiO2 / И.В. Кулеманов, С.А. Тарелкин // Известия ВУЗов: Электроника. 2012. №(94). С. 15-20.

[А10] Магнитные свойства разбавленных магнитных полупроводников на основе двуокиси титана / Н.С. Перов, А.С. Семисалова, Л.Ю. Фетисов, А.Б. Грановский, А.Ф. Орлов, Л.А. Балагуров, И.В. Кулеманов // Сборник трудов XXI международной конференции “Новое в магнетизме и магнитных материалах”. Москва, МГУ. 28 июня - 4 июля 2009 г. С. 452.

[А11] Управление стехиометрией диоксида титана на основе спектрального контроля процесса магнетронного распыления / Л.А. Балагуров, И.В. Кулеманов, Ю.Н. Пархоменко // Сборник тезисов докладов “Международной научно-технической конференции “Микроэлектроника и наноинженерия – 2008”. Зеленоград, ТУ МИЭТ. 25-27 ноября 2008 г. С. 5-6.

[А12] Structure, electrical and magnetic properties, and the origin of room temperature ferromagnetism in the Mn-implanted Si / A.F. Orlov, L.A. Balagurov, I.V. Kulemanov, Y.N. Parkhomenko, N.S. Perov, A.V. Kartavykh, V.I. Vdovin, A.

Sapelkin, V.T. Bublik, K.D. Shcherbachev, V.V. Saraikin, A. Rogalev, A.

Smekhova, Y.A. Agafonov, V.I. Zinenko // International Magnetics Conference “Intermag 2009”: Abstracts. Sacramento, California, USA. 04-08 May 2009. P. 43.

[А13] Компенсация носителей заряда в ферромагнитном кремнии, имплантированном марганцем / А.Ф. Орлов, Л.А. Балагуров, И.В. Кулеманов, Ю.Н. Пархоменко, А.В. Картавых, В.В. Сарайкин, В.И. Зиненко // Сборник тезисов докладов 9-ой Российской конференции по физике полупроводников “Полупроводники – 2009”. Новосибирск. 2009 г. С..

[А14] Structural, optical and magnetic properties Co-doped TiO2 / A.F. Orlov, I.V. Kulemanov, L.A. Balagurov // Annual Internationnal Students Conference “Study and achieve!”. 23-29 March 2009. Moscow, NUST “MISiS”.

[А15] Проводимость слоев диоксида титана / И.В. Кулеманов, Л.А. Балагуров, А.Ф. Орлов, Е.А. Петрова // 9-я Всероссийская конференция “Материалы нано-, микро-, оптоэлектроники и волоконной оптики: физические свойства и применения” (ВНКШ-2010). 5-8 октября 2010 г. Саранск. С. 47.

[А16] Ферромагнитная полупроводниковая гетероструктура V:TiO2 / TiO2 / И.В. Кулеманов // Сборник тезисов “65-е дни науки в МИСиС”. 2010. М.:

НИТУ “МИСиС” C. 339-340.

[А17] Magnetic and magneto-optical properties of Ti1-xVxO2- semiconductor oxide films with a various resistivity / A.F. Orlov, L.A. Balagurov, I.V. Kulemanov, N.S. Perov, E.A. Gan’shina, L.Yu. Fetisov, A.S. Semisalova, A.D. Rubacheva, L.V. Yashina, A.

Rogalev, A. Smekhova // Moscow International Symposium on Magnetism:

Abstracts of “MISM-2011”. Moscow, Russia. 21-25 August 2011. P. 820.

[А18] Hopping conductivity in V and Co-doped TiO2: distinction of the impurity states / I.V. Kulemanov, L.A. Balagurov, S.A. Tarelkin // 11th International Conference on Atomically Controlled Surfaces, Interfaces and Nanostructures: Abstracts of “ACSIN 2011”. St. Petersburg, Russia. 3-7 October 2011. P. 177.

[А19] Magnetic and transport properties of TiO2:V oxide dilute magnetic semiconductor / I.V. Kulemanov, A.F. Orlov, L.A. Balagurov, N.S. Perov, A.S. Semisalova, L.Yu. Fetisov / 11th International Conference on Atomically Controlled Surfaces, Interfaces and Nanostructures: Abstracts of “ACSIN 2011”. St. Petersburg, Russia.

3-7 October 2011. P. 310.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.