WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Саяпова Резида Гайфулловна

ЧАСТОТНЫЕ И ТЕМПЕРАТУРНЫЕ ЗАВИСИМОСТИ

ДИПОЛЬНО-СЕГМЕНТАЛЬНОЙ И ДИПОЛЬНО-ГРУППОВОЙ ПОЛЯРИЗАЦИИ В ПОЛИМЕРАХ И ЖИДКИХ КРИСТАЛЛАХ

Специальность 01.04.14 –Теплофизика и теоретическая теплотехника

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата физико-математических наук

УФА – 2012

Работа выполнена на кафедре инженерной физики и физики материалов ФГБОУ ВПО «Башкирский государственный университет».

Научный руководитель:

доктор физико-математических наук, профессор Чувыров Александр Николаевич

Официальные оппоненты: 

доктор физико-математических наук, профессор Мигранов Наиль Галиханович

доктор физико-математических наук, профессор Биккулова Нурия Нагимьяновна

Ведущая организация: 

Институт техники и технологии сервиса

ФГБОУ ВПО «Уфимская государственная академия экономики и сервиса»

Защита диссертации состоится «24»  мая 2012 года  в 16.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.013.04 при ФГБОУ ВПО «Башкирский  государственный университет» по адресу: 450074, г. Уфа, ул. Заки Валиди, 32, физико-математический корпус, ауд. 216.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Башкирского государственного университета.

Автореферат разослан «21» апреля  2012 года. 

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор физико-математических наук,

профессор  Шарафутдинов Р. Ф.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Электрические свойства полимерных материалов и жидких кристаллов при различных температурах очень важны при создании новых технологий микроэлектроники и машиностроения.

Современные методы измерений и теорий диэлектрической проницаемости и потерь позволяют в ряде случаев связать их зависимость от температуры и частоты электрического поля со строением, например,  макромолекул полимеров и характером теплового движения элементарных звеньев в них.

С другой стороны, в последние десятилетия большое внимание уделяется полимерам, представляющим системы со значительной степенью микронеоднородности. Например, благодаря своему стереорегулярному строению такой полимер, как синдиотактический 1,2 – полибутадиен (1,2-СПБ), обладает в определенных условиях особыми физико-химическими свойствами. Реально (1,2-СПБ) представляет композицию аморфной фазы и нанокристаллов, содержание последних зависит от стереорегулярности (чередования) виниловых групп. Его свойства, как термоэластопласта, делают этот полимер перспективным для  использования в различных областях техники, где требуется хорошее сочетание пластика со свойствами  каучука, а также как присадки в  полимерные материалы и масла с целью модификации их свойств.

Объекты исследования, нематические жидкие кристаллы (НЖК) и полимеры (1,2–СПБ), объединяет наличие фазового перехода I рода – плавление и образование нанокристаллических структур – зародышей при обратном переходе.

В нематических жидких кристаллах это нанокристаллы с точечной особенностью, либо пластинчатые кристаллы, начальный размер которых около 25 нм. В случае полимеров сохраняется твёрдый раствор – нанокристаллов и аморфного полимера. С этой точки зрения интересно поведение наночастиц в растворах, которые  способны сконденсироваться в новые состояния квазинематик или квазисмектик, образованные нанокристаллическими пластинами.  При добавлении ионных комплексов нематический жидкий кристалл исчезает, и при переходе из изотропной фазы образуется смектический жидкий кристалл типа «А». В этом случае уже на начальном этапе образования зародышей нематических жидких кристаллов идет захват ионов их поверхностью с образованием двумерных заряженных сферических слоев.

Исследование динамики молекул в 1,2-СПБ и НЖК, поиск единых закономерностей методом диэлектрической спектроскопии представляется актуальным для современной физики, в связи с тем, что этот полимер имеет нанокристаллическую структуру, а не кристаллитную, как это обычно встречается в полимерах, например, в полиэтилене. В связи с этим,  изучение электрофизических процессов при различных температурах и сравнение их с нематическими жидкими кристаллами является актуальной задачей.

Целью диссертационной работы является исследование электрофизических свойств, при различных температурах, полимеров 1,2-СПБ и сравнение с аналогичными свойствами нематических жидких кристаллов. В соответствии с этим были поставлены следующие задачи:

– исследование механизмов структурирования молекул при фазовых переходах из изотропного расплава в новую конденсированную фазу методом диэлектрической спектроскопии;

– изучение диэлектрических свойств синдиотактического 1,2-полибутадиена и нематических жидких кристаллов;

– измерение электрической прочности (пробоя) 1,2 - СПБ;

– изучение влияния ионообразующих добавок и температуры на электрофизические свойства дисперсных систем на основе гача.

Научная новизна. В работе впервые изучены диэлектрические спектры полимеров в различных фазовых состояниях, включая фазу (mph), обладающую нелинейными механическими свойствами. Доказано существование дипольно-группового (-процесс) и дипольно-сегментального (-процесс) процессов поляризации исследованных полимеров и НЖК.  Изучен механизм действия ионообразующих добавок на низкомолекулярные дисперсные полимерные системы электрофизическими и рентгеноструктурными методами. Установлено влияние длины сегмента складчатых кристаллов на величину дипольно-сегментальной поляризации и значений времени релаксации.

Практическая значимость. Проведенные исследования позволяют получить новый класс  резин, созданных на основе термоэластопластов, использовать их в качестве добавок к техническим маслам для улучшения их эксплутационных характеристик, структурированные нематические жидкие кристаллы.

Достоверность результатов. Достоверность результатов основана на использовании корректных экспериментальных методов решения каждой из поставленных задач. В основе каждой предложенной физической модели также лежит их экспериментальная проверка различными методами: диэлектрической спектроскопии, рентгеноструктурного анализа, оптической микроскопии.

Основные положения, выносимые на защиту.

1.  Преобладание дипольно-сегментального процесса поляризации в частично кристаллических полимерах и нематических жидких кристаллах;

2. Образование состояния гигантской поляризации в низкомолекулярных полимерах со складчатой структурой, растворенных в маслах;

3. Обоснование теплового механизма пробоя 1,2-СПБ на основе результатов диэлектрической спектроскопии.

Апробация работы. Основные результаты исследований докладывались и обсуждались на Всероссийской научной конференции студентов-физиков и молодых ученых (Кемерево – Томск, 2009, Волгоград, 2010); Международной научной конференции по лиотропным жидким кристаллам и наноматериалам (Иваново, 2009); Региональной школе-конференции студентов, аспирантов и молодых ученых по математике и физике (Уфа, 2008);  на Международной школе-конференции для студентов, аспирантов и молодых ученых «Фундаментальная математика и ее приложения в естествознании  (Уфа, 2009); Международной научно-технической конференции «Проблемы строительного комплекса России» (Уфа, 2008-2011); Материалы ХII Международной конференции «Физика диэлектриков» (Санкт-Петербург, 2011).

Структура диссертации. Диссертационная работа изложена на 126 страницах. Работа состоит из четырёх глав, основных выводов, списка литературы и приложения.  Содержит 55 рисунков, 6 таблиц. Список литературы включает 101 наименований.

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность работы, сформулирована ее цель, определены основные положения, выносимые на защиту, научная новизна, а также практическая значимость работы.

В первой главе кратко рассмотрены представления о процессах формирования электрической поляризации, механизмов электропроводности, а также электрического пробоя в полимерных диэлектриках и жидких кристаллах.

Далее рассмотрены основные химические и физико-механические свойства, структура синдиотактического 1,2 – полибутадиена и жидких кристаллов. Обсуждаются условия образования пластинчатой пространственно упорядоченной структуры при деформации синдиотактического 1,2-полибутадиена. Описываются модели статистических клубков, переход глобула-клубок и методы его идентификации.

Во второй главе описывается методика измерения диэлектрических потерь и диэлектрической проницаемости материалов при различных температурах и подготовка образцов к измерениям.

Диэлектрические свойства исследовались методом Q-метра (ВМ 311G). Метод Q-метра относится к резонансным методам, позволяющим измерять диэлектрическую проницаемость и тангенс угла диэлектрических потерь в области метровых волн. Установка позволяет производить измерения в интервале частот от 50 кГц до 50 МГц. Образцы помещались между электродами измерительной ячейки, расстояние между электродами равнялось толщине пленки. Измерение диэлектрических характеристик проводилось в температурной области от 20С до 100С в термостатируемой камере с автоматической регулирования температуры.

Рентгеноструктурный анализ образцов осуществляли на дифрактометре Bruker D8 Advance (Германия). Деформационные свойства полимерных образцов изучали на испытательной установке «ZM-40» (Германия). Строение и морфологию образцов изучали с использованием поляризационно-оптического микроскопа «AxioLab Pol» (Карл Цейс, Германия). Электрическая прочность полимеров определялась прибором (МВ – 002).

В третьей главе диссертации изложены результаты исследования диэлектрических свойств 1,2-СПБ. Для уточнения механизма действия ионообразующих добавок в дисперсных полимерных системах на основе гача были предприняты дополнительные исследования электрофизическими и рентгеноструктурными методами.

При нагрузке 15 МПа полимер 1,2-СПБ теряет прозрачность и окрашивается в молочно белый цвет, что соответствует формированию при деформации новой фазы, названной (mph). Изменения в структуре 1,2-СПБ до и после деформации из результатов анализа рентгеноструктурных исследований, с указанием индексов основных рефлексов представлены на (рис. 1).

Рис. 1. Рентгенограмма 1,2-СПБ:

1-исходный полимер; 2-после деформации; 3-после отжига образца при Т=120 С

Степень кристалличности исходного полимера составляет около 22%, а сами кристаллы образованы цепями плоской зигзагообразной формы, и упакованы в орторомбическую ячейку с параметрами: нм, нм, нм. Средние размеры нанокристаллов в плоскости , определенные из ширины дифракционных рефлексов (010), (210) составляют нм. Размеры нанокристаллов вдоль направления , оцененные из ширины четвертого интенсивного рефлекса (111)/(201), имеют величину 15-20 нм. При деформации в момент формировании (mph) происходит заметное уменьшение размеров нанокристаллов в плоскости до нм, размер же нанокристалла вдоль оси уменьшается до 100 нм, прежде всего (111)/(201), размывается и не регистрируется на рентгенограмме (рис.1, кривая 2). Перераспределения интенсивности вдоль оставшихся рефлексов типа не наблюдаются, что свидетельствует об изотропной ориентации кристаллитов в плоскости , нормальной оси макромолекул.

При деформации простого растяжения происходит ещё один структурный переход – образование слоистой фазы, который, видимо, является аналогом перехода Хельфриха-Юро в слоевых (смектических) жидких кристаллах. Об этом свидетельствуют изображения плёнок 1,2-СПБ в состоянии (mph), полученные с использованием атомно-силовой микроскопии (АСМ) в полуконтактном режиме (рис. 2).

Рис. 2. АСМ – изображение поверхности  деформированного полимера

Рассмотрим зависимость диэлектрической проницаемости от температуры деформированного образца 1,2-СПБ в состоянии фазы (mph) (рис. 3). Видно, что с повышением температуры диэлектрическая проницаемость полимера вблизи 49 С и  70 С резко возрастает, а  в интервале от 70 С до 80 С остаётся практически постоянной.

По данным АСМ в окрестности 49 С,  видимо, происходит переход клубок – глобула – обратный переход Лифшица, так как возникающие при деформации клубки при сбросе напряжения образуют квазистационарное состояние.

Рис. 3. Температурная зависимость  диэлектрической проницаемости 1,2 – СПБ в состоянии (mph)

Природа его достаточно просто распознаётся: устойчивыми в конечном итоге остаются глобулы, и при термообработке клубков подвижность сегментов увеличивается, они переходят в исходное состояние с поглощением тепла именно в этой области температур.

Другая ситуация для пластин складчатых кристаллов: при температуре размягчения  (mph) пластины плавятся, но размеры кристаллитов сохраняются в виде своеобразного твердого раствора – глобулы плюс крейзы возможно с ЖК структурой. Они обеспечивают пластичность материала после 71С.

В исследованных диапазонах температур и частот  диэлектрическая проницаемость исходного полимера остается постоянной и равной 2,65.

Однако тангенс угла потерь для исходного 1,2-СПБ полимера зависит от этих параметров. На рис. 4 приведены частотные зависимости тангенса угла диэлектрических потерь исходного образца синдиотактического 1,2- полибутадиена при температурах: 30 С; 40 С; 60С. Видно, что с увеличением температуры положение максимума тангенса потерь смещается в сторону более низких частот. Диэлектрическая проницаемость полимера от частоты также остается постоянной и в фазе (mph) =2,48.

Рис. 4. Частотные зависимости  тангенса угла диэлектрических потерь  исходного 1,2-СПБ при различных температурах: 1 – 30 С; 2 – 40 С; 3 – 60 С 

На рис. 5 приведены кривые зависимости тангенса угла диэлектрических потерь 1,2-СПБ до состояния (mph) от частоты при трех температурах. В этой ситуации увеличение температуры приводит к смещению положения максимума в сторону более высоких частот. В таких случаях имеет место дипольно-сегментальная поляризация, связанная только с колебаниями сегментов макромолекулы.

Рис. 5. Частотные зависимости тангенса угла диэлектрических потерь деформированного 1,2-СПБ до состояния (mph) при температурах: 1 – 30 С; 2 – 40 С; 3 – 60 С

На рис. 6 приведены частотные изменения для образцов исходного 1,2-СПБ и в состоянии фазы (mph), допированных иодом – это классические кривые резонансного поглощения. Допирование полимера иодом увеличивает значение диэлектрической проницаемости и приводит к изменению её частотной зависимости. Причем, интенсивное уменьшение проницаемости с частотой у исходного полимера происходит при более низких частотах, чем у деформированного образца.

  Рис. 6. Частотные изменения проницаемости и тангенса угла потерь исходного 1,2-СПБ и в состоянии (mph), допированных иодом

Графики зависимости тангенса угла диэлектрических потерь от частоты имеют максимумы, которые по оси частот совпадают с наиболее интенсивным спадом диэлектрической проницаемости . Из-за уменьшения высоты складчатых кристаллитов релаксационная дипольно-сегментальная поляризация и поглощение увеличиваются. При этом иод в основном адсорбирует поверхность нанокристаллов, образуя диполь, величина которого зависит от длины сегмента, определяемого степенью деформации.

Напряженность электрического пробоя 1,2-СПБ составляет кВ/мм. Полученный результат указывает скорее на тепловую природу пробоя, так как типичным признаком тепловой формы пробоя является экспоненциальное уменьшение пробивного напряжения за счет потерь и роста температуры и независимость напряженности поля от толщины образца.

Другим примером частично кристаллических веществ, состоящих из пластинчатых кристаллитов, являются масла с низкомолекулярными полимерными добавками. Например, в системе петролатум-метилэтилкетон – водные растворы солей NаCI и KCI имеют место очень слабые изменения ёмкости до фазового перехода и резкое увеличение диэлектрической проницаемости в области самого перехода (рис. 7). Так как в этом случае электрическая ёмкость кристаллитов резко увеличивается из-за быстро растущих граней кристаллов, связанных с уменьшением поверхностного натяжения при образовании осмотических ловушек.

 

  а) б)

Рис. 7. Зависимость диэлектрической проницаемости от температуры системы водного раствора петролатум-метилэтилкетон с cодержанием солей: а) –  NаCl; б) – KCl

В реальной ситуации, по-видимому, имеет место ритмичный рост, как это происходит  в НЖК, так как взаимодействие внешней поверхности двойного слоя, и ионов в ловушках, при некоторой критической концентрации, блокирует рост кристалла. Дальнейший рост возможен только за счет проникновения электрически нейтральных молекул на поверхность зародыша кристалла. Этому соответствуют изломы на кривой зависимости диэлектрической проницаемости от температуры (рис. 7). Гигантские значения диэлектрической проницаемости связаны с тем, что за счет увеличения длины сегментов и их количества превалирует  дипольно-сегментальная поляризация.

Лучшая кристалличность дисперсной системы реализуется в случае водного раствора KCl и NaCl (рис. 8), фиксируемая по интенсивности отражения рентгеновских лучей. При отсутствии водных растворов солей степень кристалличности низкая и достигает 20-25%. В присутствии водных растворов солей KCl и NaCl в системе МЭК-петролатум степень кристалличности повышается и составляет соответственно 30 и 60%.

При этом степень кристалличности повышается в присутствие водного раствора KCl, в этом случае вырастают крупные кристаллы, но в водном растворе NaCl образуются мелкие кристаллы.

 

  а) б)

Рис. 8. Рентгенограммы петролатума, осажденного в присутствии солей:

а) – KCl, б) – NaCl. Стрелками указаны дифракционные линии,  отвечающие,  кристаллитам

Необходимо отметить, что изменяется и соотношение между аморфной и кристаллической частями твердой фазы. Резкое повышение степени кристалличности при введении модификатора можно объяснить снижением поверхностного натяжения и увеличением вторичного зародышеобразования.

В четвертой главе показаны результаты экспериментальных исследований диэлектрических свойств ориентированных нематических мезофаз трех соединений: 4-нитробензилиден-4’-гептоксианилина; 4-нитробензилиден-4’-октоксианилина; 4-этоксибензилиден-4’-карбэтоксини- лина. 

Температурные зависимости параллельной () и перпен­дикулярной () составляющих диэлектрической проницаемости жидкокристаллической фазы и диэлектрической проницаемости изотропной фазы приведены на (рис. 9). В нематической фазе диэлектрическая проницаемость вдоль оси упорядочения () больше, чем в перпендикулярном направлении (), т.е. анизотропия диэлектрической проницаемости положительна, так как больше нуля, но с повышением температуры величина анизотропии уменьшается так, что ~S и соответствует приближению среднего поля Майера-Заупе (рис.9).

Используя выводы о связи знака анизотропии диэлект­рической проницаемости нематических жидких кристаллов со  структурой молекулы, можно допустить, что молекулы исследуемых соединений имеют суммарный дипольный момент, направленный в основном вдоль длинной оси (или угол между осью молекулы и вектором дипольного момента меньше ). Как известно, отрицательная анизотропия характерна для тех нематических жидких кристаллов, дипольный момент которых, почти перпендикулярен оси молекулы, а в системе превалирует дипольно-групповая поляризация.

Рис. 9. Температурная зависимость диэлектрической  проницаемости и анизотропии в нематической и изотропной фазах 4-этоксибензилиден-4,-карбэтоксиа-нилина 

Температурные зависимости параллельной и перпендикуляр­ной составляющих диэлектрической проницаемости можно объяснить, исходя из изменения степени порядка нематической жидкокристаллической фазы. Увеличение температуры приводит к росту вклада ориентационной части поляризации в направлении перпендикулярном оптической оси жидкого кристалла, и, наоборот, уменьшению вклада в направлении оси упорядочения, что приводит к уменьшению времени релаксации - процесса (рис.9).

Диэлектрическая проницаемость вдоль оси упорядочения II 4-этоксибензилиден-4, - карбэтоксианилина в диапазоне частот 50 кГц - 700 кГц не зависит от частоты, и практически остается постоянной, выше 700 кГц параллельная составляющая диэлектрической проницаемости уменьшается с характерной зависимостью для релаксационных процессов (рис.10, а)). 

 

  а)  б)

Рис. 10. Частотные зависимости: а) – диэлектрической проницаемости;

б) – тангенса угла диэлектрических потерь 4-этоксибензилиден-4’-карбэтоксианилина при трех температурах

Из графика видно, что с понижением температуры область дисперсии смещается в сторону низких частот, то есть увеличивается время релаксации - процесса. Для тангенса угла диэлектрических потерь получен характерный максимум, который с повышением температуры также сдвигается в область низких частот (рис.10, б)).

ОСНОВНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ И ВЫВОДЫ

1. На примере синдиотактического 1,2-полибутадиена методами диэлектрической спектроскопии впервые установлено, что основным процессом поляризации, определяющими потери и диэлектрическую проницаемость в частично кристаллических эластомерах, является дипольно-сегментальная поляризация (температурного - процесса).

2. При различных температурах, в окрестности  фазового перехода в изотропную фазу, проведен анализ дипольно-сегментальной и дипольно-групповой поляризации нематических жидких кристаллов. Показано, что они могут быть достаточно удобным модельным объектом при интерпретации сегментальной поляризации в полимерах и их растворах.

3. Методом диэлектрической спектроскопии  впервые изучена динамика полимерных молекул в нанокристаллической фазе 1,2 – СПБ. Установлено, что при действии нагрузки и температуры, толщина нанокристаллов уменьшается до величины менее 50 нм, а времена диэлектрической релаксации уменьшаются на два порядка, такие наночастицы в растворах низкомолекулярных полимеров способны сконденсироваться в новые состояния типа квазинематик или квазисмектик, образуя сферолиты.

4. Изучены температурные зависимости диэлектрических свойств 1,2-СПБ, проведено сравнение с электрофизическими свойствами дисперсных систем с низкомолекулярными полимерными добавками со складчатой структурой и нематическими жидкими кристаллами. Показано, что с ростом температуры в низкомолекулярных полимерах со складчатой структурой преобладает дипольно-сегментальная поляризация, из-за присутствия осмотических ловушек на поверхностях нанокристаллов.  В этом случае при увеличении температуры диэлектрическая проницаемость достигает значений до 104.

Основные результаты диссертации опубликованы в следующих работах:

В изданиях, входящих в перечень ВАК РФ:

1. Саяпова, Р.Г. Влияние ионообразующих добавок на электрические свойства парафинсодержащих дисперсных систем / А.Н. Чувыров, Р.Г. Саяпова, Р.Г. Нигматуллин // Нефтегазовое дело [Электронный ресурс]. – Электрон. журн. – 2010. – Вып.2. – Режим доступа: http: // www. ogbus.ru / authors / Chuvypov_1.pdf.

2. Саяпова Р.Г. Синдиотактический 1,2-полибутадиен: диэлектричекие свойства, допирование / Р.Г. Саяпова, А.Н. Чувыров, З.Х. Куватов // Башкирский химический журнал. – Уфа. – 2011. – Т. 18. - № 1. – С. 143-145.

3. Саяпова Р.Г. Влияние ионообразующих добавок на электрические свойства парафинсодержащих дисперсных систем на основе технических масел / Р.Г. Саяпова, А.Н. Чувыров, Р.Г. Нигматуллин // Жидкие кристаллы и их практическое применение. – Иваново. – 2011. - № 4. – С. 103-109.

  4. Саяпова Р.Г. Технология получения новых модификаций синдиотактического 1,2 – полибутадиена и их электрические свойства / Саяпова, Р.Г., А.Н. Чувыров, З.Х. Куватов, А.Р. Хамидуллин, Ю.А. Лебедев // Вестник ЧелГУ. Физика. – Челябинск. – 2011. - № 39. Вып. 12. – С. 35-41.

В других изданиях:

5. Саяпова Р.Г. Исследование анизотропии диэлектрических свойств некоторых параэлектрических нематических жидких кристаллов / Р.Г. Саяпова, З.Х. Куватов // VIII Региональная школа-конференция для студентов, аспирантов и молодых ученых по математике, физике и химии. Сборник трудов. – Уфа. – 2008. –  Т. 2. – С. 122-125.

6. Саяпова Р.Г. Исследование диэлектрических свойств некоторых нематических жидких кристаллов / Р.Г. Саяпова, З.Х. Куватов // Проблемы строительного комплекса России. – Уфа. 2009. – С. 79-82.

7. Саяпова Р.Г. Аппаратура и методика измерений при исследовании анизотропии кристаллов  /  Р.Г. Саяпова, З.Х. Куватов // Материалы Международной научно-технической конференции «Актуальные проблемы естественных, технических и гуманитарных наук». – Уфа. 2009. – С. 190-192.

8. Саяпова Р.Г. Анизотропия диэлектрических свойств некоторых нематических жидких кристаллов / Р.Г. Саяпова, З.Х. Куватов // Материалы Международной научно-технической конференции «Актуальные проблемы естественных, технических и гуманитарных наук». – Уфа. 2009. – С. 188-190.

9. Саяпова Р.Г. Анизотропия диэлектрических свойств некоторых параэлектрических жидких кристаллов / Р.Г. Саяпова, З.Х. Куватов // Материалы 15- ой всероссийской научной конференции студентов-физиков и молодых ученых. – Кемерово. – 2009. – С. 260-261.

10. Саяпова Р.Г. Исследование частотной зависимости диэлектрической проницаемости нематических жидких кристаллов / Р.Г. Саяпова, З.Х. Куватов // Проблемы строительного комплекса России. Энергосбережение – 2010». – Уфа. – 2010. – С. 93-94.

11. Саяпова Р.Г. Исследование частотной зависимости диэлектрической проницаемости нематических жидких кристаллов / Р.Г. Саяпова, З.Х. Куватов // Материалы XVI всероссийской научной конференции студентов- физиков и молодых ученых. – Волгоград. 2010. – С. 252-253.

12. Саяпова Р.Г. Исследование температурной зависимости диэлектрических свойств образцов синдиотактического 1,2 – полибутадиена / Р.Г. Саяпова, А.Н. Чувыров, З.Х. Куватов // Материалы Международной научно-технической конференции «Актуальные проблемы технических, естественных и гуманитарных наук». – Уфа. – 2010. С. 222-224.

13. Саяпова Р.Г. синдиотактический 1,2-полибутадиен: диэлектрические свойства и наноструктура / Р.Г. Саяпова, А.Н. Чувыров, З.Х. Куватов // Научно-аналитический журнал «Научная перспектива». – Уфа. – 2010. №11. – С.144-145.

14. Саяпова Р.Г. 1,2 – СПБ : диэлектрические свойства и наноструктура / Р.Г. Саяпова, А.Н. Чувыров, З.Х. Куватов // Всероссийская конференция с элементами научной школы для молодежи «Приборное и научно-методическое обеспечение исследований и разработок в области микро и наноэлектроники». – Уфа. – 2010. – С. 195-196.

15. Саяпова  Р.Г. Диэлектрические свойства синдиотактического 1,2 – полибутадиена / Р.Г. Саяпова, А.Н. Чувыров, З.Х. Куватов // Материалы ХII Международной конференции «Физика диэлектриков». –  Санкт-Петербург. – 2011. – С. 124-126.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.