WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Станкевич Наталия Сергеевна

ВЛИЯНИЕ СОЦИАЛЬНОГО КОНСТРУКТИВИЗМА

НА ОБРАЗ НАУКИ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ

Специальность 09.00.11 – социальная философия 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук 
 

Волгоград – 2012

Работа выполнена в федеральном государственном бюджетномобразовательном учреждении высшего профессионального образования «Волгоградский государственный университет».

Научный руководитель

доктор философских наук, доцент

Токарева Светлана Борисовна

Официальные оппоненты:

доктор философских наук, профессор

Табатадзе Георгий Саввич,

проректор по научной работе

Волгоградского института экономики,

социологии и права

кандидат философских наук

Карчагин Евгений Владимирович,

доцент кафедры философии, социологии

и психологии Волгоградского

государственного архитектурно-строительного университета

Ведущая организация

Федеральное государственное автономное

образовательное учреждение высшего профессионального образования

«Южный федеральный университет»

Защита состоится 26 апреля 2012 г. в 11:00 на заседаниидиссертационного совета Д 212.029.03 по защите докторских и кандидатских диссертаций при ФГБОУ ВПО «Волгоградский государственныйуниверситет» по адресу: 400062, Волгоград, пр. Университетский, 100, ауд. 2–05 В.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке
Волгоградского государственного университета.

Автореферат разослан  «___» ____________ 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                       В.А. Храпова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. В освоении индивидуальным и коллективным сознанием содержания социальных феноменов существенную роль играют образы, в которых фокусируются важнейшие характеристики и типические черты этих феноменов, их прошлое и будущее. Формирование в общественном сознании адекватного образа науки представляется важнейшим условием успешного развития как самой науки, нуждающейся в государственной поддержке и общественном признании, так и современного общества, интеллектуальная культура которого отличается высоким уровнем динамизма, что находит выражение в постоянной генерации и смене культурных образцов. Существенно изменились как сама наука, так и наше представление о ней. Появление новых парадигм и междисциплинарных подходов заставляет задуматься о возможности глобального идейного синтеза, казалось бы, несовместимых сфер: науки, морали, религии, политики. На наших глазах формируется новый взгляд на культуру как совокупность многообразных идейных и интеллектуальных ресурсов, которые могут свободно комбинироваться для достижения различных целей. Понимание и использование каждого ресурса – будь то знание или вера, факт или вымысел, теория или метафора – определяется теми культурными и социальными контекстами, в которые он включен. Представление о том, что все эти разнородные феномены могут взаимодействовать и даже образовывать единые концептуальные системы, уже не кажется абсурдным.

Все эти обстоятельства свидетельствуют о том, что в современном обществе существенно изменились образ науки и отношение к ней. Наука представляется современному человеку вполне толерантной по отношению к альтернативным формам познания и почти «всеядной» по проблематике: порой она далеко выходит за рамки привычных академических предметных сфер и оказывается связанной с исследованиями неопределенного дисциплинарного статуса.

Актуальность исследования обусловлена необходимостью прояснения роли отдельных философских направлений и, в частности, социального конструктивизма в процессах формирования и функционирования образа науки, а также осмысления связи этого нового образа с мировосприятием и миропониманием современного человека. В современном обществе, которое часто позиционируют как «общество знания», существенно изменяется роль науки, прежде всего фундаментальной. Ей отводится роль своеобразной «индустрии знания», производимого в качестве интеллектуального капитала и технологического продукта специализированными коллективами, вовлеченными в специфические отношения с объектами. Осмысление причин и последствий этого сдвига невозможно без анализа того влияния, которое социальный конструктивизм как познавательная стратегия оказал как на науку, так и на философскую рефлексию о ней.

Степень разработанности проблемы. Попытки определения сущности науки и ее места в жизни общества предпринимались на всем протяжении ее существования. Можно выделить работы Т. Адорно, Ф. Бэкона, Э. Гуссерля, Р. Декарта, И. Канта, К. Маркса, Г. Маркузе, К. Поппера, И.Г. Фихте, М. Хайдеггера, М. Хоркхаймера.

Изменчивость науки и представлений о ней, а также связь этих изменений с научными революциями стали предметом анализа в работах представителей постпозитивизма – А. Койре, Т. Куна, И. Лакатоса, Л. Лаудана, С. Тулмина, Дж. Холтона.

В отечественной философии можно отметить интерес к науке, ее истории и месте в культуре у В.И. Вернадского, П.А. Флоренского, Н.А. Бердяева, Вл.С. Соловьева. Обсуждение в отечественной литературе образа науки как одного из модусов культуры характерно для работ Е.А. Мамчур,  А.П. Огурцова, И.Ф. Овчинникова. Особенностью этих работ является попытка объединить в образе науки, с одной стороны, представление о ней  как об источнике объективного знания, а с  другой – как о деятельности, зависимой от социокультурных факторов.  Попытка преодолеть подобную двойственность в понимании образа науки была предпринята авторами, связывающими конкретный образ науки с исторически сменяющими друг друга типами рациональности и этапами развития научного знания (классическим, неклассическим и постнеклассическим), а также со сменой научных картин мира: П.П. Гайденко, В.С. Степиным, В.П. Кохановским, Л.Ф. Кузнецовой, Т.Г. Лешкевич, Т.П. Матяш и др. Работы этих авторов убедительно показали, что картина мира как синтез научного знания в полной мере может выполнить свою конструктивную роль только при условии, если она дополняется определенным образом науки. Конструктивный характер науки как элемента культуры был убедительно показан в работах М.К. Мамардашвили. Важный вклад в формирование образа неклассической науки внесли выдающиеся представители естествознания, обращавшиеся к философским проблемам физических наук, – Н. Бор, В. Гейзенберг, П. Дирак, М. Планк.

Важное значение для анализа образа науки имеют работы авторов, рассматривавших науку как социокультурный феномен и социальный институт: Н.В. Автономовой, П. Бурдье, Г.С. Батищева, В.И. Вернадского, Т.В. Виноградовой, Э. Гидденса, Т.О. Машковской, В.П. Машковского, И.Ф. Овчинникова, Б.И. Пружинина, В.П. Филатова, С.П. Чернозуб, Е.Л. Черткова, И. Элкана.

Современный этап в разработке механизма формирования социальных представлений о различных общественных феноменах, включая науку, связан с работами П. Бергера, Н. Лумана, М. Полани, Д. Прайса, А. Шюца.

Социальный конструктивизм в качестве методологической стратегии изучения науки в рамках экстерналистской программы, анализирующей влияние социальных факторов на развитие науки, представлен в работах Д. Гилберта, Д. Прайса, М. Малкея. Большой вклад в исследование процесса научной деятельности, проблемы субъект-объектных взаимодействий в научном знании внесли Б. Барнс, Д. Блур, С. Вулгар, Б. Латур, Э. Пикеринг, А. Сикурел, Д. Харавэй.

Эвристическая ценность различных вариантов философского конструктивизма проанализирована в работах Е.Д. Богатыревой, И.Т.  Касавина, А.В. Кезина, Е.Н. Князевой, С.П. Курдюмова, В.А. Лекторского, Е.Я. Режабека, О.Е. Столяровой и др.

Анализ исследований по проблеме формирования и функционирования образа науки в культуре позволяет сделать вывод, что влияние отдельных философских направлений и, в частности, социального конструктивизма на процессы трансформации этого образа, а также осмысления связи этого нового образа с мировосприятием и миропониманием современного человека остается недостаточно изученным.

Объектом исследования является образ науки в обществе.

Предметом исследования выступает изменение образа науки в современном обществе под влиянием социального конструктивизма.

Актуальность и отсутствие специальных социально-философских исследований по данной теме определили цель исследования, его содержание и задачи.

Цель диссертационной работы – выявление тенденций и социальных последствий изменения образа науки в современном обществе под влиянием социального конструктивизма.

Проблемы, решаемые в рамках диссертационного исследования, можно сформулировать в виде следующих задач:

  1. Определить источники формирования образа науки в общественном сознании.
  2. Проанализировать понятие «образ науки» и соотнести его с концептом «наука», проследить историческую смену образов науки в общественном сознании.
  3. Исследовать образ науки с точки зрения инструментального и деятельностного подходов и показать амбивалентный характер образа науки в общественном сознании.
  4. Установить предпосылки формирования конструктивистского образа науки, проанализировать эвристические возможности социального конструктивизма и его влияние на современные представления о науке.
  5. Выявить основные тенденции изменения образа науки под влиянием социального конструктивизма и проанализировать его социальные последствия.

С целью осуществить всесторонний анализ изменений образа науки в качестве методологической основы исследования использовались труды классиков мировой философии и современных исследователей, посвященные различным аспектам функционирования науки в системе общественных отношений, а также концепции социальной феноменологии и социального конструктивизма. При сравнении  образа и понятия науки с концептом «наука» нашли применение сравнительный метод, а также концептуальный и интерпретативный анализ. Для исследования науки в качестве системы и в качестве формы деятельности были использованы функциональный и деятельностный подходы. 

Научная новизна диссертационного исследования.

  1. Определены основные источники формирования образов науки в общественном сознании: философская и конкретно-научная рефлексия, идеологические установки, элементы общественной психологии.
  2. В результате сравнительного анализа выявлена специфика образа науки по сравнению с понятием науки и концептом «наука».
  3. Показано, что системообразующим элементом формирования образа науки является предметное значение концепта «наука», заданное через совокупность функциональных признаков.
  4. Установлено, что амбивалентность образа науки, включающего в себя парадигматическое представление о системе науки и синтагматическое представление о научной деятельности, обусловлена применением двух различных подходов: инструментального и деятельностного.
  5. Выявлены предпосылки и сформулированы результаты  реализации эпистемологического проекта социального конструктивизма, связывающего образ современной науки с изменением представлений о социальности.
  6. Установлено, что основными тенденциями изменения образа науки под влиянием социального конструктивизма, являются его прагматизация, социологизация и психологизация.

Положения, выносимые на защиту:

  1. Образ науки – результат обобщения и систематизации в общественном сознании представлений о науке, сложившихся стихийно или под влиянием теоретической рефлексии. Источники формирования различных образов науки в общественном сознании могут быть сведены к трем основным: 1) философская и конкретно-научная рефлексия по поводу оснований и характеристик научного знания, осуществляемая в рамках различных концептуальных схем; 2) общественная идеология, поскольку образ науки отражает не только характер ценностей самой науки, но и социальные и властные отношения, влияющие на науку, а также оценки науки в обществе; 3) общественная психология – совокупность умонастроений в обществе по поводу науки, связываемые с нею надежды, опасения и уровень социального доверия к ней.
  2. Образ и понятие науки одинаково укоренены в концепте «наука» и вербально (через нарратив) выражают его предметное значение. Концепт «наука» является результатом использования словарного значения этого термина в коллективном опыте человечества. В отличие от концепта «наука», который имеет «слоистую» структуру, отражающую различные способы понимания и оценки данного явления в разные культурные эпохи, образ науки формируется на основе ее устойчивых функциональных характеристик и признаков; в отличие от понятия науки, предметное значение которого строго соотносится со своим референтом – научным знанием, удовлетворяющим стандарту научности, образ науки может быть соотнесен также с типами  знания, относящимися к ранним стадиям развития культуры и не удовлетворяющими стандарту научности («античная наука», «средневековая наука» и т.д.).
  3. Целостный образ науки является амбивалентным, поскольку формируется в результате сочетания двух подходов: инструментального и деятельностного. Выявляемый инструментальным подходом парадигмальный характер науки как системы указывает не только на «эталонность» науки, возможность представить ее в виде образца или идеальной модели, но и на нелинейность развития науки. Принятый образец и связанный с ним образ науки не являются абсолютно инвариантными, их историческая изменчивость обусловлена перерывами постепенности, скачкообразностью в развитии науки. С другой стороны, науке как исследовательской деятельности присущ синтагматический характер, поскольку она развертывается в пространстве и времени как последовательный (поэтапный, пошаговый) процесс движения к установленной цели и складывается в линейные цепочки действий и операций, отвечающих замыслу, выбранной стратегии и методологии исследования.
  4. Образ науки имеет конструктивную природу, он является результатом продуктивной деятельности воображения, но при этом никогда не превращается в законченный внешний продукт – некое изображение, доступное для внешнего созерцания. С другой стороны, образ науки выполняет конструктивную функцию по отношению к человеческому мышлению, ориентируя его (через институт образования) на интеллектуальные стандарты, соответствующие научной методологии. В рамках эпистемологического проекта социального конструктивизма, подвергшего рефлексивному анализу отношения науки с культурой, экономикой, идеологией и властью, образ современной науки соединяет субъект-центристскую ориентацию науки как системы с новой онтологической схемой, утверждающей в научной деятельности особый тип социальности – «социальность с объектами».
  5. Основными тенденциями изменения образа науки в современном обществе под влиянием социального конструктивизма являются его социологизация, психологизация и прагматизация. Социологизация образа науки проявляется в том, что наука все более воспринимается общественным сознанием как детерминированная социальными институтами и процессами (образованием, государством, властью, академическими структурами, производством и т.п.), а также социологическими характеристиками научного сообщества в целом и научных микросообществ в частности. Психологизация образа науки выражается в стремлении связать специфику научного дискурса и генезис науки с психологическими характеристиками субъектов научной деятельности, представить научное познание как продукт психических, ментальных и коммуникативных процессов. К социальным последствиям прагматизации образа науки в современном «обществе знания» относятся: изменение роли фундаментального знания на фоне роста значения экспертного, технологического и профессионального знания; превращение научной деятельности в особый тип производства, в составную часть «экономики знаний»; превращение научного знания в утилитарный, технологический продукт и интеллектуальный капитал.

Теоретическая и практическая значимость работы. Предпринятое исследование изменения образа науки под влиянием социального конструктивизма позволяет глубже понять механизм воздействия современного философского знания на сферу коллективных представлений, выяснить тенденции и социальные последствия трансформации представлений о науке для общественного развития.

Результаты работы могут быть использованы в разработке теоретических курсов по социальной философии, социологии знания, социальной философии науки.

Апробация работы. Основные идеи и выводы диссертационного исследования докладывались автором на ежегодных научных сессиях Волгоградского государственного университета, на XIV Региональной конференции молодых исследователей (Волгоград, 11–13 ноября 2009 г.), на Всероссийской научно-практической конференции «Общественные отношения в условиях становления гражданского общества в России» (Волгоград, 9–10 ноября 2010 г.).

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, пяти параграфов, заключения и списка использованной литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, освещается степень ее разработанности; определяются объект, предмет, цели и задачи исследования; указываются теоретические и методологические основания исследования; раскрывается научная новизна, формулируются положения, выносимые на защиту; показана теоретическая и практическая значимость работы, представлены результаты апробации исследования.

Первая глава «Образ науки и концепт «наука» как элементы общественного сознания» посвящена анализу соотношения образа науки, понятия науки и концепта «наука».

В первом параграфе «Источники формирования образа науки» показано, что осознание и представление такого абстрактного и многоаспектного образования, как наука, возможно только в свете соответствующего эйдоса, «вида» науки, в котором зафиксирована общность всего, что к ней относится. Эйдос не является изобразительным планом сущности науки, но выступает ее основанием. Образ здесь выступает не как изображение, но как результат «развертывающегося формирования» из некоторого предвосхищающего вида – прообраза и рассматривается в характерном для модерна конструктивистском, а не описательном ключе, фиксируя тот способ, каким наука репрезентирована в сознании субъекта.

В результате философской рефлексии над наукой последовательно сформировались три ее образа. Образ науки, соответствующий самосознанию классической науки,  сложился под влиянием позитивизма. Он предполагает существование внутренней логики развития науки, утверждает превосходство науки над остальными видами знания и выступает основанием идеологии сциентизма. В образе науки, соответствующем самосознанию неклассической науки, научное познание предстает как исторически изменяющееся, направленное не только на решение научных проблем и поиск более простых и эффективных теорий, но и на рефлексивный анализ оснований научной деятельности. Постнеклассический образ науки рисует ее как «предприятие», социальный институт, субъект которого служит не истине, а тому, что обеспечивает научные предприятия, гарантирует их материальное благополучие. На этот образ оказывают определяющее влияние технологизация и инструментализация научного мышления, в результате которых знание превращается в «дискурсивную практику», а теория – в «символический проект». Релятивизация образа науки связана с попытками психологизировать процесс научного творчества, перенести акцент с методологических процедур на личность ученого. Результатом этого подхода является формирование персоналистического образа науки. Социокультурный образ науки выводит научную деятельность из взаимодействия ученых в рамках микро- и макросообществ, форм и методов научной коммуникации, способов трансляции знания, социокультурного контекста, в котором происходит написание и восприятие научных текстов и т.п. Попытки трактовать науку как функцию прогресса, рационализации и модернизации приводят к формированию проективного образа науки.

Исследование показало, что образ науки формируется в общественном сознании под воздействием различных факторов: теоретических, идеологических, социокультурных, психологических. К основным источникам формирования образа науки можно отнести: философскую и конкретно-научную рефлексию по поводу оснований и характеристик научного знания; общественную идеологию – систему теоретических идей, осмысливающих место науки в структуре социальных и властных отношений; элементы общественной психологии – господствующие в обществе умонастроения, которые отражают связываемые с наукой надежды и опасения, а также уровень социального доверия к ней.

Второй параграф «Образ науки и концепт «наука» посвящен выяснению специфики образа науки по сравнению с понятием науки и концептом «наука». Исследование показало, что в понятии науки предметное значение строго соотносится со своим референтом – научным знанием, удовлетворяющим стандарту научности. Напротив, в образе науки предметное значение концепта «наука» представлено совокупностью функциональных характеристик и признаков и не обязательно должно соотноситься с реальным референтом. Когда же речь идет о науке как символе, то здесь наука предстает не в собственном предметном значении, а берется как выражение иных сущностей и смыслов – прогресса, творчества, просвещения и т.п.

В отличие от понятия, образ науки позволяет переносить признаки, связанные со значением слова «наука», на те культурные эпохи, в которых знание не удовлетворяет критериям научности. В этом случае в культуре отсутствует соответствующий им этим признакам референт. В результате возникают и активно используются в философии, культурологии, истории словосочетания «античная наука», «средневековая наука», «древневосточная наука» и т.п. В этом смысле наука, по сути, совпадает со сферой культуры и человеческой деятельности, производящей и транслирующей знания о мире, даже если эти знания составляют синкретическое единство с мифологическими, религиозными и обыденными представлениями.

Концепт «наука» – это семантическое образование, характеризующее носителей новоевропейской культуры постольку, поскольку они оперируют его содержательными формами (соответствующими образами, понятиями и символами). Концепт виртуален, но реальны его языковые воплощения, а также те ассоциации, которые возникают у индивида по поводу связанных с этим концептом образов и понятий.

Среди различных теорий возникновения концептов особого внимания заслуживает взгляд, согласно которому любой концепт существует первоначально в латентном виде в образе. Социальный опыт создает инвариантный обобщенный образ предмета, который обычно предшествует его именованию. По наблюдению филологов, чаще всего выбор признака в качестве основы наименования не зависит от каких-либо внешних условий и явных причин, но является результатом чисто случайных ассоциаций. Так, общеславянское слово «наука», которое активно используется с XVI в., является производным от слова «навык», «научение» и еще долгое время (особенно в обыденном сознании) связывается с глаголами «научать», «приучать» («отдавать в науку»), тогда как значение «система знаний» отмечается только в XVIII в., а прилагательное «научный» появляется еще позже – в XIX в.

Специфика концепта «наука» состоит в том, что в отличие от соответствующего понятия, которое более или менее нейтрально и отражает феномен науки «как таковой», в «чистом виде», концепт нагружен культурно-историческими смыслами, а потому не только мыслится, но и переживается, выступая как предмет симпатий и антипатий (например, в сциентизме и антисциентизме). Различные методологические подходы, используемые при анализе науки – позитивистский, историко-культурный, деятельностный, социально-конструктивистский и т.п. – также оказывают влияние на концепт «наука», «перезагружая» его новыми характеристиками и актуализируя новые смыслы.

Концепт «наука» многослоен. К первому слою относится все то, что связано с понятием науки. Второй пласт концепта содержит то, что делает науку элементом и фактом культуры и включает дополнительные, «пассивные» признаки науки, которые перестали быть актуальными и  принадлежат уже истории, но еще не изжиты из социальной памяти и фиксируются индивидуальным сознанием. Третий слой концепта «наука» составляет сжатая до основных содержательных признаков история феномена. Выявление этой стороны концепта «наука» является делом профессиональных методологов и историков науки, реконструирующих ее прошлое путем обратного заключения на основании рудиментов. Четвертый слой концепта «наука» представлен совокупностью связанных с ней современных ассоциаций. Именно на этот пласт оказывают влияние размышления о науке представителей постмодернизма, постструктурализма и социального конструктивизма, которые в своих сочинениях «развенчивают» строгость и объективность научного знания и видят в науке лишь одну из форм дискурса, не имеющую никакого особого социального статуса, связанного с оказанием решающего влияния на умы. Наконец, пятый слой содержит многообразные оценки науки. В этой связи можно говорить о том, что в современном обществе оказались актуализированными два оценочных образа науки: сциентистский и антисциентистский.

Сложность и неоднородность образа науки обусловлены тем, что в нем представлены различные уровни типизации этого феномена. На первом уровне речь идет о своего рода автопортрете науки, где живой опыт исследования выражен через нарратив, рассказ от лица ученого, в котором процесс использования научного метода и формирования научной теории описан как последовательность событий, галерея лиц и калейдоскоп рождающихся гипотез и идей. Более высокий уровень типизации обеспечивается наличием некоторого концептуального каркаса, когда формирование образа науки осуществляется на основе принятой теоретической модели науки. В этом случае образ науки приобретает конструктивный характер и служит концептуальным средством познания науки как социокультурного феномена с точки зрения ее содержания, способов функционирования и общественной значимости.

В третьем параграфе «Амбивалентность образа науки» показано, что противоречие между стремлением видеть в образе науки нечто представимое и реальным существованием науки, предстающей как нечто, не подлежащее выражению в виде наглядного образа, может быть снято, если в качестве исходной точки при рассуждении о формировании образа науки мы примем различие между наукой и научной деятельностью.

Наука и научная деятельность соотносятся друг с другом как сущность и явление. Противоположность между ними составляет основополагающий принцип, позволяющий применить при исследовании науки два различных подхода: инструментальный и деятельностный. В результате целостный образ науки оказывается амбивалентным: с одной стороны, наука предстает как средство (инструмент) познания и преобразования реальности, с другой – как особый вид деятельности. В силу диалектической связи между этими сторонами их нельзя механически соединить и превратить в «нечто третье».

Наука как подсистема человеческой практики выделяется через свою инструментальную функцию – служить средством познания, на основе которого осуществляется преобразование действительности. Для анализа науки как системы инструментальный подход следует признать наиболее продуктивным, поскольку он позволяет увидеть  науку в ее целостности, зафиксировать ее существенные черты, выявить специфику научной методологии, описать социальную организацию науки, определить место науки в истории и культуре и т.п. Научная деятельность существует в рамках науки как организованной системы в качестве воспроизводимого реального процесса исследования, дающего значимые научные результаты, которые могут быть зафиксированы общепринятым способом, а затем проверены, оценены и применены. В этом смысле наука – потенциальное явление, образ которого присутствует в коллективном и индивидуальном сознании в виде усвоенных признаков, а также усвоенных в ходе образования способностей и умений анализировать, сравнивать, обобщать, наблюдать, понимать, рассуждать. Напротив, научная деятельность актуальна, активна, ситуативна, существует здесь и сейчас и представляет собой конкретную реализацию, осуществление этой потенции, превращение умения познавать в реальное исследование.

Система науки в большой мере статична, что, однако, не мешает образу науки включать представления о ее поступательной динамике в форме накопления знания, а также представления о периодах скачкообразного, революционного развития науки. Таким образом, наука как система обладает огромной устойчивостью. Ее не разрушили ни кризисы, ни научные революции, ни смена картин мира. Задействованный в систему науки, представленную как автономная замкнутая саморазвивающаяся система-субстанция, человек полностью подчинен ее логике, превращен в ее функцию. Напротив, научная деятельность активна и развертывается во времени и пространстве через последовательность сменяющих друг друга действий и характеризуется необратимостью. Она изменчива, подвержена случайностям и научной «моде».

Таким образом, целостный образ науки двойственен: с одной стороны, он связан с ее парадигмальными, инвариантными (по крайней мере, на отдельных стадиях развития) характеристиками. С другой стороны, он отражает реальное существование науки в форме научного исследования, осуществляемого конкретным ученым или исследовательским коллективом, и в рамках изучения науки как деятельности мы обнаруживаем ее синтагматичность, выраженную как непрерывную линейную последовательность шагов.

Вторая глава «Изменение образа науки в современном обществе под влиянием социального конструктивизма» посвящена анализу конструктивного характера образа науки и выяснению тех социальных последствий, с которыми связано влияние на образ науки социального конструктивизма. 

В первом параграфе «Эпистемологический проект социального конструктивизма»  показано, что реализация этого проекта связана с переосмыслением роли субъекта познания. Субъект при конструировании образов, понятий и рассуждений использует те же процедуры, что и при конструировании социальной реальности. Образ науки также является результатом конструирования в форме интеллектуального созерцания, которое  не может быть отрефлектировано в чувственности, но может быть только «чистым», рефлектированным в себе самом.

Конструктивный характер образа науки может пониматься в двух смыслах: с одной стороны, он конструируется в общественном сознании совместными усилиями ученых и идеологов; с другой – он действует как элемент «инженерии душ», конструирует мышление человека в рамках определенной культуры. Через институт образования образы научной методологии, научного исследования выполняют конструктивную функцию, задавая интеллектуальные стандарты.

Социальный конструктивизм в отношении науки всегда стоял на позициях экстернализма. Его представители исходят из признания существования в обществе глубинных процессов, связанных с деятельностью субъектов и социальных групп, которые выдвигают (конструируют) идеи и представления, закрепляющиеся в традиции и определяющие в дальнейшем развитие всех социальных сфер, включая науку. В рамках этой схемы даже  научные факты превращаются в социальные обстоятельства, поскольку и они конструируются субъектами в процессе познания.

Таким образом, наука помещается в субъект-центристскую перспективу, все ее элементы и построения оказываются продуктом человеческой деятельности, которая, в свою очередь, рассматривается как синкретическое сплетение материальных, социальных и концептуальных компонентов. Однако здесь обнаруживается неоднозначность конструктивистской методологии. Представители этого течения не согласны с тем, что установленная зависимость научной деятельности от социальных отношений должна иметь своим непременным следствием субъективизацию науки как таковой. Напротив, наука может нормально развиваться только в ситуации сохранения в ней статуса объекта. С этой целью представители социального конструктивизма пересматривают понятие социальности, вводя представление о «социальности с объектами» или постсоциальности.

Выявление предпосылок формирования конструктивистского образа науки позволяет увидеть эвристические значение стратегии социального конструктивизма: позиционируемый подход является вариантом преодоления дихотомии субъекта и объекта при помощи метафоры «гибрида», а также преодоления разрыва между естественными науками и социально-гуманитарным знанием благодаря метафоре «коллектива» и преобразованию наук о природе и наук о духе в «науки о коллективе».

Во втором параграфе «Прагматизация, социологизация и психологизация образа науки под влиянием социального конструктивизма» показано, что социальный конструктивизм оказывает влияние на все компоненты концепта «наука», хотя отдельные его слои подвергаются трансформации в разной степени. Методология социального конструктивизма изменила наши представления о глубинных основаниях науки, связанных с природой познания, способами производства знания, его культурогенной функцией и социальным статусом. Все это отразилось и на образе науки, на ее восприятии в обществе. 

Одна из функций образа науки состоит в том, что он превращает науку в нечто привычное, очевидное, понятное. Что же должно стать привычным для «общества знания» в восприятии научного знания и какие ожидания нас хотят приучить связывать с наукой?

Во-первых, научное знание нам представляют как общественное благо, обеспечивающее социальный порядок и социальный прогресс. Во-вторых, наука лишается своей прежней автономности, которую ей обеспечивало признание безусловной ценности истины. Новый образ науки связывает ее с сугубо прагматическими целями.  По своему назначению научное знание ничем не отличается от знания профессионального, технического или от здравого смысла: оно призвано обеспечить экономические, политические, социальные и прочие интересы субъектов, оптимизировать человеческую жизнь. Научное знание производится по социальному заказу во имя социально значимых целей, которые, в свою очередь, конституируют и направляют процесс познания. В-третьих, научное знание коммерциализируется, превращается в интеллектуальную собственность, в интеллектуальный капитал и в конечном счете – в товар, производимый и приобретаемый из соображений прибыли.

Идеологи социального конструктивизма стремятся максимально сблизить философское и социально-гуманитарное знание со знанием профессиональным и специализированным, с одной стороны, и со знанием повседневным – с другой. Фундаментальную науку пытаются представить как своеобразную «индустрию знания», которая может функционировать как формализованная безличная структура, не связанная с индивидуальным творческим поиском.

Конструктивизм во всех своих формах проявляет практическую направленность. Человек конструирует потому, что он преследует свои цели; цель конструирования отсылает в будущее и является предвосхищением опыта. С другой стороны, конструктивизм предполагает, что субъект устанавливает контроль над объектом, элиминируя отклонения или возмущения от желаемого состояния. В этой связи представители социального конструктивизма прогнозируют возрастание  в обществе роли экспертного знания: в условиях, когда традиции утрачивают свою значимость, индивиду приходится самому справляться со свободой выбора и всеми его последствиями. Экспертное знание как раз и помогает определиться с выбором. Компетентный человек – это человек, полагающийся на знания экспертов в конкретных вопросах. Таким образом, речь идет об утверждении особой экспертной культуры, и трансформация образа науки призвана подготовить к ней общественное сознание. Подобная ориентация на практику порождает утилитаристский взгляд на науку. От знаний требуется не истинность, а лишь жизнеспособность; целью познания является не объективность, а приспособление, в том числе буквально понятое как способность выполнять определенные функции.

Экстерналистская направленность социального конструктивизма выражается не только в усилении прагматизации науки, но и в дальнейшей ее социологизации и психологизации.

Социологизация образа науки выражается в том, что научное знание предстает не как репрезентация объективного мира, а как система, воспроизводящая исключительно мир человеческих отношений. Смысловое изменение образа науки происходит в дискурсивных контекстах локальных практик в результате интерпретирующей деятельности социальных субъектов. На первый план в науке выходит не научная рациональность, а социальный аспект. В лаборатории научные методы выглядят как локализованная система практики, а ученый действует как практический мыслитель, который создает «контекстуально специфические конструкты» и на каждом этапе принимает решения-выборы.

Подытоживая рассмотрение образа науки, который формируется под влиянием социального конструктивизма, можно выделить следующие связанные с ним тенденции и социальные последствия. Во-первых, это изменение представления о субъекте, который соотносится не с когнитивной, а с коммуникативной сферой.

Во-вторых, в «обществе знания» производство знания перестает быть прерогативой научного сообщества, оно становится частью экономики знаний. Знания превращаются в интеллектуальный капитал, производимый учеными как «новым пролетариатом». Владельцы этого капитала (в том числе государство) инвестируют в науку средства, ожидая от нее вполне утилитарного, технологического продукта.

В-третьих, наука становится технологически ориентированной, в ней все более широко представлены прикладные профессии.

Наука перестает быть исследованием сущности вещей вне прикладного контекста. Знание производится как вещь среди других вещей и становится товаром. Наука утрачивает свою автономию, и направления ее развития отныне определяются непрофессионалами. В результате деформируется ценностная сфера и культурные механизмы производства знания. Творчество, которое может существовать только в рамках академической свободы, сменяется креативностью – ориентацией на новации, на прагматическую полезность. Таким образом, «экономика знаний», по сути, разрушает науку, ибо она нуждается не в науке, а в интеллектуальном ресурсе для собственного развития.

В заключении приведены основные результаты исследования и намечены перспективы дальнейшего развития темы.

Публикации в журналах, рекомендованных ВАК РФ:

  1. Ищенко, Н. С. Коллективный субъект социального конструктивизма под знаком «одержимой личности» / Н. С. Ищенко // Вестник Челябинского государственного университета. Философия. Социология. Культурология. Вып. 23. – 2012. – № 4 (258). – С. 43–45 (0,24 п.л.).
  2. Ищенко, Н. С. Влияние социального конструктивизма на изменение образа науки в современном обществе / С. Б. Токарева, Н. С. Ищенко // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 7. Философия. Социология и социальные технологии. – 2011. – № 3 (15). – С. 23–27 (0,75 п.л.).

Статьи и тезисы докладов, опубликованные в других научных изданиях:

  1. Ищенко, Н. С. Роль нарратива в конструировании социальной реальности / Н. С. Ищенко // Материалы научной сессии Волгоградского гос. ун-та, г. Волгоград, 20–30 апр. 2009 г. – Вып. 2. Философские, социальные и исторические науки. – Волгоград : Изд-во ВолГУ, 2010. – С. 10–13 (0,16 п.л.).
  2. Ищенко, Н. С. Проблема становления социального конструктивизма / Н. С. Ищенко // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 9. Исследования молодых ученых. – Волгоград : Изд-во ВолГУ, 2010. – Вып. 8. Ч. 1. – С. 48–55 (0, 72 п.л.).
  3. Ищенко, Н. С. Социальная инженерия и социальный конструктивизм / Н. С. Ищенко // Материалы XIV Региональной конференции молодых исследователей Волгоградской области, 11–13 ноября 2009 г. – Вып. 3. Философские науки и культурология. Исторические науки. – Волгоград : Изд-во ВолГУ, 2009. – С. 30–34 (0,13 п.л.).
  4. Ищенко, Н. С. Инструментальный характер социального конструктивизма / Н. С. Ищенко // Материалы н аучной сессии Волгоградского гос. ун-та, г. Волгоград, 26-30 апр. 2010 г. – Вып. 2. Философские, социальные и исторические науки. – Волгоград : Изд-во ВолГУ, 2010. – С. 21–24 (0,14 п.л.).
  5. Ищенко, Н. С. Властные отношения: роль субъекта / Н. С. Ищенко // Всероссийская научно-практическая конференция «Общественные отношения в условиях становления гражданского общества в России», г. Волгоград, 9–10 ноября 2010 г. : Сб. ст. – Волгоград : Изд-во ВолГУ, 2010.– С. 215–219 (0,20 п.л.).
  6. Ищенко, Н. С. Субъект и объект в конструктивистской методологии социального познания / Н. С. Ищенко // Материалы XV Региональной конференции молодых исследователей Волгоградской области, 9–12 ноября 2010 г. – Вып. 3. Философские науки и культурология. Исторические науки. – Волгоград : Изд-во ВолГУ, 2010. – С. 22–25 (0,22 п.л.).
  7. Ищенко, Н. С. Научное исследование как поле взаимодействия коллектива ученых / Н. С. Ищенко // Всероссийская научно-практическая конференция «Эффективное освоение новшеств, информации, идей – условие модернизации хозяйственных систем», г. Волгоград, 26–27 апр. 2011 г. : Сб. ст. – Волгоград : Изд-во ВолГУ, 2011. – С. 74–78 (0,21).
 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.