WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Муртазина Марина Шамильевна

ВИРТУАЛЬНАЯ КУЛЬТУРА КАК ФЕНОМЕН ГЛОБАЛИЗАЦИИ:

ФИЛОСОФСКО-КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКОЕ ОСМЫСЛЕНИЕ

09.00.13 – Философская антропология,

философия культуры (философские науки)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Чита – 2012

Работа выполнена на кафедре философии, теории и истории культуры

ФГБОУ ВПО «Забайкальский государственный университет»

 

Научный руководитель

доктор философских наук, профессор

Фомина Марина Николаевна

Официальные оппоненты:

Тыхеева Юлия Цыреновна

доктор философских наук, профессор,

ФГБОУ ВПО «Восточно-Сибирский государственный университет технологий и управления», профессор кафедры культурологии и социокультурной антропологии

Ладыгина Ирина Владимировна

кандидат философских наук, доцент,

ФГБОУ ВПО «Забайкальский государственный гуманитарно-педагогический университет им. Н. Г. Чернышевского», зав. кафедрой информатики, теории методики обучения информатике

Ведущая организация:

ФГБОУ ВПО «Иркутский

государственный университет»

Защита состоится «24» апреля 2012 г. в 10.00 ч.  на заседании диссертационного совета Д 212.299.04 при ФГБОУ ВПО «Забайкальский государственный университет» по адресу: 672039, Чита, ул. Александро-Заводская, д.30, зал заседаний ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГБОУ ВПО «Забайкальский государственный университет» по адресу: 672000, Чита, ул. Кастринская, 1.

Автореферат разослан «23» марта 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

доктор философских наук, доцент               Бернюкевич Татьяна Владимировна

  1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования

Одним из актуальных направлений философской мысли последних лет является осмысление  глобализации, обусловленной развитием техники, технологий связи и информации, превращающих мир, как указал М. Мак­люэн,  в «глобальную деревню»1. Это направление глобализации определяет необходимость философского понимания того, какие изменения в сфере культуры она влечет за собой, способствует или препятствует диалогу культур, влечет ли появление новых видов культуры.

Данное исследование посвящено анализу виртуальной культуры как феномена глобализации. Отличительным признаком виртуальной культуры стало моделирование возможной реальности бытия посредством компьютерных  технологий.  Они открыли перед человеком беспрецедентные возможности: расширение границ творчества, конструкторской деятельности, обучение мануальной технике ведения операций в медицине, формирование новых видов искусства, невозможных в физическом мире (например, «цифровые» жанры искусства) и т.п. Использование компьютерных технологий значительно облегчило трудовую деятельность человека, обеспечило широкие возможности для самореализации, образования и самообразования. Благодаря сети Интернет человек вышел за пределы одной страны, языка, культуры.  В то же время появились новые проблемы и новые вопросы. И в первую очередь это вопрос, который стал особенно актуален для религиозной сферы: каковы допустимые способы применения компьютерных технологий.

Электронные коммуникации ориентируют парадигму культуры на процесс виртуализации, который порождает новый вид культуры – виртуальную культуру. Являясь, безусловно, сложным и многоплановым феноменом глобализации, она требует серьезного философско-культуро­логического осмысления и анализа. Процессы развития и распространения компьютерных технологий виртуализации столь стреми­тельны, что предметное поле философско-культурологических исследова­ний по данному направлению только начинает складываться. Указанные обстоятельства и обуславливают актуальность заявленной темы.

Степень научной разработанности проблемы

В ходе исследования был задействован обширный круг научных работ отечественных и зарубежных авторов. Среди них работы философского и культурологического направления, затрагивающие проблему соотношения категорий «цивилизация» и «культура», которая начинает исследоваться в эпоху Просвещения, когда цивилизация представлялась как некое идеальное состояние общества.

Основы этноисторической концепции цивилизаций были заложены Ф. Гизо2. Цивилизацию как этап общественного развития рассматривали Э.Б. Тайлор, Л. Морган, Ф. Энгельс3.

Основы культурно-исторических типов цивилизаций были заложены в работах Н.Я. Данилевского4. Данная теория в дальнейшем разработана в трудах О. Шпенглера, А. Тойнби, П. Сорокина, X. Ортега-и-Гассета5 и ряда других философов первой половины XX в.

Во второй половине XX в. сущность цивилизаций осмысливается сквозь призму технологических изменений в трудах Д. Белла, М. Кастельса, Э. Тоффлера6 и др. В конце XX в. формируется теория мировых, локальных и глобальной цивилизаций, исследованная Б.Н. Кузыком и Ю.В. Яковцом7. Ими разрабатывается концепция социогенетических закономерностей динамики цивилизаций и доказывается, что новым этапом в развитии генотипа глобальной цивилизации на рубеже тысячелетий стал процесс глобализации.

Разностороннее осмысление процессов глобализации представлено в работах зарубежных и отечественных ученых и исследователей: В.А. Аб­ра­мо­ва, Д.Г. Балуева, H.H. Волниной, Д. Гольдблатта, Д.В. Ива­но­ва, В.Л. Ино­земцева, Э.Г. Кочетова, Т. Левитта, Э. Макгрю, Дж. Маклина, В.А. Мамоновой, М.А. Мунтяна, К. Омаэ, Д. Перратона, Р. Робертсона, М.Я. Сарафа, Д. Хелда, Ю.В. Шишкова, Ю.В. Яковца8 и др. Глубокое осмысление процессов глобализации, ее исторического развития и связи с культурой и цивилизацией дано в работах Я.Н. Питерса, А.Н. Чумакова9.

Проблематика формирования новой культуры в условиях глобализации, обусловленной информационно-технологическим развитием, отражена в работах таких современных авторов, как В.А. Емелин, П. Леви, А. Лемос, Я. Мацек, С. Мизрах, И.А. Негодаев, Т. Норд, Л.В. Нургалеева, Е. Степп, М. Стрейнджлав, М. Хайм, М. Хаубен, А.М. Хилтон10 и др. Появление новой формы культуры (префигуративной культуры) отмечено в работах М. Мид11.

На формирование новой коммуникативной среды в культуре ХХ века указано в исследованиях В.С. Библера и Ю.М. Лотмана. Информационно-коммуникативным тенденциям развития современного общества посвящены труды М. Маклюэна и А. Моля12. Варианты видения постиндустриального общества даны в трудах З. Бжезинского, П. Друкера, П. Мартина, И. Масуды, А. Турена, Т. Сакайя13 и др.

Одним из важнейших следствий глобализации на современном этапе ученые считают виртуализацию жизни.  О виртуальной глобализации пишет Д. Холмс14. Виртуализацию как особенность постиндустриального общества рассматривают В.В. Афанасьева, А. Бюль, М. Вэйстейм, В.Н. Гасилин, Д.В. Иванов, М. Кастельс, А. Крокер, Л.В. Лесков, М.Ю. Опенков, Л.А. Тягунова15 и др.

Процессы виртуализации, категории «виртуальность» и «виртуальная реальность»  комплексно анализируются в работах П. Леви16. Подробная философская аналитика концепций «виртуального» и «виртуальной реальности» дана в монографии Е.Е. Таратуты17.

Первые элементы философского понимания феномена виртуальности были заложены в Античности в контексте осмысления проблемы основных состояний всего сущего (Платон, Аристотель18). Развивая аристотелевскую онтологию, Фома Аквинский осмыслил понятие «виртуальное» как синоним потенциального. В таком значении данная категория развивалась в работах Дунса Скота и Николая Кузанского19. Позиция множественности бытия была продолжена в трудах Г. Лейбница, И. Канта, А. Бергсона20.

Среди современных исследователей значительный вклад в трактовку понятия «виртуальная реальность» внесли представители научного направления – виртуалистики (О.И. Генисаретский, Н.А. Носов21 и др.). Мыслимое бытие, символизм сознания человека рассматриваются в трудах Э. Кассирера, Г. Когена, С. Лангер, М.К. Мамардашвили, A.M. Пя­ти­гор­ского22.

Трактовка виртуальной реальности с позиций компьютерных технологий представлена работами таких специалистов в этой сфере, как М. Крюгер, Дж. Ланье, И. Сазерлэнд23 и др.

Классификации виртуальных реальностей приводятся в исследованиях В.В. Афанасьевой, Т.А. Кирик, Ю.В. Наседкиной, В.Л. Силаевой24 и др.

Понятие «виртуальная культура» рассматривается в работах К. Ача, Дж. Берна, С. Джонса, Л.М. Земляновой, М. Кастеллса, Э. Хоукса25 и др.  Философское осмысление феномена виртуальной культуры представлено трудами Г.Л. Тульчинского26. Антропологическое исследование жителей виртуальной вселенной Second Life проведено Т. Боелсторффом27.

Отдельные аспекты феномена виртуальной культуры исследовались в диссертационных работах: К. Хансена, А.И. Воронова, А.Ю. Головина, Я.А. Кривошапко, Т.А. Шу, И.И. Югай28 и др.

Поскольку виртуальная культура анализируется в данной работе как феномен глобализации, с чем неразрывно связаны проблемы взаимодействия и взаимовлияния культур, то существенными для проводимого анализа являются работы по философии диалога культур. Идея диалога как метода философствования оформилась в трудах Л. Фейербаха29. Анализ собственно диалога культур проводился в работах М. Бубера, М.М. Бахтина, В.С. Библера, Ю.М. Лотмана30. Природа диалогичности философской культуры анализируется в работах М.Н. Фоминой31. Диалог как наиболее продуктивная форма взаимоотношений разных культур в условиях глобализации рассматривается в работах А.А. Гусейнова, В.М. Межуева, Э. Шнайдера32 и др.

Проблеме диалога и коммуникаций в виртуальном пространстве посвящены работы А.Н. Городищевой, А.В. Соколова33 и др. Диалог культур в киберпространстве представлен у Н. Амрус, П. Помье34.

Воздействие виртуальной среды на религиозную сферу рассматривают М. Варбург, П. Великанов, С. Гелфгрен, К. Детвайлер, Л. Доусон, Е.О. Калмыкова, В. Корлисс, Х. Кэмпбелл, К.В. Лученко, П. Тейснер, М. Томпсон, К. Хелланд, M. Хойсгард, Г. Хьюстон35 и др.

Анализ зарубежных и отечественных источников позволяет сделать вывод, что определение понятия «виртуальная культура» еще не сформулировано, хотя сам термин активно используется в научных работах. Большинство исследований, затрагивающих вопросы тотальной виртуализации современного общества, проведено в экономической, психологической, социальной или политической плоскостях. Вместе с тем, несмотря на значительное количество работ, непосредственно связанных с исследованием виртуальной культуры, вопрос природы виртуальной культуры как феномена глобализации до сих пор не стал предметом самостоятельного исследования с позиций философии культуры. Из этого следует, что рассмотрение виртуальной культуры с позиций философско-культу­ро­логического анализа представляет особый научный интерес, требует детальной проработки и развития.

Объектом исследования является виртуальная культура.

Предметом диссертационного исследования выступает виртуальная культура как феномен глобализации.

Целью диссертации является исследование специфики виртуальной культуры как феномена глобализации.

Обозначенная цель диссертационного исследования предполагает решение следующих задач:

  • раскрыть соотношение культуры  и глобализации в условиях виртуализации;
  • систематизировать учения о  виртуальности с позиций философии культуры;
  • выявить историко-философскую динамику становления понятия «виртуальная культура»;
  • обосновать характерные формы диалога культур в виртуальной среде;
  • проанализировать проблемы, обусловленные ведением религиозного диалога в виртуальной среде.

Теоретико-методологическая основа исследования

Философско-методологической базой исследования является концепция «диалога культур» В.С. Библера, в соответствии с которой различные культуры находятся в постоянном и непрерывном взаимодействии друг с другом.

Теоретической базой исследования являются труды зарубежных и российских философов, антропологов, психологов, лингвистов, религиоведов, социологов, а также экономистов и политологов, посвященные глобализации, виртуализации и изменениям, происходящим в культурной сфере.

Исследование имеет философско-культурологический характер. В диссертации виртуальная культура осмысливается, прежде всего, как теоретическое понятие. В работе применен комплексный, междисциплинарный подход, предполагающий привлечение выводов различных наук. В ходе работы использованы философско-антропологический, социокультурный, аксиологический подходы, применены методы сравнительного и историко-культурологического анализа для понимания генезиса виртуальной культуры.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в философском обосновании виртуальной культуры как феномена глобализации. В результате чего:

  • аргументировано, что современный этап глобализации характеризуется формированием нового виртуального пространства, порождающего свои культурные практики;
  • в процессе систематизации учений о  виртуальности в контексте философии культуры обосновано, что многообразие точек зрения может быть сведено к анализу явления виртуальности  как феномена сознания (индивидуального или коллективного) и как технико-технологического феномена;
  • означены основные этапы исследований виртуальной культуры в истории философской мыcли: ранние исследования описательного характера, исследования, сопряженные с рассмотрением феномена виртуальных сообществ и исследования, анализирующие социальные, культурные и экономические взаимодействия, происходящие в виртуальном пространстве;
  • на основе анализа форм диалогических отношений в виртуальной среде, образовываемой компьютерными технологиями, определены характерные формы диалога культур, существующие в ней: виртуальный диалог, реально-виртуальный диалог, виртуально-реальный диалог;
  • установлено, что ведение религиозного диалога в виртуальной среде сопряжено c необходимостью определения форм взаимодействия, не противоречащих основным доктринам веры.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. В настоящее время глобализация, являясь объективным историческим процессом, проходит очередной этап своего развития, важнейшим технологическим атрибутом которого стали компьютерные виртуальные технологии. В этих условиях формируется электронное виртуальное пространство, ставшее неотъемлемой частью глобальной реальности, порождающее культурные практики, основанные на использовании компьютерных технологий и являющиеся всеобщими для пользователей компьютеров. К ним относятся многообразные формы и виды онлайн деятельности (форумы, чаты, сетевые конференции, Интернет-блоги, виртуальные представительства и т.п.), а также виды деятельности, связанные с созданием произведений искусства при помощи компьютерных программ.
  2. Электронное виртуальное пространство образует множество виртуальных реальностей (виртуальных сред). Виртуальность, являющаяся свойством человеческого сознания, благодаря информационным технологиям, становится новой формой культурного выражения. В философии виртуальная реальность понимается и как противоположность реальности, и как ее продолжение, и как результат развития компьютерных технологий. Увлеченность виртуальной реальностью в исследованиях последних лет обуславливается совмещением технического толкования с философскими и психологическими значениями. Компьютерная (электронная) виртуальная реальность – это значительное проявление сотворенной виртуальности на сегодняшний день. Электронную виртуальную реальность по архитектуре можно разделить на автономную и сетевую, в результате взаимодействия с которыми человек формирует виртуальную культуру.
  3. В формировании представлений о виртуальной культуре в истории философской мысли можно выделить: ранние исследования описательного характера, часто принимавшие одну из двух форм – «технологическая утопия» или «технологическая антиутопия»; исследования, где основное внимание было сосредоточено на появлении феномена виртуальных сообществ; исследования, где внимание сосредоточено на анализе социальных, культурных и экономических взаимодействий, происходящих в сети Интернет, включая социальное конструирование реальности, создание этических кодексов поведения в Интернете. Наблюдается многозначность определений и характеристик виртуальной культуры, что объясняется эмпирической и феноменологической ориентацией большинства исследований.
  4. Виртуальные формы диалогических отношений порождают новые формы диалога культур, которые условно можно обозначить как виртуальный диалог, реально-виртуальный диалог, виртуально-реальный диалог. Первый  происходит в сознании читателя-пользователя, когда виртуальная среда выступает хранилищем и средством передачи информации, подобно бумажной энциклопедии или документальному фильму, но отличается возможностью нелинейного прочтения. Второй происходит, когда пользователь компьютера «читает» произведение разработчиков программ. Здесь ведется реальный диалог с виртуальным объектом, в который вложен естественный интеллект автора. Третий выражается в виде диалогов (полилогов) с реальными собеседниками, в результате которых постигаются образы другой культуры.
  5. Бытие религиозной сферы в виртуальной среде на настоящий момент сосредоточено, в основном, в сети Интернет, также встречаются компьютерные программы и видеоигры, посвященные религиозной тематике. В сети Интернет религиозные организации могут вести диалог с верующими, используя новые формы передачи информации, которые могут быть классифицированы как: сайты информационного характера, религиозно-ориентирующие сайты и сайты, манипулирующие религиозным сознанием. Использование религиозными организациями форм ведения диалога, характерных для виртуальной среды, ведет к необходимости определения допустимых пределов трансформации традиционных религиозных практик. Особое место в ряду вопросов, связанных с бытием религиозной сферы в виртуальной среде, занимает вопрос определения статуса иконы в виртуальном пространстве.

Теоретическая и практическая значимость. Основные положения и выводы диссертационного исследования расширяют предметное поле философии культуры и могут быть использованы для дальнейшей разработки проблемы культурной глобализации и виртуализации. Результаты исследования могут быть использованы в культурной практике и политике, связанных с определением и направленностью влияния электронных коммуникаций на разные сферы бытия общества и человека. Материалы диссертации могут найти своё применение в научно-образовательной деятельности при разработке вузовских курсов по философии культуры, философской антропологии, социальной антропологии, теоретических основ создания информационного общества.

Апробация диссертации. Основные положения и выводы диссертационного исследования отражены в научных публикациях и докладах на международных и всероссийских конференциях: XI-XII международные молодежные научно-практические конференции «Молодежь Забайкалья» (Чита, 2007-2008), VIII-IX всероссийские научно-практические конференции «Кулагинские чтения» (Чита, 2008-2009, 2011), «Человек и его ценности в современном мире» (Чита, 2009), «Забайкальские социологические чтения» (Чита, 2009-2010), «Ломоносов» (Москва, 2009-2011). Основные положения диссертационной работы изложены в 15 публикациях, из них три статьи в журналах из перечня ВАК. Результаты исследований обсуждались на научно-методологических семинарах и заседаниях кафедры философии, теории и истории культуры Забайкальского государственного университета.

Структура и объем диссертации. Работа состоит из введения, двух глав, включающих пять параграфов, заключения и библиографического списка, содержащего 257 наименований, из них 66 на иностранном языке. Общий объем диссертации – 172 страниц машинописного текста.

  1. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность исследуемой проблемы, выявляется степень ее научно-теоретической разработанности, определяются объект, предмет, цели и задачи исследования, формулируются положения, выносимые на защиту, определяется научная новизна, показывается теоретическая и практическая значимость работы, приводятся сведения об апробации.

Первая глава «Рефлексия глобализации в сфере культуры» имеет теоретический характер и содержит базовые для дальнейшего исследования положения. В ней осмысливаются ключевые для диссертационного исследования понятия «культура», «цивилизация», «глобализация», «виртуальность», «виртуальная реальность», «виртуальное пространство», подробно рассматриваются черты виртуальной культуры, дается авторская интерпретация этого понятия.

В параграфе 1.1 «Культура и глобализация в условиях виртуализации: философско-культурологический анализ» приводится исторический обзор философских взглядов на соотношение категорий «культура» и «цивилизация». Обосновано, что культура порождает цивилизацию, а цивилизация порождает культуру. Рассматривается реализация системы «идея – технология – новый вид искусства». Проводится философско-культурологическое осмысление культурного и цивилизационного развития общества в контексте глобализационных процессов. Анализируется сущность культуры с позиций теорий постиндустриального общества и теории виртуализации. Дается представление о связи категорий «культура» и «цивилизация» с понятием «глобализация».

В научной литературе, как в отечественной, так и в зарубежной, существует большой разброс мнений по вопросам сущности явления «глобализация»: становление транснациональных корпораций, банков и государств, интенсификация мирового сознания, формирование сферы транснациональной политики, информационно-коммуникационная революция, циклы дифференциации-интеграции. Несмотря на многообразие формулировок и взглядов, многие ученые сходятся во мнении, что глобализация имеет неоднозначный, противоречивый характер, представляет собой отличительную тенденцию сегодняшнего дня, связанную с современными достижениями научно-технического прогресса, новейшими технологиями, которая должна восприниматься как причина для развития и/или изменения культуры.

Глубокое осмысление явления глобализации дается в работах Я.Н. Питерса, А.Н. Чумакова, которые обосновывают, что глобализация – это объективно-исторический процесс. Основные положения, используемые в работе  для  рассмотрения воздействия глобализации на культуру, заданы трудами А.Н. Чумакова, А.А. Гусейнова. Понимание глобализации как исторического процесса, способствующего определенной унификации общественной жизни, при этом нисколько не устраняющего культурное разнообразие, позволяет оценивать ее влияние как движение в развитии от локальных проявлений цивилизации к цивилизационному единству, глобальной культуре (сверхкультуре), возникающей поверх существующих культур, не отменяя и не стирая их различий. На протяжении веков глобализация расширяла  сферы и пространства коммуникаций, политики, экономики и т.п. И в последней четверти XX века она создала новое виртуальное пространство, порождающее свои культурные практики.

В параграфе 1.2 «Категории «виртуальность» и «виртуальная реальность» в философии культуры» содержится краткий исторический обзор философских взглядов на понятия «виртуальность» и «виртуальная реальность», исследуется история применения термина «виртуальная реальность» в контексте компьютерных технологий, дается историческое и современное значение понятий «виртуальный мир» и «виртуальная среда», которые в настоящий момент используются, как и понятие «виртуальная реальность», в качестве метафорических абстракций и для обозначения программных систем, содержащих набор виртуальных предметов.

Обосновывается, что увлеченность «виртуальной реальностью» в современном обществе базируется в значительной степени на совмещении компьютерного, некомпьютерного и философского понимания виртуальности.

На основе проведенного анализа взглядов ученых на понятие «виртуальная реальность» делается вывод: компьютерная (электронная) виртуальная реальность – самое значительное проявление сотворенной виртуальности на сегодняшний день. Этим и обуславливается, что современные представления о виртуальной реальности в основном сводятся именно к механизмам электронной виртуальной реальности.

После рассмотрения свойств и особенностей электронной виртуальной реальности предлагаются критерии ее классификации (по способу отображения информации, по архитектуре, по степени интерактивности, по уровню входного порога сложности, по области применения, по открытости). Выделенные критерии в дальнейшем позволяют дать авторскую интерпретацию понятия «виртуальная культура».

Электронную виртуальную реальность по архитектуре можно разделить на автономную и сетевую. Автономная электронная виртуальная реальность – это виртуальная реальность, генерируемая в процессе взаимодействия с компьютерными системами. Ее особенностью является возможность возврата к некоторому сохраненному состоянию по желанию единственного «творца» этой виртуальной реальности. Сетевая электронная виртуальная реальность – это виртуальная реальность, генерируемая пользователями компьютерной сети, вместе с тем ее изменение должно быть доступно более чем одному человеку.

Такие явления, как виртуальные сообщества, дистанционная работа, web-образование, виртуальные церкви и т.п., демонстрируют сдвиг социальной активности из физического пространства в виртуальное пространство, создаваемое инфотехносредой. На основании анализа взглядов ученых на понятия «виртуальное пространство» и «киберпространство» представляется возможным заключить, что виртуальное пространство, создаваемое инфотехносредой, равносильно киберпространству, при условии понимания под последним термином сферы информации, полученной посредством электроники.

В параграфе 1.3 «Методологические подходы к осмыслению понятия “виртуальная культура”» анализируются подходы к пониманию сущности виртуальной культуры зарубежных и отечественных ученых, выявляются ее положительные и отрицательные стороны, акцентируется внимание на специфике виртуальной культуры, заключенной в актуализации «со-возможности» бытия.

О формировании виртуальной культуры (именно с использованием данного термина) заговорили в начале 1990-х. В этот период произошел ряд событий, сделавших доступными для широкой публики миллионы серверов сети Интернет: в 1990 г. Т. Бернерс-Ли создал службу World Wide Web (WWW), в 1991 г. он запустил первые в мире web-сервер, web-браузер и сайт http://info.cern.ch/, в 1993 г. Национальный центр по использованию суперкомпьютеров создал первый в мире графический web-браузер Mosaic. Хотя компьютерные сети существовали с 1969 года (а сеть Интернет с 1983 г.) и в 1980-х для общения и публикации файлов активно использовалась сеть UseNet, именно с 1993 г. началось массовое подключение к сети Интернет и образование виртуальных сообществ.

Представленный анализ работ зарубежных и отечественных авторов показывает, что термин «виртуальная культура» используется для обозначения широкого спектра различных явлений, а также то, что виртуальная культура рассматривается в большинстве из них в контексте понятий «виртуальное сообщество» и «виртуальное общество».

В результате обобщения собранных частных определений и рассмотрения форм электронной виртуальной реальности дается авторская интерпретация понятия «виртуальная культура»: это вид культуры, где виртуальная среда, построенная средствами компьютерных технологий, как сетевая, так и автономная, является способом бытия человека.

Отмечается, что исследования, в основном, связаны с сетевым электронным пространством, что обуславливается коренным изменением образа жизни и сознания человека благодаря внедрению сетевых технологий передачи данных и возможности ведения компьютерно-опосредованного диалога. Основой развития виртуальной культуры является множество диалогов: от наличных диалогов до диалога культур. Виртуальная культура формирует новые принципы взаимодействия с культурными ценностями. Доступность информации о культурных ценностях различных народов создает комфортные условия для творчества, для диалога культур. Виртуальная культура предполагает, с одной стороны, массовость как закономерность функционирования и развития, с другой, расширение границ творчества, новые способы художественной деятельности, проявления уникальности, индивидуализацию. Обосновывается, что в этих условиях возникают новые эстетические потребности, претерпевают изменения представления о формах культурой продукции, под воздействием тотальной виртуализации изменяются познавательные запросы человека.

Во второй главе «Виртуальная среда как сфера реализации диалога культур» анализируются формы диалога в виртуальной среде, выделяются характерные для нее формы диалога культур, характеризуются проблемы, обусловленные ведением религиозного диалога в виртуальной среде.

В параграфе 2.1 «Формы диалога культур в виртуальной среде» дается анализ сущности диалога, понимаемого в идее культуры, делается обзор исследований, посвященных формам диалога и диалоговой культуре, порожденных современными средствами техники и коммуникации. На основе этого выделяются характерные формы диалога культур в виртуальной среде.

Социальная реальность постиндустриальной цивилизации продолжается в виртуальной среде, образованной современными технологиями связи. Эта среда становится «посредником», а порой и «квазисобеседником» в диалоге. В условиях «машинной коммуникации» можно выделить такие формы диалогических отношений, как:

1) диалоговый режим, подразумевающий под собой способ взаимодействия пользователя и программы, в результате которого происходит непосредственный, двухсторонний обмен информацией;

2) диалог с виртуальным собеседником-человеком, когда взаимодействие людей дистанцируется техникой.

При работе человека с системными, прикладными и инструментальными программными продуктами происходит смысловой диалог «человек – компьютер» (здесь имеется в виду компьютер как система программно-аппаратных средств обработки информации), т.е. диалог, обладающий предметно-смысловой направленностью или смысловым взаимодействием, выходящим за рамки функциональности программного продукта. Выделяется два направления понимания смыслового диалога «человек – компьютер». Первое – проявление искусственного интеллекта, проверяющего логичность высказываний собеседника. Второе – форма диалога «читатель – автор произведения».

Опираясь на формы диалоговых отношений в условиях «машинной коммуникации» и на направления понимания смыслового диалога «человек – компьютер», выделяются характерные для виртуальной среды формы диалога культур:

1) виртуальный диалог, происходящий в сознании читателя-пользователя, посещающего, например, виртуальный музей или Интернет-ресурс, посвященный артефактам и истории культур различных эпох и стран;

2) реально-виртуальный диалог, когда пользователь компьютера «читает» произведение разработчиков программ;

3) виртуально-реальный диалог, выражающийся в виде диалогов (полилогов) с реальными собеседниками, в результате которых постигаются образы другой культуры.

В параграфе 2.2 «Религия в виртуальной среде: новый вид диалога» обосновано, что принятие религией форм ведения диалога, характерных для виртуальной среды, ведет к необходимости определения допустимых пределов трансформации традиционных религиозных практик. 

На основе проведенного анализа можно утверждать, что присутствие церквей, мечетей, храмов и т.п. в электронном виртуальном пространстве отражает общий «культурный климат» эпохи виртуальной глобализации. Трансформация технологий работы с верующими и религиозных ритуалов уже является состоявшимся фактом. И это ставит перед философией культуры очень сложную задачу: проследить и осмыслить происходящие ценностные изменения в религиозной сфере. Интерес к религиозным практикам в виртуальной среде неуклонно растет, и эта тенденция также может со временем принести ущерб традиционной религиозной практике, хотя, скорее всего, этот эффект будет минимален.

Бытие религиозной сферы в виртуальной среде сосредоточено, в основном, в сети Интернет. Реже встречаются компьютерные программы и видеоигры, посвященные религиозной тематике. И если к сети Интернет отношение у большинства религиозных деятелей вполне положительное, то вопрос, касающийся компьютерных игр, является крайне дискуссионным. И здесь можно выделить два направления: во-первых, отношение к компьютерной игре как явлению вообще, во-вторых, отношение к созданию компьютерных игр на религиозную тематику. Особое место в ряду вопросов, связанных с бытием религиозной сферы в виртуальной среде занимает вопрос определения статуса иконы в виртуальном пространстве.

Виртуальная среда открывает новые возможности для ведения диалога религиозными культурами. В сети Интернет религиозные организации могут вести диалог с верующими, используя новые формы представления информации, которые могут быть классифицированы как сайты информационного характера, религиозно-ориентирующие сайты и сайты, манипулирующие религиозным сознанием.

Создание программ, позволяющих осуществлять виртуальные богослужения перед виртуальными иконами, создание компьютерных игр в жанре RPG (Computer Role-Playing Game), посвященных проблеме теодицеи, возможность «одним щелчком мыши» сменить веру ведут к расколу в рядах последователей той или иной религии.

Большинство виртуальных церквей, общин или даже мест, где можно совершить ритуальное действо, например, поставить виртуальную свечу перед виртуальной иконой, основаны на личной инициативе. Любой человек может взять на себя такую роль, что, безусловно, способствует подрыву традиционных институтов. Изменение способа осуществления ритуалов является весьма сложной проблемой. Ведь ритуал по праву считается наиболее фундаментальной единицей религиозного выражения. Ритуал основан на догме, догма выражает отношение людей к сверхъестественному и включает в себя ссылки на то, что они должны делать, чтобы сохранить это отношение.

В Заключении подводятся основные итоги проведенного исследования и делаются выводы. Основной вывод работы заключается в том, что в условиях глобализации благодаря информационным технологиям происходит формирование нового виртуального пространства, которое является сферой реализации виртуальной культуры. Происходящие сейчас культурные изменения позволяют говорить о появлении нового «способа бытия». Современный человек существует как в мире физическом, так и в глобальном электронном виртуальном пространстве в форме аватаров или учетных записей. Под влиянием электронных виртуальных реальностей, содержащихся в этом виртуальном пространстве, происходит формирование виртуального общества. Это влечет за собой радикальное изменение взгляда на мир, формирование виртуального мировоззрения, базирующегося на полионтичной парадигме и принципах навигации в абстрактных ландшафтах информации и знаний.

  1. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

ОТРАЖЕНО В СЛЕДУЮЩИХ ПУБЛИКАЦИЯХ АВТОРА

Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК:

  1. Муртазина М.Ш. Образование и виртуальная культура // Вестник Читинского государственного университета: Вестник
    ЧитГУ 3 (54). Чита: ЧитГУ, 2009. С. 213-217. (0,3 п.л.).
  2. Муртазина М.Ш. Формы диалога культур в виртуальной среде // Вестник Читинского государственного университета: Вестник ЧитГУ 4 (71). Чита: ЧитГУ, 2011. С.42-47. (0,4 п.л.).
  3. Муртазина М.Ш. Связь категорий «культура» и «цивилизация» в контексте глобализационных процессов: философско-культурологический анализ // Вестник Челябинского государственного университета, 2011. С. 213-217. Философия. Социология. Культурология. Вып. 21. С. 111-114. (0,4 п.л.).

Прочие публикации по теме диссертационного исследования:

  1. Муртазина М.Ш. Эффект обратного проникновения виртуальной культуры в традиционную // Мат. XI междунар. молод. конф. «Молодежь Забайкалья: эффективная экономика – благополучное развитие края». – Чита: Издательство БГУЭП, 2007. – Ч. 1. – С. 226-229 (0,2 п.л.).
  2. Муртазина М.Ш.Влияние виртуальной культуры на ценности современного общества / М.Ш. Муртазина, М.Н.  Фомина // Мат. XII междунар. молод. конф. «Молодежь Забайкалья: перспектива развития края». – Чита: ЗабИЖТ, 2008. – Ч. 1. – С. 226-229 (0,2 п.л., лично автором – 50%).
  3. Муртазина М.Ш. Виртуальная культура и религия: невиртуальные размышления / М.Ш. Муртазина, М.Н.  Фомина // Известия Иркутского государственного университета. Серия «Политология. Религиоведение» №1. – Иркутск, 2008. – С. 353 – 357 (0,3 п.л., лично автором – 50%).
  4. Муртазина М.Ш. Интернет как фактор глобализирующейся культуры // Мат. VIII всерос. науч.-практ. конф. «Кулагинские чтения». – Чита, ЧитГУ, 2008. – Ч.V. – C. 290-292 (0,2 п.л.).
  5. Муртазина М.Ш. Влияние виртуальной культуры на стиль жизни человека // Забайкальские социологические чтения: материалы IV Всероссийской научно-практической конференции «Региональная социология и социальное развитие региона: социологический анализ, рефлексия и прогноз». Секция: Этносоциология. Социология культуры. Социология политики. Социология управления. – Чита: ЗабКИПКРО, 2009. – С. 16-17 (0,1 п.л.).
  6. Муртазина М.Ш. Глобализирующаяся культура: из мира реального в мир виртуальный // Мат.VI всерос. науч.-практ. конф. «Кулагинские чтения». – Чита: ЧитГУ, 2009. – Ч.VI. – C. 280-281 (0,13 п.л.).
  7. Муртазина М.Ш. Глобализация и культура // Мат. IV междунар. науч.-практ. конф. «Человек и его ценности в современном мире». – Чита: ЧитГУ, 2009. – Ч.II. – C. 241-243 (0,14 п.л.).
  8. Муртазина М.Ш. Религия в эпоху виртуальной культуры // Материалы докладов XVI Международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов» / Отв. ред. И.А. Алешковский, П.Н. Костылев, А.И. Андреев. [Электронный ресурс] – М.: МАКС Пресс, 2009. – 1 электрон. опт. диск (CD-ROM); 12 см. – Систем. требования: ПК с процессором 486 +; Windows 95; дисковод CD-ROM; Adobe Acrobat Reader. (0,1 п.л.).
  9. Муртазина М.Ш. «Виртуальная глобализация» как уровень развития глобализации // Забайкальские социологические чтения – регион как социокультурное пространство: проблемы и перспективы социологического анализа: материалы V Всероссийской научно-практической конференции – Чита: ЧитГУ, 2010. – С. 171-173 (0,13 п.л.).
  10. Муртазина М.Ш. Соприкосновение религии и виртуальной культуры // Материалы Международного молодежного научного форума «ЛОМОНОСОВ-2010» / Отв. ред. И.А. Алешковский, П.Н. Костылев, А.И. Андреев, А.В. Андриянов. [Электронный ресурс] – М.: МАКС Пресс, 2010. – 1 электрон. опт. диск (CD-ROM); 12 см. – Систем. требования: ПК с процессором 486+; Windows 95; дисковод CD-ROM; Adobe Acrobat Reader. (0,2 п.л.).
  11. Муртазина М.Ш. Массовое и элитарное в пространстве виртуальной культуры // Материалы Международного молодежного научного форума «ЛОМОНОСОВ-2011» / Отв. ред. А.И. Андреев, А.В. Андриянов, Е.А. Антипов, М.В. Чистякова. [Электронный ресурс] – М.: МАКС Пресс, 2011. – 1 электрон. опт. диск (DVD-ROM); 12 см. – Систем. требования: ПК с процессором 486+; Windows 95; дисковод DVD-ROM; Adobe Acrobat Reader. (0,13 п.л.).
  12. Муртазина М.Ш. Сущность культуры в постиндустриальном обществе // Мат. XI всерос. науч.-практ. конф. «Кулагинские чтения». – Чита: ЧитГУ, 2011. – Ч.II. – C. 26-29 (0,2 п.л.).

Лицензия ЛР № 020525 от 02.06.97

Сдано в производство 23 марта 2012 г.

Уч.–изд. л. 1,5                                                        Усл. печ. л. 1,4

Тираж 100 экз.                                                        Заказ № 49

Забайкальский государственный университет

672039, Чита, ул. Александро-Заводская, 30

______________________________________________________________

Издательство ЗабГУ


1 Маклюэн Г.М. Галактика Гутенберга. Сотворение человека печатной культуры. Киев, 2003. С.47.

2 Гизо Ф. История цивилизации в Европе. М., 2007.

3Тайлор Э.Б. Первобытная культура. М., 1989; Морган Л.Г. Древнее общество или исследование линий человеческого прогресса от дикости через варварство к цивилизации. Л., 1935; Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. М., 1976.

4Данилевский Н.Я. Россия и Европа. М., 2011.

5 Шпенглер О. Закат Европы. Новосибирск, 1993; Тойнби А.Дж. Постижение истории. М., 2002; Сорокин П.А. Социальная и культурная динамика. М., 2006; Ортега-и-Гассет Х. Восстание масс. М., 2008.

6 Белл Д. Культурные противоречия капитализма. М., 1990; Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура. М., 2000; Тоффлер Э. Шок будущего. М., 2002; Тоффлер Э. Третья волна. М., 2004; Тоффлер Э. Революционное богатство. М., 2008.

7 Кузык Б.Н., Яковец Ю.В. Цивилизации: теория, история, диалог, будущее. М., 2006.

8 Абрамов В.А., Волнина H.H. Глобализирующийся человек: грани социокультурного измерения. Чита, 2006; Балуев Д.Г. Меняющаяся роль государства в контексте современных глобальных изменений // Вестник Нижегородского государственною университета. 2003. №1. С.160-175; Хелд Д. Глобальные трансформации: политика, экономика, культура / Д.Хелд [и др.]. М., 2004; Иванов Д.В. Эволюция концепции глобализации // Телескоп. 2002. №5; Иноземцев В.Л. Глобализация: иллюзии и реальность // Свободная мысль-XXI. 2000. № 1. С. 26–36; Levitt T. Globalization of Markets // Harvard Business Review. 1983. Vol. 61 (May/June). P. 92–102; Мамонова В.А. Глобализация в пространстве культуры: векторы развития // CREDO NEW. 2006. №1; Мунтян М.А. Глобализация как объективное содержание мирового развития. URL: http://www.nemchenko.ru/wind.php?ID=205783&soch=1 (дата обращения: 01.07.2010); Robertson R. Globalization: Social Theory and Global Culture. L., 1992; Сараф М.Я. Опыт типологии культуры. Голицыно, 2003; Шишков Ю.В. Глобализация и антиглобалисты // Наука и жизнь. 2002. № 9. С. 2-7; Яковец Ю.В. Глобализация и взаимодействие цивилизаций. М., 2003.

9 Pieterse J.N. Globalization and culture: global melange. N.Y., 2009; Чумаков А.Н. Глобализация и космополитизм в контексте современности // Вопросы философии. 2009. № 1. C. 32-39; Чумаков А.Н. Глобализация. Контуры целостного мира. М., 2010; Чумаков А.Н. Метафизика глобализации: культурно-цивилизационный контекст. М., 2006.

10 Емелин В.А. Симулякры: виртуальная реальность и инновации // Государство, религия, церковь в России и за рубежом. 2009. №2. С. 133-142; Levy P. Cyberspace and the Future of Memory. Canada, 2006; Levy P. From Social Computing to Reflexive Collective Intelligence: The IEML Research Program // Information Sciences. 2010. Vol. 180. P. 71-94; Lemos A. Cibercultura: tecnologia e vida social na cultura contemporanea. Porto Alegre, 2002; Macek J. Defining Cyberculture // Media a realita / ed. by P. Binkova. University Press, 2004. P. 35-65; Mizrach S. What's Virtual About Virtual Culture? 1995. URL: http://www2.fiu.edu/
~mizrachs/virtual-ethnog.html (дата обращения: 05.08.2011); Негодаев И.А На путях к информационному обществу. Ростов-на-Дону, 1999; North T. The Internet and Usenet Global Computer Networks: An investigation of their culture and its effects on new users. 1994. URL: http://foo.curtin.edu.au/Thesis/ (дата обращения: 02.11.2010); Нургалеева Л.В. Дихотомия статусной и внестатусной культуры в условиях развития сетевого общества // Открытое и дистанционное образование. 2003. №1. С. 19-34; Stepp E. Virtualization of institutes for research // Arachnet Electronic Journal on Virtual Culture. 1993. Vol. 1, № 6. URL: http://hegel.lib.ncsu.edu/stacks/serials/aejvc/aejvc-v1n06-stepp-virtualization (дата обращения: 05.08.2011); Strangelove M. The Essential Internet: The Rise of Virtual Culture and the Emergence of Electric Gaia// The Internet Business Journal. 1993. № 5; Hilton A.M. An Ethos for the Age of Cyberculture // Proceeding AFIPS '64 (Spring) Proceedings of the April 21-23, 1964. P.139-153; Хайм М. Метафизика виртуальной реальности // Исследования по философии современного понимания мира. М., 1995; Hauben M. Culture and Communication: The Impact of the Internet on the Emerging Global Culture // Culture and Democracy Revisited in the Global Information Society to be held May 8-10, 1997; Hilton A.M. An Ethos for the Age of Cyberculture // Proceeding AFIPS '64 (Spring) Proceedings of the April 21-23, 1964, spring joint computer conference.  1964. P.139-153.

11 Мид М. Культура и мир детства: избранные произведения. М., 1988.

12 Маклюэн Г.M. Понимание Медиа: внешние расширения человека. М., 2003; Моль А. Социодинамика культуры. М., 2005.

13 Brzezinski Z. Between two Ages. America’s Role in Technotronic Era. N.Y., 1970; Новая постиндустриальная волна на Западе. Антология / под ред. В.Л. Иноземцева. М., 1999. Новая технократическая волна на Западе: сборник научных трудов / сост. П.С. Гуревич. М., 1986; Масуда И. Информационное общество как постиндустриальное общество. М., 1993.

14 Holmes D. Virtual Globalization: Virtual Spaces. L., 2001.

15 Афанасьева В.В. Тотальность виртуального. Саратов, 2005; Buhl A. Die virtuelle Gesellschaft. Opladen, 1997; Kroker A., Wetnstem M. Data trash. The Theory of the virtual>

16 Levy P. Becoming virtual: Reality in the digital age. N.Y., 1998.

17 Таратута Е.Е. Философия виртуальной реальности. СПб., 2007.

18 Платон. Собрание сочинений в четырёх томах. М., 1993. Т. 2.; Аристотель. Метафизика. М., 2006.

19 Скот И.Д. Избранное. М., 2001; Кузанский Николай. Сочинения: в 2 т. М.,1980. Т. 2.

20 Бергсон А. Творческая эволюция. Материя и память. Минск, 1999.

21 Генисаретский О.И., Носов Н.А. Виртуальные состояния в деятельности человека-оператора // Труды ГосНИИГА. Авиационная эргономика и подготовка лётного состава. Вып. 253. М., 1986. С.32-39; Носов Н.А. Виртуальная психология. М., 2000; Носов Н.А. Манифест виртуалистики. М., 2001.

22 Кассирер Э. Философия символических форм: в 3 т. М., 2001. Т.1; Лангер С. Философия в новом ключе: исследование символики разума, ритуала и искусства. М., 2000; Мамардашвили M.K., Пятигорский А.М. Символ и сознание. Метафизические рассуждения о сознании, символике и языке. М., 1997.

23Krueger M.W. Articial Reality. MA, 1991; Sutherland I.E. The Ultimate Display // Proceedings of the International Federation for Information Processing Congress. 1965. Vol. 2. P. 506–508.

24 Кирик Т.А. Виртуальная реальность: сущность, критерии, типология: дис. ... канд. филос. наук. Омск, 2004; Наседкина Ю.В. Компьютерные виртуальные реальности как феномен современной культуры: дис. ... канд. культурологических наук. СПб., 2005; Силаева В.Л. Подмена реальности как социокультурный механизм виртуализации общества: дис. … канд. филос. наук. М., 2004;

25 Burn J., Ash C. Managing Knowledge in an ERP Enabled Virtual Organization // Internet-based organizational memory and knowledge management. 2000. P. 222-240; Jones S.G. Virtual culture: identity and communication in Cybersociety. L., 1997; Землянова Л.М. Сетевое общество, информационализм и виртуальная культура // Вестник Московского университета. Серия Журналистика. 1999. № 2. С.59-69; Hawks A. Future Culture Manifesto: A Manifesto on the Here-and-Now Technocultural [R]evolution, 1993.

26 Тульчинский Г.Л. Постчеловеческая персонология. Новые перспективы рациональности и свободы. СПб., 2002.

27 Boellstorff T. Coming of Age in Second Life: аn Anthropologist Explores the Virtually Human. Princeton, 2008.

28 Hansen К. Virtuel kultur: Ph.d.- afhandling. Alborg universitet, 2001; Воронов А.И. Философский анализ понятия «виртуальная реальность»: дис. ... канд. филос. наук. СПб., 1999; Головин А.Ю. Культурные ориентации российских интернет-пользователей: сущность и специфика: дис. … канд. культурологии. М., 2011; Кривошапко Я.А. Социальные последствия воздействия виртуальной культуры на мироощущение человека: автореферат дис. ... канд. филос. наук. Таганрог, 2010; Шу Т.А. Стратегии личностной идентификации в сетевом пространстве компьютерной симуляции: культурологический аспект: дис. ... канд. культурологии. М., 2011; Югай И.И. Компьютерная игра как жанр художественного творчества на рубеже XX-XXI веков: дис. ... канд. искусствоведения. СПб., 2008.

29 Фейербах Л. Избранные философские произведения: в 2 т. М., 1955.

30 Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. М., 1986; Библер В.С. От наукоучения –  к логике культуры: два философских введения в двадцать первый век. М., 1990.; Библер В.С. Цивилизация и культура (Философские размышления в канун XXI века). М., 1993; Лотман Ю.М. Семиосфера. СПб., 2000.

31 Фомина М.Н. Философская культура: онтологический диалогизм. Чита , 1999; Фомина М.Н. «Вечные проблемы» философского диалога // Вестник Читинского государственного университета. 2009. № 6 (57) C. 178 -182.

32 Гусейнов А.А. Как возможна глобальная общность людей? // Диалог культур и партнерство цивилизаций: становление глобальной культуры: X Международные Лихачевские научные чтения, 13–14 мая 2010 года. Доклады. СПб., 2010. C. 61–63; Межуев В.М. Диалог как способ межкультурного общения в современном мире // Вопросы философии. 2011. № 9. С. 65-74; Шнайдер Э. Глобальная культура и Интернет // Диалог культур в условиях глобализации. ХI Международные Лихачевские научные чтения 12-13 мая 2011 года. Т.1. Доклады. СПб., 2011. C. 204–205.

33Городищева А.Н. Техногенез и коммуникативные формы культуры. Красноярск, 2007; Соколов А.В. Общая теория социальной коммуникации. СПб., 2002.

34 Amrous N. L?interculturalite a l?epreuve de l?Internet: le cas de la francophonie. URL: http://www.arabesques-editions.com/fr/articles/055209.html (дата обращения: 03.01.2012); Paumier Р. Du dialogue des cultures a la cyberculture. URL: http://ressources-cla.univ-fcomte.fr/gerflint/chili2/paumier.pdf (дата обращения: 03.01.2012).

35 Великанов П. Православная оценка влияния технократической цивилизации на внутренний мир современного человека. Сергиев Посад, 1998; Hojsgaard M.T., Warburg M. Religion and Cyberspace. L., 2005; Gelfgren S. Virtual Churches: Transforming Religious Values and Practices // Changing Societies. Values, Religions, and Education, Jun 13, 2009. Umea School of Education, 2009. Р. 43-50; Dawson L.L. Doing Religion in Cyberspace: The Promise and the Perils // The Council of Societies for the Study of Religion Bulletin. 2001. Vol. 30, №. 1. P. 3-9; Halos and Avatars: Playing Video Games with God / ed. C. Detweiler. Louisville, KY, 2010; Houston G. Virtual morality. Leicester, 1998; Helland C. Religion Online/Online Religion and Virtual Communitas // Religion on the Internet: Research Prospects and Promises / J.K. Hadden & D.E. Cowan (Eds.). L., 2000. P. 205-224; Калмыкова Е.О. Христианство в пространстве сети Интернет: место, время, иерархия, авторитет // Материалы круглого стола «Религия и коммуникативные практики» в рамках Международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов-2010». URL: http://religious-life.ru/2011/04/christianity-internet/ (дата обращения: 29.12.2011); Corliss V.I. Gaming with God: A Case for the Study of Religion in Video Games: Senior Theses. Trinity College, Hartford, 2011; Campbell H. Religion and the Internet // Communication Research Trends. 2006. № 26(1). P. 3-24; Teusner P.E. New Thoughts on the Status of the Religious Cyborg // Journal of Technology, Theology, and Religion. 2010. Vol. 1. P. 1-18; Лученко К.В. Интернет и религиозные коммуникации в России // www.mediascope. 2008. № 1. URL: http://mediascope.ru/node/32 (дата обращения: 08.10.2009).

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.