WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Калмыкова Ольга Михайловна

Технологические парадигмы XX XXI вв.: философско-концептуальный анализ

09.00.08 – философия науки и техники

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Ростов-на-Дону

2012

Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Южно-Российский государственный университет экономики и сервиса».

Научный руководитель:

доктор философских наук, профессор Ивушкина Елена Борисовна


Официальные оппоненты:

доктор философских наук, профессор Лысак Ирина Витальевна

доктор философских наук, профессор Коломиец Наталья Викторовна

Ведущая организация:

ФГБОУ ВПО «Южно-Российский государственный технический университет» (НПИ)

Защита состоится «17» октября 2012 г. в 15.00 на заседании диссертационного совета Д212.208.13 по философским наукам на базе ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет» по адресу: 344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 140, СКНЦ ВШ, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в Зональной научной библиотеке ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет» по адресу: 344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 148.

Автореферат разослан «17» сентября 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                                М.М. Шульман

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Начиная с XVII в., научное и техническое знание получают широкое распространение в западноевропейской цивилизации, удерживая приоритетные позиции в системе способов познания и освоения окружающего мира. Научное знание, которое предполагает фиксацию объекта, основных законов его существования, выявление необходимых, достоверных связей в процессах и явлениях и техническое знание, включающее не только само знание о технике, но и дающее ответ на вопрос об объекте, устройстве, его действии с точки зрения достижения определенных целей.

Развитие современного мира тесным образом взаимосвязано с ростом технических изменений, влиянием научно-технического прогресса на все сферы общественной жизнедеятельности. Технология как устойчивая сумма формализованных операций, нацеленных на достижение определенных результатов, привносится в ранее не охваченные ею процессы. Технологизация, определяемая как система действий, которая формализирована и алгоритмизирована, приводит в XX в. к возникновению технологических парадигм, трансформирующих понимание экономических, информационных, управленческих, общественных процессов. В связи с этим, актуализируется потребность в философском анализе технологических парадигм современности, фиксирующих глубокие структурные изменения в развитии человеческой цивилизации XX – XXI вв.

Актуальность темы исследования заключается, во-первых, в важности осмысления многогранной проблемы технологизации современного общества. Модернизация ставит на повестку дня вопрос о технологической сингулярности. Данное обстоятельство диктует необходимость создания новой технологической парадигмы, способствующей формированию стратегического видения перспектив современной цивилизации. В связи с этим, представляется чрезвычайно актуальным философско-концептуальный анализ уже существующих современных технологических парадигм, предпринятый в данном исследовании.

Другой фактор актуальности темы заключается в комплексном рассмотрении технологических парадигм XX – XXI вв. и выявлении специфических черт, присущих технико-экономической, управленческой, информационно-технологической парадигмам.

В-третьих, исследования в данной области, на наш взгляд, представляются достаточно важными в плане уточнения понятия парадигмы в заданном контексте.

Наконец, избранная тематика может послужить звеном в подходе к изучению проблемы технологической безопасности, с целью создания парадигмальных моделей, обеспечивших устойчивость высоких технологий.

Степень разработанности проблемы. Проблематика технологической парадигмы, оказавшись в центре внимания исследователей в середине XX века, не является разработанной в достаточной мере. Однако существует обширный пласт исследований собственно техники, без учета которых данная работа носила бы незавершенный характер. Исследование техники как феномена человеческого общества, начавшееся еще в античности и продолжавшееся на разных этапах культурно-исторического развития, и на сегодняшний день остается популярным. Среди наиболее влиятельных отечественных и зарубежных мыслителей, заложивших фундамент анализа техники, а также эволюции идеи техники в философско-историческом контексте следует назвать: Аристотеля, Платона, Ф. Бэкона, Р. Декарта, И. Канта, О. Конта, Э. Литтре, Н. Бердяева, В. Соловьева, В. Вернадского, А. Чижевского, К. Циолковского, П. Энгельмейера, К. Митчем, Дж. Агасси, Э. Каппа, Ф. Раппа, Ф. Дессауэра, Г. Рополя, Ж. Эллюля, Х. Ортеги-и-Гассета, М. Хайдеггера, О. Шпенглера, К. Ясперса, В. Степина, Т. Лешкевич, В. Горохова, И. Негодаева, М. Розова.

Существенное влияние на разработку темы оказали исследования мыслителей XIX века, создателей классических концепций техники и технического знания, а также «философствующие инженеры»: П. Энгельмейер, И. Бекман, Э. Гартиг, А. Дюбуа, Э. Капп, К. Митчем, И. Поппе, Ф. Рело, А. Ридлер, А. Эспинас, М. Эйт.

При существующем многообразии работ, написанных в контексте различающихся теоретических подходов, следует заметить, что сих пор не выработано единой точки зрения относительно понимания сущности техники. В настоящем исследовании мы учитываем комплекс основных концепций техники, однако придерживаемся подхода, разработанного современными отечественными философами (В.С. Степиным, В.Г. Гороховым, М.А. Розовым, И.А. Негодаевым), в рамках которого техника определяется как совокупность артефактов и технических знаний – от рецептурно-технических до теоретических, научно-технических и системотехнических.

Необходимой основой для понимания сущности парадигмы, послужили исследования Т. Куна, согласно которому парадигма редко бывает объектом копирования, парадигма – это не только образец, но и объект для дальнейшей разработки и конкретизации в новых или более трудных условиях. Среди авторов, чьи идеи нашли применение в данном диссертационном исследовании, следует назвать К. Перес, К. Фримена и Д. Доси, адаптировавших классический анализ научных революций, проделанный Куном, и, анализировавших понятие технологической парадигмы. Опираясь на работы этих исследователей, мы анализируем проблему соотношения научной парадигмы и технологической парадигмы.

Основания технико-экономической парадигмы и технологии управления рассматривались в работах: Д. Кондратьева, К. Кастальди, А. Кляйнкнехта, П. Куртца, Дж. Доси, К. Перес, Г. Менша, Р. Нельсона, П. Тесля, С. Уинтера, К. Фримена, Й. Шумпетера, Н. Бекетова, С. Глазьева, В. Дементьева, А. Кантарбаевой, А. Мустафина, Н. Винера, Г. Щедровицкого.

Выявить особенности информационно-технологической парадигмы во многом помогли труды М. Кастельса, Э. Гидденса, З. Баумана, С. Леша, Т. Стоуньера, Э. Тоффлера, Ф. Уэбстера, Т. Владимировой, М. Голуб-Бережной, В. Игнатьева, В. Иноземцева, В. Лавриненко, Ю. Левицкого, К. Разлогова, А. Ракитова, Б. Сивиринова, А. Степановой. Среди них, прежде всего, следует выделить работу М. Кастельса «Информационная эпоха: экономика, общество и культура», послужившую теоретической основой рассмотрения информационно-технологической парадигмы.

В работе учитывается комплекс исследований, позволяющий представить проблему соотношения понятий технологическая парадигма и современная общественная парадигма: Д. Белла, Г. Маркузе, Э. Тоффлера, К. Фуэнтеса, П. Куртца, М. Германа, В. Розина.

К числу значимых результатов изучения проблем современного общества, связанных с технологизацией всех сфер общественной жизнедеятельности, следует отнести идеи П. Рассела, С. Грофа, Э. Ласло, Р. Курцвэйла, Дж. Сороса, С. Кара-Мурзы, А. Неклессы, А. Урсула, А. Уткина, В. Давидовича, Т. Лешкевич, О. Штомпеля, Р. Маевской, Н. Потрубача, Л. Романовой, Ю. Согомонова, Ю. Шишкова, В. Бакштановского, М. Голуб-Бережной, Ф. Зиятдиновой.

Однако новая историческая реальность оказывается объяснённой лишь отчасти, поэтому назревает очевидная необходимость в изучении технологических парадигм современности с тем, чтобы трансформировать привычное понимание экономических, информационных, управленческих, социальных процессов. Анализ литературы показал, что выбранная тематика не рассматривалась комплексно, что дает возможность рассматривать цель данного исследования как новационную.

Методологические и теоретические основания исследования. Теоретическую и методологическую основу диссертационной работы составили исследования зарубежных и отечественных ученых. В диссертации используется диалектический метод, позволяющий выявить наиболее общие закономерности развития представлений о технике, проследить трансформацию идеи техники в историческом контексте.

Методологической основой диссертации является системный подход, который ориентирует исследование на раскрытие целостности объекта, на выявление многообразных типов связей сложного объекта и сведение их в единую теоретическую картину. Системный подход позволяет увидеть технологическую парадигму как сложную систему, в которой взаимосвязаны следующие элементы: технико-экономический, управленческий, информационно-технологический.

Применение системного метода позволило выявить характеристики технологических парадигм современности.

Рассмотрение глобальных проблем, вызванных развитием техники и технологизацией жизни, вызвало необходимость привлечения методов структурно-функционального подхода.

Инструментами для выявления специфики избранного объекта послужили сравнительно-исторический и сравнительно-сопоставительный методы, позволяющие выявить и сопоставить уровни в развитии изучаемого объекта, произошедшие изменения, провести исторические параллели, анализируя особенности классических и современных концепций техники.

Объектом исследования являются современные технологические парадигмы.

Предметом исследования выступают технико-экономическая, управленческая, информационно-технологическая парадигмы.

Цель исследования: анализ сущности и особенностей технологических парадигм XX – XXI вв.

Достижение поставленной цели предусматривает решение следующих задач:

- рассмотреть закономерности трансформации идеи техники в историко-философском пространстве человечества и формирование классических концепций технологического знания;

- определить специфику технологической парадигмы, показать ее системный характер;

- проанализировать современную технико-экономическую парадигму и технологии управления;

- раскрыть характерные особенности информационно-технологической парадигмы;

- выявить проблему соотношения понятий технологическая парадигма и современная общественная парадигма;

- проанализировать понятие технологической безопасности; дать характеристику глобальных проблем человечества, вызванных развитием техники и технологизацией жизни.

Научная новизна работы состоит в следующем:

– проанализированы закономерности трансформации идеи техники в историческом и философском пространстве человечества; выявлены подходы и концепты интерпретации техники;

– технологическая парадигма рассмотрена в контексте представленных моделей технико-экономической, управленческой, информационно-технологической парадигм;

– раскрыта специфика современной технико-экономической парадигмы и технологий управления;

– выявлены характерные особенности информационно-технологической парадигмы XX – XXI вв.;

– проанализирована современная общественная парадигма в контексте технико-технологических отношений между человеком и природой.

– рассмотрены характерные особенности глобальных проблем человечества, вызванных развитием техники и технологизацией жизни;

– раскрыта специфика современного понимания технологической безопасности и технологической сингулярности.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Идея техники в философско-историческом пространстве человечества, категориально оформленная в античности, эволюционирует от представлений о технике как проявленном в мире, сделанном руками человека при воздействии высших сил, до классических и неклассических концепций технологического знания, в которых техника рассматривается как продукт человеческой цивилизации, инструментальное средство, техническое знание, проявление «потаенности», бытие истины. Подходы к оценке функциональной природы техники (натуралистический, волевой, естественнонаучный, рациональный) и историко-философские концепты интерпретации техники (античная, новоевропейская, позитивистская, марксистская, кризиса культуры, антропологическая, технического детерминизма, онтологическая, духовная, русского космизма) свидетельствуют о многогранности данного феномена.

2. В XX веке технологическая парадигма, включая законы, теорию, сумму формализованных алгоритмизированных операций, нацеленных на достижение определенных результатов в системе человек – техника – природа, приобретает статус научно-практического применения, что в совокупности формирует модели технико-экономической парадигмы, парадигмы управления, информационно-технологической парадигмы. Технологическая парадигма понимается как сложная открытая система, в которой взаимосвязаны следующие элементы: технико-экономический, управленческий, информационно-технологический.

3. Технико-экономическая парадигма представляет собой совокупность взаимосвязанных технических, экономических, организационных технологий, а также доминирующих принципов, превалирующего инженерного и управленческого образа мышления, являющихся общепринятыми для определенной фазы развития человеческой цивилизации. Управленческая парадигма – совокупность знаний о социотехнической, организационной, руководящей деятельности, а также образец приемов, способов и алгоритмов работы, правил самоорганизации.

4. Информационно-технологическая парадигма как система характеризуется следующими признаками: наличием информационного базиса, видоизменяющего отношения между информацией и технологией; всеохватностью элементов новых технологий; концентрированным выражением научных знаний и практического опыта; наличием сетевой логики; возможностью модификации путем перегруппировки компонентов; конвергенцией технологий в высокоинтегрированной системе. Информационно-технологическая парадигма отражает современную тенденцию информационализма, превращающегося в новую материально-техническую базу социально-экономической организации, в новый способ развития общества.

5. Современная общественная парадигма сочетает базовые идеи и категории, теоретические положения, позволяющие интерпретировать сложную общественную организацию, содержит признаки, указывающие на трансформацию привычного понимания информационных, управленческих, культурных процессов, кардинально меняющих условия общественного существования. В целом, данная парадигма, характерными чертами которой являются технократизм, информационализм, гуманизм, скептицизм, реализм, натурализм, демократизм, представляет современную цивилизацию в контексте технико-технологических отношений между человеком и природой.

6. Увеличение скорости научно-технического прогресса, высокие технологии (кибернетика, микроэлектроника, нанотехнологии, робототехника, создание искусственного интеллекта, самовоспроизводящихся машин, интеграция человека и вычислительной машины, биотехнологии) детерминируют приближение современной цивилизации к определённой точке (сингулярности), за которой прогнозирование основных показателей прогресса становится невозможным. Технологизация общества порождает проблемы глобального и регионального характера, необходимость решения которых требует актуализации механизмов технологической безопасности. Создание данных механизмов обладает потенциальностями в обеспечении единой глобальной социоприродной системы на принципах коэволюции.

Научно-практическая значимость результатов исследования.

Практическая значимость исследования состоит в том, что его материал может быть использован для совершенствования учебных курсов «Философия науки и техники», «История техники». Материалы диссертационного исследования включены в чтение вузовских курсов по философии и культурологии. Результаты диссертационного исследования могут быть реализованы в практике педагогической работы, при разработке учебных пособий, учебно-методических пособий, курсов по философии науки и техники.

Результаты исследования применялись при разработке и чтении автором учебных курсов по философии. Материалы работы использовались при разработке УМК по философии, нашли свое отражение в научных статьях.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, шести параграфов, заключения и списка литературы (168 наименования). Общий объем диссертации составляет 143 страницы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Глава I. Методологические исследования техники и технологии. Предметом анализа в первой главе диссертационного исследования является возникновение и сущность идеи техники, трансформация идеи техники в историческом и философском пространстве человечества, а также классические концепции технологического знания, сформировавшиеся в XIX в.

1.1. Идея техники: философско-исторический контекст. В первом параграфе обосновывается необходимость осмысления того, что есть техника, что есть идея техники, каковы особенности ее трансформации в истории развития философской мысли человечества и какие существуют подходы к рассмотрению техники и технического знания. В целом отмечается, что древнегреческие мыслители, мыслители эпохи Возрождения, Нового времени обращались к рассмотрению теоретических и философских проблем техники. Идея техники, сформулированная в античности, наряду с человеческими артефактами, отражала божественное, космологическое. Космос как то, что проявлено, отчасти тоже можно назвать «техне». В мифологическом мировоззрении любой акт творения существовал как совместное действие людей и богов, возможное при непосредственном божественном участии. «Техне» – это, прежде всего, проявленное в мире, сделанное руками человека, включая ремесленные изделия, произведения искусства при воздействии высших сил.

В средневековье техника рассматривается как инструмент познания мира, сотворенного Богом, как частная сфера применения общих знаний о реальности, извлекаемых из схоластических догматических начал. В эпоху Возрождения идея техники соотносится с гуманистической идеей о человеке как творце, воплощении абсолюта, носителе порождающего импульса.

Новое время, открыв субъект-объектную оппозицию с целью разграничения в процессе познания внешнего мира (объекта) и человека (субъекта), формирует понимание субъекта как носителя идеи «Я», как человека мыслящего, переживающего себя в качестве причины самого себя, противопоставляющего себя объективному миру. В данной оппозиции техника относилась к миру объективному, созданному человеком.

Содержание первого параграфа диссертационного исследования позволило сделать необходимые выводы: во-первых, на сегодняшний день существует значительное количество определений техники, анализ которых показал, что сам термин «техника» употребляется в узком и широком смысле слова. В узком значении техника – это инструментальные средства, используемые человеком в конкретных областях своей деятельности (существуют устойчивые словосочетания: техника живописи, танца, мышления, стихосложения, письма, техника игры на музыкальных инструментах). Также технику рассматривают как совокупность артефактов (вещей, искусственно созданных человеком) для осуществления преобразовательной деятельности. Это объекты, имеющие свою внутреннюю природу и логику действия. В широком значении техника анализируется как продукт человеческой цивилизации, как техническое знание, часть социальной динамики.

Во-вторых, можно выделить следующие подходы к оценке функциональной природы техники: натуралистический (человек вынужден компенсировать техникой недостаток своих органов по сравнению с животными); волевой, согласно которому человек реализует свою волю к власти на всех уровнях посредством техники; естественнонаучный (техника – прикладная наука); рациональный (техника – сознательно регулируемая деятельность человека).

В-третьих, существуют следующие историко-философские концепты интерпретации техники: античная (Платон, Аристотель), новоевропейская (Ф. Бэкон, Р. Декарт), позитивистская (О. Конт), марксистская (К. Маркс), кризиса культуры (О. Шпенглер, К. Ясперс, Х. Ортега-и-Гассет), антропологическая (Э. Капп), технического детерминизма (оптимистический детерминизм – Э. Тоффлер, Д. Белл, С. Бжезинский и пессимистический детерминизм – Ж. Эллюль, Д. Медоуз), онтологическая (М. Хайдеггер), духовная (сопричастности божественному творчеству – Ф. Дессауэр, Н. Бердяев, В. Соловьев), русского космизма (В.И. Вернадский, К.Э. Циолковский, А.Л. Чижевский).

В целом, на наш взгляд, технику можно определить как сложную систему, в которой взаимосвязаны следующие элементы: производственные комплексы машин, информационные технологии, а также технологии в экономических, управленческих, информационных, общественных системах.

1.2. Классические концепции технологического знания. Во втором параграфе анализируется специфика понимания техники в классических концепциях XIX века. Отмечается, что в европейской технической мысли XIX в. существует германская и французская традиции. В Германии Э. Капп рассматривает орудия труда как различные виды продолжения человеческих органов, в чем человек систематически неосознанно воспроизводит себя процесс органической проекции. Во Франции широкое распространение получила общая теория техники А. Эспинаса, оказавшая значительное влияние на распространение эволюционистских идей. По его мнению, человек, поднимаясь по ступеням эволюционной лестницы, допускает все большую долю изобретательности и индивидуальной инициативы. В процессе эволюционного развития наследственность и изменчивость играют значительную роль. А. Эспинас разграничивает такие понятия как праксеология и технология. Праксеология – это наука о самых общих формах и самых высших принципах действия всех живых существ. Технология – совокупность практических правил искусства и техники, развивающихся в зрелых человеческих обществах, на определенной ступени цивилизации.

По Эспинасу, технология включает три рода проблем, в зависимости от трех точек зрения, с которых можно рассматривать технику. Во-первых, аналитическое описание ремесел в том виде, в каком они существуют в данный момент, определение их видов, сведение к основным типам (морфология техники). Во-вторых, исследование правил, создающих условия существования каждой группы – каким причинам они обязаны своей практической действительностью (динамическая точка зрения). В-третьих, комбинируя статическую и динамическую точки зрения, возможно, изучать установление, зарождение, апогей или упадок каждого из ремесел в данном обществе, а также эволюцию всей техники, начиная от самых простых форм до самых сложных. Совокупность этих трех родов исследования образует общую технологию, в развитии которой господствует один общий закон: «Умозрение до известной степени предшествует действию; но теория фактов возможна только тогда, когда эти факты уже существуют некоторое время»1. Техника предшествует технологии.

Значительный вклад в развитие знаний о технике в XIX в. внесли так называемые философствующие инженеры: И. Бекман, И. Поппе, Э. Гартиг, Ф. Рело, А. Ридлер, М. Эйт, А. Дюбуа. Иоганн Бекман, рассматривая технологию как самостоятельную науку, к ее области исследования относил материально-техническую сторону производственного процесса. Отделяя технологию от камералистики (науки об управлении государственными доходами) и науки о хозяйстве, он считал, что с развитием промышленности возникает множество цехов, фабрик и мануфактур и еще большее число инструментов, материалов и товаров. Чтобы их понять, необходимы вспомогательные науки, возрастающее число которых требует изучения на основании двух источников: действий ремесленника и книг. Формулируя определение технологии как науки, которая дает систематическое упорядочение и фундаментальное научное основание действиям и знаниям, необходимым для развития производства, Бекман ставит проблему философской переработки технологической терминологии. Его ученик И. Поппе дает следующую трактовку технологии: технология как наука о ремеслах имеет предметом описание и объяснение производств, инструментов, машин и орудий, употребляемых при обработке грубых материалов в разных ремесленных заведениях, фабриках и заводах. Эрнст Гартиг призывал к созданию новой науки «технологики», направленной на логическую разработку технического материала. Согласно Гартигу, технологика отличается от обычной логики, которая признает только одну форму подчинения по степени общности и отвлеченности. Например, понятие кузнечной ковки является высшим и подчиняющим по отношению к понятиям молоток, наковальня и горн. Франц Рело относил кинематику машин и прикладную механику к научной технике. По его мнению, техника – это наука, если и не наука первого порядка, то второго и третьего.

Ридлер А. также рассматривает вопросы, касающиеся проблем философии техники. По его мнению, инженерное искусство – это не только искусство научно руководить работой, направленной к практическим целям, но и культурная задача. Ридлер считает, что теоретические знания опережают технический прогресс в технике только в отдельных отраслях естествознания. Чаще всего техника сама создает основы научных знаний до того, как становится возможной их теоретическая формулировка (примером он приводит паровую машину как результат инженерного гения). В связи с этим он рассматривает развитие техники не как расширение первоначального опыта, а в контексте «творческого разума», совместной деятельности ученых и инженеров.

В XIX в. в центре внимания философствующих инженеров становится проблема технического изобретения, анализ которого предприняли М. Эйт и А. Дюбуа-Реймон. Эйт М. разграничивает следующие этапы процесса творческого изобретения: зарождение идеи, ее развитие и применение. В этом же смысле А. Дюбуа-Реймон прослеживает различие между изобретением как психическим событием и материальным артефактом.

Основателем философии техники в России считается П.К. Энгельмейер. По его мнению, учения западноевропейской культуры об истине, добре и красоте необходимо дополнить новым учением о пользе – техницизмом, который в самом общем виде им определяется как строительство жизни. В основе теории техницизма Энгельмейера – «трехактная теория творчества», согласно которой сущность творческого человека проявляется в триединстве чувства, разума и воли, а его деятельность подразделяется на три акта: интуитивный, дискурсивный и рефлекторный. В первом акте (желание) – изобретение предполагается, во втором (знание) – доказывается, в третьем (умение) – осуществляется. В связи с этим, в первом акте все начинается с интуитивного возникновения идеи, во втором акте разрабатывается план и изобретение преобразуется в логическое представление, третий акт непосредственно не связан с творчеством. Отсюда гениальность проявляется в первом акте, талант во втором, прилежание в третьем.

Описания технических систем, трансформировавшиеся в XVII – XVIII вв. в систему инженерного образования, послужили основой для создания технологии как комплекса знаний о технике, а также классических концепций технологического знания XIX в.

Глава II. Современные технологические парадигмы. Во второй главе диссертационного исследования анализируются технологические парадигмы современности, проводится их философско-концептуальный анализ.

2.1. Технико-экономическая парадигма и технологии управления. В первом параграфе данной главы подчеркивается, что технологический подход, согласно которому технологии привносятся в ранее не охваченные ими процессы, в XX в. становится одним из самых актуальных. Технология определяется как устойчивая сумма формализованных операций, нацеленных на достижение определенных результатов, а технологизация как система действий, которая формализирована и алгоритмизирована.

В XX веке парадигмы приобретают свой статус в связи с тем, что их использование дает перспективу в решении проблем, а реализация указанной перспективы достигается благодаря сопоставлению фактов с предсказаниями на основе данной парадигмы и благодаря дальнейшей ее разработке. Следуя Т. Куну, парадигма – это не только образец, «она представляет собой объект для дальнейшей разработки и конкретизации в новых или более трудных условиях»2. В XX веке технологическая парадигма приобретает статус научно-практического применения, что в совокупности формирует модели технико-экономической парадигмы, парадигмы управления, информационно-технологической парадигмы.

Технико-экономическая парадигма представляет собой совокупность взаимосвязанных технических, экономических, организационных, управленческих инноваций, а также доминирующих принципов, превалирующего инженерного и управленческого образа мышления, являющихся общепринятыми для определенной фазы развития. Взаимодействие технической и экономической сфер приводит к «вызреванию» в недрах структурированной системы новой технико-экономической парадигмы, которая вытесняет старые социальные и институциональные механизмы, не соответствующие новой структуре.

Технико-экономическая парадигма неразрывно связана с технологиями управления. Для руководства технико-экономическими процессами необходимы приемы, способы работы, правила самоорганизации. Это знания о том, как руководить и управлять. Организационная, руководящая и управленческая деятельность есть деятельность над деятельностями. Оргуправление представляет собой социотехническую деятельность, в которой есть сложные «мозаики» отношений между деятельностями, среди которых можно выстроить кооперативные связи, когда продукт работы одного становится исходным материалом для другого. Деятельность человека направлена не на преобразование природного материала, а на организацию деятельности других людей, на руководство такой деятельностью или на управление. В этом случае воздействие осуществляется на цели, знания, на операции, действия через технологизацию (можно менять орудия и средства, новые машины – это будут новые организация и управление), можно менять способности (отсюда психотехника, антропотехника, группотехника, культуротехника или нормотехника). Для технологии управления необходимо научно-методическое обеспечение, которое включает методические знания (знания о том, что и как должен делать человек, какие действия совершать). Эти знания, с одной стороны, называют инструкциями, предписаниями, алгоритмами, с другой стороны, – они представляют знания об объекте, которые дают его «фотографию», представление, изображение. Развитие социотехнической деятельности, т.е. превращение организационно-управленческой деятельности в массовую и стандартную деятельность, создает необходимость в новом типе знаний как знаний об объектах социотехнической работы и соответствующих наук – наук о деятельности.

Итак, под парадигмой (прежде всего в науке) можно понимать образец, закон, теорию, сумму формализованных и алгоритмизированных операций, способов, нацеленных на достижение определенных результатов.

Технологическая парадигма – это сумма законов, теорий, операций, методов, нацеленных на достижение определенных результатов в системе человек – техника – природа. Технологическая парадигма понимается как сложная открытая система, в которой взаимосвязаны следующие элементы: технико-экономический, управленческий, информационно-технологический.

2.2. Информационно-технологическая парадигма. Во втором параграфе второй главы автором установлено, что информационно-технологическая парадигма может рассматриваться как система, характеризующаяся следующими признаками:

а) наличием информационного базиса, в котором видоизменяются отношения между информацией и технологией, совершенствующейся с целью воздействия на информацию;

б) всеохватностью элементов новых технологий, ввиду статуса информации как интегральной части разнообразных видов человеческой деятельности;

в) концентрированным выражением научных знаний и практического опыта, позволяющим рациональным образом организовать информационные процессы для экономии затрат труда, энергии или материальных ресурсов;

г) подчинением сетевой логике;

д) способностью к реконфигурации (обратимости процессов, возможностью модификации путем перегруппировки компонентов);

е) конвергенцией технологий в высокоинтегрированной системе.

2.3. Технологическая парадигма и современная общественная парадигма. В третьем параграфе второй главы рассмотрена проблема соотношения технологической парадигмы и современной общественной парадигмы. Выявлены основные черты современной общественной парадигмы. Концепция парадигмы, касающаяся базовых идей и категорий, исходных теоретических положений, позволяет интерпретировать универсум и место человека в картине мира. Современная общественная парадигма может быть представлена в контексте технико-технологических отношений между людьми и их технико-технологическом отношении к природе. Человечество XXI века находится в условиях создания новой общественной парадигмы, которая трансформирует привычное понимание информационных, управленческих, культурных процессов, кардинально меняющих условия общественного существования. Характерными чертами данной парадигмы, по П. Куртцу, являются: гуманизм, демократизм, натурализм, скептицизм, универсализм, реализм, оптимизм. Гуманизм проявляется в том, данная парадигма обращена к заботам о человеке, сосредоточивая свое внимание на способах достижения человеческого счастья в этом, а не в «ином» мире. Демократизм как ценность, согласно которой каждая личность может расширить свое пространство свободы, следуя вере в социальную справедливость, равенство и законность. Натурализм подчеркивает мирской, естественный характер, проявляющийся в применении методов науки и разума к познанию природы и решению человеческих проблем. Скептицизм, т.к. базируется на положениях, которые аргументированы и фактически подтверждены (критическое мышление как лучших двигатель общественного прогресса). Универсализм – как принцип, фиксирующий всеохватность идей, возникающих на основе планетарной этики. Данная концепция, отличаясь оптимистичным характером, на наш взгляд, не в полной мере отражает всю сложность развития современной цивилизации.

Современная общественная парадигма, характерными чертами которой являются технократизм, информационализм, этатизм, гуманизм, скептицизм, реализм, натурализм, представляет современную цивилизацию в контексте технико-технологических отношений между человеком и природой.

2.4. Технологическая безопасность и будущее человечества в условиях глобализации мировых процессов. В параграфе обращается внимание на тот факт, что стремительное увеличение скорости научно-технического прогресса, новые достижения в области высоких технологий: микроэлектроника, кибернетика, нанотехнологии, робототехника приближают человечество к определённой точке, за которой прогнозирование основных показателей прогресса становится невозможным. Эта точка обозначается как «точка сингулярности», обусловленная созданием искусственного интеллекта, самовоспроизводящихся машин, интеграцией человека и вычислительной машины (киборг), увеличением возможностей человеческого мозга за счёт биотехнологий.

О том, что человечество приближается к некой точке омега, свидетельствовал Тейяр де Шарден. По его мнению, точка омега – это рубеж, за которым возникает качественно новое состояние сознания человечества. Термин «сингулярность» ввел в употребление в середине XX в. Джон фон Нейман, согласно которому, математическая сингулярность – это точка функции, значение в которой стремится к бесконечности. Этот термин «заимствован у астрофизиков, которые используют его при описании космических чёрных дыр и в некоторых теориях начала вселенной – точка с бесконечно большой массой и температурой и бесконечно малым объёмом»3.

В современном понимании (автором данного термина считается Вернор Виндж) сингулярность – момент или точка, при приближении к которой привычные модели теряют свою применимость. Научным обоснованием сингулярности активно занимается американский исследователь Рэймонд Курцвейл. По его мнению, человечество в своем развитии достигает такого уровня, на котором человек и техника уже не мыслятся раздельно. «В конечном итоге мы сольёмся с технологией. Она уже приближается к нам. В мои студенческие годы она была в дальнем конце кампуса. То, что занимало здание, теперь помещается в кармане. То, что сейчас помещается в кармане, через 25 лет будет в кровяных тельцах. Фактически, глубокое воздействие на наше здоровье и наш умственный потенциал начнется по мере приближения всё ближе к этой технологии»4.

Сторонники теории технологической сингулярности считают, что при возникновении «постчеловеческого» интеллекта невозможно предсказать судьбу цивилизации, опираясь на человеческое знание и поведение. Несостоятельность человека понять результаты работы искусственного интеллекта в ситуации, когда во главе цивилизации станут не люди, а «сверхинтеллекты», – эта проблема, которая перемещается из «мира фантастики» в мир реальности недалекого будущего.

Существуют следующие предпосылки для реализации подобной ситуации: во-первых, появляются компьютерные программные обеспечения с генетическими алгоритмами; во-вторых, проводятся исследования в области нанотехнологий и создания искусственных наноботов путём эволюции микрокомпьютерных систем; в-третьих, изучается возможность объединения нервной системы человека с компьютерной аппаратной частью. Последствия повсеместной реализации данных программ спрогнозировать с достаточной долей вероятности теперь уже невозможно, как и остановить нарастание технологических достижений. По мнению специалистов в области искусственного интеллекта, человечество в XXI в. вплотную подошло к трансчеловеческому периоду своего развития и приближается к технологической сингулярности. Дальнейшее развитие постчеловеческого разума за точкой сингулярности может быть ещё более стремительным, поэтому его перспективы пока трудно предсказуемы.

В связи с этим, в мире увеличивается число противников технологической сингулярности (антиглобализм, антисциентизм, религиозные движения). Растет осознание особой значимости проблем безопасности человека и цивилизации в целом.

Понятие безопасности становится одним из центральных в философии науки, в философии техники. Отношение к безопасности человека имеют проблемы глобального и регионального характера, одной из которых является опасность развязывания мировой войны с применением новых видов оружия (включая психотропное, информационное). Использование электронных средств для воздействия на мозг человека, исследования в области человеческого сознания, электроники, медицины позволяют манипулировать сознанием человека в определенных целях. «Благодаря» новым биотехнологиям появляются опасные для человека микроорганизмы, проникновение которых в окружающую среду грозит распространением неизлечимых болезней. Эксперименты в области генной инженерии, евгеники, технологические манипуляции на уровне человеческого эмбриона, могут привести к катастрофическим последствиям.

Контролировать потоки информации, распространяемые в мире, становится практически невозможным, как и обеспечить достаточные и защищенные информационные ресурсы для поддержания устойчивого функционирования и развития. Лопатин В.Н.5 выделяет уровни информационной безопасности, обусловленные функционированием личности, государства, общества. Общество, включаясь в виртуальную коммуникацию посредством Интернета, сталкивается с реальной проблемой утраты различия реального и воображаемого в массовом сознании.

На рубеже двух тысячелетий в условиях современной урбанизированной цивилизации происходит смена научных парадигм. Человечество XXI века находится в условиях создания новой парадигмы, которая трансформирует привычное понимание информационных, управленческих, культурных процессов, кардинально меняющих условия общественного существования. Технологизация современного мира в условиях глобализации мировых процессов, актуализирует проблему формирования новой парадигмы развития цивилизации, способной обеспечить технологическую безопасность, т.е. устойчивость человечества к постоянно-растущему влиянию высоких технологий.

В заключении сформулированы выводы, рассматриваются перспективы дальнейшего исследования обозначенных проблем.

Основные положения и выводы диссертации отражены в следующих работах:

Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

  1. Калмыкова О.М. Технологическая безопасность и будущее человечества в условиях глобализации мировых процессов // Гуманитарные и социально-экономические науки. Ростов н./Д: Изд-во СКНЦ ВШ ЮФУ АПСН, 2012. – 174 с – С. 5-7.
  2. Калмыкова О.М. Идея техники: философско-исторический контекст // Экономические и гуманитарные исследования регионов. Ростов н./Д: «Научно-исследовательский центр социально-гуманитарных проблем Кавказского региона», 2012. – 204 с. – С. 137-145.
  3. Калмыкова О.М. Технологические парадигмы XX века. // Гуманитарные и социально-экономические науки. Ростов н./Д: Изд-во СКНЦ ВШ ЮФУ АПСН, 2012. – 198 с – С. 8-10.

1 Эспинас А. Идеология и техника // Капп Э., Кунов Г., Нуаре Л., Эспинас А. Роль орудия в развитии человека. Л., 1925. С. 24-25. С. 133.

2 Кун Т. Структура научных революций [электронный ресурс]. – Режим доступа: http://webreading.ru/sci_/sci_philosophy/tomas-kun-struktura-nauchnih-revolyuciy.html, свободный.

3 Маевская Р. Технологическая сингулярность [электронный ресурс]. – Режим доступа: http://vk.com/notes2351347, свободный.

4 Курцвэйл Р. Университет для грядущей сингулярности [электронный ресурс]. – Режим доступа: http://smart-ru.info/292, свободный.

5 Лопатин В.Н. Информационная безопасность России: Человек. Общество. Государство. СПб., 2000.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.