WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

ЗАБОРСКИХ ЮРИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ

СТАНОВЛЕНИЕ ИСТОРИИ РУССКОЙ ФИЛОСОФИИ КАК ОБЛАСТИ НАУЧНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ В СЕРЕДИНЕ XIX — НАЧАЛЕ ХХ ВЕКА

Специальность 09.00.03 — История философии

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук

Москва – 2012 Диссертация выполнена на кафедре истории русской философии философского факультета Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова

Научный консультант: Павлов Алексей Терентьевич, доктор философских наук, профессор кафедры истории русской философии МГУ имени М.В. Ломоносова

Официальные оппоненты: Силантьева Маргарита Вениаминовна, доктор философских наук, профессор кафедры философии Государственной академии славянской культуры Бажов Сергей Иванович, кандидат философских наук, ст. научный сотрудник Института философии РАН

Ведущая организация: Московский государственный областной социально-гуманитарный институт (Коломенский государственный педагогический институт)

Защита состоится «29» мая 2012 г. в 15.00 часов на заседании диссертационного совета Д 501.001.38 при Московском государственном университете имени М.В.

Ломоносова по адресу: 119991, г. Москва, ГСП-1, Ломоносовский проспект, д. 27, корп. 4, («Шуваловский»), философский факультет, зал заседания Ученого Совета (ауд.А-517-518).

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале отдела Научной библиотеки МГУ, в учебном корпусе «Шуваловский» по адресу: г. Москва, Ломоносовский проспект, д. 27, корп.4, сектор «Б», 3-й этаж, к. 300.

Автореферат разослан «__»______ 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета Коровин В.Ф.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы исследования. Для рубежа XX — XXI веков характерен устойчивый интерес к истории русской философии. Благодаря устранению идеологических барьеров, идейной реабилитации наиболее авторитетных философских школ и конкретных персоналий открылись широкие возможности для изучения наследия русской философской мысли.

Особого внимания сегодня заслуживает исследование богатейшего опыта отечественной историко-философской мысли середины XIX — начала XX века. Если работы историков философии ХХ века (В.В. Зеньковского, Н.О. Лосского, Г.Г. Шпета1 и ряда других) не только тщательно исследованы, но и широко используются в качестве учебных пособий при изучении курсов истории русской философии, то работы авторов середины XIX — начала XX века по истории русской философии изучены в незначительной степени и только ожидают своей адекватной интерпретации.

Среди историков русской философии середины XIX — начала XX века необходимо указать на фигуры архимандрита Гавриила (Н.В. Воскресенского), Е.А. Боброва, А.И.

Введенского, Р.В. Иванова-Разумника, В.Н. Карпова, Я.Н. Колубовского, И.И. Лапшина, А.

Никольского, Э.Л. Радлова, Ф.Ф. Сидонского, Н.Н. Страхова, В.В. Чуйко, М.М.

Филиппова2. Каждый из названных авторов, имея собственный взгляд на сущность русской философии, ее отличительные черты и основные этапы развития, внес неоценимый (и пока недооцененный) вклад в зарождение и эволюцию истории русской философии как самостоятельной философской дисциплины.

В связи со сказанным представляется необходимым и своевременным осуществить научное исследование творческого наследия историков русской философии середины XIX — начала XX века с тем, чтобы ввести достижения данных авторов в широкий научный 1 Зеньковский В.В. История русской философии. М., 2001; Лосский Н.А. История русской философии. М., 1991; Шпет Г.Г. Очерк развития русской философии / Отв. ред.-составитель Т.Г. Щедрина.

— М.: РОССПЭН, 2008.

2 Бобров Е.А. Философия в России. Материалы, исследования и заметки. — Вып. 1—6. Казань, 1899—1902; Введенский А.И. Судьбы философии в России // Введенский А.И., Лосев А.Ф., Радлов Э.Л., Шпет Г.Г.: Очерки истории русской философии. — Свердловск, 1991; Гавриил, архимандрит. История философии. — Казань, 1839—1840; Иванов-Разумник Р.В. История русской общественной мысли. — СПб., 1907; Карпов В.Н. Введении в философию. — СПб., 1840; Колубовский Я.Н. Материалы для истории философии в России // Вопросы философии и психологии. 1890, кн. 4—5; 1891, кн. 6—8; Он же Философия у русских // Ибервег Ф., Гейнце М. Г. История новой философии в сжатом очерке. — СПб., 1890; Лапшин И.И. Очерк по истории философии XIX века. — СПб., 1907; Никольский А. Русская духовно-академическая философия как предшественница славянофильства и университетской философии в России // Вера и разум.

1907, кн. 2—5, 9; Сидонский Ф.Ф. Введение в науку философии. — СПб., 1833; Страхов Н.Н. Борьба с Западом в нашей литературе. — СПб., 1887; Чуйко В.В. Русская философия // Кирхнер Ф. История философии с древнейшего до настоящего времени. — СПб., 1902; Филиппов М.М. Судьбы русской философии. — СПб., 1904.

оборот. Осуществление данной задачи послужит, с нашей точки зрения, вкладом в дело восстановления единства отечественной философской традиции.

Перед исследователями истории русской философии в указанный период стояли такие задачи, как разработка методологической базы историко-философского исследования; реконструкция реального образа истории отечественной философии в его возможной целостности и полноте; решение вопросов о времени возникновения русской философии и ее периодизации; спецификация русской национальной философии как самобытного культурного феномена и анализ русской философской традиции в контексте истории мировой (европейской) философии; описание, анализ и оценка философского наследия представителей русской философской мысли. Данные задачи каждым из исследователей решались по-своему. В этой связи основной целью настоящего исследования является реконструкция основных подходов к изучению истории отечественной философии в России в середине XIX — начале ХХ века.

Русская историко-философская наука середины XIX — начала XX века оказала существенное влияние на последующее развитие отечественной историко-философской мысли. Так, работы В.В. Зеньковского, Н.О. Лосского, Г.В. Флоровского, Г.Г. Шпета во многом основываются на той методологической и источниковой базе, которая была предложена историками середины XIX — XX веков.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования является процесс становления научной истории отечественной философии в России в середине XIX — начале ХХ века. Предметом исследования являются отличительные особенности данного этапа развития истории русской философии как самостоятельной области научного поиска.

Степень разработанности проблемы. Можно обоснованно констатировать, что с начала 1990-х годов история русской философии как область философского знания развивалась достаточно успешно. Были опубликованы яркие и серьезные исследования русской религиозно-философской мысли, в том числе труды представителей русского философского идеализма; работы, анализирующие роль и значение философии в системе российского образования (университетская и духовно-академическая философия); немало сделано в плане исследования философских оснований российской либеральной и консервативной мысли; к числу приоритетных исследовательских тем относится и задача определения роли философии в мире русской культуры различных эпох, ее многообразных связей с художественным творчеством, богословием, мировоззренческой и идеологической сферами.

На этом фоне сравнительно слабую изученность историко-философских исследований середины XIX — начала XX века можно объяснить отчасти тем, что их принято рассматривать как подготовительный этап формирования отечественной историко-философской мысли.

В то же время определенные теоретические предпосылки предпринимаемого исследования существуют. Нельзя обойти вниманием тот факт, что теоретическое освоение материалов, представленных русскими историками философии середины XIX — начала XX века, было начато их младшими современниками — Н.А. Бердяевым, Н.Я.

Гротом, В.В. Зеньковским, А.Ф. Лосевым, Н.А. Лосским, Г.В. Флоровским, С.Л. Франком, Г.Г. Шпетом и др3.

Ряд принципиальных аспектов темы исследования затронут в трудах современных исследователей философской историографии — Л.Р. Авдеевой, В.В. Ванчугова, К.И.

Власенко, М.Н. Громова, Б.В. Емельянова, О.Т. Ермишина, А.А. Ермичева, В.В. Ильина, Н.С. Козлова, В.А. Кувакина, М.А. Маслина, О.А. Митрошенкова, А.Т. Павлова, Ю.Б.

Сенчихиной, В.В. Сербиненко, С.С. Хоружего и др4.

Так в частности с конца 1970-х годов, начались разработки по истории русской 3 Грот Н.Я. Памяти Н.Н. Страхова. К характеристике его философского миросозерцания. — М.:

Типография Товарищества И.Н. Кушнерев и Ко, 1896; Зеньковский В.В. История русской философии. — Париж, 1948; Лосев А.Ф. Русская философия // Введенский А.И., Лосев А.Ф., Радлов Э.Л., Шпет Г.Г.: Очерки истории русской философии. Свердловск, 1991; Лосский Н.А. История русской философии. — Нью-Йорк, 1951; Флоровский Г.В. Пути русского богословия. — Париж: YMCA-PRESS, 1983; Франк С.Л. Русское мировоззрение. — СПб., 1996; Шпет Г.Г. Очерк развития русской философии / Отв. ред.-составитель Т.Г.

Щедрина. — М.: РОССПЭН, 2008.

4 Авдеева Л.Р. Русские мыслители. — М., 1992; Ванчугов В.В. Очерк истории философии «самобытно-русской». — М., 1994; Власенко К.И. Концепции истории русской философии: конец XIX — начало XX в. // Вестник МГУ. Серия 7. Философия. 1988, № 5. С. 16—23; Громов М.Н., Козлов Н.С. Русская философская мысль X — XVII вв. — М., 1990; Емельянов Б.В. Апология русской философии // София:

Рукописный журнал Общества ревнителей русской философии. Вып. 8. 2005; Он же. Емельянов Б.В.

Историография русской философии // Русская философия. Словарь. М., 1995; Он же. Русская философия на путях самопознания: страницы истории // Введенский А.И., Лосев А.Ф., Радлов Э.Л., Шпет Г.Г.: Очерки истории русской философии / Сост., вступ. ст., примеч. Б.В. Емельянова, К.Н. Любутина. — Свердловск, 1991; Ермичев А.А. О философии в России: исследования, полемика, заметки. — СПб., 1998; Он же.

Основные слагаемые русской истории философии // Русская философия. Новые исследования и материалы.

Проблемы методологии и методики. — СПб., 2001; Он же. Философское содержание русских журналов начала XX в. Статьи, заметки и рецензии в литературно-общественных и философских изданиях 1901—19гг. Библиографический указатель / Отв. редактор А.А. Ермичев. — СПб.: РХГИ, 2001; Ермишин О.Т. Русская историко-философская мысль (конец XIX — первая треть XX в.) — М., 2004. —160 с.; История русской философии: Учебник для вузов / Под редакцией Маслина М.А. М.: Республика, 2001; Кувакин В.А. Критика экзистенциализма Бердяева. М., 1975; Он же. Религиозная философия в России: Начало XX века. М., 1980;

Маслин М.А. Современные буржуазные концепции истории русской философии. М., 1988; Он же. О России и русской философской культуре. Философы русского послеоктябрьского зарубежья. - М., 1992; Он же.

Русская идея. - М., 1992; Он же. About Russia and Russian Philosophical Culture: The Issue of Russian Idea // Russian Civilization. New Delhi, 2007; Митрошенков О.А. Русская филоософия. Имена и идеи. — М., 2007;

Он же. Философия славянофилов в современной российской историографии. — М.: Издательство «Весь Мир», 2005; Павлов А.Т. Существует ли русская философия // Философская Россия. 2006, № 1; Он же.

Университетская философия в России // Философские науки. 1998. № 1; Он же. Философия в Московском университете (институциональные и кадровые аспекты) // Вестник Московского государственного университета. Сер. «Философия». 1996. № 4 — 5; Русская идея / Под ред. М.А. Маслина. – М., 1992;

Сенчихина Ю.Б. История русской философии. М., 2005; Хоружий С.С. Философский процесс в России как встреча философии и православия // Вопросы философии. 1991, №5.

философии в МГУ, связанные с реабилитацией идей и исследований запрещенных ранее авторов и философов. Доктором философских наук, Кувакиным В.А., была проведена работа по исследованию идей Н.Бердяева и других русских религиозных мыслителей.

Тема его докторской диссертации: «Религиозная философия в России эпохи империализма». (1981 г.). Доктором философских наук, профессором Маслиным М.А., в свою очередь было проведено обобщающее исследование современных западных концепций истории русской философии (главным образом, англоязычных — США, Канада, Великобритания; отчасти немецкоязычных и франкоязычных). Результаты изложены в монографии "Современные буржуазные концепции истории русской философии" (М., 1988). Также, большое значение для развития изучения истории русской философии имеют опубликованные под руководством М.А. Маслина словарь «Русская философия» / Словарь М.,1995,2000, и учебник для студентов вузов по специальности “Философия” История русской философии / Учебник для студентов вузов по специальности “Философия” М.,2001, а также Энциклопедия «Русская философия». М.:

«Алгоритм», 2007.

Большое значения для понимания процессов развития истории русской философии имели труды доктора философских наук А.Т. Павлова, в особенности по истории университетской философии, например: К вопросу о своеобразии русской философии //Вестник МГУ. Сер. «Философия». 1992. №6; и Философия в Московском ун-те (институциональные и кадровые аспекты)// ВестникМГУ. Сер. «Философия». 1996.№4,5; а также - Университетская философия в России // Философские науки.1988. №) В тоже время, в Санкт-Петербургском (Ленинградском) университете публикует свои работы историк русской философии А.А. Ермичев. Для развития темы историографии русской философии А. А. Ермичевым проделана работа по составлению первого в России указателя статей, заметок и рецензий философского содержания, опубликованных в периодических изданиях духовных и светских учебных заведений и научных обществ при них начала XX века (с 1901 по 1922 годы).

Там же, другой исследователь русской философии И.И. Евлампиев, исследует русскую философию XIX-XX вв. в контексте общеевропейского историко-философского процесса.

Стоит упомянуть и доктора философских наук Н.В. Мотрошилову. Автором в 8090-е гг. начато и продолжаются исследования истории русской философии, особенно феноменологической и экзистенциальной (Л.Шестов, Г.Шпет, Б.Яковенко); исследуется перекличка философских идей России и Запада в конце XIX в.- начале и конце XX в.

Большое значение для развития данной темы имеют труды и исследования других не менее важных ученых, таких как, А.П. Козырев, С.В. Шлейтере, Г.Г. Судьин, М.В.

Силантьева.

Безусловно, современное исследование истории русской философии и ее места в контексте мировой интеллектуальной культуры не может обойтись без опоры на опыт зарубежных исследователей. В этой связи особый интерес представляют работы таких западных авторов, как И. Берлин, А. Валицкий, В. Гердт, Х. Дам, А. Койре, Ф. Коплстон, В.В. Леонтович, Т. Масарик, Дж. Скэнлан и др5.

Цель исследования заключается в том, чтобы на основе историко-философского анализа становления истории русской философии как самостоятельного направления в рамках философского знания в середине XIX — начале ХХ века реконструировать ключевые модели подходов к изучению истории отечественной философии в указанный период. Таким образом, настоящее исследование является историографическим по своей сути.

Задачи исследования обусловлены его целью и состоят в том, чтобы:

1) в ходе анализа методологических оснований историографического исследования в философии дать общую характеристику философской историографии как области научного исследования, а также выявить специфику исследовательских задач, стоящих перед историографией русской философии и выработать методологические принципы ее изучения;

2) исследовать процесс становления научной истории русской философии в трудах отечественных философов и историков середины XIX — начала XX века, знаменующих переход от имплицитных к систематическим исследованиям истории русской философии;

реконструировать основные точки зрения авторов указанного периода на развитие русской философии;

3) выявить значение и научный потенциал истории отечественной философии середины XIX — начала XX века для дальнейшего развития научной истории русской философии.

Теоретическая и методологическая основа исследования.

Теоретической и источниковедческой базой диссертации послужили, прежде всего, 5 Валицкий А. По поводу «русской идеи» в русской философии // Вопросы философии. 1994, №1;

Дам Х. Русская философия. Традиции и современность // Русская философия XIX — начала XX вв. — М.:

Институт философии Академии наук СССР, 1987; Леонтович В.В. История либерализма в России. — М.:

«Русский путь», 1995; Copleston F. Philosophy in Russia. From Herzen to Lenin and Berdyaev. — Notre Dame, Indiana, 1986; Masaryk Th. Zur Russischen Geschichts- und Religionsphilosophie, Bd 1–2. — Jena, 1913; Berlin I.





Russian Thinkers (co-edited with Aileen Kelly). — London: Hogarth Press, 1978; Russian Philosophy, ed. J. Edie, J.

Scanlan, M. Zeldin, G. Kline, v. 1—3, — Knoxville, 1976; Walicki A. A History of Russian Thought from the Enlightenment to Marxism. — Stanford, 1979; Goerdt W. Russische Philosophie: Zugnge und Durchblicke. — Freiburg – Mnch., 1984; Koyre A. La philosophi et la probleme national en Russe au debut du XIX-e siecle. – P., 1929.

тексты произведений историков русской философии середины XIX — начала ХХ века.

Помимо этого рассматриваются историко-философские и философско-культуpологические тексты наиболее значимых авторов соответствующего периода, а также современных отечественных и зарубежных исследователей.

Методологически диссертация основана на идеях, выработанных отечественной и зарубежной историко-философской наукой и философской методологией и, прежде всего, на работах А.В. Гулыги, Б.В. Емельянова, А.А. Ермичева, З.А. Каменского, А.П. Козырева, П.В. Копнина, В.А. Кувакина, М.К. Мамардашвили, М.А. Маслина, Т.И. Ойзермана, А.Т.

Павлова, В.Ф. Пустарнакова, В.В. Сербиненко, Д. Гердта, Р. Рорти и др.Научная новизна работы заключается, в первую очередь, в том, что в ней впервые предпринята попытка целостного историко-философского анализа истории русской философии середины XIX — начала ХХ века. В ходе исследования диссертантом получен ряд результатов, обладающих научной новизной:

1) В ходе анализа генезиса истории русской философии как самостоятельной области исследования в середине XIX — начале ХХ века, а также ее интерпретаций в современной российской научной литературе, выявлен персональный состав исследователей, впервые поставивших вопрос о национальной специфике русской философской мысли. Показана эволюция понимания национальной специфики русской философии от идей Архимандрита Гавриила, Колубовского, Чуйко, Введенского, Радлова и заканчивая современным пониманием историографии, основанном на идеях и исследованиях таких авторов как И.И. Евлампиев, А.А. Ермичев, Б.В.Емельянов, Н.В.

Ермишин, Мотрошилова, М.А. Маслин, В.А. Кувакин, А.Т. Павлов, В.В. Сербиненко и др.

2) В ходе исследования впервые проанализирован вклад Ф.Ф.Сидонского и В.Н.Карпова, а также В.Ф. Лютослаского как историков русской философской мысли в развитии историографии русской философии;

3) Впервые показана роль Е.А.Боброва не только как собирателя фактического материала, но и как историка русской философской мысли.

4) На основании проведенного историографического анализа, выявлена роль М.М.

Филиппова и М.Н.Ершова как историков русской философии, впервые подчеркнувших 6 Емельянов Б.В. Апология русской философии // София: Рукописный журнал Общества ревнителей русской философии. Вып. 8. 2005; Он же. Русская философия на путях самопознания: страницы истории // Введенский А.И., Лосев А.Ф., Радлов Э.Л., Шпет Г.Г.: Очерки истории русской философии / Сост., вступ. ст., примеч. Б.В. Емельянова, К.Н. Любутина. — Свердловск, 1991; Ермичев А.А. О философии в России:

исследования, полемика, заметки. — СПб.: Изд-во Санкт-Петербургского ун-та, 1998. — 117 с; Копнин П.В.

К вопросу о методе историко-философского исследования // Вопросы философии. 1967. № 5; Кувакин В.А.

Религиозная философия в России: Начало XX века. – М., 1980; Рорти Р. Историография философии: четыре жанра // Джохадзе И. Д. Неопрагматизм Ричарда Рорти. – М.: УРСС, 2001.

роль университетской философии в развитии русской философской мысли Положения, выносимые на защиту. На основании проведенного исследования выработаны следующие теоретические положения, выносимые на защиту:

1) В середине XIX — начале ХХ века история русской философии складывается в качестве самостоятельного направления философского исследования, имеющего свои предмет и метод исследования. В качестве предмета историко-философского исследования в этот период впервые стало непосредственное исследование конкретно-исторического бытия философского знания в его эволюционно-динамическом аспекте.

2) Уже в первоначальный период развития истории русской философии авторами был сформулирован круг принципиальных для отечественных историко-философских исследований тем, а именно: время возникновения русской философии и проблема ее периодизации; соотношение русской философии с западной философской традицией, а также проблема «самостоятельность — заимствованность» в развитии русской философии; анализ содержательных особенностей русской философии 3) В отличие от периода первой половины XIX века (а также в советский период развития истории русской философии), когда по основным, принципиальным вопросам оценки русской философии существовало единодушие исследователей, вторая половина XIX века, а в особенности конец XIX — начало ХХ века характеризуется большей диверсификацией общефилософских взглядов и позиций историков философии. В отличие от предшествующего периода, оценка самобытности русской философии, ее взаимоотношения с философией западной, вопросы периодизации ее истории, соотношения в ней рационального и интуитивного, метафизического и практического начал определяются собственными философскими и общественно-политическими позициями историков философии, в числе которых теперь имеются представители разных взглядов и общественных слоев.

4) Центральным вопросом историко-философских исследований середины XIX — начала ХХ века являлся вопрос о сущности русской философии. Стержневым пунктом теоретических исканий историков философии становится поиск своего рода «национальной идеи» русской философии. Предпринимаются попытки определить место русской философии в мировом культурном наследии, указать на самобытность русской национальной мысли.

5) Четкое понимание роли историко-философской науки для развития самосознания русского общества сформировалось в российском обществе благодаря деятельности философских журналов конца XIX – начала ХХ веков.

6) В ходе исследования доказана преемственность последующих отечественных историко-философских исследований идеям русской историко-философской мысли середины XIX — начала ХХ века, что подтверждается анализом работ историков русской философии первой половины ХХ века (В.В. Зеньковского, Н.О. Лосского, Г.В.

Флоровского, Г.Г. Шпета), а также современных авторов.

Теоретическая значимость работы состоит в том, что проведенное исследование обогащает историко-философскую науку новым знанием, способствуя, таким образом, ее дальнейшему развитию. Диссертационное исследование позволяет глубже осмыслить творчество историков русской философии середины XIX — начала ХХ века, а также открывает новые возможности для философского исследования новых аспектов такого многогранного феномена, как история русской философии.

Практическая значимость исследования заключается в том, что полученные результаты могут быть использованы в лекционных курсах по истории и историографии русской философии, а также в качестве составной части различных учебных и научных изданий, освещающих вопросы истории философских исследований в России.

Апробация исследования. Основные результаты исследования обсуждены на кафедре истории русской философии философского факультета Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова, опубликованы в научной печати, в том числе, в рецензируемых журналах и изданиях, в которых рекомендуется публикация основных результатов диссертаций на соискание ученой степени кандидата наук.

Структура исследования. Диссертационное исследование состоит из введения, четырех глав, включающих восемь параграфов, заключения и списка литературы.

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ Во Введении обосновывается актуальность темы исследования и анализируется степень ее разработанности, определяются объект, предмет, цель и задачи исследования, формулируются его основные гипотезы, указываются теоретико-методологические принципы разработки поставленной темы, раскрывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость полученных результатов.

В первой главе «Методологические основания историографического исследования в философии» рассматриваются основные задачи и принципы историкофилософского исследования, отдельное внимание уделяется методологии исследования истории русской философии.

В первом параграфе первой главы «Философская историография как область научного исследования» рассматривается философская историография как область научного исследования.

На основе анализа историографической литературы автором указываются основные задачи и методологические принципы историко-философского исследования. История философии может быть определена как философская дисциплина, предметом которой является процесс возникновения и развития философского знания..

Основными целями историко-философского исследования (в том числе и применительно к исследованию истории русской философии), таким образом, являются:

- фиксация, описание и систематизация философских идей и направлений;

- выявление причин и объяснение процесса происхождения и развития конкретных философских идей;

- актуализация философского наследия, демонстрация значимости и общественной важности тех или иных составляющих философского дискурса.

В качестве основных целей историко-философского исследования могут быть названы:

- описание (фиксация и систематизация философских идей);

- объяснение (выявление причин возникновения и хода дальнейшего развития философских идей и школ);

- актуализация (выявление связи между прошлым и настоящим в развитии философии, использование философского наследия для решения актуальных исследовательских задач).

С нашей точки зрения, наиболее продуктивная схема историко-философского анализа национальной философии состоит в следующем. Во-первых, критическое осмысление национальной философии возможно только при специальной разработке методологического аппарата и теоретико-познавательной проблематики. Во-вторых в историко-философском исследовании необходимо учитывать социально-культурную обусловленность выдвижения и решения тех или иных теоретических проблем, а также подвергать анализу обуславливающие факторы. Наконец, в-третьих, необходимо учитывать историчность национального характера и мировоззрения и специфичность их отражения в национальной философии. Все перечисленное непосредственным образом относится к русской философской историографии.

Во втором параграфе первой главы «История русской философии как предмет историко-философского исследования» уделяется внимание методологии исследования истории отечественной философии.

Как отмечает Б.В. Емельянов, историография русской философии — это предметная и проблемная область истории русской философии, имеющая своей задачей изучение истории философской мысли в России в ее связи с мировой философией и в контексте национальной философской традиции.

Одним из важнейших в данном контексте становится вопрос о существовании самой русской философии как явления. В этом смысле актуальность приобретает известная в историко-философской литературе антитеза: «русская философия — философия в России».

Обозначенный спор заключается в выяснении национальных особенностей русской философии. Одни историки русской философии считают, что «философии вообще» исторически нет. Есть лишь различные типы философствования. Предмет философии в каждой культуре уникален, поскольку каждая культура обладает своим особым видением бытия и, соответственно, особо конструирует.

С другой стороны, ряд исследователей считают, что «есть некая общая, вечная, единая для всех времен и народов философия как некая надкультурная “универсалия”, разновидности которой мы изучаем в тех или иных странах в те или иные времена».

Целостное понимание русской философии, с нашей точки зрения, невозможно при условии ее «изоляции» от опыта мировой философии (и, прежде всего, европейской).

История мысли вообще не знает совершенно замкнутых и исключительно самобытных философских традиций. Своеобразие же русской философии может быть определено и понято только в контексте ее постоянного взаимодействия с европейской философской культурой.

Вопрос о специфике русской философии сложен, прежде всего, потому, что при ответе на него объединяются в одно целое весьма различные, подчас противоположные идеи и концепции. То, что в зарубежной мысли рассредоточено между различными, далеко отстоящими во времени и социальном пространстве учениями, в русской мысли второй половины XIX — первых десятилетий XX в. оказалось сконцентрированным в одной стране, на одном — довольно коротком — витке развития ее культуры и философии.

Вопрос о соотношении русской философии с западной, с нашей точки зрения, чрезвычайно важен. В силу социально-экономического и культурного отставания России от Европы заимствование русской философии у европейской очевидно.

Однако факт такого заимствования, на наш взгляд, не должен абсолютизироваться.

Более взвешенной в этой связи представляется точка зрения исследователей, указывающих на специфику такого заимствования, а именно: превращение взятых на западе философских идей в специфически русские.

Признание наличия мировой философской проблематики и заимствований внутри русской философии не должно считаться недостатком последней. Влияния и заимствования представляются нормой развития любой более или менее развитой национальной философии. Заимствования (прежде всего, из европейской философии) и теоретические аллюзии внутри русской философии являются проявлением общего принципа исторического развития философии как таковой. Специфической же чертой русской философии (областью ее преимущественных интересов) следует признать попытки согласования веры и разума, идеала и действительности.

Вторая глава «Накопление методологических и фактуально-исторических предпосылок научной истории отечественной философии в России» посвящена анализу формирования историко-философской традиции истории русской философии в середине XIX века.

Первый параграф второй главы «Формирование историко-философского подхода к русской философской мысли в трудах представителей церковной академической науки (архимандрит Гавриил, Ф.Ф.Сидонский, В.Н.Карпов)» рассматривает работы историков русской философии середины XIX века.

Начало изучения русской философии связано, прежде всего, с деятельностью архимандрита Гавриила, Ф.Ф.Сидонского, В.Н.Карпова, а также славянофилов.

Архимандрит Гавриил является автором сочинения «История философии», последняя часть которого посвящена рассмотрению русской философии. Автор пытается определить предмет истории философии как науки, ее задачи и функции. В частности, он указывает, что история философии имеет самостоятельный, отличающийся от религии и других проявлений человеческой деятельности предмет своего исследования Еще одна важная идея связана с разработкой архим. Гавриилом проблем структуры и предпосылок историко-философского знания, при этом он выдвигает требование обязательного учета индивидуальных особенностей философа, чьи произведения подвергаются историко-философскому анализу, а также культурно-исторических условий его творчества.

Перед архим. Гавриилом стояла задача не только проследить исторические пути развития русской философии, но и доказать само существование последней. Архим.

Гавриил рассматривает философию в качестве выражения народного духа. Содержание философии связывается историком с национальной культурой, особенностями национального мышления и характером русского народа.

Таким образом, архим. Гавриил ведет отсчет существования русской философии от времени зарождения русской нации. При этом с точки зрения архим. Гавриила, философия неразрывно связана с религией. Цель философии — при помощи размышления разъяснить истины веры. История русской философии видится архим. Гавриилу не как система, а как конгломерат идей. В соответствии с этим, история философии видится архим. Гавриилу как история становления, существования и смены различных философских воззрений.

Менее известным, хотя хронологически и более ранним, нежели «История философии» архим. Гавриила, является сочинение другого русского философа XIX века — Федора Федоровича Сидонского (1805 — 1873) «Введение в науку философии» (1833).

В своем труде «Введение в науку философии» Ф.Ф. Сидонский задается вопросом о необходимости для России своей собственной, национальной, «самобытно-русской» философии. Ф.Ф. Сидонский указывает на возможность развития философии в России.

При этом он подчеркивает, что результаты интеллектуального развития других народов (прежде всего, европейских), предваривших русских на почве философии, не должны забываться нами или же оставаться бесплодными, переходя на нашу почву.

Вместе с тем, выражая надежду на участие русских в деле развития философии, Ф.Ф.

Сидонский предостерегает против мнения о том, что разработка философии может быть уделом какой-либо одной нации. Он говорит, что философия, «как и сам ум, не принадлежат какому-либо частному лицу, но целому человечеству».

Причину относительной неразвитости философии в современной ему России Ф.Ф.

Сидонский видит в исторических обстоятельствах. «Пережив недавно период общенародной, пошлой философии, когда благородным именем любомудрия прикрывались беспокойные выходки остроумия [в данном случае речь идет, в частности, о философии Французского Просвещения — Ю.З.] <…> русские люди стали опасаться самого имени философии». Если в русском обществе принято нападать на философию, то происходит это, по мысли Ф.Ф. Сидонского, от незнания истинного предмета философии.

Стараясь выявить причину недостаточного развития философии в России, Ф.Ф.

Сидонский указывает на промежуточное положение страны между Востоком и Западом.

Восток, по мнению историка, богат жизнью, но беден интеллектуальной деятельностью.

Запад же, напротив, деятелен и склонен к критическим изысканиям. По мнению исследователя, русские сначала были носителями элемента неподвижности, и только теперь стали приобщаться к интеллектуальной культуре Запада, элементом которой и является философия.

Значительной фигурой для отечественной истории философии первой половины - середины XIX в. является Василий Николаевич Карпов (1798 — 1867). В аспекте исторических трудов В.Н.Карпова для нас особый интерес представляет его сочинение «Введение в философию» (1840), затрагивающее общие вопросы философского знания. С историко-философской точки зрения немаловажны и такие статьи философа, как «Взгляд на движение философии в мире христианском и на причины различных ее направлений» (1856) и работа «Философский рационализм новейшего времени» (1860).

В.Н. Карпов ставит вопросы о том, в чем состоит специфика национальной философии. По мнению мыслителя,философия действует между внушениями политики и религии, и открыв требования человеческой природы, соглашает их с требованиями веры и условиями политической жизни. Таким образом, основным пафосом рассуждений В.Н.

Карпова является не столько связь философии с религией и политикой, сколько влияние религии и политики на философию. Среди условий, которые оказывают влияние на философию, одно из самых важных мест занимает национальный характер того или иного общества, формирующийся в конкретных условиях религии и правовой и политической системы. Народы имеют свое значение каждый сам по себе, и ни одна из народностей не может претендовать на первенствующую роль по отношению к другим. А значит, ни одна национальная философия не может быть признана главенствующей. Из приведенных утверждений В.Н. Карпова вытекает, что «общечеловеческой» философии нет.

В.Н. Карпов, в соответствии со своим критическим взглядом на рационалистическую западную философию, находит, что рационализм чужд русскому уму, т.к. он противоречит нашим национальным началам, прежде всего, православию. Русское мышление - это мышление, согласное с верой и оправдываемое деятельностью по вере. Также сама философия во все времена развивалась из недр религии, и первое свое развитие совершала под влиянием религии. Отсюда у В.Н. Карпова следует тот вывод, русская философия строится на гармонии всех сил человеческого духа (прежде всего, ума и сердца), объединенных в вере.

Национальные особенности русской философии авторы описываемого периода усматривают в особом сочетании веры и знания, рассудочности и набожности. Как отмечают архим. Гавриил, Ф.Ф. Сидонский, В.Н. Карпов, на формирование русской философии оказали влияние физические условия существования русского человека (характер территории, климата и т.д.), особенности социальной организации русского общества, психологические особенности (менталитет) русских как нации.

В русской национальной философии архим. Гавриил, Ф.Ф. Сидонский и В.Н. Карпов усматривают «практическое любомудрие», целью которого является определение места человека в мире, отношения человека к миру. При этом «практическое любомудрие» рассматривается указанными авторами как синтетичное по своему характеру явление, состоящее в гармонии всех сил человеческого духа (прежде всего, ума и сердца), объединенных в вере.

Во втором параграфе второй главы «Методологические и фактуальноисториографические предпосылки научной истории отечественной философии в трудах славянофилов» исследуются взгляды славянофилов на историю развития русской философии.

Проблемы, решаемые русской философией в течение всего периода ее развития, имели как общемировое, глобальное значение (смысл истории, добро и зло как ее движущие силы, сущность человека, всеобщие начала человеческой культуры), так и специфически национальное (роль России во всемирной истории, ее историческая миссия, поиск национальной идентичности).

Яркая особенность русской философии проявляется в постижении национальных ценностей, в проникновении в глубины национального характера. В этом отношении показателен взгляд на русскую философию и ее историю славянофилов (А.С.Хомякова, И.В. Киреевского и др.).

Решая вопрос о необходимости русской философии, славянофилы утверждали, что первым шагом к ней должно быть присвоение «умственных богатств той страны, которая в умозрении опередила все другие народы». Очевидно, что в данном случае речь идет о европейской философии и, прежде всего, немецкой. Вместе с тем, как писал И.В.

Киреевский, «чужие мысли полезны только для развития собственных. Наша философия должна развиться из нашей жизни, создаться из текущих вопросов, из господствующих интересов нашего народного и частного быта». Таким образом, И.В. Киреевский утверждал, что русская философия может возникнуть лишь на национальной почве.

Главное достоинство русского ума и характера И.В. Киреевский видит в т.н.

«цельности». Он верил, что посредством объединения в одно гармоническое целое всех духовных сил человек приобретает способность к мистической интуиции и созерцанию, которые делают для него доступной суперрациональную истину о Боге и его отношении к миру. Такая вера, в конечном итоге, представляется автору «живым и цельным зрением ума».

По убеждению И.В. Киреевского, российское самостоятельное философствование должно опираться на творения отцов Церкви. В то же время философию отцов церкви Киреевский не рассматривает как завершенную систему, а допускает ее дальнейшее развитие. Главное, что он предлагает заимствовать у отцов Восточной Церкви, - это их способ мышления, в основе которого лежит «безмятежность внутренней цельности духа».

Принципиальное отличие русской мысли от западной И.В. Киреевский, как и А.С.

Хомяков и другие славянофилы, рассматривает как следствие принятия Россией православной веры, считая, что все особенности российского бытия, истории, культуры, духа народа проистекают из влияния православно-христианских начал. При этом речь идет о принципиальном различии между рационализмом, который победил на западе, и христианской верой и философией, хранительницей которой являлась Россия.

В третьей главе «Становление научной истории отечественной философии в трудах русских мыслителей второй половины XIX — начала ХХ вв.» рассматривается историографическое наследие ведущих историков русской философии указанного периода.

В первом параграфе третьей главы «Переход к систематическим исследованиям истории русской философии (Я.Н. Колубовский, В.В. Чуйко, М.М. Филиппов, А.И.

Введенский)» рассматриваются историографические труды данных авторов.

Первым систематическим исследованием русской философии — после сочинения архим. Гавриила — стала «Философия у русских» Якова Николаевича Колубовского.

В целом Я.Н. Колубовский демонстрирует более высокий уровень историкофилософского анализа развития русской философии, нежели архимандрит Гавриил. При этом основная методологическая посылка Я.Н. Колубовского заключается в утверждении заимствованного характера русской философии. В этой связи Я.Н. Колубовский говорит о русской национальной философии, скорее, как о возможности, нежели чем о состоявшемся явлении.

Как в XVIII в., так и в XIX в. русская философия, по мнению Я.Н. Колубовского, лишь повторяет западноевропейские философские школы (вольфианство, просвещение, немецкая классическая философия, позитивизм, материализм).

Вместе с тем, Я.Н. Колубовский не абсолютизирует факт заимствования, находя в русской философии ростки национального, самобытного.

Включаясь в спор о специфике национальной русской философии, Я.Н. Колубовский отмечает, что «примерное благочестие, глубокая преданность отечеству и царю — главные черты русского характера и духа. Только с выражением их может создаться самобытная философия, достойная великого народа». Этим требованиям, считал Я.Н. Колубовский, вполне отвечает идеология славянофилов.

Очерк В.В. Чуйко «Русская философия», опубликованный в 1895 г. Основной методологической посылкой для В.В. Чуйко, как и для Я.Н. Колубовского, является утверждение о заимствованном характере русской философии. По мнению автора, даже славянофильство обязано своим возникновением «Шеллингу, а также (несколько позднее) Гегелю».

Основным сочинением М.М. Филиппова по истории русской философии является сборник очерков «Судьбы русской философии» (1904). В очерках М.М. Филипповым критически проанализированы воззрения русских философов-идеалистов и представителей натурфилософии 1-й половины XIX века.

В целом русская философия 1-й половины XIX века, по мнению М.М. Филиппова, еще не создала своей оригинальной школы. На вполне самостоятельный путь она вступила лишь в эпоху Белинского, Герцена, Киреевского и Хомякова, борьбы западничества и славянофильства. Распространение же религиозно-философских учений в конце 1880 — начале 1890-х годов М.М. Филиппов характеризовал как упадок русской философии.

Подтверждением новой перспективы для ее развития М.М. Филиппов считал распространение марксизма, сильного своей тесной связью с ключевыми вопросами философии.

Существенный вклад в развитие историографии русской философии внес Александр Иванович Введенский (1856 -- 1925). В сжатом виде его теоретическая позиция содержится в речи «Судьбы философии в России», произнесенной им на первом публичном заседании Санкт-Петербургского философского общества 31 января 1898 года и опубликованной в том же году в журнале «Вопросы философии и психологии» в виде статьи.

По твердому убеждению А.И. Введенского, «философия у нас существует не вследствие искусственного насаждения, а вследствие глубокой потребности, удовлетворяемой вопреки всевозможным препятствиям». Более того, «скоро философия и у нас непременно достигнет такой же высоты развития и такой же силы влияния, как и в наиболее культурных странах».

Утверждая универсальный, всеобще-человеческий характер потребности в философствовании, которая, наряду со всеми остальными народами, присуща русскому народу, А.И. Введенский в то же время не игнорирует вопрос о самобытности русской философии. Этот вопрос он решает в институционалистско-историческом ключе, показывая, что характер философских занятий, направленность и содержание философских учений во многом предопределяется теми институциональными условиями, которые складываются в соответствующий период в силу конкретно-исторических причин.

Таким образом, исследуя историю исследований русской философии в конце XIX века, можно отметить некоторые характерные ее черты. Во-первых, проявилась определенная согласованность мнений по вопросу о «начале» русской философии и соответственно о самобытном или заимствованном ее характере. Так, сторонники заимствованной философии — В.В. Чуйко и А.И. Введенский — относили ее зарождение к XVI — XVIII векам и рассматривали этапы ее формирования как различные западноевропейские влияния, причем воспринятые своеобразно и с определенными интерпретациями. История русской философии выглядит в данном случае как обучение, осложненное внутренними условиями, и подлинное раскрытие ее возможностей осуществляется в ближайшем прошлом и настоящем, куда и оказывается направленным внимание исследователей, возлагающих надежды на ее оригинальное развитие в будущем.

Во-вторых, в историко-философских произведениях рассматриваемого периода, как и в дальнейшем, развитие происходит под влиянием нескольких тенденций. С одной стороны, это появление новых персоналий или более тщательное изучение ранее недостаточно изученных, с другой — устойчивая склонность к преемственности методологических концепций, т.е. к формированию традиции в изучении истории философии. Очень четко проявило себя направление, связанное с работами историографов. Оно получило свое развитие в вышедших сразу после революции исследованиях Г.Г. Шпета, М.Н. Ершова, Б.В. Яковенко.

Во втором параграфе третьей главы «История русской философии на рубеже веков (П.Н. Милюков, Е.А. Бобров, А.А. Никольский, В.Ф. Эрн, С.Л. Франк, Э.Л. Радлов, Р.В. Иванов-Разумник, Г.В. Плеханов)» рассматриваются труда указанных мыслителей по истории русской философии.

Анализ богатой и разнообразной истории исследования русской философии рубежа XIX – XX веков мы начнем с изучения творчества Павла Николаевича Милюкова (1859 — 1947). В 1896 — 1903 в журнале «Мир Божий» П.Н. Милюков публикует свои «Очерки по истории русской культуры». В «Очерках» П.Н.Милюков обосновал целостную концепцию истории русской культуры — концепцию возникновения и развития русской цивилизации, представленную такими основными составляющими, как географическая среда и археологический быт, этнический, демографический и социальный состав цивилизации, экономика, государственное устройство, религия, образование, общественное сознание и духовная жизнь общества. П.Н. Милюков определил свою позицию как синтез двух противоположных конструкций русской истории, «из которых одна выдвигала вперед сходство русского процесса с европейским, доводя это сходство до тождества, а другая доказывала русское своеобразие, до полной несравнимости и исключительности». В основании предложенной П.Н. Милюковым концепции происхождения и развития культуры лежит отрицание позитивистской идеи всемирной истории и ее частного случая — европоцентризма. В целом же П.Н. Милюков считает, что культура России развивается в сторону сближения с западно-европейской культурой, т.к. их объединяет единство внутренних законов развития.

Значительный вклад в развитие истории русской философии внес Евгений Александрович Бобров (1867 – 1933). В 1899 — 1902 годах в Казани выходило сочинение Евгения Александровича Боброва «Философия в России. Материалы, исследования и заметки», которое представляло собой серию публикаций, в которых предпринята попытка описать и проанализировать основные явления и фигуры, оказавшие влияние на становление философии в России.

Е.А. Бобров утверждает, что философия в России развивалась «по двум руслам». С одной стороны, существовала так называемая «школьная философия», которая преподавалась в университетах, духовных академиях и гимназиях. В качестве такой философии к изучению предлагались «схоластика, вольфианство и различные оттенки универсализма». Такая философия, как утверждает Е.А. Бобров, «не переступала училищного порога; она была, так сказать, искусственным насаждением и служила лишь практическим целям обучения и воспитания». Доказательством тщетности и безжизненности «школьной философии» Е.А. Бобров считает то, что преподавали ее порою даже не специалисты в этой области знания, которые назначались директивно и по воле случая.

С другой стороны, пишет Е.А. Бобров, существовало другое направление, которое он определяет как «нешкольную философию». В качестве такой философии исследователь перечисляет материализм (вольтерианство), мистику и франкмасонство, получившие распространение в XVIII веке, а также социализм, позитивизм и спиритизм, распространенные в веке XIX. Данные направления развивались не в учебных заведениях, а в печатных изданиях и литературных и философских кружках.

В этих кружках, объединявших друзей, вырабатывались философские знания.

Именно в кружках, а не в университетах, утверждает Е.А. Бобров, формировалась русская философия в XIX веке.

Если, как было показано, в середине XIX века на историко-философском поприще в России преобладали авторы церковной ориентации, то в исследуемый период они составляют здесь безусловное меньшинство. Однако и в этот период среди духовных авторов находятся достаточно яркие фигуры, достойные внимания. К таковым следует отнести выдающегося историка русской философии Александра Александровича Никольского (1866 -- 1915). В 1907 году в журнале «Вера и разум» был опубликован труд А.А. Никольского «Русская духовно-академическая философия как предшественница славянофильства и университетской философии в России».

Академическая философия, утверждал А.А. Никольский, оказала значительное влияние на развитие всей русской философской мысли. В этой связи А.А. Никольский полемизирует с современными ему историками русской философии, игнорирующими ее роль в развитии национальной мысли и рассматривавших ее в качестве «безжизненной схоластики». Если А.И. Введенский и ряд других утверждают, что русская философия возникла только в середине XVIII века с моментом основания Московского университета, то А.А. Никольский полагает, что период возникновения русской национальной философии следует отнести к началу XVII века, как минимум, к моменту возникновения Киевской братской школы, преобразованной в 1614 г. Киево-Могилянский коллегиум, а в последствии — в Киевскую духовную академию.

А.А. Никольский неоднократно указывает на незамкнутость русской духовноакадемической философии. Ее влияние на русскую философию (и, прежде всего, университетскую) автор доказывает указанием на то, что можно обозначить как «миграцию идей». А.А. Никольский не соглашается с А.И. Введенским и Я.Н.

Колубовским, утверждавшими, что «светская философия начинается прямо с вольфианства, которое постепенно прививается и в духовных училищах»7. Напротив, утверждает исследователь, вольфианство перешло не из университетов в духовные школы, а из духовных школ – в университеты. Произошло это, прежде всего, через университетских профессоров, получивших образование в духовных академиях (Брянцев, Галич, Аничков и др.).

Эрнест Леопольдович Радлов (1854 — 1928) является автором труда «Очерки истории русской философии (1912). В рамках русской философии он предлагает выделять два направления: одно — развивающееся под чужим влиянием (византийским, западноевропейским), другое — стремящиеся к самобытности и выражению национального миросозерцания. Автор предлагает двучленную периодизацию истории русской философии: подготовительный период (до М.В. Ломоносова) и построительный (от М.В. Ломоносова до современного исследователю времени).

Э.Л. Радлов неоднократно обращался к национальным особенностям русской философии, находя их в обращенности русской мысли к вопросам социальной практики («исканию правды и смысла жизни»), а также в мистицизме, пронизывающем многие проявления русской мысли. Он выделяет также этическую ориентированность русской философии. При этом этическая проблематика, заслоняет и не оставляет места для проблематики гносеологической.

В 1907 вышло в свет двухтомное сочинение Разумника Васильевича ИвановаРазумника (1878 - 1946) «История русской общественной мысли». Главные вопросы философии, с точки зрения этого автора: «Для чего человек живет?» и «В чем смыл существования каждого отдельного человека и всего человечества?» Именно поэтому Р.В.

Иванов-Разумник не разделял философию и художественную литературу. Для ученого это была единая «общественная мысль», в которую включались искания писателей, поэтов, 7 Колубовский Я.Н. Философия у русских // Ибервег Ф., Гейнце М. История новой философии в сжатом очерке. – СПб., 1890.

публицистов, критиков, философов. Таким подходом Р.В. Иванов-Разумник еще раз указал на то, что в России многие социальные и нравственные вопросы впервые поднимала именно литература, а не философия.

Значительный вклад в развитие русской философской историографии внес Георгий Валентинович Плеханов (1856 — 1918). Г.В. Плеханов был первым марксистом, который взялся за научную разработку истории русской общественной мысли, собрав и систематизировав по этому вопросу огромный материал. С 1909 года Г.В. Плеханов работал над фундаментальным трудом «История русской общественной мысли». Эта работа стала первым обобщающим трудом, который охватывает историю общественной мысли с древнейших времен до конца XVIII века.

Г.В. Плеханов обращается также к сопоставлению общественного развития России и западноевропейских стран. Он подвергает критике теорию «самобытности» русского исторического процесса. Г.В. Плеханов утверждал, что Россия в своем историческом развитии шла и идет по тому же пути, по которому шли и другие европейские страны, Таким образом, Г.В. Плеханов отвергает противопоставление российской и западной культур.

Говоря об основных итогах историко-философской рефлексии конца XIX – начала ХХ веков, необходимо отметить, что, в отличие от предыдущего периода, когда по основным, принципиальным вопросам оценки русской философии существовало единодушие исследователей, изучаемый период характеризуется большей диверсификацией взглядов.

Признание самобытности русской философии, состоящей в высокой значимости для нее ценностно-мировоззренческого начала, не исключает признания ее исторической вторичности по отношению к философии Западной Европы. Многие авторы конца XIX – начала ХХ веков указывали на заимствованный характер многих построений русских философов. Вместе с тем, факт заимствования ими не абсолютизировался, отмечался временный характер заимствования в русской философии, развитие русской философии от заимствований и чужих влияний к самобытности. Сам процесс заимствования рассматривается авторами указанного периода как имманентный путь развития любой философии. Таким образом, утверждалось, что заимствования являются не недостатком, а неотъемлемой частью историко-философского развития.

Кроме того, русская историко-философская наука второй половины XIX – начала ХХ веков предлагала выделять в истории развития русской философии два направления:

одно — развивающееся под чужим влиянием (византийским, западноевропейским), другое — стремящиеся к самобытности и выражению национального миросозерцания.

В споре о специфике русской национальной философии исследователи второй половины XIX – начала ХХ веков указывали на следующую основную черту русской философии: если европейская философия представляет собой тип философии, относящийся к научно-систематической традиции, то русская – к традиции несистематического мышления. Русские мыслители не строили философские системы на основе логических принципов, а искали метафизическую, «живую» истину, являющуюся основным предметом русской философии. Таким образом, делается вывод о том, что русская философия в гораздо большей степени, нежели западноевропейская, является именно мировоззренческой теорией, а ее основная цель лежит не в области чисто теоретического, беспристрастного познания, но всегда – в религиозно-эмоциональном толковании жизни.

Русские историки философии второй половины XIX – начала ХХ веков еще раз обратили внимание на то, что изучение истории русской философии неразрывно связано с изучением истории и культуры русского общества, оказавших влияние на развитие русской философии. Различными авторами неоднократно указывалось на то, что философия в России развивалась во многом в печатных изданиях, литературных и философских кружках.

Отечественные историко-философские исследования второй половины XIX – начала ХХ веков вводят разделение «школьной» и «нешкольной» философии. При этом роль духовно-академической философии оценивается неоднозначно. Одни (Е.А. Бобров) полагают, что роль «школьной» философии невелика, и она не оказала значительного влияния на развитие философии в России. Другие же, (А.А. Никольский) напротив, указывают на значительное влияние духовно-академической философии на развитие русской национальной мысли.

Четвертая глава «Значение истории отечественной философии второй половины XIX – начала XX вв. для дальнейшего развития научной истории русской философии» посвящена исследованию отражения историко-философской проблематики в русских философских журналах конца XIX – начала ХХ века, а также осмыслению потенциала истории русской философской второй половины XIX – начала ХХ века для дальнейшего развития истории русской философии.

Первый параграф четвертой главы посвящен исследованию «Проблемы истории русской философии в философских журналах конца XIX – начала ХХ веков».

Специальным философским органом, где философские вопросы выступали в своем собственном виде, не растворяясь в публицистике или литературно-художественной практике, был журнал «Вопросы философии и психологии». В программной статье, посвященной задачам журнала «Вопросов философии и психологии», его редактор Н.Я.

Грот указал на необходимость развития самосознания русского общества (и интеллигенции как его части) на прочных философских основаниях. Журнал прямо заявлял о своем намерении дать историко-философскую оценку русской философии. Для решения этой задачи авторы журнала (в частности, Н.Н. Страхов, В.С. Соловьев, А.И. Введенский, Н.А.

Бердяев, В.Ф. Эрн, Н.О. Лосский) посвятили целый ряд статей истории отечественной философской мысли.

Анализируя исследовательские задачи авторов журналов, следует отметить, что речь, прежде всего, шла об анализе способов освоения и критической переработки наследия западной мысли в рамках русской философии. Спектр размышлений здесь простирался от доказательства необходимости преодоления противоестественного отрыва духовной жизни России от культуры Европы и мира до утверждения о кризисе самой западной философии и необходимости преодоления его путем выработки нового способа философского мышления. Еще одной задачей, поставленной авторами журнала, явилась необходимость осмысления русской философии в качестве самостоятельной сферы мысли, не зависящей от западной философии и западной философии не подражающей.

Задачу поиска специфических черт русской философии (историко-философскую и культурологическую одновременно) решал на страницах «Вопросов философии и психологии» Н.А. Бердяев (1874 – 1948). Именно Н.А.Бердяев предпринял одну из серьезных попыток осознания проблемного поля русской национальной философии, ее корней и пути дальнейшего развития.

Задаваясь вопросом, почему же в России до последнего времени не было понастоящему крупных философов и по-настоящему развитой философии, Н.А. Бердяев указывает на низкую философскую культуру соотечественников, некритические заимствования из западной мысли и авторитарность официальной идеологии. Однако, несмотря на перечисленные факты, именно Россия, а не Европа, по мнению мыслителя, сохранила великие философские традиции прошлого, и в этом залог будущего В сборнике очерков «Судьбы русской философии» (первое издание – в журнале «Русское богатство», 1894; второе издание – 1898) историк русской философии Михаил Михайлович Филиппов (1858 – 1903) выделил две основные тенденции в истории русской мысли. По убеждению М.М. Филиппова, они были связаны с влиянием английского эмпиризма и немецкого идеализма соответственно.

Русская философия, по мнению М.М. Филиппова, начинает обретать самостоятельность в 40-е годы XIX в. (с появлением трудов В.Г. Белинского, А.И. Герцена, А.С. Хомякова и др.). Эпоха, характеризующаяся умственным брожением, только внешним образом, считал М.М. Филиппов, выразилось в декабрьских событиях 1824 г.

Здесь искал М.М. Филиппов истинные корни того философского движения, которое завершилось у нас под влиянием германской идеалистической философии. Отечественная война 1812 г., по М.М. Филиппову, способствовала нарождению русского свободомыслия, близкого европейским либеральным движениям.

Важная роль в развитии отечественной истории философии принадлежит Николаю Николаевичу Страхову (1828 — 1896). В отечественном духовном наследии Н.Н. Страхов особенно подчеркивал ориентацию на «высшие сферы бытия», приоритет нравственных ценностей, целостность миросозерцания и мироотношения. Противоположным примером для него выступала европейская мысль, заключавшаяся в логически выверенном рационализме, из которого выводились помимо прочего духовность и нравственность.

Такая ситуация была неприемлемой для Н.Н. Страхова, который акцентировал внимание именно на нравственно-мировоззренческом аспекте философии.

Вместе с тем, ученый считал необходимым и усвоение западноевропейской традиции философствования, знакомство с ее крупнейшими достижениями Н.Н. Страхов утверждал необходимость существования собственного, русского ума именно на основаниях рационализма, примененного к анализу всех явлений. Между тем, по Н.Н. Страхову, разум должен быть моральным, и в контексте рассуждений историка философии это означало, что разум должен быть ориентирован на высшие реалии. По мнению ученого, наиболее ярко это проявилось в исторических путях русской философии.

Итогом историко-философских публикаций в русских философских журналах конца XIX – начала ХХ веков стали следующие результаты.

1) Сформировалось четкое понимание роли истории философии для развития самосознания русского общества.

2) Указанные публикации можно рассматривать как попытку осознания проблемного поля русской национальной философии, ее корней и пути дальнейшего развития.

3) На страницах русских философских журналов так же, как и раньше, указывалось на первоначальную несамостоятельность русской философии. Анализируя историю становления русской национальной философии, исследователи указывали на влияние на русскую философию английского эмпиризма и немецкой классической философии.

Второй параграф четвертой главы «Научный потенциал истории русской философской второй половины XIX – начала ХХ веков и его использование в последующем развитии отечественной истории русской философии» посвящен анализу истории развития проблем истории русской философии в ХХ веке.

Современный уровень развития историко-философской науки, подготовленный историками философии середины XIX – начала ХХ века, позволяет утверждать, что философская мысль зародилась в русском национальном сознании во времена Киевской Руси. Вместе с тем, древнерусская мудрость явилась начальным этапом развития русской национальной философии, этап основного развития которой пришелся на конец XVIII – начало ХХ века.

В Заключении подводятся итоги исследования, указывается на соответствие полученных результатов поставленной цели, делаются обобщающие выводы.

Основные положения диссертации нашли отражение в следующих публикациях автора по теме исследования:

Статьи в журналах, рекомендованных ВАК Минобрнауки РФ:

1) Заборских Ю.В. Становление Русской философской историографии: первые теоретические и методологические проблемы//Вестник славянских культур. 2011. 1 ( XIX).

С. 44-49.

2) Заборских Ю.В. Проблема нравственного развития личности в русской философской историографии первой половины - середины XIX века (на примере работ Архимандрита Гавриила, Ф.Ф. Сидонского и В.Н. Карпрова)//Педагогическое образование и наука №2 2011г. Г.Москва, стр. 52-54.

3) Заборских Ю.В. Архимандрит Гавриил и начало истории русской философии//Управление мегаполисом, №6, 2010г. (декабрь), стр. 132-136.

Другие научные публикации:

4) Заборских Ю.В. Становление научной историографии русской философской мысли конца XIX-начала XX вв.//Христианская культура и славянский мир: Материалы круглого стола от 27 января 2010г. Международные образовательные Рождественские чтения., г.

Москва. Стр. 95-102.

5) Заборских Ю.В. Методология историографии русской философской мысли конца XIX-начала XX вв.//Актуальные проблемы экономики, управления и права (материалы межвузовской конференции), г. Москва, 2009г., стр. 303-306.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.