WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

БЕЛКИНА Елена Аузбиевна

Современные проблемы биоэтики

в ХРИСТИАНСКИХ социальных доктринах

Специальность 09.00.05 – Этика

Автореферат диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Тула – 2012

Работа выполнена на кафедре философии, культурологии, прикладной этики, религиоведения и теологии им. А.С. Хомякова Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Тульский государственный педагогический университет

им. Л.Н. Толстого»

Научный руководитель:

доктор философских наук, профессор

Мелешко Елена Дмитриевна

Официальные оппоненты:

Золкин Андрей Львович

доктор философских наук, доцент,

ФГБОУ ВПО «Московский университет Министерства внутренних дел Российской Федерации»,  заместитель начальника кафедры философии

Тихая-Тищенко Инна Генриховна

кандидат философских наук, доцент

ГБОУ ВПО «Первый Московский государственный медицинский университет имени И.М. Сеченова», доцент кафедры философии и биоэтики

Ведущая организация:

ФГБОУ ВПО «Тульский государственный университет»

Защита состоится 25 мая 2012 года в 14.00 на заседании диссертационного совета ДМ 212.270.02 при Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Тульский государственный педагогический университет им. Л.Н. Толстого» по адресу:
300026, г. Тула, просп. Ленина, 125, корп. 3, ауд. 96.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «ТГПУ им. Л.Н. Толстого».

Автореферат разослан  24 апреля 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор философских наук, профессор                                Е.Д. Мелешко

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования определяется потребностями философско-этического осмысления революционных по своей сущности достижений в сфере медицины и биотехнологий, которые привносят в жизнь современного человека множество позитивных изменений, связанных с ростом продолжительности жизни, повышением её качества, расширением возможностей в борьбе с болезнями, но одновременно ставят множество проблем, связанных с необходимостью морального выбора. Ответом на моральные вызовы развития современных биомедицинских технологий стало возникновение биоэтики как философско-этической науки, постигающей нравственные принципы отношения к многообразным проблемам и противоречиям жизни во всех её проявлениях.

Поиск моральной истины в области проблем биоэтики ведут представители всех направлений философско-этической мысли. Активную позицию в данном интеллектуальном и нравственном поиске занимает и христианская церковь. Так,  в Основах социальной концепции Русской Православной Церкви отмечается: «Развитие биомедицинских технологий значительно опережает осмысление возможных духовно-нравственных и социальных последствий их бесконтрольного применения, что не может не вызывать у Церкви глубокой пастырской озабоченности»1

В центре острейших дискуссий находятся такие важные и злободневные проблемы биоэтики, волнующие самую широкую общественность, как вмешательство в процесс деторождения и искусственная репродукция человека с помощью современных достижений биомедицинской науки, продление жизни и омоложение человека с использованием клеточного материала, в том числе, полученного от человеческих эмбрионов, эвтаназия, то есть помощь в добровольном уходе из жизни, и многие другие вопросы. Этические обсуждения подобных вопросов часто переходят в правовую сферу и завершаются принятием нормативных актов, регулирующих сферу использования современных биомедицинских технологий. Эти нормативные акты однозначны и одинаковы для всех, в отличие от обсуждаемых норм биоэтики, зависящих от мировоззренческой позиции человека. В результате возникают морально-нравственные коллизии между этической позицией человека и существующими официальными нормами биоэтики, закрепленными в праве.

В настоящее время большинство официальных документов по биоэтике, на которые ориентируются профессиональные сообщества сферы медицинских и биологических технологий, в основном базируются на принципах и подходах, развиваемых в рамках светской либеральной биоэтики. В то же время позиции религиозных концепций, в частности современных христианских социальных доктрин, слабо отражены в официальных международных, государственных и профессиональных документах, несмотря на то, что значительная часть общества придерживается христианских по своей природе этических норм. Одной из причин такого положения является недостаточный уровень освещения и изучения подходов и принципов христианской биоэтики в философско-этических исследованиях. Поэтому проблема изучения и сравнительного анализа проблем христианской биоэтики, содержащихся в социальных доктринах католицизма и православия, является в настоящее время весьма актуальной.

Степень научной разработанности проблемы. Проблемы биоэтики достаточно глубоко и всесторонне исследуются современной философско-этической и биомедицинской наукой. В то же время они активно изучаются в сфере религиозного знания, которое находит свои аспекты для этического анализа явлений современной биомедицинской науки и практики. 

Можно выделить несколько уровней и аспектов анализа проблем биоэтики как прикладной науки. Прежде всего, в трудах российских и зарубежных исследователей активно обсуждается вопрос о сущности биоэтики и её месте в системе философско-этического знания. Основные различия в понимании биоэтики наметились же в первых работах В.Р. Поттера2, А. Хеллегерса, Т. Бичампа, Дж. Чилдресса. Если у первого из этих авторов биоэтика понималась как этическая наука обо всех живых системах, то у других она рассматривалась в основном в контексте медицинских проблем в качестве биомедицинской этики.

Значительный вклад в развитие методологии биоэтики, определение её сущности и места как прикладной этики, выступающей в качестве методологии профессиональной медицинской этики и этики врача, внесли работы российских философов Р.Г. Апресяна, В.И. Бакштановского, А.А. Гусейнова, Э.А. Гуськовой, Е.Д. Мелешко, В.Н. Назарова,  К.А. Сафонова, Ю.В. Согомонова, П. Д. Тищенко, Ю.М. Хрусталева,  Б. Г. Юдина и др. Так, А.А. Гусейнов  отмечает двойственный характер прикладной этики, которая выступает в виде с системы конкретных прикладных этик, принадлежащих не только этике как науке о морали, но и соответствующим специальным областям знаний.3 В.Н. Назаров рассматривает прикладную этику как социально-нормативную конкретизацию морали, а профессиональную в качестве профессионально-нормативной конкретизации морали.4 Данные положения позволяют понять соотношение биоэтики, как прикладной науки о морали, и медицинской этики и этики врача, как профессиональной этики.

Подробный анализ соотношения биоэтики и биомедицинской этики, а также конкретных дилемм биоэтики осуществлен в работах А.Н. Бартко, О.В. Летова, Б.Л. Лихтермана, П.В. Лопатина, И.В. Силуяновой, П.Д. Тищенко, Ю.М. Хрусталева,  Б. Г. Юдина, М.Я. Яровинского и других.  В работах указанных авторов (кроме работ И.В. Силуяновой) основные проблемы биомедицинской этики рассматриваются преимущественно в контексте естественнонаучного знания и светской секуляризированной биоэтики. Как правило, религиозные концепции биоэтики, в том числе и христианские учения, оцениваются большинством авторов как консервативный вариант биоэтики, тормозящий развитие современных биомедицинских технологий.

Существенный вклад в развитие представлений о путях решения основных проблем биоэтики сделан отечественными и зарубежными учеными, исследующими вопросы развития и использования современных биомедицинских технологий с учетом принципиальных положений христианских социальных доктрин. В работах христианских исследователей биоэтика понимается как "антропология человеческого достоинства". Позиции православной церкви по ключевым дилеммам биоэтики наиболее полно отразили в своих трудах И.В. Силуянова, Э. Лауф, Ж.К. Ларше, В. Мильтиадис и др.

Развернутое и всестороннее обоснование христианских принципов в биоэтике осуществлено в исследованиях католических авторов, которые провели детализированный критический анализ либеральной модели биоэтики на основе современных научных биомедицинских знаний, которые, как было ими доказано, абсолютно не противоречат христианской догматике. Позиция католицизма по проблемам современной биоэтики в наиболее полном и систематизированном виде представлена в капитальном труде Э. Сгречча и В. Тамбоне «Биоэтика».

Однако, несмотря на повышенное внимание к проблемам биоэтики как со стороны светских, так и со стороны христианских авторов, ряд существенных вопросов пока не получил должного освещения. Так, не проведен пока сравнительный анализ основных положений католической и православной концепций биоэтики, с тем, чтобы выявить позиции, которые сближают или разъединяют эти две ветви христианства. Данным обстоятельством определяется выбор темы исследования.

Объект исследования: биоэтика.

Предмет исследования: православная и католическая концепции биоэтики.

Цель диссертационного исследования состоит в сравнительном анализе и выявлении основных подходов и принципов решения современных проблем биоэтики в христианских социальных доктринах.

Для достижения цели исследования поставлены и решены следующие задачи:

1. Определить сущность, структуру и основные особенности биоэтики как прикладной науки.

2. На основе анализа основных принципов биоэтики показать ее ситуативную природу и разработать типологию дилемм биоэтики.

3. Раскрыть содержание и выявить специфику решения этических дилемм деторождения и репродукции человека в современных учениях католицизма и православия.

4. Проанализировать и показать сущность и специфику подходов  христианской биоэтики к современным дилеммам продления и повышения качества жизни.

5. Выявить особенности и показать роль христианства в решении дилеммы эвтаназии как этической и религиозной проблемы достойного умирания и смерти.

Теоретическая база и источники исследования. Диссертационное исследование осуществлено на основе изучения и анализа трудов российских и зарубежных ученых по философским, этическим, социальным, религиозным, культурологическим аспектам биоэтики. В работе были также использованы материалы Российского комитета по биоэтике; Церковно-общественного совета по биомедицинской этике при Московской Патриархии Русской Православной Церкви; Основы социальной концепции Русской Православной Церкви, принятые Архиерейским собором 2000 года; Кодекс врачебной этики Российской Федерации. В ходе исследования были проанализированы международные документы, регулирующие нормы биоэтики, в частности, Конвенция о защите прав и достоинства человека в области биомедицины: Конвенция о биомедицине и правах человека; Международный кодекс медицинской этики; Конвенция о защите прав и достоинства человека в связи с применением достижений биологии и медицины; Хельсинская декларация Всемирной медицинской ассоциации и другие нормативные акты.

Методология исследования. При проведении исследования были использованы методы компаративистского анализа, что дало возможность вскрыть этико-философские, религиозные, медико-биологические и культурно-исторические основания биоэтики, показать ее место в структуре философского знания и религии. Методы сравнительно-исторического анализа концепций биоэтики помогли понять закономерности возникновения и развития биоэтики, а также её основных нормативных документов, определить биоэтику как институт морали в современном обществе, показать роль религии вообще и христианства, в частности, в развитии биоэтики. Диалектический метод был использован при определении структурных понятий прикладной этики, биоэтики, профессиональной медицинской и врачебной этики. Кроме того, при исследовании биоэтики как целостной системы этических принципов и дилемм  использовались методы системного и этико-философского анализа.

Научная новизна исследования состоит в осуществлении сравнительного этико-философского анализа светской и христианской концепций биоэтики, а также учений православия и католицизма по современным проблемам биоэтики, что позволило получить следующие результаты:

- уточнено содержание и структура биоэтики, а также её место в системе философского знания как прикладной этической науки, показано соотношение биоэтики, врачебной этики и религиозных социальных учений;

- обоснован ситуативный характер биоэтики, проявляющийся в специфическом механизме действия принципов биоэтики через постановку и решение этических дилемм; разработана и предложена типология дилемм биоэтики;

- показаны и проанализированы наиболее существенные различия между либеральной (светской) биоэтикой и христианскими социальными доктринами;

- выявлены общие для католицизма и православия принципы решения дилемм биоэтики, а также показаны основные различия между ними.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. В диссертации показано, что биоэтика основана на синтезе проблематики и подходов философии, этики, права, медицины, биологии, что позволяет преодолевать разрыв между естественными и гуманитарными науками, создающий в результате развития биомедицинских и биологических технологий опасность для сохранения видового многообразия Жизни. Содержанием биоэтики выступает анализ нравственных проблем в области естественнонаучных знаний о жизни в контексте правовой и гуманитарной сфер, формирование этических ориентиров в проблематике биомедицинских технологий с позиции ценности и прав человеческой личности.

2. Механизм действия основных принципов биоэтики предполагает осуществление морального выбора между разными этическими принципами с учетом обстоятельств конкретной ситуации, что закономерно приводит к возникновению дилемм биоэтики как конкретно-ситуационного вида противоречия. Систематизация дилемм биоэтики позволила выделить основные их группы и разработать типологию дилемм на основе диалектики жизни, которая включает в себя проблемы рождения, проблемы течения жизни и проблемы умирания. В соответствии с этими этапами в работе предложено различать: дилеммы деторождения или репродукции человека, дилеммы продления и качества жизни, дилемму достойного умирания и смерти.

3. Христианская биоэтика, как католическая, так и православная, принципиально отличается от светской либеральной биоэтики своим подходом к решению основных проблем использования современных биомедицинских технологий. В диссертации обоснован вывод, что это отличие, проявляющееся в способах решения практически всех дилемм, связано с базовыми принципами различных подходов в биоэтике. Светские либеральные концепции пытаются решать проблемы жизни и смерти в основном с позиций автономии личности и утилитаризма. Христианская же биоэтика выступает как "антропология человеческого достоинства", опирающаяся на фундамент религиозно-философской антропологии, последовательно проводя в моральном выборе при решении дилемм биоэтики принцип защиты более слабой и беззащитной стороны. 

4. Анализ социальных доктрин православия и католицизма позволил сделать вывод о том, что по наиболее значимым и актуальным дилеммам биоэтики позиции этих двух ветвей христианства близки или совпадают. Однако существуют и существенные различия, которые проявляются, прежде всего, в методах и способах обоснования выводов. Если в католической биоэтике основной акцент делается на методы рационального доказательства и гносеологические особенности человека как существа, способного к самопознанию, то в православной биоэтике центральное место занимает онтологическая сущность человека, как факта бытия, причастного к божественной сущности.

Теоретическая и практическая значимость работы заключается в том, что в ней проанализированы и выявлены основные особенности решения важнейших дилемм современной биоэтики с позиции христианства, а также сформулированы выводы, позволяющие уточнить этические оценки важнейших проблем развития и использования биомедицинских технологий. Результаты исследования позволяют раскрыть принципы и нормы католической и православной концепций биоэтики, существенно отличающихся от светских учений, что создает предпосылки для более глубокого и эффективного их использования  при выработке позиции общества и законодательных норм по проблемам современных биомедицинских технологий.

Данные материалы могут быть использованы в лекционных и семинарских занятиях  по биоэтике, этике, прикладной этике, социальной философии, философской антропологии, а также при разработке спецкурсов по биомедицинской этике и профессиональной этике врача.

Личный вклад соискателя в получение результатов, изложенных в диссертации. Соискателю принадлежит основная идея диссертации, постановка цели и задач работы; непосредственное проведение исследования, обработка и интерпретация данных теоретико-методологического поиска; подготовка текста, полученные результаты, формулировка основных выводов, личное участие в апробации результатов диссертации.

Лично автором или при определяющем участии автора подготовлены основные публикации по выполненной диссертационной работе.

Апробация работы. Основные положения диссертационного исследования были апробированы в ходе подготовки докладов для научных конференций, публикации статей в сборниках научных трудов и журналах. По теме диссертации опубликовано 5 научных работ  общим объемом 2,55 п.л., в том числе в изданиях, рекомендованных  ВАК - 2 статьи общим объемом 1,35 п.л.

Диссертация была обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры философии, культурологии, прикладной этики, религиоведения и теологии им. А.С. Хомякова ФГБОУ ВПО «ТГПУ им. Л.Н. Толстого».

Структура работы обусловлена основной целью и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав, пяти параграфов, заключения, списка литературы и приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, освещается степень научной разработанности проблемы, анализируется объект и предмет исследования, ставятся и подробно раскрываются его цели и задачи, определяются методологические основания диссертации, ее теоретическая и практическая значимость, указываются выносимые на защиту положения.

В первой главе «Социально-культурные и этико-философские основания биоэтики» осуществляется анализ социальной и философской природы биоэтики как прикладной науки, ее места в системе современного научного знания, связанного с изучением различных аспектов жизни, раскрывается внутренняя структура биоэтики и её соотношение с профессиональной врачебной этикой, обосновывается её ситуативный характер, в связи с чем показывается специфика дилемм биоэтики и предлагается авторский подход к их классификации.

Первый параграф «Сущность, структура и основные особенности биоэтики как прикладной науки» посвящен определению сущности и содержания биоэтики, а также анализу различных её трактовок, представленных в современной научной литературе.

В работе показано, что биоэтика – относительно молодая наука, появление которой было обусловлено, с одной стороны, революционными достижениями в биомедицинской науке и внедрением новейших технологий в практику здравоохранения, а, с другой стороны, усилением гуманистических тенденций в современную эпоху. Термин «биоэтика» впервые использовал американский врач-онколог В.Р. Поттер в статье «Биоэтика: наука выживания», опубликованной в 1970 году. Объединив два понятия – «bio» - жизнь и «ethics» - этика, он подчеркнул, что появление новой системы знаний необходимо для обогащения естественнонаучных представлений моральными принципами человеческих ценностей. Биоэтика, как наука, соединяет проблематику и подходы нескольких фундаментальных дисциплин, таких, как философия, этика, право, медицина, биология и др. По сути, биоэтика призвана заполнить разрыв между естественными и гуманитарными науками, который, вследствие стремительного развития научно-технического прогресса, создает опасность для сохранения видового многообразия Жизни. При этом биоэтика изначально наделялась более широким смыслом, чем традиционная медицинская этика, поскольку она вырабатывает нравственные принципы применительно не только к проблематике медицины, но и в отношении к различным формам жизни на планете, всякому вмешательству человека в жизнь, как таковую. Основной принцип биоэтики можно полностью соотнести с формулой А. Швейцера: «Я - жизнь, которая хочет жить, я - жизнь среди жизни, которая хочет жить»5.

Практически параллельно с В.Р. Поттером, но отличную от его воззрений теорию биоэтики развивает в своих работах американский ученый А. Хеллегерс. Он расширил фундаментальные основы биоэтики, поставив ее на стык медицины, философии и этики. Именно он популяризировал новую науку, предложив ввести дисциплину «биоэтика» для изучения в высшей школе в области биомедицинских наук и внедрив её в сферы политики и СМИ.

С момента возникновения биоэтики как науки поле её исследования существенно расширилось. Так, в 1978 году издается «Энциклопедия биоэтики», где биоэтика рассматривается как «систематическое исследование человеческого поведения в рамках наук о жизни и здоровье, проводимое в свете нравственных ценностей и принципов»6. В 1995 г выходит новое издание «Энциклопедии биоэтики», где биоэтика уже характеризуется как «систематическое исследование нравственных параметров – включая моральную оценку, решения, поведение, ориентиры и т.п. – наук о жизни и о медицинском лечении, с привлечением разнообразных этических методологий в межнаучной формулировке»7. Важную роль в определении содержания биоэтики сыграл состоявшийся в 1991 году в итальянском городке Эриче международный симпозиум, по итогам которого был принят документ, названный «документом Эриче». В нём отражены основные подходы к биоэтике и сферам её влияния.

В настоящее время можно выделить два основных подхода к определению содержания биоэтики. Один из них относит к биоэтике только специфические вопросы, связанные с существованием, рождением, жизнью, лечением, деятельностью, смертью человека. Фактически биоэтика сводится к проблемам врачебно-медицинской этики. Согласно данному подходу к биомедицинским проблемам относятся:

    1. Этические проблемы медицинских профессий;
    2. Этические проблемы научных исследований о человеке;
    3. Проблемы, связанные с трудовой медициной, планированием семьи, демографическим контролем, управлением здравоохранением;
    4. Проблемы, связанные с научно-исследовательской деятельностью человека в биологическом мире.

Второй подход к определению содержания биоэтики существенно расширяет область её компетенции. Согласно ему биоэтика включает в себя проблемы всего биологического мира, все вопросы, связанные с Жизнью во всех её проявлениях. К ним относятся:

  1. Этические проблемы всех медицинских профессий;
  2. Человеческое поведение, независимо от терапии;
  3. Социальные проблемы: проблемы трудовой медицины, политики проводимой органами здравоохранения, демографии;
  4. Жизнь животных и растений в соотношении с жизнью человека.

По нашему мнению, содержанием биоэтики является анализ нравственных проблем в области естественнонаучных знаний, а также отношения данных проблем к правовой и гуманитарной сферам, формирование этических ориентиров на основании ценности и прав человеческой личности.

Принимая во внимание существующие на сегодняшний день дискуссии о границах, критериях и содержании биоэтики, можно выделить три её уровня, базирующихся на основных специфических проблемах:

Первый уровень - общая биоэтика. Это фундаментальная часть биоэтики, ее философская основа. Это направление призвано обогащать и формировать медицинскую профессиональную этику, беря за основу фундаментальные моральные принципы и ценности, этические основания

Второй уровень - специальная биоэтика. Это направление занимается изучением и анализом основных биоэтических проблем. В настоящий момент этот раздел биоэтики является наиболее дискуссионным. Рассматриваемые здесь конкретные медицинские и биологические проблемы (генная инженерия, эвтаназия и т. д.) широко обсуждаются в обществе. Эти вопросы являются базисом для биоэтики и анализируются в системе выводов и правил общей биоэтики.

Третий уровень - клиническая биоэтика. К ней относится этический анализ конкретных случаев врачебной практики. Это наиболее информационно-ёмкий раздел, поскольку врачебная практика весьма насыщена ситуациями, нуждающимися в дополнительном этическом обосновании. Здесь появляется понятие «банк дилемм», под которым понимается  «каталог» определенных лечебных случаев с подробным описанием участвующих сторон, сути содержания биоэтической проблемы и путей ее разрешения, которые были выбраны.

Таким образом, в диссертации делается вывод, что биоэтика – это наука, содержащая в себе классические философские основания и методы, а так же прикладную часть, состоящую из анализа конкретных медицинских ситуаций.

Во втором параграфе «Ситуативный характер биоэтики: основные принципы и дилеммы биоэтики» рассматривается вопрос о специфике механизма действия принципов биоэтики, предполагающего моральный выбор между разными этическими принципами с учетом обстоятельств и сложившейся ситуации, что, в свою очередь, приводит к возникновению дилемм биоэтики.

В ходе анализа ситуативного характера биоэтики нами была использована дефиниция дилеммы, предложенная В.Н. Назаровым: «Дилемма это конкретно-ситуационный вид противоречия, тезис и антитезис которого практически нельзя примирить без изменения исходной ситуации»8. То есть, для разрешения дилеммы невозможно сохранение изначальных условий, одной из сторон-участников рассматриваемой ситуации наносится неизбежный вред. Разрешение конкретных ситуативных проблем во врачебной практике, как правило, требует рассмотрения ее с этических позиций.

Для решения дилемм биоэтики существенное значение имеет концептуальный выбор её фундаментальных принципов. В диссертации осуществлен анализ различных точек зрения на природу и содержание принципов биоэтики.

Наиболее широкое признание получила концепция принципов биоэтики, разработанная американскими учеными Т. Бичампом и Д. Чайлдрессом. Ими были предложены четыре основополагающих биоэтических принципа:

  1. Принцип «не навреди».
  2. Принцип автономии.
  3. Принцип «делай благо».
  4. Принцип справедливости. 

Принцип «не навреди» - старейший принцип медицинской этики. Формы «вреда», с которыми чаще всего сталкивается врач в своей практической деятельности, можно объединить в четыре группы:

  • вред, вызванный неоказанием помощи тому, кто в ней нуждается;
  • вред, вызванный небрежностью или злым умыслом;
  • вред, вызванный неквалифицированными действиями;
  • вред, вызванный объективно необходимыми в данной ситуации действиями.

Принцип автономии имеет ярко выраженную антипатерналистскую направленность: человек наделяется самыми широкими полномочиями и правами распоряжаться своим здоровьем, вплоть до отказа от реанимационных мероприятий. В настоящее время этот принцип выходит на первый план, поскольку роль врача в определении «блага» для пациента становится второстепенной. Критериями автономности действия можно считать:

  1. действие, производимое в соответствии с определенным планом;
  2. действие, выполняемое осознанно;
  3. действие, совершаемое без внешних воздействий, способных изменить внутреннюю логику действия.

Нарушение принципа автономии возможно и допустимо лишь тогда, когда мы вынуждены это сделать. Например, при столкновении нескольких принципов один из них с необходимостью может быть нарушен. Одна из самых типичных ситуаций в практической медицине – информирование безнадежно больного пациента. Сообщая пациенту неблагоприятный прогноз его состояния, врач неизбежно нарушает его психическое равновесие. Утаивая же правдивую информацию, врач нарушает принцип автономии пациента.

Принцип «делай благо» является продолжением принципа «не навреди». Вследствие этого некоторые авторы объединяют их в один принцип. Однако данный принцип предполагает помимо пассивного избегания вреда также и активные действия по его предупреждению или исправлению уже «свершившегося» вреда. Как справедливо отмечает Б.Г. Юдин, «целью здравоохранения является не просто избегание вреда, а обеспечение блага пациентов, каждого отдельного человека и общества в целом»9.

Принцип «делай благо» неразрывно связан с проблемой «содержания блага для пациента». В многовековой медицинской практике традиционно сложилось так, что именно врач определяет, что есть благо для пациента. Такой подход принято называть «патерналистским», подразумевая, что в роли «патера», «отца» выступает врач. Пациент в данном случае сравнивается с неразумным ребенком, не знающим своего «блага». Такой подход оправдывает сокрытие от пациентов информации о состоянии их здоровья, поскольку это делается им во благо.

Важную роль в биоэтике играет принцип справедливости. Понятие справедливости в контексте биоэтики можно сформулировать так: каждый должен получать то, что ему причитается. В данном контексте наиболее остро стоит проблема определения критериев распределения справедливости. Один из базовых критериев справедливости, который не несет никаких уточняющих определений и в какой-то мере может считаться универсальным, был обозначен еще Аристотелем и звучит следующим образом: «равные должны рассматриваться равно, а неравные должны рассматриваться неравно». Однако при рассмотрении конкретных ситуаций данный критерий может оказаться недостаточным. В разных ситуациях используются различные критерии справедливости. Суть проблемы состоит в том, что само понятие «справедливость» трактуется по-разному, в зависимости от обстоятельств и участников ситуаций. Что для одного представляется справедливым, не является таковым для другого. Но при этом существуют более или менее признанные большинством критерии справедливости, такие, как критерий равенства и критерий  потребности.

Несколько отличный подход от рассмотренной системы принципов биоэтики предложен европейскими учеными. Европейский состав принципов биоэтики включает:

1. Принцип человеческого достоинства;

2. Принцип автономии;

3. Принцип интегральности;

4. Принцип уязвимости.

Главное отличие этих двух моделей принципов биоэтики заключается в содержании сторон рассматриваемых отношений. Если у американских исследователей это отношение «врач – пациент», то в европейской концепции - «личность – государство». То есть, общим принципом для обеих концепций является только принцип автономии.

Набор принципов биоэтики является основой для осуществления морального выбора при решении конкретных проблем биоэтики. Однако в различных конкретных ситуациях принципы биоэтики используются по-разному. В связи с этим встает вопрос о классификации дилемм биоэтики. Проведенный в ходе диссертационного исследования анализ различных подходов к систематизации дилемм биоэтики позволил выделить основные группы данных дилемм. Основой типологии дилемм биоэтики, предложенной в диссертации, явилась диалектика жизни, которая включает в себя проблемы рождения, проблемы течения жизни и проблемы умирания. В соответствии с этими этапами в работе предложено различать: дилеммы деторождения или репродукции человека, охватывающие такие проблемы, как аборт, искусственное оплодотворение, клонирование, стерилизацию, контрацепцию и др.; дилеммы продления и качества жизни, затрагивающие вопросы трансплантации органов, использования стволовых клеток и т.д.; дилемма достойного умирания и смерти, связанная с вопросом эвтаназии.

Данная классификация явилась основой исследования проблем биоэтики во второй главе «Основные дилеммы биоэтики в контексте современных христианских учений». В ней осуществлен сравнительный анализ подходов к решению основных дилемм биоэтики с позиций светской науки, с одной стороны, и христианских учений, с другой стороны, а также конфессиональных различий в трактовке данных дилемм в рамках  христианства, в частности, католического и православного толкования отдельных проблем биоэтики.

Первый параграф «Этико-философский анализ проблем деторождения в контексте христианских учений биоэтики» посвящен исследованию дилемм, связанных с различными аспектами рождения человека, такими, как искусственное прерывание беременности, то есть, аборт, клонирование человека, контрацепция, искусственное оплодотворение и другое. Одной из наиболее древних и в то же время самых обсуждаемых и спорных в современной биоэтике является дилемма аборта, лежащая на стыке медицины, философии, теологии и юриспруденции.

Светская наука и законодательство решают данную проблему по-разному в зависимости от конкретных обстоятельств. Согласно «принципу автономии», который дает человеку полное право распоряжаться своим здоровьем и телом, в случае наступления беременности женщина вправе самостоятельно принимать решение о ее сохранении или прерывании. Однако это право женщины вступает в противоречие с правами ребёнка, который ещё не родился и к которому может быть применим принцип «не навреди». Центральной проблемой биоэтических дискуссий о допустимости или недопустимости искусственного прерывания беременности является вопрос: что есть эмбрион? Это просто клон жизнеспособных клеток, которые при сохранении беременности в процессе развития превращаются в человека, или же, эмбрион – это человек уже с самого момента оплодотворения? Другими словами, является ли эмбрион частью организма матери или он обладает качеством человеческой индивидуальности с первых мгновений своего существования? В либеральной секулярной биоэтике ответ на данный вопрос предопределяет отношение к аборту. В диссертации подробно рассматриваются аргументы допускающие, ограничивающие или запрещающие аборт с позиции светской биоэтики и законодательства, сутью которых является выяснение срока беременности, с которого зародыш превращается в человека, обладающего правом на жизнь, а также обстоятельств, связанных с риском для здоровья женщины, аномалиями развития плода, негативными условиями зачатия.

Принципиальное отличие христианской биоэтики, как католицизма, так и православия, состоит в том, что в ней признается, что душа человека возникает в момент зачатия. Следовательно, искусственное прерывание беременности на любой стадии является убийством ребенка. Отличие католической биоэтики состоит в том, что обоснование запрета на аборт осуществляется не только путем ссылок на канонические источники, но и путем детального рационального анализа самых современных биологических и медицинских научных данных, связанных с деторождением. В данном контексте в диссертации подробно рассматривается логика рационального обоснования христианского тезиса о недопустимости искусственных абортов, изложенного в трудах католических авторов Э. Сгречча и В. Тамбоне. Они делают вывод, что «в эмбрионе ни в одном из моментов в процессе его развития мы не обнаружим биологического динамизма растительного типа или же того, что относилось бы к существу иного вида. Все то, что появится в конце (если под концом подразумевать рождение или взрослую жизнь), каузативно и генетически уже присутствует с самого начала и в личностном смысле»10.

Отношение современного православия к проблеме прерывания беременности четко и однозначно сформулировано в Основах социальной концепции Русской Православной Церкви. В данном документе11 указывается, что  согласно каноническим нормам  аборт с самого момента зачатия тождественен убийству, поскольку  зарождение человеческого существа – это всегда дар Божий.

Сам факт массовой практики абортов, а также поиск аргументов и их распространение в общественном сознании является свидетельством моральной деградации современного общества, создающей угрозу развитию человечества. В православной концепции прямо и однозначно отрицается принцип автономии, используемый в светской биоэтике, в отношении права женщины на «свободу выбора» в распоряжении судьбой плода, который рассматривается как наиболее уязвимое и зависимое человеческое существо, защита которого есть святой долг церкви. Поэтому «Православная Церковь ни при каких обстоятельствах не может дать благословение на производство аборта», отмечается в Концепции. Только тогда, когда продолжение беременности угрожает жизни женщины, особенно если у нее уже есть другие дети, она может пойти на аборт, который и в этом случае не перестает быть грехом. Поэтому такая женщина должна исполнить личное покаянное молитвенное правило, которое определяется священником, принимающим исповедь.  Православная концепция особенно подчеркивает ответственность за грех как врача, совершившего аборт, так и отца, согласившегося на его производство.

В диссертации показывается, что позиции христианства принципиально отличаются от светской либеральной биоэтики также по вопросам искусственной  контрацепции, с одной стороны, и искусственного оплодотворения, с другой стороны. И  католицизм, и православие рассматривают оба эти явления как недопустимые с позиции христианской этики, хоть и обосновывают данный вывод с некоторыми отличиями. В католической биоэтике рассматриваются и детально анализируются все виды и современные технологии контрацепции и  искусственного оплодотворения. На основании этого делается логический вывод о том, что в современной западной культуре благодаря развитию техники абортов и контрацепции распространяется ментальность, направленная против жизни (anti-life mentality). Одновременно в результате открытия новых способов искусственной репродукции человека сформировалось мнение о праве иметь ребенка с помощью любых методов и средств. Очевидно, что в обоих случаях ребенок рассматривается не как личность и субъект, обладающий собственной самостоятельной ценностью, а как вещь, объект, удовлетворяющий прихоть тех, кто не допускает его появления или, наоборот, искусственно воспроизводит.

В православной социальной концепции данный вывод делается не на основе гносеологических рассуждений, а выводится из онтологической сущности человека в соответствии с религиозной догматикой. Намеренный отказ от рождения детей и использование для этого средств контрацепции объявляется несомненным грехом. В то же время отмечается, что использование технологий искусственного оплодотворения приводит к распространению идеологии так называемых репродуктивных прав, которые предполагают приоритет половой и социальной реализации человека над заботой о будущем ребенка. А это, в свою очередь, формирует отношение к ребенку как к вещи, которую можно выбирать и которой можно распоряжаться по своему усмотрению. Единственным случаем допустимого медицинского вмешательства в этой сфере, согласно и православию, и католицизму, является помощь в оплодотворении половыми клетками мужа, поскольку это вмешательство происходит в рамках супружеских отношений. В ряду репродуктивных технологий в диссертации рассмотрены также либеральная и христианская позиция по вопросам клонирования человека и использования методов генетики. В этом контексте показана принципиальная оценка со стороны христианства опасности данных технологий как инструмента обесценивания личности и как вызова самой природе человека.

Во втором параграфе «Христианская биоэтика о дилеммах продления и качества жизни»  анализируется позиция христианства по вопросам, связанным с использованием современных биомедицинских технологий, помогающих продлить жизнь или повысить её качество. В частности, рассматривается отношение католицизма и православия к трансплантации органов, использованию медико-генетических методов лечения, применению тканей и клеточного материала человеческих зародышей в медицине.

Дискуссии по этическим проблемам трансплантологии идут с 1954, когда впервые была осуществлена операция по пересадке почек. Но наибольшей остроты они достигли после первой пересадки сердца в 1967 году. С тех пор накал страстей вокруг вопросов пересадки органов не спадает. В диссертации показано, что либеральная точка зрения по данным вопросам заключается в признании полного права человека свободно и самостоятельно распоряжаться своими органами исходя из собственных интересов, свободно их продавать и покупать, образуя рынок органов для трансплантации. Кроме того, считается, что в случае смерти человека его органы могут быть использованы для трансплантации, если только он до своей смерти не сделал прямого заявления о несогласии с подобным использованием своих органов.

Детальная критика подобных представлений о трансплантации содержится в трудах католических авторов. Они подчеркивают, что этические проблемы пересадки органов определяются такими принципами, как защита жизни донора и получателя, защита идентичности личности и информированное согласие. В параграфе дается подробный анализ названных принципов, при этом особое внимание обращается на определение критериев констатации смерти, которая является не только биомедицинской, но и философской проблемой, от решения которой зависит определение момента, когда становится возможным изъятие органов у умершего человека для пересадки больному, нуждающемуся в них.

В диссертации отмечается, что православие занимает достаточно ясные и однозначные позиции по этическим вопросам трансплантации органов, признавая, что современные технологии пересадки органов и тканей помогают многим больным, которые прежде были бы обречены на неизбежную смерть или тяжелую инвалидность. Одновременно развитие трансплантологии порождает существенные моральные проблемы, создавая предпосылки для торговли человеческими органами, угрожая жизни и здоровью людей. Православная концепция исходит из того, что органы человека не могут рассматриваться как объект купли и продажи. Трансплантация органов от живого человека может осуществляться исключительно как добровольное самопожертвование в интересах спасения жизни другого человека. Таким же добровольным должно быть и посмертное донорство органов и тканей как акт проявления любви. Православие категорически отрицает свойственную либеральной биоэтике идею презумпции согласия потенциального донора на изъятие органов в случае его смерти, считая, что пересадка органов от умершего человека возможна только при условии  наличия подтвержденного согласия, которое он дал при жизни.

В параграфе подробно проанализированы подходы католической и православной биоэтики к проблемам пересадки человеку органов животного, клонирования человека в целях получения органов для трансплантации, внедрения в медицину генных технологий для продления жизни и улучшения ее качества, использования тканей и органов человеческих зародышей для лечения различных заболеваний и «омоложения» организма.

В третьем параграфе  «Дилемма эвтаназии как этическая и религиозная проблема достойного умирания и смерти» проведено сравнительное исследование светской либеральной и христианской концепций биоэтики по вопросам эвтаназии и границ вмешательства человека в процесс умирания и смерти. В диссертации эвтаназия рассматривается как «безболезненное и вызванное состраданием уничтожение того, кто страдает или считает себя страдающим и чьи страдания в будущем могут стать невыносимыми».12 При этом различаются пассивная эвтаназия, к которой относится прекращение или отказ от лечения, необходимого для продолжения жизни, и активная эвтаназия, когда осуществляются сознательные действия для прекращения жизни пациента.

Появление данной проблемы связано с научно-техническим прогрессом в области медицины, в результате которого умирание из кратковременного акта констатации смерти превращается в контролируемый врачами процесс, который может продолжаться неопределенно длительное время. В данной ситуации медицина сталкивается с моральными проблемами, не имеющими аналогов в прошлом. В частности, встают вопросы: как долго надо бороться за жизнь пациента? Что является «критерием смерти»? Когда врач вправе остановить реанимационные мероприятия? В первую очередь это относится к пациентам, страдающим тяжелыми длительными заболеваниями, сопровождающимися болью и страданиями. Здесь, в значительной степени, действует, так называемая, паллиативная помощь, направленная не на излечение от недуга, а на обеспечение достойного и безболезненного умирания пациента.

Реакцией на данные вопросы явились законы, принятые в отдельных государствах, так или иначе легализующие эвтаназию (Нидерланды, Бельгия, штат Орегон в США и др.). Светские сторонники эвтаназии аргументируют свою позицию тем, что она является необходимым условием реализации свободного выбора пациента. Кроме того, часто утверждается, что в некоторых случаях эвтаназия для больного человека является благом, так как избавляет его от боли и страданий, а также помогает ему достойно и без мучений умереть.

В диссертации показано, что позиция христианской биоэтики, как католической, так и православной, полностью отрицает идею эвтаназии, предполагающей свободу выбора человеком собственной смерти и оказание ему помощи в этом со стороны врачей. Так, католическая церковь утверждает, что «эвтаназия, будучи намеренно и нравственно неприемлемым убийством человеческой личности, является грубым попранием Закона Божия».13 И вытекает это утверждение из признания священного характера жизни человека как творения Божьего. Поэтому даже когда человек длительно находится в коме и у него необратимо прекратились мозговые функции, трудно оправдать прекращение лечения.

Православная позиция также однозначно отрицает эвтаназию, определяя её в качестве формы убийства или самоубийства, в зависимости от того, принимает ли в ней участие пациент. Эвтаназия означает присвоение человеком верховной власти Бога над жизнью. В любом случае эвтаназия – это тяжкий грех. В то же время искусственное «оттягивание смертного часа порой только продлевает мучения больного, лишая человека права на достойную, «непостыдную и мирную» кончину, которую православные христиане испрашивают у Господа за богослужением». 14 Продление же жизни искусственными средствами, когда действуют лишь отдельные органы человека, в православии не может рассматриваться как обязательная и во всех случаях желательная задача медицины. Главный смысл достойного умирания православие видит в том, чтобы человек сумел подготовиться к кончине, осмыслить пройденный путь и покаянным предстать перед вечностью.

На основе анализа основных дилемм биоэтики в диссертации делается вывод, что в отличие от светских либеральных концепций, пытающихся решать все проблемы жизни и смерти в основном с позиций автономии личности и утилитаризма, сводя многие вопросы к уровню биотехнологий, христианская биоэтика выступает как "антропология человеческого достоинства", опирающаяся на фундамент религиозно-философской антропологии. При этом если в католической биоэтике основной акцент делается на гносеологические особенности человека как существа, способного к самопознанию, то в православной биоэтике центральное место занимает онтологическая сущность человека, как факта бытия, причастного к божественной сущности.

В заключении изложены результаты диссертационного исследования, подводятся его итоги, излагаются выводы, даются рекомендации по дальнейшему изучению проблем современной биоэтики.

Основные положения диссертационного исследования отражены в ряде публикаций автора:

Статьи в рецензируемых научных  изданиях,

включенных в реестр ВАК МОиН РФ:

1. Белкина Е.А. Сущность и основные принципы биоэтики как прикладной науки//Научные проблемы гуманитарных исследований. Научно-теоретический журнал. Выпуск 8. – Пятигорск, 2011. - 0,75 п.л.

2. Белкина Е.А., Гусова А.А. Социально-гигиенические условия труда как объект управления. //Ученые записки Российской академии предпринимательства: Роль и место цивилизованного предпринимательства в экономике России: Сб. науч. трудов. Вып. ХII. – М.: Российская Академия предпринимательства, 2008. - 0,6 п.л.

Статьи в сборниках научных трудов и тезисов докладов

научно-практических конференций:

3. Белкина Е.А. / Жизнь как ценность: этико-философский анализ дискуссий биоэтики.// Всероссийская молодежная конференция «Когнитивное моделирования: динамика гражданского общества и фактор национально-конфессиональной толерантности»/ г. Белгород, 8-10 сентября 2011 г.: Материалы докладов и выступлений. – Белгород: НИУ «БелГУ», 2011. – 424 с. – 0,5 п.л.

4. Белкина Е.А. Проблемы биоэтики в контексте христианских социальных учений.// Вопросы гуманитарных наук. 2012,  № 3. – 0,4 п.л.

5. Белкина Е.А. Дилемма эвтаназии в христианской биоэтике.// Актуальные проблемы современной науки. 2012,  № 3. – 0,3 п.л.

Подписано в печать:  20.04.2012

Заказ № 6372  Тираж - 100 экз.

Бумага офсетная. Печать трафаретная. Усл.п.л. – 1,2

Типография «11-й ФОРМАТ»
ИНН 7726330900
115230, Москва, Варшавское ш., 36
(499) 788-78-56
www.autoreferat.ru


1 Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. Приняты Архиерейским собором 2000 г./Официальный сайт Московского Патриархата. URL: http://www.patriarchia.ru (дата обращения 20.09.2009).

2 Поттер В.Р. Биоэтика. Мост в будущее. Киев, 2002.

3 См. Гусейнов А.А. Прикладная этика // История этических учений. М., 2003. С. 761-765.

4 См. Назаров В.Н. Прикладная этика.  М., 2005. С. 263.

5 Швейцер А. Культура и этика. М.: Прогресс, 1973, с. 217.

6 Encyclopedia of Bioethics. N.Y., 1978. P.XIX.

7 Encyclopedia of Bioethics. N.Y., 1995. P XXI.

8 Назаров В.Н. Прикладная этика. М., 2005. С. 21.

9 См.: Введение в биоэтику. /Под общей ред. Б.Г.Юдина. М., Прогресс-традиция, 1998.

10 Сгречча Э., Тамбоне В. Биоэтика. М.: Библейско-богословский институт св. апостола Андрея, 2002, с. 157.

11 Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. Приняты Архиерейским собором 2000 г./Официальный сайт Московского Патриархата URL: http://www.patriarchia.ru (дата обращения 20.09.2009).

12 Marcozzi V. Il cristiano di fronte all’eutanasia, «La Civilta Cattolica», 1975, IV, c. 322

13 Сгречча Э., Тамбоне В. Биоэтика. М.: Библейско-богословский институт св. апостола Андрея, 2002, с. 356.

14 Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. Приняты Архиерейским собором 2000 г./Официальный сайт Московского Патриархата URL: http://www.patriarchia.ru (дата обращения 20.09.2009).




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.