WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Казарьян Наталья Александровна

СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ В СЕМИОТИЧЕСКОЙ ПАРАДИГМЕ ФИЛОСОФИИ Ж. БОДРИЙЯРА

09.00.11 социальная философия

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук.

Краснодар 2012

Работа выполнена на кафедре философии и политологии

Федерального государственного бюджетного образовательного

учреждения высшего профессионального образования

«Краснодарский государственный университет культуры и искусств»

Научный руководитель:  доктор философских наук, профессор

кафедры философии и политологии

  Краснодарского государственного

  университета культуры и искусств

Борисов Борис Петрович

Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор

  кафедры философии Кубанского

государственного университета

  Сидоров Валерий Григорьевич

  доктор философских наук, профессор

  кафедры социологии и культурологии

  Кубанского государственного аграрного

  университета

  Волкова Полина Станиславовна

Ведущая организация: Российский государственный социальный

университет

  Защита состоится « 28 » декабря 2012  г.  в  14:00 часов на заседании Диссертационного совета Д 210.007.02 по специальности 09.00.11 – социальная философия в Краснодарском государственном университете культуры и искусств по адресу: 350072, г. Краснодар, ул. 40 лет Победы, 33, корп. 1, ауд. 116.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Краснодарского государственного университета культуры и искусств.

Текст автореферата размещен:

на сайте Высшей аттестационной комиссии Министерства образования и науки РФ по адресу: http://vak. ed. gov. ru/ «28» сентября 2012 года.

на сайте Краснодарского государственного университета культуры и искусств: http//www. kguki. info «28» сентября 2012 г.

Автореферат разослан «____» ______________ 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор философских наук, профессор  В.И.Лях 




Общая характеристика работы

Рассматривая современное состояние общества, мы можем отметить, что оно характеризуется, прежде всего, способностью активного продуцирования знаковых систем. В силу этого, исследователь, пытающийся проникнуть в сущность феномена общества, не может обойти стороной его знаковую составляющую и поэтому актуальность исследования социокультурной реальности под семиотическим углом зрения не подлежит никакому сомнению.

Одной из важнейших проблем, встающих перед нами в данной связи, является проблема определения специфики и границ семиотического подхода к исследованию сущности и принципов развития общества, так как использование любого познавательного инструмента без основательного изучения его возможностей может привести к ложным выводам.

Что же касается бодрийяровской трактовки современной социокультурной реальности, то ее изучение в свете реалий нашего российского общества также представляется весьма актуальным, так как последнее время мы все больше и больше сталкиваемся с феноменом «общества потребления», в буквальном смысле ставшим «знаком» нашей жизни. «Общество изобилия» уже несколько лет, к сожалению, стало главной целью нашей страны, ее приоритетом. Потреблять все больше и больше нас призывает и созданный СМИ «образ россиянина XXI века» – богатого, успешного, «свободного» делать покупки. Итак, «общество потребления» постепенно входит в наше российское сознание. И поэтому, необходимым является как его исследование, так и его критика. И в этом нам могут помочь изучение и анализ философского наследия Бодрийяра.

Кроме того, с точки зрения актуальности данного исследования нельзя не признать тот факт, что творчество Бодрийяра отражено в отечественной литературе весьма поверхностно. Особенно это касается его семиологического аспекта логики знаковой репрезентации общества потребления, который исследователи, как правило, упускают из виду. И, наконец, весьма актуальным является анализ тенденции превращения знаковых концепций сущности и принципов развития общества (в частности, концепции Бодрийяра) в идеологию, «навязывающую» нам определенный сценарий истории. В связи с этим крайне необходим обстоятельный анализ разработанного Бодрийяром семиотического подхода к исследованию сущности и принципов развития общества, который имеет как свои позитивные моменты, так и границы применения.

Степень научной разработанности данной проблемы в отечественной литературе в настоящее время является недостаточной. Однако все же в некоторых ее аспектах исследователь может опереться на уже существующие исследования. Например, мы имеем достаточно обширный корпус трудов по проблемам общей семиотики, куда входят как труды основателя этой науки Ч.С. Пирса (а также «Курс общей лингвистики» Ф. де Соссюра, без которого невозможно представить себе современную семиотику), так и работы многих других видных отечественных и зарубежных семиотиков, в частности, Р. Барта, А.Ж. Греймаса, М. Ильина, Р. Карнаппа, К. Леви-Строса, Ю.М. Лотмана, Д. Льюиза, К.И. Льюиса, Ч.У. Морриса, Е. Пельца, Ж. Пиаже, Г.Г. Почепцова, Ю.С. Степанова, У. Эко, Р. Якобсона и др. Кроме того, существуют исследования, посвященные конкретно семиотике общества. Среди этих исследований мы можем отметить (не считая трудов Ж. Бодрийяра) работы М. Ильина и Г.Г. Почепцова.

Однако, при этом, степень разработанности семиотического аспекта «общества потребления» у Бодрийяра, к сожалению, в отечественной литературе является недостаточной. Причина этого в том, что и самого Бодрийяра стали переводить и издавать в нашей стране сравнительно недавно (в 90-е годы). Тем не менее, по этой теме существует ряд статей, в основном написанных в последнее время (причем некоторые статьи, такие как «Постмодернисткий космос Жана Бодрийяра» М. Ваннаха и «Философский путь Жана Бодрийяра: между эстетическим и эпистемическим» А.М. Желновой, были написаны как реакция на смерть философа 7 марта 2007 г.). Кроме того, за последние два-три года появились диссертационные исследования М.А. Емельяновой («Семиотика искусства в зеркале французского постструктурализма: Барт и Бодрийяр»), О.А. Печенкиной («Этика симулякров Жана Бодрийяра (анализ постмодернистической рецепции этического)»), Ю.О. Папушиной («Социологический анализ потребления в работах Ж. Бодрийяра»), а также учебное пособие для студентов философских факультетов В.Г. Косыхина «Культурологическая концепция Жана Бодрийяра». Значительным вкладом в отечественное исследование философского наследия Бодрийяра является монография А. Дьякова «Ж. Бодрийяр: стратегии радикального мышления».

Объектом исследования в данной работе является социокультурная реальность, выраженная посредством философской концепции Ж. Бодрийяра.

Предметом данного исследования выступает семиотическая парадигма Ж. Бодрийяра в ее применении к исследованию социокультурной реальности.

Цели и задачи исследования. Цель данной работы – проанализировать продуктивность разработанной Ж. Бодрийяром «семиотической парадигмы» в исследовании общества.

Реализация данной цели предполагает постановку и решение следующих исследовательских задач:

- на материале семиотики Ж. Бодрийяра исследовать общество как знаковую систему в синтаксическом и прагматическом аспектах; выявить сущность и границы синтаксического и прагматического аспектов семиотической парадигмы;

- для определения сущности и границ данных аспектов семиотической парадигмы рассмотреть «экономические» концепции развития общества с точки зрения их знаковой составляющей в синтаксическом и прагматическом аспектах;

- эксплицировать основные виды знаковых «экономических» концепций;

- в рамках синтаксиса знаковой концепции общества Ж. Бодрийяра проанализировать потребление как синтаксический принцип в концепции развития общества Ж. Бодрийяра;

- выявить сущность потребления как мифа современно общества в концепции данного мыслителя;

- рассмотреть семантика общества как знаковой системы;

- для экспликации системы смыслов как основания структуры общества исследовать сущность и основание системы смыслов;

- выявить природу знака как «универсальной сущности»;

- с целью проведения анализа семантики «Знаковой Вселенной» Ж. Бодрийяра, рассмотреть «систему объектов» как систему смыслов общества;

- исследовать симулякр как новый смысл социокультурной реальности в рамках философии данного мыслителя.

Теоретические и методологические основы исследования. Методология исследования опиралась на специфику изучаемого предмета, а также на работы М. Ваннаха, А.М.Желновой, О.А.Печенкиной, Ю.О.Папущиной и других исследователей семиотических оснований философии Ж.Бодрийяра. Были также использованы: герменевтический метод реконструкции, сравнительно-историчесий метод, а также метод аналитико-синтетического анализа.

Научная новизна исследования состоит в расширении знаний относительно продуктивности синтаксического, прагматического и семантического аспектов семиотического подхода Ж. Бодрийяра к изучению сущности и принципов развития общества. В ходе данного исследования автором была проведена оригинальная  классификация «экономических» концепций развития общества с точки зрения их синтактики, проанализирован синтаксический момент концепции «общества потребления» Ж. Бодрийяра, а также прослежена тенденция превращения синтаксического и прагматического аспектов его семиотической парадигмы исследования общества в идеологию.

В процессе рассмотрения специфики семантического аспекта семиотической парадигмы Ж. Бодрийяра впервые была проанализирована специфика данного аспекта, рассмотрена способность знака принимать статус Универсальной Сущности. Семиологический аспект теории социокультурной реальности Ж. Бодрийяра еще не достаточно полно изучен современными исследователями, данное же диссертационное исследование позволяет более подробно рассмотреть данный аспект, так как он может быть очень эффективным при изучении подобного рода феноменов.

И наконец, в настоящем исследовании была предпринята попытка по-новому реконструировать бодрийяровскую знаковую модель «новой вселенной», рассредоточенную им в различных его работах. Таким образом, настоящее исследование могло бы способствовать прояснению степени продуктивности бодрийяровской семиотической парадигмы в ее применению к исследованию сущности и принципов развития общества.

Положения, выносимые на защиту:

- разработанный Бодрийяром семиотический подход к исследованию сущности и принципов развития общества является целостным концептуальным образованием;

- названный подход обладает теоретической и методологической продуктивностью в изучении социокультурной реальности, особенно при изучении процессов, не поддающихся успешному исследованию средствами традиционной методологии; 

-  предлагаемая Ж.Бодрийяром методология не обладает универсальным характером. Будучи расширенной за пределы своей реальной действительности, философская концепция мыслителя превращается в идеологию, тяготеющую к «навязыванию» определенного сценария истории.

Теоретическая значимость данного исследования заключается в установлении границ применения различных аспектов семиотического подхода к изучению сущности и принципов развития общества, а также в углублении знания о семиотическом аспекте интерпретации социокультурной реальности, представленном Ж. Бодрийяром в его ранних работах. Хотя и являясь всего лишь реконструкцией семиотического творчества этого философа, тем не менее, исследование раскрывает некоторые особенности постмодернистского философского дискурса: статус субъекта в современном мире, специфику феномена мышления. Кроме того, исследование выявляет этические, эстетические принципы постмодернизма, а также его мировоззренческие установки.





Практическая значимость работы заключается в том, что результаты исследования открывают пути разработки моделей знаковых систем социокультурной реальности, с учетом установленных в данном исследовании границ применения различных аспектов семиотического подхода к исследованию сущности и принципов развития общества, а также моделей функционирования семиотического дискурса Ж. Бодрийяра в контексте исследования современного общества. Данное исследование может способствовать более глубокому и полному пониманию, как текстов автора, так и философии постмодернизма в целом.

Выявление особенностей философских идей Ж. Бодрийяра и их взаимодействие со спецификой современного общества может быть использовано при рассмотрении истории философии, истории формирования европейской социально-философской мысли от ее истоков до наших дней и в исследовании социально-философской и философской мысли ряда других авторов. Результаты проведенной работы могут быть использованы в изучении и преподавании курсов семиотики, истории философии, социальной философии, онтологии и теории познания.

Апробация работы. Работа обсуждалась на кафедре философии и политологии Краснодарского государственного университета культуры и искусств. Ее основные положения были изложены в статьях и выступлениях на конференциях «Музыкальное искусство и наука в современном мире» (Астрахань, 2006), «Культура XVIII века и современность» (Нью-Йорк – Краснодар, 2009), «Размышляя о современном» (Нью-Йорк – Краснодар, 2009), «Дух левизны в социальном становлении человечества» (Нью-Йорк-Краснодар, 2012).

Структура работы. Исследование состоит из введения, основной части, включающей две главы, заключения и из списка использованных источников и литературы.

Основное содержание работы

Во Введении определяются объект, предмет, цель, задачи и структура исследования, обосновывается выбор темы диссертации, обобщаются основные положения, выносимые на защиту, освещается степень разработанности проблемы, а также ее научная новизна.

Глава I Общество как знаковая система: синтаксис и прагматика. В первой главе диссертации рассматривается синтаксический и прагматический аспекты семиотической парадигмы в ее применении к исследованию социокультурной реальности. §1.1 Сущность и границы синтаксического и прагматического аспектов семиотической парадигмы. §1.1.1 Синтаксис и прагматика: проблема взаимосвязи. В рамках семиозиса знака возникает ряд бинарных отношений, три из которых (отношение между знаками и их десигнатами, отношение между знаками и их интерпретаторами и отношение между собственно знаками) служат основанием для деления семиотики на семантику, прагматику и синтактику. Все остальные типы отношений невозможно рассматривать независимо от третьего компонента семиозиса – знакового средства. Именно поэтому важнейшими отношениями, возникающими в знаковой системе, являются вышеперечисленные три отношения. Хотя и для описания их необходимо задействовать другие знаки, но все-таки они являются непосредственными отношениями, то есть отношениями, не требующими в процессе своего функционирования никаких посредников. Кроме того, только в данных типах отношениях в рамках знаковой системы присутствует знак как «действующее лицо» этих отношений. В силу этого, именно они являются объектом исследования в рамках семиотического подхода. Исследователь пытается установить в рамках семиотического подхода, во-первых, что представляет собой предмет как система отношений и какова его специфика и, во-вторых, каким образом и по какой причине он меняет одну систему отношений, лежащую в его основании, на другую. А поскольку данные отношения в моменте максимальной абстракции переходят в систему трех бинарных оппозиций, то исследование, проводимое с целью прояснения их сущности, может (и должно) быть разложено на три составляющие момента – исследование синтаксического, прагматического и семантического уровня семиозиса предмета как знаковой системы.

Приступая к созданию концепции сущности и принципов изменения изучаемого предмета, мы неизбежно сталкиваемся с проблемой правил, согласно которым формируется или преобразуется вышеупомянутый предмет. Установление правил – прерогатива синтактики. Однако, причиной затруднительности ограничения любой концепции сущности и принципов изменения или развития общества исключительно «синтаксическим» его обоснованием является невозможность унификации данного предмета с помощью одной знаковой системы, а соответственно – вытекающей из этого факта сложности формализации. Данная процедура возможна лишь при наличии существования единой системы, образующей предмет, что является весьма проблематичным в том случае, если этот предмет – социокультурная реальность. Действительно, такая сложная система как общество не есть система определенного языка, а есть система взаимосвязанных языков. Но так же как невозможно свести знаковую концепцию общества только к синтаксису, невозможно ограничиться и прагматическим аспектом семиозиса знаковой системы-общества. Как пишет Ч.У. Моррис, «прагматические правила констатируют условия, при которых знаковое средство является для интерпретатора знаком». Подчеркивая важность «правил употребления», он сближает прагматику и синтактику. Кроме того, прагматический аспект семиотической парадигмы связан с той или иной установкой, существующей у интерпретатора. В силу этой установки данный интерпретатор влияет на функционирование знаковой системы. Однако при этом интерпретатор «вписан» в данную систему, а не «создает» ее каждый раз заново. Именно по этой причине он также косвенно является частью синтаксиса этой системы. Проблема взаимообусловленности общества как знаковой системы и интерпретатора, являющегося частью этой системы, приводит исследователя к необходимости рассматривать их в единой целостности, не подразделяя на структурные составляющие. §1.1.2 Экономические концепции» развития общества с точки зрения их знаковой составляющей: синтаксический и прагматический аспекты. Одними из первых концепций развития общества, рассматривающих данный предмет как систему знаков, изменяющуюся в силу уже изначально заложенной в ней логики, являются так называемые «экономические концепции». Под этим термином в рамках данного исследования подразумеваются концепции, которые, во-первых, представляют экономическую составляющую общества как фактор, имеющий наибольшее влияние на его специфику, а во-вторых, описывают данный фактор в терминах, взаимосвязанных друг с другом, и поэтому являющихся системой. Этими терминами являются термины «товар», «стоимость», «власть», «труд» и т. п. Поскольку они обретают свой смысл только в рамках системы, то данная система есть система знаков. В отличие от «экономических» концепций, концепции, рисующие образ «идеального общества» (например, концепция государства Платона), не представляют это общество как систему взаимосвязанных знаков, так как термины, описывающие его, не зависят друг от друга. Мыслитель, строящий свои рассуждения, отталкиваясь от характера связей между терминами-знаками «экономической» знаковой системы, а также формулирующий правила, по которым эти связи изменяются, исследует общество с синтаксической точки зрения. Прагматический аспект точки зрения данного мыслителя коренится в самом факте выбора экономической составляющей общественного бытия как фактора, имеющего наибольшее влияние на его специфику. Но чем же обусловлен этот факт? Основа подобного феномена – деятельностная природа человека. Основная специфическая черта человеческого общества – стремление к выходу за свои пределы и, как следствие – непрестанное порождение вещей и знаков. Вещь, изготовленная человеком, является его «второй сущностью», его продолжением в противопоставленном ему мире действительности. Вещный мир (и особенно та его часть, которая продуцируется самим человеком), таким образом, «принимает» некоторые черты, присущие человеческому миру, вступая с ним в достаточно амбивалентные, однако взаимные отношения. В рамках «экономических» знаковых концепций «вещный мир» есть мир, имеющий тенденцию трансформации в «товар», т. е. один из знаков системы, являющейся основанием всех преобразований в обществе. Посредником между человеком и «вещным миром» является «труд» как ключевой термин «экономической» системы. Термин «труд» есть «подвижный термин», своего рода переменная, благодаря существованию которой система меняет свою сущность. Остальные термины «экономической» знаковой системы, так или иначе, функционально связаны с данным термином и имеют количественную природу, измеряющуюся в единицах «труда». Характерно, что исследование экономической составляющей с точки зрения ее роли в историческом процессе и в качестве его причины присуще преимущественно западной философской традиции. Только в рамках «рационалистского» подхода к хозяйствованию могли возникнуть первые теории, описывающие механизм функционирования экономической составляющей общества. Для этого, с одной стороны, должен был сложиться специфический категориальный аппарат, а с другой стороны – сформироваться «рациональное» мировоззрение, тяготеющее к объяснению явлений с помощью ограниченного количества принципов, используемых в качестве инструмента исследования и, кроме того, к отрицанию элемента случайности в историческом процессе. Именно поэтому мыслителям того времени удавалось создавать логически точно (хотя и исключительно в рамках рационализма) построенные концепции развития общества. Описать историю как последовательное развитие базового принципа – первый этап задачи, которую ставили данные концепции. Вторым же этапом является прогноз, логически вытекающий с помощью базового принципа из современного автору концепции состояния дел. §1.1.2 Основные виды знаковых «экономических» концепций. Исследуя концепции развития общества, опирающиеся на признание существования закономерности, существующей между механизмом возникновения и циркуляции продуктов этой деятельности и соответствующей этому механизму уровнем состояния общества, мы можем условно разделить их на две разновидности. Концепции первой из них также условно мы можем определить как «замкнутые» концепции, второй – как открытые, «незамкнутые». «Замкнутые» концепции претендуют на полный охват истории человечества от древнейших времен до момента возникновения данной концепции. Их структура, будучи выраженной в знаках, представляет собой ограниченное количество основополагающих терминов, связи между которыми, претерпевая некоторые изменения, определяют сущность данного состояния системы. Иначе говоря, принцип их развития заложен уже в их синтаксисе. Кроме того, подобные концепции прогностируют завершение самой истории, так как основаны на логическом принципе, имеющем как свое начало, так и свой конец. К концепциям первого вида принадлежит, например, концепция Маркса, прослеживающая историю человечества как смену конечного количества общественно-исторических формаций. Однако особенностью концепций «замкнутого» типа, основанных на имманентно-логическом развитии базового принципа, является тот факт, что данный принцип сам по себе не может объяснить причины перехода от одного состояния явления к другому. Поэтому в любой концепции подобного рода неизбежно возникает чуждый ей элемент иррационального, непознаваемого, случайного. Кроме того, наличие иррационального момента в подобной концепции приводит интерпретатора, в свою очередь, к необходимости оценки реальности и даже, в какой-то степени, выбора дальнейшего сценария развития системы. «Незамкнутые», открытые концепции развития общества представляют собой описание того «луча» истории человечества, который берет свое начало в конкретно-историческом времени создания концепции. Данные концепции «устремлены в будущее», прогнозируя его как нескончаемый результат развития базового принципа концепции. Подобное вечное развитие является также остановкой развития системы, движением без качественного изменения. Прогностический потенциал подобных концепций, с одной стороны, на относительно небольшом временном отрезке способен быть достаточно высоким. Однако, с другой стороны, подобные концепции не дают даже попытки целостного анализа исторического процесса в его дальнейшей перспективе, так как, в конечном счете, никакой базовый принцип никогда не будет являться единственным принципом. Между концепциями открытого и завершенного типа существует общий момент, обусловленный временной спецификой человеческой истории. Действительно, «завершенность» системы есть ее смерть, причем имеющая место быть как в форме исчезновения, так и в форме бесконечного продуцирования самой себя (в форме гомеостаза). Есть еще одна немаловажная составляющая любой концепции сущности и принципов развития общества – уверенность ее автора в именно таком варианте развития дальнейшей истории человечества, который он прогнозирует. Производная этой уверенности – та идеология, которая появляется на свет благодаря данной концепции. Основная цель этой идеология – направить ход развития истории по тому сценарию, который она прогнозирует, не допуская мысли о том, что прогноз может быть ошибочен.

§1.2 Синтаксис знаковой концепции общества Ж. Бодрийяра В данном параграфе рассматривается синтаксический и прагматический аспекты знаковой концепции Ж. Бодрийяра. Параграф подразделяется на два пункта. §1.2.1 Потребление как синтаксический принцип в концепции развития общества Ж. Бодрийяра В основании концепции «общества потребления» Ж. Бодрийяра, на примере которой проанализированы возможности синтаксического и прагматического аспектов семиотической парадигмы лежит системообразующий экономический фактор развития общества, поэтому синтаксический аспект семиотического подхода представлен в ней достаточно широко. Данную концепцию следует причислить к концепциям «незамкнутого» типа. Согласно Ж. Бодрийяру, наиболее определяющим признаком современного общества является феномен потребления. Как уже было сказано выше, «экономическая» парадигма развития общества описывает процесс его истории в терминах «труд», «капитал», «частная собственность», «власть» и др. Термин «потребление» также вписывается в данную систему терминов. В частности, в концепции Ж. Бодрийяра он занял место «подвижного» термина. Но чем отличается «подвижной» термин – «потребление», от термина, играющего такую же роль в концепции Маркса? Прежде всего, в отличие от терминов знаковой «экономической» системы Маркса, которые однозначны по той роли, которую они играют в системе, термин «потребление» (как и феномен потребления в «обществе потребления»), имеет тенденцию к неоднозначности. Предполагается, что чем выше уровень развития техники и производства в обществе, тем благополучнее жизнь людей, пользующихся благами технического прогресса. Согласно подобным взглядам человек, являясь частью новой, техногенной системы, качественно развивается одновременно с ее количественным и качественным развитием. Поэтому еще одна роль «потребления» – быть средством достижения счастья в обществе будущего. Однако, по Бодрийяру, только идеалисты могут надеяться на то, что увеличение производства позволит в дальнейшем равно распределить различные блага. Как неравенство, как и потребность, является всего лишь частью синтаксиса общества потребления. Кроме того, всякое общество производит «дифференциацию социальных различий» согласно определенному распределению богатств, и поэтому идеал равновесия –  всего лишь «фантазм экономистов». Согласно Ж. Бодрийяру, не противоречие между «максимализацией прибыли» и «рационализацией производства» является основной проблемой современной экономики. Этой проблемой становится противоречие между бесконечной производительностью и необходимостью сбыта продуктов. Таким образом, сектор потребления становиться элементом структуры общества - «экономической системы», причем, согласно Бодрийяру, приобретает характер ключевого элемента, на функционировании которого основывается движение данной системы. §1.2.2 Потребление как миф современного общества Согласно Ж.Бодрийяру, если рассматривать потребности изолированно друг от друга, то в рамках общества потребления они не будут нести в себе никакой информации. Реально данные потребности существует только как система или же, рассматривая глубже, способ их существования является более развитой формой «рациональной систематизации производительных сил». Он полемизирует с точкой зрения сторонников идеи «отчуждения» потребления (в частности, с наиболее видным ее представителем, американским экономистом и социологом Д.К. Гэлбрейтом), доказывающих, что «отношение человека к объектам потребления и к самому себе является фальсифицируемым, мистифицируемым, поддающимся манипуляции» и вменяющих «все дисфункции, которые они обнаруживают, в виду дьявольской силе – здесь техноструктуре, вооруженной рекламой, отделами информации и исследованиями мотивации». Ж. Бодрийяр считает подобную мысль «магической», еще раз подчеркивая структурную природу потребностей. На первый взгляд, Ж. Бодрийяр переводит феномен потребности из статуса мифа в статус знака, термина, пусть и центрального в конкретной знаковой системе, но соотносящегося с другими терминами этой системы – современного ему общества. Из мифа потребность превращается в «логический принцип», движущий общество по спирали. Главной особенностью этого «движения» является отсутствие цели как вектора движения. Однако такое «движение» есть иллюзия, видимость движения, или же, по сути – его отсутствие. При этом, как мы видим, мифологизации в данной ситуации подвергается вовсе не «подвижный» элемент системы – термин «потребности», а вся система в целом, которая приобретает зловещие черты «кода», который властвует над субъектом, который властвует над субъектом, навязывая ему свой сценарий истории.

Глава II Семантика общества как знаковой системы Во второй главе рассматривается семантический аспект семиотического подхода к исследованию социокультурной реальности. §2.1. Система смыслов как основание структуры общества §2.1.1 Сущность и основание системы смыслов Переходя в сферу смыслов, исследователь социокультурной реальности все так же остается в рамках системы, так как смыслы точно так же, как и синтаксические построения  необходимо объединяются друг с другом во взаимообусловленное целое. Именно поэтому, как верно указывает Ч.У. Моррис, успешное развитие семантики предполагает собой развитую синтактику. Не менее тесно семантический аспект семиотического подхода также смыкается с прагматическим аспектом. Однако семантический аспект семиотического подхода к изучению социокультурной реальности при этом все же имеет свою специфику, позволяющую исследователю, использующему данный аспект в качестве инструмента исследования найти новый взгляд на столь сложный предмет, каким является общество. Синтактика рассматривает процессы изменения как происходящие внутри самой структуры. Поскольку данная структура является результатом определенной установки интерпретатора, то, в силу этого, в любом случае она отражает лишь отдельный ракурс сущности предмета. Семантика же изучает те смыслы, трансформация которых, в конце концов, и приводит к данным изменениям. В рамках данного аспекта, исследователь, претендующий на объяснение специфики развития общества, рассматривает изменение всей системы смыслов, лежащей в основании данного общества (или его части). Базируясь на данных смыслах, согласно семантическому аспекту семиотической парадигмы, и функционирует любое общество. При замене одних смыслов на другие оно также видоизменяется. Исследователь, использующий семантический аспект семиотического подхода, сталкивается с проблемой основания системы смыслов своего предмета. Факторы, объединяющие смыслы знаков в систему для прояснения причин, побуждающих то или иное общество развиваться в том или ином направлении, сами по себе могут и не быть достаточно ценными. Но исследование общества не ограничивается только лишь попытками прогноза дальнейшего его развития. Специфической особенностью научного (и особенно философского) знания является его стремление к пониманию сущности предмета. И в решении этой задачи применение семиотического подхода может быть очень продуктивным. §2.1.2 Знак как «универсальная сущность» Семантический аспект семиотического подхода к исследованию общества (и бытия в целом) сначала приводит нас к необходимости исследования знака как смысла, а затем – знака как сущности. Знак соединяет субъекта с объектом, на первый взгляд, сохраняя «нейтральную» позицию. С одной стороны, он служит для связи человека с вещью, т. е., в конечном итоге – обеспечивает восстановление первоначального единства человека и вещи. С другой же стороны – он «обособляет» вещь, давая ей собственное, отличное от человека наименование. В этом противоречии коренится возможность трансформации, развития взаимоотношения «человек – вещь», однако, такой трансформации, которая все же связывает их в неотделимое целое. знак, рассмотренный с точки зрения семантического аспекта семиотического подхода, с одной стороны, соединяя субъекта с объектом и позволяя первому познать последнего, с другой стороны, затемняет и упрощает их сущность (как субъекта, так и объекта). Причиной тому является претензия знака быть универсальной сущностью, несмотря на то, что он, в конечном итоге, не способен передать всю полноту конкретики предмета. К примеру, слово-знак естественного языка, указывая на некий предположительно существующий класс объектов, на самом деле не передает специфики и сущности конкретной вещи, всей ее конкретности и чувственности. Однако ситуация такова, что в процессе познания мира данное слово-знак все же заменяет собой предмет, причем не оставляя субъекту в этом никакой альтернативы. Даже знак-символ, несмотря на свое более глубокое, по сравнению с обыденным знаком-словом естественного языка, содержание, не может претендовать на универсальность. Это связано, во-первых, со следующей особенностью восприятия символа – он «раскрывает» свой смысл только в рамках определенной культуры. Более того, помещенный в контекст иной культурной среды, он способен изменить свой смысл на смысл прямо ему противоположный. И, еще более того, символ, как и любой другой знак, может утратить свой смысл в том случае, если исчезнет вызвавший его к жизни культурный контекст. Бытие вещей и бытие знаков, переплетаясь друг с другом, образуют сложный, живой организм. Все части этого организма объединены в единое целое взаимозависимыми связями. Новые вещи порождают новые знаки, необходимые для их бытия в человеческом обществе. Часть этих знаков, в свою очередь служит для того, чтобы производились новые вещи. Например, создавая какую-нибудь новую вещь, ее создатель одновременно создает и технологию ее изготовления. Соответственно, ему неизбежно потребуются новые знаки, которые обозначают и саму вещь, и последовательность действий, необходимых для ее создания. Исследователю, который берется делать какие-нибудь достоверные выводы относительно этой совокупности, приходится сталкиваться с проблемой следующего рода – сущность, буквально «пронизанную» знаковыми системами, ему приходиться изучить с помощью тех же знаковых систем. И даже тот факт, что эти системы носят металингвистический характер, не мешает им оставаться все-таки знаковыми системами. Это порождает еще один круг, так как все законы, согласно которым существуют знаковые системы, «просвечиваются» как в «изучаемой», так и в «изучающей» сущности. Таким образом, «онтологичность» знака придает особый смысл его «инструментальности». Исследование природы знаков и знаковых систем без учета этого неизбежно приведет нас к гипостазированию знака и приданию ему несвойственного статуса Единственного Бытия. Этот факт весьма ограничивает «поле действия» семиотического подхода к исследованию социокультурной реальности, оставляя ему чисто инструментальную роль в процессе познания мира и отказывая в способности постижения его (мира) сущности. Действительно, гипостазированный знак не только «замещает» собой смысл, а «заменяет» его, тем самым его «затемняя». Тем самым он как бы «сбивает с толку» исследователя, представляясь ему в качестве «мнимо самостоятельной» сущности, управляющей миром вещей.

§2.2 Семантика «Знаковой Вселенной» Ж. Бодрийяра §2.2.1 «Система объектов» как система смыслов общества «Семиотическая парадигма» Ж. Бодрийяра вобрала в себе несколько составляющих, придавших ей весьма специфические черты. Это и «экономический» характер этой парадигмы, коренящийся в западноевропейской философской традиции, в частности в философии Маркса, и ее антропологический аспект, связанный с именами К. Леви-Строса и М. Мосса, а также этический аспект, пропитанный идеями постмодерна. Но наиболее характерная черта семиотики Ж. Бодрийяра – ее социокультурная направленность. Соответственно, та система смыслов, которая лежит в основании его семиотики – это, прежде всего система смыслов современного ему общества. И «открывается» эта система смысла в результате истории отношений между субъектом и объектом (предметом). В такой ситуации объект является знаком или же, вернее, структурным элементом этого языка. Согласно Бодрийяру, вещи (объекты) вырвались на свободу и стали задавать человеку «дискурсивный ритм». Феномен подобной власти вещей над человеком, «мести объекта», в рамках концепции этого мыслителя определяет сущность современного ему общества потребления. Анализируя специфику этого общества, Ж. Бодрийяр решает проблему взаимных отношений субъекта и объекта «в пользу объекта». Он склоняется к «почти манихейской гипотезе»: в новой вселенной происходит не освоение предметного мира субъектом, а состязание субъекта и объекта, состязание, «выросшее» из познавательной деятельности субъекта. Объект в этом состязании больше не является пассивным, покорным познавательным амбициям субъекта. Состязание между субъектом и объектом носит черты фатальности, метафизичности и, по своей значимости, оно подобно противостоянию Эроса и Танатоса. Специфика этого состязания – в принципиально иной роли объекта, прежде поддававшегося изучению и анализу, а теперь превратившегося «в странное, приковывающее внимание образование», которое выступает в качестве своеобразного противника субъекта. Однако, говоря о «мести объекта» и о неизбежности «механизма функционирования системы», Ж. Бодрийяр, безусловно, также мифологизирует отношения субъекта и объекта. Причем объект также приобретает у него деятельностные черты – по сути дела, черты субъекта. Таким образом, «власть объекта» над субъектом оказывается иллюзией, созданной творческой волей последнего. Кроме того, феномен власти объекта над субъектом оказывается такой же иллюзией, как и феномен власти человека над вещами, так как взаимоотношения объекта и субъекта лишены свободы, и их причина кроется в уже упомянутом выше механизме функционирования системы. Таким образом, и субъект, и объект являются всего лишь элементами этой системы, системы, которая как уже было отмечено ранее, в рамках концепции Бодрийяра, является единственно действующим лицом в иллюзорной игре субъекта и объекта. Постольку поскольку данная система уже не производит, а воспроизводит саму себя, то в ней все блага, знание, техника, культура, люди с их отношениями и стремлениями с самого начала также воспроизводятся как элемент этой системы. Таким образом, знаки, отрываясь от своей референции, начинают свою игру, переставая быть вещами (объектами) и становясь симулякрами. На этом процесс истории, согласно Ж. Бодрийяру завершается, и дальнейшее развитие является, как и в любой другой концепции «незамкнутого» типа разновидностью «дурной бесконечности». Данный вывод неизбежен, так как знаковая концепция Бодрийяра, в сущности, основана на «линейном» логическом принципе – последовательной и постепенной утрате «системы объектов» своих смыслов. §2.2.2 Симулякр как новый смысл социокультурной реальности Термин «симулякр», впервые задействованный в философии постмодернизма Ж. Батаем, ведет свое происхождение от платоновского термина «симулакрум». У Платона данный термин обозначал «копию копии». По Бодрийяру, симулякры – это знаки «утратившие всякий смысл» и порождающие при помощи моделей реальность «без истока и реальности». Симулякры возникают в результате того, что знаки языка-кода, управляющего обществом потребления, отрываются от своих референтов и получают полную автономность. Они начинают транслировать свои смыслы, неадекватные происходящим событиям, в результате чего появляется «иная действительность», или, иначе говоря, гиперреальность. Процесс превращения знаков в симулякры, по Ж. Бодрийяру, проходит несколько последовательных стадий:1-я стадия – знак отражает глубинную реальность; 2-я стадия – знак маскирует и денатурализует глубинную реальность; 3-я стадия – знак маскирует отсутствие глубинной реальности; 4-я стадия – знак вообще не соотносится с какой бы то ни было реальностью и становиться симулякром. Анализируя черты, присущие «семиотической парадигме» социокультурной реальности Ж. Бодрийяра, мы не можем не обратить внимание на тот факт, что она, несомненно, имеет такой же линейный характера, как и любая парадигма, стремящаяся объяснить общественно-исторический процесс как последовательное «развертывание» некоего базового логического принципа. В данном случае этим принципом, как уже было сказано выше, является постепенная утрата знаками своей референции и превращение их в симулякры. В рамках концепции Ж. Бодрийяра знак возникает из «незнаковой» сущности, которой является символический обмен. Но именно эта сущность, будучи наделена характером взаимности, и порождает знак как таковой. При этом совершенно очевидным становиться «экономическая» природа знака. Именно эта его природа и «запускает в действие» тот процесс, в ходе которого знак и лишается своей референции. Таким образом, с одной стороны, «обостряется» его знаковая сущность (он становиться «чистым» знаком), а с другой – он теряет связь с той «незнаковой» сущностью символического обмена, из которой он появился на свет. Однако при этом происходит уже упоминавшееся выше гипостазирование знака, принимающего на себя несвойственный ему статус Единственного Бытия. Знак делает попытку превратиться в Миф, но Миф, который может говорить только о себе самом. Его главное назначение – побудить («соблазнить») Вселенную стать такой, каков он есть сам. Он не оставляет субъекту права выбора поступать иначе, а в конечном итоге – не оставляет ему права на свободу. Разумеется, свобода уже изначально элиминирована из любой концепции развития истории, базирующейся на определенном логическом принципе, так как этот принцип уже фактом своего существования не оставляет субъекту никакого выбора относительно хода развития исторического процесса. Но не только свобода элиминирована из подобного сценария развития истории. Из него также элиминирован случай, элиминированы всякие ситуации, ставящие эту самую историю перед выбором дальнейшего развития. Именно поэтому, концепция истории общества Бодрийяра является такой же идеологией, какой является концепция истории общества Маркса. Знаковая концепция Ж. Бодрийяра рассматривает социокультурную реальность несвойственным семиотическому подходу образом. Действительно, рассмотрение общества как системы знаков предполагает «синхронный», статичный взгляд на вещи. В рамках же концепции Бодрийяра знаковые системы мутируют за счет причины, заложенной имплицитно уже в них самих. Именно поэтому эта концепция способна описать историю как связный и полностью определенный причинно-следственной связью дискурс. Однако данная концепция все-таки не способна преодолеть ограниченность семиотического подхода, проявляющего свои сильные стороны только лишь там, где уместен «синхронный» взгляд на предмет, и слабые – там, где речь идет о причинах изменения (развития). Данные причины продолжают оставаться за гранью семиотического подхода в любом из его аспектов – синтаксическом, прагматическом или даже семантическом.

Таким образом, мы приходим к выводу, что семиотическая парадигма в ее применении к исследованию социокультурной реальности имеет существенные ограничения, самые важные из которых – невозможность объяснить с ее помощью причины изменения общества и вытекающая из этого факта тенденция превращения любой концепции истории общества, основанной на данной парадигме в идеологию.

Заключение. В заключении подводятся итоги исследования, формулируются основные выводы, намечаются перспективы дальнейшего развития темы.

Основные положения диссертации отражены автором в следующих опубликованных статьях:

Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

1.Казарьян, Н.А. Проблема знака как инструмента познания социокультурной реальности [Текст] / // Н.А. Казарьян Вестник АГУ - Майкоп, 2011- Вып.4(88). - С. 18-26 (9 стр.).

2. Казарьян, Н.А. Проблема границ семиотического подхода к исследованию социокультурной реальности [Текст] / // Н.А. Казарьян. Исторические, философские, политические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики - Тамбов, 2011-№8(14).Часть IV-С.86-88 (3 стр.).

Статьи и материалы в других изданиях:

3. Казарьян, Н.А. Размышление о проблеме постижимости музыкального смысла [Текст] / Н.А. Казарьян // Музыкальное искусство и наука в современном мире: материалы международной научно-практической конференции студентов и аспирантов - Астрахань, 2006 - С. 195-198 (4 стр.).

4. Казарьян, Н.А. Знак, язык, бытие [Текст] / // Н.А. Казарьян. Размышляя о современном (симпозиум ГЦ КГУКИ) - Нью-Йорк - Краснодар, 2009-С. 29-31 (3 стр.).

5. Казарьян, Н.А. Тональная музыка как симулякр XXI века [Текст] / // Н.А. Казарьян.  Культура XVIII века и современность: материалы научно- теоретической конференции - Нью-Йорк - Краснодар, 2009 - С. 41-52 (12 стр.).






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.