WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

       

ТУРКУЛЕЦ Светлана Евгеньевна

СОЦИАЛЬНО-ПРОЕКТИВНЫЙ ПОТЕНЦИАЛ ПРАВА

Специальность 09.00.11 – социальная философия

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора философских наук

Улан-Удэ - 2012

Работа выполнена на кафедре философии ФГБОУ ВПО «Дальневосточный

государственный университет путей сообщения»

Научный консультант: доктор социологических наук, профессор

  Байков Николай Михайлович

Официальные оппоненты:

Вальковская Виктория Викторовна, доктор философских наук, профессор кафедры философии и политологии Дальневосточного института-филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы

Варданянц Григорий Карлович, доктор социологических наук, доцент,
заместитель декана социологического факультета Московского
государственного университета им. М.В. Ломоносова

Цырендоржиева Дари Шойбоновна, доктор философских наук, профессор,
заведующая кафедрой философии Бурятского государственного
университета

Ведущая организация: ФГКОУ ВПО «Санкт-Петербургский

  университет МВД России»

Защита состоится 28 сентября 2012 г. в 10.00  на заседании
диссертационного совета Д 212.022.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора наук при ФГБОУ ВПО «Бурятский государственный университет» по адресу: 670000, г. Улан-Удэ, ул. Смолина, 24 а,
конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГБОУ ВПО «Бурятский государственный университет».

Автореферат разослан  «_____» _________________ 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                         Рандалова О.Ю.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования

Курс на модернизацию, официально объявленный сегодня в России, артикулирован весьма неопределенно и в сознании россиян связывается, прежде всего, с «прорывными» инновационными технологиями. Однако российское общество, остановившееся на «цивилизационном распутье», остро нуждается в ясной программе дальнейшего развития.

Стремление к лучшему будущему является неотъемлемым свойством  каждого человека, каждого общества. Поиск путей и средств совершенствования социальной жизни характерен для всех этапов развития человеческой мысли. Наибольшую активность подобные исследования приобретают в эпоху кризиса, переоценки ценностей, утраты общественных идеалов.

Регулярные социологические опросы показывают, что россияне недовольны сложившимися в стране за годы реформ социально-экономическими отношениями. «При этом процесс с индивидуального уровня переходит на макроуровень, превращаясь из недовольства собственным положением, в недовольство новой системой общественных отношений в целом»1.

Очевидно, что сегодня назрела необходимость качественного переосмысления важнейших социокультурных ценностей, разработки рефлексивных технологий развития, что и инициирует внимание к ним философского и социологического сообщества.

На XXII Всемирном философском конгрессе было отмечено, что «в философии всякий акт постижения реальности одновременно является актом предписывающим, нормирующим… Это может быть связано с заданием некоторого идеала, который сам по себе недостижим, но определяет некую программу действий… … не всякое предписание в философии можно считать выражением утопии. Это может быть и такое нормотворчество, которое определяет текущие способы мышления и действия; формулирование правил рассуждения, способов объяснения, норм жизни и т.д. В свою очередь формулирование норм, построение проектов опирается на выявление возможностей в том, что существует реально»2.

В современной России человек не чувствует себя защищенным и уверенным в завтрашнем дне. Идеологический вакуум, образовавшийся в российском обществе, лишь усиливает ощущение безысходности и духовного опустошения. В сложившейся ситуации целесообразно обратиться к потенциалу форм духовно-практического освоения действительности. Одной из таких форм, наиболее полно отвечающих потребностям трансформирующегося российского общества, является право. Важная роль права в социальном управлении признавалась всегда. Вместе с тем его основными функциями традиционно считаются упорядочение и воспроизводство социальной системы, что не отражает всего богатства данного социального феномена. Комплексный социально-философский анализ сущности и предназначения права позволяет значительно расширить горизонты его понимания и наметить пути использования потенциала права в разработке стратегий социального развития.

Традиционное толкование права в позитивистском контексте делает ненужным уяснение проективной сущности права: очевидно, что декларации, конституции, программы и есть нормативные проекты. Однако такое узкое понимание проективного характера права не позволяет использовать весь его богатый потенциал в интересах человека и общества. Право способно выступать эффективным ресурсом творческого преобразования социума в направлении его оптимального состояния, и именно это его качество призвана изучать и актуализировать социальная философия.

Немаловажным аргументом в пользу актуальности темы следует признать необходимость сотрудничества в современных условиях таких областей знания как философия и правоведение. Так, директор Института философии РАН академик А.А. Гусейнов отмечал, что «союз философов и юристов позволяет, по крайней мере дает шанс придать проблеме общественных идеалов, больших целей, которые двигают людьми, двигают народом, двигают страной, высокую степень конкретности, поставить на совершенно реальную и практическую основу, которая заложена в Конституции Российской Федерации»3.

Процесс социального конструирования новой общественной реальности предполагает разработку новых научно обоснованных проектов социального развития. Для этих целей требуется всестороннее изучение потенциала важнейших управленческих ресурсов. В этой связи комплексный анализ проективности права как его сущностного социального свойства, до сих пор не являвшегося предметом глубокого изучения, представляется весьма своевременным и актуальным.

Степень научной разработанности проблемы.

Проблема, которая является предметом научного интереса в диссертации, рассматривалась в научной и философской литературе с разных сторон. Работы, где она исследовалась, в контексте ключевых проблем диссертации можно условно разделить на три основные группы.

Первую группу исследований составляют работы мыслителей различных эпох, обращающихся к социальному проектированию. Проекты оптимального будущего состояния социума создавались мыслителями на всех этапах развития человеческого общества. Социально-проективная методология развивается с давних времен (Платон, Аристотель, А.Августин, Т.Мор, Т.Кампанелла, Т. Гоббс, Ж.-Ж. Руссо, И.Кант, Г.В.Ф. Гегель, К.Маркс). Ее изучение позволяет сегодня избежать ошибок утопического проектирования.

Общеметодологические вопросы социального проектирования затрагивались в работах зарубежных специалистов ХХ века в области экономики, менеджмента, технического творчества и инженерного конструирования (Дж. К. Джонс, Дж. П. Диксон, Я. Дитрих, П. Хилл и др.) 4. Ряд зарубежных теоретиков прогнозного проектирования возглавили движение за управление социальным будущим (Г. Берже, Б. де Жувенель, Г. Глегг, Ф. Каст, Ф. Полак, Д. Розенцвейг, М. Сороос, Г. Хьюбер и др.). Их идеи, касающиеся развития практики социального проектирования, базируются на положении, что социальная наука должна сделать одним из важнейших своих направлений создание образов будущего, которые призваны направлять культурные инновации (Ф. Полак). Следует различать разновидноcти социально-научной деятельности, содержащие утверждения о будущем: академичеcки обоснованные общие теории, простые экстраполяции существующих тенденций, теоретические общие модели и cоциально-эволюционные теории развития разных видов, предсказание специфических событий (Д. Белл). Образ будущего должен служить основанием для действия (Г. Берже). Необходимо не только предсказывать вероятное будущее развитие, но и предлагать пути доcтижения желаемых будущих состояний (Б. де Жувенель).

Социальное проектирование является одной из современных технологий управления, позволяющих решать социальные проблемы и творческие задачи на основе научного осмысления и анализа cитуации, целеполагания, рационального  использования существующих ресурсов для реализации социально-культурных идей.

Отечественные исследователи обратились к изучению сущности и методов социального проектирования во второй половине ХХ –  начале ХХI века. Философско-методологические основания социального проектирования стали предметом обсуждения в среде таких российских исследователей, как О.И. Генисаретский, В.Л. Глазычев, С.Э. Зуев, В.Н. Княгинин,  В.М. Розин, Г.П. и П.Г. Щедровицкие5.

Содержание, конкретные технологии социального проектирования анализируются в трудах таких ученых, как Н.А. Аитов, Г.А. Антонюк, И.В. Бестужев-Лада, А.О. Бороноев, В.Н. Виноградов и О.В. Эрлих, С.Н. Войцеховский, В.Д. Голиков, Т.М. Дридзе, И.Н. Дашибалова, И.В. Котляров, Ю.А. Крючков, В.И. Курбатов и О.В. Курбатова, Н.И. Лапин, В.А. Луков, Ю.М. Плотинский, В.М. Сафронова, Б.В. Смирнов, Ж.Т. Тощенко, С.Н. Щеглова6 и др.  Отдельные аспекты проектирования социальных систем получили обоснование в исследованиях Л. Н. Когана и С.Г. Пановой, А.И. Пригожина, А.Г. Раппопорта,  Б.Г. Сазонова 7.

В работах В.И. Аршинова и В.Е. Лепского особое внимание уделено субъектам социального проектирования и управления8. Вопросам проектных технологий социального реформирования посвящены исследования И.И. Бажина и А.А. Серикова 9. В.Н. Виноградов и О.В. Эрлих изучают проблемы социального проектирования гражданского общества, вовлечения общественности в разработку стратегических программ развития отдельных муниципальных образований 10.

Интерес к социальному проектированию в отечественной социальной науке особенно возрос в последние годы, когда стало ясно, что реформы, проводимые в России, не дали положительного результата. В макросоциологическом контексте актуализируют вопросы социального проектирования будущего России такие ведущие отечественные ученые, как  В.И. Жуков, Т.И. Заславская, С.А. Кравченко, А.И. Селиванов, А.В. Тихонов, Ж.Т. Тощенко, В.Г. Федотова, О.Н. Яницкий, В.А. Ядов, Е.Г. Ясин 11  и многие другие.

Важным шагом на пути к разработке и реализации социальных проектов оптимального состояния социума являются работы, посвященные исследованию гражданского общества и правового государства. В контексте диссертационной работы гражданское общество и правовое государство рассматриваются  как подсистемы объекта социального проектирования. В числе известных мировой науке ученых, обращавшихся к понятию гражданского общества, -  Дж. Александер, Х. Арендт, Дж. Кин, Дж. Коэн и Э. Арато, К. Кумар, К. Оффе, А. Токвиль, М. Фуко, Ю. Хабермас и многие другие. Примечательно, что в отдельных работах названных авторов гражданское общество определяется через понятие «социальный проект будущего». 

Гражданское общество как одна из целей развития российского общества рассматривается и в отечественной социологической, политологической, философской и правовой литературе. Всплеск интереса к данному понятию в отечественной науке приходится на конец ХХ – начало ХХI века. В это время выходят в свет сборники научных трудов, посвященные проблемам формирования гражданского общества в России, проводятся конференции, научные семинары, редколлегиями ведущих журналов организуются «круглые столы», где активно обсуждается судьба российского гражданского общества12. Проблем становления гражданского общества в России касаются в своих работах такие российские ученые и философы, как В.И. Аршинов и Н.Г. Савичева, Л.Е. Бляхер, Т.А. Васильева, В. Витюк, А.Г. Володин, Ю.Л. Воробьев, К.С. Гаджиев, И.А. Гобозов, З.Т. Голенкова, Л.Ю. Грудцына, В.Г. Марахов, В.В. Мартыненко, В.М. Межуев, Н.В. Мотрошилова, Ю.М. Резник, Л.Г. Сандакова, В.С. Степин, И.Ф. Ярулин и многие другие.

Правовое государство как один из этапов совершенствования российского общества, неразрывно связанный с развитием институтов гражданского общества, также интерпретируется в социально-проективном контексте в работах Ю.М. Батурина и Р.З. Лившица, Б.Я. Бляхмана, В.М. Боера, А.И. Демидова, А.И. Коваленко, И.Ю. Козлихина, А.Н. Лаврухина, К.О. Магомедова, А.В. Малько, Л.С. Мамута, В.С. Нерсесянца, Ф.М. Раянова, А.Н. Соколова, Ю.И. Шелистова и др.

Вторую группу работ, имеющих немаловажное значение для исследования обозначенной темы, составляют труды, посвященные изучению сущности и социального предназначения права. Право как особый социальный феномен представляет интерес для целого ряда наук. Не одно столетие вопросы сущности, социального предназначения и функций права изучают специалисты в области юриспруденции. Многолетний опыт подобных изысканий исследуется и систематизируется современными теоретиками права. Для социальной философии наиболее методологически востребованными выступают сложившиеся в теории права два полярных теоретических подхода: естественно-правовой и позитивистский.

Естественно-правовой подход является древнейшим типом правопонимания, согласно которому право представляет собой абсолютную ценность, воплощение добра, справедливости и нравственности. Мыслители поздней античности, средневековые теологи, гуманисты эпохи Возрождения и Просвещения утверждали идею естественного права, опираясь при этом на соответствующие той или иной социально-исторической эпохе теоретико-методологические установки. Современное толкование естественного права отождествляет его с идеалом, на который необходимо ориентироваться праву позитивному (официально санкционированному государством) и который представляет собой совокупность нравственных требований к действующему в государстве праву.

В российском обществоведении сторонниками «возрожденного естественного права» в той или иной мере являлись Н.А. Бердяев, Б.П. Вышеславцев, И.А. Ильин, Б.А. Кистяковский, С.А. Котляревский, П.И. Новгородцев, В.С. Соловьев, Е.Н. Трубецкой, Б.Н. Чичерин и др. Среди современных правоведов идеи естественного права разделяют и развивают С.С. Алексеев и В.К. Бабаев13.

Позитивистский (этатистский) подход к правопониманию базируется на идее, что право является совокупностью норм, установленных или санкционированных государством в форме нормативно-правовых актов. Философское обоснование данный подход получил в учении позитивизма. Среди представителей юридического позитивизма, оказавших большое влияние на развитие правоведения в России, были Е.В. Васьковский, Д.Д. Гримм, М.Н. Капустин, Н.И. Палиенко, А.А. Рождественский, Г.Ф. Шершеневич и др. В современном правоведении идей юридического позитивизма придерживаются М.И. Байтин, В.В. Лазарев, О.Э. Лейст, А.Ф. Черданцев14.

Нельзя переоценить роль философии права, в рамках которой конкуренция обозначенных подходов находит свое отражение. Философия права традиционно разрабатывает методологические проблемы, имеющие социально-правовое содержание. Начиная с представителей немецкой классической философии, к сегодняшнему дню философия права приобрела статус самостоятельной научной дисциплины, имеющей предметом общественный идеал (С.Франк), «уяснение того, каким должен быть благой, разумный, справедливый, ”нормальный” строй общества»15. Такое определение предмета философии права позволяет использовать ее достижения в социально-философском анализе проективной сущности права. Современная отечественная философия права, фокус внимания которой составляют проблемы оптимизации социума, представлена такими учеными, как В.А. Бачинин, С.С. Алексеев, В.В. Балахонский, О.Г. Данильян, Д.А. Керимов, В.С. Нерсесянц,  Ю.В. Тихонравов16 и др. Отдельные философские аспекты права, правопорядка, правосознания и правовой культуры освещаются в работах многих отечественных исследователей, в их числе ученые Сибири и Дальнего Востока: А.П. Герасименко, В.И. Затеев, М.Ю. Зырянов, А.Г. Лахман, Г.И. Петрова и другие17. 

Особое место среди исследований философско-правовых проблем занимает творчество профессора СПбГУ А.В. Полякова18, предпринявшего обстоятельный комплексный анализ права через призму коммуникативного подхода.

Очень тесно философско-правовые подходы переплетаются с социологическим изучением права, которое первоначально осуществлялось исключительно в рамках теоретико-правовых исследований. Первыми обратились к социологическому анализу права и правовых явлений западные социологи-юристы (Е. Эрлих, Г. Канторович, О. Холмс, Р. Паунд, К. Ллевеллин, Дж. Фрэнк, Л. Дюги, Ж. Гурвич, Б. Кардозо и др). Отечественная социология права также формировалась в лоне правоведческих исследований Н.И. Кареева, Б.А. Кистяковского, М.М. Ковалевского, Н.М. Коркунова, С.А. Котляревского, С.А. Муромцева, П.И. Новгородцева, Л.И. Петражицкого, Е.Н. Трубецкого, П.И. Стучки, Е.Б. Пашуканиса и др.

Видное место среди социологов-юристов занимает П.А. Сорокин –профессор юридического факультета Петроградского университета, после эмиграции ставший выдающимся социологом современности. Ученый стремился объединить гуманитарное знание, что привело к формированию интегрального (синтезированного) учения о праве, органично включившего идеи философского, психологического, исторического, социологического, юридического, этического содержания19.

Современная отечественная социология права представлена такими исследователями, как В.А. Бачинин, Г.К. Варданянц, В.В. Варчук, Я.И Гилинский, В.А. Глазырин, Ю.И. Гревцов, А.С. Гречин, К.К. Жоль, В.Н. Ксенофонтов, В.Н. Кудрявцев, В.П. Казимирчук, В.В. Лапаева, В.М. Сырых, Э.В. Тадевосян. 

Правовая проблематика в работах классиков социально-философской мысли разрабатывалась К. Марксом, Э. Дюркгеймом, Г. Тардом, М. Вебером, П. Сорокиным, Р. Паундом, Т. Парсонсом, Р. Мертоном, Т. Лукманом, Л. Бергером, Н. Луманом, П. Бурдье. Значительное влияние на формирование социально-философского подхода к изучению права оказали работы Дж. Александера, М. Фуко, Ю. Хабермаса и др. Особое место среди современных представителей западной социальной науки занимают Ж. Карбонье, К. Кульчар, М. Дефлем20, работы которых послужили важным источником развития философского подхода к правопониманию в России.

В обозначенных выше подходах право рассматривается, прежде всего, как средство упорядочения общественных отношений, как способ организации общества, как фактор воспроизводства социальной системы. Однако такая трактовка права не позволяет в полной мере раскрыть весь его богатый потенциал, одним из важнейших содержательных проявлений которого выступает социальная проективность.

Третью группу работ, оказавших значительное влияние на формирование авторской концепции, составляют исследования, касающиеся духовных факторов возрождения России и, прежде всего, национальной идеи как такого социального интегрирующего начала, которое воплощает чаяния и идеалы российского народа.

Значительную роль в процессе развития общества в направлении его оптимального состояния играют факторы идейно-духовного развития. Российский менталитет отличает отождествление моральных и правовых ценностей и идеалов, ориентация на духовное объединяющее начало. Наличная социокультурная ситуация, характеризующаяся крахом системы ценностей, высоким уровнем криминогенности и коррумпированности, духовной деградацией и аномией требует срочного вмешательства интеллектуального сообщества в целях выработки предложений по ее преодолению. В качестве фактора социальной интеграции в условиях системного кризиса может выступать национальная идея, основанная на историческом самосознании и ожиданиях воплощения общеправовых принципов. Актуализация проблемы национальной идеи берет свое начало с русских мыслителей и писателей XIX-ХХ вв. (Ф.М. Достоевский, Н.А. Бердяев, И.А. Ильин, С.Л. Франк, А.И. Герцен, В.Г. Белинский, Н.Я.Данилевский, П.А. Сорокин, П.А. Флоренский, Г.П. Федотов и др.). Эти авторы рассматрива­ли русскую идею в общефилософском ракурсе, исходя из традиционных для отечественной истории представлений. В конце XX века проблема формирования национальной идеи России с новой силой стала разрабатываться в работах отечественных философов, культурологов, социологов, политологов и историков21. Следует отметить, что включение правового компонента в национальную идею традиционно игнорируется. Исключение составляют работы академика В.С. Нерсесянца, посвященные характеристике концепции цивилизма, где право приобретает статус атрибута национальной идеи России.

Следует указать на повышение в последние годы интереса отечественных философов и социологов к праву, его социальной сущности и смежным социальным проблемам. Защищено немало диссертаций по философским и социологическим наукам, посвященных правовой проблематике22

. Однако проективный характер права по-прежнему остается вне исследовательского внимания.

Объект исследования право как комплексное социальное явление.

Предмет исследования – проективный потенциал права и механизм его реализации в системе социального управления.

Цель исследования социально-философская концептуализация проективной сущности права и обоснование на ее основе перспектив оптимального развития российского общества. 

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:

  • эксплицировать проективность как универсальное свойство форм духовно-практического освоения социальной реальности;
  • выявить методологические основания социально-правовых концепций конструирования оптимального состояния социума в их историческом развитии;
  • определить специфику социально-философского анализа сущности права посредством сопоставления теоретико-методологических подходов к правопониманию;
  • раскрыть механизм реализации социально-проективного потенциала права, актуализировав деятельностную сущность права как важнейшего управленческого ресурса;
  • сконструировать и обосновать концептуальную модель проективного потенциала права;
  • выявить социально-проективный потенциал права в современном российском обществе;
  • разработать возможные сценарии развития российского социума с учетом проективного потенциала права;
  • сформулировать базовые принципы социально-правовой оптимизации российского общества;
  • определить границы применимости социально-философской концепции социально-проективного потенциала права.

Теоретическая и методологическая база исследования. Диссертационное исследование опирается на труды классиков социальной мысли (М. Вебера, Э. Дюркгейма, К. Маркса, П.А. Сорокина), а также на работы современных российских и зарубежных ученых в области социальной философии, теоретической социологии, философии, социологии и теории права, философии и социологии управления (С.С. Алексеева, Г.В. Атаманчука, В.А. Бачинина, И.В. Бестужева-Лады, Г.К. Варданянца, В.А. Глазырина, В.И. Жукова, Т.И. Заславской, В.В. Лапаевой, Г.В. Мальцева, В.В. Мантатова, В.М. Межуева, Н.В. Мотрошиловой, В.С. Нерсесянца, А.В. Полякова, А.Н. Постникова, А.В. Тихонова, В.Г. Федотовой, В.А. Ядова, Дж. Александера, Дж. Коэна и Э. Арато, П. Штомпки и др.).

Интегративный подход к праву, используемый в диссертационном исследовании, явился результатом анализа не только естественно-правового и позитивистского способов правопонимания и выявления их наиболее продуктивных методологических аспектов, но, прежде всего, он стал итогом обобщения опыта комплексного исследования права методами социальной философии и социологии.

Методологическую основу социально-философской концептуализации проективного потенциала права составили основные положения материалистического понимания истории, в контексте которого праву отводится вторичная по отношению к материальным условиям роль в оптимизации жизни общества. Методологическим инструментом исследования права выступил деятельностный подход, позволивший осуществить комплексный анализ права как вида социальной деятельности, актуализировать роль субъекта социальных преобразований в ходе реализации проективного потенциала права.

Использование отдельных положений сценарного подхода к определению векторов будущего развития российского общества способствовало разработке сценариев реализации проективного потенциала права в России, выявлению возможных угроз и рисков, и формулировке базовых принципов проекта желательного будущего состояния российского социума

В ходе решения исследовательских задач были использованы как общенаучные методы – анализ, синтез, сравнение, обобщение, так и частные методы – анализ документов, статистических данных, интервью, экспертный опрос, вторичный анализ результатов социологических исследований. Для целей данного исследования использовались системный подход, принцип историзма и диалектический метод социального познания.

Научная новизна диссертационного исследования.

1. Раскрыт социально-проективный потенциал права как одной из форм духовно-практического освоения социальной реальности. В качестве основных определены такие аспекты проективности, как нормативный, аксиологический, интегративный и праксеологический.

2. Выявлены методологические основания социально-правовых концепций конструирования оптимального состояния социума в их историческом развитии.

3. Сопоставлены существующие теоретико-методологические подходы к сущности права и выявлена специфика ее социально-философского анализа, состоящая, прежде всего, в актуализации деятельностной сущности права.

4. Раскрыт механизм реализации проективного потенциала права в процессе социального управления посредством рефлексии содержания права в контексте фундаментальных философских категорий «цель-средства-результат».

5. Сконструирована и обоснована концептуальная модель проективного потенциала права.

6. Определена значимость важнейших социальных модусов - гражданское общество, правовое государство и национальная идея - для оптимизации российского социума. Выявлены особенности реализации социально-проективного потенциала права в современной России и обоснованы рекомендации по повышению эффективности его использования в процессе оптимизации жизнедеятельности общества.

7. Разработаны возможные сценарии развития российского социума в обозримой исторической перспективе с учетом реализации проективного потенциала права.

8. Сформулированы базовые принципы развития правового общества в нашей стране, реализация которых позволит преодолеть современные кризисные явления и создать предпосылки для цивилизационного рывка с учетом использования потенциала права.

9. Определены границы применимости социально-философской концепции социально-проективного потенциала права.

На защиту выносятся следующие основные положения.

  1. Под социальной проективностью понимается свойство форм духовно-практического освоения социальной реальности, позволяющее создавать образ будущего оптимального состояния социальной системы, а также способствовать предметно-практическому преобразованию сферы человеческого существования в направлении достижения данного состояния. Социальная проективность права, проявляющаяся в нормативном, аксиологическом, интегративном и праксеологическом аспектах, представляет собой его сущностное свойство и конструктивный потенциал.
  2. Ретроспективный анализ генезиса социально-правовых концепций конструирования оптимального состояния социума позволяет утверждать, что право представляет собой конкретно-историческое социальное явление, имеющее значительный проективный потенциал, реализация которого обусловлена уровнем экономического развития общества.
  3. Право не существует само по себе, вне социальной деятельности. В социально-философском контексте оно может быть представлено как вид социальной деятельности, направленной на конструирование оптимального будущего состояния социума, опосредованной системой общеобязательных норм, правотворческих и правоприменительных органов, а также правосознанием и правовой культурой общества.
  4. Эффективным алгоритмом исследования социальной сущности права выступает его анализ в контексте категорий «цель-средства-результат». «Право как цель» предусматривает воплощение в ходе оптимизации общественной жизни основополагающих принципов права, как в рамках гражданского общества, так и в ходе формирования и дальнейшего функционирования правового государства (а в целом – формирование правового общества). «Право как средство» подразумевает активную роль права в процессе социальной регуляции и саморегуляции, обеспечивающую не только стабильность и воспроизводство системы, но и ее совершенствование, в том числе посредством социального контроля. «Право как результат» определяет значение социального порядка (и правопорядка, как его составной части) в качестве промежуточного этапа социального проектирования оптимального состояния общества.        
  5. Концептуальная модель проективного потенциала права предусматривает три уровня его существования: теоретико-методологический (его содержание раскрывается через актуализацию нормативного, аксиологического, интегративного и праксеологического аспектов); социально-практический (право представлено как вид деятельности в формате социального управления); перспективно-оптимальный (реализация проективного потенциала права  представлена в перспективе формирования правового общества).
  6. Философский анализ результатов социологической диагностики современного состояния российского общества через призму реализации проективного потенциала права дает основания утверждать, что в процессе модернизации российского социума необходимо опираться на три важнейших социальных модуса, имеющих определяющее значение для оптимизации жизнедеятельности общества: гражданское общество, правовое государство и национальную идею. Через институты гражданского общества и с помощью права человек может достичь свободы и самореализации. Правовое государство, предусматривающее приоритет прав и свобод человека и гражданина, способно обеспечить условия для осуществления законных интересов личности, безопасность и защиту своим гражданам. Национальная идея с интегрированным в нее правовым компонентом может стать определенным символом духовного возрождения и сыграть роль объединяющего социального начала в процессе оптимизации российского общества.
  7. В качестве наиболее показательных сценариев будущего развития российского общества с учетом использования проективного потенциала права могут быть представлены: государственно-ориентированный сценарий, общественно-ориентированный сценарий, идейно-ориентированный сценарий. Каждый из представленных сценариев предполагает спектр возможных рисков, условий и форм реализации теоретической модели социальной проективности права через призму нормативного, аксиологического, интегративного и праксеологического аспектов права.
  8. Формирование правового общества в России, предполагающее развитие гражданского общества, правового государства и возрождение национального самосознания не может осуществляться без учета определяющей роли экономического базиса. Развитие рыночных отношений может и должно быть строго определено правовым законом. Экономическую основу развития российского общества должна составлять социально ориентированная рыночная экономика. В качестве обобщающей формулы национальной идеи России в настоящем проекте предложен следующий девиз: «Свобода и собственность – наше право! Нравственность и ответственность – наш закон!». Такая формула наилучшим образом выражает стремления, идеалы и надежды российского народа.
  9. Существуют пределы применимости концепции социально-проективного потенциала права. Анализ онтологических и гносеологических, методологических и аксиологических, объективных и субъективных пределов и ограничений позволил сделать следующие выводы: право представляет собой лишь один из управленческих ресурсов в процессе оптимизации жизни общества; право далеко не всегда имеет своей целью удовлетворение потребностей большинства общества, оно может инициировать наступление негативных социальных последствий; социально-философский анализ права и его проективного потенциала может быть успешно осуществлен путем использования различных методологических подходов и приемов (а не только тех, что применялись в ходе исследования); без достижения обществом всеобщего согласия, без преодоления социальной полярности трудно говорить о возможности реализации концепции проективного потенциала права; кроме того, право представляет собой только определенный алгоритм, указывает направление движения к оптимальному состоянию, и лишь ответственный социальный субъект, активно включившийся в процесс реализации проективного потенциала права (посредством правотворческой, нормативно-экспертной, общественно-контрольной и др. форм гражданско-активной деятельности) может осуществить творческое преобразование социума в направлении его оптимального состояния. 

Теоретическая и практическая значимость работы.

Теоретическая значимость работы состоит в том, что авторская концепция проективного потенциала права может послужить теоретико-методологической основой дальнейшего комплексного изучения феномена права, иных форм духовно-практического освоения социальной реальности, а также актуальных проблем социального управления в целом и проектирования, в частности, как средствами социальной философии, так и других социогуманитарных наук. Предложенные в диссертации сценарии возможного развития российского общества с учетом проективного потенциала права могут быть использованы при разработке и обосновании концепций выбора современных цивилизационных ориентиров развития.

Теоретико-методологические и эмпирические материалы диссертации могут использоваться в учебном процессе в ходе разработки и реализации программ специализированных курсов по социальной философии и социологии.

Практическая значимость результатов диссертационного исследования заключается в том, что разработанная концептуальная модель социально-проективного потенциала права может быть учтена при формировании государственной политики не только в области повышения качества законодательства, эффективности деятельности правоохранительных органов, но и при разработке инновационных национальных проектов. Положение о необходимости включения права в процесс формирования национальной идеи России может быть артикулировано в программах патриотического воспитания российской молодежи и формирования национального самосознания россиян. Предложенный в диссертации проект развития правового общества в России может рассматриваться в качестве стратегического направления развития российского общества органами государственной власти при разработке социальных программ.

       Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы диссертационного исследования были изложены на расширенном заседании кафедры «Философия» Дальневосточного государственного университета путей сообщения.        Отдельные положения диссертации были использованы при выполнении научно-исследовательского проекта по гранту РГНФ №0603-00450а (2006 г.).

Апробация результатов исследования осуществлялась в учебном процессе в ходе преподавания базового курса философии, авторских спецкурсов по философии и социологии права, а также в ходе обсуждения докладов и научных сообщений автора на международных, всероссийских и региональных научных конференциях и симпозиумах, в том числе: «Философия и будущее цивилизации» (IV Российский философский конгресс, Москва, 2005 г.); «Онтология и аксиология права» (Омск, 2005 г.); «Культурно-экономическое сотрудничество стран Северо-Восточной Азии» (Хабаровск, 2005, 2006 гг.); «Актуальные проблемы теории и практики борьбы с преступностью в АТР» (Хабаровск, 2007 г.); «Актуальные проблемы  юридической науки, профессиональной подготовки и правоприменения» (Хабаровск, 2007 г.); «Дальний Восток: динамика ценностных ориентаций» (Комсомольск-на-Амуре, 2008 г.); «Ильенковские чтения» (Москва, 2008 г.); «Современные проблемы науки, образования и производства» (Н.Новгород, 2008 г.); «Современные направления теоретических и прикладных исследований» (Украина, Одесса, 2008 г.); «Ценностный дискурс в науках и теологии» (Москва, 2008 г.); «Актуальные вопросы современного российского права» (Старый Оскол, 2009 г.); «П.А. Сорокин и современные проблемы социологии» (Санкт-Петербург, 2009 г.); «Актуальные проблемы юридических и экономических наук» (Москва, 2009 г.); «Актуальные проблемы экономики, социологии и права» (Пятигорск, 2010 г.); «Россия – правовое государство: проблемы и пути формирования» (Дербент, 2010 г.); «Российское общество в современных цивилизационных процессах» (Санкт-Петербург, 2010 г.); «Татищевские чтения: Актуальные проблемы науки и практики» (Тольятти, 2011 г.); «Общество, общности, человек: в поисках “вечного мира”» (Тамбов, 2010 г.); «Современные общественно-политические системы в условиях модернизации: состояние и перспективы развития» (Орел, 2011 г.); «Духовная сфера жизни общества: проблемы теории и практики» (Ставрополь, 2011 г.); «Проблемы и перспективы социально-экономического, правового реформирования и модернизации современного государства и общества» (Венгрия, Будапешт, 2011 г.); «Философские измерения современной социальной реальности» (Украина, Донецк, 2011 г.); «Россия и мировые тенденции развития» (Омск, 2011 г.); «Философия, культура, гуманизм: история и современность» (Оренбург, 2011 г.); «Актуальные проблемы российской философии» (Пермь, 2011 г.); «Рефлексивные процессы и управление» (Москва, 2011 г.); «Онтология и аксиология права» (Омск, 2011 г.); «Социальные и гуманитарные науки: образование и общество» (Н. Новгород, 2012); «Социальная жизнь в свете философской рефлексии» (Ульяновск, 2012); «Патриотизм современной России: от национальной идеи к практике гражданственности» (Екатеринбург, 2012); «Экономические, правовые и прикладные аспекты преодоления кризиса в европейских странах и России» (Лиссабон, Португалия, 2012) и др.

Основные положения диссертационного исследования опубликованы в монографиях, научных статьях, сборниках докладов конференций. Всего по материалам исследования опубликовано более 60 работ.

Структура и объем диссертационного исследования. Структура диссертации обусловлена целями и задачами исследования и состоит из введения, четырех глав, включающих четырнадцать параграфов, заключения и библиографического списка.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, анализируется степень ее научной разработанности, сформулированы объект, предмет, цели и задачи исследования, приведена характеристика методологии исследования, обоснована научная новизна, изложены положения, выносимые на защиту, указана теоретическая и практическая значимость исследования, приведены сведения об апробации его результатов.

В первой главе диссертации «Концептуальные основания социальной проективности права» на основе обобщения теоретических и методологических подходов к социальной сущности права представлена авторская концепция.

Первый параграф «Социальное управление проектирование право: презентация теоретического и методологического инструментария» посвящен определению содержания используемых в диссертации основных понятий и категорий, поскольку многие из них выступают теоретическим инструментарием не только социальной философии, но и других отраслей социогуманитарного знания (социологии, политологии, правоведения и др.). На основе анализа различных подходов к определению понятия социального управления отмечена специфика социально-философской трактовки данного понятия, используемой в качестве ключевой в диссертационном исследовании. Под социальным управлением понимается особый вид деятельности, который представляет собой средство поддержания целостности сложной социальной системы, ее оптимального функционирования и развития. Самыми значимыми в этом определении выступают два аспекта: сохранение целостности и оптимальное развитие социальной системы. Право в своем социальном содержании гармонизирует данные аспекты функционирования социального управления.

Социальное проектирование традиционно считается важнейшей стадией управления. Наиболее распространенным является расширительное понимание проектирования как творческой деятельности, основанной на решении проблем перехода от менее приемлемых ситуаций к более приемлемым. Отличительным признаком социального проектирования выступает конструирование желаемых состояний будущего субъектом проектирования. Под социальным проектированием в социально-философском контексте в работе понимается процесс создания образа будущего состояния социальной системы. Основной целью социального проектирования выступает творческое преобразование социальной реальности в направлении ее оптимального состояния.

Введение в оборот понятия «проективность» акцентирует внимание на свойстве исследуемого управленческого ресурса (права) активно включаться в процесс социального проектирования определенного состояния социума.

Под социальной проективностью в контексте работы понимается свойство (и конструктивный потенциал) права (и других форм духовного освоения социальной реальности), позволяющее посредством нормативных, аксиологических, интегративных и праксеологических аспектов создавать образ будущего оптимального состояния социальной системы, а также способствующее предметно-практическому преобразованию сферы человеческого существования в направлении достижения данного состояния. В первую очередь, проективность предполагает способность преобразования объективной действительности, которое связано с приданием ей желаемых свойств и черт.

В работе подчеркивается, что под оптимальным состоянием социальной системы можно понимать ее антиэнтропийное, устойчивое, упорядоченное состояние. Однако такая трактовка не выражает содержательных взаимосвязей между элементами социума и не позволяет дать качественную оценку его состояния. Представляется, что не всякое устойчивое, антиэнтропийное состояние общества отвечает интересам большинства его членов.

В контексте диссертационного исследования под оптимальным понимается состояние социальной системы, основанное на гармоничном взаимодействии социально-экономической, политико-правовой и духовно-нравственной сфер жизни общества, при котором посредством целостной нормативной системы обеспечивается свободное развитие личности и гражданина, базирующееся на согласии большинства с фундаментальными ценностями общества. Проективность как особый конструктивный потенциал права выступает при этом наиболее существенным фактором гармонизации указанных сфер и инструментом прогрессивного развития общества (поскольку наличное оптимальное состояние – это не предельная точка исторического процесса, а лишь один из этапов перманентного совершенствования социума).

Социально-философское содержание понятия «право» имеет ключевое значение для исследования. Представляется целесообразным, интегрируя основные подходы к содержанию данного понятия, определить право как вид  социальной деятельности. Действительно, право не существует само по себе, как некая абстрактная сущность или идеальное начало. О праве можно говорить только тогда, когда речь идет о социальной деятельности людей. При этом важно учитывать многомерность самого феномена деятельности. В отличие от взаимодействия на уровне различных не–социальных систем деятельность является не просто адаптивной формой бытия, но и адаптивно-адаптационным процессом, в котором наиболее важен творческий, преобразующий аспект. Утверждая идею проективного потенциала права, невозможно обойти стороной деятельностную сущность самого права. В контексте данного исследования под правом понимается социальная деятельность, направленная на конструирование оптимального состояния общества, опосредованная системой общеобязательных норм, правотворческих и правоприменительных органов, а также правосознанием и правовой культурой.

В рамках различных методологических установок по-разному интерпретируется социальная сущность и предназначение права. Цель и задачи диссертационного исследования определили выбор методологического инструментария. К нему относится деятельностно-активистская концепция, суть которой – отказ от абсолютизации идеи «еcтественно-исторических» закономерностей социального прогресса в пользу утверждения принципа «социально-исторического» процеccа, не имеющего жестко заданного вектора, поскольку решающую роль в cовременных обществах играют деятельные социальные субъекты. Теоретики данного направления (Дж. Алекcандер, М. Арчер, П. Бурдье, Э. Гидденс, П. Штомпка, А.Турен, в России – В. Ядов, Т. Заславская и др.), осуществляя анализ изменений в современных социальных системах, актуализируют проблему новой концепции субъекта.

Автором отмечается потенциал синергетической методологии, указывается, что с ее помощью можно выявить регулятивные механизмы права и определить возможности реализации его проективного потенциала в процессе конструирования будущего состояния социума.

Для концептуализации проективного потенциала права, и, главное, в целях осуществления социального проектирования будущего состояния российского общества в настоящем исследовании используется сценарный метод.

Особое внимание автор уделяет актуализации известного марксистского положения о том, что «философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его». В параграфе подчеркивается приоритет диалектико-материалистической методологии.

В параграфе обосновывается значение названных методологических установок для исследования.

Во втором параграфе «Проективность как универсальное свойство форм духовно-практического освоения социальной реальности» представлен анализ таких форм освоения мира, которые своим нормативным, аксиологическим, интегративным и праксеологическим (практически-преобразовательным) содержанием очень тесно связаны с правом, существенно влияют на него в процессе реализации им проективно-преобразовательного социального потенциала, выступая одновременно важнейшими регуляторами общественных отношений. В разных формах освоения социальной реальности проективность проявляется по-своему, но, несмотря на это, между ними в ходе ее реализации имеется много общего. Право успешно использует «положительный опыт» других форм.

В ходе сравнения функций права и мифа указывается, что  немаловажной социальной функцией мифа было конструирование моделей человеческого бытия. В отличие от других форм постижения мира миф в процессе социального проектирования «смотрит» не вперед – в будущее, а обращает свой взгляд к прошлому как образцу жизни человека. Так, описывая Золотой век, миф рисует идиллические картины беззаботной и счастливой жизни людей, когда повсюду царили мир и гармония. Рассказ о событиях былых времен служит в мифе средством описания устройства мира, способом объяснения его нынешнего состояния и выражением надежд на будущее.

Право всегда использовало нормативный потенциал мифа и, в частности, пафос устрашения, который наиболее ярко был выражен в архаических мифах. Отождествление божественной воли и высших законов, примеры жестоких последствий ослушания богов, содержащиеся  в мифах, нормативно регулировали отношения в  социуме.

В параграфе особое внимание уделено процессу ремифологизации. Отмечается, что миф не изжил себя, а модифицировался в новых социально-исторических условиях, обретя новую жизнь внутри разнообразных форм религии, нравственности и права.

Одной из уникальнейших особенностей и одновременно потребностей человека является потребность в осознании происходящего, объяснении его и выстраивании своей жизни в соответствии с представлениями о сути вещей, картине мира, своей природе и предназначении. Длительное время реализации этой потребности cлужило религиозное сознание, предлагая человеку как существу конечному выход за пределы его земного cуществования. Однако другой, не менее значимой потребностью людей всегда выступала потребность в структурировании социальной жизни, придании ей порядка и определенности с целью регулирования социальных взаимодействий, когда свою роль начинает играть институт права. В ходе реализации своих целей право и религия иногда применяют общие средства. Одним из инструментов духовного творчества, используемых в различных формах духовного освоения действительности, является вера.

Правосознание активно включает веру в свой арсенал средств (вера в силу закона, в государство как гарант прав и свобод человека и гражданина; или вера в силу власти, денег, авторитета). Вера в справедливость, гуманизм, равенство людей лежит в основе правовых взглядов и представлений. Содержание правосознания обусловлено его оценочным характером. Оно устанавливает, отвечает ли необходимым требованиям действующее законодательство, содержание деятельности правоохранительных органов и т. п. Правосознание вырабатывает определенное отношение к соблюдению или несоблюдению права.

В процессе обращения к соотношению права и морали указывается, что мораль отличает направленность на внутренние мотивы поведения личности в обществе. Мораль, являясь системой наиболее общих принципов, определяющих личное отношение человека к окружающему миру с точки зрения должного, имеет очень много общего с правом. Прежде всего, указывается на наличие нормативного и ценностного как в морали, так и в праве. Именно в этих элементах и проявляется проективный характер морали, направленной на создание модели должного поведения субъекта. Данная идея берет свое начало с категорического императива И. Канта (получившего статус нравственного закона), утверждавшего, что человеку следует поступать так, чтобы максима его воли могла стать основой всеобщего законодательства. В качестве формы реализации проективности права Кант видел «гражданское состояние» общества, рассматривая последнее как состояние правовое, основанное на трех априорных принципах: 1) свободе каждого члена общества как человека; 2) равенстве каждого c каждым в качестве подданных; 3) самостоятельности каждого члена общеcтва как гражданина.

Современный кризис духовности, характерный для российского общества, проявляется, в частности, в том, что имеются факторы, которые приводят к деформации моральных оснований права. Только творческий союз права и морали может содействовать обеспечению социальной стабильности, возрождению духовно-идейных ориентиров и проектированию оптимального состояния социума.

Далее указываются точки соприкосновения рассмотренных форм освоения социальной реальности. Обосновывается идея о том, что проективность обеспечивается такими их важнейшими аспектами, как нормативность, аксиологичность, интегративность и праксеологичность (практическая направленность). Все проанализированные формы могут быть успешно использованы в ходе социально-преобразовательной деятельности. Однако очевидно, что именно право, используя свою тесную взаимосвязь с названными социальными ресурсами, выступает наиболее эффективным средством в процессе формирования проекта оптимального состояния социума. На основе проведенного анализа предложена теоретическая схема социальной проективности права (посредством артикуляции его основных аспектов).        

В третьем параграфе «Генезис социально-правовых концепций теоретического конструирования оптимального состояния социума: историко-философский экскурс» обосновывается положение о том, что идея проективного потенциала права может быть успешно эксплицирована путем анализа теоретических поисков наилучшего обустройства общественной жизни в истории социально-правовой мысли. Обращение к историческому опыту исследования социально-правовых явлений обусловлено необходимостью более полного и глубокого изучения права как сложнейшего социального явления, а также актуализации разработанных еще в древности эффективных методологических приемов и способов.

В работе представлен анализ социально-правовых учений Пифагора, Платона, Аристотеля, Эпикура в ракурсе их отношения к оптимальному социальному устройству и роли права в процессе его достижения. Выделяется то общее, что характерно для социально-правовых учений Античности: 1) неуклонное тяготение к рационализации права; 2) морализация правовых основ жизни общества; 3) признание закона в качестве высшего проявления разумности полисного устройства; 4) акцентуация принципа долженствования в структуре сознания личности.

Обращается особое внимание на обусловленность приведенных характеристик ранних проектов организации общественной жизни теми задачами оптимизации функционирования социума, что осознавались и артикулировались мыслителями античности.

В Средние века цель и смысл человеческого существования понимались совершенно иначе в сравнении с Античностью. В центре внимания теоретиков средневековья – не проблема человека, а тема Творца. Понимание мира и возможных его преобразований в направлении совершенствования становится неотделимым от обращения к поиску возможных проявлений божественной воли и разума в земной жизни. Даже «человеческий закон» (Ф. Аквинский) трактуется как проистекающий из вечного закона, являющегося проявлением божественного разума и совпадающего с его замыслом по управлению земными вещами.

Отличительной чертой средневекового христианского мировоззрения было представление о грядущем царстве, которое устанавливается в результате второго пришествия Христа. Если древние (языческие) народы помещали свой идеал (справедливости, блага, красоты) в прошлое и в своих многообразных мировоззренческих моделях выражали скорбь об утраченном золотом веке, то христианская «благая весть» о будущем царстве стала основой религиозно-нравственного обновления исторических воззрений людей.

Эпоха Возрождения ознаменовала собой гуманистический поворот в изучении права и его проективных возможностей. Особое место в процессе развития представлений о социальной роли права занимают идеи о разумном обустройстве общества, проектах его существования – социальные утопии. На основе анализа учений Т.Мора, Т.Кампанеллы делается обобщенный вывод о том, что каждая утопия несет в себе позитивный смысл. Она представляет собой попытку обосновать ответ на вопрос: как и какие факторы надо изменить, чтобы достичь справедливого общественного устройства?

Создаваемые мыслителями Средневековья и эпохи Европейского Гуманизма проекты общественной жизни были не только закономерным результатом их философских и социально-политических размышлений, но, прежде всего, отражением конкретных исторических условий, духовных потребностей людей. Право, понимаемое как закон и определенный правопорядок, выступало в рассматриваемых теоретических проектах эффективным средством достижения наилучшего обустройства общества.

Бурное развитие социально-правовых учений пришлось на XVIII–XIX вв. Качественные социальные преобразования в Западной Европе были осмыслены учеными и нашли отражение в теоретических конструкциях Монтескье, Руссо, Канта, Гегеля и других европейских мыслителей. Философско-правовые идеи этой эпохи были проникнуты замыслом реализовать их в ходе дальнейших практических социально-политических преобразований. Далее в работе следует теоретический разбор наиболее значимых для исследования идей названных философов.

Особое внимание уделено социально-правовому учению И. Канта. Вопроc о том, что такое право, Кант решал в контексте своего социального идеала, отмечая, что право – это совокупность условий, при которых произвол одного может быть cогласован с произволом другого по общему закону свободы. Удивительно образным по отношению к понятию права выступает общий вывод Канта об идеале общественного состояния: природа хочет, чтобы право получило в конце концов верховную власть. Таким образом, идея гражданского состояния общества есть воплощение иcтинного предназначения права, по Канту.

Далее развитие социально-проективных представлений связывается с формированием позитивистской методологии. Истинно «позитивным» обществом называет О. Конт тот социальный порядок, который считает наилучшим будущим его состоянием. Такое общество предполагает наличие особой корпорации, состоящей из «позитивных философов», возвышающихся над светской властью «капитанов промышленности». Праву в данном процессе отводится достаточно узкая и негативная роль - ограничительная. Г. Спенсер отчасти разделяет контовскую оценку юридического позитивизма, считая, что чрезмерное государственное управление и чрезмерное законодательство невыгодно и даже вредно для общества. Однако право рассматривалось Г. Спенсером в качестве необходимого фактора существования здорового общества. Законодательная власть призвана обеспечивать условия  для свободного существования и естественного развития социального организма. 

В ходе анализа марксистских представлений о проективной роли права в жизнедеятельности общества анализируется ставший хрестоматийным для исследователей тезис К. Маркса о вторичности права (как надстроечного образования) по отношению к фундаментальным основаниям общества. Оценка права производится в марксизме, исходя из теории классовой борьбы и учения об общественно-экономических формациях. Буржуазное право, как и государство, выражает интересы господствующего класса и призвано служить средством эксплуатации. В светлом коммунистическом будущем право перестает выполнять эту функцию в силу отсутствия социального расслоения и самого государства. Таким образом, будущее состояние общества, по К. Марксу, исключает возможность существования права в любой его форме.

Обращение к творчеству Э. Дюркгейма позволяет утверждать, что общественную систему ученый рассматривал и описывал через призму социального института права, которое выступало у него точкой опоры и познавательным инструментом в изучении общества.  Праву Э. Дюркгейм отводит в развитии общества особую роль. Он отмечает, что социальная жизнь повсюду, где она долго существует, неизбежно стремится принять определенную форму и организоваться, и право – не что иное, как сама эта организация в ее наиболее устойчивом и точном выражении.

Современные социально-правовые концепты разрабатываются философами и представителями других направлений социогуманитарного знания в рамках различных парадигм. В работе подчеркивается целесообразность проведения полипарадигмальных исследований социальной реальности в силу сложности, противоречивости и разнонаправленности процессов в современных общественных системах.

В четвертом параграфе «Теоретические подходы к правопониманию, их роль и значение для социально-философского анализа проективного потенциала права» на основе изучения наиболее распространенных подходов к пониманию сущности и социального предназначения права выявляется востребованность их теоретических положений для использования в ходе социально-философского анализа проективности права.

Изучение права с позиций того или иного подхода осуществляется в целях подтверждения (или опровержения) конкретных гипотез, в целях поиска ответов на важнейшие вопросы общественной жизни, многообразие которых обусловлено богатством самой социальной реальности. Это и предопределило множество методологических установок в изучении столь сложного социального феномена.

Традиционная трактовка права, опираясь на обширный исторический опыт социального познания, исходит из распространенных теоретических постулатов, гласящих, что право является эффективным средством социального управления (регуляции), а также представляет собой cтратегическое направление социального развития. Первый постулат обусловлен широко распространенной нормативистской трактовкой права, второй опирается на отождествление права c правопорядком и на концепцию правового государства. И первый, и второй постулаты в той или иной степени присутствовали в различных теоретических подходах. В параграфе отмечается, что с точки зрения социальной философии важно, используя богатый опыт исследовательских традиций, не ограничиваясь одномерными трактовками существующих дефиниций, представить право во всем многообразии его проявлений, и, прежде всего, как вид социальной деятельности.

Далее в работе подводится итог теоретико-методологической концептуализации социальной проективности права, указываются некоторые наиболее важные моменты:

  1. Социальная проективность как свойство (потенциал) форм духовного освоения социальной реальности проявляет себя, прежде всего, в творчески-преобразовательной деятельности, направленной на конструирование оптимального состояния социальной системы. Реализуется данное свойство посредством нормативных, аксиологических, интегративных и праксеологических аспектов. Право в осуществлении своей регулятивно-проективной управленческой функции активно использует когнитивный инструментарий иных форм духовно-практического освоения мира.
  2. История человеческой мысли на протяжении тысячелетий демонстрировала попытки создания оригинальных вариантов оптимизации общественной жизни. Мыслители разных эпох в своих социальных проектах уделяли праву определенное внимание, указывая на его значимое место и роль в процессах социальных трансформаций, призванных изменить общественную жизнь к лучшему. Однако право как конкретно-историческое явление всецело обусловлено уровнем развития производственных отношений общества.
  3. Интегративный характер современной социально-философской методологии, позволяющей осуществлять комплексный анализ социальной системы и ее важнейших элементов, выступает теоретическим фундаментом экспликации социально-проективного потенциала права и выявления механизма его реализации в современном российском обществе.

Вторая глава диссертации «Механизм реализации проективного потенциала права в процессе социального управления» представляет собой ключевую часть работы, где предпринята попытка на основе анализа права в системе категорий «цель-средства-результат» сформировать концептуальную модель проективного потенциала права.        

Первый параграф «Право в системе целей социального управления» посвящен социально-философскому анализу определения специфики права как цели социального управления. Очевидно, что право рассматривается лишь как одна из целей социального управления в том случае, когда речь идет о воплощении в жизнь в ходе социальных преобразований важнейших правовых принципов и ценностей.

В процессе социального проектирования оптимального состояния социума право активно использует весь арсенал своей проективности (нормативный, аксиологический, интегративный и праксеологический аспекты). В работе обосновывается идея о том, что в социальном конструировании оптимального состояния социума можно выделить два этапа, на каждом из которых право не просто принимает активное участие, но является одним из решающих факторов социально-преобразовательного процесса (цель первого этапа – конструирование гражданского общества, цель второго – конструирование правового государства). Далее представлен обстоятельный анализ взглядов зарубежных и отечественных исследователей на гражданское общество и правовое государство. В контексте идеи проективности права предложена дефиниция гражданского общества, под которым в работе понимается состояние общества, характеризующееся существованием свободного гражданского коллектива как объединения равноправных, автономных и активно действующих индивидов, не зависящих в содержании своей деятельности от государства, способных противостоять чиновничьему произволу, действующих не в частной, а в публичной сфере, а также представляющее собой цель первого этапа социального проектирования будущего оптимального состояния общества.

Второй целью социального проектирования оптимального общественного устройства (после формирования гражданского общества) в работе называется правовое государство. Делается оговорка, что концепт «правовое государство» опирается на специфическое ценностное представление о самом праве. Прежде всего, речь идет о праве как об осуществлении верховенства прав и свобод человека и гражданина. Подчеркивается, что концепт «правовое государство» привнесен в теоретические и практические разработки современных российских ученых извне. В данной работе правовое государство не идеализируется, а рассматривается в операциональном отношении как такая организация политической власти, которая создает условия для наиболее полного обеспечения прав и свобод человека и гражданина, а также для наиболее последовательного ограничения (с помощью права) государственной власти с целью недопустимости злоупотреблений с ее стороны.

Таким образом, в качестве объекта социального проектирования представлено состояние социальной системы, предполагающее такой уровень развития гражданского общества, который позволяет сформировать правовое государство. Указанная последовательность в достижении целей социального проектирования оптимального социума весьма условна. На деле становление и развитие гражданского общества и формирование правового государства происходят одновременно, поскольку оба института обусловлены единой целью – человеком с его потребностями и интересами, обеспечением его экономической, социальной и личной безопасности. Роль права в таком обществе не должна сводиться ни к надзорно-карательным функциям, ни к роли средства воспроизводства системы или упорядочения отношений и т.п. Богатый проективный потенциал права должен служить развитию социальной системы, формированию ее оптимального состояния, выступая фактором социальной интеграции, объединяющим институты гражданского общества и правового государства.

В свете теоретических поисков оптимальной модели общественного устройства искомый тип общества может быть определен как «правовое общество», которое представляет собой гармоничное единство динамически развивающегося гражданского общества и правового государства. Проективный потенциал права в таком обществе реализуется в том, что право выполняет функцию нормативно-ценностного ориентира в определении порядка формирования и функционирования институтов гражданского общества, а также характера взаимодействия властных структур и структур гражданского общества.

Во втором параграфе «Роль права в процессе социальной регуляции и саморегуляции. Рациональные и иррациональные аспекты права» предметом исследования выступает управленческий потенциал права, анализируемый через призму формулы «право как средство социального управления». Здесь подчеркивается, что рассмотрение права как средства социальной регуляции – традиционный подход к сущности и социальному предназначению права. Однако такой подход нуждается в существенной корректировке. Социально-философский анализ управления позволяет отметить, что регулирование сводится к осуществлению упорядочивающих воздействий на ту или иную систему с тем, чтобы поддержать ее основные параметры в заданных пределах, то есть обеспечить устойчивость системы, ее сохранение; управление же в целом направлено на совершенствование, развитие системы. В этой связи представляется не вполне корректной традиционная трактовка права только как средства социальной регуляции. Нельзя сводить роль правового регулирования исключительно к восстановлению порядка, сохранению и стабилизации социальной системы. Этот процесс гораздо сложнее и противоречивее. Во-первых, целью правового регулирования, наряду с упорядочением общественных отношений, является развитие социальной системы в направлении ее совершенствования. Во-вторых, сам процесс правовой регуляции и саморегуляции осуществляется весьма неоднозначно, с использованием как рациональных, так и иррациональных средств и способов.

В работе представлен анализ подходов к соотношению рациональных и иррациональных аспектов права. На основе анализа сформулирован вывод о том, что рациональное отражается, прежде всего, в нормативном характере права; внерациональное – в аксиологических аспектах права, в его жизненном проявлении, в ходе практического воплощения в правоотношениях (особенно в волетивно-эмоциональном аспекте).

В продолжение рассмотрения механизма участия права в процессе социального управления в работе уделяется особое внимание социальному контролю, являющемуся одним из элементов управления. Анализ понятия социального контроля и места права в его осуществлении приводит к выводу о том, что право выступает главным ресурсом государства в процессе реализации им функции социального контроля. Однако отмечается, что право может быть средством не только контролирующим, охраняющим социальный порядок, но и созидающим его. Нельзя рассматривать социальный контроль лишь как односторонний процесс приведения поведения в соответствие с некими стандартами. Цель социального контроля – достижение соответствия между фактическими общеcтвенными отношениями и ценностно-нормативными ожиданиями и требованиями общества. И цель эта может быть достигнута, во-первых, путем целенаправленной организации cоциальных отношений с позиций принятых в обществе норм и ценностей и, во-вторых, за счет изменения, пересмотра устаревших норм и ценностей, утративших свое социализирующее значение. В достижении указанной цели особую роль играет именно право, поскольку: а) его действенность обеспечена государственно-властным принуждением; б) оно отвечает за всеобщие интереcы, не только обеспечивая нормальное функционирование всей существующей системы общественных отношений, но и создавая проекты будущего ее состояния.

Третий параграф «Социальный порядок как результат реализации проективности права» посвящен рассмотрению права как опредмеченного итога социального управления, так как именно результат позволяет сделать обобщающий вывод о характере и содержании самой деятельности.

Анализ права в ракурсе традиционной логической схемы деятельности  (цель-средства-результат) позволяет прийти к выводу, что результатом социального управления должен стать определенный социальный порядок. Проективный потенциал права проявляется здесь в том, что оно, используя свои нормативные и иные содержательные качества, упорядочивая социальные отношения, устанавливает такой порядок, который выступает промежуточным этапом в социальном проектировании будущего оптимального состояния общества. Идея порядка общества отражает социальную динамику. Установившийся сегодня социальный порядок – это фундамент и отправная точка для последующих социальных преобразований. Чаще всего понятие порядка соотносится с внутренней устойчивостью и организованностью. В сознании людей порядок ассоциируется с обустроенностью, безопасностью, отсутствием конфликтов и катастроф. В обществоведении социальный порядок рассматривается как система общественных отношений, основанная на социальных нормах и соответствующих ожиданиях и действиях. Такая система имеет согласованный, легитимный, стабильный характер. Современное толкование социального порядка связывается, во-первых, с общесоциальными ценностями, принципами, устоями и традициями; во-вторых, с целью общественного развития; в-третьих, с институциональностью как атрибутивным качеством порядка; в-четвертых, с механизмом осуществления упорядочивающих воздействий. Право во всех указанных аспектах порядка проявляет себя как исключительно важный системообразующий фактор.

Далее обращено особое внимание на то, что правопорядок образует сердцевину социального порядка. Однако правопорядок существует в структуре социального порядка наряду, а также в тесном взаимодействии и взаимообусловленности, с другими социально значимыми элементами – экономическим, политическим, нравственным порядком, представляя cобой часть и одновременно правовую форму образа жизни. Правовое регулирование отношений в обществе представляет собой одно из основных звеньев в механизме формирования социального порядка. Специфика правопорядка заключается в том, что именно в нем право способно наиболее полно проявить свой проективный потенциал путем законотворческой деятельности, формирования стратегических целей, программ деятельности органов государственной власти, формирования и развития правосознания и правовой культуры. Правоведы обычно ограничиваются включением в состав правопорядка правовых норм и правомерного поведения субъектов, реализующих свои права и обязанности. В работе отмечается, что, определяя социальную роль правопорядка, необходимо учесть все его значимые элементы, обеспечивающие целостность социального порядка. В структуру правопорядка целесообразно включить: всю совокупность законодательства государства, определяющего главные направления прогрессивного развития общества; систему органов государственной власти, осуществляющих законодательную, исполнительную и судебную функции в государстве; систему правоохранительных органов, обеспечивающих безопасность и охраняющих порядок в обществе; систему правоотношений, осуществляющихся на основе правовых норм; правосознание и правовую культуру общества. Каждый из указанных элементов, обеспечивая целостность социального порядка, выполняет свою специфическую функцию, в той или иной степени выражая проективный потенциал права.

Четвертый параграф «Концептуальная модель проективного потенциала права» представляет собой завершающую часть теоретической концептуализации социально-проективного потенциала права. В нем указывается, что исследование проективного потенциала права как вида социальной деятельности в системе категорий «цель–средства–результат» позволяет определить возможные девиации в ходе осуществления социального управления. И далее представлены аргументы в пользу того, какие негативные последствия закономерно могут наступить, если в процессе реализации проективного потенциала права упор делается исключительно на «цель», либо только на «средства» ее достижения, или в качестве единственно значимого опредмеченного итога определяется «результат».

Для того чтобы все элементы логической схемы деятельности находились в гармоничном соотношении, чтобы исключить (по возможности) все «перекосы» и «перегибы» в ходе реализации проективного потенциала права, необходимо рационально управлять этим процессом. И в этом решающую роль должен сыграть творчески мыслящий, активно действующий и социально ответственный субъект управления.

Деятельностно-активистский методологический подход придает особое значение субъекту деятельности. В процессе социального проектирования роль субъекта является решающей. Вопрос «что делать?» в ходе cоциального проектирования очень важен, однако решающим становится другой вопрос: «кто будет делать?». Концептуализируя проективный потенциал права, следует помнить, что его реализация возможна только при условии активной, целесообразной деятельности ответственного субъекта. Использование проективного потенциала права отдельным индивидом (группой) в своих интересах, а не подлинным социальным субъектом не может дать эффективного социально-позитивного результата, не позволит достичь намеченной в ходе социального проектирования цели. Только в деятельности ответственных социальных субъектов (осуществляющих правотворчество и правоприменение, обеспечивающих функционирование и развитие правовой культуры и правосознания), нацеленной на достижение оптимального будущего состояния общества (при условии согласия большинства с базовыми ценностями), проективный потенциал права будет способствовать успешному совершенствованию социума.

Отдельные отечественные исследователи подчеркивают фактическую бессубъектность российского социума, ссылаясь на то, что субъект общества – это социальная единица, способная постоянно принимать и реализовывать социально значимые (в масштабах общества), самостоятельные и ответственные решения и действия, на деле же такими субъектами в России выступают единичные представители государственной власти. В работе на основе анализа концепции Т.И. Заславской, уделявшей особое внимание акторам (субъектам) трансформации современного российского общества, обосновывается идея, что к активным социальным субъектам следует относить как рядовых граждан государства, так и коллективные объединения и институциональные образования, которые способны дать объективную оценку социальной реальности, рационально мобилизовать свои личностные, организационные, управленческие усилия и ресурсы при условии гармоничного взаимодействия и взаимной ответственности гражданской общественности и властных структур. 

В завершение главы формулируются условия эффективного использования проективного потенциала права:

1) формирование гражданского общества в гармоничном взаимодействии с официальными государственными структурами, действующими исключительно в соответствии с принципами права;

2) учет особой роли права в процессе как социальной регуляции, так и саморегуляции;

3) актуализация рациональных и внерациональных компонентов права и их комплексное использование в процессе преобразования социальной действительности;

4) отношение всех социальных субъектов к наличному социальному порядку как динамически изменяющемуся социальному образованию, переходному состоянию от одного порядка к другому;

5) рационализация социального управления посредством определения и оптимизации системы соответствующих субъектов;

6) уяснение специфики правовой социализации личности и использование ее субъектами макроуровня в ходе разработки и реализации социальных проектов;

7) повышение качества и эффективности системы законодательства, деятельности правотворческих и правоприменительных органов;

8) развитие правосознания граждан и правовой культуры общества;

9) формирование идейно-духовного основания общества – национальной идеи, призванной выполнить функцию социальной интеграции.

Итогом теоретической концептуализации проективного потенциала права в настоящем параграфе выступает разработанная модель, схематическое изображение которой представляет проективный потенциал права на теоретико-методологическом, социально-практическом и перспективно-оптимальном уровнях.

Третья глава диссертационного исследования «Условия и возможности реализации социально-проективного потенциала права в России» посвящена выяснению того, насколько эффективно право в преобразовании российской социальной системы в направлении ее оптимального состояния. Для этого в работе предложены критерии его проективной эффективности. В контексте представленной концепции отмечается, что право в целях конструирования оптимального состояния российского социума должно активно включиться в процесс формирования и развития трех основных модусов современной социальной системы: гражданского общества, правового государства и национальной идеи. Предложены следующие направления диагностики проективного потенциала права в условиях современной российской действительности: влияние права на развитие гражданского общества; реализация важнейших правовых принципов права в ходе формирования правового государства; включение права в процесс духовно-идейного объединения граждан России.
В первом параграфе «Современное состояние российского гражданского общества и роль права в его развитии» на основе обстоятельного анализа мнения отечественных ученых, результатов многочисленных опросов общественного мнения, а также объективного положения дел в российском обществе делается вывод о том, что гражданское общество в России находится в стадии формирования. Подчеркивается, что право очерчивает границы и намечает горизонт функционирования и развития гражданского общества. Указывается на следующие наиболее значимые факторы участия права в процессе развития институтов гражданского общества:
  • право посредством системы норм устанавливает порядок институционализации гражданского общества. Сюда относится законодательное установление порядка создания, функционирования и взаимодействия с органами государства некоммерческих организаций, а также порядка реализации гражданских инициатив;
  • право через органы государственной власти, оказывающие финансовую и иные формы поддержки НКО, а также через деятельность «органов-посредников» содействует развитию институтов гражданского общества;
  • право оказывает содействие развитию гражданского общества посредством функционирования правосознания и правовой культуры граждан. Уровень правосознания определяет отношение граждан к необходимости (или отсутствию необходимости) принимать участие в разного рода гражданских инициативах в целях актуализации социальных проблем, обращения внимания на вопросы, требующие решения с помощью органов государства, а также указывает на уровень цивилизованности гражданского общества. Правовая культура проявляется в том, какие средства и способы используют граждане для защиты своих прав и интересов, насколько они осведомлены о законодательных основах и механизмах этой защиты.
В работе отмечается, что право не всегда успешно справляется со своими задачами по формированию, обеспечению стабильности и развития институтов гражданского общества. В этой связи в данном параграфе формулируется ряд конкретных мер по повышению эффективности участия права в данном процессе.

Во втором параграфе «Прикладные аспекты формирования правового государства в России как научно-практическая основа философско-социологического дискурса» предпринята попытка путем выяснения эффективности правового регулирования определить особенности современного этапа становления российской правовой государственности.

Для выяснения качества и результативности правового регулирования в современной России, соответствия проводимых реформ политике формирования правового государства, а также выработки рекомендаций по использованию в ходе социального управления проективного потенциала права в работе предлагаются следующие критерии: качество законодательства, качество правоприменительной деятельности и уровень правосознания населения. В ходе проведения диагностики автор осуществляет анализ качества законодательства, деятельности правоохранительных органов и состояния правового сознания на основе обобщения эмпирических данных (проведенных экспертных опросов, вторичного анализа опросов общественного мнения, интервью и проч.), а также анализа текстов нормативно-правовых актов на предмет выявления соответствия содержащихся в них норм базовым принципам права и адекватности современным условиям.

В ходе анализа особенностей становления правового государства в современной России сделан ряд обобщающих выводов, касающихся возможностей реализации проективного потенциала права и рекомендаций для повышения эффективности социального управления:

  1. Эффективность правового регулирования предполагает три уровня реализации: первый – общественный - это обеспечение оптимального состояния социума; второй – государственный - создание качественного законодательства и эффективной системы правоприменительных органов; третий – личностный – формирование позитивного правосознания личности.
  2. На повышение качества российского законодательства должно оказать значительное влияние развитие институтов гражданского общества, их активности, прежде всего, в процессе общественной экспертизы законопроектов и иных нормативных актов. Необходимо стимулировать гражданскую активность посредством широкомасштабного информирования населения о практической результативности такого гражданского участия.
  3. Реформирование системы правоохранительных органов, наряду с проводимой ротацией кадров, должно включать повышение ответственности их сотрудников перед общественностью; создание разветвленной сети действующих общественных советов при соответствующих подразделениях органов, призванных обеспечивать законность и правопорядок; регулярную отчетность руководителей муниципального и регионального уровня в СМИ; модернизацию системы показателей выполненной работы (замену количественных показателей на качественные).
  4. Повышение уровня правосознания россиян и совершенствование правовой культуры возможно, если в качестве идейно-духовного объединяющего начала будет выступать национальная идея России, которая включает в себя совокупность представлений гражданина о прошлом, настоящем и будущем cвоей страны, инициирует формирование национального и исторического самосознания, мобилизует на гражданскую активность.

В третьем параграфе «Национальная идея как ресурс социальной оптимизации: возможности использования проективного потенциала права» обращено особое внимание на то, что без достижения общественного согласия в отношении целей и механизмов реализации стратегии развития страны невозможно осуществление социально-управленческой деятельности. В этой связи необходимо обратить особое внимание на культурно-духовную сферу развития общества, которой, наряду с объективными социально-историческими условиями, должна отводиться значительная роль в обеспечении успеха реформ, направленных на оптимизацию социального состояния. Свободная идеологическая ниша сегодня нуждается в заполнении для формирования у населения страны чувства уверенности в сегодняшнем и, особенно, завтрашнем дне. В то же время необходимо помнить уроки истории и не повторять прошлые ошибки, когда идеология заполняла собой все сферы и уровни жизнедеятельности общества. Следует разрабатывать такие духовно-идеологические установки, которые будут отвечать потребностям россиян в единении, одновременно признавая в качестве высшей ценности права и свободы личности.

Проблематика национальной идеи, которая в своей сущности интернациональна, напрямую связана с выбором и реализацией россиянами cвоего пути развития, роли и места в мире, как своеобразного ответа вызовам истории. В работе отмечается, что предложение о выработке национальной идеи России является перспективным, прежде всего, в свете социального проектирования правового общества. В силу специфических особенностей российского менталитета, евразийского содержания российской культуры, идея правового государства в чистом виде не отвечает запросам российского общества. Необходимо, учитывая эти особенности, сформировать национальную идею России с опорой на проективную способность права, выражающуюся в нормативном, аксиологическом, интегративном и праксеологическом аспектах. Она должна учитывать, с одной стороны, положительные достижения позитивного права (закон регулирует наиболее значимые вопросы общественной жизни), но опираться, в первую очередь, на естественно-правовую концепцию с социально-философской ее интерпретацией (где право не сводится к закону, а представляет собой социальную деятельность по формированию будущего оптимального состояния социума с опорой на разделяемые социальным большинством ценности и принципы).

По своему содержанию национальная идея – весьма многогранное понятие, которое включает фундаментальные ценности и интересы, способствующие объединению населения страны и формирующее некий идеал как цель социального развития. Несмотря на то, что национальная идея - это категория духовно-нравcтвенная, она с необходимостью должна включать в себя правовую составляющую, поскольку реализуется в программных документах и практической деятельности государства. Традиционное игнорирование правовой составляющей в «исконно русской идее», обращение, прежде всего, к нравственным ее основаниям, сегодня не отвечает в полной мере содержанию национальной идеи современной России. Представляется необходимым включение права в качестве ее важнейшего элемента, поскольку оно, благодаря своим функциональным особенностям и проективному потенциалу, может стать основой объединяющего духовного начала в том море повсеместной аномии, коррумпированности и криминализации, которое переполняет сегодня российское общество. 

       Четвертая глава «Технологии социального проектирования: социально-философский анализ» посвящена рассмотрению возможных сценариев будущего России, а также желательных социальных проектов будущего российского общества в контексте влияния проективного потенциала права на вектор социального развития. Кроме того, в данной главе сформулированы основные ограничения и пределы применимости концепции социально-проективного потенциала права.

       В первом параграфе «Сценарии будущего России: влияние социально-проективного потенциала права на вектор развития» осуществлен социально-философский анализ перспектив исторических судеб России посредством конструирования наиболее вероятных социальных сценариев.

Практический характер социально-философских построений картин будущего предполагает разработку вариантов развития социальных систем и их состояний путем предметного анализа соответствующих условий, факторов, ресурсов и т.д. Далее отмечается, что необходимо оценить имеющиеся ресурсы, определить, какие «векторы» развития российского общества могут быть реализованы социальными субъектами в целях достижения оптимального состояния социума. Предпринята попытка анализа возможных образов будущего состояния российского социума с учетом использования социально-проективного потенциала права.

В работе представлены возможные сценарии использования проективного потенциала права в процессе развития российского общества с ориентацией на усиление роли: 1) государства, 2) институтов гражданского общества, 3) идейно-духовной сферы общественной жизни.

Государственно-ориентированный сценарий опирается на официальную позицию государственной власти, которая утверждает, что современные тенденции становления рыночных отношений – единственно возможный вариант экономического развития российского государства; государство принимает и исполняет справедливые законы; гражданское общество находится на этапе становления, в целом поддерживает политику официальных властей; единая государственная идеология отсутствует (что соответствует действующей Конституции РФ), ее компенсирует достаточный для данного этапа общественного развития уровень правосознания и правовой культуры, основным фактором которого выступает доверие сильной централизованной государственной власти. Главным компонентом в триаде (гражданское общество - правовое государство - национальная идея) в данном сценарии выступает государство.

Общественно-ориентированный сценарий строится, исходя из установки, что определяющей силой социального развития в России выступают развитые институты гражданского общества; государство - лишь арбитр для решения спорных вопросов и инструмент обеспечения внешней и внутренней безопасности. Объединяющая идея – либерализм, свобода от всякого рода принуждения, идеологии. Данный сценарий опирается на определение ключевой роли гражданского общества в процессе прогрессивного развития России. Как и первый, он базируется на реализуемых сегодня принципах рыночной экономики, однако предоставляет больше самостоятельности хозяйствующим субъектам. Свобода рыночной торговли развивается в направлении реализации природных и иных национальных богатств России. Внешнеэкономические связи по-прежнему ориентированы на экспорт сырья. Разрыв между бедными и богатыми растет. Успеха достигают предприимчивые, лишенные архаичеcкого «морального комплекса» люди.  С одной стороны, правовая культура общества повышается, поскольку граждане, опираясь на правовые знания, стремятся к самозащите своих законных интересов. Повсеместное правовое просвещение призвано научить людей не столько теоретическим «азам» и базовым принципам юриспруденции, сколько порядку и процедурам обращения к официальным правоприменительным органам для осуществления своих прав, инициирует активное участие граждан в правотворческой деятельности государства, в том числе и в статусе общественных экспертов. С другой стороны, правосознание граждан отличается нигилистическим настроем, так как коррупция процветает  (поскольку главным фактором принятия решений выступают финансовые рычаги) и государственные структуры не стремятся выполнять свои задачи по защите прав и интересов большинства населения. Государственная власть подчинена экономическим интересам российских (и зарубежных, инвестирующих российскую экономику) олигархов. Несмотря на правовым образом закрепленную возможность активного участия граждан в делах государства, на деле частные интересы превалируют. Граждане обращаются в органы власти только для разрешения собственных споров, а не с целью принимать ответственные решения, значимые для всего общества.

Идейно-ориентированный сценарий конструируется, исходя из установки, что решающей силой социального развития в России выступает идеология, определяющая смысл жизни людей, их духовную и гражданскую идентичность. Данный сценарий опирается на актуализацию ключевой роли общенациональной идеи в процессе модернизации России. Он, в отличие от первых двух, базируется на качественно иных экономических принципах: плановая экономика, общественная собственность на основные средства производства, реальное обобществление труда и производства, всеобщая национализация экономики. Здесь важным условием социального развития выступает экономическое и социальное равенство. Суть национальной идеи в контексте этого сценария – движение к светлому будущему на основе принципов равенства, коллективизма и патриотизма.

По отношению к каждому из рассмотренных сценариев осуществлен анализ возможных рисков, условий и форм реализации теоретической модели социальной проективности права через призму нормативного, аксиологического, интегративного и праксеологического аспектов права.

Во втором параграфе «Социальные проекты будущего России: экономическая обусловленность проективности права» на основе рефлексии представленных сценариев, а также посредством  анализа существующих сегодня стратегических программ и проектов развития России сформулированы базовые принципы формирования правового общества в нашей стране с учетом тенденций в развитии экономики.

В российском обществе отмечается «недостаток права», «нехватка» истинно правового качества законодательства, правоприменительной деятельности. Нигилистическое отношение к праву со стороны населения, низкий уровень правовой культуры также есть проявление «недоправового общества». Однако осуществить поворот в сторону общества правового возможно лишь при определенных социально-экономических условиях.

С начала ХХ века в экономической теории сформировались три классических подхода к взаимодействию экономики и государства. Первый выступал за активное вмешательство государства в экономику, второй придерживался принципов свободной экономики, третий утверждал в качестве обязанностей государства – создание институциональной системы свободной экономики, поддержку социально незащищенных слоев населения и стимулирование экономически эффективного поведения людей. Политика социально ориентированной рыночной экономики является единственно возможной экономической основой для реализации проективного потенциала права.

Нельзя не учитывать и глобализационные процессы, происходящие в современном мире. Они способствуют агрессивному навязыванию идеалов общества потребления, в котором поощряется чрезмерное стремление к материальному обогащению и которое девальвирует духовные ценности. Такой социальный ориентир не может служить основой оптимизации российского общества.

В параграфе представлен анализ ряда проектов будущего России, в каждом из которых определены возможности проективного потенциала права, обусловленные его вторичностью по отношению к производственно-экономическим отношениям.

Итогом социально-философской рефлексии существующих проектов развития России явилась формулировка базовых принципов правового общества:

- социально ориентированная рыночная экономика;

- народовластие и общественный контроль за деятельностью государственной власти;

- политический плюрализм;

- подлинная реализация принципа разделения властей;

- развитая сеть институтов гражданского общества;

- личная свобода и ответственность каждого гражданина;

- соблюдение субъектами социальных отношений (индивидами, коллективными образованиями, органами и должностными лицами государственной власти) базовых принципов права;

- высокий уровень правосознания и правовой культуры;

- общенациональная идея с интегрированным в нее правовым компонентом.

В качестве обобщающей формулы национальной идеи России предложен следующий девиз: «Свобода и собственность – наше право! Нравственность и ответственность – наш закон!». Утверждается, что такая формула наилучшим образом выражает современные стремления, идеалы и надежды российского народа. Сопоставление понятий «свобода, собственность и право», «нравственность, ответственность и закон» предполагает указание на то, что друг без друга они немыслимы. Российский менталитет, всегда опиравшийся, прежде всего, на принципы морали и нравственности, подспудно, в качестве одной из высших ценностей подразумевал свободу. Однако без собственности обрести свободу (в самых различных ее проявлениях: свобода выбора форм образования, свобода труда, свобода предпринимательской, творческой деятельности и проч.) невозможно. Мерой свободы выступает ответственность.

Заключительный параграф «Пределы применимости концепции социально-проективного потенциала права» представляет собой опыт социально-философской рефлексии ограничений и пределов применимости предложенной в диссертации концепции.

Анализ онтологических и гносеологических пределов приводит к выводу о том, что бытие права в обществе обусловлено рядом факторов: уровнем развития экономики, социальной структурой общества, общим состоянием культуры и т.п. Право в социальной системе представляет собой лишь один из важнейших ресурсов социального управления и выступает как один из видов социальной деятельности. Духовно-практическое освоение социальной реальности право осуществляет в специализированных формах. Кроме того, поскольку конструирование теоретической модели всегда упрощает реальное содержание социального феномена, следует подчеркнуть некоторую схематизацию концептуальной модели социально-проективного потенциала права.

Обращение к методологическим ограничениям авторской концепции позволяет заключить, что социально-философский анализ права и его проективного потенциала может быть успешно осуществлен путем использования различных методологических подходов и приемов (а не только тех, что применялись в ходе исследования); к аксиологическим ограничениям следует отнести включение права в процесс поиска и формирования национальной идеи России, а также то, что настоящая концепция не укладывается в стандартную схему рассмотрения права исключительно как инструмента государственного принуждения, отчуждения власти от народа.

Объективные и субъективные пределы концепции связаны с тем, что без достижения обществом всеобщего согласия, без преодоления социальной полярности трудно говорить о возможности реализации концепции проективного потенциала права; кроме того, право представляет собой только определенный алгоритм, указывает направление движения к оптимальному состоянию, и лишь ответственный социальный субъект, активно включившийся в процесс реализации проективного потенциала права (посредством правотворческой, нормативно-экспертной, общественно-контрольной и др. форм гражданско-активной деятельности) может осуществить творческое преобразование социума в направлении его оптимального состояния.

       В заключении обобщаются основные теоретические и практические результаты, полученные в диссертации, определяются перспективные направления дальнейшего исследования темы.

Основные результаты диссертационной работы нашли отражение в следующих публикациях автора общим объемом более 45 п.л.:

Статьи в научных журналах, рекомендованных ВАК

для опубликования основных результатов исследования

  1. Туркулец С.Е. Отношение российского права к паранауке и оккультизму / С.Е. Туркулец //  Социальные и гуманитарные науки на Дальнем Востоке. 2006. - №4 (12). С.68-73.
  2. Туркулец С.Е. Наука, религия, право: к вопросу о проективном характере форм общественного сознания / С.Е. Туркулец, М.Ф. Пахомкина // Научная мысль Кавказа. Междисциплинарные и специальные исследования. 2007. - №2. С. 3-13 (авт. 0,5 п.л.).
  3. Туркулец С.Е. Вера в контексте анализа форм общественного сознания (право и религия) / С.Е. Туркулец // Религиоведение. 2007. № 4. С. 120-126.
  4. Туркулец С.Е. Внерациональное в праве / С.Е. Туркулец // Гуманитарные и социально-экономические науки. 2008. - №1. С. 112-116.
  5. Туркулец С.Е. Горизонты социального регулирования: философско-правовые аспекты / С.Е. Туркулец // Гуманитарные и социально-экономические науки. 2009. - №1. С. 103-107.
  6. Туркулец С.Е. Право в контексте социального проектирования / С.Е. Туркулец // Вестник СПбГУ. Серия 12. Психология. Социология. Педагогика. 2009. Вып.2. ч.1. С. 159-163.
  7. Туркулец С.Е. Взаимодействие мифа и права: горизонты преемственности / С.Е. Туркулец // Вестник Бурятского государственного университета. Выпуск 6 а. Философия, социология, политология, культурология. 2009. №6 а. С. 207-213.
  8. Туркулец С.Е.  Методологические основания социального проектирования в зеркале социологии права / С.Е. Туркулец // Социология власти. 2009. №3. С. 153-161.
  9. Туркулец С.Е. Античный образ достойного существования (философско-правовой аспект) / С.Е. Туркулец // Вестник ВятГГУ. Философия и социология; культурология. 2009. №3(4). С. 130-137.
  10. Туркулец С.Е. Право и социальный порядок в контексте социального проектирования / С.Е. Туркулец // Социология власти. 2010. №1. С. 173-182.
  11. Туркулец С.Е. Правовое общество как объект социального проектирования / С.Е. Туркулец // Гуманитарные и социально-экономические науки. 2010. №2. С. 118-124.
  12. Туркулец С.Е. «Правовое общество»: социальный проект или национальная идея России / С.Е. Туркулец // Социальные и гуманитарные науки на Дальнем Востоке. 2010. №1. С. 128-135.
  13. Туркулец С.Е. Место права в сценариях будущего России: социально-философский дискурс / С.Е. Туркулец // Власть и управление на востоке России. 2011. - №3 (56). С. 125-135.

Монографии и брошюры

  1. Туркулец С.Е. Идея проективности в становлении философии права: философские очерки: монография / С.Е. Туркулец. - Хабаровск: Изд-во ДВГУПС, 2007. – 70 с. – 4,4 п.л.  ISBN 5-262-00342-7
  2. Туркулец С.Е. Право как проект человеческого существования в социуме (теоретико-методологический аспект): монография / С.Е. Туркулец, А.С. Миронова-Тихомирова. – М.: НИЯУ МИФИ, 2009. – 132 с. – 8,25 п.л.  (авт. 6,5 п.л.) ISBN 978-5-7262-1257-9
  3. Туркулец С.Е. Право как цель, средство и результат социального проектирования: препринт. - Хабаровск: Изд-во ДВГУПС, 2010. – 70 с. – 4,2 п.л.  ISBN 978-5-262-00519-5
  4. Туркулец С.Е. Социально-проективный потенциал права: монография / С.Е. Туркулец. – Хабаровск: Изд-во ДВГУПС, 2010. – 190 с. – 11 п.л.  ISBN 978-5-262-00533-1

Научные статьи и материалы конференций

  1. Туркулец С.Е. Методологические основания права и педагогики / С.Е. Туркулец // Культура педагогического труда в ХХI веке: материалы Всерос. науч. конф. (Хабаровск 18-19 ноября 2004 г.) в 2 т. Т.2 – Хабаровск: Изд-во ДВГУПС, 2004. – С. 130-132.
  2. Туркулец С.Е. Деятельностный подход к правопониманию / С.Е. Туркулец // Онтология и аксиология права: Материалы междунар. науч. конференции (Омск – 21-22 октября 2005 г.). – Омск: Омская академия МВД России, 2005. – С. 15-17.
  3. Туркулец С.Е. К вопросу об актуальности нового правопонимания / С.Е. Туркулец // Философия и будущее цивилизации: Тезисы докладов и выступлений IV Российского философского конгресса в 5 томах. – Т. 5. - М.: Современные тетради, 2005. – С. 141-142.
  4. Туркулец С.Е. К вопросу об интегральном правопонимании / С.Е. Туркулец // Культурно-экономическое сотрудничество стран Северо-Восточной Азии: материалы междунар. симпозиума 18-19 мая 2005. – Т.3. – Хабаровск: Изд-во ДВГУПС, 2005. – С. 110-112.
  5. Туркулец С.Е. Деятельность и право: философско-методологические аспекты / С.Е. Туркулец, А.В. Туркулец // Правовые основы деятельности граждан в современной России: сб. науч. трудов / Под ред. И.М. Филяниной – Хабаровск: Изд-во ДВГУПС, 2005. – С. 4-9 (авт. 0,1 п.л.).
  6. Туркулец С.Е. Рациональное и иррациональное в праве: постановка проблемы / С.Е. Туркулец // Культурно-экономическое сотрудничество стран Северо-Восточной Азии: материалы II междунар. симпозиума 18-19 мая 2006. – Т.1. – Хабаровск: Изд-во ДВГУПС, 2006. – С. 71-74.
  7. Туркулец С.Е. Миф и право в контексте моделирования человеческого бытия / С.Е. Туркулец // Научная мысль Кавказа. Приложение. – 2006. - № 15. – С. 67-75.
  8. Туркулец С.Е. Право в изменяющейся России: символ насилия или свободы? / С.Е. Туркулец // Сборник материалов междунар. научн.-практич. конференции 17-18 мая 2007 г. «Актуальные проблемы теории и практики борьбы с преступностью в АТР». – Хабаровск: ДВЮИ МВД РФ, 2007. – С. 360-362.
  9. Туркулец С.Е. Когнитивные основания права: рациональное и иррациональное в правосознании современного юриста / С.Е. Туркулец // Актуальные проблемы  юридической науки, профессиональной подготовки и правоприменения: сборник материалов междунар. науч.-практич. конференции / Отв. ред. проф. В.В. Кулыгин. – Хабаровск: РИЦ ХГАЭП, 2007. – С. 202-204.
  10. Туркулец С.Е. Диалектика рационального и внерационального в праве / С.Е. Туркулец // Сб.науч.тр. по материалам междунар. научн.-практ. конференции «Современные направления теоретических и прикладных исследований, 2008». Том 12. Юридические и политические науки. – Одесса: Черноморье, 2008. – С. 53-58.
  11. Туркулец С.Е. Некоторые вопросы соотношения права и религии / С.Е. Туркулец, М.Ф. Пахомкина // Актуальные проблемы публичного, частного права и правоохранительной деятельности в России: материалы Всерос. научно-практ. конференции (23-24 апреля 2008 г.) / Под ред. И.М. Филяниной. – Хабаровск: Изд-во ДВГУПС, 2008. – С. 43-46 (авт.0,1 п.л.).
  12. Туркулец С.Е. Проективный характер права и правоохранительная деятельность / С.Е. Туркулец // Актуальные проблемы публичного, частного права и правоохранительной деятельности в России: материалы Всерос. научно-практ. конференции (23-24 апреля 2008 г.) / Под ред. И.М. Филяниной. – Хабаровск: Изд-во ДВГУПС, 2008. – С. 297-300.
  13. Туркулец С.Е. Традиции правопонимания и роль права в современной России / С.Е. Туркулец // Современные проблемы науки, образования и производства: Материалы Всерос. науч.-практ. конференции (19 апреля 2008). – Н.Новгород: НФ УРАО, 2008. – С. 15-17.
  14. Туркулец С.Е. Космизм и антропоцентризм как методологические установки познания политико-правовых явлений в эпоху античности / С.Е. Туркулец // Актуальные проблемы философии социально-гуманитарных наук. – Ростов-н/Д: Изд-во СКНЦВШ ЮФУ АПСН, 2008. – С. 128-134.
  15. Туркулец С.Е. Лженаука и право: российский опыт «мирного сосуществования» / С.Е. Туркулец // Актуальные проблемы философии социально-гуманитарных наук. – Ростов-н/Д: Изд-во СКНЦВШ ЮФУ АПСН, 2008. – С. 224-232.
  16. Туркулец С.Е. О некоторых аксиологических аспектах права / С.Е. Туркулец // Дальний Восток: динамика ценностных ориентаций. Материалы междунар. науч.-практич. конференции / Отв. ред. И.И. Докучаев. – Комсомольск-на-Амуре:КнАГТУ, 2008. – С. 579-582.
  17. Туркулец С.Е. Вера как духовная ценность в религиозном и правовом сознании / С.Е. Туркулец // Ценностный дискурс в науках и теологии / Отв. ред. И.Т. Касавин и др. – М.: ИФ РАН, 2009. – С. 330-350.
  18. Туркулец С.Е. Теоретико-методологические аспекты правосознания / С.Е. Туркулец // Сб. науч. тр. по материалам междунар. научн.-практ. конференции «Современные направления теоретических и прикладных исследований, 2009». Том 14. Педагогика, психология и социология. – Одесса: Черноморье, 2009. – С. 85-89.
  19. Туркулец С.Е. Диалектический подход к правопониманию / С.Е. Туркулец // Актуальные вопросы современного российского права: материалы Всеросс. науч.-практич. конференции (Старый Оскол, 20 марта 2009). - Старый Оскол: Изд-во КПЦ «РОСА», 2009. – С. 85-92.
  20. Туркулец С.Е. Идеи П.Сорокина о праве в контексте современной теории социальной регуляции / С.Е. Туркулец, Н.С. Аникеева // П.А. Сорокин и современные проблемы социологии / Материалы Междунар. науч. конференции – Первых Санкт-Петербургских социологических чтений 16-17 апреля 2009 года / Отв. ред. А.О. Бороноев, Н.Г. Скворцов: В 2-х т. Т.2. СПб., 2009. – С. 190-193 (авт. 0,1 п.л.).
  21. Туркулец С.Е. Проблемы правовой социализации в изменяющейся России / С.Е. Туркулец // Теоретико-методологические и прикладные аспекты правоохранительной деятельности в современной России. - сб. науч. трудов / Под ред. Н.Е. Мерецкого, С.Е. Туркулец. – Хабаровск: Изд-во ДВГУПС, 2009. – С. 6-8.
  22. Туркулец С.Е. Право в зеркале аксиологии / С.Е. Туркулец // Материалы Всеросс.  науч. конференции «Актуальные проблемы юридических и экономических наук» (МЭПИ, 12.02.2009). – М.: МЭПИ, 2009. – С. 117-123.
  23. Туркулец С.Е. Нужна ли России национальная идея? / С.Е. Туркулец // Системный подход в вопросах формирования молодежной политики со стороны общества и государства: труды Всеросс. науч.-практич. конференции, Свободный, 25-26 марта 2010 г.; под ред. В.В. Рожковой. В 2 т. – Хабаровск: Изд-во ДВГУПС, 2010. Т.2. – С. 284-289.
  24. Туркулец С.Е. Некоторые особенности современного этапа формирования правового государства в России / С.Е. Туркулец, А.Н. Кононец // Научно-технические проблемы транспорта, промышленности и образования: труды Всеросс. науч.-практич. конференции, 21-23 апреля 2010 г. В 6 т.; под ред. О.Л. Рудых. – Хабаровск: Изд-во ДВГУПС, 2010. Т. 5. – С. 157-162 (авт. 0,2).
  25. Туркулец С.Е. Национальная идея России в контексте проблем войны и мира / С.Е. Туркулец // 65 лет Великой Победы: уроки прошлого и взгляд в будущее. Материалы Всеросс. науч.-практич. конференции 23 апреля 2010 г. – Хабаровск: ДВАГС, 2010. – С. 94-98.
  26. Туркулец С.Е. Гражданское общество в современной России и национальная идея / С.Е. Туркулец, А.В. Туркулец // Российское общество в современных цивилизационных процессах / Под ред. В.В. Козловского, Р.Г. Браславского. – СПб.: Интерсоцис, 2010. -  С. 468-476 (авт. 0,3 п.л.).
  27. Туркулец С.Е. Особенности социологического изучения права / С.Е. Туркулец, А.В. Туркулец // Актуальные проблемы экономики, социологии и права в современных условиях. 5-я Междунар. научно-практич. конференция г. Пятигорск, 05-06 марта 2010 г. / Отв. за вып. А.Е. Медовый. – Пятигорск: Изд-во МАФТ, 2010. – С. 273-277 (авт. 0,1 п.л.).
  28. Туркулец С.Е. Гражданское общество и правовое государство – подсистемы будущего правового общества России / С.Е. Туркулец // Россия – правовое государство: проблемы и пути формирования. Материалы Всеросс. науч.-практич. конференции (4 марта 2010 г.) / Под ред. А.С. Бабаевой. – Дербент: Изд-во ДГПУ, 2010. – С. 182-186.
  29. Туркулец С.Е. Рациональное управление проективным потенциалом права в контексте социальных трансформаций / С.Е. Туркулец, Е.В. Листопадова // Общество, общности, человек: в поисках "вечного мира": Материалы III междунар. науч. интернет-конференции / Под ред. И.А. Фёдорова, Л.В. Красновой, С.В. Гузениной. – Тамбов: Издательский дом ТГУ им. Г.Р.Державина, 2010. – С.72-77 (авт. 0,2 п.л.).
  30. Туркулец С.Е. Право как ресурс социального управления / С.Е. Туркулец, Н.С. Аникеева // Проблемы теории и истории государства и права: сб. науч.трудов / Под ред. С.В. Бобышева, М.А. Ковальчука. – Хабаровск: Изд-во ДВГУПС, 2010. – С.190-197 (авт. 0,2 п.л.).
  31. Туркулец С.Е. Право и социальный порядок в проблемном поле социально-гуманитарного знания / С.Е. Туркулец, Е.В. Листопадова // Право и правопорядок: современные тенденции развития, проблемы обеспечения и охраны. - сб. науч. трудов / Под ред. Д.В. Алехина, Н.Е. Мерецкого. – Хабаровск: Изд-во ДВГУПС, 2011. – С. 152-171 (авт. 0,3 п.л.).
  32. Туркулец С.Е. Влияние качества законодательства на формирование социального порядка в России / С.Е. Туркулец, Е.В. Листопадова // Современные общественно-политические системы в условиях модернизации: состояние и перспективы развития: Сборник статей по материалам Всеросс. конфер. / Под общ. ред. О.С. Городниной. – Орел, 2011. – С. 15-24 (авт. 0,3 п.л.).
  33. Туркулец С.Е. Национальная идея. Право. Будущее России / С.Е. Туркулец // Материалы междунар. науч.-практич. конференции «Духовная сфера жизни общества: проблемы теории и практики». – Ставрополь: ГОУ ВПО «Северо-Кавказский гос. техн. ун-т», 2011. – С. 360-365.
  34. Туркулец С.Е. Социальное управление – проектирование: «инвентаризация» теоретического инструментария/ С.Е. Туркулец // Материалы VIII  Междунар. науч.-практич. конференции «Татищевские чтения: актуальные проблемы науки и практики // Актуальные проблемы социально-экономического развития: территориальные и отраслевые аспекты. Часть II / Отв. ред. О.В. Голикова. – Тольятти: Волжский университет им. В.Н. Татищева, 2011. – С. 214-222.
  35. Туркулец С.Е. Право в контексте социально-философских размышлений / С.Е. Туркулец // Фiлософськi вимiри сучасно соцiально реальностi // Матерiали мiжнародно науково конференцi. - Т.1. – Донецьк, 2011. – С.123-125.
  36. Туркулец С.Е. Концепция цивилизма и будущее России / С.Е. Туркулец // Доклады междунар. науч.-практич. конференции «Проблемы и перспективы социально-экономического, правового реформирования и модернизации современного государства и общества» (г. Будапешт, Венгрия. – 10-16 мая 2011 г.) / Под ред. А.М. Кустова, Т.Ю. Прокофьевой. – Тула: ГУП – Изд-во «Левша», 2011. – С. 27-30.
  37. Туркулец С.Е. Субъект социально-проективных преобразований российского общества / С.Е. Туркулец // Россия и мировые тенденции развития: матер. Всерос. науч.-практ. конф. / Отв. ред. В.О. Бернацкий. – Омск: ООО «Издательство «Апельсин», 2011. – С. 194-198.
  38. Туркулец С.Е. Роль права в процессе модернизации современной России: социально-философский анализ/ С.Е. Туркулец // Философия. Культура. Гуманизм: история и современность. Материалы II Междунар. науч.-практич. конференции  (Оренбург, 11-15 ноября 2011г.). - Оренбург: ООО ИПК "Университет", ИП Осиночкин Я.В., 2011. - С. 649-653.
  39. Туркулец С.Е. Философский смысл социальной проективности права / С.Е. Туркулец // Рефлексивные процессы и управление: Сборник материалов VIII Междунар. симпозиума 18-19 октября 2011 г., Москва / Под ред. В.Е. Лепского. – М.: «Когито-Центр», 2011. – С. 248-251.
  40. Туркулец С.Е. Роль права в проектировании оптимального состояния российского общества / С.Е. Туркулец // Онтология и аксиология права: тезисы докладов и сообщений Пятой междунар. науч. конф. (21-22 октября 2011 г.). Омск: Омская академия МВД России, 2011. – С. 106-108.
  41. Туркулец С.Е. Социально-философский анализ права и сценариев будущего России / С.Е. Туркулец // Актуальные проблемы российской философии: межвуз. сб. научн. тр. В 2 т. – Перм. гос. нац. исслед. ун-т. – Пермь, 2011. – С. 202-209.
  42. Туркулец С.Е. Отношение россиян к праву как цивилизационный аспект социально-политической модернизации России // Право и процесс в XXI веке: континентальный опыт и перспективы: сб.науч.тр. / Отв. ред Т.В. Сахнова. – Красноярск: СФУ, 2011. – С. 59-66.
  43. Туркулец С.Е. Состояние правосознания как индикатор развития правового государства / С.Е. Туркулец // Право и правопорядок: современные тенденции развития, проблемы обеспечения и охраны: сб.науч.тр. Вып 1. / Под ред. Н.Е. Мерецкого. – Хабаровск: Изд-во ДВГУПС, 2012. -  С. 183-190.
  44. Туркулец С.Е. К вопросу о причинах деформации правосознания россиян / С.Е. Туркулец // Доклады междунар. науч.-практич. конференции «Экономические, правовые и прикладные аспекты преодоления кризиса в европейских странах и России» (г. Лиссабон (Португалия) – 5-12 мая 2012 г.) / Под ред. проф. А.М. Кустова, доц. Т.Ю. Прокофьевой. – М: Издательство «МЭЙЛЕР», 2012. – С. 41-44.
  45. Туркулец С.Е. Философский смысл права / С.Е. Туркулец, А.В. Туркулец // Социальная жизнь в свете философской рефлексии: сборник науч.тр. Третьей Междунар. науч.-практич. конф. г.Ульяновск, 14-15 мая 2012 / Под ред. Т.Н. Брысиной. – Ульяновск: УлГТУ, 2012. – С. 249-255 (авт. 0,2 п.л.).

1 Тихонов А.В. Российское общество как новая социальная реальность и метапроект отечественной социологии // Социологические исследования.  2009.  № 12. С. 19.

2 Лекторский В.А. Философия как проектирование человеческой реальности. Специальное заседание XXII Всемирного философского конгресса // Философские науки. 2009. №2. С.142.

3 Гусейнов А.А. У философов и юристов много общих тем // Философия права в начале XXI столетия через призму конституционализма и конституционной экономики / Пред. В.В. Миронов, Ю.Н. Солонин; издание Московско-Петербургского философского клуба. М.: Летний сад, 2010. С. 12.

4 См.: Джонс Дж. К. Инженерное и художественное конструирование: современные методы проектного анализа. М.: Мир, 1976; Джонс Дж. К. Методы проектирования. М.: Мир, 1986; Диксон Дж. П. Проектирование систем – изобретательство, анализ и принятие решений. – М.: Мир, 1969; Дитрих Я. Проектирование и конструирование: системный подход. – М.: Мир, 1981; Хилл П. Наука и искусство проектирования. – М.: Мир, 1973 и др.

5 Генисаретский О.И. Социальное проектирование как средство активной культурной политики // Социальное проектирование в сфере культуры. М., 1986; Щедровицкий Г.П. Избранные труды. М, 1995; см. также: Школа Культурной Политики. Крым. Новый Свет. Июль 2001. Проектирование. (Лекции О.И. Генисаретского, В.Л. Глазычева, С.Э. Зуева, В.Н. Княгинина, П.Г. Щедровицкого. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.shkp.ru/lib/archive/second/2001-1; Социальное проектирование в эпоху социокультурных трансформаций / отв. ред. В.М. Розин. М.: ИФ РАН, 2008 и др.

6 Антонюк, Г.А. Социальное проектирование и управление общественным развитием. (Теоретико-методологический аспект). Минск: Наука и техника, 1986; Бороноев А.О. Моделирование социальных систем: концепция и основные категории (в соавт.) / Проблемы теоретической социологии. Вып 2: Сб.статей / Под ред. А.О. Бороноева. – СпбГУ, 1996. – С. 82-88; Виноградов В.Н., Эрлих О.В. Основы социального проектирования. СПб.: Леонтьевский центр, 2000;  Войцеховский С.Н. Социальное прогнозирование и проектирование. СПб.: СПбГИЭУ, 2008; Голиков В.Д. Основы социального прогнозирования и проектирования. Уфа: Уфимский гос.авиа.тех.университет, 2000; Прогнозное социальное проектирование: теоретико-методологические и методические проблемы. Под ред. Т.М. Дридзе М.: Наука, 1994; Дашибалова И.Н. Прогнозирование и проектирование в социальной работе (с региональным компонентом). Улан-Удэ: Изд-во ВСГТУ, 2006; Котляров И.В. Теоретические основы социального проектирования. Минск: Наука и техника, 1989; Крючков Ю.А. Теория и методы социального проектирования. М.: МГП Информрекламиздат, 1992; Курбатов В.И., Курбатова О.В. Социальное проектирование. Ростов-на-Дону: Феникс, 2001; Луков В.А. Социальное проектирование. М.: Изд-во Флинта, 2009 и др.

7 Коган Л.Н., Панова С.Г. Социальное проектирование: его специфика, функции, проблемы. Красноярск, 1981; Пригожин А.И. Современная социология организаций. М., 1995; Раппопорт В.И. Диагностика управления. Практический опыт и рекомендации. М., 1988; Сазонов Б.Г. К вопросу о построении понятия проектирования // Проблемы теории о проектировании предметной среды. Вып. 8. М., 1974.

8 На пути к постнеклассическим концепциям управления / под ред. В.И. Аршинова и В.Е. Лепского. М.: Институт философии РАН, 2005; Лепский В.Е. Становление стратегических субъектов: постановка проблемы // Рефлексивные процессы и управление. Том 2. №1, 2002. С. 5-23; Проблемы субъектов социального проектирования и управления / под ред. В.И. Аршинова и В.Е. Лепского. М.: «Когито-Центр», 2006 и др.

9 Бажин И.И., Сериков А.А. Проектные технологии социального реформирования. Н.Новгород: Изд-во Волго-Вятск. акад. гос. службы, 2008.

10 Виноградов В.Н., Эрлих О.В. Социальное проектирование становления и развития гражданского общества: создание стратегического плана района, города, региона. СПб.: Леонтьевский центр, 2000; Виноградов В.Н., Эрлих О.В. Социальное проектирование локального гражданского сообщества в рамках муниципального образования. СПб.: Леонтьевский центр, 2003 и др.

11 Жуков В.И. Россия в глобальной системе социальных координат: социологический анализ и прогноз // Социологические исследования. 2008. № 10. С. 29-40; №12. С.3-14; Заславская Т.И. О субъектно-деятельностном аспекте трансформационного процесса // Кто и куда стремится вести Россию? Акторы макро-, мезо- и микроуровней современного трансформационного процесса / под общ. ред. Т.И. Заславской. М.: МВШСЭН, 2001; Кравченко С.А. Социологическая теория: дискурс будущего // Социологические исследования. 2007. №3. С. 3-12; Селиванов А.И. Противостояние цивилизаций и строительство будущего России // Социологические исследования. 2008. № 4. С. 21-26; Тихонов А.В. Российское общество как новая социальная реальность и метапроект отечественной социологии // Социологические исследования. 2009. № 12. С. 16-25 и др.

12 Проблемы становления гражданского общества в России. Сборник материалов научного семинара. Вып. 1-4  / науч. ред. С.С. Сулакшин. М., 2003; Гражданское общество, правовое государство и право («Круглый стол» журналов «Государство и право» и «Вопросы философии») // Вопросы философии. 2002. №1. С. 3-51; «Состоялось ли гражданское общество в России» («круглый стол») // Социологические исследования. 2007.  №1. С.48-55.

13 Алексеев С.С. Восхождение к праву. Поиски и решения. М.: Издательство НОРМА, 2002.

14 Байтин М.И. Сущность права (Современное нормативное правопонимание на грани двух веков). М.: ООО ИД «Право и государство», 2005; Лазарев В.В. Общая теория права и государства. М.: Юристъ, 2000; Лейст, О.Э. Сущность права. Проблемы теории и философии права. М.: Зерцало, 2008; Черданцев А.Ф. Теория государства и права. М.: Юристъ, 2003.

15 Франк С.Л. Духовные основы общества. М.: Политиздат, 1990. С. 21.

16 См.: Бачинин, В.А. История философии и социологии права.  СПб.: Изд-во Михайлова В.А., 2001; Алексеев С.С. Философия права. М.: Норма, 2000;. Балахонский В.В. Философия права и правосознания / В.В. Балахонский, Б.К. Джегутанов, В.С. Олейников. - СПб.: НОУ СЮА, 2009; Философия права / под ред. О.Г. Данильяна. М.: Изд-во Эксмо, 2006; Керимов Д.А. Основы философии права / М.: Манускрипт, 1992; Нерсесянц В.С. Философия права. М.: Инфра-Норма*М, 1997; Тихонравов Ю.В. Основы философии права. М.: Вестник, 1997.

17 Герасименко А.П. Амбивалентность правосознания // Социальные и гуманитарные науки на Дальнем Востоке. 2011. №3. С. 112-116; Затеев В.И. Морально-правовые факторы демократизации правопорядка / В.И. Затеев, Е.В. Портнягин. – Улан-Удэ, 2006; Зырянов М.Ю. Правосознание и правовое воспитание // Вестник Бурятского государственного университета. 2009. № 6а. С. 41-47; Лахман А.Г. Правосознание и правовое регулирование как понятия и реальность // Власть и управление на Востоке России. 2010. №1. С. 181-188; Петрова Г.И. Современные философские рефлексии относительно права, правовых отношений и юридической науки, их оформляющей // Вестник Томского государственного университета. 2010. №1. С. 60-64.

18 Поляков А.В. Общая теория права: проблемы интерпретации в контексте коммуникативного подхода. СПб.: Издательский дом С.-Петерб. гос. ун-та, 2004.

19 См.: Сорокин П.А. Элементарный учебник общей теории права в связи с учением о государстве. СПб.: Изд-во СПбГУ, 2009.

20 Карбонье, Ж. Юридическая социология / Ж. Карбонье. М.: Прогресс, 1986; Кульчар К. Основы социологии права. М.: Прогресс, 1981;  Deflem M. Sociology of law: Visions of a scholarly tradition. Cambridge, 2008.

21 Габрусенко В.В. Русская идея. Новосибирск, 1998; Чубайс И.Б. От русской идеи – к идее Новой России. Как нам преодолеть идейный кризис. Изд. 2-е, испр. М.: Издательский дом "Социальная защита", 1997; Гулыга А.В. Русская идея и ее творцы. М.: Соратник, 1995; Карасев Л.В. Русская идея: Символика и смысл // Вопросы философии. 1992. № 8. С. 92-104; Межуев В. М. О национальной идее // Вопросы философии. - 1997. - № 12. - С. 3-14;  Поляков Л. Логика "русской идеи" // Общественные науки и современность. 1992. № 3. С. 70-84; Сагатовский В.Н. Русская идея: продолжим ли прерванный путь? СПб., 1994; Уледов А.К. Русская идея как феномен национального самосознания // Alma mater: Вестник высшей школы. - 1992.  № 7/9 и др.

22 См.: Варданянц Г.К. Социальный генезис права: гештальтсоциологический анализ: автореф. дис. на соиск. учен. степ. д-ра соц. наук. М., 2008;  Гриценко Г.Д. Право как социокультурное явление (философско-антропологическая концепция): дисс. на соиск. учен. степ. д-ра филос. наук. Ставрополь, 2003; Днепровская И.В. Духовно-нравственный смысл права в русской идеалистической философии второй половины XIX века: автореф. дис. на соиск. учен. степ. д-ра. филос. наук. СПб., 2011; Иванов А.Н. Структурно-функциональные основания правового социума: автореф. дис. на соиск. учен. степ. д-ра. филос. наук. Н. Новгород, 2008; Масловская Е.В. Становление современных концепций западной социологии права: теоретико-методологические аспекты: автореф. дис. на соиск. учен. степ. д-ра соц. наук. М., 2009; Филиппов М.Ю. Правовой механизм трансформации личности: социально-философский анализ: автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. филос. наук. Ростов-на-Дону, 2009;  Пантыкина М.И. Феноменология правовой жизни: методология и социально-философский аспект исследования: автореф. дис. на соиск. учен. степ. д-ра. филос. наук. Екатеринбург, 2010 и др.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.