WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Кусля Александр Александрович

СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ

ФЕНОМЕНА ПОЛИТИЧЕСКОЙ ВЛАСТИ

В ТРАНЗИТИВНОМ ОБЩЕСТВЕ

09.00.11 – социальная философия

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Краснодар – 2012

Работа выполнена в ФГКОУ ВПО

«Краснодарский университет МВД России»

Научный руководитель –

доктор философских наук, профессор

Нарыков Николай Владимирович

Официальные оппоненты:

Голенкова Зинаида Тихоновна,

доктор философских наук, профессор,

Федеральное государственное

бюджетное учреждение науки

Институт социологии Российской

академии наук, заместитель директора;

Рудь Марина Юрьевна,

доктор философских наук, профессор,

Краснодарский краевой суд, судья 

Ведущая организация –

ФГБОУ ВПО «Кубанский

государственный аграрный университет»

Защита состоится 25 мая 2012 г. в 16 ч. 30 мин. на заседании диссертационного совета ДМ 203.017.01 по философским и социологическим наукам при Краснодарском университете МВД России (350005, г. Краснодар, ул. Ярославская, 128, зал заседаний диссертационного совета).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Краснодарского университета МВД России (350005, г. Краснодар, ул. Ярославская, 128).

Автореферат разослан 24 апреля 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета  С.Г. Черников

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Особый интерес и внимание к заявленной теме исследования, ее актуальность обусловлены следующими обстоятельствами.

Во-первых, углублением и обострением противоречия между пони­манием необходимости качественного изменения системы политической власти и достаточно прочной инерцией политико-управленческих структур традиционно строить политику на известном фундаменте системы «цель – средство», в которой для достижения цели все средства хороши. Изучение этого и связанных с ним других противоречий представляет собой несомненный как научный, так и практический интерес и преследует определенную цель – снижение их остроты и разрешение в направлении создания демократической модели осуществления политической власти.

Во-вторых, речь идет об уникальной для исследовате­лей ситуации, когда многие концептуальные проблемы организации функциони­рования кардинально обновляемого общества, адаптации ее участников к изменяющимся условиям, проблемы оптими­зации их взаимодействия во многом находятся на стадии осмысления, поиска наиболее эффективных и целесообразных форм решения. Все это, несомненно, составляет огромные трудности для организации и проведения исследования, но одновременно предоставляет возможность преодоле­ния невостребованности научного знания путем организации и под­держки широкого научного поиска, моделирования сис­тем взаимосвязи различных институтов общества в про­цессе их демократического обновления.

В-третьих, настоятельной необходимостью все более глубокого и обстоятельного отражения социально-философской наукой реальной политиче­ской практики. Наиболее полно и последовательно это должно реша­ться в социально-философских исследованиях, опира-ющихся на познание объек­тивных закономерностей функционирования экономических и социаль­но-политических систем и процессов, а потому способных раскрывать на макро- и микроуровне конкретные тенденции развития политичес­кой жизни, становления и развития различных систем политической власти. Наблюдается явный недостаток теоретических обобщений, социально-философского и филосо­фско-политологического анализа различных аспектов политической жизни общества, политических институтов, их структуры, состава, функциональных особенностей.

В-четвертых, актуальность темы определяется также ростом значения в социально-философской науке и политической практи­ке проблем предвидения, организации прогнозирования как новой ситуации в стране, так и развития мировых социальных и политических процессов. Основой такого науч­ного прогнозирования, моделирования социальных явлений выступает познание объективных закономерностей и тенденций развития об­щества, политических систем различных стран и их функционального проявления – механизмов политической власти – на основе выверенной социально-философской методологии.

Степень научной разработанности темы. Состояние научной разработки поставленной проблемы к настоящему времени можно квалифицировать как сложное и противоречивое, несмотря на то, что в рамках обществоведческой мысли был создан определенный потенциал идей по проблемам организации политической власти, в том числе в транзитивном обществе. К вопросам власти, ее источникам обращались представители западноевропейской мысли Т. Гоббс (1588–1679 гг.) и Д. Локк (1632–1704 гг.). Большую роль в развитии учения о власти сыграл Ш. Монтескье (1685–1775 гг.). В его книге «О духе законов» была сформулирована идея разделения властей, развиваемая в теорию, обосновывающую принципы законности, политической свободы и придания праву роли истинного регулятора взаимоотношений между государством и гражданами. Своеобразие анализа проблемы власти обнаруживается у И. Канта, И. Фихте, Г. Гегеля, русских мыслителей А. Герцена, Н. Чернышевского, В. Соловьева, Н. Бердяева и др. Кроме того, уже в раннюю эпоху истории политической мысли была замечена и обратная сторона феномена власти. Аристотель, а позднее и Монтескье указывали на опасность злоупотребления властью лицами, ею наделенными, использования ими властных возможностей для своей частной пользы, а не для общего блага.

Современные концепции власти можно классифицировать по ряду оснований. Прежде всего, концептуальные подходы к интерпретации политической власти, с известной долей условности и относительности, можно разделить при самом общем логико-гносеологическом анализе на два больших класса: атрибутивно-субстанциональные, трактующие власть как атрибут, субстанциональное свойство субъекта, даже как самодостаточный «предмет» или «вещь»; реляционные, описывающие власть как социальное отношение или взаимодействие на элементарном и на сложном коммуникативном уровнях. Атрибутивно-субстанциальные подходы к осмыслению власти, в свою очередь, можно подразделить на потенциально-волевые, инструментально-силовые и структурно-функциональные.

Потенциально-волевые концепции исходят из определения власти как способности или возможности навязывания воли каким-либо политическим субъектом. Такой подход был особенно влиятелен в традиции немецкой философской мысли. Гегель и Маркс, Фихте и Шопенгауэр, Ницше и Вебер использовали понятия «волевого свойства» или «волевой способности» в самых разных, порой даже когнитивно полярных определениях власти. Одним из первых, кто определил власть как «силовое распредмечивание», а также обнаружил ее важнейший признак в контроле над ресурсами, был в 1930-е гг. американский политолог Ч. Мерриэм. Это позволяет выделить специфическую инструментально-силовую концепцию власти, связанную, в первую очередь, с англо-американской традицией. Трактовки феномена власти как реальной силы (т. е. средства реализации воли) придерживаются и сторонники «силовой модели» власти англо-американской школы «политического реализма», которые и во внутренней (Д. Кэтлин), и в международной (Г. Моргентау) политике определяют власть как силовое воздействие политического субъекта, контролирующего определенные ресурсы и при необходимости использующего даже прямое насилие.

В современной теории разработаны системная и структурно-функциональная концепции власти, связанные, прежде всего, с работами Т. Парсонса, Д. Итона, Г. Алмонда, М. Крозье и др. С атрибутивно-субстанциональными концепциями власти тесно соседствуют реляционные, трактующие власть при помощи категории «социальные отношения». Надо сказать, что эти подходы достаточно тесно переплетаются между собой, например, в бихевиоризме. Поведенческий (бихевиористский) подход редуцирует все многообразие властного общения к элементарным отношениям между поведениями двух индивидов-акторов и соответствующим влияниям одного на другое. К этим концепциям примыкают и так называемые интеракционистские теории, согласно которым властное отношение выполняет роль особого способа обмена ресурсами между людьми (П. Блау) или асимметричного взаимодействия со сменой ролей акторов при разделе зон влияния (Д. Ронг), а также основного «стабилизатора» в совокупной системе общественных отношений, обеспечивающего посредством регулирования постоянно возникающих конфликтов по поводу распределения и перераспределения материальных, идеологических и других ресурсов (Р. Дарендорф, Л. Козер и др.) социальное равновесие и политический консенсус.

Наконец, к наиболее сложным и комбинированным подходам можно отнести коммуникативные (Х. Арент, Ю. Хабермас), а также постструктуралистские (или неоструктуралистские) (М. Фуко, П. Бурдье) модели власти, рассматривающие ее как многократно опосредованный и иерархизированный механизм общения между людьми, разворачивающегося в социальном поле и пространстве коммуникаций. Что касается новейших постструктуралистских (или неоструктуралистских) концепций «археологии и генеалогии власти» Фуко и «поля власти» Бурдье, то их объединяет не субстанционально-атрибутивное, а скорее реляционное видение власти как отношения и общения. Существует несколько подходов к проблеме транзитивного общества, выраженных в различных научных ракурсах. В частности, гендерный подход (Е.А. Тюгашев, А.А. Булыгина, М.В. Удальцова и др.), суть которого отражают фазы этногенеза и историческая траектория этносоциального организма, согласно которым можно конституировать половозрастную определенность социального организма. По отношению к России в рамках этого подхода активно рефлексируется кризис юности, ее гендерная идентичность определяется не только в половом, но и в возрастном измерении.

Следующим выступает социокультурный подход, выраженный в идее евразийской культуры (В.Н. Флоровский, Л.П. Карсавин, B.C. Соловьев, В.И. Вернадский, Н.С. Трубецкой, Л.Н. Гумилев др.). Смысл евразийства состоит в том, что практически все страны, населенные по преимуществу славянскими народами, могут быть отнесены к одному социокультурному региону. Для стран этого социокультурного региона, в том числе и для России, характерен транзитивный тип общества, т. е. постоянный переходный период, вызванный к жизни природными особенностями, социокультурными обстоятельствами, спецификой исторической судьбы. По мнению сторонников этого подхода, концепция евразийства способна содействовать решению вопроса относительно характера происходящих в российском обществе перемен – означают ли они движение в направлении вестернизации, преодоления этакратизма и корпоративного евразийства или формирование особой социальной реальности.

Общество переходного периода изучалось также в рамках концепции открытого и закрытого общества (А. Бергсон, К.Р. Попер, Дж. Сорос, А.С. Ахиезер, B.C. Нерсесянц, В.А. Лекторский др.). Смысл этой концепции состоит в том, что «трайбалистское», закрытое общество – это общество неизменных законов развития. Ему присущи тоталитарность, догматизм идей, примат общества над индивидом. Изучение транзитивного общества с использованием эвристических возможностей гендерного подхода, идеи евразийской культуры и концепции открытого и закрытого общества внесло свой вклад в понимание переходного периода. Однако полного и углубленного понимания сущности транзитивного общества в современном научном дискурсе, по мнению диссертанта, так и не сложилось.

Обобщая сказанное в отношении степени разработанности темы, можно отметить, что она оказалась недостаточно исследованной и значительно отстает в аналитическом плане от происходящих полити­ческих процессов.

В настоящее время большинство понятий с точки зрения социально-философского анализа либо не разработаны, либо не уточнены. Что же касается известных подходов к рассмотрению су­щности политической власти в транзитивном обществе, то они уже в определенной мере устарели и требуют серьезного переосмысления в связи с существенными переменами в общественно-политической жизни.

Целью диссертационной работы является разработка таких теоретико-методологических оснований выявления и адекватного выражения всего объема функциональных свойств и характеристик современных моделей политической власти, которые позволят не только обогатить, но в отдельных аспектах и изменить знания о феномене политической власти, не только раскрыть культурно-историческую специфику системы политической власти, действующей в современном российском обществе, но и определить методы и средства решения практических проблем повышения эффективности функционирования механизма политической власти.

В соответствии с поставленной целью необходимо решить следующие исследовательские задачи:

концептуализировать понятие власти;

сформировать методологический конструкт исследования феномена политической власти в транзитивном обществе;

определить содержание понятия «транзитивное общество» как социально-философской категории;

проанализировать сущность и структуру механизма политической власти;

проанализировать методологические подходы к решению проблемы моделирования механизма политической власти и его типизации;

определить основные тенденции совершенствования механизма политической власти в транзитивном обществе.

Объектом исследования определена система общественных отношений, возникающих по поводу власти.

Предметом исследования выступают система политической власти в обществе, претерпевающем кардинальные изменения во всех сферах жизнедеятельности, и механизм ее осуществления.

Теоретико-методологическая основа диссертационной работы. Работа выполнена в русле сциентистской философской парадигмы, рассматривающей социальную философию как метанауку, претендующую на выявление сущности социальных явлений и создание философских концепций на основе обобщения теорий, полученных в различных областях научного знания. Методология исследования базируется на принципах аналитической социальной философии. Предметом исследования выступает не столько сама социальная действительность, сколько размышления о ней. Поэтому модель социально-философского исследования состоит в реконструкции социальной реальности в виде логически непротиворечивой системы эмпирического и теоретического знания. Это знание затем переинтерпретируется в русле аксиологического социально-философского дискурса путем демонстрации целостного отношения автора к проблеме общественно-политических аспектов формирования механизма политической власти в транзитивном обществе.

Методологическим фундаментом исследования служит модель общества как открытой системы, претерпевающей постоянные изменения, в которой и социальные и политические процессы играют важную роль.

В качестве рабочего инструментария автор использует такие традиционные методы социально-философского исследования, как теоретический анализ, обобщение, сравнительный метод, индукцию и дедукцию.

Полученные в ходе исследования результаты характеризуются наличием следующих элементов научной новизны:

1. Систематизировано понятийное ядро концепта «власть», выявлены такие его базовые составляющие, как господство (доминирование), право, контроль (способность контролировать), сила, влияние, принуждение, авторитет, определена коммуникативная значимость этих компонентов, составляющих суть власти как дискурсивной категории.

2. Политическая власть определена как система институционально (нормативно) закрепленных социальных отношений, сложившихся на основе реального доминирования той или иной группы в использовании ею ресурсных возможностей государства для их распределения в интересах и по воле своих членов. 

3. Уточнено содержание термина «транзитивное общество» посредством описания его как состояния динамического перехода к обществу с относительно стабильной структурой. В качестве его характеристик выделяются моделирование направлений трансфор­маций, сознательное проектирование будущего состояния общества субъектами исторического процесса и осуществление транзита в сфере созна­ния индивида.

4. На основе функционального подхода понятие «механизм политической власти» представлено в качестве функционального проявления сущности политической системы, посредством которой осуществляется организация обществен­но-политической жизни. Содержание поня­тия «механизм политической власти» определено как обобщенное проявление сущности функциональной, институциональной и нормативно-регулятив­ной подсистем общества. Утверждается, что именно анализ механизма полити­ческой власти дает нам в определенном смысле законченную карти­ну реального состояния общественной жизни, политического процесса, информацию о возможной динамике и направленности его эволюции.

5. Исходя из определения в науке двух основных механизмов социального управления, двух принципиально различных оснований этого управления (первый механизм основывается на внешнем воздействии, второй – в большей мере на саморегуляции социальных процессов), предложена классификация современных механизмов политической власти по наличию того или иного соотношения двух противоположных принципов организации человечес­ких взаимоотношений в политической сфере общественной жизни: ав­торитарности и демократи­зма.

6. Определены причины влияния транзитивного состояния российского общества на потенциальные и реальные возможности авторитаризации власти, что находит свое выражение в явно обозначенной тенден­ции к институциональному оформлению этих возможностей как в зако­нодательных актах, так и в практике функционирования механизма политической власти.

Данные элементы новизны нашли отражение в следующих основных положениях, выносимых на защиту:

1. В качестве базовых составляющих понятийного ядра концепта «власть» выявляются: господство (доминирование), право, контроль (способность контролировать), сила, влияние, принуждение, авторитет. Все эти компоненты обладают коммуникативной значимостью и составляют суть власти как дискурсивной категории. Власть ощущает в себе волю, право и силу повелевать, равно и подчинение должно иметь смирение и рассудочность в акте повиновения. Такое сочетание по существу является идеалом двойственности власти. Но возможно и другое, когда власть принимает принудительную форму, облеченную силой принуждения, и это бывает всегда при отсутствии элемента сознательного подчинения.

Феноменологический и онтологический анализ власти показал, что сущность ее обусловлена психологической основой, потому что это единственная почва, разумно объясняющая общий факт власти и его различные проявления. Источник власти, без сомнения, составляет свойство всякого живого существа влиять на другое существо.

2. Среди универсальных, базовых, первичных свойств политической власти выделяются: свойство асимметричности, которое не просто характеризует доминирование воли властителя и неравенство его статуса со статусами подвластных ему, но и отражает качественные различия их возможностей, ресурсов, прав, полномочий и других параметров жизнедеятельности; свойство инверсионности, которое свидетельствует о том, что положение властвующих постоянно подрывается активностью подвластных, в результате чего их статусы могут динамично изменяться и даже превращаться в противоположные; свойство ресурсности (ресурс – это определенное основание власти или все те средства, которые позволяют субъекту добиться доминирования); свойство кумулятивности, означающее, что в сфере властных отношений любой субъект ориентируется, прежде всего, на собственные интересы (а не на потребности партнера), пытаясь расширить зону собственного влияния и контроля; свойство полиресурсности, которое свидетельствует о том, что политические структуры, и прежде всего государство, обладают доступом практически ко всем ресурсам, имеющимся в распоряжении общества.

3. Транзитивное общество следует рассматривать как общество переходного периода, под которым автор понимает непрерывность и прерывность общественного развития, которые сменяются стабильностью и изменчивостью, а транзитивность – как особое состояние общества, в котором старые ценности уже не работают или по инерции продолжают сосуществовать с новыми, находящимися в становлении. К основным атрибутивным характеристикам транзитивного общества относятся: а) неустойчивость, неравномерность протекающих социальных процессов; б) антиномичность разума, деятельности и поступков человека, которая приводит к катаклизмам социума; в) особая ситуация сознания, когда большинство социальных категорий и норм, в соответствии с которыми человек определял свое место в социуме, кажутся утратившими свои границы и ценности; г) временный процесс ценностных изменений общества, итогом развития которого являются вступление в другую стадию и утверждение новых социальных отношений; д) повышенная инновационная активность, конструирующая «создание принципиально нового социального порядка.

4. Механизм политической власти представляет собой систему  определен­ных способов, методов и средств осуществления политической власти, динамичное функциональное проявление политической системы, понятие, посредством которого можно определить сущность поли­тической системы общества, характер и направленность политической власти. Исходя из такого понимания механизма политической власти, выделяются следующие основные его компоненты: а) способы осуществления власти – форма правления, форма и роль государства (государственного устройства), партийная и изби­рательная система; б) методы осуществления политической власти – демократичес­кие и авторитарные и степень их соотношения в политико-управлен­ческой практике; в) средства осуществления власти – экономические, идеологи­ческие, дипломатические, собственно политические, военно-силовые, понимаемые как система возможностей (ресурсов) власти и институ­тов, их реализующих.

Основными характеристиками механизма политической власти  являются: а) степень легитимности механизма политической власти; б) характер и содержание предоставляемых гражданских прав и свобод; в) степень достаточности ресурсов (возможностей) для реали­зации этих прав и свобод, а также показатель их предоставления возможно большему числу граждан конкретного общества; г) характер взаимоотношений между различными политическими институтами и субъектами политического процесса по поводу поли­тической власти; д) степень зависимости форм правления, особенностей организа­ции политико-управленческих структур от фактического распределе­ния позиций власти и влияния в государстве; е) характер разрешения конфликтов в обществе, интенсивность и масштабы применения военно-силовых методов и средств, их реали­зующих, для разрешения конфликтов; ж) степень выраженности и характер влияния латентных полити­ческих сил на процессы принятия политико-управленческих решений.

5. В реальной жизни нет механизмов, постро­енных и функционирующих только на одном из принципов организации социального управления, и механизмы политической власти конкретных стран от­личаются друг от друга совокупностью объективных и субъективных условий и факторов, предопределяющих то или иное соотношение авторитаризма и демократии в общественной и политико-управленческой практике. Типами механизма политической власти определены: устойчиво-демократический; демократически-авторитарный; устойчиво-авторитарный.

Анализ характера и направленности эволюции различных типов механизма политической власти предопределил необходимость уче­та особенностей их транзитивного состояния, которое не вписывается по каким-то основаниям в предложенную классификацию. Темпы процесса консо­лидации и интеграции структур в качественно новое состояние зави­сят от конкретно-исторических условий, традиций, совокупности фа­кторов внутреннего и внешнего порядка. Во многом эти темпы определяются также таким типом механизма полити­ческой власти, который наиболее полно учитывает особенности пе­реходного состояния общества, политико-управленческих структур. Этот тип механизма власти определен как переходный. Объектом исследования данного типа может быть складывающийся механизм политической власти в транзитивном обществе, в частности в постсоветской России.

6. Транзитивное состояние российского общества определяет потенциальные и реальные возможности авторитаризации механизма политической власти. Объек­тивость такого процесса определяется тем, что, пре­ломляясь в соответствующей социокультурной среде, инновации не доходят в желаемом для центральной политической власти виде; усиливается влияние местных социально-политических структур, стре­мящихся обособиться от влияния извне; население ориентируется в большей степени на региональные и национальные обычаи, нормы, традиции, а не на центр; апробированные в стабильных обществах демократические процедуры разрешения конфликтов малоэффективны; происхо­дит усиление экономического элитизма и связанных с этим безрабо­тицы, инфляции, обнищания больших масс населения, что рождает си­льнейшее поле социальной напряженности.

Авторитарные методы необходимы для осуществления политической власти как условие демократизации общественно-политической жизни. Отсюда и возмож­ность рассмотрения модернизированности общественных и политических институтов не в связи с их соответствием демократическим стан­дартам, а в зависимости от их прочности и организованности, гаран­тирующих приспособление к постоянно меняющимся социальным целям. Авторитарный характер методов осуществления политической власти может обеспечить переход к демократическим процедурам во всех сферах жизнедеятельности общества только при соблюдении следующих условий: компетентность политических лидеров, способных, сохраняя союзы единомышленников, достигать соглашения с оппозицией; способность правительства проводить свой курс, несмотря на давление политических «флангов»; выделение качественно различных и непродолжительных эта­пов в процессе реформ, каждый из которых должен иметь конкретные цели и собственные приоритеты; точное определение расстановки политических сил и тщатель­ное изучение ожиданий и настроений населения.

Научно-практическая и теоретическая значимость диссертационного исследования. Разработка проблем власти в философии, исследуемых в диссертации, и полученные результаты способствуют уточнению и углублению представлений о специфике современных властных отношений в системе социального знания, неоднозначном характере ее функционирования в транзитивном обществе и теоретическому конструированию соответствующих моделей. Результаты исследования значимы также и для историко-философской мысли, поскольку предполагают взаимодействие общей философско-методологической базы с конкретным дискурсом власти. В части ценностных ориентаций социальной философии анализ моделей механизма политической власти и его структуры позволяет раскрыть динамику взаимосвязи массового сознания со свойственным данному обществу типом власти, выявить доминирующие тенденции развития механизма политической власти.

Апробация работы. Основные положения и результаты диссертационного исследования отражены в выступлениях на международных, всероссийских и межвузовских конференциях.

Основные научные результаты исследования нашли отражение в пяти публикациях автора общим объемом 8,85 п. л., в том числе в монографии и одном издании, включенном в перечень ВАК Минобрнауки России.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, двух глав, включающих шесть параграфов, заключения и списка использованной литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются выбор и актуальность темы диссертационного исследования, раскрывается степень ее разработанности, определяются объект и предмет, формулируется цель и ставятся задачи исследования, раскрывается научная новизна, формулируются основные положения, выносимые на защиту, обосновывается теоретическая и практическая значимость работы.

В главе 1 «Теоретико-методологические основания определения феномена политической власти в транзитивном обществе» формулируется методологический конструкт социально-философского исследования феномена власти и ее разновидности – политической власти, анализируется понятийное поле обозначенной научной проблемы.

В параграфе 1.1 «Социально-философский дискурс власти» проводится анализ понятийного ядра концепта «власть», выявляются такие его базовые составляющие, как господство (доминирование), право, контроль (способность контролировать), сила, влияние, принуждение, авторитет. Диссертант полагает, что все эти компоненты концепта обладают коммуникативной значимостью и составляют суть власти как дискурсивной категории. В работе власть рассматривается в различных ипостасях: как содержательная, когнитивная, и прагматическая категория.

Власть как содержательная категория определяется автором как предмет общения, тема разговора, и в этом плане данная категория выступает проявлением языковой концептуализации власти. Концепт «власть» как объект рефлексии оказывается весьма значимым для социально-философского дискурса. Власть и в абстрактном смысле, и в значении «конкретные представители власти» нередко выступает в качестве объекта осмысления, интерпретации и критики.

Власть как когнитивная категория рассматривается в работе как «власть языка» – способность языка навязывать мировидение, создавать языковую интерпретацию картины мира. Навешивание ярлыков, активное вмешательство в процесс именования, столь характерное для политиков «во власти», является попыткой воздействовать на существующую в сознании электората картину мира политики, на его когнитивную базу в области политической коммуникации.

Власть как прагматическая категория анализируется в связи с интенциональным аспектом общения в институциональных типах дискурса. Как показал анализ соответствующего концепта, феномен власти самым тесным образом связан с принуждением. Власть определяется как возможность навязывания своей воли другим вопреки сопротивлению, как право коллективного агента накладывать обязательства и принуждать к действиям. В коммуникативном плане власть проявляется в способности заставить других принять выгодную для говорящего интерпретацию действительности, т. е. в принуждении к точке зрения.

Дискурсивное выражение власти рассматривается автором как часть общецивилизационного процесса: эволюция стратегии власти заключается в том, что власть начинает опираться не столько на телесное принуждение и наказание, сколько на легитимацию силы в форме права, на управление человеческим поведением посредством слова.

В работе отмечается, что власть как явление в человеческом обществе может проявляться в чистом виде – как право властвования, полученное по наследству, завоеванное силой, взятое избранием, или в «нечистом» виде – через деньги и обман. С учетом этого диссертант рассматривает двойственность власти, показывает как позитивные, так и негативные ее стороны, источники и последствия, добро и зло во власти, человека во власти.

Двойственность власти, по мнению автора, характеризуется тем, что она имеет активное и пассивное начало, слагается из властвования и подчинения. Власть ощущает в себе волю, право и силу повелевать, равно и подчинение должно иметь смирение и рассудочность в акте повиновения. Такое сочетание по существу является идеалом двойственности власти. Но возможно и другое, когда власть принимает принудительную форму, облеченную силой принуждения, что бывает всегда при отсутствии элемента сознательного подчинения, но держится она либо на страхе, либо на временном интересе. Из этого следует признать, что последнее сочетание стало наиболее типичным для современной власти практически во всем мире.

Феноменологический и онтологический анализ власти показал, что сущность ее обусловлена психологической основой. Потому что это единственная почва, разумно объясняющая общий факт власти и его различные проявления. Источник власти, без сомнения, составляет свойство всякого живого существа влиять на другое существо. Такое влияние может быть для последнего приятным или неприятным, сознаваемым или несознаваемым, благотворным или гибельным.

В заключение параграфа отмечается, что способность людей группироваться еще более осложняет этот факт, порождая власть и подчинения коллективные. Но при этом не излишне заметить, что сама способность группировки в некоторую коллективность обусловливается у людей их способностью властвовать и подчиняться. Заключая рассуждения о феномене власти, автор подчеркивает, что он (феномен) заключается в ее вечности, двойственности и жизненной необходимости для всякого человеческого сообщества и каждой человеческой личности. Ибо там, где нет власти, там разрушение и смерть.

В параграфе 1.2 «Методологический конструкт исследования феномена политической власти в транзитивном обществе» утверждается, что ключевая разновидность власти – власть политическая – обладает колоссальными конструирующими способностями, представляет самый мощный источник развития общества, орудие социальных преобразований и трансформаций. В работе автор анализирует два наиболее общих класса теорий, на основе которых удается объяснить все атрибуты политической власти: основания, объем, интенсивность, формы и методы принуждения, а также другие основные параметры. Первый из них – атрибутивно-реляционистский. Его сторонники связывают сущность власти с различными свойствами человека и сторонами его индивидуальной (микрогрупповой) деятельности. В качестве типичных примеров такого подхода автор приводит теорию «сопротивления» (Д. Картрайт, Б. Рейвен, К. Леви), согласно которой власть возникает в результате преодоления одним субъектом сопротивления другого. Такова же по существу и «теория обмена ресурсов» (П. Блау, Д. Хиксон), авторы которой предполагают, что власть формируется в результате обмена одним субъектом своих (дефицитных для контрагента) ресурсов на необходимое ему поведение другого и т. п.

Указанным позициям противостоит точка зрения, трактующая власть в качестве анонимного, надперсонального, безличного свойства социальной системы, обезличенной воли обстоятельств, принципиально несводимой к характеристикам индивидуального или группового субъекта. И этот класс теорий обозначается как системный. Т. Парсонс трактовал власть в качестве «обобщенного посредника» в социальном (политическом) процессе, а К. Дойч видел в ней аналог денег в экономической жизни или «платежного средства» в политике, который срабатывает там, где отсутствует добровольное согласование действий. Для относящихся к этому направлению марксистских взглядов характерно представлять политическую власть в качестве функции социального аппарата того или иного класса, формирующего общественные отношения, предопределяющие его способность навязывать свою волю другому классу (или обществу в целом) и тем самым обеспечивающие его социальное господство. К данному направлению относятся и информационно-коммуникативные трактовки власти (Ю. Хабермас).

Но наиболее ярко, по мнению автора, суть системного подхода выражена в постструктуралистских теориях (М. Фуко, П. Бурдье). В крайних вариантах они интерпретируют власть как некую модальность общения, «отношение отношений», изначально присущее всему социальному, не локализуемое в пространстве и не способное принадлежать кому-либо из конкретных общественных субъектов. При таком подходе политическая власть, по сути, отождествляется не только со всеми политическими, но и со всеми социальными отношениями в целом. Как относительно самостоятельное и качественно определенное явление, политическая власть обладает целым набором присущих ей свойств и характеристик. Среди них в работе выделяются и анализируются универсальные черты, объединяющие политическую власть с другими разновидностями социальной власти – экономической, нравственной, правовой, информационной и др., а также специфические черты, присущие исключительно ей как собственно политическому явлению.

Среди универсальных, базовых, первичных свойств политической власти автором анализируется свойство асимметричности, которое не просто характеризует доминирование воли властителя и неравенство его статуса со статусами подвластных ему, но и отражает качественные различия их возможностей, ресурсов, прав, полномочий и других параметров жизнедеятельности. Серьезное внимание уделяется и такому свойству, как инверсионность, которое свидетельствует о том, что положение властвующих постоянно подрывается активностью подвластных, в результате чего их статусы могут динамично изменяться и даже превращаться в противоположные. Далее в работе анализируется такое принципиально важное свойство власти, как ее ресурсность. В самом общем виде ресурс – это определенное основание власти или все те средства, которые позволяют субъекту добиться доминирования. В диссертации рассматривается такое свойство политической власти, как кумулятивность, означающее, что в сфере властных отношений любой субъект ориентируется, в первую очередь, на собственные интересы (а не на потребности партнера), пытаясь расширить зону собственного влияния и контроля. Далее анализируется такое свойство политической власти, как полиресурсность, которое свидетельствует о том, что политические структуры, и прежде всего государство, обладают доступом практически ко всем ресурсам, имеющимся в распоряжении общества.

В заключение параграфа отмечается, что в политической сфере главным субъектом власти является группа, поэтому политическую власть можно определить как систему институционально (нормативно) закрепленных социальных отношений, сложившихся на основе реального доминирования той или иной группы в использовании ею прерогатив государства для распределения разнообразных общественных ресурсов в интересах и по воле своих членов. 

В параграфе 1.3 «Транзитивное общество и его атрибутивные признаки» отмечается, что кризис и ломка устаревших социально-политических институтов в современном российском обществе, общая неопределенность, противоречивость, экономический кризис обусловливают рассогласованность системы координат общественного развития (вертикали власти и горизонтали коммуникации), социальную нестабильность. Решение заявленной задачи, как отмечается в работе, возможно с учетом категорий диалектики общего (всеобщей истории) и единичного (этапы истории, страны, государства, этносы). Автор анализирует термин «транзитивность» в пространстве нескольких категориальных полей: гендерная концепция транзитивности отличается односторонностью, так как не учитывает все качественные изменения социального организма как целостного явления; социокультурный подход рассматривает транзитивный тип общества как постоянный переходный период для стран, населенных преимущественно славянскими народами; рационально-критическая концепция рассматривает транзитивное общество как переходный период из одного качественного состояния в другое, в частности от тоталитарного (закрытого) к обществу открытого типа. Закрытому обществу присущи тоталитарность, догматизм идей, приоритет общества над индивидом. В условиях открытого общества наглядно проявляют себя рационально-критическое мышление, целесообразное управление социальным развитием. Открытое общество как транзитивный социум генерирует условия для инноваций, которые востребуют новый тип лидера.

Автор в работе аргументирует, почему именно эта концепция наиболее привлекательна, и отмечает, в частности, что это объясняется определением в качестве предмета исследования политической власти и тем, что представители этой концепции акцентируют внимание на такой стороне социума, как режим государственной власти, принимая во внимание только политическую сферу развития и через нее рассматривая возможности целостных изменений социального организма. 

В исследовании представляется целесообразным рассматривать транзитивное общество как общество переходного периода. Под транзитивным обществом автор понимает непрерывность и прерывность общественного развития, которое сменяется стабильностью и изменчивостью. Изучение транзитивного общества дает возможность целостного понимания переходного периода и его особенностей. Далее в работе анализируются основные атрибутивные характеристики, которые позволяют идентифицировать данное явление в рамках социума: а) неустойчивость, неравномерность протекающих социальных процессов; б) антиномичность разума, деятельности и поступков человека, которая приводит к катаклизмам социума; в) особая ситуация сознания, когда большинство социальных категорий и норм, в соответствии с которыми человек определял свое место в социуме, кажутся утратившими свои границы и ценности; г) временный процесс ценностных изменений общества, итогом развития которого является вступление в другую стадию и утверждение новых социальных отношений; д) повышенная инновационная активность, конструирующая создание принципиально нового социального порядка.

В диссертации отмечается, что, несмотря на столь широкое употребление концепта «транзитивное общество», однозначного представления в философском дискурсе о содержании данного понятия не сложилось. Автор анализирует две линии исследований транзитивности. Первая, которую можно условно обозначить как этносоциокультурный подход, берет начало в религиоз­но-философских трудах эпохи Средне­вековья (Бонавентура) и этнографии (А. ван Геннеп). Ее характеризуют интерес к внутренним переходам, трансформация душевной организации, внутреннего мира человека под воздействием традиций ду­ховной практики, культуры. Вторая может быть обозначена как политичес­кая транзитология. Транзит понимается в данной исследовательской парадигме как демократический переход. Разработка общих закономерностей, моделей перехода от тоталитарных режимов к де­мократическим связывается с именами Д. Ростоу, А. Пржеворского, Ф. Шмиттера, Г. О'Доннела, X. Линца, С. Хантингтона и др. Наряду с этносоциокультурным и поли­тологическим направлениями в исследовании транзитивного общества, постепенно начинает складываться представление о нем и в рамках социальной философии. Со­циально-философский анализ транзитив­ного общества базируется на понимании транзита как одного из типов модерниза­ции. На основании разделения обществ на «традиционные» – иерархизированные, сохранившие персонализированные отно­шения зависимости и барьеры социальной мобильности и «современные», характе­ризующиеся универсальным господством рационального начала и функциональной дифференциацией социальных инсти­тутов, преодолением отношений личной зависимости и выдвижением на первый план утилитарно ориентированного дейс­твия автономного индивида (М. Вебер, Ф. Теннис и Т. Парсонс), описывается модернизационный переход от традиционного к современному обществу (С. Айзенштадт). Причем, поскольку все общества разви­ваются по направлению к современному обществу, проходя определенные этапы, становится возможной разработка общей для ряда обществ теории модернизации, а модернизационный переход и представ­ляет собой транзит от традиционного к современному обществу.

В заключение параграфа автор отмечает, что содержание термина «транзитивное общество» в целом описы­вает состояние динамического перехода к обществу с относительно стабильной структурой. В качестве его характеристик стоит отметить «проектность» направления трансфор­маций, сознательное проектирование будущего состояния общества субъектами исторического процесса (описываемое в рамках политологических исследований) и осуществление транзита в сфере созна­ния индивида. Жизненный мир индивида и способы коммуникации в транзитивном обществе становятся основой  ценностно-нормативного консенсуса как предпосылки нового общества с относительно стабиль­ной структурой.

В главе 2 «Механизм политической власти как объект социально-философского анализа» подробно анализируются сущность, структура, типы механизма политической власти, в том числе и в транзитивном обществе, а также перспективы развития механизма политической власти в нынешней России.

В параграфе 2.1 «Механизм политической власти в социально-философском дискурсе» автор отмечает, что в условиях политической модернизации общественных систем до­минирующее место в социальной технологии занимают методы и спосо­бы осуществления власти, эффективность и стабильность политичес­кой организации, формы, уровни и степень демократизации в государ­стве. Эти понятия в самом общем плане характеризуют функциональную сторону политической системы, реальный механизм политической вла­сти. В работе диссертант, отдавая должное ученым, внесшим существенный вклад в разработку определения понятия «механизм политической власти», делает попытку изложения собственной точки зрения и определяет механизм политической власти как систему определен­ных способов, методов и средств осуществления политической власти, как динамичное функциональное проявление политической системы, как понятие, посредством которого можно определить сущность поли­тической системы общества, характер и направленность политической власти.

Таким образом, суть проблемы механизма политической власти состоит в изучении социальных элементов государства, рассмотрении форм правления с точки зрения того, какой из методов преобладает в управ­лении государством, какие существуют возможности контроля граждан­ского общества за деятельностью государственных структур, как го­сударство реализует задачу урегулирования конфликтов в самом гра­жданском обществе, обеспечивая личные права и свободы граждан, в какой степени гарантируются легальные выражения плюрализма инте­ресов.

Далее в работе определяется, что понятие «механизм политической власти» предстает в качестве функционального проявления сущности политической системы, посредством которого осуществляется организация обществен­но-политической жизни. Система определенных способов, форм, мето­дов и средств осуществления политической власти определяет, по мнению автора, в конечном счете, и форму правления, и форму государ­ственного устройства, характер избирательной и партийной систем, порядок реализации и гарантии основных прав и свобод граждан в конкретном обществе, характер и направленность дви­жения общества. Одновременно в работе утверждается, что содержание поня­тия «механизм политической власти» представляет собой обобщенное проявление сущности функциональной, институциональной и нормативно-регулятив­ной подсистем общества. Именно анализ механизма полити­ческой власти дает в определенном смысле законченную карти­ну реального состояния общественной жизни, политического процесса, информацию о возможной динамике и направленности его эволюции.

Исходя из такого понимания механизма политической власти, автор выделяет следующие основные его компоненты: а) способы осуществления власти – форму правления, форму и роль государства (государственного устройства), партийную и изби­рательную систему; б) методы осуществления политической власти – демократичес­кие и авторитарные и степень их соотношения в политико-управлен­ческой практике; в) средства осуществления власти – экономические, идеологи­ческие, дипломатические, собственно политические, военно-силовые, понимаемые как система возможностей (ресурсов) власти и институ­тов, их реализующих.

Определив основные компоненты механизма политической власти, автор выделяет и анализирует некоторые его характеристики: а) степень легитимности механизма политической власти; б) характер и содержание предоставляемых гражданских прав и свобод; в) степень достаточности ресурсов (возможностей) для реали­зации этих прав и свобод, а также показатель их предоставления возможно большему числу граждан конкретного общества; г) характер взаимоотношений между различными политическими институтами и субъектами политического процесса по поводу поли­тической власти; д) степень зависимости форм правления, особенностей организа­ции политико-управленческих структур от фактического распределе­ния позиций власти и влияния в государстве; е) характер разрешения конфликтов в обществе, интенсивность и масштабы применения военно-силовых методов и средств, их реали­зующих, для разрешения конфликтов; ж) степень выраженности и характер влияния латентных полити­ческих сил на процессы принятия политико-управленческих решений.

Анализ различных точек зрения и социальной практики более ранних и современных механизмов политической власти позволяет сделать вывод, что ни один из них не существовал в чистом виде. Это обусловило необходимость определения основных условий, при которых происхо­дит складывание того или иного характера механизма политической власти. К числу таких условий автор относит следующие:

объективные: а) объем и характер задач, решаемых обществом, и степень участия в них органов государственного управления; б) соотношение сил между господствующим социальным слоем и иными слоями и группами в обществе; в) наличие противоречий внутри правящей элиты и степень их обострения, характер разрешения; г) характер и направленность политической динамики, опреде­ляющей функционирование государства на конкретном этапе его раз­вития; д) наличие институциональной вертикали и горизонтали прове­дения политико-управленческих импульсов; е) материально-технические и природно-климатические условия жизнедеятельности общества, территориально-пространственные и ге­ополитические условия и др.;

субъективные: а) характер и степень влияния в обществе господствующей иде­ологии; б) характер и степень распространенности в обществе полити­ческих традиций; в) степень восприятия и устойчивость основных ценностных ориентаций, характер господствующей системы ценностей в обществе; г) тип политической культуры, господствующей в данном обще­стве, и уровень ее усвоения основными социальными слоями и группа­ми; д) наличие или отсутствие ярко выраженного харизматического лидера; е) характер и степень устойчивости стереотипов политического поведения основных социальных слоев и групп; ж) социально-психологическая реакция населения на тот или иной характер и направленность политико-управленческих импульсов, тот или иной тип механизма политической власти.

В заключение параграфа отмечается, что совокупность объективных и субъективных условий исторической деятельности социальных слоев и групп, общества в целом в ходе этой деятельности становится действующей причиной, фактором скла­дывания того или иного характера политической власти, того или иного типа механизма ее осуществления.

В параграфе 2.2 «Модели механизма политической власти и проблемы их типизации» определяется, что разработка проблем механизма политической власти предполагает и разработку его моделей, а также решение проблемы их типизации. Автор выделяет два принци­пиально различных подхода к определению типов механизма политической власти. Первый – так называемый классовый подход, исходящий из методологии ортодо­ксального марксизма. При нем механизм осуществления политической власти рассматривается через призму классового господства. Второй подход к определению типов политического режима исхо­дит из анализа основных принципов организации системы политичес­кой власти. Критерием типизации служат не признаки «классового господства», а реальные политические и правовые механизмы осуще­ствления власти в обществе.

В работе диссертант анализирует достаточно широкий круг точек зрения на проблемы типизации механизма политической власти и, отдавая должное сделанному ранее, предпринимает попытку решения проблемы типизации механизмов политической власти. Исходя из того, что существуют два основных механизма социального управления, два принципиально различных основания этого управления (внешнее воздействие и саморегуляция социальных процессов), автор классифицирует современные механизмы политической власти по наличию того или иного соотношения двух противоположных принципов организации человечес­ких взаимоотношений в политической сфере общественной жизни: ав­торитарности и демократи­зма. Далее в работе выделяются некоторые типологические признаки механизмов политической власти.

Для устойчиво-демократического механизма политической власти такими признаками являются: а) признание народа в качестве источника власти; б) выборность на основе честных и соревновательных выборов основных органов государства и должностных лиц, их подотчетность избирателям; в) подконтрольность и ответственность органов государства, формируемых путем назначения, перед выборными учреждениями; г) признание фактического равноправия граждан; д) провозглашение и гарантирование основных демократических прав и свобод; е) легальное выражение плюрализма интересов в обществе; ж) построение государственного аппарата по принципу «разде­ления властей»; з) равенство всех граждан перед законом, защита прав отдель­ных личностей и меньшинств.

Для общественной и политико-управленческой практики устойчиво-демократичес­кого механизма политической власти характерны: достаточно высокая степень легитимности; наличие и высокая степень эффективности использования ресурсов (возможностей) для реализации основных интересов населения, достижения социальной и политической стабильности, для предоставления основных прав и свобод возможно большему числу граждан общества; консенсусный характер взаимоотношений между различными общественными институтами и субъектами жизнедеятельности и политического процесса по поводу политической власти; законодательно оформленное и контролируемое обществом фак­тическое распределение позиций власти и влияния в государстве; демократический, договорной характер разрешения внутриполи­тических конфликтов с максимально возможным отказом от применения военно-силовых методов; тщательное законодательное оформление возможности примене­ния вооруженных сил и детальная проработанность порядка их приме­нения; неопределяющий характер влияния латентных политических сил на процессы принятия политико-управленческих решений.

Следующим типом механизма политической власти в работе определен демократически-авторитарный. Наряду с реально функционирующими демократическими механизмами и процедурами формирования власти, ее политико-управленческой прак­тики, этот механизм может характеризоваться следующим: невысокой степенью легитимности власти; сложностью и масштабностью задач, решаемых об­ществом на кризисных этапах его развития, требующих значительной концентрации и централизации политической власти; неоднозначным отношением политически активных слоев и групп населения к результатам решения задач политико-уп­равленческими структурами; многосоставностью общества, существенно за­трудняющей становление и эффективность применения демократических механизмов и процедур; недостаточностью или низкой эффективностью исполь­зования ресурсов (возможностей) для удовлетворения инте­ресов основных социальных страт общества и усилением авторитар­ных начал в политической власти в связи с этим; усиливающимся конфликтно-конкурентным характером взаимоотношений между различными общественными и политическими институтами и су­бъектами политического процесса по поводу политической власти; усилением «закулисных начал» в организации и проведении фактического распределения позиций власти и влияния в государстве; обострившимся характером конфликтов в полити­ческой элите и тенденцией к отходу от консенсусной практики раз­решения конфликтов в обществе и к возобладанию силовой практики их разрешения; усилением влияния латентных политических сил на процессы принятия политико-управленческих решений.

В качестве третьего типа механизма политической власти в работе выделяется устойчиво-авторитарный. Он характеризуется концепцией и практикой властвования преимущественно насильственными средствами. В условиях авторитаризма игнорируются и произвольно нарушаются права и свободы личности, подвергаются преследованию независимые общественные объединения, процедура выборов носит фиктивный, по­казной характер, народ отчужден от власти и не принимает реально­го участия в ее формировании и осуществлении, население страны превращено в простой объект политических манипуляций, личность лишена гарантий безопасности.

В заключение параграфа, проанализировав характер и направленность эволюции различных типов механизма политической власти, автор пришел к пониманию необходимости уче­та особенностей их транзитивного состояния, которое не вписывается по каким-то основаниям в предложенную классификацию. Такой тип механизма власти определяется в работе как переходный. Объектом исследования такого типа может быть складывающийся механизм политической власти в транзитивном обществе, в частности в постсоветской России.

В параграфе 2.3 «Основные тенденции совершенствования механизма политической власти в транзитивном обществе» отмечается, что главное содержание современного этапа социально-политическо­го реформирования Российской Федерации определяется объективными потребностями принятия новой модели общественного устройства. Автор предпринимает попытку анализа механизма политической власти в России с ее транзитивным состоянием, положив в основу этого анализа уже определенные ранее общие характерные признаки, показатели исследуемого явления.

Первым из рассматриваемых показателей выступает степень ле-гитимности механизма политической власти. Многочисленные результаты социологических опросов последнего времени показывают, что массовое сознание в своей подавляющей части претерпело значительные изменения – от состояния общественного подъема, веры в скорое лучшее будущее и поддержки власти до состояния отчуждения и неприятия официального полити­ческого курса и столь же мощного общественного пессимизма и без­верия в улучшение ситуации. Это дает автору основание утверждать, что в настоящее время очевидно крайне негативное воздействие принятых политико-управленческих решений на общественное настро­ение и жизненный уровень подавляющего большинства жителей России.

Далее в работе анализируется такой характерный признак механизма политической власти, как степень достаточности ресурсов (возмож­ностей) власти для реализации прав и свобод, удовлетворения ос­новных потребностей как можно большего числа граждан. По мнению автора, нынешнее реформирование общественной и экономической жизни при­вело, к сожалению, к обострению проблемы ресурсов и во многом являет собой пример их явно неэффективного и непроду­манного использования. Даже имеющиеся значительные ресурсы правящая элита расходует пока что скорее сообразно своим собственным потребностям, чем потребностям общества. Анализ происшедших событий показывает, что практически во всех областях своей деятельности эта элита в первую очередь озабочена укреплением своих собственных позиций.

Рассматривая такой характерный признак механизма политической власти, как характер взаимоотношений между различными политически­ми институтами и субъектами политического процесса по поводу власти, автор анализирует две взаимоисключающие и одновременно предполагающие существова­ние друг друга тенденции: с одной стороны, развитие апробированных ранее и поиск но­вых демократических процедур и механизмов осуществления политичес­кой власти, с другой – определенная их дискредитация в силу неумелого использования и отторжение в силу отсутствия прочных демократических традиций и стереотипов демократического политиче­ского поведения.

Проведенный анализ позволил автору утверждать, что по характеру функционирования складывающийся в Рос­сии (в ее транзитивном состоянии) механизм политической власти можно определить как переходный, в некотором роде корпоративистский или олигархический, опирающийся в своей деятельности не столько на конкуренцию, сколько на сговор элит и открывающий широкие возмож­ности для согласованного раздела ими сфер влияния с целью совмес­тной деятельности по укреплению власти. Кроме того, можно отме­тить, что этот режим декларируется как демократический, а на практике в определенной мере является авторитарным.

В работе анализируется влияние транзитивного состояния российского общества на потенциальные и реальные возможности авторитаризации власти, что находит свое выражение в явно обозначенной тенден­ции к институциональному оформлению этих возможностей как в зако­нодательных актах, так и в практике функционирования механизма политической власти. Автор определяет и некоторые объек­тивные причины такого процесса, характеризующиеся тем, что: а) пре­ломляясь в соответствующей социокультурной среде, инновации не доходят в желаемом для центральной политической власти виде; б) усиливается влияние местных социально-политических структур, стре­мящихся обособиться от влияния извне; в) население ориентируется в большей степени на региональные и национальные обычаи, нормы, традиции, а не на центр; г) апробированные в стабильных обществах демократические процедуры разрешения конфликтов малоэффективны (так, например, голосование и референдум лишь усиливают поляриза­цию противоборствующих политических сил, а их итоги сразу же на­чинают оспариваться проигравшей стороной, произвольно истолковы­ваться выигравшей, усиливая конфликтность ситуации); д) происхо­дит усиление экономического элитизма и связанных с этим безрабо­тицы, инфляции, обнищания больших масс населения, что рождает си­льнейшее поле социальной напряженности.

В заключение параграфа, анализируя ситуацию с осуществлением коренных преобразований в транзитивной России, автор указывает на наличие серьезных оснований для ав­торитарных методов осуществления политической власти как условия демократизации общественно-политической жизни. Отсюда и возмож­ность рассмотрения модернизированности политических институтов не в связи с их обязательнейшим соответствием демократическим стан­дартам, а в зависимости от их прочности и организованности, гаран­тирующих приспособление к постоянно меняющимся социальным целям. Только авторитарный характер методов осуществления политической власти может, по мнению автора, обеспечить национально-государст­венное единство и переход к демократическим процедурам во всех сферах жизнедеятельности общества с наименьшими ос­ложнениями, но при соблюдении определенных условий, к числу которых относятся: а) компетентность политических лидеров, способных, сохраняя союзы единомышленников, достигать соглашения с оппозицией; б) способность правительства проводить свой курс, несмотря на давление политических «флангов»; в) выделение качественно различных и непродолжительных эта­пов в процессе реформ, каждый из которых должен иметь конкретные цели и собственные приоритеты; г) точное определение расстановки политических сил и тщатель­ное изучение ожиданий и настроений населения.

В заключении подводятся основные итоги исследования, обобщаются полученные результаты, даются практические рекомендации.

Основные научные результаты диссертации

опубликованы в следующих работах автора:

Научные статьи, опубликованные в изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки России:

1. Кусля А.А. К вопросу об определении сущностных свойств политической власти // Общество и право. – 2012. – № 2. – 0,5 п. л.

Монографии:

2. Кусля А.А., Нарыков Н.В. Механизм политической власти в транзитивном обществе: социально-философский анализ. – Краснодар: КрУ МВД России, 2011. – 7,2 п. л.

Другие издания:

3. Кусля А.А. К вопросу об определении феномена власти // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. – 2012. – № 1(2). – 0,6 п. л.

4. Кусля А.А. Тенденции развития системы политической власти в транзитивном обществе // Актуальные социально-политические и правовые проблемы развития российского общества: материалы V Междунар. науч. читат. конф. – Краснодар: Изд. дом «ХОРС», 2010. – 0,3 п. л.

5. Кусля А.А. Механизм политической власти в социально-философском дискурсе // Всерос. науч.-практ. конф. аспирантов, докторантов и молодых ученых. – Майкоп, 2011. – 0,25 п. л.

Подписано в печать 20.04.2012. Усл. печ. л. 1,5.

Тираж 100 экз. Заказ 98.

____________________________________________________

Краснодарский университет МВД России.

350005, г. Краснодар, ул. Ярославская, 128.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.