WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Шарнаускене Татьяна Васильевна

ПРЕЦЕДЕНТ КАК ФЕНОМЕН

СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ РЕАЛЬНОСТИ

(СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ)

Специальность 09.00.11. – социальная философия

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Москва 2012

Работа выполнена в секторе социальной философии Фе­дерального государственного бюджетного учреждения науки Института философии Российской академии наук (Институт философии РАН)

Научный руководитель:

доктор философских наук, профессор Федотова В.Г.

Официальные оппоненты:

Гранин  Ю.Д. – доктор философских наук, Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Института философии РАН, сектор методологии междисциплинарных исследований человека, отдел комплексных проблем изучения человека, ведущий научный сотрудник.

Зарубина  Н.Н. – доктор философских наук, профессор,  Московский государственный институт международных отношений (Университет) МИД России, кафедра социологии.

Ведущая организация:

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего професс­ионального образования Московский педагогический государственный университет (МПГУ), кафедра культурологии.

Защита состоится «­_17__» _апреля_ 2012 г. в _14_ часов  на заседании диссертационного совета № Д 002.015.02 по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата философских наук при Федеральном государственном бюджетном учреждении науки Институте философии Российской академии наук (Институт философии РАН) по адресу: 119991, г. Москва, ул. Волхонка, д. 14/1, стр. 5.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке

Федерального государственного бюджетного учреждения науки Института философии Российской академии наук (Институт философии РАН)

Автореферат разослан «_6__» _марта__ 2012 г.

Ученый секретарь

Диссертационного совета,

доктор философских наук                 Крылова И.А.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Диссертация посвящена социально-философскому анализу социокультурных процессов как носителей прецедентов, под которыми понимаются случай, событие, факт, имевшие место ранее и служащие примером или оправданием для последующих случаев подобного рода. Актуальность исследования связана с поддержанием каждой страной, включая Россию, сложившихся в них культурных прецедентов. Социокультурный подход к изучению прецедента способствует осмыслению изменений, происходящих в реальности, производстве и воспроизводстве общества, в обеспечении преемственности в непрерывной смене поколений.

Применение социально-философского подхода к анализу механизмов наследования позволяет придать понятию «прецедент» методологическое значение. Адекватное теоретическое освещение проблемы прецедентов позволит расширить объем понятия «прецедент», утвердить взгляд на прецедент как на универсальное социокультурное обра­зование, бытующее во всех сферах общественной жизни.

Степень разработанности проблемы. Исследование прецедента – новая тема в социальной философии. Прецеденты изучались частными науками, прежде всего, в практике судопроизводства и в качестве культурных образцов в филологии на примере художественных текстов. В философской литературе, несмотря на имеющееся сегодня внимание к роли культурно-исторических прецедентов, отсутствуют монографические исследования прецедента как самостоятельной категории социального познания.

В широком смысле прецедентом считается произошедшее в той или иной ситуации, воспринимаемое в качестве примера, образца возможных решений в схожей ситуации, если она возникает снова. История понятия «прецедент» и степень разработанности этого понятия не совпадают со степенью его аналитической значимости. Разработка социально-философского понимания прецедента как аналитического инструмента познания культуры и общества исторически была связана с размышлениями о принципах права и принятия справедливых судебных решений. Первоначально прецедент выступает как юридическая категория. Проблема правовой природы, генезиса и развития взаимоотношений юридического прецедента и закона, судебной и законодательной ветвей власти привлекает внимание мыслителя эпохи Просвещения философа Т.Гоббса. В его исследовании находят соответствие принципы права в политико-правовой доктрине закона как суверенного волеизъявления монарха. Становясь главенствующим источником права в условиях неразвитости либо усложненности законодательной системы, судебный прецедент способствует заполнению правового вакуума. К термину «прецедент», прежде всего, обращались политические философы и юристы стран с прецедентной юридической системой – США и Англии – Р. Давид, Р. Кросс, Р. Райдаут, Д. Ллойд, Г.Дж. Берман, Лон Л. Фуллер, Р. Уолкер. Д.Ллойд рассматривает идею права в свете глобальных естественно-правовых и позитивистских тенденций развития мировой юридической мысли и теоретической юриспруденции, таких, как соотношение права и силы, права и морали, права и свободы, права и справедливости, права и обычая, права, суверенитета и государства. Как справедливо заметил Р.Давид, английские юристы рассматривают свое право главным образом как право судебной практики. В российском правовом дискурсе заметный вклад внесли М.Ф. Владимирский-Буданов, Б.А. Кистяковский, П.И. Новгородцев, Е.Н. Трубецкой, Г.Ф. Шершневич. Исторический анализ проблематики прецедентной юриспруденции в контексте развития источников и форм права в России и Европе предпринимаются в работах таких отечественных и зарубежных ученых, как С.М. Соловьев, В.О. Ключевский, Э. Аннерс, Г.Дж. Берман. Среди современных правоведов – исследователей вопросов прецедентного права могут быть отмечены А.К. Романов, С.К. Загайнова, А.А. Максимов. Так, А.К. Романовым рассматриваются система современного английского права и история его развития, анализируются основные понятия английского общего права и права справедливости, прецедентное и статутное право, система источников действующего права Англии и его основные отрасли, судоустройство, характеристики сообществ английских юристов. С.К.Загайновой рассматривается комплекс проблем судебной практики, проводится сравнительный анализ судебного прецедента как источника права с судебной практикой российских судов. Юридическая проблематика рассматривается современными теоретиками в ее взаимосвязи с усложняющейся социокультурной реальностью. Философский анализ прецедентного механизма введения в общественную практику социокультурных инноваций осуществлен в работах С.С. Неретиной на материале истории зарождения и развития принципов прецедентного правосудия. Философские аспекты социокультурной модернизации, формирования отечественной культуры, цивилизационной динамики российского общества исследуются в работах А.С. Ахиезера, В.Б. Власовой, В.В. Денисова, В.К. Кантора, А.А. Кара-Мурзы, И.А. Кацаповой, С.А.Королева, В.М. Межуева, Л.И. Новиковой, В.С.Степина, И.Н.Сиземской, Н.М. Смирновой, В.Г. Федотовой и др.

Проблема прецедентности является одной из дискус­сион­ных проблем современных отечественных филологов и линг­вистов. Интересующими их вопросами являются: что такое прецедент, где проходят границы прецедентных феноменов. Эти вопросы предлагались к обсуждению В.В. Красных в дискуссии «Феномен прецедентности и прецедентные феномены». (Дискуссия состоялась в Институте Языкознания РАН 28.01.1998г.в Москве). Прецедентные феномены исследовались с точки зрения лингвокультурологии и межкультурной коммуникации на основе художественных и научных текстов. Ракурс изучения прецедентных феноменов был задан работами Ю.Н. Караулова, благодаря которому в лексический обиход вошло понятие «прецедентного текста», позже уточненное как «прецедентный феномен»1 - явление культуры, выступающее одним из способов хранения и передачи знаний, на основе которого сложилось инвариантное восприятие. Понятие «прецедент» активно внедряется в культурно-языковое пространство отечественными филологами Д.Б. Гудковым, Ю.А.Сорокиным, Г.В. Ковалевым, В.В. Красных, Н.А. Голубевой и др., понимающими прецедент как первичный образец, взятый для оценки и сопоставления в целях его последующего использования в качестве опорного образца. Филолог Л.И. Гришаева предлагает трактовать прецедентные феномены как культурные скрепы, сцепляющие культурные пласты и исторические эпохи в единую систему. Языковой инструментарий, связанный с содержанием концепта «прецедент», по мнению Н.А. Голубевой, задает тематизацию термина «концепт». Рассмотрение социально-культурных процессов связано с процессом систематизации прецедентных единиц, таких, как прецедентная тематика, метод, способ, роль, ситуация, имя и т. д. Отечественный историк и культуролог Ю.С. Степанов характеризует концепты культуры как складывающиеся из исторически разных слоев, различных по происхождению и по времени. В политической, идеологической сферах, в социальном управлении ссылки на прецедент используются при прогнозировании оптимального образа действий в случае таких тенденций развития социальных процессов, которые требуют вмешательства, ориентированного на предшествующий опыт. Ссылки на прецедент нередки в дискуссиях, публичных выступлениях, имеющих целью сформировать общественное мнение.

Однако рассмотрение прецедента в юриспруденции и филологии не привело к его пониманию как целостного социокультурного феномена. Понятие прецедента остается еще не освоенным социальной философией в плане теоретических исследований, изучающих прецедент в социокультурном аспекте, взаимосвязь прецедента с культурной средой.

Объектом исследования является социально-культурное наследование ранее выработанных образцов культуры.

Предмет исследования конкретные механизмы социально-культурной преемственности, выявленные на основе универсализации понятия «прецедент».

Цель диссертационного исследования заключается в социально-философском анализе прецедента в культуре.

Постановка такой цели потребовала решения ряда исследовательских задач:

- дать характеристику прецедента как социокультурного феномена;

- определить значение прецедента как средства культурного наследования и инновации;

- выявить сущность правового прецедента как конструктивного принципа культуры;

- проанализировать прецеденты модернизационных процессов

- проанализировать роль прецедентных образцов в модернизационных процессах; определить возможности сохранения прецедентных образцов в условиях трансформации и модернизации общества.

Теоретико-методологической основой диссертацион­ного исследования является системный анализ прецедента как социокультурного феномена. Сложность и многоас­пект­ность избранной темы, недостаточная ее разработанность потребовали обращения к культурологическим, историко-философским, социально-философским, социально-психоло­гическим, юриди­чес­ким и другим источникам. В исследо­вании диссертант исходил из анализа единства культурного, социально-философского, правового, мировоззренческого оснований прецедента. В работе используется теоретический метод систематизации прецедентных явлений. Работа опирается на теории общества, проблема­тизирующие социокультурную реальность.

Научная новизна исследования состоит в рассмотрении с позиций социальной философии прецедента как социокультурного феномена, способствующего анализу социокультурной реальности. Научная новизна исследования заключается в следующих результатах:

- Прецедент впервые рассматривается как проблема социальной философии.

- Осуществлено исследование сфер применения понятия «прецедент».

- Показана роль юридического прецедента как культурного образца.

- Выявлено определяющее значение прецедента как средства культурной преемственности.

- Впервые в социально-философской литературе применяется концепция прецедентности в ее универсальном значении для общества и для решения задач соотношения культурной преемственности и разрывов.

На защиту выносятся следующие основные положения:

- Философское осмысление социокультурной действительности включает прецедент как значимый компонент культуры, в основе которого лежит единичное явление, на основе которого сложилось инвариантное восприятие, выступающее одним из способов хранения и передачи опыта, знаний, культурных образцов, входящих в фонд исторической памяти социума. Прецедент в культуре, являясь исторически обусловленным конкретным примером постановки и решения задач общественной практики, выступает источником социокультурных норм общего характера, фактом, служащим моделью для воспроизводства сходных фактов и принятию решений.

- Изучение прецедента требует комплексного подхода, является предметом размышления исследователей в общественных и гуманитарных науках: истории, социологии, политологии, философии и др. Привлечение материала исследования из разных дисциплин формируют представление о прецеденте как о явлении, допускающем широкий диапазон интерпретаций в зависимости от области его применения. Социокультурный подход к теоретическому освещению проблемы прецедентов позволяет расширить объем понятия «прецедент», утвердить взгляд на него как на универсальное социокультурное образование, бытующее во всех сферах общественной жизнедеятельности. Понятие прецедента применяется в культурологии, лингвистике, филологии, юриспруденции, политологии и др. Возникает потребность в междисциплинарном синтезе и в социально-философской универсализации этого механизма социокультурного наследования.

- Юридическая наука и практика, прежде всего опыт прецедентного права, стимулирующий обобщающий методологический подход к важному аспекту изучения общества в целом, позволяет философии характеризовать социокультурные образцы юридической науки, в основе которого лежит теория и практика прецедента. Прецедент рассматривается в ряду источников права, утверждающих в обществе обязательность юридических норм. Утверждение в юриспруденции и юридической практике принципов прецедентного правосудия служит развитием идеи компромиссного (примиряющего) разрешения правовых конфликтов. Юридические прецеденты являются не только частными случаями применения права к конкретным обстоятельствам, но и формой производства норм общего характера.

- Прецедент сегодня является не только одним из факторов осмысления культуры, но и сложным социокультурным феноменом современной реальности, направленный на объективацию нового в культуре как сущностный элемент утверждающегося социокультурного порядка, формообразующее начало социокультурной реальности, одно из оснований культуры. В современных условиях прецедент – это конкретно-историческое, индивидуальное (имеющее авторство) событие, принятое в данной культуре, дающее основание для формирования традиции. Прецедент рассматривается как средство удержания культурной преемственности, воспроизведения с опорой на достигнутое в прошлом, повторения ранее найденного, трансформирования однажды апробированного образца в настоящем и будущем. Поиск, формулировка найденного прецедента совпадают с его осмыслением, освоением, с развитием способности человека к познанию, формированию новых смыслов, в частности, в использовании накопленного богатства сложившейся культуры для формирования новых знаний, теоретического конструирования, осмысления общественных процессов. Изучение наиболее значительных явлений прошлого способствуют выявлению закономерностей трансляции культуры от поколения к поколению. Прецедент предстает формой трансляции социального опыта через освоение каждым поколением не только предметного мира культуры, но и культурных ценностей, образцов поведения. Все инновации в культуре, по крайней мере в тенденции, проявляются как прецедентные феномены, т.е. как предпосылка последующих мыслительных операций, в конечном итоге, формирования эффективных решений.

- В представленной работе сделана первая попытка применить в социально-философском знании концепцию прецедентности в ее универсальном значении для решения задач соотношения культурной преемственности и разрывов. Это обращает к изучению широкого круга прецедентых явлений в культуре обществ традиционного и современного типов, раскрытию характера текущей социальной динамики. Включение понятия «прецедент» в научный аппарат знания в анализе механизмов наследования культуры (ее преемственности и разрывов) придает понятию новое методологическое значение. Прецедент выступает инструментом принятия решений, планирования и прогнозирования оптимальных результатов деятельности, учитывающих эффективность образцов собственной и иных культур. Ускоренное развитие общества, модернизация ставят вопрос о соединении прецедента как механизма наследования с социокультурными изменениями, наполняющими прецеденты новыми значениями, возможности сохранения прецедентных образцов в условиях трансформации и модернизации общества.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Впервые проведен социально-философский анализ проблемы прецедента. Выводы и результаты позволяют углубить теоретические представления в области социально-философской интерпретации прецедента. Практическое значение работы заключается в том, что основные идеи и положения, результаты и выводы диссертации могут быть использованы в научной и методологической работе в области социальной философии, социологии, политологии, юриспруденции, культурологии, филологии, а также в преподавании соответствующих учебных курсов в системе высшего образования.

Апробация диссертации

Основные положения диссертационной работы излагались автором в выступлении на Международной научной конференции «Миф и художественное сознание XX века» (миф в модерне и модерн как миф) (г.Москва. 23 – 25 июня 2008 г.).

Основные положения диссертации нашли отражение в 5 опубликованных работах (список публикаций представлен в конце автореферата).

Диссертация подготовлена в секторе социальной философии Института философии РАН и прошла обсуждение на заседании сектора. Основные результаты диссертационного исследования отражены в 5 опубликованных статьях автора, из них 3 – в ведущих научных реферируемых журналах по списку ВАК РФ.

Структура диссертационной работы определяется поставленными целью и задачами. Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих восемь параграфов, заключения и списка использованной литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении проводится обоснование актуальности темы диссертации, показывается степень научной раз­ра­ботан­ности проблемы, определяются объект и предмет иссле­до­вания, формулируются его цели и задачи, указывается но­виз­на полученных результатов, перечисляются основные поло­же­ния, выносимые на защиту, выявляется теоретическая и прак­ти­ческая значимость диссертации, представляется ее апробация.

Первая глава диссертации «Прецедент как со­цио­культурный феномен» посвящена анализу прецедента как одного из оснований культуры. Рассматриваются основные кон­цептуальные подходы к исследованию проблемы пре­це­дента. Выявляются методологические подходы к осмыслению феномена прецедента. Анализируются факторы, определ­яю­щие социокультурную значимость и природу прецедента, обос­новывается понимание прецедента как элемента куль­туры общества, его связь с другими элементами культуры.

В параграфе 1.1. «Понятие прецедента и его роль в обществе и социальном познании» рассмотрены современные концепции прецедента в социогуманитарных дисциплинах, таких как лингвистика, филология, культурология, юриспруденция, философия. Термином «прецедент» (от лат. рraecedens (praecedentis) идущий впереди, предшествующий) обозначается имевший ранее место случай, культурный образец, служащий примером, знаком первенства, авторства или оправданием для последующих сходных или подобных случаев или феноменов. По существу, это – имеющий авторство в национальной культуре образцовый факт, служащий моделью для воспроизводства сходных фактов и создающий известность произведшей его стране, группе, человеку. Автор показывает, что прецедентные феномены – это явления культуры, в основе которых лежит некое единичное явление, событие, факт, на основе которого сложилось инвариантное восприятие, выступающее одним из способов хранения и передачи опыта, знаний и культурных образцов, входящих в фонд исторической памяти социума. Отмечается, что прецедентный метод анализа социокультурных процессов исследует результаты деятельности людей, опыт их трудовой и социальной практики, предоставляет возможность систематизировать однородные феномены – очертить их как определенную область реальности. Автор делает вывод, что прецедент в современных условиях – это конкретно-историческое, индивидуальное (имеющее авторство) событие, принятое в данной культуре, которое дает основание для формирования традиции.

В параграфе 1.2. «Прецедент как факт традиции» автором отмечено, что изучение наиболее значительных явлений прошлого способствует выявлению закономерностей трансляции культуры от поколения к поколению. Исследование культуры имеет глубокие философские традиции. В период экономических и социальных перемен культура становится одной из главнейших потребностей духовной жизни общества. Обращение к национальным культурным корням является не только данью памяти прошлому, но и, по мнению диссертанта, дает основание для размышления о настоящем. Прецеденты являются частью широкого класса явлений, относящихся к традиции. Прецедент важнейший феномен социокультурной жизни человека. Человек как субъект и одновременно наследник культуры, осваивает национальное достояние. Прецедент играет роль в актуализации прошлого и формировании будущего, предстает формой трансляции социального опыта. Прецедент может стать предпосылкой последующей деятельности. По мнению автора, прецедент может играть особую роль в период ми­ровоззренческого вакуума, обращая общество к достижениям прошлого как образцам для настоящего и будущего.

В параграфе 1.3. «Культурное наследование и ин­новация» дан анализ соотношения культурных изменений и разрывов с позиции феномена прецедентности. Рассмат­рива­ется вопрос о том, как функционируют механизмы культуры, обеспечивающие культурное наследование. Противоречивая связка традиций и инноваций – одна из фундаментальных особенностей культуры. Все инновации в культуре, по крайней мере, в тенденции, проявляются как прецедентные феномены. Сущность преемственности как необходимого в процессе развития культур момента состоит в неразрывном органическом единстве, с одной стороны, наследования, ис­поль­зования накопленных прошлыми поколениями культур­ных ценностей, т.е. традиции, а с другой – критического анализа и творческой переработки этих ценностей, т.е. нова­торства. Диссертант полагает, что прецедент, являясь частью традиции, поддерживает преемственность в обществе. Однако консервация общей системы ценностей, отторжение иннова­ций или заимствований может привести общество к застою в социальной и духовной жизни. Несмотря на важность тради­ций в культуре, общество нельзя представить без обновления культурного опыта. Прецедент важен не только выработкой способа обращения к прошлому опыту, но и способом акту­аль­ного обретения нового неизвестного, оригинального, не­стан­дартного феномена культуры. Проблема инноваций, оцен­ка их содержания – полезности или опасности для социума – в соответствии с предлагаемой гипотезой прецедента, прояв­ляются потенциально как прецедентные феномены, т.е. не­сущие в себе прецедент. Формирование отношения человека к прецеденту как элементу культуры возможно лишь при его осознании. С одной стороны, прецедент несет в себе потен­циал инерции, стимулирующий неизменность, перенос прошлого в будущее, с другой – критику опыта, деятельности человека, стимулирует стремление к изменениям. Основным ус­ловием обращения к прецедентному феномену является пе­реломный момент в культуре, побуждающий искать в куль­тур­ном опыте своих предшественников способы, позволя­ю­щие им осознанно реконструировать и восстановить куль­турную преемственность, обретая некоторую опору и уверен­ность в быстро меняющемся мире. Не каждый культурный факт, неоднократно использующийся в определенную эпоху, можно причислить к прецедентным феноменам. В периоды подъема культуры рождаются элементы нового культурного опыта, распространяются культурные заимствования, исполь­зуются новые образцы инновационно-поисковой деятель­ности. Диссертант делает вывод, что прецедент как культур­ный феномен осмысливается, закрепляясь в традиции. Инно­вации проявляются в изменениях, происходящих в результате накопления культурного опыта. В период обострения глобальных проблем идет активный пересмотр культурного наследия человечества.

Глава вторая «Проблема прецедента в правовой культуре» посвящена исследованию прецедента как нормы прецедентного права и выявлению его взаимосвязи с фунда­ментальными принципами культуры общества. Диссертант рассматривает этапы развития современной правовой культуры и выявляет ее основополагающие принципы.

В параграфе 2.1. «Прецедентное и кодексное право» рассматривается процесс зарождения и формирование прецедентного и кодексного права, явившемся результатом длительного исторического процесса, имевшего несколько этапов: формирование общего права, дополнение его правом справедливости, распространение судебного прецедента на интерпретацию статутов. Право служит рациональным инструментом общественного регулирования и занимает в классовом обществе одно из ведущих мест в системе социального управления. Исторически первой формой права было обычное право, т.е. регулирование общественных отношений с помощью обычаев. На основе обычного права возникает государственное законодательство. Различие обычного права и законодательства состоит в том, что обычное право носит локальный характер, ограничено житейским опытом, а законодательство систематизировано, в концентрированной форме выражает волю господствующего класса и представляет собой высшую ступень правопорядка. Прецедент признан одним из источников права, наряду с обычаем, договором, нормативно-правовым актом. В ряде стран прецедент в форме судебного решения преобладает над остальными источниками права и юридические системы таких государств называют прецедентными. Характерным примером этого служит опыт правовой организации Англии, США и стран Британского Содружества (Канада, кроме Квебека, Новая Зеландия, Австралия). Прецедентное право, «состоящее из норм и принципов, созданных и применяемых английскими судьями в процессе вынесения ими судебных решений»2, зарождается и оформляется в средневековой Англии, становится нормативной и практической основой для перехода к общему праву. Прецедент выполняет решающую роль в создании и функционировании права Англии и отличает систему общего права от континентальной. Английское право представляет неписанное право и ближе к правовому обычаю, в отличие от римского права.

Право справедливости, в основе которого лежат субъективные представления о справедливом в праве, является разновидностью английского прецедентного права. Прецеденты создаются в дополнении к нормам общего права. Основанием норм права справедливости являлись моральные доводы. Особенность прецедентного (общего) права состоит в том, что юридическая сила его норм не является результатом санкционирования законодателя. Целью правовой кодификации служит формулирование универсального принципа разрешения правовых споров и урегулирования правоотношений. Эту функцию выполняет судья, который обязан принимать решения с учетом накопленных обычаев, а также решений королевского суда, имевших место по аналогичным случаям.        Кодексное право представляет совокупность правовых норм, закрепленных в форме официальных документов законодателя. Законодательство и прецедент в Англии, являясь первичными источниками права, самостоятельны. Прецедент подчинен законодательству, поскольку закон может аннулировать прецедент. Взаимодействие закона и прецедента строится на сложной основе. Новый закон может отменить положение старого статута, однако действие прецедентов распространяется на сферу толкования законов.

В параграфе 2.2. «Прецедентное правосудие: теория и практика» предпринимается анализ правосудия как формы реализации судебной власти и средства ее проявления.

До Нового времени преступление рассматривалось в контексте межличностных взаимоотношений. Отправление правосудия основывалось на посредничестве и переговорах. В результате преобразования самой основы правосудия место традиций и обычаев заняли формальные законы. Критерием правосудия становилось соблюдение процессуальных правил, а условие всякого правосудия состоит в том, чтобы суд решил все однородные случаи на основании одних и тех же правил. Решение отдельного казуса устанавливает прецедент, т.е. общую правовую норму для всех аналогичных случаев. Прецедент рассматривается в ряду источников права, утверждающих в обществе обязательность юридических норм. Судебные прецеденты являются не только частными случаями применения права к конкретным обстоятельствам, но и формой производства норм общего характера. Становление современных принципов правосудия в европейских странах, представляющих собой одну из основ европейской культуры, проходило под эгидой морального принципа всеобщего равенства перед законом. Юридическую силу данный принцип приобретал в открытых разбирательствах, в ходе которых судьи руководствовались постулатом «сходные дела должны разрешаться сходным образом». Автор диссертации показывает разную степень вовлечения прецедентов в правовую деятельность, как в прецедентном праве, где они основа, так и в кодексном праве. При альтернативном подходе к правосудию акцент ставится на причиненный вред и обязательства по его возмещению. Диссертант приходит к выводу, что прецедент как правовое по своей природе явление, приобретает общественно значимое содержание в качестве культурного обычая, ценностного компонента культуры. Показано, что юридические процедуры и нюансы процессуальных форм прецедентного права входят в общественную практику как ежедневное воспроизведение культурно-исторических образов. Однако их общественно значимые смыслы находятся в процессе постоянно возобновляемой интерпретации.

В параграфе 2.3. «Судебный прецедент и судебная практика российских судов» рассматривается вопрос, имеющий принципиальное значение: применим ли судебный прецедент в российском гражданском судопроизводстве. Российские правоведы дают на него различные и даже противоположные ответы.

С развитием законодательства в судебной практике российских судов нередко возникают ситуации, когда рассматриваемый случай непосредственно не урегулирован правовой нормой, а суд должен вынести решение, ссылаясь на конкретный закон. Одним из основных принципов правосудия в России выступает принцип законности. В соответствии со ст. 120 Конституции РФ судьи в своей работе подчиняются только Конституции РФ и федеральному закону. Независимость судей означает, что они независимы и в выборе правовой нормы, подлежащей применению при рассмотрении конкретного гражданского дела. В нашей системе вышестоящий суд не формулирует новой нормы, он занимается правоприменением, распространяя действие конкретных норм на фактические обстоятельства рассматриваемого дела. Аналогичный процесс осуществляется и в нижестоящих судебных инстанциях. Так достигается единообразие судебной практики. Деятельность суда, правоприменительная по своей природе, не становится нормотворческой. Российское право относится к романо-германской правовой семье, в его основе лежат принципы римского права. Правовой метод римского права является методом толкования, развития или совершенствования сформулированного права. Россия имеет свою историю развития, путь становления и развития законодательства, правовое мышление. Судебная практика – это российский институт, не совпадающий с прецедентным правом англо-саксонской системы. Диссертант воздерживается от суждений о возможностях использования правосудия прецедентного права, однако видит разумность в его применении при принятии решений, способствующих ускорению процедуры рассмотрения дел, не отрицая роли закона. Также диссертант отмечает, что для применения прецедента в качестве судебного решения необходима культура его применения как конструктивного средства механизма его использования. Под «культурой» понимается прежде всего высокая моральная этика правоприменителя.

В третьей главе диссертации «Социальные трансформации, модернизация и прецедентные механизмы культуры» диссертант исследует прецедентные явления культуры, имеющие непосредственное отношение к проблеме модернизации, рассматриваемой в социокультурном плане.

В параграфе 3.1 «Модернизация и прецеденты культуры» рассматриваются вопросы, связанные с проблематикой социальной динамики: как и почему изменяются общества, является ли процесс социальных изменений неизбежным.

Основополагающими категориями концепции модернизации стали понятия «традиция», «традиционное общество» и «современность», «современное общество». Модернизация представляет сложный, длительный «процесс вытеснения традиции современностью, или восходящего развития традиционного общества к современному»3, проходящий по-разному, в зависимости от исторической и культурной специфики стран. Культура рассматривается как один из ключевых моментов в исследовании процесса модернизации, пронизывающий любой аспект общественной жизни. Замена устаревших обычаев, норм поведения, направлений мысли новыми, более продуктивными системами культурных ценностей определяет процесс изменений социальных, экономических, мировоззренческих структур. Успех модернизации зависит не от интенсивности реформ или заимствований, порой трансплантируемых на традиционную почву, не готовую к восприятию, а от формирования синтеза смыслов, ценностей, норм при взаимодействии традиционных и современных, эндогенных и заимствуемых ценностей, при сохранении культурной вариативности и традиционных элементов. По мнению диссертанта, суть модернизации заключается в том, чтобы изменить сознание, привнести в него новое содержание, достичь нового самопонимания и на основе этого проводить успешные экономические, политические и другие реформы. Модернизация предстает противоречивым процессом взаимной аккультурации традиционных и современных обществ, обусловленным поиском образцов общественной практики во всем объеме мирового социокультурного опыта. Современный социум отличается смешением и взаимопроникновением разнообразных ценностных установок и культурных образцов. Их продуктивное сосуществование является насущной необходимостью, с удовлетворением которой связано повседневное благополучие людей. Ситуация выбора между альтернативными значениями становится доминантой модернизации. В культуре модернизирующегося общества роль образцового, прецедентного решения возлагается на процесс определения личностной и коллективной идентичности. В качестве альтернативы могут оказаться возврат к историческим истокам с целью переоценки прошлого, либо собственный выбор на основе культурного образца. Общества современного типа развиваются на основе прецедента как культурного образца, т.е. принятия индивидуального решения. Диссертант подчеркивает, что невозможно трансформировать страну без учета ее культурной специфики. Модернизация является тем переломным периодом развития культуры, когда подвергаются сомнению, критическому анализу многие представления, в результате переосмысления которых формируется новое.

В параграфе 3.2. «Образцы и прецеденты российской модернизации» рассматриваются факты и события культурно-исторического прошлого России, анализ которых способствует объяснению и пониманию происходящих в современной жизни российского общества важных процессов и закономерностей. Модернизация в России долгое время понималась не как прогресс, а как процесс изменения на основе заимствования схем развития Запада, получивший название догоняющей модели модернизации, склонной «к потере традиционной культуры без обретения новой, современной»4. Анализ поворотных этапов в истории России показывает, что модернизации предшествует попытка государства решать проблемы на основе развития собственных национальных традиций, методов, идей, собственного инструментария. Общество не может находить свой нормативный образ, опираясь только на инокультурные заимствования, так как данный способ восприятия и усвоения чужого опыта в русской культуре часто превращается в механическое, нетворческое подражание. С одной стороны, русская культура дает образцы смелости, таланта, уникальных философских и культурных обобщений, с другой стороны, Россия ломает традиции своей истории. Проблема модернизации современной России нуждается в переосмыслении самосознания культуры и одновременно в сохранении культуры. Диссертант делает вывод, что сегодня Российское государство переживает непростой этап – ломаются старые представления, установки, традиции. Этот процесс связан с изменениями в экономической, политической, правовой областях жизни. Старые образцы культуры – не осмыслены, новые – не созданы. Задача модернизации для России сегодня представляет собой не столько отказ от традиции, сколько возвращение к традициям русской культуры, их переосмысления и нового конструктивного применения.

В Заключении подводятся итоги проведенного исследования, формулируются основные выводы.

Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях.

Публикации в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях по перечню ВАК

  1. Шарнаускене Т.В. Прецедент как элемент методологии социальной философии // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Гуманитарные науки, 2007. № 3. (0,6 п.л.)
  2. Шарнаускене Т.В. Прецеденты культуры и правовая модернизация общества // Знание. Понимание.Умение. М., 2009. № 3. (0,5 п.л.)
  3. Шарнаускене Т.В. Идентичность и прецедент в модернизационных процессах // Знание. Понимание. Умение. М., 2010. № 2. (0,5 п.л.)

Материалы, опубликованные в других изданиях

  1. Шарнаускене Т.В. Логика культуры и ее осмысление через категории философского анализа социокультурной реальности // Образование в XXI веке. Сборник научных трудов. М., 2008. Вып.1. (0,2 п.л.)
  2. Шарнаускене Т.В. Французская фразеология в формировании универсального пространства прецедентности // Лингвистические аспекты межкультурной коммуникации. Тезисы выступлений на научной теоретической конференции МГОУ (26 января 2006 г.). М.: Издательство МГОУ, 2006. (0,1 п.л.)

1 Феномен прецедентности и преемственность культур / Отв. ред. Л.И. Гришаева, М.К. Попова, В.И. Титов. Серия «Монографии»; вып. 8. Воронеж: ВГУ, 2004. С. 16.

2 Романов А. К. Правовая система Англии.  М.: Дело, 2000. С. 85.

3 Новые идеи в социальной философии / Отв. ред. В. Г. Федотова.  М., 2006. С. 8.

4 Федотова В.Г. Прогресс в контексте реальных глобальных трансформаций // Новые идеи в социальной философии.  М., 2006. С. 231.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.