WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Степанцова Евгения Викторовна

ПРАВОВАЯ НОРМА В КОНТЕКСТЕ

СОЦИАЛЬНОГО НОРМИРОВАНИЯ

Специальность 09.00.11 – социальная философия

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Кемерово 2012

Работа выполнена на кафедре социологии, политических отношений и права

Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения

высшего профессионального образования

«Кузбасский государственный технический университет им. Т.Ф. Горбачева»

Научный руководитель:                доктор философских наук, доцент

Золотухин Владимир Михайлович

Официальные оппоненты:                Овчаров Александр Андреевич

доктор философских наук, профессор кафедры философии ФГБОУ ВПО «Кемеровский государственный университет»                        Гаврилов Олег Федорович

кандидат философских наук, доцент, заведующий кафедрой экономико-правовых и гуманитарных дисциплин НОУ ВПО «Кузбасский институт экономики и права»

Ведущая организация:         Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования  «Челябинский государственный университет»

Защита состоится 17 мая 2012 г. в 13 часов 30 мин. на заседании диссертационного совета Д 212.088.07 при Кемеровском государственном университете по адресу: 650043,  г. Кемерово,  ул. Красная, д. 6, КемГУ, корп. 1, зал заседания ученого совета (2 этаж).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Кемеровского государственного университета (корпус 1).

Автореферат разослан « 16 » апреля  2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета Д 212.088.07

кандидат социологических наук, доцент Е. В. Головацкий

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Политико-правовой процесс в современной России отмечен многообразием различных мировоззренческих подходов. С одной стороны, прослеживается тенденция к демократизации российского социума, стабилизация политико-правовых институтов, с дру-гой – либерально-анархические проявления говорят о том, что наше общество еще далеко от правового идеала.  Происходит трансформация общественных отношений, что влечет за собой изменение содержания социальных норм, в частности правовых, как одного из основных средств регулирования поведения и взаимодействия людей. Актуальность темы исследования определяется следующими обстоятельствами. Во-первых, социальные нормы являются основой для анализа социальных процессов, как в объектах социального управления, так и в его субъектах. Во-вторых, социальное нормирование является важным фактором регулирования деятельности, в частности в области применения правовых норм. В-третьих, ощущается необходимость разработок, в которых были бы выявлены механизмы влияния социальных норм на деятельность и поведение субъектов в правовом поле.

Социальная норма воплощает общественную волю и осознанную необходимость, представляя собой определенную конструкцию образа жизни общества. Стабильное функционирование социальных норм, в частности норм права в любом государстве во многом обусловлено уровнем правовой культуры граждан, которая складывается из таких элементов, как осознание необходимости строгого выполнения законности, вера в право, доступность юридического образования и развитость чувства права и законности. В настоящее время приходится констатировать, у населения России нет прочных традиций законопослушания и законопочитания, происходит деформация правового сознания, утрата доверия к власти и правоохранительным органам. Обращаясь к интеллектуально-духовным основаниям отечественной мысли, мы полнее и точнее сможем воспроизвести состояние нашего сегодняшнего правового бытия, понять, почему для россиянина характерно упоение свободой без границ и вседозволенность, почему он стремится не исполнять закон, а обходить его всеми возможными способами, находя лазейки.

В последние годы в России, происходит трансформация традиционных социальных норм, на которую оказывают влияние такие тенденции современного общества, как нерешенность политических проблем, нагнетание ситуации экономического кризиса, растущая социальная дифференциация, стремление к индивидуализации, смена приоритетов в области исполнения социальных ролей, смешение традиций религиозных конфессий и «светской» культуры различны этносов. Особенности усвоения человеком социальной нормативности на одном геополитическом пространстве в контексте интеграции разных культур приобретает особое звучание. Ситуация усугубляется характерной тенденцией – ростом невовлеченности масс в продуктивную деятельность, развитием социальной апатии.

Развиваясь по общим законам, социальные нормы обладают своими особенностями в зависимости от места и социального пространства, характеризуемого менталитетом. Важным фактором формирования российского общества являлась община, обладающая широкими возможностями влияния. Община была вправе отменять распоряжения главы семьи, если они ущемляли права ее членов. Высшими и общезначимыми интересами провозглашались исключительно общинные интересы, в результате община препятствовала развитию личностного начала и в целом правовой культуры российской государственности. Но при этом община обладала некоторой самостоятельностью и демократическим самоуправлением, что в отдельных случаях способствовало ограничению неправового насилия.

Степень научной разработанности темы. Исследование социально-философских оснований социальных норм, и, в частности правовых норм, имеет значительную историю. Данная тематика в разной степени разрабатывалась на всех этапах развития отечественной философской и правовой мысли, начиная с ее зарождения и вплоть до сегодняшнего дня.

В научной литературе имеется значительное количество работ, посвященных проблеме социального развития и особенностям содержания и усвоения социальных норм в процессе развития человека в разных культурах. Вопросы нормативного регулирования поведения, разработка понятийного аппарата представлены в исследованиях И. В. Бестужева-Лады, М. А. Бобневой, Л. И. Божович, Н. Е. Вераксы, Л. А. Григорович, С. А. Даштамирова,  Е. М. Дубовской, О. Г. Дробницкого, Т. Д. Марцинковской, B. C. Мухиной, М. Ю. Кондратьева, Т. Парсонса, Е. М. Пенькова, В. Д. Плахова, А. В. Толстых, Д. К. Хоманс, Т. Шибутани и др.

Фундаментальные проблемы социальной структуры, социальных институтов и процессов, имеющие теоретико-методологическое значение для исследования социальных аспектов нормативного регулирования были рассмотрены в работах П. Блау, М. Вебера, Э. Гидценса, Э. Дюркгейма, Г. Зиммеля, Т. Лукмана, Д. Марковича, Р. Мертона, Т. Парсонса, Ю. Хабермаса и др.  Например, Т. Парсонс рассматривает нормирование не только как системный элемент организации, но и как организационно-управленческую технологию.  В западной науке наряду с анализом  социологических аспектов организационного функционирования достаточно подробно изучались проблемы организационного поведения и влияния на них социально-организационных  норм.  В этом  смысле необходимо выделить труды  Дж. Ли Гибсона, Дж. Х.-мл. Доннелли, Л. М. Дизеля, Ф. Лютенса, Дж. Ньюс-трома, К. Дэвиса, Дж. T. Моллинза, Дж. Шонесси и др.

Анализом содержания и значения социальных норм занимались  Г. М. Андреева, Н. Е. Веракса, А. И. Донцов, JI. Кольберг, B. C. Мухина, Л. П. Нуччи, А. В. Петровский, Ж. Пиаже, Д. Сметана, Е. В. Субботский,  Э. Туриэль, Э. Эриксон, С. Г. Якобсон и др.

Проблема значимости социальных норм и усвоения их в процессе развития в различных культурах отражена в кросс-культурных  исследованиях К. Берглинга, У. Бронфенбреннера, К. Гиллиган, М. Мид, Т. Г. Стефаненко, Б. и Д. Уайтинг, О. В. Хухлаевой, О. Е. Хухлаева, К. П. Эдварде и др. Особенности усвоения социальной нормативности в контексте религиозного воспитания рассмотрены в работах Т. П. Авдуловой, В. А. Беляевой, Б. С. Братуся, Т. Г. Стефаненко, Е. Е. Сапоговой и др.

Такие авторы как И. М. Бобнева, А. Б. Гофман, В. П. Левкович, С. А. Даштамиров, Е. Ю. Догадайло, О. Г. Дробницкий,  В. Н. Кудрявцев,  Е. М. Пеньков, С. С. Фролов и др. рассматривали социальные нормы в контексте различных отраслей научного знания – социологии, социальной психологии, социальной философии, теории государства и права, этики. Этими исследователями внесен значительный вклад в изучение социальных норм, разъяснение специфики ценностных отношений, анализ характеристик, раскрытие их регулятивно – управленческих функций.

Выявление различных аспектов сущности социальных норм отражено в трудах отечественных исследователей В. Г. Афанасьева, А. А. Богданова, М. М. Ковалевского, В. М. Хвостова, Г. Ф. Шершеневича.

В системе социальных норм, проблемы правовых норм, их роль и значение в условиях современного общества рассматривали в своих трудах такие представители социально-философской и правовой мысли как: A. M. Айзенберг, С. С. Алексеев, И. М. Багиашвили, В. М. Баранов, М. И. Бобнева,  В. Н. Карташов, В. В. Лазарев, В. В. Лапаева, Е. Л. Лукашева, А. В. Малько,  Г. В. Мальцев, М. Н. Марченко, Н. И. Матузов, B. C. Нерсесянц, Е. М. Пеньков. Различные аспекты социально-философского анализа права и социальных норм освещены в трудах учёных: Д. М. Азаматова, Д. Ж. Валеева, O. K. Валитова, Х. С. Вильданова, Б. С. Галимова, И. А. Латыпова, А. В. Лукьянова, Н. В. Моджиной, З. Я. Рахматуллиной, Ф. М. Раянова, Ф. С. Файзуллина, К. В. Храмовой и др.

Интерес к таким понятиям как «народный дух», «коллективные представления», «дух эпохи», «русская душа» и т. д., свойственные для различных социальных и культурных общностей, отразился в трудах классиков философской мысли как в западноевропейской, так и в отечественной гуманитарной традиции (Н. А. Бердяев, А. И. Введенский, М. Вебер, А. Гелен, И. Г. Гердер, Н. Я. Данилевский, В. Дильтей, Э. Дюркгейм, Г. Плеснер, П. А. Сорокин, А. Тойнби, О. Шпенглер и др.). Их исследования создали исходные предпосылки для последующего анализа антропо-культурных аспектов самоидентификации как отдельной личности, так и этноса в целом. Непосредственное изучение проблем национального менталитета отражено в известной школе «Анналов» – приверженцы культурно-антропологического и историко-психологического направлений в обществознании (М. Блок, Л. Леви-Брюль, Л. Февр и др.), которые относили понятие «ментальность» к сфере автоматических форм сознания и поведения людей. Они полагали, что история ментальностей должна дополняться историей идеологий и ценностей.

Социологическими проблемами права занимались такие исследователи как Б. А. Кистяковский, Е. Эрлих (теория «живого права»), Г. Гурвич (концепция «социального права»), Р. Паунд (социологическая юриспруденция), К. Маркс и Ф. Энгельс (материалистическая теория права).

На современном этапе развития правовой мысли интерес к истокам российского права значительно возрос в силу отхода от узконормативистского понимания права и в связи с возрастанием интереса к некогда забытым работам мыслителей предыдущих эпох. В современной литературе отмечается, что достижения национального согласия и развитие правосознания современного россиянина невозможно без вдумчивого анализа всего богатства правовых идей и концепций, традиций, истоков, начал, которые сформировали особенности правовой культуры и правового сознания гражданина современной России.

Несмотря на обширную литературу, касающуюся природы и специфики социальных норм, проблема основания и генезиса правовых норм в социально-философском аспекте не нашла разностороннего, обстоятельного анализа. Подчас забывается, что начало правопонимания в России тесно связано с нормами обычного права и теоцентристскими установками. В деле формирования форм государственного устройства распространенными были идеи русской православной церкви как элемента отечественной культуры, важнейшего фактора становления русского народа как нации. Вопрос о сущности и истоках формирования правовых норм в России разрабатывается преимущественно в контексте позитивистского правопонимания, что, на наш взгляд не адекватно и не всесторонне отражает особенности современных общественных процессов и состояний. И, в частности, для определения оснований, истоков и особенностей российского права пока преобладает бессистемность, отсутствие целостности. Понятия правды, свободы, справедливости, вольности, государственности и другие не рассматриваются применительно к российской культурной традиции и духу русской ментальности, не показывают  цельность российского бытия с его тягой к правовому социальному порядку, праведности в личной жизни, организованности и крепости духа.

Проблемная ситуация. Совокупность причин и условий, приведших к правовому нигилизму в отношении к праву, и в частности к правовой норме как своего рода «материи» права, то есть реальности, которая составляют правовую действительность, имеют много аспектов. В истории российской жизни правопослушание построено на неверии в силу закона, а само право основано на различных формах насилия, произвола и внеправового принуждения. В определенный момент времени, право начинает восприниматься как отчужденное от человека, как внешняя сила, противопоставленная нравственности, не соответствующая внутренним мотивам и чувствам человека. В конечном счете, это приводит к отрицанию права и негативному отношению к его институтам, призванным охранять и защищать право (система правоохранительных органов). Чрезмерное увлечение нравственными идеалами в России, где всегда мораль ставилась выше права, привело к недооценке правовых идеалов, к пониманию права как некоего социального образования, стоящего ниже нравственности. Одной из причин этого является политизированность российского права, в том числе современного российского права. Проблемная ситуация данного исследования состоит в спецификации российского понимания правовой нормы.

Объектом исследования выступают социальные нормы, обусловленные историческими особенностями, культурной самобытностью и ментальными основаниями формирования российского социума.

Предметом исследования является специфика правовой нормы в системе социальных норм с точки зрения совокупности социально-политических, религиозных, нравственных, повседневно-бытовых и др. явлений, а также адекватного отражения ее в отечественной социально-философской и политико-правовой мысли.

Цель работы – определить социально-философские основания возникновения и реализации правовой нормы.

Для достижения данной цели необходимо решить следующие задачи:

–  исследовать социально-философский аспект социальной нормы;

– проанализировать и выявить особенности институализации ряда социальных норм: моральных, религиозных, социально-экономических, политических и правовых;

– исследовать правовую норму как социально-философскую категорию в системе социального нормирования;

– обосновать условия, факторы и критерии, влияющие на становление и реализацию правовых норм;

– обосновать теоретико-методологические основания социально-философского исследования правовых норм.

Гипотеза исследования состоит в обосновании взаимосвязи и взаимообусловленности социальных норм, в частности правовых норм и национального менталитета наций и этносов, проживающих на территории российского государства. Подобная исследовательская позиция формирует необходимое стратегическое направление для понимания процессов социального нормирования и регулирования отношений в социуме.

Теоретикометодологические основания работы обусловлены спецификой объекта и особенностями поставленных задач.

Социально-философское исследование социальной нормы как механизма регулирования общественных отношений потребовало применения комплекса общефилософских, социальных и некоторых дисциплинарных методик. Это элементы системного, исторического, культурно-антропологического, компаративистского подходов, метода структурно-генетического анализа. Диалектическая позиция сделала возможным интерпретировать социальную норму как постоянно изменяющийся компонент социокультурной практики, зависящий от различных способов и институтов (мораль, политика, право и т.д.) нормирования и регулирования социальных процессов. Возможности диалектического рассмотрения дополнены методами философского обобщения и интерпретационного анализа, а также концептуального конструирования. В работе использовался ряд общенаучных методов, таких как анализ и синтез, индукция и дедукция, абстрагирование, обобщение, идеализация, моделирование и др.

Особенности предмета исследования обусловили необходимость использования ряда дисциплинарных методик: понимания и анализа исторических документов, предложенного представителями школы Анналов (Л. Февр, М. Блок, Ф. Бродель), ряда положений концепции генетической социологии (М. М. Ковалевский, П. А. Сорокин, К. М. Тахтарев).

Одним из основных структурных элементов методологии научного исследования являются методы познания правовой реальности. Также используются формально-логический, сравнительно-правовой, историко-правовой, прогностический методы, которые не выступают в чистом виде, а находятся в сложных переплетениях друг с другом и применяются в комплексности. Их сочетание определяется такими факторами как природа исследуемого объекта (социальная норма и ее элементы), этапами, уровнями процесса познания, субъективными особенностями познающего субъекта.

Постановка проблемы обусловила необходимость обращения к  различным  теоретическим источникам в областях истории политических и правовых учений, философии права, социологии, социальной философии, философии истории. Среди них – классическая и современная, отечественная и зарубежная юридическая, социально-философская, историческая, социологическая, экономическая и культурологическая литература. Многолетнее ее изучение привело диссертанта к формированию теоретической позиции по поводу социально-философского рассмотрения правовой нормы.

Научная новизна исследования заключается в следующих полученных автором результатах.

1. Проведен социально-философский анализ правовой нормы в рамках социального нормирования, что имеет актуальное значение для формирования современных нормативных полей и легитимизации социокультурного и правового пространства.

2. Выявлена специфика социальных норм как ценностных институциональных регуляторов взаимодействия субъектов. Будучи объективированы в виде социальных норм ценности: а) формируют мировоззрение, общественную идеологию и психологию; б) объединяя общество, являются основой стабильности. Внутренняя определенность норм задает систему ожидаемого поведения.

3. Показано, что:

- мораль, являясь особой формой общественного сознания,  призвана вызывать в мышлении поиск ценностно-нормативного смысла поступков, что позволяет установить связь поступка с линией всего поведения личности и с общепринятой системой ценностей;

- связь религиозных и правовых норм выступает единым религиозно-нравственным и правовым регулятором всех сторон жизни общества;

- экономические и политические нормы «работают» только в сочетании с социокультурными нормами поведения.

4. Доказано, что право выступает совокупностью санкционированных институциональных норм для выражения порядка через единую, равную для всех меру справедливости, равенства, свободы. Право интерпретируется и как способ регулирования поведения и как основа волевого поведения участников общественных отношений при помощи соответствующих нормативных и ненормативных стимулов.

5. Доказано, что действие гуманных норм права формирует предсказуемое поведение индивидов и устанавливает социально-равновесное состояние в обществе. Влияние на эффективность норм права оказывают социальные факторы, обусловленные конкретно-историческими условиями реальной жизни.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Специфичность интерпретации социальной нормы в отечественной социально-философской мысли заключается в доминировании нравственного, этического компонента, что позволяет интегрировать чувственный опыт, рациональное мышление, эстетическое восприятие, нравственные императивы и субъективное религиозное созерцание в единую картину практики применения правовых норм.

2. Социальная норма воплощает общественную волю и осознанную необходимость, представляя собой определенную конструкцию образа жизни общества. Нормативная канва обмена деятельностью реализуется через систему диспозиций, санкций, условий действия. Первые включают множество требований, предписаний, влияющих на способ деятельности. Вторые, выполняя репрессивную функцию, защищают деятельность от нежелательных исходов. Третьи задают предпосылки объективации и интернализации норм в процессе личностной вовлеченности в социально-значимые отношения.

3. Правовая норма в российском правосознании противопоставлена формальному закону, традиционно связывающемуся лишь с принуждением, навязываемой, а не сознаваемой обязательностью.

4. Превалирование нравственного начала в понимании нормы права в российской ментальности способствует формированию негативного отношения к правовым ценностям и, как следствие, их непринятию.

5. Правовой нигилизм и соответствующее отношение к норме права в российском обществе возникли в силу исторических особенностей и специфики национального менталитета. Слабость российского права в условиях приоритета конвенциональных и моральных регуляторов на практике привела к неправовому насилию.

Научно-теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования определяется концептуальными решениями в области социально-философского знания, касающимися выделения в качестве отдельного предмета исследования проблемы социального нормирования и, в частности, правового нормирования при соблюдении реализации прав и свобод гражданина, опосредующих развитие личности как творческого преобразователя действительности. Сегодня вопросы изучения национального менталитета русского народа, его духовной культуры являются актуальными не только в философском и правовом, но и в политическом плане.

Сформулированные теоретические положения и выводы имеют мировоззренческий и методологический характер и создают основу для интеграционных исследований российского права со стороны правоведов, философов, социологов, психологов, культурологов и историков, оснований и принципиальных для российской правовой культуры идей и ценностных установок.

Практическое значение диссертации обусловлено выделением тех смысложизненных ценностей и представлений, которые могут стать ключом для понимания разнообразных социальных и правовых явлений, в частности нормы права в современной России, преодолеть разрыв между современным правом и российской культурной традицией, который негативно сказывается на законодательной и правоприменительной деятельности. Практическая значимость работы может также определяется возможностью использования материалов исследования при  чтении лекций и проведении семинарских занятий по курсам «Правоведение», «Административное право», «Гражданское право», «Основы социального государства».

Апробация работы. Результаты работы докладывались и обсуждались на региональных, всероссийских и международных конференциях, в том числе в рамках V и VI Кузбасских философских чтений. Отдельные результаты исследования использовались при проведении семинаров по дисциплинам «Правоведение», «Административное право», «Гражданское право» на кафедре социологии, политических отношений и права факультета экономики и сервиса ФГБОУ ВПО «Кузбасский государственный технический университет имени Т. Ф. Горбачева». Диссертация была обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры социологии, политических отношений и права названного университета.

Публикации. Основные положения диссертационного исследования отражены в 17 публикациях, в том числе 2 работы опубликованы в изданиях, рекомендованных ВАК, также работы опубликованы в аспирантских сборниках, сборниках трудов  региональных и международных конференций.

Структура работы была определена целью и основными задачами исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованных источников из 196 наименований. Основное содержание диссертации изложено на 150 страницах основного текста, включая список литературы.

II. Основное содержание диссертации

В первой главе – «Природа социальных норм: методологические подходы» три параграфа: 1.1. Социально-философский аспект исследования социальной нормы; 1.2. Институализация моральных и религиозных норм; 1.3. Институализация экономических и политических норм.

В § 1.1 выявлены подходы к определению социальных норм с точки зрения социально-философского аспекта, особенностей их содержания, усвоения и реализации в рамках социокультурной и правовой среды.

При многообразии определений «нормы» («регулярность в поведении индивидов, опирающаяся на санкции», «отражение элемента долженствования в поведении», «связующее звено между ценностной системой индивида и его повседневным поведением» и т.д.), мы придерживаемся положения, что под нормой понимается «предписание определенного поведения, обязательное для выполнения и имеющее своей функцией поддержание порядка в системе взаимодействий». Она реализуется через социальные механизмы (ценности, санкции и т. д.).

Поведение личности является одним из основных условий жизнедеятельности социального организма. Среди регуляторов поведения особое место занимают социальные нормы. Как правило, социальная норма выступает в качестве необходимого условия жизни общества, средством общественного управления, организации и функционирования государства, обеспечение согласованного взаимодействия людей. В качестве иерархической системы отражает достигнутую степень экономического, социально-политического и духовного развития общества. В ней как системе находят отражение качество жизни людей, исторические и национальные особенности жизни страны, характер государственной власти.

В условиях первобытного общества социальные нормы способствовали появлению правил поведения, культивирующих коллективизм, подчинение вождю племени, определенное разделение прав и обязанностей внутри племени. В дальнейшем при переходе от племенного и кочевого образа жизни к оседлому, с развитием углубляющегося разделения труда, появлением торговли возникает закрепление прав собственности за конк­ретным и индивидами. Расширяется обмен как внутри групп, так и между группами людей.

Социальные нормы отличаются друг от друга и тем, насколько они важны для группы, и тем, насколько энергичное социальное одобрение или отторжение вызывают конформизм и нонконформизм. Важнейшими характеристиками всякой социальной нормы являются ее полезность (общественная необходимость), обязательность и фактическая реализация в поведении людей. Полезность социальной нормы относительна в зависимости от субъектов и социальных групп, например, норма, полезная для интересов одного класса (социальной группы), может быть нейтральной или даже вредной для другого. В то же время, полезность социальной нормы изменчива в пространстве и во времени.

Охватывая различные группы норм, социальные нормы действуют в определенных взаимосвязях друг с другом. В подходах к классификации социальных норм могут быть применены как основные, так и дополнительные, комплексные критерии. В процессе регуляции общественных отношений активная роль одной группы норм дополняется, корректируется другими социальными нормами. Взаимодействие отдельных норм, групп норм в единой системе социальных норм раскрывает комплексные свойства входящих в систему составных частей. Эффективность действия социальных норм находит выражение в достижении и поддержании общественного согласия граждан, атмосферы справедливого социального партнерства и инициативы.

Культура поведения как общепринятая форма внешнего выражения подлинной человечности того или иного человека в известной мере характеризует его духовный и морально-эстетический облик, показывает, насколько глубоко и органично он усвоил культурное достояние человечества, сделал его своим собственным достоянием. А это значит, что на каждом из нас лежит ответственность за собственную культуру поведения, за окружающих людей и особенно за растущих, за тех, кто идет на смену.

Понятие «норма»  означает правило, образец, стандарт, руководящее начало. Значение ее состоит в том, что она указывает на те границы, пределы, в которых существует то или иное явление или объект, сохраняя при этом свое качество и не утрачивая своей сущности. Социаль­ные нормы регулируют поведение людей в обществе, отношения их ме­жду собой в рамках объединений, коллективов, социально-техниче­ские отношения, регламентирующие их взаимоотношения с природой.  Граница между ними проходит главным образом по предмету регулирования.

В § 1.2 рассматриваются процессы институализации моральных и религиозных норм. Подчеркивается, что мораль способствует поиску ценностно-нормативного смысла поступков и позволяет установить связь поступка с линией всего поведения личности и с общепринятой системой ценностей. Моральная оценка – это особый акт личности, ориентирующий ее в выборе того или иного поступка, выражающий предпочтение определенной нормы поведения и повелевающий действовать в соответствии с ней.

При регуляции различных видов социального поведения широко используются нормы этнические и культурные. Культурные нормы вырабатываются в соответствии с типом и характером структуры общения и для воспроизведения и поддержания этой структуры. Только реализация в поведении и в личностной нормативной системе культурных норм данной общности делает человека представителем данной общности или группы. Человек той или иной национальности становится членом своей этнической группы, лишь усваивая и реализуя в своем поведении нормы этнической общности.

Синкретичность сознания людей первобытного общества, определявшиеся нерасчлененностью бытия, нерасчлененностью деятельности, обусловили и нерасчлененность тех первичных социальных норм, которые появились на ранних стадиях развития человечества. Эти нормы получили различное наименование в научной литературе (нормы морали, обычаи, традиции, нормы права и т.д.). Представляется наиболее удачным термин «мононормы», применяемый к самым ранним формам социальных норм и характеризующий  синкретичность  правил поведения в первобытном обществе.

Рассмотрены различные теории происхождения этих норм. Например,  одни нормы связаны с изживанием зоологического индивидуализма животных предков человека. Противоположная точка зрения заключается в том, что нормы вырастают из инстинктов животных предков человека, и коллективистские нормы связаны со стадными инстинктами животных. Сторонники третьей точки зрения утверждают, что хотя нормы и имеют своим истоком стадные инстинкты и навыки, но возникнуть они могли только в социальных условиях.

По мнению А. Гелена, именно биологическая организация человека определила культурную сферу его деятельности, в которой появляются его нравственности и духовность. Нестабильность и ограниченность инстинктивной оснащенности человека приводят к возникновению «социальных регуляций». А. Гелен отмечает значение культурно-исторического развития человека, давая ему антропологическое истолкование. Навыки социального поведения он выводит из инстинкта взаимности, врожденной склонности человека действовать в соответствии с интересами другого.

Нормативная регуляция имеет институциональный характер. Моральные требования родового общества, в отличие от современного общества обеспечивались не только общественным мнением, а также индивидуальным сознанием, но и в немалой степени деятельностью учреждений родов и племен (советы рода, племенное собрание, советы старейшин и т.д.). Своеобразие нормативной регуляции поведения человека в современном обществе в значительной мере определяется наличием альтернативных норм, позволяющих индивиду выбирать определенное поведение, изменяя принадлежность к той или иной социальной группе.

Обращается внимание на то обстоятельство, что мировые религии: иудаизм, христианство, буддизм, ислам – оказали огромное влияние не только на нравственную жизнь общества, но и на развитие правовых систем. В Библии, Коране, Талмуде, других источниках вместе с собственно религиозными канонами нашли выражение общечеловеческие нормы. Например, в Библии – в заповедях Моисея, в Нагорной проповеди. В «Моисеевых законах» установлена обязанность трудиться в течение шести дней и отдыхать на седьмой, требование почитания детьми своих родителей, запрещаются убийство, воровство, лжесвидетельство.

Социальные нормы нашли выражение в христианском церковном, каноническом праве. Эти нормы регулируют внутреннюю организацию церкви, взаимоотношения между церковными органами, верующих с государством, некоторые отношения в жизни верующих.

В принятой в России «Декларации прав и свобод человека и гражданина» говорится, что каждому человеку гарантируется свобода совести, вероисповедания, религиозной или атеистической деятельности. Каждый вправе свободно исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, выбирать, иметь и распространять религиозные либо атеистические убеждения и действовать в соответствии с ними при условии соблюдения закона.

На различных этапах развития общества и в разных правовых системах степень и характер взаимодействия права и религии были различными. Так, в некоторых правовых системах связь религиозных и правовых норм была настолько тесной, что их следует считать религиозными правовыми системами. Древнейшая из таких правовых систем – индусское право, в котором тесно переплетались нормы морали, обычного права и религии. Другой пример – мусульманское право, которое, по существу, является одной из сторон религии ислама и называется «шариатом» (в переводе – «путь следования»). Таким образом, религиозная правовая система – единый религиозно-нравственный и правовой регулятор всех сторон жизни общества.

Религиозные нормы зависят от принадлежности человека к той тили иной культуре. При этом существует  две точки зрения. Первая – теологическая, или религиозная, исходя из которой, религию следует считать основой культуры. Вторая – атеистическая, основанная на взглядах французских просветителей и утверждает, что религия противостоит культуре.

Нормативные системы часто пересекаются, как бы «обслуживают» и дополняют друг друга. Это проявляется не только в наличии общего предмета (объекта) регулирования или во «вплетении», скажем, моральной нормы в ткань правовой. Взаимодействуют и санкции норм разных видов, или норма одного вида может подкрепляться санкцией нормы другого вида, что подчас резко усиливает действие нормы. В частности, преступление может повлечь кроме уголовного наказания и гражданско-правовую санкцию, моральное осуждение и организационные меры.

В § 1.3 рассматриваются процессы институализации экономических и политических норм. Экономические нормы  представляют собой правила поведения, регулирующие общественные отношения, связанные с производством, распределением и потреблением материальных благ. Система традиций, моральных, этических и экономических норм поведения не является чем-то данным и неизменным. На протяжении всей эволюции человеческой цивилизации каждому этапу ее развития соответствовали определенные нормы поведения.

Принимая решения в процессе хозяйственной деятельности, субъекты вынуждены учитывать ограничения (совокупность норм и правил), которые обусловливаются устоявшимися и принятыми как традиционные матрицы поведения. Игнорируя доминирующие в обществе этические нормы, индивиду трудно рассчитывать на успех своего дела. Самое важное заключается в том, что, действуя согласно правилам, которые закрепились в результате эволюционного отбора, субъект хозяйственной деятельности использует больше информации о приемлемости своих поступков, чем он может получить и осмыслить, руководствуясь лишь одной рациональностью.

Одна из особенностей экономических норм заключается в том, что они, как правило, закрепляются юридически, приобретая статус правовых норм и установлений со всеми вытекающими последствиями, в том числе наделяются соответствующими средствами контроля (санкциями).

Экономическая культура отбирает (выбраковывает, сохраняет; накапливает) экономические ценности и нормы, накапливает эталоны соответствующего экономического поведения, транслирует из прошлого в современность ценности и нормы, лежащие в основе труда, потребления, распределительных и других экономических действий и отношений, обновляет ценности и нормы, регулирующие развитие экономики, являясь тем резервуаром, откуда черпаются новые образцы поведения.

Корпоративные нормы регулируют не отдельный случай или конкретное общественное отношение, а типичные ситуации или вид отношений, имеющих место на предприятии, в организации, и в этом плане можно говорить о создании модели корпоративных отношений. Типичность относится, как правило, к существующим отношениям, однако она может касаться и новых социальных связей, повторяемость которых в будущем предполагается, если не с достоверностью, то с большой степенью вероятности. В отличие от моральных, им свойственен организационный элемент (определение структуры организации, порядка управления ее делами, сроков созыва общих собраний, размеров членских взносов и т.п.). Кроме того, они не всегда совпадают по содержанию с нормами морали, если цель общества имеет морально-безразличный характер (политические цели, развитие какого-либо искусства или вида спорта, коллекционирование и т.п.).

Политические нормы определяют правила политического поведения, ожидания и стандарты, запреты и регулятивы, регламентирующие политическую деятельность индивидов и социальных групп в соответствии с ценностями соответствующей политической культуры, укрепляющие стабильность и единство политической системы общества. Они содержатся в Конституции, законах, регулирующих политические отношения, политических документах государства и партий, международных документах.

Острым является вопрос о формировании социокультурной среды политического менеджмента как на федеральном, так и на местном уровнях. Крайне важно, чтобы восстановление конституционной законности осуществлялось правовыми методами, а представители политического менеджмента действовали в рамках правового поля. За нарушение политических норм предусмотрена, преимущественно в международном праве, политическая ответственность, осуществляемая в таких формах как предоставление удовлетворения потерпевшей стороне (выражение сожаления, извинения и др.), а иногда и применение принудительных мер в виде санкций.

Вторая глава «Социально-философское исследование правовой нормы в России» включает три параграфа: 2.1. Социально-политическая сущность нормы права; 2.2. Норма права в российской ментальности; 2.3. Социально-философский анализ динамики правовых норм России ХХ века.

В § 2.1 показана социально-политическая сущность нормы права. Право  рассматривается как способ регулирования поведения, призвано воздействовать на волевое поведение участников общественных отношений при помощи соответствующих стимулов. Оно должно быть выражено не как описание настоящего, а как предписание, обращенное в будущее.

Создание норм права ориентируется на объективные потребности общества и субъективные потребности индивида. Опираясь на определение норм права, создающих компромисс между различными требованиями (Адольф Меркель), автор подчеркивает,  что такое право приобретает особый смысл в наше время, на пороге третьего тысячелетия, когда общество интенсивно развивается, создаются различные общественные организации (в т. ч. партии), не возбраняется плюрализм взглядов и убеждений. Норма права создает равновесие в обществе и укрепляет его, поскольку формирует предсказуемое поведение индивида.

Искусственно созданное положительное право – результат общественной необходимости. Но не следует забывать, что право не обязательно сливается с общественными явлениями. Право может обладать своей собственной, вовсе не социальной природой (Н. Н. Алексеев). Реальная связь между правом и обществом – односторонняя: право возникает или не возникает в обществе, а общество существует независимо от права.

Объектом правотворчества является система общественных отношений, которая подлежит правовому регулированию. Оптимальность создания норм права зависит от глубокого изучения процессов происходящих в обществе, потребностей его групп и индивидов, возможности донести эти нормы до сознания каждого. Обеспечение норм права государственным принуждением позволило им удерживать лидирующее положение в регулировании общественных отношений на протяжении столетий.

Если индивид успешно социализируется в правовом поле, это означает, что он знает правовые нормы, правильно их понимает и следует определенной модели поведения. Правовая социализация важна, поскольку незнание закона не освобождает лицо от ответственности. Правоприменение напрямую зависит от уяснения норм права субъектами общественных отношений, то есть, теми, кому они адресованы. И в этом заключается её большая социальная роль. Нормы права, охватывая широкий круг отношений, должны носить безличный характер и не обращаться к конкретному индивиду.

Прямое противоречие между правовыми предписаниями и взглядами всего общества или отдельных его групп приводит к конфликту. Конфликт зависит от ряда субъективных и объективных причин. В любом обществе существуют индивиды и объединения, ценностные ориентации и интересы которых противоречат тем, которые закрепляет право (отдельные граждане, организации, преступные сообщества). Нравственные воззрения различных социальных групп (предпринимателей, рабочих, пенсионеров, молодежи) могут значительно отличаться. Сознание и поведение являются «богатыми» по своим проявлениям общественными процессами. На эмпирическом уровне они фактически отражают состояние общественных связей и взаимодействий во всем их многообразии, противоречивости, случайности и необходимости. Их исследование представляет важный инструмент для принятия научно обоснованных решений во всех без исключения сферах общества.

Для устойчивого состояния нормативно-правовой системы опасен конфликт между законодательной и исполнительной властью, поскольку он повлечет дисбаланс правовой системы вследствие несоответствия подзаконных нормативных актов законам. Однако такой конфликт может сыграть и положительную роль, если вскроет несоответствие норм права реальной действительности. Именно в конфликтной ситуации норма права приобретает свою значимость и необходимость. В спокойной обстановке нормы права могут существовать годами и не оказывать существенного воздействия на общественные отношения, а в случае социального конфликта они развиваются и совершенствуются.

Норма права составляет неразрывное целое с социальной средой, одним из составных элементов которой она является – она черпает там свое содержание и силу для практического применения. Это означает, что человек, который должен соблюдать нормы, сам создает их с учетом особенностей своего национального характера. Современная нормативно-правовая система может характеризоваться единением демократическо-гуманистических начал и силовой направленности отдельных норм права. Перевес одной из тенденций неизбежно повлияет на ход социально-политического развития российского общества.

В § 2.2 дана определенность нормы права, охватывающая наиболее типичные, повторяющиеся социальные процессы и образцы поведения, а также ее становление в истории российской государственности. Основанием правовой нормы является обычай. Когда обычай санкционируется государственной властью, он становится нормой обычного права.

Волевой элемент в правовой норме позволяет рассматривать ее как идеальное отражение регулируемых «фактических» отношений (т.е. каким мыслит себе законодатель поведение его участников). Рассчитанные на должное и возможное поведение правовые нормы исходят из признания ценностей и критериев оценки поступков людей. Либо они усваиваются и переводятся в цели и мотивы поведения человека, либо соблюдается лишь внешняя оболочка нормативных требований, либо нормы реально нарушаются. 

Правовая норма – продукт развития общества и должна восприниматься обществом, как социальная необходимость, ориентир поведения во всех сферах жизни – экономической, политической, социальной, семейно-брачной и других. Формальные правила сформулированы в общем виде и не содержат указаний на конкретное время, место или на конкретных людей, а лишь описывают обстоятельства, в которых может оказаться в принципе каждый  (Ф. А. Хайек). Как раз этим характеризуется полезность нормы права как с точки зрения индивидуальных, так и коллективных целей, чтобы они были наиболее полезными для всех, и были бы как можно более универсальными.

Уровень правового и морального сознания зависит от менталитета. Посредством него формируется определенный стереотип. Например, «Русская Правда» как первый вариант сборника русского феодального права складывалась на основе тех древних славянских обычаев, которые существовали уже много веков, но в неё вплетались и новые юридические нормы, рожденные феодальными отношениями. Она возникла как результат обязательств Ярослава Мудрого перед новгородцами. В дальнейшем,  в период княжения Владимира Мономаха Русская Правда была переработана и дополнена и предстала в виде наиболее полного свода феодальных законов – Пространной Русской Правды. В Пространной Русской Правде впервые были предприняты попытки уравнять иностранцев с коренными жителями.

Новым этапом развития нормативно-правовой базы российского права в период феодальной раздробленности явились законодательные сборники – Новгородская и Псковская Судные грамоты (XV век). Их новизна заключалась в том, что уже гораздо большая часть норм права посвящалась гражданским правоотношениям. Это и регулирование права собственности, разделение имущества на движимое и недвижимое, установление трех способов заключения договора (запись, доска, устное соглашение), институт давности, право пользования чужой вещью, судебное представительство и т.д.

Содержание норм права имеет важное информационное значение. Развитие нормативно-правовой системы не дает социально-политическим процессам находиться в состоянии застоя, в результате постоянно стимулируется их развитие, а также углубляются и расширяются учения об обществе, государстве, политике, праве. Правовая политика, как особая социальная деятельность, имеет двойственную природу. С одной стороны – это политика, основанная на праве; с другой – это право, как средство политического управления обществом.

Следует подчеркнуть, что для российской правовой системы цивилизационно характерны исключительно устойчивые многовековые традиции абсолютного подчинения права политическому.

Развитие законов в период общественной эволюции России дает право считать, что уже в средневековом обществе существовала серьезная правовая культура, влияющая на формирование социально-политической мысли. Характерно, что такая мысль развивалась в условиях классового неравенства и борьбы, а также при значимом влиянии религиозных догм. С развитием общества законы государства пересматривались и обновлялись с целью справедливого регулирования социальных отношений. И этот процесс, пусть далеко и не идеальный, мы наблюдаем в развитии российской правовой системы, где правовые нормы и социально-политическое развитие государства неразрывно связаны.

В § 2. 3 рассматривается характер и социально-философская динамика правовых норм России в ХХ веке. Подчеркивается, что в период ломки государственного строя потребовалось изменение правовых норм. В результате последовала отмена основных государственных законов 1906 года, которые регламентировали имущественные и другие права императора и всей императорской семьи, закрепляли сложившуюся при царе организацию государственного аппарата, права и обязанности важнейших центральных государственных органов. И, напротив, в период демократической республики расширились права граждан, а значит, получили развитие нормы права, регулирующие права и свободы человека и гражданина.

Анализ деятельности мыслителей переходного периода позволяет выявить тенденцию, при которой наблюдается «притупленность правосознания русской интеллигенции и отсутствие интереса к правовым идеям являются результатом нашего застарелого зла – отсутствие какого бы то ни было правового порядка в повседневной жизни русского народа» (Б. А. Кистяковский). Правовая форма казалась преходящей, ожидали её скорого исчезновения и замены правовых норм техническими и организационными. Принципу законности был противопоставлен принцип целесообразности, что не могло не привести к правовому нигилизму.

В 30-е годы XX века право, которому предрекали отмирание при коммунизме, приобретает новое идеологическое значение. По мере увеличения популярных в период сталинизма и позднее запретительных и жестко ограничительных норм права приводит к тому, что многообразие жизни уступает место единообразию, а свобода личности становится не просто попранной, а практически раздавленной. Проблема свободы и несвободы, проблема произвола и дисциплины стояла во все времена, но она не была такой острой, ужасающе катастрофической, как в XX веке. Тоталитаризм XX века, превратив норму права в ничего не значащий лозунг, перечеркнул достоинство личности во всех его проявлениях во имя конечной цели, которой могла быть чистота расы или социальная утопия.

В своих размышлениях об ошибочной политике тоталитарного и авторитарного правления Ф. А. Хайек указывает на недопустимость конкретизации норм права в отношении отдельных людей и их привилегий. Он утверждает, что если в момент принятия закона известен его результат, такой закон уже не является инструментом, который свободный человек может использовать по своему усмотрению.

Идея свободы и прав человека даже в период развитого социализма, не смотря на её широкое провозглашение, реально была отодвинута на последний план. Право граждан избирать депутатов в советы разных уровней сводилось к голосованию за единственного кандидата, одобренного единственно действующей партией. Провозглашаемая свобода мысли и слова ограничивалась обязанностью произносить только хвалебные слова в адрес руководства страны. Иное поведение расценивалось как покушение на политические устои и заслуживало довольно жесткого уголовного наказания.

Охватывая своим действием наиболее важные сферы человеческого общежития, нормы права вносят в него соответствующую гармонию, обеспечивают справедливую дифференциацию интересов людей. Закон главенствует в первую очередь над государством с его мощным аппаратом воздействия на личность и над самой личностью в равной мере. Государство не использует нормы права как кнут или меч, а само подчиняется этому праву.

Результаты исследования подтвердили гипотезу о взаимосвязи и взаимообусловленности социальных норм, в частности правовых норм и национального менталитета наций и этносов, проживающих на территории российского государства. Подобная исследовательская позиция формирует необходимое стратегическое направление для понимания процессов социального нормирования и регулирования отношений в социуме.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

Публикации в рецензируемых научных журналах и изданиях для опубликования основных научных результатов диссертации:

1. Степанцова Е. В. Социально-философский аспект правовых норм в их влиянии на общественное согласие. // Вестник Челябинского государственного университета. – Челябинск, 2009. – Вып. 42 (180) 2009 (декабрь).  – 193 с. (С. 148-151) – 0,3 п. л.

2. Степанцова Е. В., Золотухин В. М. Социально-философская интерпретация эволюции правовой нормы в России до революционных преобразований 1917 года. //  Вестник Кемеровского государственного университета,  Выпуск 1 (45). - Кемерово, 2011, (С. 188-192). – 0,4/0,2 п. л.

Статьи в научных изданиях (не из списка ВАК)

3. Степанцова Е. В.  Молодежь должна поверить в будущее. // Проблема реализации личностного потенциала молодежи в современных условиях: тр. Всероссийской научно-практ. Конф., 2-3 ноября 2004 г. – Томск, Изд-во Томского политехнического университета, 2004, (С. 70-72). – 0,1 п. л.

4. Степанцова Е. В. Юридический аспект исследования терроризма. // Четвертые Кузбасские философские чтения: Анализ феномена терроризма The analysis of the phenomenon of terrorism: мат. межд. науч. конф. (Кемерово, 25-26 мая 2006). – Кемерово, 2006, (С. 195-196).  – 0,1 п. л.

5. Степанцова Е. В. Гуманистический характер нормы права. // Глобализм и гуманизм. Международный день философии ЮНЕСКО в Кузбассе – 2007: сб. науч. ст. по мат. межд. конф. (15 ноября 2007). – Кемерово, 2007,  (С. 269-271). – 0,1 п. л.

6. Степанцова Е. В. Особенности русского характера и социальные нормы. // Образ русского человека в философской и социальной мысли. Пятые Кузбасские философские чтения: мат. Всерос. науч. конф. (г.Кемерово, 29-30 мая 2008 года). – Кемерово: «Глобус-пресс», 2008, (С. 34-36). – 0,1 п. л.

7. Степанцова Е. В. К вопросу о влиянии норм религии на формирование норм права. // Культура как предмет комплексного исследования: сб. науч. тр. / Кемеров. гос. ун-т культуры и искусств. – Кемерово: КемГУКИ, 2008. – Вып.9, (С. 134-140). – 0,4 п. л.

8. Степанцова Е. В. К вопросу о влиянии норм религии на формирование норм права. // Ученые записки НИИ прикладной культурологии: науч. журнал / Кемеровский государственный университет культуры и искусств. – Кемерово: Кемеров. гос. ун-т культуры и искусств, 2008. – Т.2 (6), (С. 141-145). – 0,4 п. л.

9. Степанцова Е. В. О кодификации и значении систематизации норм права. // Актуальные проблемы гуманитарного знания: Межвузовский сборник научных трудов. Т.1 / под ред. В.М. Золотухина; ГУ КузГТУ. – Кемерово, 2009, (С. 88 – 96). – 0,5 п. л.

10. Степанцова Е. В. Правовые нормы в России XVII-XVIII в.в.: социально-философский аспект. // Система ценностей современного общества. Сб.  мат. VI Всеросс. научно-практ. конф. / под общ. ред. С.С. Чернова. – Новосибирск: ЦРНС, 2009, (С. 215 – 220). – 0,3 п. л.

11. Степанцова Е. В. Социально-философское обоснование правовой нормы в России. / Социогуманитарный вестник Кемеровского института (филиала) РГТЭУ. – Кемерово, 2009, (С. 40-43). – 0,5 п. л.

12. Степанцова Е. В. Социально-философская значимость кризиса. // Кризис как фундаментальное понятие науки. Шестые Кузбасские философские чтения: материалы российской научной конференции. (г. Кемерово,  27-28 мая 2010 г.) – Кемерово: Кузбасс. гос. техн. ун-т, 2010, (С. 109-112). – 0,2 п. л.

13. Степанцова Е. В. Роль нормативно-правовых актов в реализации социальной политики и улучшении качества жизни. // Региональные проблемы социокультурной среды:  сб. науч. тр. кафедры социологии, политических отношений и права КузГТУ / под ред.  В.М. Золотухина;  Кузбасс. гос. техн. ун-т. – Кемерово, 2010, (С. 51-56). – 0,5 п. л.

14. Степанцова Е. В. К вопросу о возникновении норм права в России. // Традиция. Духовность. Правопорядок: мат. пятой Всеросс. науч. конф.  (21-22 мая 2010 г.). – Тюмень: Тюменский юридический институт МВД России, 2010, (С. 122 – 124). – 0,2 п. л.

15. Степанцова Е. В. Социально-политическая эволюция правовой нормы в России на ранней стадии феодализма. // Традиция. Духовность. Правопорядок: мат. шестой Всеросс. науч. конф. (20-21 мая 2011 г.). – Тюмень: Тюменский  юридический  институт  МВД  России, 2011,  (С. 148-149). –  0,2 п. л.

16. Степанцова Е. В., Золотухин В. М. Формирование правовой нормы в российской ментальности. // Социально-гуманитарные и юридические науки: современные тренды в изменяющемся мире: мат. III Межд. заоч. науч.-практ. конф. (30 сентября 2011 г.) – Краснодар: АНО ЦСАИ Премьер, 2011, (С. 128-131).  – 0,5/0,25 п. л.

17. Степанцова Е. В., Золотухин В. М. Социологический подход к определению правовой нормы. // Проблемы и тенденции развития современного общества. – Сб. мат. IX Межд. науч.-практ. конф. (Киев – Лондон, 14-19 сентября 2011 г.). – Odessa: In Press, 2011, (С. 121-122). – 0,4/0,2 п. л.

Подписано в печать  11.04.2012 Формат 6084/16

Бумага офсетная.  Отпечатано на ризографе.

Уч.-изд. л. 1,0.  Тираж 100 экз.  Заказ ____

ФГБОУ ВПО «КузГТУ». 650000, Кемерово, ул. Весенняя, 28.

Типография ФГБОУ ВПО «КузГТУ». 650000, Кемерово, ул. Д. Бедного, 4 А.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.