WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

ФЕДОРУК

ВИТАЛИЙ НИКОЛАЕВИЧ

Православная Церковь и государство в России

во второй четверти XIX века

Специальность 09.00.14

философия религии и религиоведение

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Санкт-Петербург

2012

Работа выполнена на кафедре философии религии и религиоведения

философского факультета ФГБОУ ВПО «Санкт-Петербургский

государственный университет»

Научный руководитель:  Доктор исторических наук, профессор

  Фирсов Сергей Львович (СПбГУ)

 

Официальные оппоненты: Доктор исторических наук,

                                      ведущий научный сотрудник 

Бубнов Николай Юрьевич (Б РАН)

Кандидат философских наук,

                                      ведущий научный сотрудник

                                      Лучшева Зинаида Александровна (ГМИР)

         

Ведущая организация:               Российский государственный педагогический                                       университет им. А.И. Герцена

Защита состоится «____»___________ 2012 года в ______ часов на заседании Совета Д 212.232.68 по  защите докторских и кандидатских  диссертаций при Санкт-Петербургском государственном университете по адресу: 199034, Санкт-Петербург, В.О., Менделеевская линия, д. 5, философский факультет, ауд. ______

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке им. М. Горького Санкт-Петербургского государственного университета

Автореферат разослан «_____»_________________2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета,

кандидат философских наук, доцент Т.И. Лузина 

  1. Общая характеристика диссертации



Актуальность исследования

Религия занимает одно из важнейших мест в жизни общества, и её взаимоотношения с властью на различных исторических этапах всегда служили индикатором социально-политического и духовного уровня развития в государстве. Отношения верховной власти и религиозных институций, в первую очередь Православной Российской Церкви, всегда занимали важное место в российском самосознании. Без правильного представления системы церковно-государственных отношений невозможно объективное понимание как прошлого, так перспектив будущего развития Российского социума.

Длительный период становления церковно-государственных отношений допетровской эпохи завершился созданием Св. Синода. Заложенная тогда синодальная система, развивалась вместе со всем государственным аппаратом империи и окончательно сложилась во второй четверти XIX столетия и действовала вплоть до 1917 г. В XIX веке Церковь стала важной составляющей государственной идеологии, что сказалось на той роли, которую играло  Православие в общественной жизни.



Актуальность работы обусловлена тем, что Церковь и государство, в создании своей общественно-политической модели, сегодня неизбежно ощущают влияние прошлых социальных и административных систем, среди которых – синодальный принцип управления Православной Церковью.



Актуальность исследования заключается в том, что Русская Православная Церковь сегодня играет большую роль в общественной жизни, обладает влиянием на социум. Аспекты взаимодействия Церкви с властью вырабатывались в течение длительного исторического периода, в котором вторая четверть XIX столетия – один из важнейших этапов, без понимания которого невозможно решение многих внутри - и околоцерковных проблем современности. Хронологические рамки исследования соответствуют второй четверти XIX века, так как в этот период в управлении церковными делами схема «император – обер-прокурор», возобладала над прежней – «император – Св. Синод»; утвердился бюрократический принцип, приведший к слиянию Церкви и государственной системы в общественном сознании. Церковно-государственные отношения при Николае I представляют собой значительный этап в развитии теории и практики сосуществования государства и Церкви – материальной и сакральной составляющих общества.

Объектом исследования являются преобразования в системе управления Православной Российской Церковью, произошедшие во второй четверти XIX века, их предпосылки и результаты.

Цели и задачи исследования

Целью исследования является научно обоснованная религиоведческая реконструкция основных тенденций взаимодействия Церкви и императорской власти в царствование Николая I; данная целевая установка обусловила постановку следующих задач исследования:

1) Изучение церковно-государственных отношений в России второй четверти XIX века в свете государственной идеологии, богословских воззрений и общественной мысли. Выявление взаимосвязи теории официальной народности и отношений между императорской властью и Церковью.

2) Уточнение характера и особенностей института обер-прокуратуры как основного проводника имперской идеологии в церковной политике государства.

3) Исследование причин структурных изменений в Св. Синоде при Николае I, их преемственности по отношению к предшествовавшему царствованию Александра I. Изучение взаимосвязи синодальных преобразований и логики отношения самодержавия к господствующей Церкви.

4) Анализ преобразований в структуре управления Российской Православной Церковью, имевших место при обер-прокуроре Н.А. Протасове. Определение этих преобразований как продолжения и логического завершения церковной политики императорской власти XVIII – первой четверти XIX веков. Рассмотрение различных аспектов положения Церкви, создавшегося в период правления императора Николая I.

Методология исследования

Методы исследования определяются целью и задачами диссертации. Исходя из того, что религиоведение является комплексной дисциплиной, в работе рассматривается религиоведческая составляющая социальных и политических процессов, происходивших в российском обществе в николаевское царствование. Ряд взаимосвязанных исторических фактов на основе анализа их причинно-следственных элементов группируется в целое, и получает историко-религиоведческое обоснование. Задачи исторической реконструкции обусловливают применение классической методологии источниковедения, с помощью которой воссоздаются исторические факты. Реконструируемые процессы в области церковного управления и религиозного правосознания анализируются в рамках системного подхода. Общественно-культурные и религиозно-мировоззренческие явления эпохи Николая I исследуются методами структурного и функционального анализа с опорой на четко выверенный логико-понятийный и терминологический аппарат. Теоретические и практические аспекты реформы духовного образования и системы церковного управления представлены в контексте указанных методов в совокупности конкретно-исторических данных. Основным принципом, определяющим порядок изложения материала, является проблемно-хронологический метод. Религиоведческая проблематика основ церковного управления иллюстрируется на примере конкретных фактов истории Св. Синода и духовного просвещения.

Источниковая база исследования

История Православной Российской Церкви второй четверти XIX столетия дала нам обширную источниковую базу. Специфика темы исследования определила необходимость привлечения большого количества исторических и  богословских, которые следует разделить на несколько групп.

1) К опубликованным источникам относится богатый законодательный материал, касающийся церковного управления. Это акты, вошедшие в «Полное собрание законов Российской империи» и «Свод законов Российской империи», определявшие статус Православной Российской Церкви, структуру её управления, проведение церковных реформ, правовое положение духовенства. Они необходимы для изучения религиозной политики верховной власти. Часть документов напечатана в специальных изданиях.1 Среди официальных источников использовались также ежегодно публиковавшиеся отчеты обер-прокурора,2 содержащие сведения о хозяйственной и административной деятельности Синода с приложением подробных статистических данных.

2) Вторая группа источников включает в себя опубликованные материалы по идеологии – сочинения митрополита Московского Филарета (Дроздова), Н.М. Карамзина и С.С. Уварова, ставшие основой теории официальной народности и повлиявшие на взаимоотношения Церкви и императорской власти.

3) В диссертации активно использованы воспоминания и переписка духовных и светских лиц, имевших отношение к синодальным преобразованиям второй четверти XIX века.

4) Большая часть источников по истории синодального периода не опубликована. Основной объём хранится в фондах Св. Синода в РГИА. В диссертации широко использованы материалы Канцелярии Св. Синода (ф. 796) и Канцелярии обер-прокурора Синода (ф. 797), проливающие свет на развитие синодальной системы, отражающее состояние отношений духовной и светской власти. В ходе работы просматривались документы Хозяйственного управления Св. Синода (ф. 799), Управления контроля (ф. 801), Учебного (ф. 802) и Училищного (ф. 803) комитетов Синода; присутствий Синода - по делам православного духовенства (ф. 804), придворного духовенства (ф. 805), военного и морского протопресвитера (ф. 806), Канцелярии греко-униатской церкви в России (ф. 823). 

5) Небольшую, но интересную группу источников представляют материалы ОР РНБ. Это неизданные учебные работы учащихся СПбДА (ф. 574), не введённые в научный оборот и иллюстрирующие отношение к синодальным преобразованиям в церковных кругах. Также рассмотрены не изучавшиеся ранее материалы из фонда ближайшего помощника Н.А. Протасова, К.С. Сербиновича (ф. 690). Они показывают детали подготовки важных изменений в структуре синодального управления, доказывающие, что авторство проектов синодальных преобразований принадлежит именно К.С. Сербиновичу, на что никто из исследователей не обращал внимания. 

Степень изученности темы

При написании диссертации были использованы теоретические работы, затрагивавшие различные аспекты отношений власти и религиозных институций, религии и Церкви и их роли в обществе. Среди зарубежных – классические труды М. Вебера, М. Блока, Т. Парсонса, Х. Кокса, М. Элиаде.3 Большое внимание было уделено монографиям отечественных философов и религиоведов. Из классиков можно назвать В.В. Болотова, Н.Н. Глубоковского, С.Н. Булгакова, Н.О. Лосского.4 Богословские аспекты отношений власти и Церкви в России анализировали Н.Н. Алексеев и В.В. Зеньковский.5 Методологически очень значимы работы современных российских религиоведов – В.И. Гараджи, И.Н. Яблокова, Е.Н. Салыгина.6

В российском религиоведении и исторической науке существует значительное количество работ, где освещены эпоха синодального управления Русской Церковью в целом, и период царствования Николая I в частности.  Активный интерес к ним возникает в эпоху либеральных реформ Александра II, когда появляются многочисленные публикации, посвященные различным аспектам церковной жизни недавнего времени. В дореволюционный период история Св. Синода нашла отражение только в трудах преподавателей духовных академий и историков Церкви.

Положение Церкви в империи не освещалось в общих курсах по истории Русской Церкви или сочинениях о царствовании Николая I, в монографиях по русской истории. В них описывались только отдельные эпизоды отношений Церкви и государства. Так, С.М. Соловьев, затронул общественное положение митрополита Московского Филарета (Дроздова) в николаевский период, объяснив внутреннее противоречие в отношениях церковного иерарха и императорской власти.7 В.О. Ключевский не рассматривал деятельность Св. Синода, но указал на условия, в которых происходили синодальные преобразования 1830-40-х гг.8

В 1870-80-х гг. церковные историки обращаются к изучению Русской Церкви второй четверти XIX века, и включают в этот период в учебные пособия для духовных училищ. Это работы А.П. Доброклонского, В.А. Малицкого, И. Денисова,9 а также труд П.В. Знаменского, выдержавший много изданий и не утративший ценность в качестве учебного пособия.10 В нём дана положительная оценка синодальным преобразованиям без их подробного описания. Первое исследование по истории Церкви николаевского времени принадлежит  священнику М.Я. Морошкину.11 Оно посвящено изучению центрального и  местного церковного управления,  основано на богатом архивном материале и содержит подробный обзор событий церковной жизни рассматриваемого периода. В ней описаны (но не проанализированы) нововведения в синодальном управлении второй четверти XIX века.





Единственно разработанной в дореволюционной науке оказалась тема духовного просвещения, здесь появляется критическое отношение к некоторым вопросам церковной истории. В 1883 г. вышла в свет работа профессора Петербургской духовной академии Д.И. Ростиславова,12 посвященная истории академии в николаевский период, а также взаимоотношениям Н.А. Протасова с духовенством и преподавательским составом. Одним из крупнейших исследователей духовного образования был И.А. Чистович. Ему принадлежат монографии об истории Санкт-Петербургской духовной академии,13 переводе Библии на русский язык14 и о руководящих деятелях духовного просвещения первой половины XIX века.15 И.А. Чистович, избегая собственных оценок, впервые подчеркнул единство взглядов на духовное просвещение императора, синодального обер-прокурора и Министерства народного просвещения. Многие вопросы духовного образования затронул Н.А. Астафьев в книге о переводе Библии на русский язык.16 Отношение правительства Николая I и, следовательно, Н.А. Протасова к переводу Библии и духовно-учебному делу исследователь выводит из «охранительных» начал политики данного периода.

В конце XIX века вышли в свет фундаментальные работы по истории Св. Синода Т.В. Барсова17 и Ф.В. Благовидова.18 Главное достоинство монографии Т.В. Барсова заключается в том, что он впервые ввел в научный оборот обширный фактический материал. Являясь сотрудником Св. Синода, Т.В. Барсов высказывал весьма осторожные суждения его положении в государственной системе управления, не затрагивал вопросы государственной идеологии.19 Первую попытку изучить церковно-государственные отношения в контексте внутриполитической ситуации осуществил Ф.В. Благовидов. Он обстоятельно изложил историю взаимоотношений синодальной обер-прокуратуры и высшей церковной иерархии, отметил последовательность действий обер-прокурора и их преемственность относительно предшествовавшего развития отношений Церкви и государства. В работе Ф.В. Благовидова из-за цензурных ограничений не указано на полное соответствие шагов обер-прокуратуры с тем, как понимал задачи церковной политики сам Николай I.

В 1901 г. вышла работа С.Г. Рункевича – первый обобщающий труд по истории Русской Церкви в XIX столетии.20 Работа хорошо систематизирована, в ней нашли отражение практически все стороны церковной жизни; это впервые предложенный официальный взгляд на становление синодальных учреждений в XIX веке. В.М. Грибовский написал статью о церковном управлении при Николае I,21 в которой отметил преемственность политики синодальных прокуроров в отношении епископата, дал интересные психологические характеристики деятелей эпохи. В.М. Грибовский, как и, впоследствии, К.П. Дьяконов,22 в своих монографиях во многом опирались на обширную мемуарную литературу. В отличие от этих исследователей, А.Н. Котович и П.В. Верховской не давали личных характеристик. Они подчеркивали общие направления правительственной деятельности в отношении Церкви.23 В целом, никто из историков XIX века не обратил внимания на полное соответствие синодальных преобразований 1830-1840-х гг. политической системе времени Николая I. Так, например, Б.В. Титлинов говорил о протасовской эпохе24 истории Св. Синода, вырывая этот период из исторического контекста развития обер-прокуратуры.

После отмены в 1906 г. цензурных ограничений, выходит ряд монографий о русской церковной жизни николаевской эпохи. Книга К.П. Дьяконова о духовных школах во второй четверти XIX века продолжает направление, начатое Д.И. Ростиславовым и И.А. Чистовичем. В отличие от предшественников, К.П. Дьяконов осуждает все начинания «протасовской» обер-прокуратуры. В книге Ф.Н. Белявского «О реформе духовной школы»25 критикуется деятельность обер-прокуратуры и политика правительства в отношении к Церкви. П.В. Верховской, отмечал, что при Н.А. Протасове складывается синодальная система, существовавшая в течение всего последующего времени, а сам обер-прокурор приобрёл положение министра,26 не связывая это с общим внутриполитическим курсом Николая I. А.А. Корнилов и А.Е. Пресняков27 в своих статьях анализируют идеологию николаевского царствования, не определяя место Церкви в идеологической системе.

В большинстве случаев исследователи обращали внимание либо на исторические факты, либо на вопросы государственной идеологии и православного богословия. При этом историки, занимавшиеся изучением Церкви в XIX веке, оставляли за рамками своих исследований религиоведческие проблемы; а религиоведы ХХ века не обращали достаточного внимания на конкретно историческую ситуацию.

Правовое положение Церкви в Российской империи рассматривали Н.Н. Алексеев, В.В. Ивановский, Н.И. Лазаревский, Н.А. Заозерский, Н.С. Суворов, В.Н. Латкин и мн. др. Среди правоведов нет единого мнения о положении Св. Синода среди высших органов государственного управления, а также о месте обер-прокурора в ряду первых должностных лиц империи.28 Л.А. Тихомиров, подробно описав все типы взаимоотношений Церкви и государства, подчеркивал, господство бюрократического начала в церковном управлении XIX веке.29

Среди исследователей Русского Зарубежья традиции школы XIX века продолжил Н.Д. Тальберг.30 Исключительное место занимает труд И.К. Смолича,31 содержащий описание русской церковной истории с 1700 по 1917 гг. Рассматривая николаевское время, И.К. Смолич говорит о синодальных «реформах», их исторических предпосылках, намечавшихся еще до обер-прокуратуры Н.А. Протасова. В работе затронуты все стороны церковной жизни в России синодального периода, но недостаточно освещены вопросы церковно-государственного взаимодействия. Следует отметить труд протоиерея Георгия Флоровского «Пути русского богословия»,32 где дан всесторонний и глубокий анализ развития богословия и духовного просвещения; но автор не ставил задачи исследования отношений светской и духовной властей.

В Советский период вопросы церковно-государственных отношений XIX века рассматривались только в контексте принятого крайне негативного взгляда на Церковь как на «прислужницу самодержавия» и утверждения о «единодушии» государства и Церкви во всех направлениях внутренней политики России до 1917 г. Этот взгляд был изложен Н.М. Никольским,33 и, впоследствии, растиражирован в многочисленных книгах и статьях. Аппарат церковного управления описан только в учебных пособиях,34 какие-либо противоречия между Церковью и государством не рассматривались. Среди общих работ советского времени следует отметить статью Б.Г. Литвака.35 По истории обер-прокуратуры николаевского царствования до второй половины 1990-х гг. не вышло ни одной специальной работы.

В современном отечественном религиоведении существует ряд работ о церковно-государственных отношениях при Александре I и Александре II, а также отдельных событиях и деятелях николаевского царствования. С.В. Римский придавал большое значение законодательной основе и политическим предпосылкам реформ синодального правления.36 В работах Е.А. Вишленковой37 всесторонне рассматриваются взаимодействие Церкви и светской власти в первой четверти XIX века, чётко определяется место Св. Синода в государственном аппарате; впервые в послереволюционной историографии анализируется духовно-учебная реформа александровского времени. Неразрывность социальных, культурных процессов с историей высшей церковной администрации подчеркивается в труде Б.Н. Миронова.38 Представляет интерес работа З.П. Тининой,39 посвящённая церковно-государственным отношениям эпохи Александра I. К вопросу о месте Св. Синода в системе высших государственных учреждений Российской империи обратилась в своей монографии С.И. Алексеева.40 В 2003 г. О.М. Журавлёва защитила диссертацию, посвящённую церковно-государственной деятельности митрополита Московского и Коломенского Филарета (Дроздова), показав его деятельность на фоне николаевской системы.41

В современных исследованиях все чаще подчеркивается связь синодальных преобразований с внутриполитическим курсом. Л.А. Андреева говорит о сакрализации власти монарха в ущерб Церкви.42 Автор ряда монографий по истории Церкви в первой половине XIX века, Ю.Е. Кондаков, уделяет большое внимание церковно-государственным отношениям,43 делая акцент на внутренней покровительственной политике светской власти в отношении Церкви. Исследователь вводит понятие «православная оппозиция» и подробно рассматривает причины недовольства царской политикой в церковной среде.

Большой интерес представляют статьи С.Л. Фирсова,44 посвящённые вопросам восприятия властью Церкви сквозь призму официальной «охранительной идеологии» николаевского времени, личным взглядам Николая I на вопросы веры, отношения Церкви и государства. Необходимо отметить современные работы, анализирующие государственную идеологию николаевской эпохи. Среди них труды А.Л. Зорина,45 О.Ю. Малиновой,46 М.С. Стецкевича.47        Зарубежные авторы также затрагивают вопросы официальной идеологии, имевшие прямое отношение к церковно-государственным отношениям в России. Ц. Виттекер проанализировала отношение власти к Церкви и народной вере в рамках уваровской триады.48 Р. Уортман дал глубокий психологический анализ атмосферы николаевского царствования, внутренних предпосылок возникновения государственной идеологии.49

Можно заключить, что исследователи XIX–начала ХХ вв. положение Церкви рассматривали вне политического процесса. В этот период не существовало религиоведческой школы, и, соответственно, религиоведческого анализа идеологической доктрины и места Церкви в государстве. Историки дореволюционной школы, изложив богатый фактический материал, наметили основные направления для дальнейших исследований. В современном религиоведении сложилась традиция изучения церковно-государственного взаимодействия в России, но среди современных исследований нет работ, специально посвящённых отношениям государства и Церкви во второй четверти XIX столетия.

Научная новизна работы

1. В представленной работе впервые в религиоведении даётся комплексный анализ положения Православной Российской Церкви в эпоху Николая I. Указанная тема раскрывается на стыке религиоведческого и исторического подходов. Новизна настоящего исследования обусловлена отсутствием исследований междисциплинарного характера, посвященных проблеме церковно-государственного взаимодействия во второй четверти XIX столетия.

2. Положение Церкви в Российской империи впервые изучается как система, возникшая на основе синтеза светских и церковных представлений о русской государственной идее. Эти представления логически вытекали из всего предыдущего периода развития общественной мысли и религиозного мировоззрения.

3. Полномочия обер-прокуратуры в первый раз рассматриваются в рамках политической системы, в соответствии с внутренней логикой развития российской государственности.

4. Введены в научный оборот новые источники, иллюстрирующие синодальные преобразования при Н.А. Протасове. Собрана и систематизирована информация, отражающая исторические и религиоведческие аспекты положения Православной Церкви в политической структуре николаевской России. На этой основе дана попытка объективного освещения роли Церкви как общественного института во второй четверти XIX века, представленная в рамках религиоведения.

Основные положения, выносимые на защиту

1) Эволюция церковно-государственных отношений во второй четверти XIX века стала отражением эволюции всего российского общества. Преобразования в области церковного управления при Николае I определили жизнь Церкви как социального института вплоть до начала ХХ века.

2) Идеологическое обоснование церковно-государственных отношений во второй четверти XIX века было обусловлено логикой развития российского самодержавия и политикой Николая I в области образования и культуры.

3) Реорганизация духовно-учебного дела и создание Устава духовных консисторий, имевшие место при Николае I, заметно отразились на истории Церкви, оказали влияние на развитие богословской мысли XIX века и уровень подготовки духовенства. Устав духовных консисторий определил положение епископата и духовенства не только в административной структуре, но и обществе в целом.

4) Бюрократические преобразования в управлении Церковью выявили радикальные изменения в отношении государства к Церкви, закрепив её подчинённое положение по отношению к светской власти.

Практическая значимость работы

В диссертации содержатся общие методологические предпосылки для изучения взаимоотношений Церкви и государства в России с исторической, социально-философской, религиоведческой, культурологической точек зрения. Конкретные материалы и выводы диссертационного исследования могут быть использованы в соответствующих разделах лекционных курсов по истории религии и религиоведению, а также в курсах лекций по отечественной истории и истории Русской Православной Церкви.

  Апробация работы

Основные положения диссертации обсуждались на заседаниях кафедры философии религии и религиоведения Санкт-Петербургского государственного университета. Материалы, связанные с темой диссертационной работы, излагались в виде докладов на конференции «Русская религиозность: историко-философский, филологический и библиографический ракурсы изучения», организованной Фондом по изучению истории Русской православной церкви во имя Святителя Димитрия Ростовского (СПб., 1-2 декабря 2000), на VII Санкт-Петербургских религиоведческих чтениях «Сакральные тексты в истории культуры». (СПб., 19-21 октября 1999 г.), на конференции «Православная эсхатология: источники, основные проблемы изучения, сравнительно-исторические параллели» (СПб., 1-2 декабря 1999 г.).

Структура работы

Работа состоит из введения, включающего обзор литературы и источников, двух глав, разделённых на параграфы, заключения, списка использованной литературы и источников.

II. Основное содержание диссертации

Во Введении обоснована актуальность выбранной темы, подробно проанализирована степень её освещенности в исторической и религиоведческой литературе, охарактеризована источниковая база диссертации, сформулированы цели и задачи исследования, раскрыты научная новизна, теоретическая и практическая значимость результатов.

В первой главе «Реорганизация управления Православной Российской Церковью при Николае I» показаны особенности института обер-прокуратуры как основного проводника государственного влияния на управление Российской Православной Церковью в непосредственной связи с теми изменениями, которые происходили в области высшего церковного управления при Александре I. Рассмотрены и проанализированы синодальные реформы Н.А. Протасова.

Первый параграф «Характер и особенности института обер-прокуратуры как основного проводника государственного влияния при Николае I» посвящён рассмотрению действительной степени участия каждого из обер-прокуроров николаевского времени в управлении Церковью. Уровень властных полномочий обер-прокурора был своеобразным индикатором церковной политики императора. Усиление самодержавия в области церковного управления рассматривается сквозь призму деятельности обер-прокуратуры, а жизнь и деятельность каждого из обер-прокуроров показана на фоне различных событий внутрицерковной жизни второй четверти XIX столетия.

Второй параграф «Изменения в синодальной структуре и их преемственность по отношению к церковной политике первой четверти XIX века » показывает преемственность структурных изменений в Св. Синоде по отношению к церковной политике предшествовавшей эпохи – царствования Александра I. В XIX веке, по мере всестороннего укрепления самодержавной власти, менялся и характер её выразителей – высших чиновников. Здесь весьма показательной представляется административная манера управления Н.А. Протасова, управлявшего Синодом «в военном духе» и полностью захватившим в свои руки все стороны управления Церковью. При Н.А. Протасове все высшие административные учреждения  империи общались с обер-прокурором как с единственным представителем синодального ведомства.

В третьем параграфе «Структурные изменения в Св. Синоде при Н.А. Протасове» рассматриваются административные перемены в Св. Синоде во второй четверти XIX века, имевшие корни во всей теории и практике церковно-государственного взаимодействия в России. Были созданы: особая Канцелярия обер-прокурора, Хозяйственное и Духовно-учебное управление со светскими чиновниками во главе; Канцелярия Св. Синода непосредственно подчинена обер-прокурору. Св. Синод полностью подчинился влиянию обер-прокуратуры, которая, в лице Н.А. Протасова была только представителем государства. В результате верховная власть окончательно присвоила себе инициативу управления церковной жизнью и системой духовного образования. Произошедшее можно охарактеризовать как одно из важнейших событий в русской церковной истории, во многом определившее её в течение всего синодального периода. Преобразования были произведены последовательно в полном соответствии с предначертаниями верховной власти.

Четвёртый параграф «Реорганизация духовно-учебного дела» посвящён реформе духовного образования при Николае I, которая заметно отразилась не только на системе духовных школ, но и на истории Русской Церкви в целом. Первая масштабная реформа была проведена в 1808-1814 гг. и привела к созданию Комиссии духовных училищ, обладавшей определённой самостоятельностью. Относительная свобода духовного просвещения не укладывалась в общеполитический курс николаевского времени, когда государство стало рассматривать Церковь как часть государственного аппарата. В 1839 г. по инициативе Н.А. Протасова Комиссия была закрыта, вместо неё учреждалось Духовно-учебное управление, предназначенное для детального контроля и управления всеми сторонами духовного образования. Подчинялось Управление непосредственно обер-прокурору. Духовно-учебная реформа обусловила уровень подготовки духовенства, оказала влияние на развитие богословской мысли XIX века.

В пятом параграфе «Устав духовных консисторий 1841 года и положение епископата. Духовенство в Св. Синоде» анализируется усиление власти обер-прокурора над епископатом, а, следовательно, углубление государственного влияния на церковные дела. В 1841 г. был утвержденный императором разработанный Н.А. Протасовым Устав духовных консисторий, с некоторыми изменениями переизданный в 1883 г. Он стал правовой основой епархиального управления. Согласно Уставу, консистория осуществляла контроль над епархиальным судом, финансами епископа, а также ведением хозяйства архиерейского дома и рукоположения в священнический сан. При сохранении формальной подчинённости епархиальному архиерею, текущее делопроизводство во всех епархиях с 1841 г. всецело контролировалось обер-прокурором, которому de facto подчинялись консисторские секретари.

Во II главе «Церковно-государственные отношения во второй четверти XIX века» взаимодействие Церкви и государства в николаевскую эпоху анализируются как важнейший период церковно-государственных отношений в Российской империи. Они рассматриваются в контексте развития общества, становления официальной государственной идеологии николаевской эпохи. Впервые делается попытка проанализировать мнения современников о положении Православной Церкви в николаевской России.

Первый параграф «Эволюция церковно-государственных отношений во второй четверти XIX века как отражение эволюции общества» посвящён рассмотрению предпосылок формирования политической системы николаевского царствования. Эпоха Николая I прошла под впечатлением восстания 14 декабря 1825 г. – попытки дворянства ограничить самодержавие и окончательно утвердиться как правящий класс. Николай I противопоставил этому всестороннее укрепление императорской власти, опирающейся на чиновников. Сосредоточение всех властных полномочий и инициатив в руках самодержца не могло иметь исключений. Это привело к усилению ведомственного начала в Православной Церкви. Николай I поставил последнюю точку в истории церковно-государственной диархии, поскольку не представлял какой-либо власти, сосуществующей с императорской. Как следствие, происходило дальнейшее отчуждение епископата от решения важнейших вопросов, усугублялось подчинение Церкви государству.

Второй параграф «Идеологическое содержание и обоснование административных изменений в Св. Синоде при Николае I» освещает процесс формирования теории официальной народности применительно к церковно-государственным отношениям. Построение чёткой системы управления, опирающейся на военных и бюрократию, требовало создания государственной идеологии. Идеи эпохи Просвещения оказались неприемлемы после событий Великой французской революции и войны 1812 года. Российская власть оказалась в определённом идеологическом вакууме, и была вынуждена вырабатывать новую официальную идеологию. Это происходило на общеевропейском фоне, где победа над Наполеоном, реставрация монархий в Европе, принцип легитимизма и создание Священного союза трёх императоров активизировали церковную деятельность. Православная Российская Церковь, находясь в подчинённом положении, не могла сама выработать идеологическую доктрину, и была включена в триаду «Православие. Самодержавие. Народность» светскими консервативными идеологами. Православная вера была объявлена одной из основ Российского государства. Император, решая государственные задачи, только использовал господствующую конфессию, не принимая в расчет интересы самой Церкви. Включение православия в идеологическую доктрину способствовало еще большему подчинению Церкви светской власти.

Третий параграф «Св. Синод и епархиальные учреждения Русской Православной Церкви» иллюстрирует практическую деятельность Св. Синода по управлению Церковью. Рассматривается структура руководства епархиями, и изменения, произошедшие в ней во второй четверти XIX века. Правовое положение Церкви при Николае I стало, в отличие от всего предыдущего синодального периода, более определённым. Управление многочисленными епархиями было примером развитой бюрократической системы. Она представляла собой огромное количество подведомственных Св. Синоду учреждений – приходов, монастырей, учебных и благотворительных заведений и т.д. Епископат, упорно отстаивая свои полномочия, в XVIII – XIX вв., часто конфликтовал с представителями светской власти. Именно при Николае I епископы на местах были сильно ограничены в своей деятельности. В целом, во второй четверти XIX века была упорядочена система местного церковного управления, а епархиальная жизнь была поставлена под контроль обер-прокуратуры.

Четвёртый параграф «Укрепление позиций обер–прокуратуры в свете отзывов современников» посвящён практически неосвоенной теме. В николаевской России не было понятия «общественное мнение» в современном его смысле. Но интерес императора к показаниям декабристов, ужесточение цензуры, активная деятельность Третьего отделения говорят о внимании верховной власти к мнению образованного меньшинства, в том числе и о положении Церкви в империи. Поскольку интересы светского общества во второй четверти XIX века были очень далеки от церковных вопросов, немногие его представители высказывали своё мнение о церковно-государственных отношениях своего времени. Адепты теории официальной народности, западники и славянофилы, несмотря на различие своих позиций, практически не оставили нам своих высказываний на эту тему. Но их мысли о пути развития России проливают свет на оценку образованным обществом церковно-государственных отношений. Большая часть рассмотренных мнений и отзывов о церковных делах принадлежит духовенству. Большое внимание уделено взглядам митрополита Московского Филарета, оставившего богатейшее письменное наследие. Он понимал все недостатки синодальной системы и противостоял обер-прокуратуре, отстаивая самостоятельность Синода во внутрицерковных делах. С другой стороны, его государственное учение было одной из идеологических опор самодержавия, стремилось упрочить консервативные начала российского общества. Филарет систематизировал и теоретически оформил отношения духовной и светской власти. Его отношение к власти на долгие годы определило мнение Церкви о церковно-государственных отношениях.

В пятом параграфе «Ведомство православного исповедания при Николае I» рассмотрено положение Св. Синода и всех структур церковного управления в Российской империи времени Николая I. Исследована законодательная база и попытки создания свода церковных законов. Прослеживается эволюция Ведомства православного исповедания от Двойного министерства до синодальных преобразований Н.А. Протасова. В результате церковной политики Николая I, положение обер-прокурора в Св. Синоде стало фактически равносильным министерскому. При этом его место среди высшей бюрократии было все же неопределённым. Относительно юридического статуса обер-прокуратуры правоведы XIX – нач. XX вв. расходились в своих мнениях. То же можно сказать и о положении Св. Синода среди других высших органов центрального управления империи. В конце 1830-х гг. Св. Синод имел все «атрибуты» министерства, обладал законосовещательной и судебной функцией, но не имел документа, определявшего его отношения с Сенатом и другими высшими административными структурами. Св. Синод не мог вмешиваться в область гражданских ведомств. При этом отсутствие чёткой законодательной базы делало Православную Церковь уязвимой со стороны постоянно укреплявшейся государственной власти. Её ведущее положение очевидно и в делах инославных и иноверных исповеданий, в воссоединении униатов и преследовании старообрядцев при Николае I.

В Заключении диссертации обобщены материалы исследования и сформулированы основные выводы. Проанализированы последствия синодальных преобразований второй четверти XIX века, а также церковно-государственных отношений при Николае I и их влияние на весь синодальный период. Обер-прокуратура, контролировавшая выполнение правительственной политики в церковном управлении, развивалась параллельно бюрократической системе. В XIX веке государственный аппарат Российской империи усложнялся в силу необходимости укрепления абсолютной власти монарха. В результате возрастало вмешательство государства в дела Православной Российской Церкви, структура управления которой поэтапно становилась частью государственного механизма. Этот процесс происходил на фоне тесного взаимодействия государственных структур и усиления бюрократии. Оно определялось тем вектором политического развития, который был задан Николаем I.

Наиболее значимые события в церковно-государственных отношениях второй четверти XIX века выразились в ряде структурных изменений в Св. Синоде и реформе духовного образования. Они являлись не просто бюрократическими перестановками, а оказали существенное влияние на роль Церкви и духовенства в Российской империи. Идеологической основой того положения, в котором оказалась Православная Церковь во второй четверти XIX столетия, стала теория официальной народности. Её появление было обусловлено логикой развития российского самодержавия, достигшего своего апогея именно при Николае I. Эта идеологическая схема рассмотрена применительно к традиции церковно-государственных отношений в России. При этом показано, что создание и обоснование официальной идеологической доктрины исходило не только от императора Николая I и его доверенных лиц, но и от выдающихся представителей церковной иерархии, Наряду с этим, эволюция церковно-государственных отношений стала отражением эволюции российского общества. Во второй четверти XIX столетия в рамках усиления этого бюрократического, административного начала, и существования института синодальной обер-прокуратуры как выразителя личных интересов императора, в управлении Православной Российской Церковью произошли важные изменения. Они имели определяющее значение в течение всего последующего периода синодальной истории.

  Список работ, опубликованных по теме диссертации

Статьи в ведущих рецензируемых научных журналах, рекомендованных ВАК РФ для опубликования основных результатов диссертационных исследований:

1. Федорук В.Н. Реформа духовно-учебных заведений при обер-прокуроре Н.А. Протасове // Среднерусский вестник общественных наук. 2010. № 2 С. 176 – 181.-0,5 п.л.

2. Федорук В.Н. Обер-прокуроры Святейшего Синода в царствование Николая I (к вопросу о развитии синодальной прокуратуры в николаевское время) // Среднерусский вестник общественных наук. 2011. № 2. С. 397 – 401. -0,43 п.л.

3. Федорук В.Н. Церковь и государство в России во второй четверти XIX в. в свете мнений и отзывов духовных лиц николаевской эпохи // Вестник Русской христианской гуманитарной академии. 2012. Т. 13. Вып. 1. С.7 – 15. – 0,5 п.л.

 

  Другие статьи, где отражены основные положения диссертации:

1. Федорук В.Н. Тенденции развития обер-прокуратуры Св. Синода в царствование Николая I // Музей. Общество. Религия: аспекты взаимодействия. Материалы IX Санкт-Петербургских религиоведческих чтений. СПб., 2002. С. 91-94. – 0,3 п.л.

2. Федорук В.Н. Реформа духовно-учебных заведений при обер–прокуроре Н.А. Протасове // Культура и веротерпимость. Материалы X Санкт-Петербургских религиоведческих чтений. СПб., 2003. С. 76-78. – 0,3 п.л.

3. Федорук В.Н.; прот. Кирилл Копейкин. Г.П. Павский // Три века Санкт-Петербурга. Энциклопедия. Девятнадцатый век. Т. II. Кн. 5. СПб., 2006. С. 44-46. – 0,5 п.л.

4. Федорук В.Н. Придворное духовенство // Три века Санкт-Петербурга. Энциклопедия. Девятнадцатый век. Т. II. Кн. 5. СПб., 2006. С. 602-603. – 0,4 п.л.


1 Сборник законоположений и распоряжений по духовной цензуре с 1720 по 1870 гг. СПб., 1870; Обозрение  церковных узаконений. СПб., 1883; Сборник действующих и руководственных церковных и церковногражданских постановлений по Ведомству православного исповедания. СПб., 1885; Морошкин М.Я. Материалы для истории русской Церкви в царствование императора Николая I // Сборник Императорского русского исторического общества. СПб., 1902. Т. 113.

2 Извлечение из всеподданнейшего отчёта обер-прокурора Св. Синода по ведомству православного исповедания. СПб., 1838 – 1855.

3 Вебер М. Работы по социологии, религии и идеологии. Штутгарт, 1985; Блок М. Короли-чудотворцы. М., 1998; Парсонс Т. О социальных системах. М., 2002; Кокс Х. мирской град. Секуляризация и урбанизация в теологическом аспекте. М., 1995; Элиаде М. Священное и мирское. М., 1994.

4 Болотов В.В. Собрание церковно-исторических трудов. Т. 1-4. М., 1999-2002; Глубоковский Н.Н. Русская богословская наука в её историческом развитии и нынешнем состоянии. М., 2002; Булгаков С.Н. Православие. Очерки учения православной церкви. М., 1991; Лосский Н.О. История русской философии. М., 1991.

5 Алексеев Н.Н. Русский народ и государство. М., 1998; Зеньковский В.В. История русской философии. Т. 1-2. Л., 1991.

6 Гараджа В.И. Религиоведение. М., 1994; Яблоков И.Н. Введение в общее религиоведение. М., 2008; Салыгин Е.Н. Теократическое государство. М., 1999.

7 Соловьев С. М. Учебная книга по русской истории // Соч. в 18 кн.  М., 1995.  Кн. XVIII. С. 537.

8 Ключевский В.О. Курс русской истории // Сочинения в 9-ти томах. М., 1989. Т. V. С.241-244.

9 Денисов И. Очерк истории Русской Церкви. СПб., 1874; Малицкий П.И. Руководство по истории Русской Церкви. Тула, 1889. Т.3; Доброклонский А.П. Руководство по истории Русской Церкви. М., 2008.

10 Знаменский П.В. История Русской Церкви: учебное руководство. М., 1996.

11 Морошкин М.Я. Материалы для истории Православной Церкви в царствование императора Николая I // Сборник Императорского Русского Исторического общества.  СПб., 1902.Т.113.

12 Ростиславов Д.И. Петербургская духовная академия при графе Протасове. 1836-1855 // Вестник Европы. СПб., 1883. №VII. С. 121-188.

13 Чистович И. А. История Санкт – Петербургской духовной академии. СПб., 1857.

14 Чистович И.А. История перевода Библии на русский язык. СПб., 1873. Ч.1-2.

15 Чистович И.А. Руководящие деятели духовного просвещения в России в первой половине текущего столетия. СПб., 1894.

16 Астафьев Н. А. Опыт истории Библии в России в связи с просвещением и нравами. СПб., 1889.

17 Барсов Т.В. Святейший Синод в его прошлом. СПб., 1896.

18 Благовидов Ф.В. Обер-прокуроры Св. Синода в XVIII и первой половине XIX столетия. Казань, 1900.

19 Т.В. Барсов рассмотрел  вопросы  церковно – государственных отношений в интересующее нас время в отдельной работе. См.: Св. Синод в царствование императора Николая I // Христианское чтение. СПб., 1895.  Т. II. С. 267 – 299.

20 Рункевич С.Г. Русская церковь в XIX веке. СПб., 1901.

21 Грибовский В.М. Церковное управление в царствование императора Николая Павловича // Исторический вестник. СПб. 1902. № 8. С.453-469.

22 Дьяконов К.П. Духовные школы в царствование императора Николая I. Сергиев Посад, 1907.

23 Котович А.Н. Духовная цензура в России (1799 – 1855). СПб. 1909; Верховской П.В. Очерки по истории Русской Церкви в XVIII и XIX столетиях. Варшава, 1912. Вып. 1.

24 Титлинов Б.В. Духовные школы в России в XIX столетии. Вильна, 1909. Т. II. (Протасовская эпоха и реформы 1860-х годов).

25 Белявский Ф. Н. О реформе духовной школы. СПб., 1907.

26 Верховской П.В. Указ. соч. Вып. I. С.138.

27 Корнилов А.А. Теория официальной народности и внутренняя политика Николая I // Книга для чтения по истории России нового времени. Т. IV. М., 1914. С. 82 – 118; Пресняков А.Е. Самодержавие Николая I // Русское прошлое. Исторический  сборник под ред. С.Ф. Платонова. Пг.; М., 1923. С. 3 – 21.

28 Алексеев Н.Н. Русский народ и государство…Ивановский В.В. Русское право. Казань, 1895; Лазаревский Н.И. Лекции по русскому государственному праву. СПб., 1910; Заозерский Н.А. О церковной власти. Сергиев Посад, 1894; Суворов Н.С. Курс церковного права. Ярославль. 1890;  Латкин В.Н. Учебник истории русского права периода империи. СПб., 1909.

29 Тихомиров Л.А. Монархическая государственность. СПб., 1992. С. 349.

30 Тальберг Н.Д. История Русской Церкви. М., 1992. Ч.2.

31 Смолич И.К. История Русской церкви. 1700 – 1917 // История Русской Церкви. М., 1996 – 1997. Т. 8.  Ч.1-2.

32 Флоровский Г.В. Пути русского богословия. Париж, 1988.

33 Никольский Н.М. История Русской Церкви. М., 1931.

34 Ерошкин Н.П. Крепостническое самодержавие и его политические институты. М., 1981. С. 123 – 136.

35 Литвак Б.Г. Русское православие в XIX веке // Русское православие: вехи истории. М., 1989. С. 309-379.

36 Римский С.В. Русская Православная Церковь в XIX веке. Ростов н/Д., 1997.

37 Вишленкова Е.А. 1) Религиозная политика: официальный курс и «общее мнение» России александровской эпохи. Казань, 1997; 2) Духовная школа в России первой четверти XIX века. Казань, 1998; 3) Заботясь о душах подданных: религиозная политика в России первой четверти XIX века. Саратов, 2002.

38 Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи. СПб., 1999. Т.2. С.148.

39 Тинина З.П. Самодержавие и Русская Православная Церковь в первой четверти XIX столетия. Волгоград, 1999.

40 Алексеева С.И. Св. Синод в системе высших и центральных государственных учреждений пореформенной России. 1856 – 1904. СПб., 2003. С. 27.

41 Журавлёва О. М. Епархиальная практика и церковно-государственная деятельность московского митрополита Филарета (Дроздова). 1821-1867 гг. Автореф. дис. на соиск. учён. степени канд. ист. наук. СПб., 2003.

42 Андреева Л.А. Религия и власть в России. М., 2001.

43 Кондаков Ю.Е. 1) Духовно-религиозная политика Александра I и русская православная оппозиция (1801 -1825). СПб., 1998; 2) Государство и православная церковь в России: эволюция отношений в первой половине XIX века. СПб., 2003; 3)Либеральное и консервативное направления в религиозных движениях в России первой четверти ХIХ века. СПб., 2005.

44 Фирсов С.Л. 1) «Охранительная идеология» и Православная Церковь в России в 1825-1861 годах // Философия и социально-политические ценности консерватизма в общественном сознании России (от истоков к современности). Сб. ст. Вып.1. СПб., 2004. С. 142 – 172; 2) Император Николай Павлович как православный государь и верующий христианин. Штрихи к социально – психологическому портрету // Церковь и время. М., 2010. № 3 (52). С. 151 – 192.

45 Зорин А.Л. Кормя двуглавого орла. Литература и государственная идеология в России в последней четверти XVIII – первой трети XIX века. М., 2001.

46 Малинова О.Ю. Трационалистская и прогрессистская модели национальной идентичности в общественно-политических дискуссиях 1830-1840-х годов в России // Консерватизм в России и мире. Ч. I. Воронеж, 2004.

47 Стецкевич М.С. Свобода совести. СПб., 2006.

48 Виттекер, Ц. Х. Граф С.С. Уваров и его время. СПб., 1999. С. 104.

49 Уортман Р.С. Сценарии власти. Мифы и церемонии монархии от Петра Великого до смерти Николая I. М.,  2002.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.