WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Латыговская Татьяна Петровна

ПОТЕНЦИАЛ СОЦИАЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ В СИТУАЦИИ ГЛОБАЛЬНОЙ НЕСТАБИЛЬНОСТИ: Социально-философский АСПЕКТ

Специальность  09.00.11 – социальная философия

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Улан-Удэ – 2012

Работа выполнена на кафедре философии

ФГБОУ ВПО «Национальный исследовательский

Томский политехнический университет»

Научный руководитель:  доктор философских наук, профессор

Иванкина Любовь Ивановна

Официальные оппоненты:        

     

Постников Анатолий Николаевич - доктор философских наук, профессор кафедры философии ФГБОУ ВПО «Бурятский государственный университет» 

Баторова Елена Бадмаевна - кандидат философских наук, доцент, заведующая кафедрой философии и культурологии ФГБОУ ВПО «Бурятская государственная сельскохозяйственная  академия».

Ведущая организация:  ФГБОУ ВПО «Национальный  исследовательский

  Томский государственный университет»

Защита состоится 28 сентября 2012 г. в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.022.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора философских наук при ФГБОУ ВПО «Бурятский  государственный университет» по адресу: 670000 г. Улан -Удэ, ул. Смолина,24 а.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Бурятского государственного университета.

  Автореферат разослан  27 августа  2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета  Рандалова О.Ю.

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы исследования. С конца ХХ столетия наглядно проявляет себя новая тенденция в развитии практики управления: возрастание потребности в философском осмыслении процессов взаимодействия человека и общества. Данная потребность обусловлена трансформациями, произошедшими и постоянно происходящими в последнее время в социальной реальности, актуализировавшими вопрос об адекватности методологии социального управления практике его реализации. И хотя каждая эпоха  изменяла субъекты и объекты управления, методы и масштабы  организации  самого процесса, средства контроля и регулирования, только двадцатый век характеризуется качественно иным характером таких изменений.

Следствием нового социального и культурного состояния стали нестабильность и постоянное движение, неопределенность и непрерывность развития, открытость будущего, когда оказалось, что прочная основа и устойчивый фундамент, на которых базировалась социальность, утратили свое значение, поскольку социальное развитие стало определяться не столько предметно-материальным, сколько виртуально-знаковым фактором,  не фиксирующимся на единстве социальности, на ее однозначности и однолинейности.

Утрачивая базовость субстанционального основания, общество, не подчиняясь строгой логической выверенности, нуждается в новой форме организации и управления. Современный мир, характеризующийся в категориях «плюрализм», «гетерогенность», «поликультурность», «мультипликация»,  «сингулярность», «неустойчивость», «мерцание», «маргинальность» и других подобных им, обозначил проблему управляемости: возможно ли социальное управление в распаде социальности («конец социального»),  и на основе чего это может быть осуществлено?

Данная проблема может быть рассмотрена и решена в контексте философского подхода, позволяющего проводить исследование в системной целостности. Изучение и налаживание отвечающего современным требованиям механизма управления в условиях быстроменяющегося мира является одной из самых сложных проблем и теоретического, и практического плана. Сегодня требуется создание простой, надежной и эффективной социально-философской теории управления кризисными процессами в обществе в условиях стабильного кризисного состояния. Данное диссертационное исследование совпадает с современным философским интересом, направленным на разработку методологии социального управления в условиях нестабильности и  ее прагматическую значимость.

Степень научной разработанности проблемы. В современной литературе вопросы управления и актуальны, и приоритетны, поскольку востребованы социальной практикой, нуждающейся  в новых идеях  и технологиях, активизируя поиск ответов на актуальные  вопросы социального развития: как управлять эффективно, как рационально управлять сложными системами, как эффективно воздействовать на отдельные элементы сложной системы и т.п.? На сегодняшний день проблема управления стала междисциплинарным объектом исследования.

Чрезвычайно много литературы посвящено отдельным управленческим темам, имеющим выраженное прагматическое назначение: разрабатываются проблемы новых структур управления (П. Друкер, В. Гумбольд, Б. Мильнер и др.)1; соотношения управления и власти (Ж. Блондель, П. Бурдье, Д. Осборн, П. Пластрик, М. Фуко, В.В. Ильин,  А.С. Панарин, В.Ф. Шаповалов и др.)2; влияния на управление национальной культуры (А.С. Ахиезер, В.А. Беляев, А.Н. Медушевский. В.М. Розин и др.); проблема стилей управления (К. Бланшар, Р. Блейк, Г. Кунц, Дж. Моутон, С.А. Сивова и др.). 

В области разработки методологических оснований управления научный интерес представляют труды Ж. Аттали, П. Бергера, Д. Белла, П. Бурдье, М. Вебера, Н. Винера, Т. Лукмана, Н. Лумана, И. Пригожина, Ф. Хайека, Л. Карапетяна, В.М. Розина, П.Г. Щедровицкого и многих других теоретиков3.

В современной философской и научной литературе достаточно полно рассмотрен вопрос специфики онтологии современной социальной реальности (З. Бауман, Д. Белл, В. Иноземцев, М. Кастельс, К. Манхейм, А. Печчеи, К. Поппер, И. Пригожин, Э. Тоффлер, Ю. Хабермас, В.Г. Афанасьев, В.В. Василькова, В.В. Мантатов, Д.Ш. Цырендоржиева и др.)4. Процесс философского осмысления управления содержит несколько уровней рефлексии, каждому из которых соответствует свой тип знаний и свой способ оформления философских категорий. В логических основаниях появляются понятия «неопределенность», «многозначность», «интуитивная оценка ситуации», признается изменчивость предпосылок и норм рациональности, допускается существование ее различных видов и форм.

Широко представлен социально-философский анализ управления, этому направлению исследования посвящены  труды Н.Т. Абрамовой,  Н.Б. Андренова, Г.В. Атаманчука, В.А. Беляева, Ю.Е. Волкова, В.Т. Керимовой, О.Н. Козловой, С.А. Максимова, А.Д. Рассказова, А.А. Сейтова,  Л.Н. Суворова, А.В. Сумбаева и многих других авторов.5

В 80-е годы XX в. активно оформляется самостоятельное направление философского анализа – философия управления. Вопросы философии управления исследованы в работах И.А. Богачека, Л.Н. Суворова, В.И. Франчука, П.Г. Щедровицкого и других. В монографии В.М. Розина и Л.Г. Голубковой «Философия управления» представлена широкая проблематика предмета социального  управления, в том числе проблемы эволюционирования идей и представлений о природе управления, подходы и стратегии изучения управления, анализ социокультурного контекста управления, включая исследование истории, настоящего и перспектив социального управления в России.

Новый подход к управленческой деятельности был заложен в связи с развитием системного подхода и формированием общей теории систем в работах Л.Берталанфи, С.О. Донелла Г. Кунца, Б.З. Мильнера, Х. Ортега-и-Гассета, В.С. Рапопорта и др. Системный анализ управленческой деятельности представлен в трудах В.Г. Афанасьева, И.В. Блауберга, В.Н. Садовского, Е.А. Седова, В.П. Фофанова, Э.Г. Юдина и других авторов.6

В исследовании проблем управления возрастает роль синергетического подхода. Роль и значение синергетики для нового видения социальных процессов обосновывают  Э. Ласло, Г. Николис, И. Пригожин, И. Стенгерс, Г. Хакен, В.А. Балханов,  О. А. Богатырева, В.П. Бранский, А.В. Ванчикова, Е. Н. Князева, С. П. Курдюмов, Г.Г. Малинецкий, Ю.А. Никитина, Р.В. Ровинский, В.С. Степин, М.Е. Тарабрина, Д.Ш. Цырендоржиева, Б.Ц. Цыбенов и многие другие авторы.7

Философский анализ синергетических идей и их контекстное преломление в управленческой системе представлен в работах многих авторов (И. Пригожин, И. Стенгерс, В.В. Василькова, Н.Н. Моисеев, В.С. Степин и др.). Проблему метаморфоз социальной устойчивости и неустойчивости, стабильности и нестабильности в контексте синергетической парадигмы анализируют У. Бек, Э. Гидденс, Н. Луман, Дж. Моргенстерн, Ф.М.  Сарагоса, В. Белкин, В.Г. Буданов, А.Б. Венгеров, Ю.В. Воробьев, Н.Н. Моисеев, А.С. Панарин, Г.И. Петрова, Н. Плесс, П.А. Рачков, Г.И. Рузавин, Е.А. Седов и другие.8

Общетеоретические и методологические вопросы определения сущности процессов развития, оптимального функционирования различных систем как основания устойчивости, эффективности социальных модификаций рассматриваются в трудах П. Бергера, А.А. Богданова, П. Козловски, Г. Николаса, Т. Парсонса, В. Питерса, Р. Уолтермана, Ю.П. Аверина, В.Г. Афанасьева, Ю.Л. Воробьева, А.М. Гендина, В.И. Игнатьева, К. Исаева, Н.И. Лапина, Н.Н. Марфенина, В.К. Петросяна, Ю.М. Плотинского, В.С. Степина и др.9 Идея коэволюционно-инновационной рациональности как синтеза идей коэволюции человека и природы и возрастающей управленческой роли человека в социальном развитии, исходя из понимания единства коэволюционного и инновационного принципов управления на основе гармоничного сочетания естественной эволюции и опережающего обновления организации общественной жизнедеятельности, развивается в работах Ю.А. Никитиной.

Классификации, типизации, многообразию кризисов в обществе посвящены работы В.Г. Афанасьева, П.П. Блонского, Л.И. Божовича, К.Я. Кондратьева, Н.И. Лапина, Ю.М. Плотинского, А. Сейтова, Т.Ю. Сидориной и др. Вопросы управления социальными кризисами рассмотрены в работах В.Л. Иноземцева, Дж. Нэсбита, И. Пригожина и И. Стенгерс, Э. Тоффлера, П. Штомпки, О.Н. Яницкого, Р. Яновского  и др.10

Исследование эволюции системы «общество – природа», экологической тематики, рисков развития и пределов роста, принципов коэволюции, становления ноосферы и других вопросов понимания природы и механизмов управляемого развития как устойчивого развития представлено в трудах А. Кинга, Н. Лумана, Б. Шнайдера, В.В. Мантатова, Л.В. Мантатовой, Н.Н. Моисеева, В. Сухомлиновой  и многих других авторов.11

Опыт целостного интегрального осмысления феномена устойчивого развития в единстве своих естественных и антропологических параметров, парадигмы и модели устойчивости социоэволюции обоснованы в трудах Х.А. Барлыбаева, К. Даниеляна, В.К. Левашова, Н.А. Мальцевой, В.В. Мантатова, Л.В. Мантатовой, Н.Н. Моисеева, А. Печчеи, Н.Г. Олдака, А.Д. Урсула и др.

Проблема устойчивого развития общества рассматривается в работах В.В. Мантатова, Л.В. Мантатовой, А.П. Назаретяна, Н.Г. Олдака, А. Силина,  А. Урсула, Ф. Хайека и др.12

Анализ научной литературы показал, что, несмотря на теоретическую разработанность проблем управления, в научных исследованиях не представлено содержание управления социальным движением, процессуальностью, социальной неустойчивостью. В ситуации, когда о себе заявили новые методологические подходы к управлению, продолжают использоваться способы и методы управления, фундированные классической теорией и методологией. Решение этого противоречия состоит в том, чтобы отойти от классической концептуализации социальной реальности, в том числе социального управления, построенной на принципе центрации вокруг единого, как правило, экономического основания, и предложить новые аспекты философского обоснования социального управления в дискурсе постнеклассической онтологии.

Объект исследования: управление как  системно-синергийный феномен.

Предмет исследованиясущность социального управления в условиях меняющейся социальной реальности и ключевые факторы управляемой социальной устойчивости.

Целью диссертационного исследования является выявление природы управляемого социального развития как устойчивого, реализующего потенциал социального управления в ситуации глобальной нестабильности .

Для реализации указанной цели и понимая всю масштабность предлагаемого проекта, автор диссертационного исследования берет на себя решение следующих задач:

  1. раскрыть методологические основания потенциала социального управления в современном обществе;
  2. обосновать сущность и системные особенности управленческой деятельности в постнеклассической парадигме;
  3. сформулировать основные дефиниции современного социального управления;
  4. определить сущностные особенности социального управления в ситуации нестабильности;
  5. обозначить инвариантный статус социального управления в ситуации глобальной нестабильности;
  6. определить социально-философский аспект риска в управленческой деятельности, а также выявить основные тенденции социального управления современным российским обществом.

Гипотезой исследования являются следующие положения: 1. В условиях модернизирующейся реальности и глобальной нестабильности новым содержанием понятия «управление» становится обеспечение устойчивости. 2. Устойчивость развития становится возможна благодаря управляемому развитию.

Теоретические и методологические основы исследования. Основу становления теоретической проблематики социального управления в ситуации глобальной нестабильности составила социально-философская мысль ХХ столетия, исследовавшая процессы формирования глобального цивилизационного пространства, «захват» социальности деонтологизированными дискурсивными практиками, противоречия постиндустриального общества, проблемы возможных трансформаций человечества и социальности в будущем.  Источником методологической рефлексии послужили идеи целого ряда выдающихся философов и ученых, и, в первую очередь, З. Баумана, Д. Белла, П. Бергера, М. Вебера, Э. Гидденса, Т. Парсонса, К. Поппера, И. Пригожина, А.Дж. Тойнби, Э. Тоффлера, К. Ясперса, В.С. Степина, П.Г. Щедровицкого13, рассматривающих управление как один из ключевых способов преодоления сложности, сопровождающей общественное развитие. 

Большое теоретическое значение имеют труды Н. Лумана и Ю. Хабермаса, обратившихся к анализу коммуникативной онтологии социальности.14

Обоснование предлагаемой автором диссертационной работы концепции управляемого развития как устойчивого развития строится на взглядах У. Бека, Н. Лумана, В.В. Мантатова, Н.Н. Моисеева, Ю.М. Плотинского, А.Д. Урсула и многих других авторов.15

При разработке концепции и написании диссертационного исследования автором использован ряд методов, совокупность которых обеспечивает современную научную интерпретацию сложных социальных институтов и процессов, каким и является социальное управление: 

Структурный метод, базовые принципы которого реализованы в декомпозиции (разбивании темы на проблемы); иерархической упорядоченности проблем; абстрагировании (выделении сущностных аспектов проблемы); формализации (обоснование методологического подхода); непротиворечивости (обоснованность и согласованность проблем исследования).

– Системный метод, позволивший рассмотреть управление как целостный объект, исследовать разные стороны процесса функционирования системы, системные связи и отношения, в рамках которого применялся метод аналогий и сравнений. Системно-аналитический подход к управлению создает возможности познания его природы многоаспектно, полидисциплинарно и потому помогает более полно раскрыть исследуемую в диссертационной работе проблему. Системность управления фиксируется в структурной упорядоченности и эволюционной направленности как  совокупности процессов, действий, ведущих к взаимосвязям между частями целого.

– Социокультурный подход, основанный на понимании общества как единства культуры и социальности, образуемых деятельностью человека, обладающей свойством самоорганизующейся системы.





– Синергетический подход, позволяющий рассмотреть социальное управление как эволюционирующую целостность, которой свойственны детерминизм и случайность, устойчивость и неустойчивость, организация и дезорганизация и пр.

– Описательный метод, позволяющий исследовать признаки управленческих практик.

– Исторический метод, используемый в данной работе с целью выявления изменений в управленческой сфере общества, их особенностей и динамики.

– Аналитический метод, позволивший дать общие оценки, сделать ряд обобщений, вычленить особенности современного этапа управления социальными процессами.

Научная новизна диссертационного исследования определяется решением поставленных задач и в обобщенном виде заключается в следующем:

  1. раскрыта специфика социального управления как когнитивной системы;
  2. обосновано, что основанием трансформации социальных систем является целенаправленность социального управления;
  3. выделены и установлены  факторы, обеспечивающие возможность управляемой социальной устойчивости, к которым отнесены ментальность природы социального, аксиологические основания и  адаптивность приемлемого решения и сформулированы основные дефиниции современного социального управления;
  4. определены сущностные особенности социального управления в ситуации нестабильности; установлено, что именно благодаря управляемому развитию, устойчивость развития становится возможной, и в условиях, когда утрачивается целостность социальности, целостность управления сохраняется;
  5. обозначен инвариантный статус социального управления в ситуации глобальной нестабильности; подтверждена идея того, что радикальные изменения, осуществляемые в сложноорганизованных социальных системах, каковой является социальное управление, тяготеют к балансу принципов порядка и разнообразия, традиционного (эволюционного) и инновационного.
  6. определён социально-философский аспект риска в управленческой деятельности, а также выявлены основные тенденции социального управления современным российским обществом

На защиту выносятся следующие положения:

  1. Социальное развитие является онтологическим концептом, фиксирующим специфическое измерение самой социальной реальности, определенным образом преломляющейся в процессах модернизации социальных практик.
  2. Воздействие фактора непрерывно усиливающейся дестабилизации социальных систем сказывается на формировании новой социальной онтологии. Интенсифицируя социальные связи и взаимодействия, неустойчивость активизирует непрерывные изменения реальности, что влечет за собой необходимость осмысления современных реалий с качественно новых позиций.
  3. Возможности социального управления в условиях глобальной нестабильности обусловлены поиском баланса между спонтанными тенденциями развития и внутренней логики самого процесса управления.
  4. Источником проблематизации устойчивого развития выступает феномен социальной контингенции – социокультурной границы между  настоящим и будущим.
  5. Инвариантная природа управления, не зависящая от культурной эпохи, но наполняемая конкретными содержательными свойствами как актуализациями сопряженности субъективного и объективного, совокупность которых определяет понимание возможности социального управления в конкретной социокультурной действительности, связана с целеполаганием и целедостижением.
  6. Рассмотрение природы социального управления как предметной данности, существующей в качестве метафизического концепта, базисного принципа, служит основанием для концептуального моделирования устойчивого развития.
  7. Для того чтобы осуществить радикальный поворот от традиционного тоталитаризма к демократическим преобразованиям, требуется качественный скачок – новый фазовый переход, мотивом для которого может быть опережающее видение ограниченности и порочности сложившейся государственной управленческой системы. Данное видение реализуется акторами социальных процессов на всех уровнях, в том числе на уровне государственного управления.

В плане постановки и возможного варианта их решения автором диссертационной работы затронута лишь часть проблем философского подхода к пониманию оснований социального управления в условиях нестабильности современного мира. Дальнейшие исследования проблемы социального управления в современном обществе могут быть связаны с прогнозированием влияния трансформации ценностных ориентиров и социальных идеалов на тенденции развития управления и социальных систем в целом. 

Теоретическая и практическая значимость исследования. Положения, сформулированные в исследовании, имеют методологическое значение и могут служить  отправной точкой  в дальнейшей разработке проблематики,  связанной с природой закономерностей социального управления, проблем философии управления, в исследовании роли  и метода управления в раскрытии сущности человеческого  бытия, в  системном анализе философских оснований управляемого развития как устойчивого развития в условиях общества риска.

Полученные результаты расширяют научные представления о функциональных возможностях системы социального управления и могут быть использованы при подготовке и разработке спецкурсов, учебных и методических пособий по философии и философии управления, а также для подготовки и выработки решений в сфере социальной политики и управления.

Апробация результатов исследования. Основные положения и результаты, полученные в ходе исследования, обсуждены на заседаниях и научных семинарах кафедры философии Национального исследовательского Томского политехнического университета. На протяжении ряда лет круг вопросов, анализируемых в диссертационной работе, исследуется при разработке и выполнении грантов в рамках Федеральной целевой программы (ФЦП) Министерства образования и науки Российской Федерации «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009–2013 годы: грант № ГК11.769С.2011 «Межкультурное взаимодействие как фактор минимизации рискогенности общества и формирования толерантных отношений в мировом социокультурном пространстве» и грант № ГК 11.705С.2011 «Концептуальная модель элитного образования в университете инновационного типа».

Результаты диссертационного исследования обсуждались на международных (Томск, 2009 г.; Томск, 2010 г.; Томск, 2012 г., Улан-Удэ, 2012 г.), Всероссийских (Томск, 2008 г.; Томск, 2011 г.),  региональных  (Юрга, 2009 г.; Томск, 2009 г.) научных конференциях, в научных изданиях, в том числе в журналах, рекомендованных ВАК РФ для публикации основных научных результатов диссертаций на соискание ученой степени («Вестник Бурятского государственного университета»). Основные положения и выводы диссертации отражены в 22 научных публикациях, общим объемом более 3 печ. л.

Структура диссертации отражает логику исследования и соответствует решаемым диссертантом задачам, состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованной литературы, включающим 224 источника. Объем работы – 204 страницы.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении сформулирована проблема, обозначены цель и задачи исследования, определена методология и основные методы исследования, сформулированы положения, выносимые на защиту, отмечается научная новизна, теоретическая и практическая значимость исследования, приведена апробация результатов диссертационной работы.

  Первая глава «Методологические  основания потенциала социального управления в условиях модернизирующейся  реальности» посвящена исследованию вопросов соотношения традиционной и инновационной парадигм социального управления, формирования контекста современной онтологии социальности, в том числе социального управления, способной «схватывать» происходящие перемены и формировать адекватную концептуализацию общественного развития. Нами отмечается, что с конца XX в. многие тенденции, оставаясь скрытыми от наблюдателя, обнаруживают себя внезапным проявлением как стратегическая неожиданность. Это означает, что проблемы возникают внезапно и вопреки ожиданиям, ставят новые задачи, не соответствующие прошлому опыту субъекта управления. На смену концептуализации общества, базировавшейся на идее доминантной роли материального производства, характеристиках способа его развития как единства производительных сил и производственных отношений,  приходят коммуникативная и информационная концептуализации общества. И поскольку управление происходит в определенных историко-культурных условиях, оно имеет выраженный контекстный характер. Контекст современности образован большим числом переменных, влияющих на особенности социального управления, среди которых децентрация коммуникационных связей, социальной структуры, экономики, образования и других социальных сфер жизни современного человека.

В первом параграфе «Дефиниции теории и практики социального управления в постнеклассической парадигме»  проведен анализ особенностей социального управления в условиях современного общества.  Показано, что в современном управлении новизна состоит в том, что поворот в управленческой деятельности меняет ее характер в сторону отказа от жестко заданной цели, признания возможности ее корректировки, как и корректировки управленческих концепций, задач, стратегий, приобретения ею черт гибкости, ситуативности, контекстуальности. Управление развитием, движением означает управление коммуникациями, то есть вслед за самой социальностью, которая приобрела коммуникативную онтологию, управление тоже становится коммуникативным.

В силу онтологической коммуникативности управление перестает быть инструментом власти, ибо границы между властью и управлением стираются, теряют свою специфичность, когда власть становится управлением, распределенным по всем существующим социальным структурам. Объектом управления становится коммуникативно-управленческое действие, имеющее свою структуру и характер. В прерогативу объекта управления попадают качественные характеристики общества, объясняющие его культурное состояние, ими становятся такие ценности, как автономия, самобытность, самоопределение, самоуправление, самоорганизация. На современном этапе социальное управление направлено на проектирование возможных изменений объекта, альтернатив и вариантов развития, вероятностных решений, изменений в самих субъектах проектирования, в окружающем их социуме, а не в объекте самом по себе.  В отличие от бюрократически центрированной формы коммуникативно-организованное управление насильно не преодолевает конкретный социальный контекст, ситуацию, условия, в которых оно осуществляется, а учитывает их, на основе чего может ситуативно меняться, корректировать цели.

Происходящие трансформации социального управления зафиксированы в теории и практиках современного менеджмента как технологии достижения результата в процессе совместной деятельности. Автор обращается к трудам Ж. Бодрийяра, Г. Дебора, Ж.Ф. Лиотара, М. Фуко, Й. Хейзинга и  других зарубежных философов, предложивших игровое видение социальной реальности и игру как способ социальных практик. Для управления данный подход имеет методологическое значение, предлагая применить философски понимаемую игру в качестве принципа управления. Сама же играизация в первом параграфе рассмотрена в соответствии с такими критериями, как эффективность, калькуляция, предсказуемость и контроль.

В целом, неклассический взгляд в социальном управлении зафиксировал не единство, а многосторонность объекта, его плюральную интерпретацию, подвижность и неустойчивость. Растущая нестабильность среды обусловила появление новых типов систем управления. Прежде всего, это – управленческая система, связанная с определением позиций (долгосрочное и стратегическое планирование, управление посредством выбора стратегических позиций), направляющая поведение системы в ее окружении; и управленческая система, связанная со своевременной реакцией (управление по сильным сигналам, по слабым сигналам, в условиях неожиданности), дающая ответ на быстрые и неожиданные изменения в окружении. Как полагает автор, природа управленческой деятельности рефлексивна, в ней присутствуют участники со своим видением будущего, но рассматриваются как средства, в достижении неких целей, сформулированных в объемлющей системе – системе управления. В субъекте социального управления наблюдается расщепление позиций: с одной стороны – это субъект принятия решения и источник целеобразования, с другой стороны – воплотитель этих целей. При отсутствии второй позиции решения не правдивы, не реалистичны, при отсутствии первой не будет направления системы.

Таким образом, социальное управление  управляет самодвижением, которое может менять траекторию. Это изменение траектории движения как результат воздействия на естественные процессы и задает категориальный статус понятия управления, не его содержания, а схемы, и всегда можно задать вопрос о том, какие искусственные средства и способы действия по отношению к каким естественным процессам применимы и насколько они эффективны. В целом, категории искусственного и естественного как категориальная схема, лежащая в основе понятия управления как рефлексивного управления, принципиально отличается от идеи прямой и обратной связи как структурно деятельностной схемы содержания понятия управления. Из этого следует вывод, что  важнейшим ключом к пониманию процесса социального управления является проблема целеобразования.

Особое место в рассмотрении особенностей теории и практики социального управления отведено идеям синергетического подхода и их роли в исследовании социального управления. Применение синергетического подхода к исследованию социального управления в контексте модернизирующейся реальности позволило сделать вывод о том, что социальное управление, по-прежнему, реализует свое предназначение в  инвариантной природе управленческой системы, стремящейся к устойчивой равновесности и непрерывности. Под действием социально-культурных условий изменяются ценности, методы, принципы управленческих отношений, сама же управленческая деятельность ориентирована на согласование и упорядочивание взаимодействия.

Во втором параграфе «Модернизирующееся общество как объект управления» предпринята попытка дать ответ на вопрос, как меняется и меняется ли объект управления в непрерывности и неопределенности социальных трансформаций? Ответ связан с самим процессом модернизации. В обосновании мы исходим из тезиса о том, что, понимая под модернизацией всякое изменение, соответствующее современным требованиям, можно утверждать, что социальное управление как процесс, ориентированный на повышение функциональных качеств  системы и прогрессивное ее развитие, является процессом модернизации. По характеру процессов социокультурной коммуникации выделены и охарактеризованы две группы модернизаций – органические и неорганические (догоняющие).

Нами обосновано, что основным противоречием сферы управления является противоречие между субъектом и объектом управленческой деятельности, постоянно возобновляемое и решаемое, и основные способы разрешения этого противоречия в пределах самой системы управления сводятся к поддержанию динамического равновесия между устойчивостью ее институтов с их формально закрепленными структурами и изменчивостью, что обеспечивается посредством лабильности их функций, а также путем радикальных перестроек их структур и функций в целях повышения чувствительности системы управления к изменившемуся объекту.

Подробно анализируются два основных подхода, отраженных в современных социальных принципах управления. Первый подход – программно-целевой, механический, и второй – органический, учитывающий культурные особенности объекта управления, известный также как концепция модернизации. Показано, что первый подход ориентирован на постановку задач, поиск решений, оценку альтернатив, выбор оптимального пути, формирование программы и обеспечение ее инфраструктуры (руководящих органов и институтов, системы сбора и анализа информации, обратных связей и контроля), и реализуется на основе подчинения тех подсистем объекта управления, которые отклоняются от общего движения к цели. Обосновано, что второй подход связан с осознанием факта наличия пределов управления, то есть пределов силового воздействия на поведение подсистем управляемого объекта. Изменение нежелательного поведения элементов управляемой системы или объекта управления в целом должно происходить «мягко», не по внешнему принуждению, а по внутреннему позыву (через образование, подготовку кадров, техники групповой работы, реализацию творческого потенциала, резервных возможностей и т.п.).  В оценке сильных сторон и ограничений обозначенных подходов мы разделяем позицию, представленную в научных трудах А.А. Сейтова. Нами аргументировано, что эффективность социального управления определяется проведением реалистичной политики, основанной на учете объективных возможностей, соотношения социальных сил, а также умением глубоко познавать и правильно применять в практике управления объективные закономерности, уровнем активности и развитости субъекта управления, владением новейшими организационными формами.

В третьем параграфе «Социальное управление в контексте коммуникативной онтологии социальности»  в понимании природы и возможности социального управления автор обращается  к идеям коммуникативной онтологии социальности. Общество, помещенное в контекст коммуникативной онтологии, рассматривается как переплетение, сцепление, взаимодействие различных сфер, но не в итоге и результате происходящих процессов,  а в самой процессуальности, где итогов как устойчивых нет, ибо коммуникации не останавливаются, и их природа – движение. То, что может фиксировать коммуникативная онтология – это разрывы между состояниями, отношениями между тем, что было и становится другим, само отношение, само «между».

Социальное управление имеет дело с постоянно движущейся социальностью, содержащей в себе внутренние силы самоорганизации – производительную силу коммуникаций. Управление в этой социальности в качестве собственного объекта имеет процесс развития, где наличествует область способов, норм, образцов деятельности. В этом смысле, управление оказывается без предметной основы, предметность управляющего действия исчезает. Оно направляется в безосновность отношений, мгновений, то есть в безосновность самой процессуальности, в пространство коммуникаций, их непрекращающегося возникновения и исчезновения.

В обосновании доминирующих идей третьего параграфа мы обращаемся к конструкту «коммуникативная рациональность», которая рассмотрена как  целерациональное действие, с необходимостью включающее оптимальную проработанность самих целей. Схватывание процесса есть, прежде всего, его  видение, или модель, представление о том, как идет процесс, вырабатываемая самими людьми, и репрезентированое в поле интеллектуальной культуры конкретного времени. На это указывал Г.В.Ф. Гегель, отмечавший, что  объективная реальность, конечно же, есть, но она дана нам через восприятие, ощущения, а, следовательно, субъективно. Происходящий социальный процесс есть, и в этом смысле, независим от воли и мышления людей, но, с другой стороны, любое представление этого процесса есть полагание, осуществляющееся в мышлении и деятельности. В этом смысле – это всегда гипотеза о том, как устроен этот процесс на самом деле, которая претендует на описание того, что есть, являясь одновременно еще и проектом, как определяет данную сущность П.Г. Щедровицкий.

Нами обоснован тезис о том, что современное общество вышло на новый уровень сложности коммуникативных процессов, что с необходимостью требует повышения сложности управленческих систем, учитывающих неоднозначность и неопределенность будущего, новые риски и возможности. Концепция социального управления в условиях динамично меняющегося современного мира предполагает разработку алгоритмов и механизмов реализации сценария выхода на желаемые траектории развития. Данный подход требует открытости, риска и ответственности при выборе стратегически приоритетных направлений развития и точек приложения усилий. Данный путь связан с концепцией устойчивого развития.

Во второй главе «Природа управляемого развития как устойчивого» дан анализ вопросов управления социальными процессами в условиях нестабильности и перманентных изменений, исследовано, каким образом неопределенность может стать союзником в управлении, обоснована модель устойчивого развития, показано, за счет чего обеспечивается адаптивность. В исследовании проблемы мы солидарны с позицией с Д.Ш. Цырендоржиевой в том, что в социальном управлении необходимо учитывать альтернативность эволюции и особенности поведения в критической области значений параметров системы, налагающих существенные ограничения на внешние управляющие воздействия.

В первом параграфе второй главы «Когнитивная парадигма управляемой социальности» рассмотрена когнитивная модель процесса социального управления, которая, по нашему мнению, представлена в последовательности взаимосвязи четырех этапов: определение цели, оценка ситуации, определение проблемы; отыскание управленческого решения. Для проведения анализа нами введено понятие «управляемость», выделен ряд условий, от которых зависит управляемость, среди них: критерий качества, значения входных параметров, возможные возмущения. Управляемость, которую ранее связывали с устойчивым детерминированным или стохастическим подчинением управляемого объекта по определенным правилам, командам, программе, и являвшуюся, скорее, характеристикой объекта управления и внешних воздействий, начинают все больше соотносить с субъектом управления, с его возможностью переопределения целей и (или) средств управления.

Во втором параграфе второй главы «Модель устойчивого развития как модель управляемой социальной устойчивости в ситуации глобальной нестабильности», рассмотрена проблему возможности социального управления в условиях нестабильности. Мы солидарны с позицией В.В. Мантатова в том, что устойчивое развитие должно быть осознано и понято как нравственно-историческая задача, поскольку в своих истоках устойчивое развитие общества совпадает с духовно-нравственным совершенствованием человека, укорененным в трансцендентных условиях бытия. Как мы обосновываем, избежать неустойчивости позволяет диверсификационный потенциал фонда многообразных культурных образцов, способных составить желательную альтернативу стареющему репликатору, предлагая широкий выбор вариантов в оперативной памяти культуры.

Философской основой управленческой деятельности в рамках «общества риска» выступает принцип неопределенности, охватывающий его основные сферы. Поскольку риск в современном обществе во многом обусловлен и детерминирован социальными факторами, постольку управленческая деятельность должна опираться на социальные технологии снятия неопределенности и снижения степени риска. Риск в современном мире обретает свойство специфического ресурса, способного повысить степень устойчивости социального объекта, действующего в условиях неопределенности. Управление, включаясь в процесс изменения социальной системы, влияет на продление жизни сложной структуры и выступает аттрактором эволюции социальных систем, фиксирующим ценную для саморазвивающихся систем (природа, человек, общество, Вселенная) информацию.

В третьем параграфе второй главы «Обоснование управляемого развития в контексте аксиологических оснований лидерства как фактора обеспечения устойчивого развития» раскрыта роль лидеров в обеспечении устойчивого развития как управляемого. Отмечено, что в условиях кризисных ситуаций одним из факторов устойчивости выступает  лидерство как социальный институт поиска новых целей и направлений развития, имеющий отношение как к действиям по созданию определенного контекста, внутри которого происходит социальный процесс, так и к особым технологиям, обеспечивающим его. Лидерство как субъект социальной модернизации, осознавая несовершенство наличного социального порядка, обладает достаточным потенциалом влияния на общество, и максимально способствует реализации действия следующей социологической закономерности: чем большая часть общества обладает необходимыми качествами, тем более скорыми и эффективными оказываются модернизационные преобразования.

Ориентируясь на понятие «коллективный субъект социального развития», автор утверждает, что для осмысления феномена управляемости социальностью в условиях неустойчивости важно установить коллективный субъект социального действия. Под коллективным социальным субъектом будем понимать интегрированное и консолидированное сообщество (социальная корпорация), обладающее идентичной волей, специфическими притязаниями к существующему социальному порядку и способное целенаправленно изменять его через те или иные коллективные социальные действия. Именно субъективный компонент отражает конкретно-историческую напряженность и содержание притязаний общества к существующему социальному порядку, отвечает за выбор многих вероятных перспектив конкретных ресурсов и технологий достижения нового желаемого общественного состояния.

Как нами обосновано, роль катализаторов, обеспечивающих интегрированность и устойчивость социальных общностей на определенном отрезке времени, выполняют ценности. В условиях нарастающей дестабилизации процессов начинает доминировать тенденция к удержанию связей от распада и на первый план выступает способность ценностей стабилизировать общество. Выделены факторы, способствующие трансформированию социального управления в лидерство как необходимый элемент социального управления, среди которых изменяющиеся условия социальной и природной среды; развитие информационных технологий; глобализация мировой экономики и политики; упор в практике лидерства на систему взаимоотношений «лидер–последователи»; возрастание гражданской активности всех субъектов управленческого процесса; преобладание творческих подходов в системе социального управления.

Задача социального управления в контексте нестабильности может быть методологически решена как задача управления когнитивными процессами социума, его смыслопорождающей деятельностью и рефлексией.

В третьей главе «Управление кризисными процессами современного общества»  раскрыта специфика управления кризисными процессами современного общества. Линейная парадигма и узкодисциплинарный подход показали свою несостоятельность в работе с феноменами такого порядка сложности, как глобальные экосистемы, экономические, политические, информационно-коммуникативные процессы. Нелинейная динамика означает, что процессами во всех их деталях невозможно управлять централизованно, поэтому необходимо своевременно распознавать моменты неустойчивости и возможные параметры порядка, которые могут доминировать в глобальных тенденциях развития. Но одной лишь восприимчивости по отношению к неустойчивым равновесным состояниям нелинейной динамики недостаточно, требуется влиять на нее. Причем, если социальное управление бездействует, то общество будет застигнуто врасплох собственной динамикой сложных систем, поэтому для решения проблем требуются также мужество и творческий потенциал акторов.

Основное противоречие социального управления – несоответствие между целями и результатами, намечаемыми человеком в процессе взаимодействия с другими социальными субъектами. Исходя из общественной природы человека, которая выражается в характере общественных связей и отношений, следует, что общество нуждается в их координации, согласованности, а также в отношениях субординации, подчинения и соподчинения.

В первом параграфе третьей главы «Альтеркризисный подход и его специфика в решении проблем социального управления» автор подчеркивает, что концепция «общества риска»  базируется на представлении о таких полярных типах переходных обществ, как креативный и деструктивный, производящих риски как реальные и потенциальные опасности для нормального существования природы и человека.  Формой актуализации социогенных рисков является энергия социального распада – актуализация социогенных рисков как хаотичных, неконтролируемых действий, атомизируемых социальных факторов как поток социальных действий, разрушающий социальный порядок, нормативно-ценностные и организационные структуры; это результат повсеместного слома, разрушений и распада ранее существовавших форм социальной организации.

В отличие от переходного общества, нормальное общество контролирует и нейтрализует эмиссию энергии социального распада путем создания, в частности, рыночных структур, порождающих новые возможности и новые организационные формы.  Государство создает системы институтов, локализующих риски распада (в определенных зонах или институциях), поглощающих (системы социальной защиты) и даже их трансформирующих в формы креативного поведения (системы переподготовки, психологической поддержки и т.п.)

Анализируя кризисы общества и его подсистем, автором выделены следующие типы кризиса: кризис социальной сферы; социально-экономический кризис;  глобальный антропогенный кризис и революционный перелом; кризис науки и искусства; кризисы политики (власти, правительства, участия), экологии, культуры, жизни, возраста, семьи, психологии личности.

По своей природе и сути управление – это перевод общественной системы из одной организационной формы в другую, в то время как кризис – это переход общества из одной организационной формы в другую. Таким образом, управление и кризис – это две стороны процесса – изменений, полных, частичных, незначительных, а также конъюгационных или дизъюнктивных.

Возможность управления кризисными процессами в обществе детерминирована самой общественной природой деятельности людей, которая осуществляется в этих границах и наделяется всеми общественными качествами, отражающими социальное бытие и сознание людей. В зависимости от состояний общества социальное управление кризисными процессами сочетает разнонаправленные методы: рациональные и интуитивные; тотального централизованного управления и самоуправления; самоорганизацию и государственное общественное регулирование; стихийные и сознательно управляемые. Автором рассмотрены принципы, на которых основывается модель антикризисного управления, среди них прогнозирование и проектирование как способ конструирования будущего; обеспечение приоритета критического знания над инструментальным; сочетание личных и общественных интересов граждан; сочетание глобальных и локальных, культурных и цивилизационных тенденций и др.

В дополнение к антикризисному подходу разработан и реализуется альтеркризисный подход, основу которого составляет диалектико-тектологическое учение А.А. Богданова, объединяющее целостность и противоречивость общественного развития. Как мы обосновываем, сущность альтеркризисного подхода состоит в отображении объективных свойств и качеств кризисных процессов в обществе в виде информационно-понятийного аналога общества в кризисный период.

Специфика альтеркризисного подхода нами связывается с рядом функций и  предназначений, и, прежде всего, с тем, чтобы находить решения не вне рамок кризисных процессов в обществе, а внутри них, отталкиваться от кризисных тенденций в обществе – конъюгационных и дизъюнктивных, основываться на научном объяснении имманентных законов кризисного состояния общества, образовывать обменные, уравновешивающие связи между субъектом и объектом управления как между взаимодополняющими, но не исключающими друг друга сторонами. В целях успешного социального управления субъекту управления любого уровни необходимо иметь в своем распоряжении модель объекта управления, с помощью которого он сможет принять адекватное сложившимся обстоятельствам и эффективное по воздействию управленческое решение.

Во втором параграфе третьей главы «Способы разрешения противоречия между архетипом традиционного тоталитаризма и потребностями в демократическом преобразовании системы управления (российский опыт государственного управления)», акцент сделан  на российском опыте государственного управления, выделены особенности исторического развития российского государственного управления. Уникальность российской государственной системы, как мы обосновываем, заключается в специфике субъекта и объекта управления и связей между ними. В России исторически сложилась односторонняя связь между государством и обществом, имеющая преимущественно директивно-командный характер. Обратные связи заменяются общенародной идеей единства и порядка, олицетворением которых является сильная государственная власть.

Исследуя специфику современной российской практики государственного управления, автор утверждает, что в ее практике проявляются черты не только исторически более близкой советской властной модели, но и самодержавного правления. Эти проблемные тенденции развития государственного управления являются следствием глубоких противоречий между классическим философским пониманием сущности демократии как формы государственной власти и ее реальным воплощением в России.

Происходящая трансформация российского общества характеризуется многочисленными процессами коренных преобразований и реформ во всех сферах общественной жизни, носящими противоречивый характер, что позволяет характеризовать существующий тип российского общества как «переходный». В переходном обществе проявляется целая система социальных противоречий, являющихся источниками социальных изменений. Нами отмечена двойственность перспектив государственного управления, наиболее вероятной из которых является усиление автократии, а наиболее благоприятной – дальнейшее последовательное формирование демократической системы, основами которой являются правовое государство и гражданское общество. Поэтому не случайно в принятой и реализуемой в России программе развития страны до 2020 г. большое внимание уделяется реформированию системы государственного управления. Главными целями этих преобразований обозначены: построение демократического правового государства и формирование гражданского общества, а также создание эффективной системы государственного управления, оптимально сочетающей в себе централизованную вертикаль власти и местное самоуправление, расширяющееся по горизонтали. Реформирование государственного управления нацелено не на «пересаживание» на российскую почву образцов западных демократий, а на совершенствование существующей системы управления обществом, на постепенное избавление ее от исторически сложившихся негативных черт и осторожное внедрение  принципов правового государства.

Наиболее благоприятной перспективой развития государственного управления является переход от тотального бюрократического администрирования к правовому регулированию стратегических сфер жизни общества, уравновешенному широким общественным самоуправлением. Такая государственная система обладает свойствами устойчивости.

Автором предложена предпринимательская модель государственного управления, в которой проводится четкое различие между деятельностью государственных организаций и организаций предпринимательских, между правительством и бизнесом. В этой модели государственные органы выступают в качестве производителей услуг, а граждане – в качестве их потребителей. Создание рыночной среды способствует повышению результативности деятельности традиционно негибких бюрократов. Исходным в вопросе о предпринимательстве органов управления является тезис о том, что цивилизованное общество не может эффективно функционировать без эффективного государства, не люди в государственных организациях составляют проблему, а системы, в которых они действуют.

Специфика социального управления, направленного на удовлетворение потребностей системы управления в демократическом преобразовании, заключается в том, что объекты управления рассматриваются не как пассивные элементы, а как самостоятельные участники управленческого взаимодействия, обладающие своими собственными алгоритмами функционирования и развития, с которыми необходимо считаться. При этом управление рассматривается как непрерывный социальный процесс целесообразного воздействия на управляемую систему. В соответствии с этим повышение качества управления предполагает совершенствование не только субъекта управления, но и объекта, а также способов их взаимодействия.

В заключении подводятся итоги диссертационного исследования, формулируются основные выводы и намечаются перспективы дальнейшего исследования проблемы социального управления в современном обществе, которые  могут быть связаны с прогнозированием влияния трансформации ценностных ориентиров и социальных идеалов на тенденции развития управления и социальных систем в целом. 

Основные положения и выводы диссертации отражены в следующих публикациях:

       Статьи в журналах, рекомендованных ВАК Министерством образования и науки РФ для публикации основных научных результатов диссертаций на соискание ученой степени кандидата наук:

1. Латыговская Т.П. Трансформация принципов управления в горизонте «антибюрократической революции»: к оформлению «предпринимательской модели» государственного управления // Вестник Бурятского гос. ун-та. 2009.Вып. 6а. С. 164168.

В других научных изданиях:

1. Латыговская Т.П. О роли человеческого фактора в управлении: к оформлению статуса управленческой элиты // Материалы III Российской научно-практической конференции конкурса преподавателей, аспирантов, студентов вузов и учащихся старших классов альтернативных учебных заведений «Мировая культура и язык: взгляд молодых исследователей». Ч.2. Томск: Изд-во ТПУ, 2008. С.224–226.

2. Латыговская Т.П. Проблема лидерства в управлении: концептуальный подход // Материалы III Российской научно-практической конференции конкурса преподавателей, аспирантов, студентов вузов и учащихся старших классов альтернативных учебных заведений «Мировая культура и язык: взгляд молодых исследователей». Ч. 2. Томск: Изд-во ТПУ, 2008. С. 226–228.

3. Латыговская Т.П. Синтез процессов самоорганизации и организации как условие устойчивого развития общества // Сборник научных трудов I  всероссийской научно-практической конференции «Трансформация научных парадигм и коммуникативные практики в информационном социуме». – Томск: Изд-во ТПУ, 2008. – С.137–138.

4. Латыговская Т.П. Социальное управление как функция организационных социальных систем: к постановке проблемы // Сборник научных трудов I  всероссийской научно-практической конференции «Трансформация научных парадигм и коммуникативные практики в информационном социуме».  – Томск: Изд-во ТПУ, 2008. – С.138-139.

5. Латыговская Т.П. Проблема основ бюрократической рациональности в концепции М. Вебера // Труды XIII региональной научно-практической конференции студентов и учащейся молодежи «Прогрессивные технологии и экономика в машиностроении». Юрга: Юргинский технологический институт, 2009. – С. 272–277.

6. Латыговская Т.П. Императивы устойчивого развития и проблемы управления: концептуальный аспект // III международная научно- практическая конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Актуальные проблемы гуманитарных наук». Томск: Изд-во ТПУ, 2009. С. 325–326.

7. Латыговская Т.П. Разработка национальной стратегии перехода на путь устойчивого развития и проблемы управления // III международная научно-практическая конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Актуальные проблемы гуманитарных наук». Томск: Изд-во ТПУ, 2009. С. 326–328.

8. Латыговская Т.П.Управление как функция организационных систем: к постановке проблемы // Сборник научных трудов «Трансформация научных парадигм и коммуникативные практики в информационном социуме».Томск: Изд-во ТПУ, 2009. С.304–306.

9. Латыговская Т.П. Интерпретация систем управления в горизонте философского знания  // Сборник научных трудов «Трансформация научных парадигм и коммуникативные практики в информационном социуме». Томск: Изд-во ТПУ, 2009. С.306–307.

10. Латыговская Т.П. Формирование философского управления как науки: к оформлению интегративных тенденций // IX международная научно- практическая конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Актуальные проблемы гуманитарных наук». – Томск: Изд-во ТПУ, 2010. С.259–260.

11. Латыговская Т.П. История науки управления в горизонте философского знания // IX международная научно-практическая конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Актуальные проблемы гуманитарных наук». Томск: Изд-во ТПУ, 2010. С. 260–262.

12. Латыговская Т.П. Управляемость как качественная характеристика процесса управления: концептуальный аспект // Сборник научных трудов «Трансформация научных парадигм и коммуникативные практики в информационном социуме».Томск: Изд-во ТПУ, 2010. С. 250–251.

13. Латыговская Т.П.Системный подход к проблеме управления и его основной принцип // Сборник научных трудов. Томский политехнический университет «Трансформация научных парадигм и коммуникативные практики в информационном социуме».Томск: Изд-во ТПУ, 2010. С. 251–252.

14. Латыговская Т.П.Формирование новых моделей государственного управления в современном обществе: к проблеме «переоткрытия» государства // Материалы всероссийской научно-технической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Научная сессия ТУСУР-2011». Ч. 6. Томск: Изд-во В-Спектр, 2011.С. 65–68.

15. Латыговская Т.П.Специфика антибюрократической революции и новые модели управления в институтах государственной власти // Материалы всероссийской научно-технической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Научная сессия ТУСУР-2011». Ч. 6. Томск: Изд-во В-Спектр, 2011. С. 68–74.

16. Латыговская Т.П. Управляемость – инновационный стиль и модель современного управления: к постановке проблемы // Сборник трудов Всероссийской молодежной научно-практической конференции «Современные коммуникативные технологии взаимодействия с целевой аудиторией. Научные и научно-педагогические кадры инновационной России на 2009-2013 гг.». – Томск: Изд-во ООО «СПБ Графикс», 2011.– С.147.

17. Переход к устойчивому развитию: концептуальный аспект // Сб. тр. всерос. молодеж. науч.-практ. конф. «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009–2013 гг. – Томск: Изд-во ООО «СПБ Графикс», 2011. С. 145–146.

18. Латыговская Т.П. Специфика управления кризисными процессами в обществе в эпоху глобальной нестабильности: альтеркризисный подход // Сб. науч. тр.  Х Междунар. науч.-прак. конф. студентов, аспирантов и молодых ученых «Актуальные проблемы гуманитарных наук».  – Томск: Изд-во ТПУ, 2011. С. 270–273.

19. Латыговская Т.П., Иванкина Л.И. Толерантность как механизм конвенционального поведения: концептуальный аспект // Межнациональные и межконфессиональные отношения в условиях глобализации:  сборник научных трудов: в 2 ч. Ч.2 / науч. ред. Д.Ш. Цырендоржиева. – Улан-Удэ: Изд-во Бурят. госуниверситета, 2012. – С.127–130.

20. Латыговская Т.П. Роль интеллигенции в управлении: к оформлению статуса управленческой элиты // Современная интеллигенция: проблемы социальной идентификации: сборник научных трудов: в 3 т. Т. 2. – Улан-Удэ: Изд-во Бурят. госуниверситета, 2012. – С. 262-265.

21. Латыговская Т.П. Предпринимательская модель государственного управления и проблема образования. // Материалы международной научно-методической конференции «Современное образование: проблемы обеспечения качества подготовки специалистов в условиях перехода к многоуровневой системе высшего образования». Томск: Изд-во ТУСУР, 2012. С. 194–197.

Подписано к печати 25.07.2012 г.

Формат 60х84/16. Бумага «Классика».

Печать RISO. Усл.печ.л. Уч.-изд.л. .

Заказ №  Тираж 100 экз.

Издательство


1 Друкер, П. Ф. Задачи менеджмента в XXI веке / П. Ф. Друкер. – М.: Вильяме, 2000.

2 Осборн, Д. Управление без бюрократов. Пять стратегий управления государством / Д. Осборн, П. Пластрик. – М.: Прогресс, 2001.

3 Луман, Н. Понятие общества / Н. Луман // Проблемы теоретической социологии. – 1994. – № 5. – С. 25–42; Пригожин, И. Порядок из хаоса. Новый диалог человека с природой / И. Пригожин, И. Стенгерс. М.: УРСС,2003.

4 Мантатов, В.В. Теория устойчивого развития: онтология и методология / В.В. Мантатов. – Улан-Удэ: Изд-во ВСГТУ, 2009.С.4-67; Цырендоржиева, Д.Ш. Развитие общества с позиций синергетики / Д.Ш. Цырендоржиева // Вестн. Бурят. гос. ун-та. – 2009. – Вып. 6а. – С.26–29.

5 Козлова, О.Н. Управляемость социальной жизни: от быта к бытию / О.Н. Козлова // Социально-гуманитарные знания. – 2002. – №1. – С.128–138; Сейтов, А. Проблемы управления в ХХI веке (по материалам Римского клуба) / А. Сейтов // Общественные науки и современность.  1992. № 4. С. 97109.

6Афанасьев, В.Г. Человек в управлении обществом / В.Г. Афанасьев. М.: Политиздат, 1977. – С.82-135; Берталанфи, Л. Общая теория систем / Л. Берталанфи // Системные исследования: ежегодник. – М.: Наука, 1969. – С. 30–54.

7 Балханов, В.А.Синергетика: общая характеристика, сущность и основные понятия / В.А. Балханов, В.В. Халзагарова. –  Улан-Удэ: Изд-во БГУ, 2002; Цырендоржиева, Д.Ш. Системный метод и синергетика в социальном познании / Д.Ш. Цырендоржиева. – Улан-Удэ: Изд-во Бурят. гос. ун-та, 2005; Цыбенов, Б.Ц. Развитие социальной синергетики – проблемы и перспективы / Б.Ц. Цебенов // Постнеклассическая наука: проблема человека: материалы межрегион. филос. семинара. – Улан-Удэ: Бурят. кн. изд-во, 2003. С. 402–413.

8 Бек, У. Молчание слов и политическая динамика в глобальном обществе риска [Электронный ресурс]: выступление в Гос. Думе Рос. Федерации 28 нояб. 2001 г. / У. Бек. – Режим доступа: http://www.academy-go.ru/Site/GrObsh/Publications/Beck5.shtml  (дата обращения: 26.03.2012); Гидденс, Э. Судьба, риск и безопасность / Э. Гидденс // THESIS: теория и история экономических и социальных институтов и систем. – 1994. – Вып. 5. – С. 107–134.

9 Богданов, А. А. Тектология. Всеобщая организационная наука: в 2 кн. / А. А. Богданов. М.: Экономика, 1989. Кн. 1,2; Парсонс, Т. Система координат действия: культура, личность и место социальных систем / Т. Парсонс // Американская социологическая мысль: Тексты. – М.: Издание Международного Университета бизнеса и управления, 1996. – С.462–478.

10 Штомпка, П. Социология социальных изменений / П. Штомпка. М.: Аспект Пресс, 1996.

11 Мантатов, В.В. Революция в ценностях: философские перспективы цивилизационного развития / В.В. Мантатов, Л.В. Мантатова. – Улан-Удэ: Изд-во ВСГТУ, 2007.

12 Урсул, А.Д. Экологическая безопасность и устойчивое развитие /А.Д. Урсул // Гос. упр. ресурсами. 2008. – № 11.3: спец. вып. (нояб.). С. 1–13.

13Гидденс, Э. Элементы теории структурации / Э. Гидденс // Современная социальная теория: Бурдье, Гидденс, Хабермас. – Новосибирск: Изд-во НГУ, 1995. – С. 40–72; Парсонс, Т. Понятие общества: компоненты и их взаимоотношения / Т. Парсонс // Американская социологическая мысль: Тексты. – М.: Издание Международного Университета бизнеса и управления, 1996. – С.494–525.

14 Хабермас, Ю. Демократия. Разум. Нравственность. Московские лекции и интервью / Ю. Хабермас – М.: Издат. центр «AKADEMIA», 1995; Хабермас, Ю. Философский дискурс о модерне / Ю. Хабермас. М.: Весь мир, 2003.

15 Бек, У. Общество риска. На пути к другому модерну / У. Бек. М.: Прогресс-Традиция, 2000;Луман, Н. Понятие риска / Н. Луман // THESIS: теория и история экономических и социальных институтов и систем. – 1994. – Вып. 5. – С. 135–160; Мантатов, В.В. Теория устойчивого развития: онтология и методология / В.В. Мантатов. – Улан-Удэ: Изд-во ВСГТУ, 2009.С.67-87.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.