WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

Зеленский Олег Александрович

ПОЛЕМИКА НОВОЙ АКАДЕМИИ СО СТОИКАМИ

Специальность 09.00.03 – История философии

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук

Москва-2012 Диссертация выполнена на кафедре истории зарубежной философии философского факультета МГУ имени М.В. Ломоносова.

Научный консультант:

доктор философских наук, профессор кафедры истории зарубежной философии философского факультета Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова Майоров Геннадий Георгиевич

Официальные оппоненты:

доктор философских наук, профессор кафедры истории философии факультета гуманитарных и социальных наук Российского университета дружбы народов Семушкин Анатолий Васильевич;

кандидат философских наук, доцент кафедры этики философского факультета Московского государственного университета имени М.В.

Ломоносова Гаджикурбанов Аслан Гусаевич

Ведущая организация:

государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Российский государственный гуманитарный университет»

Защита диссертации состоится «19» ноября 2012 года в 15.00 на заседании диссертационного совета Д 501.001.38 по философским наукам при Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова по адресу: 119991, ГСП-1, г. Москва, Ломоносовский проспект, д.27, корпус («Шуваловский»), философский факультет, аудитория А-518.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале Отдела диссертаций Фундаментальной библиотеки МГУ имени М.В. Ломоносова по адресу: Ломоносовский проспект, д. 27, сектор «А», 8 этаж, к. 812.

Автореферат разослан « » 2012 года

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат философских наук, доцент В.Ф. Коровин

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы исследования Эллинистическая эпоха в античной философии была связана с созданием и развитием ряда философских школ. Они не существовали изолированно друг от друга, а наоборот, активно взаимодействуя, переживали значительные идейные трансформации. Яркое выражение подобных изменений мы находим, анализируя историю полемики Новой Академии со стоиками.

В имеющихся на сегодня исследованиях не только не сложилось однозначной оценки философии Новой Академии, но по ряду вопросов высказываются противоположные суждения. Нет согласия по поводу степени самостоятельности академиков, оценки роли убедительного в их философии, трактовки разных этапов эволюции школы. Прояснение этих вопросов необходимо для более полного представления о развитии эллинистической философии.

Многие проблемы, поставленные в ходе полемики, и в дальнейшем привлекали внимание ведущих философов, в числе которых были Августин, оккамисты, Декарт и Юм. Наличие столь значительной традиции обсуждения усиливает интерес к историко-философским истокам этих проблем.

Эта тема практически обойдена вниманием в русскоязычной литературе, а также можно говорить о сравнительной малочисленности монографий на иностранных языках. Существует потребность в работе, которая бы попыталась охватить наиболее значимые вопросы, по которым шла дискуссия между двумя школами.

Степень разработанности проблемы.

Отечественные достижения в изучении философии Средней и Новой Академии достаточно скромны. Нам трудно согласиться со многими оценками А.Н. Чанышева1 и А.Ф. Лосева2 по рассматриваемой нами теме.

Чанышев А.Н. Курс лекций по древней и средневековой философии. Москва, 1991. С.

161-170.

Более удачную интерпретацию мы находим у В.Ф. Асмуса3. Не мог обойти вниманием учение академиков в своих двух работах по Цицерону Г.Г.

Майоров4. Кратко касается полемики Карнеада и Антипатра А.А. Столяров5.

Общая характеристика истории Средней и Новой Академии содержится также в работе Ю.А. Шичалина6. Хороший вводный обзор «Академики» Цицерона мы находим у М.М. Сокольской7. Однако при всех достоинствах трудов В.Ф. Асмуса, Г.Г. Майорова, А.А. Столярова, Ю.А. Шичалина и М.М.

Сокольской, в них не представлено подробного и полного изложения полемики Новой Академии со стоиками.

В иностранных исследованиях Новой Академии можно выделить два этапа: «классический», начало которому положили работы Целлера8 и Хирцеля9, и «современный», вызванный значительным усилением интереса к проблемам античного скептицизма в конце 1970-х – начале 1980-х годов.

В своей работе Хирцель высказал утверждение о том, что учение Карнеада об убедительном впечатлении было шагом к догматизму10.

Хирцелю возражал Гедекемейер11. Среди других оппонентов следует назвать одного из ведущих защитников так называемой «диалектической интерпретации» Куссена12. В «классический» период в научной литературе Лосев А.Ф. История античной эстетики. Ранний эллинизм. Москва, 2000. С. 410-415, 860865.

Асмус В.Ф. Античная философия. Москва, 1976. С. 497-502.

Майоров Г.Г. Цицерон как философ// Майоров Г.Г. Философия как искание Абсолюта.

Опыты теоретические и исторические. Москва, 2004. С. 148-188. Майоров Г.Г. Цицерон и античная философия религии// Там же. С. 189-225.

Столяров А.А. Стоя и стоицизм. Москва, 1995. С. 241-243.

Шичалин Ю.А. История античного платонизма в институциональном аспекте. Москва, 2000. С. 222-225.

Сокольская М.М. Бесконечное приближение к истине// Марк Туллий Цицерон. Учение академиков. Москва, 2004. С. 4-48.

Zeller E. Die Philosophie der Griechen in ihrer geschichtlichen Entwicklung iii 1. 5 Aufl.

Leipzig, 1923.

Hirzel R. Untersuchungen zu Ciceros philosophischen Schriften iii. Leipzig, 1883.

Указ. соч. S. 179, 181.

Goedeckemeyer A. Die Geschichte des Griechischen Skeptizismus. Leipzig, 1905.

Couissin P. Le Stoicisme de la Nouvelle Acadmie// Revue d’histoire de la philosophie. 1929.

Vol. 3. P. 241-276. Суть «диалектической интерпретации» может быть проиллюстрирована словами Куссена, что Карнеад «не защищал никакого положительного учения» (P. 268), а были сформулированы основные проблемы, которые интересуют историков философии сегодня: о характере академического скептицизма, о статусе убедительных впечатлений, о сути новаций в учении Новой Академии, осуществленных Филоном из Лариссы.

Среди работ, знаменующих переход к современному этапу исследований, следует особо выделить статью Стрикер «Скептические стратегии»13. Стрикер показывает двусторонний характер полемики между рассматриваемыми нами школами и особо акцентирует внимание на аргументах в защиту скептической позиции. Значительное место сегодня занимает и «диалектическая интерпретация», среди главных сторонников которой следует назвать Бернита14, Фреде15 и Бриттена16. Более осторожную позицию занимает Леви17. Одним из наиболее ярких критиков «диалектической интерпретации» является Тошруд18. В качестве самостоятельного направления исследований выделяется изучение философии Филона из Лариссы. Этому посвящены, кроме указанной работы Бриттена, книга Тарранта19 и статья Стрикер20.





В данном диссертационном исследовании мы хотим показать сильные и слабые стороны «диалектической интерпретации», предлагая свою то, что может показаться таким учением, «разрушает стоический догматизм в гораздо большей степени, чем основывает умеренный догматизм» (P.267).

Striker G. Sceptical Strategies// Doubt and Dogmatism/ Ed. M. Schofield, M. Burnyeat, J.

Barnes. Oxford, 1980. P. 50-83.

Burnyeat M. Carneades was no Probabilist (unpublished paper).

Frede M. The Sceptic’s Two Kinds of Assent and the Question of the Possibility of Knowledge// Frede M. Essays in Ancient Philosophy. Oxford, 1987. P. 201-222.

Brittain C. Philo of Larissa. The Last of the Academic Sceptics. Oxford, 2001.

Lvy C. Cicero Academicus: Recherches sur les Acadmiques et sur philosophie cicronienne.

Rome, 1992.

Thorsrud H. Cicero on his Academic Predecessors: The Fallibilism of Arcesilaus and Carneades// Journal of the History of Philosophy. Vol. 40, 2002. P. 1-18. Thorsrud H. Arcesilaus and Carneades// The Cambridge Companion to Ancient Scepticism/ Ed. R. Bett. Cambridge, 2010.

Tarrant H. Scepticism or Platonism. The Philosophy of the Fourth Academy. Cambridge, 1985.

Striker G. Academics Fighting Academics// Assent and Argument/ Ed. B. Inwood, J. Mansfeld.

Leiden, 1997. P. 257-276.

собственную концепцию развития Новой Академии. Эту концепцию можно условно назвать «прагматической». Она не отрицает определенной самостоятельности академиков, прежде всего, в их учении об убедительных впечатлениях, однако эту самостоятельность следует искать не на уровне теоретико-философских догм, а на уровне практического познания.

Объект исследования.

Объект данного исследования может быть определен как в узком, так и в более широком смысле. В узком смысле, мы имеем дело с историческим развитием двух эллинистических школ – Стои и Новой Академии.

Поскольку эти школы не развивались обособленно от всего контекста эллинистической философии, то можно говорить о некотором общем поле взаимодействия эллинистических школ как об объекте в широком смысле.

Предмет исследования.

В качестве предмета исследования мы берем те идеи, которые выдвигались в процессе полемики, и рассматриваем их с различных сторон, прежде всего, с исторической и логической. Поскольку исследование затрагивает сразу две эллинистические школы, важно также выбрать фокус рассмотрения, и здесь ключевое место будет отведено Новой Академии.

Анализируя стоические идеи, мы будем касаться только тех проблем, которые прямо или косвенно связаны с исследуемой полемикой.

Цель исследования.

Целью исследования является историко-философский анализ содержания полемики двух школ и выявление причин изменения их идей в процессе спора.

Задачи исследования.

Для реализации поставленной цели следует выполнить основные (решаемые на протяжении всего диссертационного исследования) и частные (решаемые в тех или иных разделах диссертационного исследования) задачи.

Основные задачи

исследования:

1) анализ главных аргументов полемики, обсуждение их возможных интерпретаций и подходов, существующих в современной исследовательской литературе;

2) историко-философская реконструкция идей главных представителей Новой Академии, определение места их взглядов в полемике со стоиками;

3) попытка решения вопроса о соотношении критического и позитивного во взглядах представителей Новой Академии.

Частные задачи исследования:

1) критический анализ основных источников по философии Новой Академии;

2) рассмотрение основных гносеологических понятий стоической школы, которые стали предметом критики со стороны академиков;

3) рассмотрение рассуждений о неразличимости впечатлений и об убедительных впечатлениях как двух главных сторон учения Карнеада;

4) исследование ключевых идей «Римских книг» Филона из Лариссы и решение вопроса об их влиянии на ход полемики;

5) анализ основных этических и физических тем полемики, выделение главных направлений критики академиками стоических учений.

Методологическая основа исследования.

Методология исследования предполагает комплексный историкофилософский анализ сохранившихся свидетельств и сочинений, касающихся вопросов полемики Стои и Новой Академии. Активно использованы как общетеоретические методы (анализ, синтез, сравнение и т.д.), так и методы, непосредственно связанные с историко-философской наукой. Широко применяются аналитическая методология, метод реконструкции, этимологический и исторический подходы.

Научная новизна исследования.

Это первое в отечественной литературе подробное исследование истории и основных тем полемики между двумя эллинистическими школами – Новой Академией и Стоей. В данном диссертационном исследовании развит новый «прагматический» подход к учению Новой Академии.

Положения, выносимые на защиту:

1) Полемика между академиками и стоиками носила двусторонний характер. В связи с этим здесь нужно учитывать не только критические аргументы академиков против стоиков, но и своеобразную «критику критики», которая осуществлялась стоиками, а также ответы на нее со стороны академиков.

2) В процессе этой полемики был поставлен ряд проблем, которые в последующем часто поднимались в истории философии. Среди них следует выделить особо проблему очевидности нашего перцептуального опыта, которую академики трактовали как проблему отсутствия в наших впечатлениях какого-либо знака истинности; предложенную академиками новую модель познания, вместо накопления знаний ориентированную на метод «проб и ошибок»; подчеркивание роли прагматических (т.е. зависящих от конкретной ситуации и времени) факторов в нашем познании.

3) Ключевым различием, позволяющим понять философию Новой Академии, является различие теоретического и методологического.

Карнеад не предлагал какую-то теорию, но он выдвигал практический метод, метод не только действия, но и практического познания, т.е. такого познания, которое связано с конкретной ситуацией. Главным недостатком «диалектической интерпретации» является отсутствие ясного разделения теоретического и методологического.

4) Академическое утверждение об акаталепсии следует понимать как регулятивный принцип. В качестве регулятивного принципа для академиков акаталепсия не позволяла впадать в методологическую ошибку, принимая убедительные впечатления за каталептические, и в связи с этим не допускала поспешного согласия.

5) Академики ясно выделяли два смысла: субъективной убедительности и неразличимости с точки зрения объективной истины. Отсутствие в наших впечатлениях какого-либо знака истинности не препятствует считать нечто убедительным для нас, а другое – нет.

6) Рассуждения академиков об убедительных впечатлениях не могут рассматриваться только как контраргумент стоикам. Согласно Luc. 99, отвержение убедительных впечатлений противоречит природе и делает невозможной саму жизнь. Опора на убедительное, одобряемое выделяется в Luc. 8 как суть академической позиции.

7) Филон продолжал использовать аргумент о неразличимости впечатлений в полемике со стоиками. Этот вывод мы можем сделать на основе внимательного изучения Luc. 18. При этом Филон также говорил о существовании каталепсиса, отличного от стоического. Подобное «соединение несоединимого», на наш взгляд, могло послужить одной из причин гнева Антиоха, о котором говорится в Luc. 11-12.

8) Карнеад для своего деления благ взял за основу классификацию Хрисиппа и видоизменил ее в целях критики определения Антипатра из Тарса. «Диалектический» характер классификации Карнеада подтверждается также тем, что он не рассматривал ни одно из возможных определений высшего блага как свое собственное.

9) Ярким примером использования академиками аргументации с точки зрения здравого смысла является их критика стоической теологии. В данном случае академики вполне сознательно выбрали позицию «неискушенного слушателя», человека, который имеет минимальные познания в теологии.

10) Изменения, происходившие во взглядах Стои и Новой Академии, отчасти были вызваны полемикой между двумя школами, а отчасти отражали их самостоятельные тенденции развития. Такие дополнительные самостоятельные факторы мы обнаруживаем и тогда, когда говорим о принятии Филоном из Лариссы особого вида каталепсиса, и тогда, когда речь касается проблем перехода от Древней к Средней Стое.

Теоретическое и практическое значение диссертации.

Теоретическое значение диссертации состоит в разработке слабо изученной в рамках отечественной философской литературы проблемы – полемики Новой Академии со стоиками. Настоящее исследование также достаточно полно раскрывает все основные направления рассматриваемой полемики.

Практическое значение диссертации состоит в том, что материал диссертации может быть использован при разработке спецкурсов по истории эллинистической философии и при создании специальных работ по античной философии.

Апробация диссертации.

Основные положения диссертации излагались ее автором на международных конференциях студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов-2010» («К вопросу о позитивной концепции Карнеада») и «Ломоносов-2012» («Определения конечной цели Диогена из Вавилонии и Антипатра из Тарса и их критика академиками»).

Тезисы выступлений опубликованы в сборниках материалов указанных конференций.

Диссертация была обсуждена на заседании кафедры истории зарубежной философии философского факультета МГУ имени М.В.

Ломоносова и рекомендована к защите.

Структура диссертации.

Диссертационное исследование состоит из введения, трех глав, заключения и списка литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ.

Во введении обосновываются новизна и актуальность темы диссертационного исследования, дается биографический очерк об основных участниках полемики между Новой Академией и стоической школой, рассматривается степень разработанности выбранной темы в отечественной и иностранной литературе, формулируются объект и предмет исследования, основные его цели и задачи, а также определяются методологические установки, используемые автором при анализе рассматриваемой проблематики.

В первой главе диссертационного исследования – «Проблемы интерпретации источников по философии Новой Академии» - решаются две основные задачи: 1) анализ главных сочинений, раскрывающих проблемы философской методологии академиков (среди них следует выделить особо «Академику» Цицерона, «Об общих понятиях» Плутарха, «Против ученых» Секста Эмпирика и «Против академиков» Августина), оценка степени надежности информации, представленной в них, поиск причин, почему тот или иной автор понимал позицию академиков именно таким образом; 2) ответ на вопрос, каковы были особенности тех или иных позиций академиков, в чем специфичность их философской методологии и насколько к ней применим термин «скептицизм».

В первом параграфе первой главы рассматриваются проблемы историко-философского изучения «Академики» Цицерона, основные сведения об Аркесилае и Карнеаде, представленные в ней. Особое внимание уделяется «клитомаховской» и «филоновско-метродоровской» интерпретациям учения Карнеада.

Во втором параграфе первой главы анализируется использование Плутархом академической методологии в сочинениях «О противоречиях стоиков» и «Об общих понятиях».

В третьем параграфе первой главы мы касаемся двух основных вопросов: 1) насколько адекватна информация, которую дает Секст Эмпирик об академиках; 2) насколько сильно пирронистский скептицизм в своих основных положениях, представленных у Секста Эмпирика, отличается от философии академиков.

В четвертом параграфе первой главы анализируется учение Августина об «эзотерическом платонизме» Средней и Новой Академии, а также рассматривается историческое развитие тезиса о единстве Академии.

В пятом параграфе первой главы подводятся краткие итоги проведенного в первой главе анализа.

Во второй главе диссертационного исследования – «Гносеологическая полемика Новой Академии со стоиками» - мы рассматриваем критику академиками стоических гносеологических понятий, учение об убедительных впечатлениях, а также философские новации Филона из Лариссы и их связь с обсуждаемой нами полемикой.

В первом параграфе второй главы анализируются ключевые понятия стоической гносеологии, ставшие объектом критики со стороны академиков.

Выделены основные особенности стоической трактовки впечатлений, подробно рассмотрены главные положения учения о каталептических впечатлениях, отмечены свойства и функции каталепсиса.

Во втором параграфе второй главы мы обращаемся к основным рассуждениям Аркесилая против стоиков, чтобы понять истоки рассматриваемой нами полемики. Мы анализируем три главных аргумента, представленных в работе Секста Эмпирика «Против ученых». Второй из них лег в основу рассуждения о неразличимости впечатлений, которое академики очень часто использовали в последующем. Из указания Секста Эмпирика о том, что Аркесилай доказывал позицию «через многочисленные и разнообразные примеры»21, мы можем сделать вывод, что уже у Аркесилая формировались те группы примеров, которые служили для академиков обоснованием их заключений. С большой долей вероятности, в число примеров, использованных Аркесилаем, входил ряд рассуждений, SE M 7, 154.

стремившихся показать, что одно и то же впечатление может происходить от нумерически нетождественных объектов.

В третьем параграфе второй главы подробно рассмотрены академические рассуждения о неразличимости впечатлений и тезис об акаталепсии. Наибольшее внимание уделено «главному аргументу», представленному в Luc. 83. Ключевую роль для понимания «главного аргумента» играет интерпретация заключения об акаталепсии. Мы исходим здесь из двух главных моментов: 1) аргументация академиков не дедуктивна, а индуктивна – они скорее не доказывают, а показывают на примерах неразличимость впечатлений, препятствующую нашему познанию; 2) академическая неразличимость впечатлений гипотетична, и вопрос не ставится о том, что для всех истинных впечатлений реально существуют впечатления такого же вида, но ложные. Эти моменты усиливают сомнения в том, что акаталепсия имела для академиков значение теоретического постулата. Анализируя наиболее существенные моменты академической акаталепсии, мы приходим к выводу о том, что она не имела целиком негативного характера, но скорее устанавливала определенные границы нашему познанию и деятельности, выступая в роли регулятивного принципа.

В четвертом параграфе второй главы мы анализируем рассуждения академиков об убедительных впечатлениях. Мы исходим из того, что поводом для обращения академиков к убедительным впечатлениям была критика стоиков, отмечавших, что «те, кто отрицает, что нечто может быть постигнуто, тем самым отнимают как средства для жизни, так и ее украшения, и скорее даже ниспровергают полностью саму жизнь»22. Мы подробно останавливаемся на основных свойствах убедительных впечатлений, их отличии от каталептических и пытаемся показать, что академики предлагали своеобразный подход к познанию. Сущность последнего состоит в «адаптации» по методу проб и ошибок. Кроме того, академики прочувствовали раскол между бытием и сознанием, которые были Luc. 31.

гармонично связаны у стоиков. Мы также постарались показать, что академики вполне могли согласовать аргументы о неразличимости впечатлений и принятие некоторых впечатлений в качестве убедительных.

Пятый параграф второй главы посвящен «Римским книгам» Филона из Лариссы и их возможной роли в полемике со стоиками. Мы анализируем различные существующие в исследовательской литературе позиции по поводу идей «Римских книг». Особое внимание уделено филоновскому пониманию каталепсиса. Хотя античные свидетельства по этому поводу крайне фрагментарны, мы можем сделать вывод, что Филон совмещал принятие каталепсиса с использованием аргумента о неразличимости впечатлений. В таком случае в объяснении сущности каталепсиса Филон шел не от каталептических впечатлений, а, например, от возможности достижения определенного познавательного результата. В параграфе также кратко рассмотрена тема обращения Антиоха из Аскалона от академических взглядов к новому философскому синтезу (более подробный анализ учения Антиоха, к сожалению, выходит за рамки данного исследования), и приходится признать, что даже существенные моменты, связанные с историей этой смены взглядов, нам неизвестны.

В третьей главе – «Другие темы полемики» - мы анализируем целый ряд вопросов, которые также поднимались в ходе полемики.

В первом параграфе третьей главы мы обращаемся к критике академиками стоических определений конечной цели. Критика охватывала как хорошо известное ортодоксальное определение («жизнь согласно природе»), так и «формулы отбора», предложенные Диогеном из Вавилонии и Антипатром из Тарса. Мы подробно анализируем деление благ, выдвинутое Карнеадом, и на основе его сопоставления с классификацией Хрисиппа делаем вывод о его диалектическом характере.

Второй параграф третьей главы посвящен критике стоической теории причинности и дивинации. Подробно рассмотрены главные предпосылки стоического детерминизма (представление о мире как континууме, анализ логических проблем и принятие принципа бивалентности). Критику позиции детерминизма со стороны академиков следует признать достаточно разработанной. Они подметили также главную слабость стоического учения о судьбе: если судьба от вечности связывает все, что должно произойти, тогда имеет лишь формальный интерес, необходимо ли то или иное событие с точки зрения логики или нет.

В третьем параграфе третьей главы мы рассматриваем полемику между стоиками и академиками по вопросам теологии. В ходе анализа мы приходим к выводу, что учение стоиков о богах представляло собой довольно причудливый синтез идей, вследствие чего было удобным объектом для критики. Хотя критика академиков кажется не слишком богатой по своей идейной содержательности, она представляет собой яркий пример аргументации с точки зрения здравого смысла, которую в дальнейшем использовал Плутарх в своем трактате «Об общих понятиях».

В заключении подводятся итоги диссертационного исследования, дается собственная оценка соотношения критического и позитивного в философии Новой Академии, анализируются причины изменений, происходивших в Древней Стое и Новой Академии.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

Статьи в журналах, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией для публикации результатов диссертаций на соискание ученой степени доктора наук, ученой степени кандидата наук:

1. Зеленский О.А. О позитивной программе Карнеада // Вестник Московского университета. Серия 7 «Философия». №3, 2011. С. 114-126 (0,7 п.л.) Прочие публикации:

2. Зеленский О.А. К вопросу о позитивной концепции Карнеада// Материалы XVII Международной научной конференции студентов, аспирантов, молодых ученых «Ломоносов»: Секция «Философия, культурология, религиоведение».

– М.: 2010. [электронная публикация] (0,1 п.л.).

3. Зеленский О.А. К проблеме интерпретации понятия phantasia (историкофилософский анализ) // Материалы XVIII Международной научной конференции студентов, аспирантов, молодых ученых «Ломоносов»: Секция «Философия, культурология, религиоведение». – М.: 2011. [электронная публикация] (0,1 п.л.).

4. Зеленский О.А. Определения конечной цели Диогена из Вавилонии и Антипатра из Тарса и их критика академиками// Материалы XIX Международной научной конференции студентов, аспирантов, молодых ученых «Ломоносов»: Секция «Философия, культурология, религиоведение».

– М.: 2012. [электронная публикация] (0,1 п.л.).






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.