WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

ГОЛОВИН Денис Витальевич ПАРАНАУКА:

СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ ОСНОВАНИЯ И ФУНКЦИИ Специальность: 09.00.11 – социальная философия

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук

Иваново–2012

Работа выполнена в ФГБОУ ВПО «Орловский государственный аграрный университет»

Научный консультант: доктор философских наук, профессор Финогентов Валерий Николаевич

Официальные оппоненты: Брагин Андрей Витальевич, доктор философских наук, профессор, ФГБОУ ВПО «Ивановский государственный энергетический университет им. В. И. Ленина», профессор кафедры философии Калинина Галина Николаевна, кандидат философских наук, доцент, ФГБОУ ВПО «Белгородский государственный институт культуры и искусств», доцент кафедры философии и социальных наук

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Орловский государственный университет»

Защита состоится «21» декабря 2012 года в 13.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.062.01 при ФГБОУ ВПО «Ивановский государственный университет» по адресу:

153025, Иваново, Ермака, 37/7, ауд. 209.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Ивановский государственный университет».

Автореферат разослан «__» ноября 2012 года.

Ученый секретарь диссертационного совета Д. Г. Смирнов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования обусловлена несколькими моментами. Во-первых, это широкое распространение паранаучных идей и практик в самых различных кругах, в том числе среди самих учёных. О степени их распространённости свидетельствуют концепты и метафоры, вводимые исследователями для характеристики наблюдаемого социального контекста:

«паранаучный бум», «эпоха экспансий паранаучных течений», «паранаучная революция», «антинаучная революция», «вакханалия паранаучного бреда». При этом очевидно, что спрос на паранаучную продукцию детерминирован системным кризисом, затронувшим самые разные сферы жизни современного российского общества.

Во-вторых, это настойчивость и влиятельность современной паранауки. При этом последствия всё более весомого присутствия паранауки в культуре неоднозначны. С одной стороны, некоторые паранаучные знания и практики могут быть полезными для науки, например, в качестве стимуляции или даже в качестве прототипа некой области научного знания. С другой стороны, гораздо чаще они посягают на деньги налогоплательщиков, на частную собственность, на жизнь или психологическое, интеллектуальное и нравственное здоровье граждан. Кроме того, паранаучное знание способно подрывать позиции научной рациональности в социуме: насыщать жизненный мир индивида некачественными и несовременными знаниями, умножая антисциентистские настроения, способствовать формированию эклектичного и архаичного мировоззрения и, как следствие, манипулировать общественным сознанием в интересах определенных социальных групп.

Нет сомнений, паранаука – это масштабное и сложное социокультурное явление, нуждающееся в соответствующем социально-философском исследовании Таким образом, тема настоящего исследования актуальна как в теоретическом плане, так и в плане практическом. Она предполагает систематизацию представлений о природе паранауки, о проблеме демаркации науки и ненауки, о роли паранауки в жизни современного общества; экспликацию и критический анализ тенденций (вос-)производства паранаучных знаний и практик, так или иначе, угрожающих развитию культуры и социума.

Степень разработанности темы исследования. В современных философских, социологических и науковедческих исследованиях представлены различные интерпретации и оценки паранауки. Одни исследователи видят в паранауке скорее позитивный момент, другие – преимущественно негативный. Многие авторы признают за паранаукой оба эти качества. Имеют место различные мнения о семантическом объёме паранауки, имплицирующие концептуально-логическую связь паранауки и других феноменов («вненаука», «ненаука», «околонаука» и т.д.).

Причина широкого диапазона мнений о современной паранауке состоит в том, что она имеет множество разнородных социокультурных оснований. Относительно некоторых из них в своих работах высказывались К. Аарнио, Г. Диц, М. Мосс, Э. Причард, О. Прокоп, В. Рейнман, Э. Тирикьян, Дж. Уэбб, Д. Уоллис, С. Хаак, Г. Шёвалье, Г. Эберлейн, С. Эйзенштадт.

Среди отечественных исследователей, касавшихся соответствующей проблематики, следует указать Б. М. Болотовского, Е. Н. Гнатик, Д. И. Дубровского, Г. И. Иконникову, П. О. Климову, Н. Крылову, Т. Г. Лешкевич, В. В. Морозову, В. А. Николаева, С. Ю. Николаева, Б. Б. Родомана, С. И. Самохвалову, В. Б. Сапунова, Ю. М. Сердюкова, В. С. Стёпина, О. Н. Стрельник, Е. В. Федорова, В. П. Филатова, Ю. Л. Халтурина. Особый интерес при изучении социокультурных оснований паранауки представляют работы Г. И. Абелева, З. С. Алябьевой, В. Арнольда, А. Б. Бажанова, В. А. Бажанова, Д. Боя, Р. Р. Гарифуллина, П. С. Гуревича, В. В. Ильина, Н. И. Мартишиной, Г. Мишёля, Дж. Холтона, А. Т. Щедрина, А. Топоркова, Л. Клейна, Э. П. Круглякова, В. А. Кувакина, В. М. Найдыша, Р. Проктора, П. Романова, С. И. Романовского, Д. В. Санникова, К. Сюй, А. Н. Тарасова, С. В. Тихоновой, И. П. Цапенко, К. А. Черемных, Г. Г. Шевелева, В. А. Шнирельмана, С. П. Щавелёва, А. В. Юревича, Е. Ярской-Смирновой.

Несмотря на большое количество работ, освещающих различные детерминанты паранаучной активности, некоторые существенные социокультурные аспекты паранауки до настоящего момента оставались без внимания. Речь идёт о её исторической и культурной связи с классической и неклассической науками (и соответствующими типами рациональности); о роли в деформации трудового права и нравственности, об иррационализации и теневизации общественного сознания в формировании и развитии паранауки.

Анализ функций паранауки является менее разработанным. Они представлен в работах таких авторов как Г. Ю. Беляев, Д. Володихин, В. П. Даниленко, С. Датч, А. Б. Демидов, О. Елисеева, М. Р. Жбанков, П. О. Климова, Л. В. Лесовская, М. И. Лесовская, Л. Н. Медведев, В. М. Найдыш, С. Ю. Николаев, Д. Олейников, В. Петров, В. Ю. Питанов, С. И. Романовский, П. Романов, В. В. Рубцов, С. И. Самохвалова, Д. В. Санников, О. В. Соколова, О. Н. Стрельник, А. Д. Урсул, Е. В. Фёдоров, И. П. Цапенко, Е. Э. Чеботарева, В. А. Шнирельман, Г. Эберлейн, А. В. Юревич, Ю. Г. Ярмак.

Отметим, что вопрос о дисфункциях паранауки, затрагиваемый в настоящей работе, в литературе, по сути, не обсуждался.

Эмпирической базой диссертационного исследования является широкий круг литературы: философской, научной, публицистической, словарной, энциклопедической, справочной.

Использовались Интернет-ресурсы, в частности, анализировались тексты, интервью, лекции и выступления, релевантные социологические опросы общественного мнения, освещающие паранаучные явления документальные фильмы. Особый интерес для анализа представляли сайты паранаучных организаций.

Объектом исследования в данной работе является паранаука как социокультурный феномен.

Предмет исследования составляют социокультурные основания современной паранауки, а также устойчивые формы современной паранаучной активности.

Цель и задачи исследования. Целью настоящей работы является экспликация социокультурных оснований и функций современной паранауки. Целеполагание потребовало постановки и решения следующих задач:

осуществить концептуальный анализ и семантическую реконструкцию терминов «вненаучный», «ненаучный», «околонаучный» и других;

определить паранауку как социокультурный феномен и выявить критерии демаркации науки и паранауки;

раскрыть эвристичность методологических подходов к классификации паранаучных феноменов;

выявить условия и причины возникновения паранауки, охарактеризовать её современное состояние, концептуализировать её социокультурные детерминации;

обосновать тенденции и локусы детерминаций производства и воспроизводства современных паранаук;

выявить социальное значение различных форм паранаучной активности;

раскрыть природу устойчивых проявлений идеологически нагруженной паранауки в контексте современной культуры.

Теоретико-методологические основы исследования. В работе использовались дескриптивный метод, концептуальный анализ, метод реконструкции, историко-сравнительный анализ и элементы системного подхода; применялись также общенаучные методы познания (анализ и синтез, дедукция и индукция, аналогия, классификация, обобщение, мысленное моделирование и мысленный эксперимент).

При рассмотрении культурно-исторических и социокультурных оснований паранауки мы опирались на концепцию научных революций, развитую Т. Куном, на периодизацию истории науки, предложенную В. С. Стёпиным, на идеи Э. Вундера, рассматривающего паранауку в связи с «неинституциализированными формами знания», на разработки Н. И. Мартишиной, Ю. М. Сердюкова и В. М. Найдыша, раскрывающие существенные основания паранауки.

При выявлении тенденций (вос-)производства паранауки мы опирались на исследования В. Н. Финогентова («эпоха мировоззренческих поисков»), П. С. Гуревича («социальная мифология», «“наукизация” мистики», «“мистизация” науки»), Л. И. Фесенковой («сциентизация эзотерики»), Дж. Уэбба («стихийная идеология смятенных масс»), Л. Клейна («”профессионализация” мистицизма»), В. А. Арнольда («антинаучная революция»), В. Б. Сапунова («идеология катастрофизма»), В. В. Цыганова и С. Н. Бухарина («информационные войны в бизнесе и политике»), М. Г. Делягина («базовые кризисы человечества»), Т. Джерина («пограничная работа»), В. А. Бажанова («теневая наука»), Л. Склэра («культур-идеология консюмеризма»), Р. Проктора («социальная конструкция неведения»), Г. Шёвалье («паранаучный рынок»), П. Романова и Е. ЯрскойСмирновой («паранормальный шоу-бизнес») и других.

Для выявления функций паранауки мы использовали идеи структурно-функционального подхода. В частности, применялись разработки Б. Малиновского в связи с деятельностной дифференциацией культуры, Э. Дюркгейма относительно социальной функции и аномии, представления Т. Парсонса о социальной системе, концептуальные модели Р. Мертона («аномия», «функции – дисфункции», «явные функции – латентные функции»). Также мы обращались к концептам П. Бурдьё («символическая система», «поле», «габитус»), П. Хьюбера («грязная наука»), А. В. Юревича и И. П. Цапенко («”придворная” наука»), М. Д. Ахундова и Л. Б. Баженова («ведомственная наука»), В. Якобсона («паранаучная секта»), Р. А. Быкова («паранаучные организации»), П. С. Гуревича («деполитизирующая функция мистицизма»), М. Р. Жбанкова («конструктивно-критическая функция паранауки»), В. П. Даниленко (функции паранауки:

«коммуникативная», «когнитивная», «прагматическая», «футурологическая») и других.

При рассмотрении практической реализации идеологически движимой («про-идеологической») паранауки мы опирались на представления М. Д. Ахундова и Л. Б. Баженова («идеологизированная наука»), В. А. Леглера («квазинаука»), П. Бурдьё («практическая и политическая функция», «символическая власть», «функция поддержания символического порядка», «эффект узаконивания»), Г. И. Иконниковой («психо- и интеллектуально-терапевтическая функция паранауки»), П. О. Климовой («функции паранауки в современной массовой культуре») и других.

Научная новизна исследования состоит в следующих моментах:

1. Предложено авторское определение паранауки на основе семантической реконструкции и концептуального анализа релевантных отечественных и англоязычных понятий («вненаучный» и non-scientific, «ненаучный» и unscientific, «околонаучный» и parascientific);

2. Охарактеризованы дискурсивно-аналитический, предметно-аналитический, праксиологический и институциональный подходы к классификации паранаучных феноменов;

3. Установлены культурно-исторические условия и причины возникновения паранауки, обнаружен ее диссипативный характер. Определено соотношение паранауки и «классической науки», «неклассической науки», «постнеклассической науки», позволяющее определить векторы развития паранауки ближайшего будущего.

4. Раскрыт характер (вос-)производства современного паранаучного знания, обеспечивающий «парасциентизацию» массового, коллективного, индивидуального и личностного сознаний, а также установлены локусы социокультурных детерминаций паранаучных знаний и практик.

5. Определены устойчивые функции современной паранауки, а также масштаб ее возможностей и притязаний; концептуализированы следующие социокультурные основания (детерминанты) паранауки: культурологические, культуротворческие, социально-когнитивные, социально-аксиологические, социально-экономические, политические, мировоззренческие, образовательные, технологические.

6. Раскрыты специфика и механизмы функционирования «про-идеологической» паранауки, т.е. идеологически нагруженных знаний и практик.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Паранаука – это ансамбль существующих в качестве контекста развивающейся науки знаний и практик, которые 1) явно или неявно конкурируют с наукой за понимание, объяснение и интерпретацию соответствующих фрагментов универсума, претендуя в то же время на социокультурную легитимацию и институциализацию в статусе науки; 2) существенно противоречат нормам, этосу, принципам и идеалам современной науки; 3) мотивируются скорее аксиологически, чем когнитивно. Основными критериями, позволяющими разграничить науку и паранауку, являются: экспертно-оценочный, гносеологический, праксиологический, этический, социальный, исторический.

2. Дискурсивно-аналитический подход к классификации паранаучных феноменов акцентирует степень выраженности в паранаучном дискурсе разнородных фундаментальных смыслов и представлений (религиозных, научных, идеологических, etc.).

Предметно-аналитический подход позволяет классифицировать паранауки в зависимости от предмета их интереса, совпадающего с проблемными полями естественных, гуманитарных, социальных и формальных наук. Праксиологический подход позволяет классифицировать паранауки, исходя из оценки специфики и результатов деятельности соответствующего субъекта, реально выполненных им задач и достигнутых целей. Институциональный подход акцентирует место институциализации (в или вне науки) паранаучного знания.

3. Паранаука – это феноменально плюралистичная, амбивалентная сущность, сопровождающая развитие науки на протяжении веков. Каждый тип научной рациональности сопровождается специфическим этапом паранаучности и паранаучной рациональности. Современная паранаука носит диссипативный характер, обеспечивающий её стремительное развитие в условиях неустойчивости глобализующегося и глобализируемого мира и объясняющий множественность и разнородность социокультурных оснований (детерминант) паранаук.

4. Многоуровневый характер тенденций (вос-)производства современной паранауки определяется дисфункциональными процессами, протекающими: 1) в политике «преодоления прошлого»; 2) в центре, полупериферии и периферии современной капиталистической системы, в значительной мере зависящей от неолиберальных ценностей; 3) на пути утверждения постиндустриального общества, сопряжённого, с одной стороны, с когнитивным запросам информационного общества, а с другой – с ценностными запросами общества потребления; 4) в духовной и материальной культуре эпохи постмодерна, включая массовую и элитарную культуры; 5) в системе современного образования; 6) в общественном сознании; 7) в сфере самореализации личности и социальных групп.

5. Паранаука претендует на осуществление ряда функций, свойственных социокультурным системам разных уровней, в том числе тем, которые организуются вокруг мировоззрений.

Паранауке характерны функции, свойственные (в той или иной мере) различным подсистемам социума: мировоззренческая, коммуникативная, творческая, информативная, регулятивная, мобилизационная, социализирующая, интегративная и другие функции. Она заимствует не только функции, но и дисфункции соответствующих социокультурных систем (субъектноутилитарную, дезинтегративную, профанирующую).

6. Практическая реализация «про-идеологической» паранауки выражается посредством различных функций и дисфункций, имеющих немало общих черт с идеологическими и религиозными. Выделяются следующие функции «про-идеологической» паранауки: информативная, психотерапевтическая, адаптивная, регулятивная, манипулятивная, интегративная. К ее дисфункциям относятся: дисфункция дезинформации, дисфункция психофизического подавления, субъектно-охранительная дисфункция, социально-ограничительная дисфункция, дезинтегративная дисфункция.

Соответствие диссертации паспорту специальности.

Область диссертационной работы соответствует формуле специальности 09.00.11. – Социальная философия, поскольку касается рассмотрения модусов существования социальной действительности (в частности, паранаучных знаний, практик и институтов), проблемы социума как надорганической реальности (в частности, в контексте антропогенных детерминаций паранауки), организационных форм воспроизводства социальности (в частности, паранаучной социальности). Она соответствует пунктам 9 – «Проблемы современной философии сознания»; – «Социально-философский анализ культуры как взаимосоотнесенных символических программ мышления, чувствования и поведения людей»; 14 – «Формы и механизмы социальной детерминации. Социокультурная причинность. Необходимость, случайность в деятельности людей. Проблема доминант и детерминант общественной жизни»; 24 – «Источники и механизмы социокультурного изменения»; 33 – «Глобальные проблемы современной цивилизации».

Теоретическая и практическая значимость исследования. Результаты и обобщения проведённого исследования могут быть использованы при разработке аналитических сообщений, учебных курсов и пособий по социальной философии, философии науки, социологии науки, психологии науки, истории науки, религиоведению, политологии, социальной психологии, культурологии. Выводы исследования могут быть полезны при осмыслении паранаучных феноменов работниками СМИ, при принятии управленческих решений в области образования, для подготовки и переподготовки кадрового состава госслужащих, а также при комплексном изучении паранауки.

Представляется значимым формирование специального научного направления, которое предложило бы цельную концепцию, объясняющую разнообразные мотивы (психологические, социологические, методологические, юридические, экономические) появления, развития и пропаганды современной паранауки. Настоящее исследование может способствовать формированию такой цельной концепции. Последовательное рассмотрение социокультурных оснований и функций паранауки существенно для правильного понимания не только паранауки как таковой, но и для углубленного понимания причин ценностного кризиса нынешней науки, ведь паранаука и наука связаны не только семантически, но и онтологически. Поскольку исследование паранауки является полезным для понимания проблем науки, постольку оно является полезным для понимания соответствующих социальных и культурных проблем.

Апробация результатов исследования реализована через обоснование ключевых тезисов настоящей диссертации. Отдельно взятые пункты и положения исследования были представлены в форме докладов, сообщений, отчётов и выступлений на Международных, Всероссийских, региональных и межвузовских научно-практических конференциях и семинарах в рамках Межвузовского семинара «Мировоззренческие поиски современности» (Орёл, 2010, 2011, 2012); Всероссийского открытого заочного конкурса достижений талантливой молодёжи «Национальное достояние России» 2011–2012 гг.; 5-й и 6-й Всероссийской научной конференции с международным участием «Булгаковские чтения» (Орел, 2011, 2012).

Ключевые идеи и положения диссертационной работы отражены в 7 работах автора, в том числе в двух статьях, опубликованных в журналах из перечня ВАК. Объём авторских публикаций составляет 2,6 п.л. (автору – 2,6 п.л.) Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трёх глав, заключения и библиографического списка. Последний включает 250 источник (из них 216 – на русском и 34 – на иностранных языках).

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, оценивается степень изученности проблематики, определяются объект, предмет, цели и задачи исследования, постулируется методологическая база, характеризуется эмпирическая база исследования, излагаются научная новизна работы и положения, выносимые на защиту, приводятся сведения об апробации научных результатов и публикациях диссертанта.

Первая глава «Сущность паранауки» посвящена прояснению основных проблемных полей изучения паранауки; речь идёт о вопросе разграничения паранауки от других социокультурных форм и о причинах вариативности классификации паранаучных феноменов.

В параграфе 1.1 «Определение паранауки и проблема демаркации» даётся дефиниция паранауки и освещается проблема демаркации паранауки и ее окружения.

В целом паранаука осмысливается и оценивается неоднозначно. В научно-философской литературе встречаются противоречивые определения паранауки, что отражается, в частности, в мнениях о её родовой принадлежности. Ситуация усугубляется тем, что паранаука поведенчески напоминает науку.

Существуют основания, на которых выстраиваются противоположные утверждения о паранауке, соответствующие, как это ни парадоксально, реальности. Крайние мнения о паранауке, свойствены, в частности, постмодернистской и натуралистической мировоззренческим ориентациям. В самом деле, паранаука может проявляться как очевидное зло, но в то же время она может приносить науке некоторую пользу. В результате паранаука наделяется признаками и смыслами, позволяющими отождествлять её с вненаучным, ненаучным, и околонаучным (по)знаниями. Неслучайно Г. Шёвалье характеризует паранауку как «нестабильный неологизм».

Понятие «паранаучный» неправомерно отождествлять с понятиями «ненаучный» (unscientific) и «вненаучный» (nonscientific), но правомерно отождествлять с понятием «околонаучный». «Ненаука», «вненаука» и «паранаука» семантически друг от друга отличаются; отличаются и соответствующие знания и практики.

Ненаучные явления, претендующие на научность и истинность, являются формами паранауки, а соответствующие понятия («квазинаука», «псевдонаука», «лженаука», «антинаука») представляются видовыми в отношении понятия «паранаука».

Квазинаука формально уподобляется науке, стремясь «к захвату власти» в том или ином секторе научного поля с расчётом на патронаж властей и идеологическую поддержку со стороны влиятельных социальных институтов и групп. Лженаука реализует сознательный обман в целях личного / коллективного /кланового обогащения. Характерной чертой псевдонауки является психологическая невосприимчивость соответствующего субъекта к критике и опровержению утверждений, продвигаемых им в статусе научных. Антинауку характеризует, прежде всего, мировоззренческая неприязнь к научному знанию, деятельности и институту.

«Вненаука» (например, искусство) не заинтересована в получении научного статуса. Анализ «самодеятельной науки» и поп-науки показывает полезность околонаучных явлений для науки. Делается вывод о двойственной природе околонаучного (по-)знания: с одной стороны, в прямой связи с ним отмечаются явно негативные феномены (e.g., лженаука, антинаука), с другой – позитивные феномены (e.g., «самодеятельная наука», «протонаука», качественная «поп-наука»).

Паранаука – это ансамбль существующих в качестве контекста развивающейся науки знаний и практик, которые 1) явно или неявно конкурируют с наукой за понимание, объяснение и интерпретацию фрагментов универсума, претендуя в то же время на социокультурную легитимацию и институциализацию в статусе науки; 2) существенно противоречат представлениям, нормам, этосу, принципам и идеалам современной науки;

3) мотивируются скорее аксиологически, чем когнитивно.

В контексте проблемы демаркации всё чаще даёт о себе знать стремление провести границы между наукой и вненаукой, наукой и псевдонаукой, наукой и философией, наукой и религией. Проблема демаркации в полной мере неразрешима, однако фиксируются основные критерии, позволяющие достаточно строго разграничить науку и паранауку: гносеологический, праксиологический, этический, социальный, экспертнооценочный, исторический. Ни один из этих критериев не универсален. Их целесообразно применять комплексно.

В параграфе 1.2 «Методологические подходы к классификациям паранаучных феноменов» анализируются существующие варианты классификаций околонаучных феноменов, эксплицируются соответствующие методологические подходы.

Анализ паранаучных феноменов, показывает, что не все предлагаемые классификации паранаучных феноменов имеют четкие основания. Если одни авторы предпочитают просто фиксировать наличие феноменов, то другие – оговаривают основания для классификации (e.g., по предмету, методу, цели, функции, по психологии и поведению паранаучного агента, по институциональной принадлежности к той или иной социальной группе, по противоречию взглядам современного естествознания на вещество и энергию, etc.).

Несмотря на некоторые разногласия, во всех рассмотренных подходах к классификации паранауки с большей или меньшей выраженностью прослеживается нечто общее, а именно:

гносеологический, праксиологический и институциональный контексты проявления паранауки. Причём паранаучные феномены классифицируются на основе анализа разнообразных знаний, практик и институций.

В гносеологическом контексте паранаука проявляет себя как специфическое знание, в явной или неявной форме притязающее на научный статус. Гносеологически паранаука заявляет о себе посредством гипотез, концепций, идей, терминов, понятий, оказывающихся, как правило, субъективно и мировоззренчески нагруженными. На гносеологическом уровне в ходе дискурс-анализа соответствующих текстов обнаруживаются не только предметы паранаук, но и мировоззренческая нагруженность паранаучных знаний. В этом отношении можно классифицировать паранаучные знания на «про-научные», «прорелигиозные», «про-идеологические», etc., что будет свидетельствовать о ценностной одномерности знания, вызванной односторонними аксиологизациями дискурса. Одномерно аксиологизированные дискурсы теоретически могут обнаружиться и в сфере естественных наук, и в сфере гуманитарных и социальных наук, и в сфере формальных наук. На практике же такие дискурсы обнаруживаются чаще всего в сфере гуманитарных и социальных наук.

В праксиологическом контексте паранаука предстаёт как деятельность (практика), нацеленная на достижение научного статуса, но мотивируемая, как правило, вненаучными системами (e.g., религией). Если на гносеологическом уровне обнаруживается ценностная (или шире – мировоззренческая) нагруженность паранауки как знания, то на праксиологическом уровне обнаруживается аналогичная нагруженность паранауки как деятельности.

В институциональном контексте паранаука предстаёт как специфическое знание и познание, институциализируемое внутри и (или) вне научного сообщества. Иными словами, существуют паранауки, генерируемые изнутри науки, и паранауки, генерируемые извне науки. Таким образом, паранаучные явления можно классифицировать на «внутренние» и «внешние» в связи с институциализированной наукой.

Таким образом, наряду с известными подходами к классификации паранаучных феноменов (e.g., логикометодологический, психологический), имеет смысл применять следующие подходы: дискурсивно-аналитический, предметноаналитический, праксиологический, институциональный.

Дискурсивно-аналитический подход позволяет классифицировать паранауки на «про-научные» (e.g., вульгарный сциентизм), «про-религиозные» (e.g., креационизм), «проидеологические» (e.g., арийская физика), etc. Префикс pro- необходим здесь для указания на большую экспликацию в паранаучном дискурсе определённых минимальных и неделимых ядер (либо сциентем, либо религиогем, либо идеологем). Такие паранауки теоретически обнаруживаются и при естественных науках, и при гуманитарных и социальных науках, и при формальных науках.

Предметно-аналитический подход позволяет классифицировать паранауки в зависимости от предмета их интереса, совпадающего между тем с проблемными полями естественных (e.g., физика, химия, биология), гуманитарных (e.g., история, антропология), социальных (e.g., экономика, социология) и формальных (e.g., математика, логика) наук. Таким образом можно теоретизировать о соответствующих типах паранауки, т.е. о параестествознании (e.g., парафизика, парахимия, парабиология), гуманитарных (e.g., параистория, параантропология), социальных (e.g., параэкономика, парасоциология) и формальных (e.g., параматематика, паралогика) паранауках.

Праксиологический подход позволяет классифицировать паранауки, исходя из оценки специфики и результатов деятельности соответствующего субъекта, реально выполненных им задач и достигнутых целей. Соответственно выделяются феномены протонауки (e.g., гелиобиология А. Л. Чижевского), а также лженауки (e.g., «торсионные теории»), антинауки (e.g., версии креационизма), квазинауки (e.g., научный креационизм), псевдонауки (e.g., N-лучи Блондло), включаемые в понятие «девиантная наука». Представители протонауки, в принципе, руководствуются научными ценностями и идеалами. Представители девиантной науки руководствуются специфическими социальными ценностями: в псевдонауке преобладают псевдоценности, в лженауке – лжеценности, в квазинауке – квазиценности, в антинауке – антиценности.

Институциональный подход к классификации паранаук позволяет выделить класс «внутренних» паранаук (институциализируемых внутри научного комплекса, от лица учёных, e.g., мичуринская агробиология), и класс «внешних» паранаук (институциализируемых вне научного комплекса, e.g., астрология).

Субъект «внутренней» паранауки, как правило, отождествляет себя с представителем научного сообщества. Что касается «внешней» паранауки, то её агенты являются либо представителями иных профессиональных и социальных групп, либо «формальными» учёными. Отличие «внутренней» паранауки от «внешней» состоит в том, что в первом случае продвижение паранаучного знания и его институционализация реализуется внутри науки и вопреки научному этосу, а во втором – за пределами науки, но также в обход реального этоса науки.

Во второй главе «Социокультурные основания паранауки» исследуются социальные и культурные основания паранауки; выявляются соответствующие детерминации паранаучных феноменов; определяется характер тенденций и локусов детерминаций паранауки в глобализующемся мире.

В параграфе 2.1 «Культурно-исторические детерминанты паранауки» анализируется активность паранауки в связи с этапами в развитии науки (классический, неклассический, постнеклассический).

В рамках анализа проблемы представляются существенными следующие положения: 1) паранаука – сложный, неоднозначный культурно-исторический феномен (Г. Н. Рашина);

2) основные причины, порождающие тяготеющие к мистицизму паранауки, «носят социально-исторический характер» и коренятся в иррациональности социальных связей (П. С. Гуревич);

3) необходимо уделить пристальное внимание наличию «серьёзных исторических общекультурных причин», породивших паранауку (В. В. Ильин).

Паранаука обнаруживается не только в эпоху постнеклассической науки (т.е. в наши дни), но и во эпоху неклассической и классической наук. Лженаука, псевдонаука, квазинаука и антинаука могли проявиться (на это указывают источники) в разные эпохи: лженаука – в XI в., псевдонаука – в сер. XIX в., квазинаука – во второй половине XX в, антинаука – в посл. трети XIX в.). Вероятнее всего, эти «научные» протоформы, отмечались и в эпоху донаучную, но не при самой науке, а, скорее, при пути, ведущем к ней: при пути к специфическому знанию, деятельности и институту. Интересно, что к моменту учреждения лондонского Королевского общества (1662 г.) были эксплицированы следующие цели: «экспериментальная основа и отказ от мистицизма» (К. Ягер). Это событие является явным осознанием научным сообществом отличия науки от ненауки.

Активность паранауки (как показывают представления В. С. Стёпина о специфике постнеклассической науки и рациональности и наблюдения О. В. Соколовой), соответствующей формирующемуся типу научной рациональности, устремлена преимущественно в сторону нового синтеза ценностей, смыслов и знаний, а также в сторону «человекоразмерных» систем и соответствующих практических стратегий. Приходится солидаризироваться с тем, что современную паранауку следует сопоставлять, как это делает Н. И. Мартишина, с «саморазвивающейся органической системой». Паранаука становится тем устойчивее в системе культуры и общества, чем хаотичнее внешняя для неё среда, т.е. чем неопределённее состояние компонентов культуры (науки, религии, искусства, etc.), а также индивидуального и массового сознания. Указывается, что в этом отношении паранаука аналогична «вторичным» мифам, т.е., по А. Т. Щедрину, классическим диссипативным структурам, существующим и воспроизводящимся благодаря стабильному обмену информацией с внешней средой, поддерживающей внутреннюю упорядоченность «нового» мифа за счёт хаотизации внешней среды.

Можно зафиксировать следующие социокультурные основания (детерминанты), определяющие динамику паранауки (в т.ч. структуру, характер и направление развития соответствующего знания). Культурологические основания паранаук связаны с (контр)продуктивным существованием различных типов культуры и различных типов рациональности, а также с аккультурационными процессами. Образовательные основания паранаук связаны с институционально санкционируемым механизмом трансляции в индивидуальное и коллективное сознание специфических навыков, склонностей, образа мыслей и действий. Мировоззренческие детерминанты паранаук связаны с воздействием на индивида, личность и социум известных типов мировоззрения (e.g., мифологического, религиозного, философского).

Культуротворческие основания паранаук неотрывны от феномена творчества и таких его разновидностей как мифотворчество (околонаучное, околорелигиозное, окололитературное, etc.).

Социально-когнитивные основания паранаук связаны с коллективным и (или) массовым познавательным интересом к проблеме развития современной культуры, цивилизации, социума и человека. Социально-аксиологические основания паранаук связаны с коллективным и (или) массовым осознанием глубочайшего ценностного кризиса современной цивилизации, необходимости новых целеполаганий, привлекательных ценностей и смыслов. Социально-экономические основания паранаук связаны с финансовыми и экономическими кризисами, с примитивным проведением в жизнь идеи «экономической целесообразности», с погружением в нищету и падением на социальное дно широких слоёв населения. Политические основания паранаук выражаются в негативном воздействии влиятельных социальных групп на честный поиск и установление истины, а также в заинтересованности (e.g., в классовой) подобных групп в воспроизводстве, производстве и распространении паранаучных ценностей и смыслов, знаний и практик. Технологические основания паранаук связаны с развитием техники и технологии (e.g., книгопечатания в середине XVII в., электричества в конце XIX в., микропроцессоров в 70-е г. XX в.), стимулирующим (вос)производство паранаучных знаний и практик.

В параграфе 2.2 «Тенденции производства и воспроизводства паранауки в современном мире» рассматриваются условия (вос)производства паранауки эпохи постнеклассической науки, выявляется характер тенденций и локусы детерминаций производства и воспроизводства современных паранаучных знаний и практик.

Исследовательские позиции (В. С. Стёпин, Н. И. Мартишина, Ю. Л. Халтурин, С. Яржембовский), указывают на существование внутринаучных причин появления, развития и распространения паранаук. Эти причины тесно связаны не только с соответствующим человеческим фактором (с психологией учёных, их поведением, культурным уровнем, качеством и количеством приобретённых и транслируемых знаний, etc.), но и со спецификой развития самой науки (с множественностью идеалов научности, с разобщающей специализацией исследований, со становлением постнеклассического типа рациональности, etc.). Вместе с тем, (вос)производство паранаук во многом детерминируется внешними для науки факторами и средой.

Активность паранаук заметно возросла в странах бывшего «социалистического лагеря». Переход этих стран на капиталистический путь развития способствовал как развитию легитимных рыночных практик, так и развитию практик паранаучного толка (лженаучных, квазинаучных, антинаучных, etc.).

В условиях глобализующегося и глобализируемого мира производство, потребление и распространение паранаучных знаний и практик оказывается сопряжённым с теоретизированием и спекуляциями на темы общечеловеческих рисков (экономических, геополитических, социальных, инвайроментальных, технологических, etc.), которые, с одной стороны, способны формировать массовые представления о настоящем и будущем, опираясь на объективные данные, а с другой – вводить в заблуждение, культивировать катастрофические и эсхатологические настроения в социуме.

Делается вывод, согласно которому возрастание роли творчества в различных социальных сферах и развитие информационно-коммуникационных технологий представляются гарантами стабильности паранауки ближайшего будущего. Наблюдения многих исследователей однозначно свидетельствуют о колоссальной роли СМИ в популяризации паранаучных знаний и практик. Рассматриваются феномены «безнравственных интеллектуалов» (С. И. Романовский), «социальной конструкции неведения» (Р. Проктор), моды на постмодернизм (С. Хаак), которые затрагивают, помимо прочего, политику в системе образования.

Показывается, что особенно восприимчивыми к паранаучным знаниям и практикам являются молодёжные субкультуры, имеющие мировоззренческую подкладку в связи с «альтернативной» духовностью, «альтернативным» образом жизни, романтизацией Востока и «ориентального начала».

Увлечение паранауками не является редкостью для различных социальных слоёв общества. В связи с объяснением увлечённости паранауками рассматриваются две гипотезы, предлагаемые французскими социологами (Д. Бой и Г. Мишёля). Согласно первой гипотезе, актуализация паранаучных знаний и практик стимулируется попытками приобрести социальный статус со стороны тех, кто по той или иной причине лишён атрибутов «легитимной культуры». Склонность к паранаучному мироощущению зависит от социального и культурного капиталов.

Вторая гипотеза, объясняющая увлечение околонаучными представлениями, обращает внимание на социальнопсихологический аспект. Заметим, что в отечественной исследовательской литературе именно вторая гипотеза получает солидное подкрепление.

Таким образом, социокультурные основания (вос)производства паранаучных знаний и практик подкрепляются специфическими тенденциями, которые выражают дисфункциональные процессы, протекающие:

в политике «преодоления прошлого», т.е. в отношении восприятия новыми капиталистическими государствами собственной недавней истории;

в центре, полупериферии и периферии современной капиталистической системы, в значительной мере зависящей от неолиберальных ценностей (власти элиты, инструментальной трактовки демократии, педалирования рыночных свобод и «экономической целесообразности», etc.), от политикоэкономической стратегии, выступающей за преодоление социального, за сокращение соответствующих расходов (на здравоохранение, науку, образование, etc.);

на пути к утверждению постиндустриального общества, сопряжённого, с одной стороны, с когнитивными запросами информационного общества, а с другой – с ценностными запросами общества потребления;

в духовной и материальной культуре эпохи постмодерна, включая массовую и элитарную культуры (музыка, кинематограф, литература, etc.);

в системе современного образования;

в социальном сознании (массовом, коллективном, индивидуальном);

в сфере самореализации личности и социальных групп.

Детерминация (вос)производства паранаук носит многоуровневый характер; причём у паранауки имеется множество ликов: и негативных, и позитивных. В наши дни деструктивные версии паранауки (в частности, лженауки и антинауки) встречаются гораздо чаще.

В третьей главе «Функции паранауки» выявляются стабильные формы паранаучной процессуальности, а также способы существования и характерные черты значительно активизировавшейся в последние годы идеологически нагруженной («про-идеологической») паранауки.

В параграфе 3.1 «Роль околонаучных явлений в социокультурной жизни» исследуется значение паранаук для современного индивида, общества и культуры.

Формированию представления о функциях паранауки способствуют разработки Б. Малиновского касательно типов деятельности, Э. Дюркгейма – социальных функций, Т. Парсонса – социальной системы Д. Маккуэйла – основных функций массмедиа. Особый интерес представляют концепты П. Бурдьё («габитус», «поле», «символическая система»), позволяющие представить включённость «поля» паранауки в многомерное социальное пространство.

Паранаука претендует на реализацию различных функций:

когнитивной, мировоззренческой, инструментальной, субъектно-утилитарной, коммуникативной, социализирующей и образовательной. Это феномен, претендующий одновременно на осуществление множества функций, свойственных социокультурным системам разных уровней, в том числе тем, которые организуются вокруг мировоззрений (основополагающих идей относительно природы реальности и способов её постижения).

Так, паранаука организуется вокруг разнородных знаний, ценностей, смыслов: научных, религиозных, политических, артистических, консюмеристских, криминальных, etc.

Как и наука, паранаука претендует на реализацию когнитивной функций: понимания, объяснения, эвристики, конструктивной критики, предсказания, анализа, описания, образования, просвещения. Как и религия, паранаука стремится к исполнению духовной, психотерапевтической, суггестивной функций. Аналогично искусству паранаука притязает на проведение в жизнь художественно-концептуальной, символической, эстетической, гедонистической функций. Как и шоу-бизнес, паранаука притязает на осуществление развлекательной, коммерческой, релаксирующей функций. Ей характерны функции, так или иначе, свойственные всем указанным системам: мировоззренческая, коммуникативная, творческая, информативная, рекрутирующая, регулятивная, мобилизационная, социализирующая, интегративная функции, etc.

Паранауке удаётся заимствовать не только функции, но и дисфункции социокультурных систем (e.g., дезинтегративную, субъектно-утилитарную, профанирующую дисфункции).

Спрос на паранауку в эпоху постмодерна акцентируют кризисное положение известных социокультурных систем (науки, религии, искусства, etc.), их неадекватность вызовам современности и неактуальная замкнутость на себе, своём поле, своём габитусе. Паранаука подчёркивает необходимость иного, другого. В отношении известных социокультурных систем паранаука может играть позитивную роль. Паранаука проблематизирует аксиологически нейтральные знания и практики, указывает на необходимость связи основополагающих научных ценностей с вненаучными ценностями общесоциального характера. Зачастую паранаука сочетает в себе признаки разных социокультурных систем.

В параграфе 3.2 «Практическая реализация идеологически нагруженной паранауки» излагаются и анализируются принципы функционирования такой разновидности паранауки как идеологически нагруженная («про-идеологическая») паранаука.

Она функционирует по «правилам» идеологического мира в форме существенно идеологизированных знаний, практик и институтов. В такой паранауке проявляются субстратно идеологические формы жизни, представленные, помимо прочего, функциональными формами. Паранаука производится и воспроизводится, помимо прочего, в результате воздействия агентов поля идеологии на процессы, происходящие внутри научного поля. С другой стороны, взаимодействие идеологии с агентами вненаучных сфер общественной жизни также стимулирует (вос)производство паранауки.

Рассматриваются три сходных по смыслу понятия: «идеологизированная наука» (М. Д. Ахундов, Л. Б. Баженов), «квазинаука» (В. А. Леглер), «про-идеологическая» паранаука. Использование последнего предпочтительнее, ибо идеологизированными (в той или иной степени) оказывается многие науки (в особенности социальные), но при этом они всё же остаются науками. Понятием «квазинаука» некоторые исследователи покрывают практики, которые, во-первых, не обязательно мотивируются идеологически, а во-вторых, возникают и институциализируются за пределами науки. Поэтому разумно рассуждать о «про-идеологической» паранауке. Такая паранаука институциализируется и в рамках научного комплекса («внутренняя» паранаука), и за его пределами («внешняя» паранаука). Например, в случае «внутренней» идеологически нагруженной паранауки базовые научные аксиологемы (входящие в этос науки, её идеалы, нормы) подменяются идеологемами. Присущие науке черты (самоуправление в решении внутринаучных проблем, практика «разумных дискуссий», etc.) соблюдаются формально или не соблюдаются вовсе.

Практическая реализация «про-идеологической» паранауки выражается посредством различных функций и дисфункций, имеющих немало общих черт с идеологическими и религиозными дисфункциями. Выделяются следующие функции «проидеологической» паранауки: информативная, психотерапевтическая, адаптивная, регулятивная, манипулятивная, интегративная.

Информативная функция «про-идеологической» паранауки проявляется в насыщении жизненного мира индивида сведениями конкретно-идеологического характера. Психотерапевтическая функция заключается в снятии индивидуального и коллективного психологического напряжения посредством приобщения к понятной идеологической парадигме. Адаптивная функция содействует (в созвучии с императивами и интересами идеологии) приспособлению индивида и общества к меняющимся социальным условиям. Регулятивная функция выражается в узакониваемом освобождении человека от принятия индивидуальных решений, в определении поведения людей, в предписывании им принципов, нормативов и порядков, в унификации и кодификации жизнедеятельности индивидов. Манипулятивная функция «про-идеологической» паранауки проявляется в использовании существенно идеологизированных знаний и практик в целях совершенствования политтехнологий, выработки политических образов, лоббирования политических акций, etc. Интегративная функция выражается в консолидации социальных групп в единое целое на фундаменте общих идеологических интересов.

К дисфункциям «про-идеологической» паранауки относятся: дисфункция дезинформации, дисфункция психофизического подавления, субъектно-охранительная, социальноограничительная и дезинтегративная дисфункции. Их реализация способствует распространению дезинформации; причинению вреда здоровью индивида; сохранению политикоэкономического статус-кво; созданию надуманных и искусственных потребностей, мотивов и целей, а также фрустрации эмоциональных, биологических, когнитивных, деятельностных, коммуникативных потребностей индивида; ослаблению социального единства и разжиганию сепаратистских настроений.

Практическая реализация «про-идеологической» паранауки не исключает диалектического перерастания как функции в дисфункцию, так и дисфункцию в функцию. Не только идеологизация порождает паранауку, но и отсутствие разумной, взвешенной и адекватной вызовам современности идеологии и идеологизации. Для защиты от дезинтеграции, порождаемой паранауками, необходима заинтересованность государств в выработке и продвижении типа гражданского мышления, наиболее адекватного развёртывающимся социокультурным процессам, причём не только в региональном масштабе, но и в общемировом.

В заключении диссертации фиксируются итоги исследования, указываются возможные перспективы развития соответствующих теоретических разработок.

Основные положения диссертации отражены в публикациях автора:

1. Головин Д. В. О демаркации вненаучных, ненаучных и околонаучных феноменов // Вестник Орловского государственного университета. Серия: новые гуманитарные исследования. – 2011. – № 5 (19), сентябрь-октябрь. – С. 254-259. (автора – 0,4 п.л.) 2. Головин Д. В. К дефиниции паранауки // Среднерусский вестник общественных наук. – 2011. – № 4. – С. 14–21. (автора – 0, п.л.) 3. Головин Д. В. Своеобразие паранаучных коммуникаций и паранаучных сообществ // Философия: созерцание, рефлексия, коммуникация: коллективная монография / Под ред. проф. В. Н. Финогентова. – Орёл: ООО Полиграфическая фирма «Картуш», 2010. – С. 179–181.

(автора – 0,2 п.л.) 4. Головин Д. В. О взаимоотношениях науки и паранауки // Булгаковские чтения: Сб. науч. ст. по материалам V Всерос. науч.

конф. с междунар. участием / Под общ. ред. Л. И. Пахарь. – Орел: АПЛИТ, 2011. – С. 295–300. (автора – 0,3 п.л.) 5. Головин Д. В. Наука и паранаука: актуальность проблемы демаркации / Мировоззрение в контексте современной культуры: коллективная монография / Под ред. проф. В. Н. Финогентова. – Орёл:

ООО Полиграфическая фирма «Картуш», 2011. – С. 119–126. (автора – 0,4 п.л.) 6. Головин Д. В. Социально-коммуникативные аспекты паранаучных феноменов» // Булгаковские чтения: Сб. науч. ст. по материалам V Всерос. науч. конф. с междунар. участием / Под общ. ред. Л. И. Пахарь. – Орел: АПЛИТ, 2012. – С. 213–220. (автора – 0,5 п.л.) 7. Головин Д. В. Неоднозначность паранаучных феноменов // Взаимоотношения религии и нравственности: история и современность: коллективная монография / Под ред. проф. В. Н. Финогентова. – Орёл: ООО ПФ «Картуш», 2012. – С. 186–191. (автора – 0, 3 п.л.)







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.