WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

                         На правах рукописи

Конусов Габит Тулеутаевич

Мусульманские религиозные институты в Казахстане

(историко-религиоведческий анализ)

Специальность: 09.00.14 – философия религии, религиоведение

                      АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук

                ДУШАНБЕ - 2012

Работа выполнена на кафедре философии и методологии науки Казахского Национального Педагогического Университета имени Абая и обсуждена в Отделе истории и философии религии Института философии, политологии и права имени А.М.Богоутдинова Академии наук Республики Таджикистан


Научные руководители:        доктор философских наук, профессор

       

                                               доктор философских наук, профессор

                                                                                Шамолов А.А.

Официальные оппоненты:  доктор философских наук, Самиев Бобо

  Джураевич, проректор по  научной работе,  Таджикский государственный педагогический университет им. Садриддина Айни.

кандидат философских наук, Рахматуллоев Назрулло, Начальник Отдела международных и

общественных связей Министерства труда и социальной защиты Республики Таджикистан

Ведущая организация: кафедра философии и истории

                                предпринимательства Института

                                       предпринимательства и сервиса

                                       Республики Таджикистан

Защита состоится «31» мая 2012 г. в «___» часов на заседании Диссертационного совета К 047.005.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата философских наук в Институте философии, политологии и права им. А.М. Богоутдинова Академии наук Республики Таджикистан, по адресу: 734025 г. Душанбе, пр. Рудаки, 33.

С диссертацией можно ознакомиться в Центральной научной библиотеке имени И. Ганди Академии наук Республики Таджикистан (734025, г. Душанбе, пр. Рудаки, 33).

Автореферат разослан: «___» _________2012 г.

Ученый секретарь

Диссертационного совета,

кандидат философских наук                                                        З.Усманова

               ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы исследования. В историко-религиоведческой литературе Казахстана мусульманские религиозные институты и объединения до сих пор не становились объектом религиоведческого анализа.

В Центральной Азии, включая Казахстан, многие вопросы религии и религиозного сознания, а также отношения между государством и религией,  правовое регулирование деятельности религиозных объединений и другие процессы, происходящие в религиозной, культурной и социально-политической жизни, не могут быть объективно исследованы без предварительного,  комплексного анализа мусульманских религиозных институтов и их деятельности.

Так, в Казахстане, судя по мнению большинства местных религиоведов, несмотря на наличие конституционных гарантий о равенстве прав и свобод граждан, правовые проблемы некоторых из религиозных институтов и вопросы регулирования их деятельности не нашли своего отражения в законодательстве. В Казахстане также существуют религиозные институты, которые по объективным причинам «не видимы» государству и выстраивают свою деятельность в соответствии с народными обычаями и внутренними традициями. В связи с этим, научное исследование мусульманских религиозных институтов и объединений в Казахстане и Центральной Азии  приобретает особую актуальность.

Кроме того, в постсоветский период в решении многих вопросов религиозной жизни в Казахстане активно участвует новое для казахстанского общества религиозное объединение - Духовное Управление мусульман Казахстана (ДУМК).

ДУМК, выстраивая свою деятельность на основе законодательства Республики Казахстан, как неправительственная организация и институт гражданского общества, выступает выразителем чаяний и нужд верующих. В этом аспекте, наряду с регулярным освещением его деятельности в СМИ, представляется оправданным постоянный интерес отечественных исследователей религии к деятельности ДУМК. 

Актуальность темы мусульманских религиозных институтов усиливается также и тем, что в мусульманской среде по всему миру активизировались движения деструктивного характера. Ее изучение позволит выявить пути обеспечения нормальной религиозной жизни и предотвратить проникновение или распространение в Казахстане и других стран Центральной Азии религиозных тенденций негативного и деструктивного характера.

Также, изучение истории мусульманских религиозных институтов в Казахстане и других странах Центральной Азии позволяет выявить своеобразие и специфику ислама, отличающегося от христианства, с изучения которого академическое религиоведение и берет свое начало, черпает категориально - понятийный аппарат, подходы и методы исследования.

Степень изученности проблемы. Многие вопросы, связанные с историей становления мусульманских религиозных институтов, их распространения в Казахстане, их деятельностью и характера отношений, частично анализируются в фундаментальных трудах по общественному устройству, истории мысли, истории культуры, политической истории и современности Казахстана. К таким трудам относятся работы М.Х. Абусеитовой, И.В. Ерофеевой, C. Зиманова, А.К. Муминова, А. Нысанбаева, А.М. Нургалиева, Н.Д. Нуртазина, Т. С. Саидбаева, О.А. Сегизбаева.1

Необходимо отметить, что изучение ислама в Казахстане происходило в двух направлениях, социокультурном и историко-культурном2. Отличительная черта исследований казахской религиозности выражается в приоритете изучения ислама на его народном уровне, уровне обыденного сознания, народных обычаев и верований, и в меньшей степени - на уровне сознания концептуального. Соотношение этих двух уровней ислама такие  исследователи как З.Г. Джалилов, называют к «старыми вопросами» исследования ислама в Казахстане.3

Проблеме мусульманских религиозных институтов, их современного состояния, вопросам их истории в Казахстане, посвящены труды многих современных ученых-историков культуры, таких как  А.К. Муминов, З.З. Жандарбек, З.З. Ибадуллаева, Р.М. Мустафина, А.П. Абуов и др. Предметом их исследований выступают казахские ожа, муллы и институты суфизма.4

У зарубежных исследователей занимающихся исламом в Среденей Азии и Казахстане можно выделить работы С.Н. Абашина, Б.М. Бабаджанова,  А.Д. Кныша, А. Мухаммадходжаева, К.Олимова, С.М.  Прозорова, Л.А. Чвырь, А.А. Хисматулина, А.А. Игнатенко и др.5 Трудами этих ученых пополняются не только сведения об истории мусульманских религиозных институтов в Казахстане, но в них также находит отражение их деятельность на современном этапе.

К междисциплинарному или социологическому направлению в изучении ислама можно отнести труды:  К.Ш. Шулембаева, В.Д. Курганской, А.Г. Косиченко, Г.Д. Мухтаровой, А.К. Султангалиевой и др.6

Рассматривая различные аспекты истории и современности ислама в Казахстане, они осветили вопросы внешних воздействий на мусульманские религиозные институты. Наиболее серьезные воздействия на религию и религиозные институты оказали процессы секуляризации в советском Казахстане и современная политика государства.

И.П. Добаевым, А.А.Игнатенко, А.В. Малашенко, Р.Г. Ландой  и другими зарубежными исследователями, изучающими проблемы современного ислама, раскрываются различные аспекты ислама и его институтов как фактора в процессах глобализации, международной и внутренней политики стран Востока.7

Работы правоведа Р.А. Подопригоры, государственных служащих А.М. Мухашева и В.А. Иванова посвящены вопросам правового регулирования деятельности религиозных объединений, в том числе мусульманских, а также  вопросам государственно-религиозных отношений в Казахстане.8

Важным достижением последних двух десятилетий в исследовании ислама можно считать участие в нем религиозных деятелей, например: М-Х. У. Алсабекова, А. Дербисали, Р. Нысанбай улы  (в Казахстане),  в России Р. Гайнутдина, и других, которые своими публикациями способствуют лучшему пониманию взглядов мусульманских лидеров, касающихся места и роли мусульманской общины в современном обществе. В этих трудах особое внимание уделено проблеме адекватного определения и оценки роли  ислама в истории культуры казахов, таджиков, других народов, обитающих в странах Центральной Азии и других стран и регионов распространения ислама, включая Российскую Федерацию.9

В целом, анализируя литературу, посвященную религиозной жизни в Казахстане, следует отметить, что в ней затрагиваются различные аспекты религии и религиозной жизни во всех её положительных и негативных проявлениях, её идеологии, организации и деятельности. Однако, не умаляя достижений исследователей ислама в Казахстане, необходимо отметить, что комплексный историко-религиоведческий анализ мусульманских религиозных институтов в Казахстане до сих пор не являлся предметом специального исследования.

Объектом диссертационного исследования являются мусульманские религиозные институты.





Предметом диссертационного исследования являются мусульманские религиозные институты в Казахстане.

Цель и задачи исследования. Цель исследования – комплексный анализ мусульманских религиозных институтов  в Казахстане.

Для достижения этой цели необходимо было решить следующие задачи:

  • Раскрыть содержание понятия «мусульманские религиозные институты».
  • Предложить новую обобщенную типологию мусульманских религиозных институтов, выявить факторы их разнообразия;
  • Выявить общие особенности и специфику суфийских институтов в Казахстане;
  • Выявить общее и особенное казахских кожа в религиозной практике;
  • Оценить степень влияния государства на мусульманское духовенство на примере религиозной политики царской России в отношении своих подданных-казахов;
  • Определить степень влияния советской модернизации на специфику мусульманских религиозных институтов в Казахстане;
  • проанализировать деятельность Духовного управления мусульман Казахстана как института гражданского общества в современном Казахстане;

Теоретической базой исследования послужили концептуаль­ные идеи и положения классиков философской мысли, известных отечественных и зарубежных исследователей по истории философии и религии.

Методологическими принципами исследования являются общие и частные методы научного исследования, анализ и синтез, сравнительный, объективный, исторический и философский методы исследования историко-философских проблем религии и религиозновй жизни. Анализируя мусульманские религиозные институты и объединения как  компонент  религиозной практики казахов и как категории социально-гуманитарных наук, автор руководствовался общенаучными принципами социального  познания.

Научная новизна исследования. В настоящей работе впервые предлагается анализ процесса становления и функционирования мусульманских религиозных институтов в Казахстане. Доказывается, что мусульманские религиозные институты являются показателями внутренне противоречивого проявления ислама в Казахстане, в его региональной, этнической форме бытования, с характерными для него особыми (национальными, исключительно казахскими) и общими (для всех мусульманских народов и национальностей) чертами. В диссертации обобщены, упорядочены взгляды и оценки казахстанских специалистов различных отраслей  социально-гуманитарного знания.

В работе получены следующие результаты, обладающие новизной:

  • Раскрыты социокультурные контексты понятия «мусульманские религиозные институты».
  • Предложена новая обобщенная типология мусульманских религиозных институтов Казахстана, на основании которой выстроена их классификация.
  • Выявлены общие и особенные черты суфийских институтов, выработанные на протяжении истории ислама в Казахстане;
  • Раскрыты основные определения казахских ожа в средневековом казахском обществе и в современном Казахстане;
  • Освещена роль политики государства в деле сохранения своеобразия мусульманских религиозных институтов у казахов на примере Российской Империи;
  • Раскрыта внутренняя логика изменений в мусульманской общине, в частности, в деятельности мусульманского духовенства в советский период.
  • Раскрыта деятельность ДУМК как института гражданского общества, показано значение и роль ДУМК в современных религиозных и социальных процессах в Казахстане.

       Основные положения диссертации, выносимые на защиту:

  1.        Категория «мусульманские религиозные институты» может быть использована в качестве исламоведческой категории при анализе различных аспектов религиозной жизни современного общества. Ее применение вызвано необходимостью всестороннего изучения религиозной жизни мусульман в повседневно-бытовом, социальном и политическом измерениях. Данная категория может служить теоретической моделью, раскрывающей различные аспекты функционирования мусульманской общины. При этом необходимо отличать мусульманские религиозные институты в Казахстане и Центральной Азии от международных религиозно-политических организаций.
  2. Предлагается различать два типа мусульманских религиозных институтов: 1) общественные религиозные институты наподобие ДУМК, 2) традиционные религиозные институты (накшбандийа, ясавия, кожа). Внутренняя иерархия во всех религиозных институтах зависит от конкретно-исторических условий, уровня развития общества, культурных особенностей регионов распространения ислама. Если в среде духовенства иерархия существует, то в суфийских братствах она отсутствует.
  3. Институты суфизма сыграли решающую роль в исламизации предков казахов, и во многом способствовали выработке этнической формы бытования ислама у казахов. Тарикаты, существенно влияя на становление казахской религиозной духовности, выработали особенные черты: коллективное членство казахских родов, отсутствие иерархической структуры вершиной которой выступал бы шейх аш-шуйух. Институты суфизма продолжают существовать в общине на новых основаниях, в форме  личного непосредственного членства верующего в тарикате, в полном отсутствии вакфного имущества: они характеризуются отсутствием контроля и регистрации со стороны государства и выстраивают свою деятельность на внутренней традиции и народных обычаях.
  4. Существуют четыре определения казахских кожа: кожа как сословие средневекового казахского общества; как потомки местных мусульманских святых; кожа как этноконфессиональная группа и как потомки семьи Пророка Мухаммада. Однако, только последние два определения могут быть применены при анализе современной религиозной жизни в Казахстане.  Современные казахские ожа до сих пор пользуются уважением среди верующих в пределах этнической формы бытования ислама в новых для общины условиях.
  5. Религиозная политика Российской Империи на мусульманских окраинах способствовала трансформации религиозных институтов и учреждений.  К ним можно отнести «указных» и «самозваных» мулл, латентное и нелегальное мусульманское образование. Мусульмане в создаваемых властями условиях выработали традиции прямого содержания мусульманского духовенства, как следствие существенного сдерживания вакфного. Наряду с историко-культурными, социально-экономическими факторами, политика как целенаправленная деятельность государства влияет на формы организации мусульманских религиозных институтов и на их своеобразие.
  6. Советская модель модернизации в Казахстане актуализировала и ускорила процессы, ранее происходившие в мусульманской общине. В части деятельности мусульманских религиозных институтов, это выразилось, в образовании Духовных Управлений по образцу Оренбургского Магометанского Собрания там, где ранее их не было (Северный Кавказ, Средняя Азия, Сибирь), появлению «красных мулл», еще большему укоренению нелегального или латентного религиозного образования в виде так называемых «худжра».
  7. В настоящее время светский характер государства, официальное отделение религии от государства, и конституционные гарантии свободы вероисповедания, оказывают решающее влияние на формы организации мусульманских религиозных объединений в Казахстане. При этом ДУМК, наряду с его основными функциями,  выступает как сторона государственно-исламских отношений, межрелигиозного диалога, международных связей мусульманской общины, В современном Казахстане сохраняются и функционируют выработанные на различных этапах становления ислама традиционные институты, а также формируются такие новообразования в мусульманской среде, как женские, молодежные и общественно-политические, благотворительные и другие неправительственные организации. Также проявляют активность некоторые экстремистские организации.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Полученные при подготовке диссертации результаты, могут быть использованы, при подготовке практического пособия, справочника для работников государственных учреждений и организаций, занимающихся выстраиванием государственно-исламских отношений в Казахстане. Кроме того, настоящая работа может выступить основанием для спецкурса, посвященного мусульманским религиозным институтам в Казахстане.

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы диссертационного исследования отражены в 11 публикациях, среди которых статьи в рекомендованных ВАК РФ и Комитетом по контролю в сфере образования и науки Казахстана, в научных журналах, и материалах международных конференций. Диссертационная работа обсуждена на заседании кафедры философии и методологии науки Казахского национального педагогического университета имени Абая и на заседании отдела истории и философии религии Института философии, политологии и права имени А.М.Богоутдинова Академии наук республики Таджикистан.

Структура диссертации. Диссертационная работа состоит из введения, 2-х глав, включающие шесть параграфов, заключения,  списка использованной литературы.

 

             

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

       Во введении обосновывается актуальность темы, определяются степень её изученности, цели и задачи, объект и предмет,  теоретические основы и методологические принципы исследования, сформулированы основные положения, выносимые на защиту, указываются практическая значимость диссертационной работы и её апробация.

       Первая глава диссертации «Теоретико-методологические основания исследования» состоит из трех параграфов. Первый параграф -  «Академическое исламоведение как научный метод изучения ислама» посвящена общим вопросам методологии изучения религиозных явлений и институтов в рамках историко-философской и религиоведческой науки. Такой выбор обосновывается автором необходимостью разграничения научного исследования ислама, богословия, свободомыслия и атеизма как типов изучения религии на теоретическом уровне.

       Исходным тезисом при этом выступает отсутствие единодушия в понимании религии на обыденном уровне, которое характерно и для теоретического уровней познания религии. Поэтому, автор, обращаясь к некоторым определениям научного исследования религии, таким как изучение «извне»10 и религиозно-нейтральное изучение,11 характеризует академическое исламоведение  как часть академического религиоведения, одного из наиболее общих типов раскрытия религии, отличающейся своей мировоззренческой нейтральностью, и направленностью на раскрытие религии в интересах общества в целом.

       В соответствии с традиционным разделением религиоведческого знания на два уровня - исторический и теоретический, в работе выделены четыре наиболее распространенные подходы в изучении ислама: востоковедческий; этнографический; политологический; социологический.

       При сохраняющемся множестве подходов в изучении ислама, отмечается, что единство предмета исследования неизбежно ведет к взаимному сближению многого другого, что составляет научное знание и отличает его от атеизма, свободомыслия и мусульманского богословия.

       Во втором параграфе первой главы - «Содержание понятия «мусульманские религиозные институты»  детально анализируется категориально - понятийный аппарат, использующийся в религиоведческих исследованиях, посвященных мусульманской общине. К таким категориям относятся, например: религиозное объединение, мусульманское духовенство, мусульманская церковь, мусульманские секты, и некоторые другие, посредством которых ученые-ориенталисты раскрывают социальное устройство той или иной определенной мусульманской общины.

       Например, термин религиозное объединение, заимствованный из правоведческой науки, в условиях Казахстана как светского государства распространяется не только на мусульманскую, но и на остальные функционирующие в этой стране общины.

       Понятия «мусульманское духовенство» и «мусульманская церковь» отражают существующее в мусульманской общине расслоение, а категория «мусульманская секта» - присущее исламу разделение на течения и толки.

       На этом основании автор приходит к выводу о том, что при высокой степени исследованности проблемы, у ученых - исламоведов имеются расхождения как терминологического, так и теоретико-методологического плана. При этом, «мусульманские религиозные институты» выделяется как категория, содержание которой наиболее полно включает современные и исторические мусульманские институты, будь то мусульманское духовенство или новые религиозные движения у мусульман.

       Третий параграф первой главы -  «Критерии классификации мусульманских религиозных институтов» посвящен выявлению общего и особенного в мусульманских религиозных институтах. Понятие «общее» выражает  признаки, общие для всех мусульманских религиозных институтов, а «особенное» - критерии дальнейшей классификации мусульманских религиозных институтов на типы, виды и формы.

       Наиболее характерной чертой ислама, следуя за мнением историков мусульманской культуры, автором называется секта. Некоторые из мусульманских сект, в свою очередь, в ходе своего исторического развития систематизируют свое учение и формируют собственное духовенство. Мусульманские общественные объединения автором выделяются в особый тип мусульманских религиозных институтов, названных условно «новообразованиями».

       В ходе изучения данного вопроса, выделены критерии классификации сект, мусульманского духовенства и новообразований. Так, мусульманские секты традиционно классифицируются по времени возникновения (ранние или периода лимитированного плюрализма12, Нового Времени13 и современные14). Также, автор делит их на: 1) секты, прекратившее существование; 2) существующие секты.

Другим критерием классификации сект  выступает деление на традиционные (системные) и нетрадиционные (внесистемные).

       Среди религиозных институтов Казахстана мусульманское духовенство выделяется своим сложным составом. К мусульманскому духовенству, обычно относят несколько институтов: муллы или улама, главы суфийских групп, и «члены Семьи Пророка».

       Муллы -  это люди, сознательно выбравшие религиозную деятельность прошедшие специальное обучение и получающие за это вознаграждение. «Семью Пророка» составляют люди, возводящие свое происхождение к наиболее почитаемым персонажам мусульманской истории, в том числе к Али ибн Аби Талибу и др.

       К последнему типу мусульманских религиозных институтов отнесены т.н. «новообразования», которым характерно отсутствие собственного религиозного учения, нацеленность на достижение мирских целей, и относительно недолгий срок существования. Происхождение этого типа мусульманских религиозных институтов однозначно связывается с процессами, протекающими на мусульманском Востоке начиная с Нового Времени. Среди них, разложение сословного разделения, урбанизация и др.

       Таким образом, автор приходит к тому, что мусульманское духовенство и есть религиозные  институты, где в наибольшей мере проявляется этническая, культурная, социально-политическая специфика.

       Во второй главе - «Мусульманские религиозные институты в Казахстане», состоящей из трех параграфов, раскрываются специфические и особенные черты мусульманского духовенства в Казахстане.

       Первый параграф второй главы -  «Институты суфизма», посвященный  раскрытию суфийских институтов в Казахстане, начинается с анализа наиболее характерных и общих черт суфийских институтов.

       К общим чертам суфийских институтов отноятся: 1) повсеместное их распространение; 2) суфийские учреждения текке или ханака, как правило, выступали очагами религиозного образования; 3) по мере роста популярности суфизма отмечена вовлеченность в мирские дела, в том числе и политику.

       На этом основании, автором формулируются условия, при которых выстраивается дальнейшее изучение суфийских институтов в Казахстане: Первое, суфизм у казахов не может быть понят как ухудшенная, упрощенная копия правильного суфизма.  Второе, суфизм у казахов, не может быть понят и как нечто вневременное. Третье, суфизм и ислам, в каких бы комбинациях не рассматривались, неизменно предполагают друг друга.

       В основном, мирный характер распространения ислама у кочевников-тюрков, кочевое скотоводство как экономическая основа, и специфическое политическое устройство названы внешними условиями, повлиявшими на специфику тюркского суфизма. Другой группой условий специфики суфийских институтов в работе выступают: тюркский язык суфийского ритуала, проповеди и суфийской литературы, специфика родоплеменнной структуры казахского этноса.

       На этом основании диссертантом сформулированы основные характерные черты суфизма у казахов в средневековье: коллективное членство казахских родов; отсутствие иерархической структуры вершиной, которой выступал бы шейх аш-шуйух; переход казахов из одного тариката в другой осуществлялся через переход суфийского шейха, ведавшего религиозной жизнью казахского рода, одновременно выступавшего в этом случае и как суфийская община.

       В XX веке в Казахстане произошли изменения, которые не могли не сказаться на суфийских институтах. К ним отнесена советская модернизация, которая привела к распаду казахских родов – коллективных членов суфийских тарикатов. Кризис суфизма продолжается и ныне, в связи со светским характером Республики Казахстан, Конституция которой гарантирует свободу совести.

       В новых условиях успешно прижились лишь ишаны (шейхи),  сохранившие цепочку духовной преемственности, а некогда распространенные дервиши (дуана) не пережили модернизации.

       Второй параграф второй главы – «Казахские кожа» - посвящен раскрытию общего и особенного у другой составной части мусульманского духовенства в Казахстане, называемой кожа.

Обзор литературы позволил автору выделить следующие определения казахских кожа. Во-первых, следуя мусульманской богословской традиции их можно назвать «Семьей Пророка». Во-вторых, исходя из точки зрения места и роли в средневековом казахском обществе, их называли религиозным сословием. В-третьих, учитывая имеющиеся различия от остальных казахов, в быту, в вопросах семьи и брака и т.д., их можно назвать этнорелигиозной группой в составе казахского этноса. И, в-четвертых, беря за основание роль их предков в истории культуры, современных казахских кожа называют потомками мусульманских святых. Анализ положения казахских кожа, в прошлом и современности позволил прийти к выводу, что только два определения, связанные с принадлежностью к семье Пророка и этноконфессиональной принадлежностью могут быть применены при анализе современной религиозной жизни в Казахстане. 

       В силу имеющихся расхождений в понятии кожа закономерно наличие нескольких точек зрения в их происхождении: 1) Р.М. Мустафина убеждена в том, что они действительно являются потомками арабских завоевателей; 2) В.Н. Басилов считает, что «с варваризацией суфизма духовное родство осмысливалось как родство физическое»; 3) Согласно мнению Д.В. Микульского, привилегированные группы, образовавшиеся из пришлых, соединялись с элитарными сословиями, существовавшими в Центральной Азии прежде, еще в доисламскую эпоху.15

               Третий параграф второй главы - «Религиозные знатоки ислама: истоки и современность» посвящен раскрытию специфики деятельности мулл в  Казахстане в разные исторические периоды. В начале этого параграфа диссертант на основе анализа источников и научной литературы изучает степень влияния политики Российской Империи на формирование религиозной культуры казахов. Затем, он акцентирует внимание на процесс модернизации в советском периоде, осуществленный тогдашним руководством страны, результаты которого и сегодня сказываются на деятельности мусульманского духовенства. В конце этого параграфа рассматривается  деятельность мулл в современном, постсоветском Казахстане. Согласно диссертанту, деятельность мусульманского духовенства в Казахстане осуществляется в условиях широкого и устойчивого консенсуса относительно светского характера государства, с характерными для него гарантиями свободы совести и режимом отделения религиозных объединений от государства.

       В заключении обобщаются и формулируются результаты, достигнутые в ходе осуществления диссертационного исследования.

       Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих публикациях автора:

       1. К вопросу об определении понятия мусульманские религиозные

институты// Философский альманах Современность: мир мнений. – 2010. - №2. – С. 111-115 (0,2 п.л.).

       2. Категориально-понятийный аппарат изучения мусульманской общины // Сборник материалов второй заочной международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы науки, практики и вероисповедания на современном этапе»/ Ред. А.Н. Попова. Вып.1. Красноярск, 2010. – С. 58-61 (0,1 п.л.).

  1. Некоторые критерии классификации мусульманских религиозных

институтов//Философский альманах Современность: мир мнений. – 2010. - №3.- C. 127-133 (0,2 п.л.).

       4. Общее и особенное у суфийских институтов в Казахстане// Философский альманах Современность: мир мнений. – 2010. - №3. –С. 82-87 (0,2 п.л.).

       5. Некоторые аспекты деятельности Духовного Управления мусульман

Казахстана// Поиск - Ізденiс. Серия гуманитарная. – 2010. -№4. – С.186-190 (0,2 п.л.).

       6. Общее и особенное у суфийских институтов в Казахстане//"Вестник

Казахского гуманитарно-юридического университета". – 2010. №4. –С. 22-26. (0,1 п.л.).

       7. Духовное Управление мусульман Казахстана и новые религиозные

движения//MaterialyVIMiedzunarodowejnaukowi-praktycnejkonferencji «Naukaiinnovacja – 2010». Przemysl, 2010.- Vol.6. –С. 63-66.(0,1 п.л.).

       8. Новые религиозные движения и деятельность Духовного Управления

мусульман Казахстана//Новые религиозные движения и проблема сохранения национальной и государственной идентичности современного Казахстана: Материалы международной научно-практической конференции, посвященной 65-летию доктора философских наук, профессора Б.К. Кудайбергенова и 10-летию религиоведческого образования / Под ред. Г.М. Мутанова. Алматы, 2010. – С. 161-165 (0,1 п.л.).


1 Абусеитова М.Х. Казахское Ханство во второй половине XVI века. Алма-Ата: Наука, 1985; Абусеитова М.Х., Абылхожин Ж.Б., Кляшторный С.Г., Масанов Н.Э., Султанов Т.И., Хазанов А.М. История Казахстана и Центральной Азии: учебное пособие. Алматы: «Дайк-Пресс», 2001; Ерофеева И.В. Родословные казахских ханов и кожа XVIII-XIX вв. (история, историография источники). – Алматы: “ТОО Print-S”, 2003; Зиманов С.З. Общественный строй казахов первой половины XIX века. Алма-Ата: Наука, 1958; Муминов А.К. Казахские ходжи // SHYGYS. – №1, 2004; Нысанбаев А.Н., Артемьев А.И., Колчигин С.Ю., Косиченко А.Г., Сыроежкин К.Л., Хамидов А.А., Бисенбаев Ф.К. Религия в политике и культуре современного Казахстана. Астана: Елорда, 2004; Нысанбаев А. Философия взаимопонимания. Алматы: Казак энциклопедиясы, 2001; Нургалиева А.М. Очерки по истории Ислама в Казахстане. Алматы: «Дайк-Пресс», 2005; Нуртазина Н.Д. Народы Туркестана: Проблемы Ислама, интеграции модернизации и деколонизации (на рубеже XIX-XX веков). Алматы: «аза Университеті», 2008; Нуртазина Н.Д. Борьба с исламом. Религиозная политика  Советской Власти в Казахстане в 20-40-е годы XX века. Алматы: «аза Университеті», 2008; Саидбаев Т.С. Ислам и общество. Опыт историко-социологического исследования. Изд. 2-е доп. М.: «Наука», 1984; Сегизбаев О.А. История казахской философии: от первых архаичных представлений древних до философии развитых форм  первой половины XX столетия. Учебник для вузов. Алматы: «Гылым», 2001 и др.

2Филиппова М.И. Общественные функции ислама в современном американском исламоведении. М., 1989..-С.15.

3Джалилов З.Г. Ислам и общество в современном Казахстане. Алматы, 2006. –С..181.

4Муминов А.К. Казахские ходжи // SHYGYS. – №1, 2004; Жандарбек З. З. «Насаб-нама» нсалары жне тркі тарихы. Алматы: «Дайк-Пресс», 2002 (на каз. яз.); Жандарбек З. З. Йасауи жолы жне аза оамы. ылыми зерттеу. Алматы: «Ел Шежире», 2006 (на каз. яз.); Ибадуллаева  З.О. аза халыны рамындаы ожалар (тарихи-этнографиялы зерртеу): тарих ылымдарыны кандидаты дрежесін алу шін дайындалан диссертацияны авторефераты. Алматы, 2001. – 31 (на каз. яз.); Мустафина Р.М. Ислам в Казахстане в советский период // Отан Тарихы (Отечественная История), 2003, № 4; Абуов А.П. Мировоззрение Ходжа Ахмета Ясави и его место в истории казахской философии. Автореф. дисс. докт. филос. наук.  Алматы, 1997;

5 Абашин С.Н. Ислам и культ святых в Средней Азии // Этнографическое обозрение, 2001, №3; Абашин С.Н. Потомки святых в современной Средней Азии // Этнографическое обозрение.,2001,  №4; Бабаджанов Б.М., Муминов А.К., фон Кюгельген А. Диспуты мусульманских религиозных авторитетов в Центральной Азии в XX веке. Алматы: «Дайк – Пресс», 2007; Кныш А.Д. Мусульманский мистицизм: краткая история /пер. с англ. Романов М.Г.  СПб.: «ДИЛЯ», 2004; Мухаммедходжаев А. Гносеология суфизма. Душанбе: Дониш, 1990; Олимов К. Хорасанский суфизм. Душанбе, 1994; Прозоров С.М. Ислам как идеологическая система.  М.: Вост.лит, 2004; Чвырь Л.А. обряды и верования уйгуров XIX-XX вв.: очерки народного ислама в Туркестане. М.: Вост. лит., 2006; Хисматулин А.А. Суфизм.  СПб.: «Азбука-классика», «Петербургское востоковедение» , 2008; Игнатенко А.А. Халифы без халифата. Исламские неправительственные религиозно-политические организации на Ближнем Востоке: история, идеология, деятельность. М.: Главная редакция восточной литературы издательсва «Наука», 1988 и др.

6 Шулембаев К.Ш. Маги, боги и действительность (общее и особенное в религиозных верованиях казахов). Алма-Ата: «Казахстан», 1975; .Шулембаев К. Ш. образ жизни, религия, атеизм: общее и особенное в образе жизни и религиозных верованиях казахов и вопросы атеистического воспитания.  Алма-Ата: «Казахстан», 1983; Косиченко А.Г., Нысанбаев А.Н., Кенисарин Д.А., Мельник Е.В. и др. Ислам и христианство: возможности духовной консолидации народов Казахстана. Алматы: Институт Философии и политологии МОН РК, 2001; Курганская В.Д., Косиченко А.Г. Ислам и исламские лидеры в Южном Казахстане. Алматы: Центр гуманитарных исследований, 2005; Мухтарова Г.А.  Ислам в Советском Казахстане Автореф. дисс. докт. истор. наук. Уральск, 2007; Султангалиева А.К. Эволюция ислама в Казахстане //  http://www.ca-c.org/journal/cac-05-1999/st_06_sultangal.shtml и др.

7 Добаев И.П. Политические институты исламского мира: идеология и практика. Ростов-на-Дону: Издательство СКНЦ ВШ, 2001; Он же. Исламский радикализм: социально-философский анализ. Ростов-на-Дону: Издательство СКНЦ ВШ, 2002; Игнатенко А.А. Халифы без халифата. Исламские неправительственные религиозно-политические организации на Ближнем Востоке: история, идеология, деятельность. М.: Главная редакция восточной литературы издательсва «Наука», 1988; Малашенко А.В. Исламское возрождение в современной России. М.: Неостром, 1998; Он же. Исламская альтернатива и исламистский проект. М.: «Весь Мир», 2006; Ланда Р.Г. Политический ислам: корни и эволюция // Россия и мусульманский мир: Бюллетень реферативно-аналитической информации., 2006., №10 (172). - С. 192-210; Она же.  Глобализация и политический ислам // Новая и Новейшая история., 2011,  № 2. - С. 24-31 и др.

8 Подопригора Р.А. Государство и религиозные организации (административно-правовые вопросы). Алматы: Аркаим, 2002; Он же. О свободе вероисповедания и религиозных объединениях: комментарий к закону Республики Казахстан. Изд. 3-е, перераб. и доп. Алматы: Юрист, 2002.

9 Алсабеков М-Х. У. Духовность и свобода человека в Исламе. Алматы, 2005; азастан мсылмандары діни басармасыны траасы, Бас Мфти бсттар ажы Дербісліні 2000 жылды маусымы мен 2001жылды маусымы аралыындаы атаран басты іс-шаралары. Алматы: ДМБ баспасз ызметі, 2001 (на казахском яз.); Нысанбайулы Р. Ислам – истинная религия Аллаха /ред. Мышанов Б.К. Алматы: «Рауан», 2000 и др.

10Игнатенко А.А. Ислам в XXI веке: Главные направления исследования  //  http://i-r-p.ru/page/stream-library/index-19572.html.

11Нысанбаев А.Н., Артемьев А.И., Колчигин С.Ю., Косиченко А.Г., Сыроежкин К.Л., Хамидов А.А., Бисенбаев Ф.К. Религия в политике и культуре современного Казахстана.  Астана, 2004. -С.13.

12Прозоров С.М. Ислам как идеологическая система.  М., 2004.. –С. 376-377.

13См. напр.: Степнанянц М.Т.Мусульманские концепции в философии и политике (XIX-XX вв.). М., 1982. -С. 75.

14Игнатенко А.А. Расколотая умма в ожидании судного дня // http://i-r-p.ru/page/stream-library/index- 2335.html.

15Абашин С.Н. Потомки святых в современной Средней Азии // Этнографическое обозрение. – 2001. – №4,

С.66-67.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.