WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Бугаенко Юлия Юрьевна

молодежные девиации в контексте трансформаций Правовой культуры современного общества

(социально-философский анализ)

09.00.11 –  Социальная философия

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени доктора

философских  наук

Краснодар – 2012

Работа выполнена в ФГКОУ ВПО «Краснодарский университет

МВД России»

Научный
консультант:

доктор философских наук, профессор

Агафонов Юрий Александрович

Официальные
оппоненты:

Дмитриев Анатолий Васильевич

доктор философских наук, профессор

Федеральное государственное

бюджетное учреждение науки

Институт философии Российской

академии наук, главный научный

сотрудник;

Гараева Галина Фаизовна

доктор философских наук, профессор

Северо-Кавказский филиал ФГБОУ ВПО «Российская академия правосудия», заместитель директора по научной работе

Тилинина Татьяна Валентиновна

доктор философских наук, профессор

ФГБОУ ВПО «Кубанский государственный университет», профессор кафедры философии.

Ведущая
организация:

ФГБОУ ВПО «Краснодарский государственный университет культуры
и искусств»

Защита состоится «21» декабря 2012 г. в 13.00 на заседании диссертационного совета ДМ 203.017.01 по философским и социологическим наукам при Краснодарском университете МВД России (350005, г. Краснодар, ул. Ярославская, 128, зал заседаний диссертационного совета).

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Краснодарского университета МВД России (350005, г. Краснодар, ул. Ярославская, 128).

Автореферат разослан «20» сентября  2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета  С.Г. Черников

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Перечисляя негативные характеристики современного общества, касающиеся молодого поколения,  мы вынуждены на одно из первых мест выделить далеко зашедшее развитие девиантных, криминогенных процессов, мрачную уголовную статистику, наркоманию, проституцию и многое другое, что, прежде всего, имеет отношение к правовой сфере.

Никто уже не пытается оспаривать того очевидного факта, что количество и характер правонарушений в молодежной среде вызывает глубокие опасения, что девиация и криминализация затронула многие молодежные группы, что в молодежной среде активно распространяются нетрадиционные для нее виды преступности.

С одной стороны, можно констатировать общее понижение уровня правосознания и правовой культуры, что выражается в растущей криминализации и теневизации общества, во все большем отчуждении молодого поколения от правоохранительных органов, нарастании нигилистического отношения к праву.  Как отмечает, в частности, В.И. Добреньков, в условиях глобализации:  «ситуация в сфере правопорядка катастрофична...Произошла колоссальная нравственно-психологическая деградация, деморализация населения…»1. Но, если взглянуть с другой стороны, смысловым центром социальных трансформаций глобализирующегося общества,  является ориентация на формирование в конечном счете гражданского общества, неотъемлемым атрибутом которого является правовое государство во всей полноте этого понятия. А это предполагает специфический тип и высокий уровень массового правосознания и правовой культуры, никогда не имевших места во многих регионах мира, в том числе, и в России, поскольку здесь всегда, во все исторические периоды власть доминировала над правом. Именно взяв за точку отсчета указанные характеристики гражданского общества, мы лучше сможем оценить масштабы мирового кризиса в правовой сфере. Отсюда вытекает необходимость глубокой социально-философской рефлексии над проблемами и тенденциями развития правовой культуры современного общества, что обосновывает теоретическую актуальность данной проблемы.

Но с другой стороны назрела и практическая актуальность данной проблемы. В Послании Президента Российской Федерации Федеральному Собранию от 5 ноября 2008 г. Д.А. Медведев отметил, что - «явно перезрел вопрос создания новой глобальной архитектуры безопасности»2. Ранее, в выступлении на Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности 10 февраля 2007 г., В.В. Путин отмечал, что «проблематика безопасности намного шире вопросов военно-политической стабильности»3. Подобные заявления политических лидеров активизируют научный и практический интерес к различным аспектам проблемы безопасности, в том числе, и связанным с молодежными девиациями в контексте трансформаций правовой культуры современного общества.

Несмотря на то, что правовая культура как феномен и категория относится, в первую очередь, к предметной области правоведческих дисциплин, ее исследование в абстрактно-правовом ключе обязательно должно дополняться социально-философским анализом, обращенным на поиск социальных и социетальных факторов и закономерностей, на изучение влияния на правовую культуру россиян исторической, социокультурной, социально-когнитивной специфики правопонимания.

Необходимо глубоко и всесторонне исследовать связь между правовой культурой, правосознанием, правовым поведением и его институционально-нормативной регуляцией, характер которой определяется спецификой сложившегося в обществе институционального пространства. Потребность в таком направлении анализа проистекает из понимания институтов как устойчивых нормативных траекторий, определяющих направленность социальных практик на конкретно-эмпирическом уровне. Развитие процесса институциональной трансформации общества, характер его протекания, степень корреляции между преобразованиями в системе институтов права и соответствующими изменениями других социетальных подсистем, наличие и характер институциональных лакун в значительной мере влияют на отношение населения к праву и его выражение в правовой культуре.

Применительно к состоянию современных молодежных субкультур  все чаще исследователи используют понятие аномии, имея в виду отсутствие в них однозначно функционирующей и безотказной системы социального и правового контроля и, в частности, правового воздаяния. Это состояние характеризуется образованием ценностного вакуума и актуализацией правового нигилизма и скептицизма, сформировавших в молодежной среде особые типы правовой культуры. Накопленный за последние годы исследовательский материал в области изучения историко-социокультурной специфики современного  общества, институциональных трансформаций позволяет рассматривать феномен молодежных девиаций в контексте трансформаций правовой культуры современного общества на качественно новом уровне концептуального синтеза.

Все сказанное позволяет сделать вывод о том, что молодежные девиации в контексте трансформаций правовой культуры современного общества должны рассматриваться как социальный феномен, во всей полноте своей социальной обусловленности системой взаимосвязанных внеправовых факторов и своих социальных эффектов и следствий.

Таким образом, актуальность темы настоящей диссертации определяется  состоянием правовой культуры и правосознания в молодежной среде, негативной ситуацией в сфере правоотношений и правовой регуляции, необходимостью глубокого исследования влияния социетальных трансформаций на характер молодежных девиаций в контексте трансформаций правовой культуры современного общества.

Степень научной разработанности темы. В современной отечественной и зарубежной специальной литературе немалое внимание уделяется проблеме современного трансформирующегося общества. Хотя изучение процессов, связанных с трансформацией общества, началось сравнительно недавно, можно отметить, что стратегические  аспекты жизни личности уже нашли отражение в исследованиях Р.Ф. Абдеева, У. Бека, Л. Е. Варакина, А. Д. Елякова, В. Л Иноземцева, Н. В. Корытниковой,  И. А. Мальковской, Д. А. Силачева, Э. Тоффлера., др. Из этих работ можно сделать вывод, что говоря о постиндустриальном обществе, его следует принимать не в буквальном смысле, а рассматривать как ориентир, тенденцию изменений в современном западном обществе. В целом эта модель ориентирована на будущее, но в развитых западных странах уже сейчас можно назвать целый ряд вызванных современными технологиями изменений, таких как:  структурные изменения в экономике, (особенно в сфере распределения рабочей силы); возросшее осознание важности информации; растущее осознание необходимости компьютерной грамотности; широкое распространение информационной технологии; поддержка правительством развития компьютерной микроэлектронной технологии и телекоммуникаций.

В свете этих изменений, современное общество можно определить как общество, в котором качество жизни так же как перспективы социальных изменений и экономического развития в возрастающей степени зависят от производства услуг, а не товаров, информации, и ее эксплуатации. В таком обществе стандарты жизни, формы труда и отдыха, система образования и рынок находятся под значительным влиянием достижений в сфере информации и знания.

Кроме того, в указанных работах отмечено усиление роли неконтролируемых человеком сил и тенденций, что ведет к нарастанию неуверенности, неопределенности и становится серьезным препятствием для проявления потенциала личности в условиях информатизации общества. Этот аспект тоже требует дальнейшего изучения.

В традиционном обществе молодежь является зависимой социальной группой, направляется старшим поколением, в результате чего молодые люди имеют «статичные» перспективы. В динамических современных обществах, молодежь обладает, несомненно, большим жизненным ресурсом, так как выступает и резервом развития будущего, и обладает определенными достиженческими позициями, отличающими ее от других групп.

Молодежь как носительница обусловленных психологических и социальных черт представлена в работах таких авторов как Дж. Колеман, Ф. Райс, С. Холл, Х. Шельски, Э. Эриксон. Научное рассмотрение феномена молодежи способствовало специализации социологического знания и породило такое научное направление как социология молодежи. В рамках социологии молодежи, по мнению автора, можно выделить несколько ключевых направления исследования феномена молодежи: психоаналитический (З. Фрейд, Р. Бенедикт, Л. Фойер, Л. Шелефф, Э. Эриксон), структурно-функциональный (А. Коэн, Г. Беккер, Э. Сазерленд, Ф. Трэшер, У. Уайт, Ш. Эйзенштадт), культурологический (К. Манхейм, М. Мид, М. Брейк).

В современной общественной науке созданы теории межпоколенного взаимодействия, «сексуальной революции» (В. Райх, Г. Маркузе), «конфликта поколений» (Д. Белл, Э. Фромм, Р. Мертон, Ш. Эйзенштадт), На границе структурного функционализма и марксистской концепции рассматривается молодежная проблематика в работах И. Ильинского, Б. Ручкина, В. Чупрова, А. Шарова.

М. Елютина, И. Кон, Д. Константиновский, Ю. Левада, В. Павловский, А. Понукалин, В. Ярская представляют феноменологическое направление  изучения молодежи, исследуя социальные процессы и феномены в аспекте человеческой культуры, раскрывая механизмы поколенческого единства.  Г. Андреева, Б. Ананьев, Б. Парыгин, Р. Шамионов, А. Голованова занимаются раскрытием социокультурной трансляции материального и духовного опыта человечества новым поколениям. М. Мид, К.Д. Келли, Л. Коган, К. Калиновская, П. Романов, Е. Ярская-Смирнова выявляют этнокультурные составляющие, определяющие социализацию молодежи.

Особенности  молодежных субкультур и молодежных групповых идентичностей рассмотрены в работах А. Запесоцкого, Ю. Зубок, Ю. Хайруллиной.

Теоретики постнеклассической социальной мысли (Гидденс Э., Бек У., Бурдье П.) видят нарастание рисков для самореализации молодежи в современном обществе. Во-первых, образование перестает быть условием, обеспечивающим устойчивую карьеру, а является только «входным билетом» на поезд, движущейся в неизвестном направлении. Во-вторых, нарастающая неопределенность и неэффективность системы социальной интеграции заставляет молодежь искать свои жизненные тропы, что способствует возникновению, нарастанию в молодежной среде альтернативно существующих социальному, политическому, нравственному порядку идей и действий. В-третьих, молодые люди испытывают эффект социальной депривации, когда образование выполняет не столько социализационную, сколько селективную, номинационную функцию, когда уже на уровне школы происходит социальный отбор, прикрываемый общими фразами о личных достоинствах претендента.

Российская обществоведческая мысль (Д.В. Петров, Е.А. Гришина, М. К. Горшков, Ю.Г. Волков, Ф. Э. Шереги, Ю.А. Зубок, М.Ю. Попов и др.) ориентирует на то, что в современном обществе, молодежь является группой риска, что социально-воспроизводственная функция молодежи сужена, хотя в официальном дискурсе присутствует интерпретация молодежи, как реформаторского и социально-оптимистического  слоя.

Реально, подчеркивают российские исследователи, существует расхождение между жизненными планами молодежи и теми возможностями, которое пре­доставляет для ее социальной самореализации и политической самоорганизации государственная молодежная политика и реальное состояние социально-политической сферы общества. Поэтому, для молодежи так свойственен политический индифферентизм, недоверие к политическим партиям и движениям, к образцам официальной политической культуры и стремление найти свою нишу в общественно-политической жизни, выразить свою позицию, подчас, крайне радикальными и экстремистскими взглядами и действиями. Тем более, что на сознание молодежи оказывает влияние философия «экшен», действия, мгновенной мобилизации, успеха, сенсационности. Вот почему, молодежный радикализм отличается как политическим нигилизмом, позиционирующим неприятие норм и взглядов взрослого поколения, так и политическим поведением, которое может вызвать негативные социальные последствия.

Большое значение для исследования институциональных аспектов культурных практик молодежи имеют труды Д. Норта, В. Ойкена, К. Поланьи, которые изучали функционирование институтов в обществах отличных от западного капитализма, системах центрального регулирования или властных группировок. Одним из основателей институциональной теории можно назвать Р.К. Мертона, разработавшего методологию функционального анализа институтов, основным инструментом которого стало разграничение явных и латентных функций исследуемых институтов.

Девиантное поведение молодежи в современном обществе достаточно подробно  разработано в работах Г. Мердока и Р. Мак Крона, Д. Доунса, А. Коэна, Р. Кловарда, Л. Олина, М. Брейка, Д.И. Сафина, Л.М. Семенюк, З.В.Сикевич  И.В. Упорова, П.С. Самыгина и др., однако в них практически отсутствует анализ его взаимосвязи с правовой культурой общества.

Проблемам правовой культуры и ее трансформациям посвящено множество исследований, производившихся с разных позиций, в разных целях. Долгое время от Аристотеля до Гегеля право осмыслялось в контексте общей социальной или цивилизационной, а не собственно культурной проблематики. Но конечно при этом речь шла о правовых отношениях и правовом сознании. С середины XIX в., после неокантианцев, и культура вообще, и ценностная проблематика, в том числе и то, что касалось права, стали предметом специального рассмотрения.

В последние десятилетия появился большой пласт работ, где правовая культура рассматривается в рамках идей правового государства и прав человека.  Анализируя современный этап исследования правовой культуры, необходимо отметить, что обстоятельно были рассмотрены прикладные аспекты проблемы правовой культуры отдельных категорий людей (личности, профессиональной правовой культуры сотрудников органов внутренних дел и др.), а также  роль правовой культуры в формировании правовой активности и правомерного поведения. В их числе особенно следует выделить фундаментальные работы Ю.А. Агафонова, П.П. Баранова, А.Б. Венгерова, Н.В. Витрука, В.И. Гоймана, Н.Л. Гранат, В.П. Казимирчука, Д.А. Керимова, Н.М. Кейзерова, Б.А. Кистяковского, В.Н. Кудрявцева, Э.В. Кузнецова, Е.А. Лукашевой, Н.И. Матузова, А.В. Мицкевича, B.C. Нерсесянца, В.В. Оскамытного, М.Ф. Орзих, А.С.Пиголкина, М.Ю. Попова, Т.Н. Радько, А.Р. Ратинова, И.Ф. Рябко, В.П. Сальникова и др.

Современные исследователи (С.В. Кодан, В.А. Лекторский, А. Ослунд, Ю.В. Самович и др.) признают, что в России правовые ценности не укоренились достаточно прочно, несмотря на то, что правовые учреждения в постсоветский период подверглись существенному переустройству. Право не стало инструментом разрешения существующих конфликтов экономических интересов.

Особенным феноменом является правовой нигилизм, который  в российском обществе имеет устойчивые социокультурные корни, поэтому преодоление нигилистических общественных тенденций невозможно без социокультурного сдвига. Социокультурные факторы формирования правового нигилизма в российском общественном сознании продолжают вызывать дискуссии среди философов. Эта проблема нуждается в комплексном социально-философском изучении. В XXI в. правовой нигилизм еще больше утвердился в общественном сознании. Поэтому глубинные причины нигилистического отношения к праву, отсутствие восприятия его как социальной ценности продолжают волновать современных философов. Можно согласиться с мнением К. Г. Федоренко в том, что правовой нигилизм является одним из тех понятий, которое в настоящее время активно «эксплуатируется» как в научной, так и в публицистической литературе, используется в официально-деловом языке, политико-дипломатическом обороте и бытовой лексике.

Трансформационные процессы создают социализационные риски, среди которых надлежит отметить: размывание и девальвацию системы традиционной аксиологической шкалы, сформировавшегося механизма преемственности  поколений, падение образовательного уровня.

Проблемы молодежной преступности особенно актуализируются в современном глобализирующемся обществе, в котором возрастают социальные различия между различными слоями населения, растут потоки легальных и нелегальных инокультурных мигрантов.

Важнейшим фактором, влияющим на уровень отклоняющегося поведения в обществе, его морально-нравственное состояние, выступает распространение криминальной субкультуры, в том числе и в молодежной среде.

В этой связи стоит отметить значительный вклад в разработку социокультурных проблем у современной молодежи, связанных с криминальными  практиками и проблемами институализации таких исследователей Юга России как Ю.А. Агафонов, В.В. Касьянов, А.В.Рачипа,  М.Ю. Попов, В.Н. Петров, И.Б. Кантемирова, И.В. Пономарева.

Как видно из данного обзора проблема правовой культуры молодежи и ее девиантного поведения  в современном обществе всесторонне исследуется российскими учеными, большинство из которых поддержали идею о необходимости концептуального осмысления данной темы в контексте современных модернизационных процессов.

Между тем, при рассмотрении проблем правовой культуры и ее взаимосвязи с девиантным поведением молодежи существует немало дискуссионных вопросов, к которым, прежде всего, относится исследование истоков, сущности, обусловленной особенностями современного общественного развития, а также структуры и механизма взаимодействия правовой культуры с другими общественными явлениями.

Вместе с тем, следует подчеркнуть, что целостный и конструктивный социально-философский анализ молодежных девиаций в контексте трансформаций правовой культуры современного общества пока еще не осуществлен. В то же время, анализируя имеющиеся научные публикации по этой проблеме, можно констатировать отсутствие единства в понимании сущности молодежных девиаций в контексте трансформаций правовой культуры современного общества, недостаточную теоретическую разработанность самого этого феномена и методологическую слабость в подходе к предмету изучения.

Цель работы заключается в социально-философском осмыслении молодежных девиаций современного общества в контексте трансформаций правовой культуры, в выявлении их общих закономерностей, причин возникновения и в поиске путей их преодоления.  Данная цель конкретизируется путем решения следующих задач:

– концептуализировать  социальный контекст, детерминирующий молодежные девиации и трансформацию правовой культуры;

– интерпретировать молодежную  девиантность современного общества в ракурсе культурного сдвига постмодерна;

– рассмотреть понятие правовой культуры с позиций социальной философии;

– определить характер влияния процесса глобализации на правовую культуру в современном обществе;

– выявить взаимосвязи молодежных  девиаций с трансформацией правовой культуры в современном обществе;

– уточнить методологию исследования молодежных девиаций в контексте  трансформирующейся правовой культуры;

–  определить  механизм влияния  деформированной правовой  культуры на  молодежные девиации в современном обществе;

– описать  субкультурные молодежные девиации в современном обществе;

– отрефлексировать делинквентные формы девиантного поведения молодежи в условиях деформаций правовой культуры;

– выявить тенденции развития правовой культуры в условиях социальных трансформаций современного российского общества;

– установить, что  демократизация общества является основой развития правовой культуры современной молодежи;

– рассмотреть основные направления формирования  правовой культуры в молодежной среде современной России.

Объектом данной диссертационной работы является трансформирующееся современное общество.

Предметом исследования, является специфика молодежных девиаций в контексте трансформаций правовой культуры современного общества и перспективы их преодоления с учетом происходящих в нем социально-политических изменений.

Теоретико-методологическая основа исследования. Работа выполнена в русле сциентистской философской парадигмы, рассматривающей социальную философию как метанауку, претендующую на выявление сущности социальных явлений и создание философских концепций на основе обобщения теорий, полученных в различных областях научного знания Методологические подходы, используемые в диссертации, базируются на принципах аналитической социальной философии, предметом которой молодежные девиации в контексте трансформаций правовой культуры современного общества выступают не столько как сама социальная действительность, сколько как размышления о ней. Кроме того методология исследования ориентирована и на классическую модель социального исследования, когнитивная стратегия которой состоит в реконструкции и рефлексии социальной реальности в виде логически непротиворечивой системы эмпирического и теоретического знания.

В ходе социально-философского исследования молодежных девиаций в контексте трансформаций правовой культуры современного общества использовались методы системного, социокультурного и сравнительного анализа, позволившие, с одной стороны,  рассматривать исследуемую проблему  как целостный социальный феномен включающий теорию и практику, а с другой - видеть специфику идей, лежащих в основе тенденций его развития.

Гипотеза исследования. В условиях социальных трансформаций современного общества произошли серьезные изменения правовой культуры, которые, в свою очередь, повлияли на молодежные девиации. Девиации молодежной среды в современной России являются одной из наиболее серьезных проблем, представляющих угрозу социальному благополучию российского общества, его политической и социальной стабильности. Молодежь и подростки, в силу возрастных психологических особенностей, оказываются в наибольшей степени подвержены влиянию идеологии, норм и ценностей субкультурного мира, которые популяризуются в обществе, в том числе, и благодаря обширной продукции кинематографа, музыки, средств массовой информации. Кроме того, в современной России романтизирован и идеализирован преступный мир и криминальный образ жизни.

Молодежный вариант девиантных субкультур имеет ряд отличительных черт. Представляя собой некое подобие современных «племен», молодежные группировки закрепляют за собой определенные территории городов, районов, населенных пунктов, вырабатывают свою систему норм и правил поведения, отличительных символов.

В распространении молодежных девиаций самым серьезным негативным фактором является правовой нигилизм, который в свою очередь порождает социальную аномию, общий аксиологический и когнитивный вакуум (снижение ценностного статуса морали, нравственности, непонимание происходящего), распространение неправовых практик  и противоправного поведения вследствие трансформационных процессов в обществе, а также отчуждение права.

Решение проблемы молодежной девиантности зависит, в том числе, и от распространения в социуме  правовой культуры, оптимизации  влияния ее на молодежную среду.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в следующем:

– концептуализирован  социальный контекст, связанный с тенденциями постмодерна, детерминирующий молодежные девиации и трансформацию правовой культуры современного общества;

– молодежная  девиантность в современном обществе интерпретирована в ракурсе культурного сдвига постмодерна, что ведет  к постепенному разрушению многих из ключевых институтов индустриального общества;

– систематизированы представления о правовой культуре с позиций социальной философии как специфического социального института, выполняющего функцию формирования у людей политического и правового сознания, ценностно-нормативных установок, а опосредованно, и правового поведения;

– определен характер влияния процесса глобализации на правовую культуру в современном обществе, когда большинством стран были позаимствованы ключевые элементы, свойственные для правовых семей западной правовой традиции;

– выявлены взаимосвязи молодежных  девиаций с трансформацией правовой культуры в современном обществе, связанные с разочарованием в старом порядке, свержением норм морали, обращением к новым формам чувственности и новым формам иррационального опыта;

– уточнена методология исследования молодежных девиаций в контексте  трансформирующейся правовой культуры на базе системных исследований девиаций и правовой культуры, социокультурных принципов и диалектического метода;

–  определен  механизм влияния  деформированной правовой  культуры в виде правового нигилизма на  молодежные девиации в современном обществе, обусловленный, в первую очередь, утратой основных аксиологических различений, что вызвано  общим социокультурным кризисом;

– описаны  субкультурные молодежные девиации в современном обществе, понимаемые как культурные группы определенного молодого поколения, обладающие общностью стиля жизни, поведения, групповых норм, ценностей и стереотипов;

– отрефлексированы делинквентные формы девиантного поведения молодежи в условиях деформаций правовой культуры, причиной которых является изменение ценностных ориентаций молодежи;

– выявлены тенденции развития правовой культуры в условиях социальных трансформаций современного российского общества, главная цель реформ - общее благо, выраженное в правах и свободах человека;

– установлено, что  демократизация общества является основой развития правовой культуры современной молодежи;  в деле формирования правовой культуры нашего общества  необходимо использовать  накопленный  человечеством  опыт взаимоотношений личности и государства;

– определены основные направления формирования  правовой культуры в молодежной среде современной России и установлено, что правовое воспитание современной российской молодежи есть планомерный, управляемый, организованный, систематический и целенаправленный процесс воздействия на сознание.

Положения, выносимые на защиту.

1. Социальный контекст, детерминирующий молодежные девиации и трансформацию правовой культуры современного общества, заключается в том, что складывающиеся сегодня социальные отношения радикально отличны  от традиционного массового  общества и связаны с понятием «постмодернити». Возросла комплексность социального организма, произошло перенесение  акцента  с  понятия  «мы», определяющего  черты индустриального общества,  на понятие «я». Расширились  рамки общественного производства  и  наметилось стирание границ между производством и потреблением. Возникли более  широкие  трактовки  как  производства,  в  которое включаются  все  стороны жизни  человека,  так  и  потребления.  При  этом актуализируются не столько сами  факты потребления материальных благ  и услуг, сколько статусные аспекты и культурные формы этого процесса. Поэтому в современном обществе нарастающие постмодернистские тенденции способствуют формированию мозаичного, несистемного типа правовой культуры, составленной из разнородных, плохо согласующихся между собой, дисгармоничных фрагментов, что способствует обесцениванию правомерного поведения молодежи как универсальной модели.

2.  Эпоха постмодерна вызвала в мироотношении  людей глубинные и массовые перемены, которые изменяют облик экономической, политической, правовой  и социальной жизни. В современную эпоху произошла кардинальная трансформация в области молодежных девиаций.  Молодым людям приходится и быть, и слыть девиантами, переживать сложности самого перехода, реагировать на общественное мнение и, несмотря ни на что, все-таки становиться взрослыми. Если говорить о причинах этого явления, то в самых общих четах беспрецедентная экономическая и физическая безопасность современного общества привела к межгенерационному сдвигу от материалистических к постматериальным ценностям. Сдвиг от ценностей модерна к ценностям постмодерна ведет к постепенному разрушению многих из ключевых институтов индустриального общества. Молодые в гораздо большей степени, чем пожилые, акцентируют постматериальные ценности, что, как показывает анализ по соответствующим когортам, отражает скорее генерационное изменение, чем возрастные эффекты. Это меняет принципиально направления процесса социализации,  поиски нового молодежь осуществляет, уже не опираясь на опыт и знания, полученные от старших; кроме того, социальная преемственность оказывается нарушена  быстро устаревающими специальными знаниями, культурными ценностями  и традициями.

3. Правовая культура — это специфический социальный институт, выполняющий функцию формирования у людей политического и правового сознания,        ценностно-нормативных установок, а опосредованно и правового поведения. В рамках правовой культуры можно выделить культуру правового поведения и культуру законодательства. Под правовой культурой нами понимается также обусловленное всем социальным, духовным, поли­тическим и экономическим строем качественное состояние правовой жизни общества, выражающееся в достигнутом уровне развития правовой деятельности, юридических актов, правосознания в целом и уровне правового развития субъекта (человека, различных групп всего населения), а также степени гарантированности государством и граждан­ским обществом свобод и прав человека. Рефлексия всех оснований правовой культуры: правосознания; права; правовых отношений; законности и правопорядка; правомерной деятельности субъектов; государственно-правовых институтов позволяет выявить базовые основания правовой культуры на социально-философском уровне.

4. Глобализация является одним из важнейших, если не основным вызовом современности. Глобализация - это достаточно сложный, многосторонний процесс, который затрагивает все сферы человеческого бытия, а в некоторые из них вносит коренные изменения, ведет к  возникновению нового тренда общемирового развития. Проблема различных составляющих мировых глобализационных процессов включает в себя и  правовую глобализацию,  которая подразделяется на  правовую интеграцию, правовую интернационализацию и правовую имплементацию. Влияние мировых глобализационных процессов на правовую культуру связано с тем, что правовые традиции большинства государств и народов претерпевают серьезные изменения, когда большинством стран были позаимствованы ключевые элементы, свойственные для правовых семей западной правовой традиции. Процессы интеграции правовой культуры следует рассматривать в контексте целого комплекса юридических норм международных или внутригосударственных.

5. Молодежные девиации имеют  глобальный характер. Растут масштабы подростковых и юношеских правонарушений. Это свойственно практически всем возрастным группам молодежи. Этот рост находится во взаимосвязи с динамикой отклонений в правовом сознании молодых людей. Разочарование в старом порядке вызвало свержение норм морали, сохранявшей связи с христианством и дало право обратиться к сфере дохристианской языческой чувственности и новым формам иррационального опыта. Бунт молодежи сопровождался сексуальной и рок революциями, на волне которых шел поиск полноты жизненных ощущений. Выжить в этих сложных условиях, выработать смысловую и мировоззренческую структуру, совместными усилиями разрешить стоящие перед молодым человеком задачи помогает субкультура.

6. Социально-философское осмысление правовой культуры предполагает ее рассмотрение в качестве социального феномена, что, в свою очередь, диктует определенные парадигматические параметры и методологические принципы. Правовую культуру можно интерпретировать как совокупность когнитивных схем, сферой приложения которых является конституирование социальных практик, прямо или косвенно связанных с правовой регламентацией. Правовое пространство общества, включающее в себя правовую культуру, можно представить как систему различий, которые воспроизводятся в виде объективных и субъективных структур. В методологии постструктурализма реализуется понимание глубинного единства процессов, протекающих внутри структур личности и в структурах социальных полей. Социальные «поля» обладают структурными свойствами и представляют собой структурированную целостность, которая существует в виде реальных отношений людей и институтов («установившихся практик»). Вместе с тем, социальные институты как стандартизированные способы поведения не выступают в качестве некой абсолютной детерминанты применительно к социальным агентам. В частности, хотя изменения в институциональной среде правового и культурного пространства и могут привести к радикальным организационным трансформациям, это не обязательно означает, что агенты утратят возможности для сохранения и перенесения прежних институциональных практик. Методологический конструкт молодежных девиаций в контексте  трансформирующейся правовой культуры построен на базе системных исследований девиаций и правой культуры, социокультурных принципов и диалектического метода.

7. В современной России развился и закрепился мозаичный, несистемный тип правовой культуры, составленной из разнородных, плохо согласующихся между собой, дисгармоничных фрагментов. Ее характеризует когнитивный вакуум, примитивный утилитаризм, отсутствие знаний и понимания ситуации в обществе, господство слухов и дезинформации,  снижение ценностного статуса морали, нравственности, непонимание происходящего, распространение неправовых практик  и противоправного поведения вследствие трансформационных процессов в обществе, а также отчуждение права. Правовая культура современного российского общества демонстрирует наличие деформаций, связанных, в первую очередь, с утратой основных аксиологических различений, что свидетельствует об углублении общего социокультурного кризиса. Все это в совокупности можно считать важнейшими факторами,  влияющими на  молодежные девиации в современном российском обществе.

8. Под  молодежной   субкультурой  понимают «культуру определенного молодого поколения, обладающую общностью стиля жизни, поведения, групповых норм, ценностей и стереотипов». В применении к конкретным обстоятельствам  современной  России образ  молодежной   субкультуры  довольно слабо представлен — по большей части именно как рассеянные события, общность которых устанавливается исследовательским конструированием реальности. Субкультурная специфика не свойственна молодому поколению россиян как таковому, это мозаика социокультурных образований, фрагментарно рассеянная в молодежной среде. Если попытаться выявить черты, свойственные различным субкультурным образованиям в  молодежной  среде, то связь с  субкультурами  криминала окажется одной из наиболее часто представленных — наряду с влиянием западной  молодежной  моды, феноменом романтической компенсации повседневной рутины, а также воспроизводством некоторых черт советского прошлого.  Некоторые из  молодежных   субкультур  могут создавать платформу для развития негативных тенденций в  молодежной  среде (проблемы наркотизма, насилия и т. д.), другие скорее имеют позитивное общественное значение (экология и т. д.).

9. Изменения, происходящие сегодня в обществе, выдвинули целый ряд проблем, одной из которых является проблема делинквентного поведения молодежи. С каждым годом отмечается рост молодежной преступности, наркомании, прослеживается тенденция к увеличению отклонений в поведении молодого человека. Причиной этого является изменение ценностных ориентаций молодежи, неблагоприятные семейно-бытовые отношения, отсутствие контроля над поведением, чрезмерная занятость родителей, слабая материальная база семьи, эпидемия разводов. Условиями, способствующими росту групповых преступлений молодежи, выступают: неорганизованность досуговой сферы жизнедеятельности подростков, безнадзорность, отсутствие своевременного и эффективного профилактического воздействия, слабое реагирование на факты предпреступного и преступного поведения несовершеннолетних и их взрослых соучастников, кризис системы уголовных наказаний и ресоциализации ранее осужденных.

10. После длительной эпохи подавления прав и свобод личности в России начался процесс постепенного становления новых общественных отношений. Главная цель реформ - общее благо, выраженное в правах и свободах человека. Высокие нравственные качества, развитая правовая культура и гражданская активность личности определяют зрелость общественных отношений, соответствующей формой которой является институциональная структура правового государства. Гражданскому обществу, ставящему своей целью обеспечение прав человека, необходимо, чтобы движение к этой цели шло вместе с укреплением и развитием правового государства, которое создает само это общество. Правовое демократическое государство, призванное соблюдать и защищать права и свободы человека, способно утвердиться лишь в обществе, основанном на солидарности, нравственных началах, высокой правовой культуре, гражданской активности и самоуправлении.

11. В деле формирования правовой культуры нашего общества  необходимо использовать  накопленный  человечеством  опыт взаимоотношений личности и государства. Признание у нас приоритета общечеловеческих ценностей,  демократизация и гуманизация общественных процессов поставили на повестку дня  вопрос  о  новых подходах в работе по формированию правовой культуры граждан. Очевидно, что прежние подходы, связанные с воспитанием законопослушных членов общества,  явно недостаточны для создания демократического правового государства. Формирование современного мышления в политической  и  правовой жизни общества имеет самое прямое отношение к проблеме прав человека в их практической реализации. Уважение и защита прав человека - это  фундамент,  на  котором троится демократизм государственной власти, политическая структура человеческой свободы. Свобода человека,  оберегаемая государством, порождает волю  и  способность к экономическому и социальному прогрессу, который,  в свою очередь, обеспечивает подлинный мир и  расцвет всего человечества.

12. В настоящее время существует масса проблем в процессе формирования правовой культуры. Это, в первую очередь, правовая безграмотность населения, сложный процесс правотворчества, нередкое противоречие нормативно-правовых актов реальной действительности, а также не развитая идеология сильного правового государства и, как следствие, правовой нигилизм, отрицание нравственных принципов. Правовое воспитание современной российской молодежи есть планомерный, управляемый, организованный, систематический и целенаправленный процесс воздействия на сознание, психологию молодого поколения Российской Федерации всей совокупности многообразных правовоспитательных форм, средств и методов, имеющихся в арсенале современной правовой деятельности, с целью формирования в их правосознании глубоких и устойчивых правовых знаний, убеждений, потребностей, ценностей, привычек правомерного поведения. Для разрешения этих и других проблем необходимо целенаправленная политика государства, направленная на повышение, уровня правовой культуры общества через процессы правотворчества, законодательного процесса, а также средств массовой информации, художественной литературы, кино и искусство.

Научно-теоретическая и практическая значимость исследования. В условиях совре­менного общества специфика анализа правовой культуры обусловлена сложностью понимания социальной ситуации и ориентации в ней; актуализацией в изменившихся условиях этноархетипических особенностей правопонимания, в частности, нигилистического отношения к праву; наличием правовых и институциональных лакун и соответствующей нехватки необходимой нормативной регуляции, что требует детального исследования составных элементов правовой культуры. Проведенное исследование может быть полезно при разработке концепции анализа и преодоления молодежных девиаций в контексте трансформаций правовой культуры современного общества. 

Полученные результаты представляют интерес для социологов, юристов, психологов, специалистов по социальной работе, а также всех, кто теоретически и практически решает задачи формирования целостного, гуманитарного  подхода к проблеме девиантного поведения молодежи  в  современном обществе.

В непростой ситуации, сложившейся в российском обществе в настоящее время, особую важность представляют социально-философские исследования, способные выработать концептуальные рекомендации для выбора путей развития государства, общества и права. Социально-философский анализ правовой культуры призван выявить наиболее важные тенденции и перспективы развития правовой культуры в современной России с целью преодоления девиантных тенденций в молодежной среде.

Данная диссертация может служить основой дальнейших разработок  социально-философской проблематики правовой культуры, молодежной девиантности и его преодоления.

Результаты исследования могут быть положены в основу построения концепций социальной работы, социологических и социально-психологических исследований, а так же внедрены в практику научно-педагогической деятельности,  воспитательной работы как части развития правовой и культурной программы современного российского общества.

Апробация работы. Основные положения диссертационного исследования обсуждались на кафедре  философии и социологии Краснодарского университета МВД России.

Автор был участником ряда научных конференций  по проблемам социальной философии, социологии, девиантологии, правовых дисциплин  и молодежной политики: Международной научно-практической конференции. Социальное партнерство в России: фактор инновационного развития и общенациональной солидарности. Ростов-на-Дону (19-20 апреля) 2012; Международной научно-практической конференции Образование и наука ХХI Века-2012.  София, Болгария (15-16 октября); IV Всероссийского социологического конгресса в Уфе Социология и общество: глобальные вызовы и региональное развитие.  (23-25 октября) 2012; результаты ее докладов отражены в 30 научных публикациях, общим объемом 66,8 п.л., в том числе в 9  изданиях,  рекомендованных ВАК Минобрнауки России.

Ряд концептуальных положений диссертационной работы был использован автором в лекционных материалах и на семинарских занятиях в процессе преподавания.

Структура работы: Диссертационное исследование состоит из введения, четырех глав, включающих 12 параграфов, заключения, списка использованной литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновываются выбор и актуальность темы, освещается степень ее разработанности, формулируется цель и ставятся исследовательские задачи, излагается теоретико-методологическая база исследования, раскрывается новизна и формулируются основные положения, выносимые на защиту, обосновывается теоретическая и практическая значимость исследования.

В главе 1. «Концептуализация базовых положений правовой культуры и молодежного девиантного поведения в современном  трансформирующемся  обществе» говорится, что глобальные изменения в общественной жизни, окружающей природной среде, технике, способах коммуникации,  трансформации пространства социальной нормативности влияют на  все стороны повседневной жизни молодежи, в том числе, на процессы развития правовой культуры и формирование девиантного поведения. Трансформировалось само содержание и способы разрешения традиционных молодежных проблем, появились новые, ранее не звучавшие.  Это актуализирует поиск качественно новых подходов в их решении.

В ситуации перманентно увеличивающегося объема информации и мобильности различных социальных структур молодежные социальные  группы не всегда могут создавать успешные модели социализации и поэтому становятся все более  социально не защищенными.

Развитие информационного общества и глобализация диктуют новые цели профессиональной социализации человека. Стержневыми становятся творческие, креативные способности, способности аналитического, синтетического, системного и дискурсивного мышления, высокие адаптивные способности, высокая стрессоустойчивость, толерантное отношение. Однако не все молодые люди обладают этими качествами и поэтому реализуют себя в различных формах девиантного поведения.

Скорость изменений в современном обществе становится привычным состоянием для многих людей. Современная молодежь имеет совершенно иначе организованный досуг, чем предыдущие поколения. Как следствие, их интеллектуальное и физическое развитие существенно превышает социальное, психологическое, эмоциональное. Дисбаланс формирования и развития отдельных сфер личности все далее и далее отодвигает норму взросления, и это связано не только с периодом обучения. 18 лет, 20, 30… в международных документах возрастные критерии молодости в последние годы включают и 35 лет.

За несколько десятилетий кардинально изменилась образовательная парадигма: «образование на всю жизнь» – «образование для жизни» – «образование через всю жизнь». Мы приходим к осознанию, что сохранение установок на восприятие нового, готовность продолжать образование не может сочетаться с психологической и социальной незрелостью.

Поэтому стратегический ориентир социализации российской молодежи – воспитание поколения людей с правовым типом мышления, с развитой мировоззренческой системой, с гуманистическим отношением к миру, высококвалифицированных профессионалов. Это ставит перед социальной философией задачу модернизации теоретического каркаса формирования правовой культуры молодежи в соответствии с социальным заказом гражданского общества и демократического государства. Оптимизация процесса правовой культурной социализации молодежи напрямую связана с достижениями нового качества социально-философской рефлексии, отвечающего современным условиям и динамике общества. Вышесказанное обусловило обращение к теме концептуализации базовых положений правовой культуры и молодежного девиантного поведения в современном  трансформирующемся  обществе, рассмотренных в данной главе.

В параграфе 1.1. «Социальный контекст детерминирующий трансформацию правовой культуры и молодежное девиантное поведение» решается задача определения социального контекста, детерминирующего трансформацию правовой культуры и молодежное девиантное поведение, исходя из того, что ситуация в современном обществе характеризуется быстрым и противоречивым изменением мироустройства, трансформирующим основания бытия человека, что, в свою очередь, оказывает влияние на характер и молодежных девиаций, и на трансформацию правовой культуры.

Э. Тоффлер характеризует новые  тенденции трансформации  современного общества следующим образом: «Новая цивилизация несет с собой новые семейные отношения, иные способы работать, любить и жить, новую экономику, новые конфликты. Кусочки новой цивилизации существуют уже сейчас. Миллионы людей уже настраивают свою жизнь в соответствии с ритмами завтрашнего дня»4.

Исследователи применяют  для его обозначения следующие характеристики: «постиндустриальное общество», «посткапиталистическое общество», «глобализирующееся общество», «информационное общество», «сетевое общество», «общество постмодерна», «общество риска», «индивидуализированное общество»5, и список этот можно продолжать дальше. Однако перечисленные характеристики современного общества не являются синонимами, это его отдельные грани, характеризующие проявление его специфических свойств, которые существуют в этом обществе одновременно.

Как отмечает диссертант, постиндустриальная теория во всех ее интерпретациях оперирует, в основном, терминами, характерными для социологии и экономики. Соответствующий «социально-философский аналог» получил название концепции постмодерна (в соответствии с которым историческое развитие идет от традиционного общества к современному и далее — к постмодерну).

Определение современного  этапа истории  в качестве  «постмодернити»  обычно  ассоциируется  с  идеями постмодернизма - широкого интеллектуального  течения, возникшего на  волне социальных трансформаций 1960-х годов. В отличие от постиндустриальной теории, сторонники которой опирались, прежде всего, на взгляды социологов и экономистов конца XIX и  начала  XX  веков, а также на идеи  философов-позитивистов, постмодернизм базировался  на более широкой, но при  этом гораздо  менее структурированной основе.

И сама  идея постмодернизма,  и  большинство  терминов,  используемых в рамках  данной теории,  берут  свое начало  в культурологии.  Ее  сторонники обращают внимание, прежде  всего на то, что складывающиеся сегодня социальные отношения радикально отличны  от традиционного массового  общества, и в этом они близки теоретикам постиндустриализма. Понятие «постмодернити» возникло в связи  со стремлением  подчеркнуть  отличие  нового социального  порядка  от «современного», указать на противоречие между contemporary и modem. Подобный подход  породил  весьма  интересную  периодизацию  общественного  прогресса, хронологически сходную  с  той, что предложена  в рамках  постиндустриальной теории, но в отдельных аспектах даже более совершенную.

Представления о современном обществе как о периоде постмодернити имеют преимущественно культурологическую основу. Постмодернизм заявил о  себе в 30-е  годы  ХХ в., в первую  очередь, в  сфере искусства  (работами Л.Фидлера,  И.Хассана  и  Ч.Дженкса), в  60-е  -  в  области  философии  и культурологии (на примере работ французских  интеллектуалов, чье мировоззрение формировалось под воздействием событий  1968 года), а в 70-е и 80-е – и в  социологии  (в  этом  случае  следует  отметить труды Т.Адорно6  и представителей  так называемой  франкфуртской школы, а также  работы Ж.-Ф.Лиотара и Ж.Бодрийяра.

Постмодернити как историческое время, сменяющее модернити, пределяется через  апелляцию к  модифицирующейся  человеческой  природе и  изменяющемуся месту человека  в социальной структуре. Как и  теоретики постиндустриализма, постмодернисты обращаются прежде всего не к  глубинным  характеристикам этой эпохи, а к тем ее чертам, которые поддаются  наиболее явному противопоставлению  важнейшим  признакам  предыдущих  периодов. 

Особого  внимания, по мнению автора, заслуживают  выводы теоретиков  постмодернизма  о  снижении возможностей прогнозировать развитие, как отдельных личностей, так и социума в целом, о неопределенности направлений  общественного  прогресса, о разделенности социума  и активного  субъекта.  Вместе  с тем,  постмодернисты считают,  что  в  эпоху  постмодернити  преодолевается  феномен  отчуждения, трансформируются  мотивы  и  стимулы деятельности человека, возникают  новые ценностные  ориентиры и  нормы поведения. Таким  образом, преодоление  ранее сложившихся  форм  общественного  устройства  воспринимается  ими  как  само содержание современного этапа социального прогресса.

Будучи  изначально ориентированной не  только, и  не  столько на исследование объективных  характеристик  современного  общества, сколько  на изучение  места  и  роли человека  в нем,  а в последнее время  -  также  на

изменения отношения  личности к  институтам и формам этого общества,  теория постмодернизма  глубже, чем иные  направления  социологии,  проникла в  суть явлений,  происходящих на социопсихологическом уровне. Постмодернисты  ближе всех  подошли к проблеме  обусловленности  современного  производства  и современной социальной  структуры  не  столько  объективными  факторами  и конкретными  действиями  человека, сколько субъективными обстоятельствами  и системой мотивов и стимулов, определяющих его действия. Тем самым им удалось убедительно  заявить  глобальный  масштаб  и  подлинную глубину  современных социальных преобразований.

Подводя итоги параграфа можно сделать следующие выводы. В современном обществе нарастают постмодернистские тенденции, которые  способствуют формированию мозаичного, несистемного типа правовой культуры, составленного из разнородных, плохо согласующихся между собой, дисгармоничных фрагментов. В этом смысле правовая культура отражает общий мозаичный характер культуры, включает в себя локальные фрагменты деформированного правосознания, неправовых ориентации и мотиваций. Важной ее характеристикой является обесценивание правомерного поведения как универсальной модели, нарастание социальной резигнации по отношению к распространенному противоправному поведению. Все это в совокупности можно охарактеризовать как кризис правосознания и правовой культуры. Такое состояние правовой культуры способствует нарастанию молодежных девиаций в современном обществе.

 В параграфе 1.2. «Молодежная  девиантность современного общества в ракурсе культурного сдвига постмодерна» говорится, что  эпоха постмодерна вызвала в мироотношении  людей глубинные и массовые перемены, которые изменяют облик экономической, политической, правовой  и социальной жизни. При этом трансформируются политические и экономические цели, религиозные нормы, нормы права и семейные ценности, а эти изменения, в свою очередь, влияют на темпы экономического роста, на стратегические установки политик и на перспективы для правовых демократических институтов7.

По мнению диссертанта, высокая скорость политических, экономических и социальных изменений постмодерна оказала (и оказывает) влияние на положение и развитие современной молодежи. Сегодня, очевидно, что в молодежной среде преобладают процессы дифференциации. Причем дифференцирующие факторы проявляются более зримо, чем интегрирующие. Это связано, прежде всего с тем, что в условиях радикального преобразования современного общества происходят глубокие изменения его социальной стратификации, одной из особенностей которой является социальная поляризация, основанная на имущественном расслоении.

Исходя из этого, представляется необходимым выявить базовые тенденции концептуализации молодежи в новых условиях, задаваемых российской действительностью, а также переменами в мире. XXI в. несет с собой обновление представлений о молодости и молодежи. Такое утверждение может быть и общепринятым, и отвергаемым. С ним легко согласиться, опираясь на здравый смысл и распространенные взгляды (кардинальные перемены в обществе под воздействием глобализации, развития новых информационных технологий и средств коммуникаций, новых «картин мира» и т.п.). Его можно и критиковать как упрощение связи между феноменом и теорией, а также за преувеличение изменчивости в базовых жизненных структурах под воздействием преходящих факторов и условий человеческой повседневности. Но есть основание считать выдвинутый тезис вполне правомерным, по крайней мере, по двум обстоятельствам.

В современную эпоху произошла кардинальная трансформация в области молодежных девиаций8.  Молодым людям приходится и быть, и слыть девиантами, переживать сложности самого перехода, реагировать на общественное мнение и, несмотря ни на что, все-таки становиться взрослыми.

Это один из самых распространенных дискурсов в подходе к изучению молодежных культур проблемного типа. «Молодежь как проблема» — довольно часто встречающееся клише не только на теоретическом, но и на обыденном уровне. Тем самым закрепляется отношение к молодежи, во-первых, как к чему-то единому, одинаковому, во-вторых, как  однозначно проблемному.

Говоря «молодежь как социальная проблема», мы утверждаем, что молодежь как социальная группа, в том ее измерении, в котором она существует, возрастном или ценностном, еще до всяких соотнесений с какими-то критериями, оказывается проблемой.

Подход к молодежи как социальной проблеме стимулировал многих ученых к исследованию причин и факторов, под влиянием которых подобный дискурс сформировался9.

Возникновение молодежной культуры связано с неопределенностью социальных ролей молодежи, неуверенностью в собственном социальном статусе. В онтогенетическом аспекте молодежная субкультура представляется как фаза развития, через которую должен пройти каждый. Ее сущность — поиск социального статуса.

Если говорить о причинах этого явления, то в самых общих чертах беспрецедентная экономическая и физическая безопасность современного общества привела к межгенерационному сдвигу, от материалистических к постматериальным ценностям. Молодые в гораздо большей степени, чем пожилые, акцентируют постматериальные ценности, что, как показывает анализ по соответствующим когортам, отражает скорее генерационное изменение, чем возрастные эффекты. Если еще  1970-е  годы, ХХ в. численное преобладание представителей материалистических ценностных приоритетов было подавляющим: они превосходили постматериалистов в соотношении четыре к одному, то уже к 1990 г. ХХ в. соотношение резко изменилось — численное преобладание материалистов выражалось уже только в соотношении четыре к трем10.

Появление постматериализма отражает не оборачивание полярностей, а смену приоритетов: экономической и физической безопасности постматериалисты придают отнюдь не негативную ценность — они, как всякий, оценивают ее положительно; но, в отличие от материалистов, они еще более высокий приоритет отводят самовыражению и качеству жизни.

Так, Рональд Инглхарт11 обнаружил, что в старые классовые расколы индустриального общества привносится, заявляя о себе, акцентирование проблем качества жизни. Хотя количественные показатели голосования по социально-классовому признаку снижались, оно никоим образом не исчезло (да и в дальнейшем исчезновение его не предвиделось). Но если некогда в политической жизни доминировала классовая поляризация вокруг собственности и контроля над средствами производства, то со временем к этим проблемам все более и более добавлялись новые — постматериальные. Расколы и индустриальной, и доиндустриальной эпох хоть и продолжали существовать, но — наряду с новыми проблемами, встававшими поверх прежних барьеров.

Сдвиг от материалистических к постматериальным приоритетам — ядро процесса постмодернизации.

За основу отклоняющегося поведения молодежи можно взять кризис в отношениях общества и молодого поколения и выделить такие приметы этого кризиса, как:

Отчуждение. Многие молодые люди чувствуют себя чужими в мире взрослых, они категорически отвергают все, что им предлагается старшим поколением, создавая субкультурные группы со своими правилами и нормами, которые устраивают членов этих групп. Во многих из существующих субкультур, человеческая жизнь не обладает большим приоритетом, формируется не традиционное отношение подрастающего поколения к ней. Кроме того, в таких коллективах, как правило, очень сплоченных, доминирует ответственность групповая. Это предполагает, что каждый конкретный человек не отвечает за свои поступки, а за них отвечает вся группа, вследствие чего индивид легче переступает рамки дозволенного. Так же очень важна степень одиночества молодого человека, если эта степень очень высока, то тогда теряется инстинкт самосохранения и угасает чувство сострадания к ближнему.

Массовость. В современном обществе образовывается множество молодежных субкультур и контркультур. Огромная масса молодежи отходит от общекультурных ценностей, создаваемых предыдущими поколениями.

Неблагополучие благополучных. Подросток на первый взгляд кажется вполне нормальным, не обделенным вниманием, не создает проблемы ни родителям, ни школе. Но, он также, как и все его сверстники разочаровывается в окружающих его людях, в несоответствие того, чему учат взрослые и , что они делают на самом деле. «Если такой человек сам не становится проблемным, то создает проблемы вокруг себя, проблемными вырастают его дети» .12

Растерянные взрослые, тоже один из девиантногенных факторв в современном обществе. Многие взрослые не знают, что делать с молодыми людьми, как их воспитывать дальше, ведь они уже не дети, но и еще не взрослые. «Нет такой философии воспитания, которая была бы убедительна для достаточного числа людей и могла стать основой конструктивного общественного мнения и конструктивной молодежной политики» .13

Как полагает автор, основной девиантогенный фактор - противоречия между социально сформированными потребностями и обеспечиваемые обществом возможности их удовлетворения. Для подростков и молодежи это противоречие проявляется особенно остро: максимум потребностей - минимум возможностей (недостаточный образовательный, профессиональный уровень, низкий социальный статус, «социальная неустроенность»). Если глобальным различением оказывается «включенность / исключенность», то подростки и молодежь относительно чаще оказываются в числе «исключенных».

Подводя итоги параграфа можно сделать следующие выводы.  Ускорение темпов общественной жизни в связи с научно-техническим прогрессом влечёт за собой повышение роли и значения молодежи в общественно-политической и культурной жизни. Чем выше темп технико-экономического развития, чем быстрее обновляются знания, условия труда и быта, тем заметнее становятся социально-культурные различия между поколениями. Поэтому молодежная  девиантность в современном обществе в основном обусловлена феноменом  культурного сдвига постмодерна. Новые проблемы и события толкают на поиски принципиально новых решений и критическую переоценку прошлого опыта. Это меняет принципиально направления процесса социализации;  поиски нового молодежь осуществляет, уже не опираясь на опыт и знания, полученные от старших; кроме того, социальная преемственность  нарушена  быстро устаревающими специальными знаниями, культурными ценностями  и традициями. 

В параграфе 1.3. «Концептуализация понятия правовая культура с позиций социальной философии» отмечается, что среди всех правовых явлений общественной жизни правовая культура представляет собой многостороннее, многоаспектное и многоуровневое явление. Правовая культура является основной частью культуры общества, личности, системой элементов, относящихся к сфере действия права и их отражению в сознании и поведении людей, имеющей определенную функциональную направленность. По нашему мнению, правовую культуру можно определить как качественное состояние правовой жизни общества, выражающееся в уровне качества правовых актов, правовой и правоприменительной деятельности, правосознания и правового развития личности в соответствии с требованиями правовой государственности.

 Современное состояние проблемы элементного состава правовой культуры обусловливают необходимость детального рассмотрения исходных предпосылок и принципов формирования понятия «правовой менталитет» в теории правовой культуры. Нам представляется, что данный вопрос должен решаться в контексте соотношения понятий «правосознание» и «правовой менталитет». «Достаточная автономность» правового менталитета и правосознания, как нам представляется, носит весьма условный характер ввиду многогранности данных категорий, отсутствия в объективной реальности их четких границ. Эти две категории существуют в диалектическом единстве, наряду, неразрывно, детерминируя одно другое.

Правовая культура — это специфический социальный институт, выполняющий функцию формирования у людей политического и правового сознания,        ценностно-нормативных установок, а опосредованно и правового поведения14. В рамках правовой культуры можно выделить культуру правового поведения и культуру законодательства15.

Правовая культура - это сфера человеческой практики, представ­ляющая собой совокупность норм, ценностей, юридических институтов, процессов и форм, выполняющих функцию социо-правовой ориентации людей в конкретном обществе (цивилизации).  А. Б. Венгеров пишет, что пра­вовая культура - это «...более высокая и емкая форма правосознания»16. Однако такое понимание культуры, как считает И. В. Ковалева,  во­обще не может являться научным и правильным, так как затрагивает лишь сферу идеального, игнорирует деятель­ность и результаты деятельности обладающих правосоз­нанием субъектов17.

Под правовой культурой понимается также обусловленное всем социальным, духовным, поли­тическим и экономическим строем качественное состояние правовой жизни общества; выражающееся в достигнутом уровне развития правовой деятельности, юридических актов, правосознания в целом и уровне правового развития субъекта (человека, различных групп всего населения), а также степени гарантированности государством и граждан­ским обществом свобод и прав человека. Правовая куль­тура, по определению  В.П. Сальникова, есть «...осо­бое социальное явление, которое может быть воспринято как качественное правовое состояние и личности, и обще­ства, подлежащее структурированию по различным осно­ваниям» 18. Правовую культуру и личности, и общества он рассматривает как важнейший результат общедемократи­ческих завоеваний, неотъемлемый компонент цивилизо­ванности и правового государства.

Так, например, В.П. Сальников считает, что структурными элементами правовой культуры выступают компоненты юридической действительности в их роли быть эталонами поведения: «право, правосознание, правовые отношения, законность и правопорядок, правомерная деятельность субъектов»19. При этом особое внимание он уделяет деятельной стороне правовой культуры, выделяя: а) деятельность непосредственно в правовой сфере; б) деятельность внеправового характера, но связанную с действием права (журналистика, кино, литература и.т.д., отражающие правовые идеи, оценки, чувства). В содержание правовой культуры входит не просто законность, правопорядок, правосознание, а уровень их развития.

 Другие авторы, помимо вышеназванных структурных элементов правовой культуры включают в нее еще и правовые учреждения, обеспечивающие правовой контроль, регулирование и исполнение права20, а также критерии политической оценки права и правового поведения, правовую науку. В качестве элемента правовой культуры выделяют также уровень развития всей системы юридических актов (юридических документов).

В России так сложилось, что многие правовые предписания являлись образцами закрепления должного правового поведения, зачастую носили декларативный характер, представляли собой далекую перспективу развития правоотношений. Реальная жизнь нередко жила по своим правилам, развивая отношения в зависимости от многих факторов, большая часть которых далеко не правовые. Отечественные и зарубежные ученые, характеризуя состояние современной правовой системы России, указывают на такой ее парадокс как «синдром спящего права», которое не столько нарушается, сколько не действует.

В практике современных преобразований, к сожалению, недооценивается культурно-историческая специфика отечественной правовой культуры, что и вызывает некритичное заимствование чужих правовых форм, их поспешное внедрение, догоняющий характер правовых реформ.

Правовую культуру современного российского общества представляется возможным определить как правовую культуру переходного периода, когда еще не созрела новая типологическая сущность современной отечественной правовой культуры, происходит движение от исходного в прошлом качественного состояния правовой культуры к ее новому типологическому качеству. Причем, правовая культура современного российского общества переходного периода вариативна, в ней сочетаются разновекторные тенденции, порой и противоположные друг к другу.

Подводя итоги параграфа можно сделать следующие выводы. Проведя социально-философский анализ основных составляющих категории «правовая культура», мы пришли к выводу, что с правовой культурой, ко­торая на основе знаний и  представлений формирует легитимные (общепризнанные) поведенческие образцы, нормы, ценности, стереотипы и правила в отношении к позитивному  праву, регу­лирующие активность различных общественных субъектов, тесно связаны  правосознание, правовое поведение и правовой менталитет, Таким образом, проанализировав основные составляющие правовой культуры, мы пришли к выводу, что вопрос о социально-философской характеристике правовой культуры в отечественной научной литературе является дискуссионным. Поэтому только рефлексия всех оснований правовой культуры: правосознания; права; правовых отношений; законности и правопорядка; правомерной деятельности субъектов; государственно-правовых институтов позволяет выявить базовые основания правовой культуры на социально-философском уровне.

В главе 2. «Теоретико-методологические подходы к социально-философскому анализу молодежных девиаций в контексте трансформаций правовой культуры современного общества» отмечается, что в современном обществе существенно повышается роль знания, которое является основным источником экономического развития, а его применение выступает важным условием социально-экономического прогресса. Умение применять имеющиеся знания на практике обеспечивает и правовую культуру индивида. К особенностям формирования правовой культуры в современном обществе следует отнести распространение интеллектуальных технологий, непрерывный рост числа лиц, занятых информационной деятельностью и умственным трудом. Однако противоречивость формирования правовой культуры личности вызвана, во-первых, неопределенностью места и роли человека в условиях дальнейшего развития информационных систем, и, во-вторых, спецификой нормативного регулирования человеком виртуального мира. Само право в рамках развития новой социотехнологической реальности выступает средством обеспечения свободы личности в условиях поддержания динамического равновесия между ее интересами и общественной необходимостью. Поэтому миссия права заключается в гарантии свободы и справедливости в обществе, а также к внесению стабильности в дальнейшее развитие социума. Следовательно, особую актуальность приобретает исследование правовой компетенции в условиях развития информационного общества.

В условиях нестабильного развития общества, радикальных институциональных изменений происходит усиление значимости нормативно-правового регулирования информационного пространства;  разрушение большинства институциональных и нормативных образцов, меняются цели, ценности, допустимые средства реализации социальных потребностей, в обществе устанавливаются новые правила правового взаимодействия, а роль индивидуального поведенческого выбора неизмеримо возрастает. В этой связи особую актуальность приобретает социально-философский анализ правовой культуры молодежи, которая в этот период оказать существенное влияние на конструирование правового поля государства. В свою очередь, девиантное поведение молодежи тесно связано с уровнем их правовой компетентности. Поэтому возникает необходимость социально-философского исследования проблемы влияния правовой культуры на девиантное поведение молодых людей, специфики их формирования, рассмотрение тенденций и закономерностей правового поведения, структурируемого уровнем правовой компетентности молодежи.

В параграфе 2.1. «Влияние процесса глобализации на правовую культуру в современном обществе» указывается, что определяющей цивилизационной тенденцией современности является глобализация, которая в своей сущности есть сближение различных частей человечества, его интеграция в целостную систему финансово-экономических, общественно-политических и культурных связей на основе новейших средств телекоммуникации и информационных технологий. Имея истоки в ценностях и институтах западноевропейской политико-правовой культуры, глобализация выражает планетарный характер деятельности современного человека, унификацию его ценностей, политических и правовых институтов, распространение передовых технологий и методов ведения хозяйства, как правило, проявляющихся в модернизации и вестернизации в большинстве стран мира21.

Несмотря на значительный положительный потенциал формирования институциональных оснований устойчивого развития человечества, сегодня глобализация все чаще оценивается как вызов современности, прежде всего угрожающий реконструкцией сложившегося образа жизни большинства народов мира, институциональных основ политических и правовых систем, демократических институтов, детерминированных современной концепцией прав и свобод человека. В данном контексте вполне обоснована озабоченность самых разных цивилизационных и культурных ареалов человечества, народов, представляющих различные правовые и политические традиции22.

Правовые явления и, в первую очередь, правовая культура не могут исследоваться в отрыве от конкретного исторического периода. Это определяет характерную черту эпохи и позволяет судить о ее противоречиях.

В условиях глобализации ощутимым является влияние западных правовых культур на правовые культуры восточного типа, причем данный процесс является ассимметричным. Испытывает подобное влияние и правовая культура России, занимающая промежуточное положение и в силу этого относящаяся к евразийскому типу.

Превращение российского общества в общество западного типа неизбежно влечет противостояние сложившейся веками исторической памяти народа и идеалов, правовых ценностей и ментальных особенностей. Данный процесс может уничтожить традиционную самобытность и уникальность отечественной правовой культуры, в которой духовно-нравственный уровень как бы является основой закона. Современное законодательство формируется без учета сложившейся традиции.

Правовая глобализация в контексте политической и экономической глобализации может рассматриваться в нескольких аспектах. Во-первых, как процесс, призванный обеспечить юридическое оформление и юридическую легитимность институтам и элементам глобальной политической власти и транснациональным экономическим объединениям. Во-вторых, как вполне самостоятельный и независящий от политической и экономической глобализации процесс, призванный обеспечить межгосударственное взаимодействие в деле решения глобальных проблем современности и имеющий свою отдельную историю.

Под влиянием процесса глобализации зачастую может происходить и девальвация традиционных правовых ценностей, что приводит к определенной потере правовой ориентации и формированию правового нигилизма. Речь идет о серьезном снижении значения нравственных ориентиров и ценностей патриотизма, а также о том, что в результате имеющей место достаточно навязчивой «вестернизации» некоторые юридические ритуалы и символы вообще лишаются своей культурно-нравственной национальной природы и не способны оказывать влияния на правовое сознание субъектов и участников юридической деятельности. Как предпосылкой, так и следствием этого служит все более разрастающейся правовой нигилизм, как среди граждан, так и среди профессиональных юристов. Непрекращающийся рост правового нигилизма в России обусловлен как внутренними противоречиями, порожденными происходящими в стране не всегда удачными реформами и традиционным недоверием народа к действующей власти, так и внешними воздействиями процессов неолиберальной глобализации23.

Процессы интеграции российской правовой культуры следует рассматривать в контексте целого комплекса юридических норм международных или внутригосударственных. А нормы внутригосударственного права еще очень долгое время будут оставаться для обыденного правового сознания, например россиянина, более легитимными, чем нормы международного права. В этой связи можно говорить о том, что постулирование идеи об архаичности национальных правовых культур и правовых систем и необходимости скорейшей разработки системы универсального наднационального контроля и коррекции национального права не во всех случаях встречает однозначно положительную оценку.

Главным препятствием к формированию высокой правовой культуры учеными признается отсутствие для этого объективных оснований. Вообще не совсем корректно говорить о целенаправленном повышении правовой культуры, поскольку это естественный процесс, который нельзя форсировать, скорее речь должна идти о мерах по созданию для необходимых условий.

В правовой сфере – необходимы: формирование единой системы правового воспитания населения, консолидация усилий органов государственной власти, местного самоуправлении, учреждений образования, культуры, средств массовой информации и правоохранительных органов. Лишь при выполнении всех этих условий можно говорить о реальном построении в Российской Федерации гражданского общества и правового государства.

В сфере общегосударственной стратегии – нацеленность государственной политики на защиту интересов личности, выработка единой правовой политики, всемерное обеспечение благосостояния граждан, строжайшее соблюдение Конституции и законов всеми государственными органами.

В сфере правотворчества – профессионализация законодательной деятельности, предоставление населению права законодательной инициативы, распространение знаний в области юридической техники, широкое публичное освещение законопроектной деятельности, усиление юридической ответственности за нарушение прав и свобод граждан; в сфере правоприменения – лицензирование юридических профессий, развитие судебной системы, обеспечение прямого действия норм Конституции РФ, проведение практических семинаров для работников государственных органов, создание консультативных советов при юридических ведомствах.

В сфере гражданского общества и личной инициативы – развитие системы общественных организаций, активное отстаивание личностью своих прав, борьба с любыми проявлениями беззакония и произвола.

В сфере юридической науки и юридического образования – дальнейшее развитие научных исследований в области правовой культуры, преодоление разрыва между наукой и практикой, повышение эффективности высшего юридического образования, введение юридических дисциплин в неюридических вузах и общеобразовательных учреждениях.

В заключение хотелось бы отметить, что именно развитие правовой культуры способствует и в дальнейшем будет в еще большей мере способствовать утверждению в правовом сознании тех ценностей, которые призваны помочь в создании справедливого, свободного и более совершенного гуманного общества.

В параграфе 2.2. «Взаимосвязь молодежных  девиаций с правовой культурой в современном обществе» говорится, что молодежь не успевает адаптироваться к быстро изменяющимся экономическим, политическим, духовным и социальным сторонам бытия. Общественный прогресс, влияет на ее потребности, интересы, ценностные ориентации.          

Проблемы российской молодёжи, по своей сути, представляют собой проблемы не только современного молодого поколения, но и всего общества в целом, от решения которых зависит не только сегодняшний, но и завтрашний день нашего общества. Эти проблемы, с одной стороны, взаимосвязаны и исходят из объективных процессов, протекающих в современном мире - процессов глобализации, информатизации, урбанизации и т.д. С другой стороны, они имеют свою специфику, опосредованную современной российской действительностью и проводимой в отношении молодёжи молодёжной политикой.

Наиболее актуальными для современной российской молодёжи, на наш взгляд, являются проблемы, связанные с духовно-нравственной сферой бытия.  Процесс становления современной российской молодёжи происходил и протекает в условиях ломки «старых» ценностей советского периода и формирования новой системы ценностей и новых социальных отношений; в условиях системного кризиса современного российского общества и его основных институтов, затронувшего все сферы жизнедеятельности, институтов социализации (семьи и семейного воспитания, системы образования и воспитания, институтов труда и трудовой деятельности, армии), самого государства; активного насаждения и подмены основ существования гражданского общества стандартами общества потребления, воспитанием молодого человека, не как гражданина, а как простого потребителя тех или иных товаров и услуг. Наблюдается тенденция к дегуманизации и деморализации содержания искусства, (понижения, деформация, разрушение образа человека), подмене норм ценности высокой культуры усредненными образцами массовой потребительской культуры, переориентации молодёжи от коллективистских духовных ценностей к корыстно-индивидуальным ценностям. Это, а также отсутствие четко сформулированной национальной идеи и объединяющей идеологии, стратегии развития консолидирующей общество, недостаточное внимание к культурному развитию населения, противоречивость государственной молодёжной политики закономерно приводит нас к крайне негативным последствиям.

На фоне мировоззренческой неопределенности молодёжи (отсутствия у неё мировоззренческих основ смыслоориентации и социально-культурной идентификации), коммерциализации и негативного влияния СМИ (формирующих «образ» субкультуры), непрекращающейся духовной агрессии Запада и экспансии массовой коммерческой культуры, насаждения стандартов и психологии общества потребления, происходит примитивизация смысла человеческого бытия, нравственная деградация личности и снижение ценности человеческой жизни. Идет размывание ценностных основ и традиционных форм общественной морали, ослабление и разрушение механизмов культурной преемственности, угроза сохранения самобытности отечественной культуры, снижение интереса молодежи к отечественной культуре, ее истории, традициям, к носителям национального самосознания.

Самое опасное в нынешнем состоянии российского общества – усиливающееся ощущение духовной пустоты, бессмысленности, бесперспективности, временности всего происходящего, которое зримо охватывает все новые и новые слои россиян. Ломка ценностных ориентаций отражается в настроениях молодежи. Самое главное и основное здесь – нарастание разочарованности в перспективах, психологии «ноувизма» («здесь и сейчас»), распространение правового нигилизма, снижение нравственных критериев. Молодое поколение оказалось в нелепой, тяжелой и сложнейшей ситуации, когда оно, логикой истории призванное продолжать развитие на базе унаследованных материальных и духовных ценностей, вынуждено, находясь в стадии становления, участвовать в выработке этих ценностей, зачастую осуществлять эту работу самостоятельно, нередко вопреки рецидивам старого мышления своих отцов, их попыткам реставрировать прошлое. В результате естественные противоречия «отцов и детей» в нашем обществе приняли гипертрофированный характер и также стали источником конфликтов на фоне процессов отчуждения молодежи в обществе, снижения ее социального статуса, сокращения социальных молодежных программ, возможностей получения образования, работы, политического участия24.

Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что обособленное от прошлого и будущего настоящее остается в «собственном соку» - в самозамкнутом, безвыходном пространстве. Социализация распадается, когда наряду с культивируемым веками должным (культ духа, традиции, пространства, качества) возникает, растет, оформляется как культ наличное (наружное временное, повседневное, количественное). Социализация современного российского общества – это своеобразная социализация, которая не учит, но научает ни на что не опираться ни в прошлом, ни в будущем, ни – наконец – в настоящем, т.е. – существовать на базе вакуума. Социализация – процесс с отложенным эффектом. Но в переставшем быть традиционным быстром Новом времени некогда ждать, а потому эффекта ждут недолго, стремятся к быстрой – лучше срочной «окупаемости затрат». Существенное, должное, выработанное веками знание теряет авторитет – и вместе с ним теряет смысл вера в прошлое. До поры до времени остается надежда на будущее. Но сколь ни отложен эффект пренебрежения прошлым – он отложен не на бесконечность, он наступает и выражается в утрате и надежды на будущее.

Слабость институтов социализации, отсутствие единства в базовой системе ценностей общества препятствуют выработке непротиворечивых ценностно-нормативных стандартов права, становясь причиной противоправного поведения молодежи. Невысокий уровень правовых знаний и неумение воспользоваться собственными правами повышает риск превращения ее в объект социального манипулирования. Особенно подвержена этому молодежь на этапе социального старта, когда негативы факторов ее социализации умножаются неустойчивостью психики в период взросления.

Подводя итоги параграфа, можно сделать следующие выводы. При анализе формирования  правовой  культуры молодежи, акцент делается на воздействии систем  правового  образования и воспитания, а также на спонтанном характере рефлексии  молодых   людей  в отношении прав. Все проблемы формирования их  правовой  культуры и реализации ими прав подразделяются на: связанные с отношением их к своим правам и с их правовым поведением; возникающие в зависимости от возможностей формирования и реализации их прав, состояния правовой системы, эффективности социально-правовых механизмов защиты прав в различных сферах жизнедеятельности В первом случае исследуются: уровень  правовой  информированности и знаний, состояние ценностно-нормативной стороны  сознания , механизмы формирования  правовых  установок, усвоение навыков реализации прав, модели (не)правового поведения. Во втором – уровень правовой культуры молодежи, чреватый  ростом  ее правонарушений.

В параграфе 2.3. «Методология социально-философского исследования молодежных девиаций в контексте  трансформирующейся правовой культуры» говорится, что социальная философия изучает общество и социальную жизнь как в структурно-функциональном плане, но и в историческом развитии. Главным предметом рассмотрения в курсе социальной философии выступает сам развивающийся человек, взятый как представитель социальной группы или общности, т.е. в системе его социальных связей.

Социальная философия призвана ответить на вопрос о том, как вообще возможно сознательное упорядочение людьми своих отношений в обществе, какие открывались и открываются перед ними в различные исторические эпохи пути и средства строительства социальных отношений, какой характер носили и носят здесь объективные преграды, встающие перед людьми, как эти ограничения осознаются людьми и проявляются в практике, насколько адекватно эту проблему отражали философские системы и идеологические конструкции прошлого и настоящего25.

Что касается методологии социально-философского анализа правовой культуры, то даже в современной отечественной научной литературе направленность подавляющего большинства работ по правовой культуре отличаются инструменталистским подходом к предмету. С инструментализмом с необходимостью сопряжено и прогрессистское понимание феномена правовой культуры, предполагающее единство фаз естественноисторического развития права и правопонимания.

Девиантное поведение может быть представлено как континуум с двумя полюсами- положительным и отрицательным.На отрицательном полюсе находятся девианты с максимально неодобряемым поведением ( то есть делинквенты), а на положительном- девианты с максимально одобряемым поведением26.

Итак, социально-философское исследование правовой культуры предполагает ее рассмотрение в качестве социального феномена, что, в свою очередь, диктует определенные парадигматические параметры и методологические принципы. Правовая культура при социально-философском подходе рассматривается в дух плоскостях - на уровне индивида и на уровне общества в целом. В данном случае в ее трактовке велика роль аксиологии, т. е. определенного качества правовой жизни общества и личности.

В условиях совре­менного общества специфика анализа правовой культуры обусловлена сложностью понимания социальной ситуации и ориентации в ней; актуализацией в изменившихся условиях этноархетипических особенностей правопонимания, в частности, нигилистического отношения к праву; наличием правовых и институциональных лакун и соответствующей нехватки необходимой нормативной регуляции, что требует детального исследования составных элементов правовой культуры27.

Целесообразность применения системного подхода в  исследовании  связана с привлечением наработок философской антропологии, социальной философии, социальной психологии с целью рассмотрения феномена молодежных девиаций в контексте  трансформирующейся правовой культуры как интегративной целостности, позволило обосновать философско-теоретический и методологический конструкт  анализа молодежных девиаций в контексте трансформаций правовой культуры современного общества. Использование системного подхода способствует выявлению способов фундирования концептов и определений молодежных девиаций в контексте  трансформирующейся правовой культуры.

В работе применяется метод социокультурного анализа, позволяющий раскрыть специфику различных социокультурных систем28. Социокультурный подход способствует определению существенных различий в культуре, в философских традициях, в понимании морали, предметного содержания ценностей и норм разных поколений, а также других оснований человеческой жизнедеятельности, которые предопределяют сцепление, воспроизводство и вариации многообразия конкретных форм и видов поведения, характерных для определенного типа общества. Именно это и способствует выявлению степени соответствия форм поведения правовым установлениям, ценностно-нормативным стандартам и духовным ориентирам в трансформирующемся обществе.

В диссертации используется диалектический метод, позволяющий раскрыть объективные закономерности исследуемого предмета, выявить внутреннюю динамику развития и восприятия обществом молодежных девиаций в контексте  трансформирующейся правовой культуры, уяснить характер влияния на нее изменений в социокультурной сфере. Диалектический метод используется в качестве гибкой системы принципов и регулятивов человеческой деятельности - в том числе поведения в его целостности29.

Используя философские концепции диалектики, исследователь расширяет свои когнитивные возможности. Естественная диалектика его мышления, обогащаясь философско-методологической составляющей, сливается в то целое, которое называется творческим потенциалом личности. Ведь мыслит не просто социолог, философ или культуролог, а человек как творческая личность, где диалектическая составляющая играет немалую роль30.

Подводя итоги параграфа, можно сделать следующие выводы. Социально-философское исследование молодежных девиаций в контексте  трансформирующейся правовой культуры предполагает ее рассмотрение в качестве социального феномена, что, в свою очередь, диктует определенные парадигматические параметры и методологические принципы, определенные ракурсы и подходы, отличные от правоведческих и философско-правовых. Социально-философское исследование молодежных девиаций в контексте  трансформирующейся правовой культуры должно затрагивать такие важные предметные области, как проблемы социальной детерминации культурно-правовых явлений, этнопсихологические и архетипические основания правового менталитета и правовой культуры. Таким образом, рассмотрение перечисленных проблем требует, прежде всего, выбора оптимальной методологии. Методологический конструкт молодежных девиаций в контексте  трансформирующейся правовой культуры построен на базе системных исследований девиаций и правой культуры, социокультурных принципов и диалектического метода.

В главе 3. «Механизмы влияния трансформирующейся  правовой культуры на молодежные девиации в современном обществе» говорится, что переход к рыночной экономике в современной России стал причиной колоссальной социальной поляризации российского общества, которая, в совокупности с массовым обнищанием населения и девальвацией прежних социокультурных ценностей способствовала росту различных форм девиантного поведения и преступности в молодежной среде. Экономические факторы распространения этих явлений соединились с факторами социокультурного характера, прежде всего – с популяризацией в обществе криминальной субкультуры.

Молодежь и, в особенности, несовершеннолетние подростки, в силу возрастных психологических особенностей, оказались в наибольшей степени восприимчивыми к распространяющимся в обществе различным формам субкультуры. Особенно опасно то, что традиционная криминальная субкультура, сложившаяся в местах лишения свободы и в рядах преступных группировок, стремительно проникла в молодежную среду, выйдя за пределы того исконного маргинального гетто, в котором она находилась прежде.

Результатом трансформации молодежной среды стало формирование специфических молодежных субкультур, которые, хоть и является продуктом влияния взрослого трансформирующегося мира, но обладают собственными отличительными чертами, делающими их в наибольшей степени опасными для социальной стабильности общества. Те или иные формы девиантных субкультур молодежи распространились в образовательных учреждениях, вооруженных силах, дворовых, уличных компаниях и неформальных сообществах – то есть, практически везде, где имеет место скопление молодых людей и подростков.

Влияния девиантной субкультуры оказалось достаточно, чтобы молодое поколение от восхищения романтизируемыми кинематографом, прессой, музыкой девиантными героями  перешло к непосредственно преступной деятельности. В современной России укорененность девиантных субкультур в молодежной среде достигла угрожающих социальному порядку, безопасности государства, масштабов, выступая не только одной из ключевых причин крайне высокого уровня преступности, в том числе молодежной и подростковой, но и в качестве одного из факторов, препятствующих нормальному социально-экономическому и социокультурному развитию страны как современного развитого государства. Необходимость противодействия распространению девиантной и криминальной субкультуры в ее молодежном варианте требует и знания специфики особенностей субкультуры молодежи, чем и обусловлена структура данной главы.

В параграфе 3.1. «Влияние правового нигилизма на  деформацию правовой  культуры и  молодежные девиации в современном обществе» говорится, что самым серьезным негативным фактором является правовой нигилизм, который в свою очередь порождает социальную аномию, общий аксиологический и когнитивный вакуум (снижение ценностного статуса морали, нравственности, непонимание происходящего), распространение неправовых практик  и противоправного поведения вследствие трансформационных процессов в обществе, а также отчуждение права.

Правовой нигилизм как специфический негативный тип мировоззрения по отношению к праву в силу своей распространенности вызывает в настоящее время повышенный интерес у исследователей. Будучи, с одной стороны, неотъемлемым элементом складывающегося деформированного типа правовой культуры, правовой нигилизм, в то же время, являет собой разновидность нигилизма как целостного философcко-мировоззренческого образования, давно занявшего свое место в современной европейской культуре.

Неуважение к праву и институтам государственной власти является доминантой нигилистической деформации правопонимания и проявляется на уровне практического отношения к праву, в направленности правового поведения.

Правовой нигилизм основывается на игнорировании таких главных свойств и качеств права - как обязательность, принудительность и всеобщность. Если обязательность и принудительность права в общественном сознании игнорируются по причинам слабости исполнения норм права, и недоверия к правовой системе со стороны людей в целом, то индивиды пренебрегают нормативными требованиями, создаваемыми государственными органами и обеспечиваемыми в необходимых случаях институтами государственного принуждения. Игнорирование всеобщности права подразумевает, что индивиды не воспринимают правовые нормы как относящиеся именно к ним и регулирующие их поведение. В целом, многие граждане России выступают за развитие правового государства, но не относят всеобщность правовых требований, ограничивающих индивидуальное поведение, применительно к себе и своим неправовым поступкам.

Существует множество различных форм, сторон, граней его конкретного проявления. Укажем лишь на некоторые из них, наиболее яркие и очевидные.

Правовой нигилизм основывается на способности индивида сознательно и по своей воле не следовать предъявляемым со стороны государственных органов правовым требованиям. Субъектом правового нигилизма является как отдельная личность, так и социальные общности, и общество в целом. Следовательно, обществу в целом и каждой социальной группе как его составной части присущ правовой нигилизм.

Субъективная сторона правового нигилизма проявляется как осознание субъектом социально-правовой действительности, где основой субъективной стороны выступает наличие свободы или воли человека. Субъективная сторона зависит от характера антиправового поведения конкретных социальных субъектов, и акцент делается, таким образом, на внутренней психологической стороне правового нигилизма. Объектом воздействия правового нигилизма являются социально-правовые связи между обществом, индивидом и государством.

Большинство научных концепций объясняет распространение форм девиантного поведения в конечном счете степенью интегрированности общества, причем ее недостаточность выражается прежде всего в социальной аномии31. Дюркгейм характеризовал последнюю как состояние отсутствия ценностей на стыке между изжитой старой и несформировавшейся неорганической новой структурой норм и ценностей, в рамках которой индивиды буквально не знают, что хорошо и что плохо, что допускается и что нет. Мертон описывает эту общественную ситуацию как расхождение общественных требований, культурно принятых жизненных целей с имеющимися в распоряжении средствами, Дарендорф - с ослаблением общественных привязанностей, Макайвер — с ослабленными социальными и эмоциональными контактами, Хабермас - с противоречием между интеграцией режима и культурной интеграцией (идентификация с общественным устройством, его легитимация). В каждой из этих версий встают проблемы интегрированности, дееспособности, организованности и предсказуемости общества. Аномия, как известно, усиливается в период реорганизации общества, а именно в связи как с общественными регрессиями, так и с прогрессивными процессами. Развитие российского общества за последние полтора столетия было историей аномийных общественных состояний. Общественная дезинтеграция носила почти постоянный характер, что проявлялось, с одной стороны, в макросоциальных процессах (структура, мобильность, система ценностей, культура и т.д.), с другой стороны, в микросоциальной сфере (образование, семья, приватная сфера, вера, мир труда и т.д.). Аномийное состояние общества в макро- и микросфере возникает почти всегда одновременно, очень редко случалось так, чтобы хотя бы один из уровней усиливал общественную интегрированность. Аномийные ситуации глубоко пропитывали структуру общества. Ценностные и нормативные кризисы, отсутствие средств, необходимых для претворения культурных целей, общественные легитимации, как правило, не оставались на уровне общественного сознания, но объективировались в структуре учреждений общества, его построении и механизме действия и поэтому органически врастали в макроструктуру общества32.

Таким образом, проанализировав деформации и кризисные явления в правовой культуре современного российского общества, мы пришли к выводу, что в России все отчетливее проявляется тенденция правового и нравственного нигилизма: неуважение к закону, праву, общепринятым социальным нормам. Только каждый четвертый россиянин считает, что представителю закона (работнику полиции) следует подчиниться безоговорочно по первому его требованию. Значительная часть населения не собирается слепо следовать существующему законодательству.

То есть, правовая культура современного российского общества демонстрирует наличие деформаций, связанных, в первую очередь, с утратой основных аксиологических различений, что свидетельствует об углублении общего социокультурного кризиса. Деформированность базовых траекторий социального пространства проявляется в криминализации индивидуального и массового сознания и поведения; росте преступности и изменении ее структуры в сторону криминализации всех без исключения возрастных, гендерных и профессиональных групп; падении общественного интереса к моральной проблематике, ранее составлявшего традиционную особенность отечественного менталитета; росте аморализма и безнравственности; распространении на все общество ценностей и норм криминальной субкультуры; развитии правового нигилизма на всех социальных уровнях.

Подводя итоги параграфа, можно сделать следующие выводы. В современной России развился и закрепился мозаичный, несистемный тип правовой культуры, составленной из разнородных, плохо согласующихся между собой, дисгармоничных фрагментов. Ее характеризует когнитивный вакуум, примитивный утилитаризм, отсутствие знаний и понимания ситуации в обществе, господство слухов и дезинформации. Все это способствует распространению правового нигилизма  и других проявлений деформированной правовой культуры особенно в молодежной среде. Правовая культура отражает общий мозаичный характер культуры и включает в себя локальные фрагменты деформированного правосознания, неправовых ориентации и мотиваций. Все это в совокупности можно считать важнейшими факторами  деформированной правовой  культуры, влияющими на  молодежные девиации в современном российском обществе.

В параграфе 3.2. «Специфика субкультурных молодежных девиаций в современном российском обществе» говорится, что  особенностью нынешней ситуации, в которой осуществляется формирование духовного облика подростков, заключается в том, что этот процесс происходит в условиях ослабления политического и идеологического прессинга, расширения социальной самостоятельности и инициативы молодежи. Он сопровождается переоценкой ценностей, критическим осмыслением опыта предшествующих поколений, новыми представлениями о своем профессиональном будущем и будущем общества.

Исследование  молодежных   субкультур  издавна составляет важное направление в разделах общественных и социальных наук посвященных молодежи. Причем, в этих исследованиях можно видеть различные взгляды на сущность исследуемого явления.

Главным фокусом последнего должны быть собственно молодежные субкультуры (в том числе и девиантные), различия между которыми всякий раз наделяет качество перехода от детства к взрослости новыми нюансами, а криминогенный дискурс, безусловно, тупиковый.

Субкультура – это своего рода молодежная республика, где бунтом свергнут диктат правительств, родителей, учителей и вообще взрослых. Но бунт порой агрессивный, уничтожающий не только все окружающее, но и самих бунтарей, а двигатель этого бунта – отчасти жажда справедливости, а отчасти, как ни прискорбно, гордыня33.

Есть и другой взгляд на эту проблему. Французский философ М.Маффесоли, рассматривая субкультуры постиндустриального общества, использует аналогии с племенами первобытных обществ, поскольку молодежные сообщества, существующие в крупных мегаполисах, в наибольшей степени напоминают именно архаичные племена34. Действительно, в определенной степени мы можем согласиться с мнением философа, поскольку для многих субкультурных сообществ, и для криминальных группировок, организованных по территориальному признаку, в первую очередь, характерны черты, позволяющие соотносить их с племенами: наличие территории, которая контролируется или которую собираются контролировать; постоянные конфликты с соседними конкурирующими группировками. Некоторым молодежно-подростковым группировкам были свойственны и отличительные признаки в одежде, прическе (так, знаменитые «любера» во второй половине 1980-х гг. отличались клетчатыми штанами, в ряде городов группировки молодежи, организованные по территориальному признаку, отличались особой расцветкой спортивных костюмов, предпочтением тех или иных фирм – производителей одежды и т.п.). А.Керви подчеркивает, что молодежные субкультуры можно рассматривать как племена нового, ультрасовременного типа, выросшие на каменной почве корпоративного государства.

Итак, субкультура с научной точки зрения – всего форма социализации молодежи. Разрушительной или созидательной для общества ее делает система ценностей, образующая ее структуру. До шестидесятых годов ХХ века субкультуры воспринимались как явление сугубо положительное на фоне все уменьшающейся в обществе роли семьи в воспитании человека. Считалось, что в субкультуре молодежь сможет воспринять «моральный код общества»35.

Для значительной части молодежи проблема физического выживания отодвигает на задний план потребности, реализуемые в формах  молодежных   субкультур . Три фактора, как нам представляется, здесь играют основную роль.

Первый — социальная и экономическая неустойчивость российского общества на протяжении последних двух десятилетий и обнищание основной части населения. В 2010 г. в своей возрастной группе доля бедных была 27,9%. Среди безработных молодежь в возрасте до 29 лет тогда же составила 37,7%36. Хотя в последующие два года отмечался некоторый экономический подъем, принципиально картина не изменилась.

Второй фактор — особенности социальной мобильности в российском обществе. Каналы восходящей социальной мобильности еще в 1990-е годы претерпели коренные изменения, и молодежь получила возможность достигать престижное социальное положение в очень короткие сроки. Первоначально (в начале десятилетия) это привело к оттоку молодежи из системы образования, особенно высшего и послевузовского: для быстрого успеха (понимаемого как обогащение и достигаемого в основном в сфере торговли и услуг) высокий уровень образования был скорее помехой, чем помощью. Но позже вновь усилилась тяга к получению образования как гаранта личного жизненного успеха. Кроме того, действует фактор укрывания юношей от службы в армии.

Возможность быстро достичь успеха, стать богатым, в действительности слишком часто основанная на криминале, является, тем не менее, основой для социальных установок и ожиданий значительной части российской молодежи. Этим во многом вытесняется идентификация с субкультурными ценностями в западном смысле, поскольку такая идентификация в российских социокультурных условиях противоречит реализации установок на материальное благополучие.

Третий фактор — аномия в российском обществе в Дюркгеймовом смысле, т. е. утеря тех нормативно-ценностных оснований, которые необходимы для поддержания социальной солидарности и обеспечения приемлемой социальной идентичности37. В молодежной среде аномия ведет к парадоксальному сочетанию актуальных оценок и глубинных ценностных предпочтений.

Подводя итоги параграфа можно сделать следующие выводы. Субкультурные феномены легко поддаются описанию, но их классификация и типологизация затруднены многообразием несводимых в систему признаков. Методологически важно видеть, что какой-то стройной классификации  субкультур  создавать нет смысла. Здесь упорядочение фиксируемых данных,  скорее всего возможно в рамках каждого из отдельных фрагментов субкультурной мозаики. Молодежные   субкультуры  в России несут на себе воздействие криминализации общества, западной культурной экспансии, тяги к преодолению рутины повседневности, «родимых пятен» советской эпохи. Эти воздействия переплетаются, в разной мере присущи тем или иных субкультурным феноменам. Главное же состоит в том, что субкультурная специфика не свойственна молодому поколению россиян как таковому, это мозаика социокультурных образований, фрагментарно рассеянная в молодежной среде. Некоторые из  молодежных   субкультур  могут создавать платформу для развития негативных тенденций в  молодежной  среде (проблемы наркотизма, насилия и т. д.), другие скорее имеют позитивное общественное значение (экология и т. д.). Во всех случаях важно, что через субкультурные формы для определенной части молодежи лежит путь к освоению социальности.  Анализ ряда субкультурных феноменов в современной России неожиданным образом приводит нас к пониманию того, что в российской социальной практике укоренились те стороны общинного взаимодействия молодежи, которые в советское время реализовывались в деятельности комсомола. Утеря этого института социализации по соображениям политического характера не была восполнена на уровне обыденности, что вызывает определенную неудовлетворенность и поиск новых форм коллективности. Это обстоятельство следует учитывать при рассмотрении вопроса о молодежных субкультурных феноменах в современной России. С этой точки зрения яснее станет характер организованных структур в российском молодежном движении. Собственно, это и позволяет более широко представить  субкультуры  молодежи в России в их специфике, генезисе и возможном влиянии на стили жизни в ближайшие десятилетия.

3.3. «Делинквентные формы девиантного поведения молодежи в условиях кризиса правовой культуры» говорится, что социальная опасность широкого распространения криминальной субкультуры заключается в том, что она зачастую становится фундаментом для сплочения преступных сообществ, выступает в качестве идеологического оправдания преступной деятельности, в особенности, для молодежи и подростков.

       Среди многочисленных и разнообразных молодежных субкультур, которые существуют в современном мире и достаточно широко известны как специалистам – исследователям, так и обществу в целом, делинквентная субкультура молодежи занимает совершенно особое, исключительное, на наш взгляд, место.

Во-первых, делинквентная субкультура молодежи является специфическим ответвлением взрослой криминальной субкультуры, оказывающей на свой молодежный вариант крайне значительное влияние, порой принимающее характер регуляции.

Во-вторых, делинквентная субкультура молодежи намного старее по возрасту, чем молодежные субкультуры иной направленности, поскольку группы молодых и несовершеннолетних преступников существовали задолго до появления первых «досуговых» субкультур в странах Запада. Так, в Советской России первый значительный всплеск молодежно-подростковой преступности и формирование специфической субкультуры молодых преступников относится еще к началу ХХ в. и обусловлен совокупностью политических и социально-экономических факторов.

Наконец, делинквентная субкультура молодежи в наибольшей степени, чем другие субкультуры, подчиняет себе всю жизнь вовлеченного в нее подростка или молодого человека, до мелочей регулируя его поведение и определяя, во многих случаях, весь его жизненный путь (или, по крайней мере, его значительную составляющую). Для общества, делинквентная субкультура молодежи представляет наибольшую опасность в списке других субкультур, поскольку обладает не только ярко выраженной антиобщественной идеологией, но и способностью реализовывать эту идеологию на практике – посредством совершения преступлений, вовлечения в преступную деятельность как можно большего количества молодых людей и подростков, пропаганды преступного мировоззрения и образа жизни в молодежной среде.

Изменения, происходящие сегодня в обществе, выдвинули целый ряд проблем, одной из которых является проблема делинквентного поведения молодежи. С каждым годом отмечается рост молодежной преступности, наркомании, прослеживается тенденция к увеличению отклонений в поведении молодого человека. Причиной этого является изменение ценностных ориентаций молодежи, неблагоприятные семейно-бытовые отношения, отсутствие контроля над поведением, чрезмерная занятость родителей, слабая материальная база семьи, эпидемия разводов.

Преступность существовала на протяжении практически всей сознательной истории человечества, принимая различные формы в зависимости от конкретных исторических условий.

Мишель Фуко пишет: «в классическую эпоху на за­дворках или в щелях общества существовала смутная, тер­пимая и опасная область «внезакония» или то, что ускользало от когтей власти; неопределен­ное пространство, место формирования и прибежище преступности. Там по воле случая и судьбы сталкивались бедность, безработица, преследуемая невинность, хитрость, борьба с власть имущих, отказ исполнять обязан­ности, попрание законов и организованная преступность»38. Пространство, неподконтрольное власти, производило профессиональных преступников, которые в большинстве случаев передавали свои навыки по наследству. Наследственность преступности стала поводом для Чезаре Ломброзо говорить об определенной биологической предрасположенности тех или иных людей и даже целых групп к совершению преступлений39.  Делинквентное поведение как одна из форм девиантного поведения личности подростка является одной из наиболее опасных форм девиаций, проявляющаяся в воздействии на психику несовершеннолетнего целого комплекса отрицательных социально-психологических, психофизиологических факторов, проявляющихся в семейном неблагополучии, акцентуированности черт характера, психотравмирующими факторами, ситуационными особенностями и как следствие совершения различной тяжести правонарушений40.

Анализ научной литературы по данному вопросу показал, что понятие «делинквентность» связывается с противоправным поведением вообще. Это любое поведение, нарушающее нормы общественного порядка. Данное поведение может иметь форму мелких нарушений нравственно-этических норм, не достигающих уровня преступления. В данном случае, оно совпадает с асоциальным поведением. Оно также может выражаться в преступных действиях, наказуемых в соответствии с Уголовным кодексом; в этом случае поведение будет криминальным, антисоциальным41.

Подводя итоги параграфа можно делать следующие выводы. Молодежную  делинквентность можно определить как отдельный поступок или систему поступков, в которых устойчиво проявляются отклонения от официально установленных норм, в том числе уголовно-правовых.

Подрастающее поколение изначально обречено на кризисную социализацию в современных условиях, причем делинквентное поведение сегодня является большей нормой для подростков, чем законопослушное, общественно-полезное поведение. Отсутствие какой-либо идеологии, значимых ценностных ориентаций привело к тому, что современные подростки воспринимают элементы криминальной субкультуры как наиболее приоритетные в настоящее время. Негативные социальные причины становятся источниками конфликтности между обществом и подрастающим поколением. Наблюдая резкую поляризацию, подростки испытывают чувство разочарованности, что способствует увеличению фактов вовлечения подростков в криминальные группировки, в употребление наркотических средств, в занятие проституцией.

Условиями, способствующими росту групповых преступлений молодежи, выступают: неорганизованность досуговой сферы жизнедеятельности подростков, безнадзорность, отсутствие своевременного и эффективного профилактического воздействия, слабое реагирование на факты предпреступного и преступного поведения несовершеннолетних и их взрослых соучастников, кризис системы уголовных наказаний и ресоциализации  ранее осужденных.

Таким образом, антисоциальное поведение несовершеннолетнего взаимообусловлено влиянием психологических и социальных факторов, учитывая которые, необходимо строить систему воспитания подростков.

В главе 4. «Пути преодоления молодежных девиаций на основе формирования правовой культуры современного общества»  говорится, что происходящие в России преобразования, ставят своей основной задачей построение сильного правового государства и создание дееспособного гражданского общества. Однако, продвижение в направлении общества, основанного на праве и приверженного праву, одновременно актуализируют, как двуединую, проблему усиления Российского государства и демократии, ее возможности в решении широкого круга политических и правовых проблем взаимоотношения личности и государства. Вместе с тем в современных условиях российской действительности весьма острыми остаются проблемы преодоления молодежных девиаций, повышения уровня правовой культуры молодежи.

Противоречия положения молодежи связаны с тем, что, представляя наиболее динамичную и востребованную часть социальной структуры общества, имеющую колоссальный потенциал развития, молодежь оказывается в ситуации откладывания реализации своего потенциала. Эта проблема связана как с особенностями экономического и политического реформирования России, так и с непродуманностью социальной политики, не способствующей повышению социального статуса молодежи, что в свою очередь усиливает девиантные формы поведения российской молодежи. Выявление перспектив молодежной политики, ее рисков и ресурсов, учет ошибок и достижений предшествующих этапов ее реализации, может способствовать формированию новой правовой молодежной культуры, которая заложит основы для снижения противоречивости положения молодых людей в социальном пространстве современного общества риска.

Различные молодежные группы и молодежные движения должны иметь возможность заявлять власти о своих требованиях легально и организованно, что позволит правящей элите своевременно реагировать на них.42 Такая система еще находится в стадии становления. Кроме того, одной из важных задач правящей элиты, является обеспечение легитимности оппозиции, включение ее в процесс принятия решений, а следовательно, возложение на нее ответственности за эти решения и их реализацию. Без системы представительства молодежных специализированных групп интересов последовательная инте­грация их в процессе принятия политических решений практически невозможна.

В параграфе 4.1. «Одиночество в контексте постмодернистских трансформаций и сетевизации  современного общества»  говорится, что отечественные исследователи среди основных причин, влияющих на перспективы развития правовой культуры современного российского общества называют трансформационный характер современной России, социально-экономический кризис и его последствия, проблему безопасности, несформированность институтов гражданского общества, непонимание идеи правового плюрализма и, как следствие, политизированность правового сознания, обоснование правовых идеалов моральными, неразделенность правовой и экономической сферы и  др.43

В научной литературе современный этап социальных преобразований в России чаще всего обозначается понятием «трансформация»44. Термина «трансформация» образован от латинского словосочетания «trans», означающего «через», «за», и «forma» – форма, внешний вид, образ, облик, т.е. в буквальном смысле «трансформация» обозначает изменение формы, переход «через» форму. В общественных науках термин «трансформация» стал использоваться с середины прошлого века, однако трансформация рассматривалась в этот период в качестве модификации понятия «модернизация». В настоящее время понятие «трансформация» используется как самостоятельное, ключевое понятие в исследовании современных обществ45.

Процесс трансформации общества, радикальных структурных перемен предполагает существенное усиление значимости законности, правовой дисциплины как регламентирующих социетальную систему факторов.

Поэтому необходимо рассматривать правовые ценности не изолированно, а в контексте целостного ценностного сознания социальных субъектов. Такие различные ценности, как правовые, политические, эстетические, трудовые, нравственные, и иные – разделены только в сознании исследователей, а респонденты обладают нерасчлененным ценностным сознанием, которое можно представить как открытую саморазвивающуюся систему, элементы которой – взаимосвязанные отдельные ценности – выступят как социетальные, имеющие свою сложную структуру, подсистемы. В современном отечественном обществознании понимание динамики ценностей сводится в основном к фиксации «переходов» из блока наиболее предпочитаемых ценностей в менее предпочитаемые или отвергаемые ценностные блоки. Однако вопрос о том, почему предпочитаемые ценности могут мотивировать, а могут и не мотивировать поведение людей, остается недостаточно изученным.

Формирующаяся реальная новая российская правовая ментальность характеризуется внутренней противоречивостью, эклектизмом, одновременным сосуществованием в ней разнонаправленных тенденций. Так, в массовом сознании одновременно, сосуществуют как минимум две нормативные системы: «закон для чужих» и «закон для себя и своих». На наш взгляд, такие девиации правосознания и правового поведения могут быть интерпретированы, во-первых, как следствие уже рассмотренной нами психологической аномии переходного периода, направившего изменение социально-классовой структуры общества в направлении углубления имущественной        поляризации, обусловившей «многослоность» социальных и правовых норм, и, во-вторых, как  проявление правового нигилизма на всех социальных уровнях, от представителей власти до маргиналов. Истоком правового нигилизма, если отвлечься от его долговременных социокультурных корней, является беспорядочная и необоснованно жесткая политика государства, злоупотребление идеей законности. Эти многообразные процессы, накладываясь друг на друга, задают деформацию массового правового поведения. Отсутствие в России зрелых предпосылок формирования гражданского общества, криминализация различных социальных сфер и массовая ориентация людей просто на физическое выживание тормозят развитие адекватного правопонимания. Материально обездоленное население не может быть субъектом права. Ведь право как необходимая форма свободы вообще возможно и имеет смысл лишь при существовании свободных личностей — субъектов права. И только там, где индивиды свободны и, следовательно, ответственны, в принципе возможны правовые отношения и правопорядок вообще.

Таким образом, говоря о тенденциях и перспективах развития правовой культуры в современной России необходимо отметить, что сегодня в российском обществе прослеживается тенденция к формированию антропоцентристской правовой культуры, что находит некоторое отражение в изменении государственного, гражданского, уголовного, процессуального законодательства, в заново формулируемой правовой доктрине, в реформе правовых институтов46.

Важной тенденцией формирования правовой культуры можно считать определенный рост доверия за последний год к судам и другим правоохранительным органам (прокуратуре, ФСБ, милиции) и одновременно некоторое уменьшение недоверия к ним. В этом, несомненно, сказывается эффект демонстративных мероприятий вроде борьбы с «оборотнями в погонах», борьбы с коррупцией и злоупотреблениями со стороны высших должностных лиц и представителей бизнеса и т.д. Однако не следует недооценивать и реалистичности, внутреннего чутья людей, которые видят усилия президента и части правоохранительной системы по развитию правовой жизни в стране.

Подводя итоги параграфа, можно сделать следующий вывод. Проанализировав основные тенденции  и перспективы развития правовой культуры в современном российском обществе мы убеждаемся в том, что, несмотря на многочисленные трудности, связанные с транзитивным характером российского общества, с исторически обусловленным отношением населения к праву, в стране увеличивается количество людей, усматривающих положительные изменения в правовой жизни. Трансформация правопорядка в России предстает в общественном мнении как расширение правового пространства, стремление к соблюдению основных прав и использованию цивилизованных способов взаимодействия социальных и правовых субъектов. Формирование правосознания и правовой культуры - сложный длительный процесс, затрагивающий все стороны общественной жизни. Средствами формирования являются пропаганда права, развитие у граждан юридических знаний, практическое укрепление законности, наличие сильной юридической науки, совершенствование системы правовых актов, которое достигается благодаря наличию в государстве демократичной, эффективной конституции и высокому правовому и технико-юридическому качеству законов и подзаконных актов.

В настоящее время существует масса проблем в процессе формирования правового сознания и правовой культуры. Это, в первую очередь правовая безграмотность населения, сложный процесс правотворчества, нередкое противоречие нормативно-правовых актов реальной действительности, а также не развитая идеология сильного правового государства и, как следствие, правовой нигилизм, отрицание нравственных принципов. Для разрешения этих и других проблем необходимо целенаправленная политика государства в направлении повышения уровня правового сознания и правовой культуры общества через процессы правотворчества, законодательного процесса, а также средств массовой информации, художественной литературы, кино и искусство.

Если же  говорить о  повышении уровня правосознания российских граждан, то  сегодня мы можем  рассчитывать только на тот определенный лад, который отделяет бoлее высокую профессиональную культуру юристов от бытовой правовой культуры и стереотипов массового правосознания. Однако, возможно, следует принять в расчет и инновационные возможности сложившейся в России правовой культуры, которая, безусловно, обладает существенной национальной спецификой, но в то же время открыта и восприимчива к успешному инонациональному опыту, дающему привлекательные основы для заимствования.

В параграфе 4.2. «Информатизация общества как условие влияющее на состояние одиночества» говорится, что одним из  показателей правовой культуры является правовая воспитанность человека,   а так же стремление в любом деле утвердить    правовые    начала   как   высшие   ценности   цивилизации47. К сожалению, в современной России население, в том числе и молодежь,  воспитаны на догматическом, пренебрежительном и поверхностном отношении к правам человека. Дефицит правовой культуры ощущается повсеместно. В деле формирования правовой культуры нашего общества  необходимо использовать  накопленный  человечеством  опыт взаимоотношений личности и государства. Признание у нас приоритета общечеловеческих ценностей,  демократизация и гуманизация общественных процессов поставили на повестку дня  вопрос  о  новых подходах в работе по формированию правовой культуры граждан. Очевидно, что прежние подходы, связанные с воспитанием законопослушных членов общества,  явно недостаточны для создания демократического правового государства48.

В современное время демократия является наиболее востребованной формой политического устройства общества, позволяющей людям не только выбирать управляющих, но и контролировать власть. Несмотря на все проблемы, которые возникают в рамках демократического правления, демократия лучше других справляется с вызовами современности. Поэтому во многих странах мира, не претендовавших прежде на название демократических, предпринимаются попытки создания демократических механизмов управления обществом.

Современная Россия находится на пути демократических преобразований. Трудности, возникающие на этом пути, связаны с поиском наиболее оптимального соотношения ожиданий общества и реальных результатов преобразований. Легитимность власти, от которой общество ожидает эффективного управления и решения актуальных вопросов, является необходимым условием для успешной демократизации. Однако при решении злободневных общественных проблем российская власть, оставаясь легитимной, не всегда использует демократические методы, предполагающие длительное согласование обсуждаемых вопросов со всеми акторами политического процесса, и нередко отдает предпочтение авторитарным методам, при которых решения принимаются быстро, но повышается вероятность ошибок, непродуманных действий и возникает концентрация ответственности за результат на политическом лидере.

Говоря об особенностях российской демократии, прежде всего необходимо отметить сложносоставную структуру общества. Она наиболее точно отражает фундаментальные отличия современной Российской Федерации от большинства стран Европы.

Создание демократических политических институтов и практик в современной России сопровождается острыми спорами об их целесообразности и возможности применения в российском политическом процессе. Ориентационная составляющая политики изменяется медленно, поэтому осознание гражданами необходимости демократической институционализации сталкивается с традиционным подходом к политической сфере. Адаптация демократических институтов к российской специфике происходит в противоборстве с авторитарными тенденциями49.

Модели демократического устройства каждой страны своеобразны, так как демократия не сводится к какому-то единственно возможному, унифицированному набору институтов и правил. Поэтому можно вести речь о конкретной форме демократии в конкретной стране, которая зависит от социально-экономических условий, от традиционного устройства государства, от политической культуры, от сложившегося в обществе восприятия власти. В современной России идет поиск такой модели, отвечающей интересам и потребностям общества.

Сегодня Россия одновременно ищет свое место в быстро меняющемся мире и пытается определить идеологический фундамент внутриполитической консолидации.

Современные дискуссии о модели российской демократии, с одной стороны, подтверждают неизменность демократического выбора России, с другой - ее готовность к самостоятельному строительству демократии. Они позволяют осмыслить нам самим и мировому сообществу опыт и специфические тенденции развития национальных моделей демократии.

Главное - реализм оценок, четкое определение российской демократии как развивающейся. При таком подходе нынешняя политическая реформа - это очередной этап продвижения к цивилизованной демократии с российской спецификой. Очевидно, что в ближайшее время эта специфика будет проявляться в особой роли государства, особенно исполнительной вертикали власти, высоком уровне персонифицированности политического процесса, строгом ограничении на формирование этнических и религиозных политических объединений, постепенном повышении роли в политической деятельности женщин и молодежи, приоритете в общественном сознании и социальной практике социально - экономических свобод над формально-юридическими.

Время обозначит векторы дальнейших преобразований. Россия в буквальном смысле слова выстрадала демократию. Это ее осознанный выбор, разумной альтернативы которому просто нет.

Подводя итоги параграфа можно сделать следующие выводы. Демократизация общества, закрепление прав и свобод человека как одной из основ современного государственного  строя  предполагает  многообразие  и свободный выбор взглядов, жизни и деятельности личности, ограниченный только одним условием:  запретом действий,  разрушающих  личные права других людей. Демократия не является единственной легитимной моделью правления в сегодняшнем мире. Существуют и другие политические системы, которые имеют поддержку со стороны своего народа. Поэтому эволюция демократии свидетельствует о том, что ее качество и стабильность никогда не могут считаться чем-то само собой разумеющимся. Лишь при эффективных ответах на вызовы современности демократия может сохраниться как эволюционирующая, но сохраняющая основополагающие качества, форма организации общественной жизни.

Выбор между демократией и авторитаризмом для большинства граждан страны вполне очевиден, так как достойной альтернативы демократии в современном мире нет. Выбор может быть только между моделями демократии, связанными с ее национальными особенностями. Однако демократия является хрупкой системой, и если не создавать соответствующих условий для ее поддержания, то она будет разрушена. Общество ожидает, зачастую, немедленной отдачи от избранной власти, не задумываясь над тем, что сами граждане делают для того, чтобы система работала эффективно, чтобы представители народа выражали его интересы, были подконтрольны и управляемы. Такая проблема характерна и для России, как для страны, вставшей на путь демократического развития, граждане которой не избалованы вниманием власти и не искушены в демократических тонкостях и нюансах.

Уважение и защита прав человека - это  фундамент,  на  котором троится демократизм государственной власти, политическая структура человеческой свободы. Свобода человека,  оберегаемая государством, порождает волю  и  способность к экономическому и социальному прогрессу, который,  в свою очередь, обеспечивает подлинный мир и  расцвет всего человечества.

В параграфе 4.3. «Глобальная сеть «Интернет»  как инструмент преодоления  одиночества в условиях современности» отмечается, что  в последние годы все большую популярность приобретают разнообразные модели правовоспитательной деятельности, взаимосвязанные с многочисленными концепциями правовой культуры и образования в различных регионах России.

К сожалению можно констатировать отсутствие единства в понимании специфики российской правовой культуры и правового образования, недостаточную теоретическую и методологическую  разработанность данных понятий.

Правовая культура – современная актуальнейшая проблема, поскольку без неё нельзя реализовать потенциал гражданственности, заложенной в Конституции, а также формировать само гражданское общество и правовое государство.

Известно, что правовая культура, как и правовое образование, является важным комплексным компонентом механизма правовой социализации личности – процесса усвоения, принятия и реализации субъектами правовых ценностей общества, идей, переживаний, чувств и эмоций людей, правовых оценок, норм и моделей поведения.

Актуализация вопросов правовой культуры на базе правового образования в современных условиях обусловлена тем, что понятие права во многих случаях становится условием и предпосылкой для формирования гражданского общества, где не могли бы доминировать различные формы насилия.  Почему происходят данные явления, учитывает ли право реальные и разнообразные социокультурные ценности людей, их представления о справедливости и предназначении права —  все это требует исследования права в комплексе социокультурной и антрополого-философской проблем50.

В непростой ситуации, сложившейся в российском обществе в настоящее время, особую важность представляют социально-философские исследования, способные выработать концептуальные рекомендации для выбора путей развития государства, общества и права. Социально-философский анализ правовой культуры призван выявить наиболее важные тенденции и перспективы развития правовой культуры в современной России с целью преодоления девиантных тенденций в молодежной среде.

Правовое воспитание современной российской молодежи есть планомерный, управляемый, организованный, систематический и целенаправленный процесс воздействия на сознание, психологию молодого поколения Российской Федерации всей совокупности многообразных правовоспитательных форм, средств и методов, имеющихся в арсенале современной правовой деятельности, с целью формирования в их правосознании глубоких и устойчивых правовых знаний, убеждений, потребностей, ценностей, привычек правомерного поведения51.

Молодёжная девиация отражает систему социальных отношений в обществе. Характер отклоняющегося поведения молодёжи и его детерминация таковы, что в борьбе с ними должны применяться не только меры уголовной репрессии, но и в первую очередь превентивные подходы.

Первостепенное значение имеют нейтрализация, блокирование, ограничение действий экономических, социальных и морально-психологических причин и условий такого поведения. Жизненно необходима принципиально новая концепция воспитания нового поколения, основополагающей идеей, которой могло бы стать превращение ребёнка из объекта воспитательного воздействия в активного участника процесса социализации личности52.

Социальная практика многих развитых стран свидетельствует о том, что правильно организованная профилактическая работа в среде детей и подростков приносит значительный общесоциальный эффект, а также уменьшает число девиаций в молодёжной среде.

В совокупности социальная профилактика отклоняющегося поведения молодёжи включает следующие основные направления:

– минимализация, нейтрализация и по возможности устранение социальных детерминант отклоняющегося поведения детей и подростков;

– сокращение факторов и условий, способствующих ситуациям, при которых дети становятся жертвами преступлений;

– активизация и развитие позитивных социальных и личностных факторов и процессов, обеспечивающих оптимальную социализацию детей и подростков, стимулирующих их социально – нормативное поведение;

– обеспечение реабилитации дезадаптированных несовершеннолетних детей и подростков с отклоняющимся поведением, в том числе исправления малолетних правонарушителей.

В сложившихся обстоятельствах представляется очевидным, что решение данной проблемы нужно искать в 2-х ракурсах: профилактике потенциальных дезадаптаций и социально-психологической реабилитации и реадаптации детей и подростков, утративших навыки и установки социально-нормативного поведения.

В связи с отмеченной ситуацией в молодёжном социуме, считаем целесообразным в качестве рекомендательных приоритетных мероприятий по преодолению негативных форм девиации в молодёжной среде предложить:

– создание условий для включения молодёжи в социально-экономическую, политическую и культурную жизнь общества;

– анализ и внедрение положительного зарубежного опыта привлечения молодёжи для решения задач в экономической и социальной сферах жизни общества;

– анализ и подготовку нормативно-трудовой базы в целях защиты прав молодёжи;

– организацию и проведение межрегиональных семинаров и конференций по вопросам социальной работы с молодёжью.

Кроме того, необходимо совершенствование деятельности учреждений и организаций, занимающихся различными аспектами профилактики и реабилитации лиц, подверженных негативной девиации:

– разработку и реализацию мер по правовой защите и социальной адаптации молодёжи, оказавшейся в трудной жизненной ситуации;

– организацию досуговой деятельности, ориентированной на обеспечение самоопределения личности, создание условий для её самореализации; – пропаганду здорового образа жизни молодёжи;

– методическое обеспечение организаций, работающих с молодёжью по месту жительства в сфере досуга и спорта; – активизацию деятельности института цензуры в СМИ и условиях префигуративного общества;

– разработку и реализацию мер, способствующих укреплению института семьи и брака53.

В заключение параграфа можно сделать следующий вывод, правовая культура - необходимое условие сознательного осуществления гражданином его долга перед обществом, реализации его гражданских прав и свобод. Опосредованное молодыми людьми прав, свобод и обязанностей в поведении и деятельности способствует преодолению отсталых взглядов, отклоняющегося поведения граждан, предотвращению случаев произвола и насилия над личностью. Научно обоснованные правовые представления молодых людей являются предпосылками укрепления законности и правопорядка, без чего невозможно построить гражданское общество и правовое государство. Правильное воспитание каждой отдельной личности ведет к созданию культурного, социально активного и законопослушного общества и преодолению девиантных форм поведения молодежи в нем.

В современном российском обществе правовое воспитание молодежи становится общегосударственной задачей, т.к. показатели и качество правовой воспитанности молодых людей напрямую влияют на развитие страны, особенно это важно для развития правового государства, однако следует отметить, что формирование правовой культуры - это сложный и длительный процесс, затрагивающий все стороны общественной жизни. Средствами формирования правовой культуры являются пропаганда права, развитие у граждан юридических знаний, практическое укрепление законности, наличие сильной юридической науки, совершенствование системы правовых актов, которое достигается благодаря наличию в государстве демократичной, эффективной конституции и высокому правовому и технико-юридическому качеству законов и подзаконных актов. Пример руководителей, должностных лиц государственного аппарата, участвующих в законодательной и правоприменительной деятельности оказывает большое влияние в процессе формирования правовой культуры общества.

В Заключении подводятся итоги исследования, формулируются основные выводы и обобщения, обозначаются возможные перспективы дальнейшего исследования.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

Монографии:

  1. Бугаенко Ю.Ю. Теоретико-методологические основания исследования правовой культуры общества на социальном поведении молодежи. - Краснодар: Из-во «Издательский дом ЮГ», 2011. – 3 п.л.
  2. Бугаенко Ю.Ю. Основные детерминанты влияния трансформирующейся правовой культуры современного российского общества на девиантное поведение молодежи. - Краснодар: Из-во «Издательский дом ЮГ», 2012. – 3,9  п.л.
  3. Бугаенко Ю.Ю. Молодежные девиации в контекcте  трансформаций правовой культуры современного общества. – Краснодар: Из-во «Издательский дом ЮГ», 2012.  -  7,1  п.л.

Научные статьи, опубликованные в изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки России:

  1. Бугаенко Ю.Ю. Правовая культура в современной России (концептуальный анализ) // Социально-гуманитарные знания. 2006. №11. – 0,4 п.л.
  2. Бугаенко Ю.Ю. Концептуализация понятия правовая культура с позиций социальной философии // Общество и право.  2012. №4. – 0,5 п.л.
  3. Бугаенко Ю.Ю. Молодежные субкультуры в России: Традиционные специфические факторы // Поиск. 2012. №6. – 0,4 п.л.
  4. Бугаенко Ю.Ю. Правовой нигилизм как социокультурный феномен в современном российском обществе // Социально-гуманитарные знания. 2012. №6. – 0,4 п.л.
  5. Бугаенко Ю.Ю. Молодежная девиантность в обществе в ракурсе культурного сдвига постмодерна // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. 2012. №3. – 0,4 п.л.
  6. Бугаенко Ю.Ю. Правовое воспитание современной молодежи // Историческая и социально образовательная мысль. 2012. №4. – 0,4 п.л.
  7. Бугаенко Ю.Ю. Влияние государства на уровень правового нигилизма в современном российском обществе // Власть. 2012. №6. – 0,4 п.л.
  8. Бугаенко Ю.Ю. Демократизация общества как основа развития правовой культуры современной России // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. 2012. №4. – 0,4 п.л.
  9. Бугаенко Ю.Ю. Влияние процесса глобализации на правовую культуру в современном обществе // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия Социология. 2013.  №1. – 0,4 п.л.

В других изданиях:

  1. Бугаенко Ю.Ю. Базовые основания российской  правовой культуры// Теория и практика общественного развития.2006. №3. – 0,9. п.л.
  2. Бугаенко Ю.Ю. Методологические основания социально-философского изучения правовой культуры // Материалы 6-й Всероссийской научной читательской конференции молодых ученых «Актуальные социально-правовые проблемы развития транзитивного общества». Краснодар: КрУ МВД России, 2006. – 0,9 п.л.
  3. Бугаенко Ю.Ю. Составляющие правовой культуры // Труды молодых ученых. Краснодар: КрУ МВД России, 2006. – 0,9 п.л.
  4. Бугаенко Ю.Ю. Деформации и кризисные явления в правовой культуре современного российского общества // Общество и право. 2007. №1(15). – 0,8. п.л.
  5. Бугаенко Ю.Ю. Социально-философская интерпретация девиантности молодежи в контексте трансформации правовой культуры современного общества (концепция исследования проблемы) // Теория и практика общественного развития. 2009. №3-4. – 0,8 п.л.
  6. Бугаенко Ю.Ю. Факторы, детерминирующие молодежные девиации // Общество: политика, экономика, право. / прил.  к журн. «Теория и практика общественного развития». Краснодар: Издательский дом «ХОРС» 2009. №1. – 0,4 п.л.
  7. Бугаенко Ю.Ю. Деформирующее влияние правового нигилизма на правовую культуру // Сборник материалов 5-й международной научной читательской конференции: Актуальные социально-политические и правовые проблемы развития российского общества. / прил.  к журн. «Теория и практика общественного развития». Краснодар: Издательский дом «ХОРС», 2009. – 0,2 п.л.
  8. Бугаенко Ю.Ю. Основы права // Под общей редакцией профессора М.Б. Смоленского / соавтор. С.А.  Мерзаканов, Е.Н. Новикова, А.М. Карапетян. Москва, 2009. – 16,5 п.л.
  9. Бугаенко Ю.Ю.  Криминогенные процессы в современном российском обществе: причины, динамика, перспективы // Под общей редакцией профессора М.Ю. Попова / соавтор. Ю.А. Агафонов, В.А. Андрухов, А.В. Кузнецова, М.Ю. Попов, П.А. Сельцовский, В.Л. Харсеева. Учебно-методическая работа. Краснодар, 2010. – 15 п.л.
  10. Бугаенко Ю.Ю. Экстремизм и межэтнические отношения в молодежной среде Российской Федерации / соавтор. А.В. Сериков, В.В. Черноус, Е.О. Кубякин, И.А. Новиков, М.Р. Пшидаток, А.М. Бжасо // Учебное пособие. Ростов-на-Дону, 2010. – 10,3 п.л.
  11. Бугаенко Ю.Ю. Особенности формирования гражданского общества в условиях социальной трансформации // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. 2010. №1. – 0,4 п.л.
  12. Бугаенко Ю.Ю. Влияние правовой культуры на личность в современной России // Сборник материалов 1-й всероссийской читательской конференции. Россия: вчера, сегодня, завтра/ прил.  к журн. «Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки». Краснодар: Издательский центр  «Наука и образование»2010. – 0,4 п.л.
  13. Бугаенко Ю.Ю. Социальные процессы в формировании правовой культуры молодежи // Материалы Международной научно-практической конференции Образование и наука ХХI Века-2012.  София, Болгария (15-16 октября). – 0,2 п.л.
  14. Бугаенко Ю.Ю. Социальный контекст детерминирующий молодежные девиации и трансформацию правовой культуры // Материалы IV Всероссийского социологического конгресса в Уфе Социология и общество: глобальные вызовы и региональное развитие.  (23-25 октября) 2012. – 0,2 п.л.
  15. Бугаенко Ю.Ю. Информационное общество как современный этап общественного прогресса // Вестник Краснодарского университета МВД России 2012. №3. – 0,3 п.л.
  16. Бугаенко Ю.Ю. Влияние правового менталитета на правовое сознание и правовое поведение индивида // Актуальные вопросы социально-гуманитарного знания: история и современность. Краснодар, 2013. – 0,3 п.л.
  17. Бугаенко Ю.Ю. Особенности формирования гражданского общества в условиях  социальной трансформации // Сборник материалов Всероссийского научно-теоретического круглого стола. «Условия и перспективы национальной безопасности современной России»: выступление. Краснодар, 2011. – 0,4 п.л.
  18. Бугаенко Ю.Ю. Культурная преемственность поколения // Социальное партнерство в России: фактор инновационного развития и общенациональной солидарности. Международная научно-практическая конференция 19-20 апреля: тезис. Ростов-на-Дону, 2012. – 0,2 п.л.

1 Добреньков В.И. Российское общество: современная ситуация и перспективы //Тезисы докладов и выступлений на II Всероссийском социологическом конгрессе «Российское общество и социология в XXI веке: социальные вызовы и альтернативы»: В 3 т. — М., 2003. — Т. 1. С. 4-5.

2 Российская газ. 2008. 6 нояб.

3 Путин В.В. Выступление и дискуссия на Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности // Рос. газ. 2007. 10 февр.

4 Тоффлер Э. Третья волна. М., 2004. С. 31.

5 См.: Друкер П. Посткапиталистическое общество // Новая постиндустриальная волна на Западе: Антология / Под ред. В.Л. Иноземцева. М.: Academia, 1999; Ferrarotti F. The Myth of Inevitable Progress. Westport (Conn.). London, 1985; Добреньков В.И. Глобализация и Россия: Социологический анализ.  М., 2006;  Бек У. Общество риска. На пути к другому модерну. М., 2000; Полякова Н.Л.  ХХ век в социологических теориях общества. М., 2004; Мальковская И.А. Профиль информационно-коммуникативного общества (обзор современных теорий) // Социологические исследования. 2007. № 2; Бауман З. Индивидуализированное общество. М., 2005; и др.

6Адорно  Теодор В. Негативная диалектика : Пер. с нем. — М.: Академический проект, 2011.

7Штомпка П. Социология социальных изменений: Пер. с англ.  / Под ред. В. А. Ядова. М.: Аспект Пресс, 2006.

8 Шереги Ф. Э. Социология девиации: Прикладные исследования. М.: Центр социальн. прогнозирования, 2004. С. 5.

9См: Чупров В. И., Зубок Ю. А. Социология молодежи. М.: Норма, 2011.;  Ильинский И. М. Прошлое в Настоящем: Избранное. М.: Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2011.

10Инглхарт Р.  Постмодерн: меняющиеся ценности и изменяющиеся общества

http://www.sociology.mephi.ru/docs/polit/html/ingl.htm

11 Inglehart R. The Silent Revolution: Changing Values and Political>

12Социальная психология / Под ред. А.Н. Сухова, А.А. Деркача. – М.: Академия, 2001.

13Ювенология и ювенальная политика в ХХI веке: опыт комплексного междисциплинарного исследования / Под ред. Е.В. Слуцкого. – СПб.: Знание, 2004.

14 Чернышенко А.Г. Правосознание: понятие, структура, сущность в контексте социокультурного анализа // Научная мысль Кавказа. Приложение. 2002. № 15. С. 38.

15 Клейменова Е. В., Моралева КА. Правовая культура и ее стандарты в конституциях Российской Федерации//Правоведение. 2003. №1. С. 52.

16 Венгеров А.Б. Теория государства и права. Часть II. Теория права. М., 2006.

17 Ковалева И. В. Ценности правовой культуры в представлениях российского общества конца XIX - начала XX вв. Великий Новгород, 2002. С. 28.

18 Сальников В.П. Правовая культура // Актуальные проблемы теории права / Под ред. К.Б. Толкачева и А.Г. Хабибулина. Уфа, 2005. С. 150-151.

19 Сальников В.П. Правовая культура // Актуальные проблемы теории права / под ред. К.Б. Толкачева и А.Г. Хабибуллина Уфа, 2005. 152.

20 Каминская В.И., Ратиков А.Р. Правосознание как элемент правовой культуры // Правовая культура и вопросы правового воспитания М., 2004. С. 43.

21 Иноземцев В. Л. Современная глобализация и ее восприятие в мире  // Век глобализации. 2008. №1. С. 17.

22 Романова Л.М. Политико-правовая трансформация национального суверенитета в глобализационных процессах. Ростов н/Д, 2008. С. 5.

23Кабалкин А., Санникова JI. Глобализация правового пространства и новеллы российского гражданского законодательства // Российская юстиция. 2001. № 12.С.18.

24 Емчура Е. Современная молодежь и каналы ее социализации. Вестник московского университета. Серия 18. Социология и политология. 2006. №3. С.13.

25Социальная философия / Под ред. Н.В.Лавриненко. М., 2001.С.76.

26Гилинский Я. Девиантология: социология преступности, наркотизма, проституции, самоубийств и других «отклонений». СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2004.С.123.

27Добреньков В.И. Российское общество: современная ситуация

и перспективы // Тезисы докладов и выступлений на II Всероссийском

социологическом конгрессе Российское общество и социология в XXI

веке: социальные вызовы и альтернативы: В 3 т. М., 2003. Т. 1.С.15.

28Смоленский М.Б. Правовая культура: опыт социокультурного анализа. Ростов н/Д., 2002. С. 62.

29Социальная философия / Под ред. Н.В.Лавриненко. М., 2001. С.74.

30 Александрова О.С. Диалектика и мнение. Владимир, 2005. С. 11

31 Овчинников А.И. Глобализация и идея универсального правопорядка в современном юридическом мышлении // Журнал «Правовая политика и правовая жизнь». №2 (15), 2004. С. 77.

32 Самыгин П.С. Отчуждение права как социальный феномен современной России // Юридический вестник. 2003. № 1. С. 76.

33Омельченко Е. Молодёжные культуры и субкультуры. – М.: Институт социологии РАН, 2000. С. 7  22.

34 Maffesoli М. Du nomadisme. Vagabondages initiatiques. Paris: Le Livre de Poche, 1997.Р.217.

35Суртаев В. Я. Молодежная культура. СПб., 1999.С.46.

36Российский статистический ежегодник 2010: Стат. сб. /Госкомстат России. М., 2010. С. 189.

37Российский статистический ежегодник 2010: Стат. сб. /Госкомстат России. М., 2010. С.146.

38 Фуко М. Надзирать и наказывать. Рождение тюрьмы. М., 1999. С. 441.

39 Ломброзо Ч. Преступный человек. М., 2005. С. 25.

40Змановская Е.В. Девиантология (психология отклоняющегося поведения) / Е.В. Змановская. - Москва: Издательский центр «Академия», 2003. С.129.

41 Змановская Е.В. Девиантология (психология отклоняющегося поведения). - М., 2003.C. 98.

42 Ильинский И.М. Молодежь и молодежная политика. Философия. История. Теория. Москва, «ГОЛОС», 2001,с. 174

43 Ковалева И.В. Ценности правовой культуры в представлениях  российского общества конца XIX – начала XXв. Великий Новгород, 2002. С. 123.

44 Десять лет после августа. Предпосылки, итоги и перспективы российской трансформации. Фонд «Либеральная миссиия». М., 2002; Заславская Т.И. Социоструктурный аспект трансформации российского общества // Социс. 2001. №8 . С. 3 – 11.

45 Локосов В.В. Российское сообщество: трансформация целей, интересов, ценностей. – М.: РИЦ ИСПИ РАН, 2006. С. 38 – 39.

46 Ковалева И. В. Ценности правовой культуры в представлениях российского общества конца XIX - начала XX вв. Великий Новгород, 2002. С. 91.

47Формация или цивилизация? (Материалы «круглого стола») // Вопросы философии. 2000. № 10.С.94-95.

48Оболонский А. В. Драма российской политической истории: система против личности. М., 2004. С.18.

49 Шапиро И. Переосмысливая теорию демократии в свете современной политики / Полис. - [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.politstudies.ru/ fulltext/2001/3/2. htm, свободный

50 Зубова Я.В. Правовое образование и правовое воспитание: вопросы взаимодействия // Вестник АГУ. – Майкоп : Изд-во АГУ, 2006.  № 2.   С. 194 – 197.  

51См.: Любин В.П. Дискуссии о политической культуре современной России // Россия и современный мир. 2002. № 2. С.322.

52 Толок Е.С. Проблема молодёжной девиации в современной России: причины и пути преодоления // Стратегии социализации молодежи в глобальном мире. Саратов. 2011. С. 170.

53 Ивлев А.В., Шевченко Е.В. Механизмы и принципы межсекторного и межведомственного взаимодействия в работе с молодёжью группы риска// Социальные технологии, исследования.  2009.  № 6. С.64-74.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.