WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

ХУБУТИЯ Медея Вахтанговна

МИФОЛОГИЗАЦИЯ МАССОВОГО СОЗНАНИЯ В УСЛОВИЯХ ДЕМОКРАТИЗАЦИИ СОВРЕМЕННОГО РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА

09.00.11 – социальная философия

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Краснодар - 2012

Работа выполнена в ФГБОУ ВПО «Донской государственный

технический университет»

Научный руководитель:

доктор философских наук, доцент

Колесникова Галина Ивановна

Официальные оппоненты:

Гришай Елена Васильевна

доктор философских наук, профессор

ФГКОУ ВПО «Краснодарский университет МВД России»

заместитель начальника научно-исследовательского отдела

Нечипуренко Виктор Николаевич

доктор философских наук, профессор

ФГАОУ ВПО «Южный федеральный

университет»

профессор кафедры исторической

культурологии факультета философии и культурологии

Ведущая организация:

ФГБОУ ВПО «Южно-Российский

государственный технический

университет (Новочеркасский

политехнический институт)»

Защита состоится «19» октября 2012 г. в  ___ на заседании диссертационного совета ДМ 203.017.01 по философским и социологическим наукам при Краснодарском университете МВД России (350005, г. Краснодар, ул. Ярославская, 128, зал заседаний диссертационного совета).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Краснодарского университета МВД России (350005, г. Краснодар, ул. Ярославская,128).

Автореферат разослан «__» сентября 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                                 С.Г. Черников

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Проблема мифологизации массового сознания заняла одно из центральных мест в исследовательском спектре современной социальной философии в контексте происходящих в современном мире социально-экономических и социокультурных процессов, заключающихся в глобализации экономики и культуры, размывании национальных идентичностей и традиционных ценностей с последующим утверждением унифицированных и вестернизированных ценностей, ростом отчуждения и атомизации личности. «Массовизация» социума и появление феномена «массового человека» - атомизированного и, в то же время, деиндивидуализированного, легко поддающегося влиянию на свое сознание со стороны каких-либо внешних сил, способствовали возрастанию роли мифологических представлений в современном обществе, выдвижению мифа на приоритетные позиции в управленческом инструментарии современного общества.

Формирование информационного общества и возрастающее влияние электронных средств массовой информации на мировоззрение и систему ценностей людей способствовали реанимации мифа как важнейшего компонента системы управления общественным сознанием. Средства массовой информации в современном мире превратились в один из важнейших инструментов по конструированию, поддержанию или разрушению социального порядка посредством использования манипуляционных технологий, позволяющих не только воздействовать на ценностные и мировоззренческие установки населения, но и осуществлять фактическое управление поведением индивидов и социальных групп, определять уровень и направление их политической и социальной активности. 

Особенную значимость миф приобретает в периоды трансформационных преобразований, выступая в качестве одного из ключевых средств конструирования идентичности и системы ценностей, сохранения и воспроизводства социального порядка. В России, вследствие кризиса и распада советской системы и отказа от господствовавшей коммунистической идеологии, произошла девальвация ценностей, переоценка мировоззренческих и поведенческих установок. На личностном уровне происходила потеря жизненных ориентаций, целостного видения окружающей реальности. Прежний набор социально значимых ценностей оказался лишенным смысла в изменившихся политических и экономических условиях, потерял свою значимость, особенно для молодых поколений российских граждан. Этому способствовала и массированная кампания по дискредитации советского прошлого, развернутая средствами массовой информации.

Справедливая критика недостатков советской системы, разоблачение мифологической компоненты коммунистической идеологии сочетались с созданием и культивацией новой мифологии. Но социальная реальность стремительно опровергала новые мифы, апологизирующие капиталистическую модель экономики. Политическая нестабильность и экономический кризис в еще большей степени способствовали росту пессимистических и негативистских настроений в социуме, разочарованию в новой демократической системе, которая отнюдь не означала, как оказалось, большего процветания и материального благополучия для основной массы населения страны. Растерянный и опустошенный россиянин «эпохи реформ» представлял собой прекрасный объект для манипуляций со стороны заинтересованных лиц или групп, создающих и транслирующих мифы определенного содержания и определенной идеологической направленности.

       Демократизация политической и экономической жизни в постсоветской России по-новому поставила вопрос о месте и роли мифа в жизни пореформенного российского общества. Необходимостью анализа влияния процессов демократизации на распространение мифологических представлений в массовом сознании современных россиян и обусловлена актуальность данного исследования.

Степень научной разработанности темы исследования. Природа мифа находилась в центре внимания философов, начиная с эпохи античности. Но лишь во второй половине XIX – начале ХХ вв. началось исследование влияния мифологических представлений на массовое сознание, чему способствовало формирование массового общества и, соответственно, возросший интерес к проблемам управления массовым сознанием.

Среди философов, социологов, психологов, рассматривавших проблематику массового сознания и место человека в массовом обществе, прежде всего, следует отметить Ф.Ницше, Х. Ортега-и-Гассета, Г. Лебона, Г. Тарда, В.Парето. Значителен вклад Г. Лебона, анализировавшего особенности психологии «толпы» и «человека толпы» и одним из первых обратившего внимание на то, что сознание масс гораздо легче подчиняется внушаемым иррациональным идеям, чем аргументированной теории. Х. Ортега-и-Гассет также подчеркивал зависимость «массового человека» от внушаемых ему идей и лозунгов, обращая внимание на материализм и потребительство человека «массового общества». Необходимо отметить и значимый вклад в изучение проблематики массового сознания З. Фрейда, К.Г.Юнга.

В более поздний период проблемы массового сознания исследовали представители Франкфуртской школы (Т. Адорно, М. Хоркхаймер, Г. Маркузе, Э. Фромм). На специфику массового общества в контексте происходящих в современном мире социальных трансформаций обращали внимание Ж. Бодрийяр, Г. Дебор, Г. Маркузе. Л. Леви-Брюль, К. Леви-Стросс, Э. Дюркгейм, М. Мосс, Б. Малиновски заложили основы современных научных представлений о мифе, его структуре и социальных функциях. К. Леви-Стросс, изучая логические конструкции, заложенные в основании мифологических представлений, обращал внимание на отсутствие принципиальных различий между мифологическим мышлением древнего и современного человека. Р. Барт исследовал особенности современной мифологии как средства управления обществом и получения прибыли. Э. Кассирер анализировал современный политический миф. Среди отечественных исследователей мифа следует отметить А. Лосева, Е. Мелетинского.

В контексте исследований массового сознания русского народа следует обратить внимание на работы таких классиков русской философии как А. Герцен, М. Бакунин, Н. Бердяев, П. Лавров и т.д. Массовое сознание русского народа рассматривалось такими авторами, как Н. Бердяев, Л. Карсавин, Н. Лосский, С.Франк.

Более поздние исследования массового сознания советскими и российскими учеными представлены в работах Э. Баталова, Г. Дилигенского, М. Горшкова, А. Кухаркина, И. Кона, Б. Поршнева и др. Среди современных авторов значительное внимание проблематике массового сознания уделено в работах  Ю. Волкова,  М. Маринова, Е. Павловой, М. Попова, Ж. Тощенко. Проблемы мифологизации массового сознания рассматривают в своих работах  М. Борисенко, Л. Васильева,  П. Гуревич, В. Гущин,  А.Топорков, М. Чикурова, Н. Шестов и др.

Особую значимость для настоящей работы имеют исследования, посвященные анализу современной «демократической» мифологии как средства управления массовым сознанием. Хороший анализ практики демократических выборов как манипулирования поведением избирателей со стороны профессиональных политических авторов дал П. Бурдье в работе «Социология политики».

Среди отечественных авторов  следует назвать имена А. Зиновьева, Р. Вахитова, Л. Гудкова, С. Кара-Мурзы,  А. Косарева, и др. Р. Вахитов обращает внимание на архаичную составляющую ключевых демократических мифов, направленных на поддержание легитимности демократической формы правления.

А. Ситников, Е. Гришин, Е. Галкина, А. Чаблин рассматривают роль мифов в управлении поведением избирателей в период предвыборных кампаний. Л. Воеводина, Э. Сайко, Т. Корниенко обращает внимание на особенности мифотворчества в современном обществе. В. Шнирельман исследует особенности этнонационалистической мифологии в современной России.

Г. Колесникова рассматривает проблемы манипуляции сознанием личности в современном обществе, акцентируя внимание на анализе социальных механизмов манипулятивной практики. По мнению исследователя, «главными процессами, определяющими специфику содержательного наполнения социального механизма манипуляции сознанием личности являются: 1) процесс создания объективных условий жизни и 2) процесс организации личностью своей поведенческой деятельности, которая формируется под влиянием двух факторов». Н. Ореховская, Н. Шестов, В. Райков рассматривают проблемы эволюции массового сознания в современном российском обществе. Следует также обратить внимание на работу С. Горовой, посвященную социально-философскому анализу массового сознания.

Работы видного российского философа А. Зиновьева посвящены исследованию природы советского и западного обществ, но также автор уделяет внимание и ключевым мифам, на которые опираются коммунистическая и капиталистическая идеологические системы. С. Кара-Мурза рассматривает проблемы манипуляции сознанием в современном российском обществе, обращая внимание на важнейшие мифы, культивируемые современными российскими СМИ, и освещает механизмы манипуляционных технологий, используемых в процессе социального мифотворчества. Л. Гудков исследует актуальную для России тему негативной идентичности, уделяя особое внимание рассмотрению играющих важную роль в конструировании негативной идентичности мифов, прежде всего мифа о «врагах». Ряд исследователей (Дугин А.  Кащук, А. Короченский, И.  Карпенко) рассматривают роль современных средств масс-медиа в генерировании и распространении мифов, влияние масс-медиа на сознание и поведение современного человека.

Несмотря на достаточно значительный спектр исследований, посвященных проблематике мифологизации массового сознания, следует отметить недостаточную разработанность данной темы. Прежде всего, существует определенный недостаток литературы обобщающего характера, посвященной вопросам влияния трансформационных процессов в современной России на роль и значение мифологической составляющей в массовом сознании современных российских граждан. Большинство научных работ по данной теме посвящено ее конкретным аспектам, тогда как существует необходимость комплексного анализа мифологизации сознания российского общества как непосредственного результата его политической трансформации. Необходимостью углубления знаний по данному вопросу и продиктована данная тема.

Цель исследования является социально-философское исследование  сущности мифологизации массового сознания в условиях демократизации современного российского общества.

Достижение поставленной цели требует решения следующих задач исследования:

- систематизировать теоретические подходы к изучению феномена мифа как формы выражения элементов общественного сознания; 

- охарактеризовать влияние мифа на массовое сознание в современном обществе как важном компоненте управления сознанием и поведением масс;

- проанализировать природу  демократии как глобального мифа современности;

- исследовать ключевые мифы современной демократии как формы господства демократического метанарратива;

- выявить особенности и соотношение советской и демократической мифологии в контексте трансформационных процессов в современной России;

- обозначить и проанализировать особенности социального мифотворчества  и массового сознания в условиях демократизации современной России.

Объектом данного исследования выступает массовое сознание современных российских граждан.

Предметом исследования является феномен мифологизации массового сознания российских граждан в контексте демократических преобразований в современном российском обществе.

Гипотеза исследования. Трансформация социально-экономической и политической системы современной России в процессе перехода от социалистической модели к рыночной демократии привела к существенным изменениям в системе массового сознания российского населения. Девальвация системы ценностей, неопределенность и потеря жизненных ориентиров способствовали опустошению массового сознания российского гражданина, сделав его крайне доступным объектом для внушения различных мифов и манипулирования поведением. Демократические преобразования в России привели не к демифологизации общественного сознания, а наоборот, увеличили роль и значение мифологической составляющей в жизни российского общества. На смену советской мифологии, ориентированной на коммунистический миф, пришла совокупность эклектичных мифологических представлений, состоящая из остаточных компонентов советского мифа, мифов демократии и капитализма, мифов националистического содержания. Отсутствие целостности в восприятии мира способствует облегчению задач власти и средств массовой информации по манипулированию сознанием масс. Внедряя в массовое сознание мифологические представления, власть рассчитывает на сохранение существующего социального порядка и поддержку его со стороны населения, на конструирование новой гражданской идентичности.

Теоретико-методологическая база исследования сформулирована с использованием теоретического наследия  отечественных и зарубежных философов, социологов, психологов, анализирующих проблемы мифологизации массового сознания в современном обществе, а также общенаучные методы познания – анализ и синтез, абстрагирование и типизация, принципы изучения социальных явлений в рамках классической и постнекласической научных парадигм.

Функционалистские концепции рассматривают миф и мифологизацию массового сознания, прежде всего посредством социальных функций мифа, детерминирующих его роль и место в жизни общества, характер влияния на общественное сознание. Особую значимость в контексте данного исследования представляют концепция Г. Лебона, акцентирующая внимание на феномене «толпы» и формируемого в «толпе» массового человека, находящегося во власти мифологических представлений и действующего, руководствуясь иррациональными побуждениями. В рамках постструктуралистской концепции интересны исследования мифа Р. Бартом, который отмечал определенное сходство современности и архаики в плане колоссального влияния мифа на массовое сознание.

При написании настоящей работы автор опирался на труды Х. Ортега-и-Гассета, Ф. Ницше, Г. Лебона, М. Хоркхаймера, Т. Адорно, Ж. Делеза,  Р. Барта. Концепт мифа исследовался на основании работ отечественных исследователей Е. Мелетинского, С. Неклюдова, зарубежных классиков социологии и антропологии Э. Дюркгейма и К. Леви-Стросса. При рассмотрении проблем мифологизации массового сознания в современной России автор использовал работы А. Зиновьева, Л. Гудкова, С. Кара-Мурзы. Демократическая мифология современного общества исследовалась с опорой на работы  Р. Барта, С. Московичи, С.Г. Кара-Мурзы, Р. Вахитова.

В работе был применен ряд методологических подходов, позволяющих с наибольшей точностью рассмотреть тему исследования. Так, диалектический метод позволил рассмотреть проблематику манипуляции сознанием масс в современном российском обществе, типологизируя механизмы социального мифотворчества. Использовался структурно-функциональный подход, направляющий внимание исследователя на характер социальных функций мифа, сравнительно-исторический подход, позволяющий провести параллели между уровнем влияния мифа на массовое сознание в различных исторических эпохах и различных цивилизационных системах. Применялся целый ряд общенаучных принципов: компаративности, детерминизма, системной организации общества.

В ходе диссертационного исследования нами были получены следующие результаты, содержащие элементы научной новизны:

- обосновано, что модернизация социума влечет за собой формирование массового общества, в котором формируется массовое сознание, в наибольшей степени подверженное влиянию мифа;

- выявлено, что в современном обществе миф становится одним из важнейших средств управления массами и поддержания социального порядка;

- охарактеризован и теоретически описан демократический миф как основополагающий метанарратив современности, ориентирующий общество на восприятие демократии как универсальной и единственно истинной формы политического и социального порядка;

- определены ключевые компоненты демократического мифа, включая мифы о выборах и о свободе слова, направленные на легитимацию демократии;

- установлено, что в процессе распада советской системы и демократизации российского общества произошла трансформация советской мифологии в мифологию постсоветскую, эклектичную и симулятивную по своей сути;

- обосновано, что в постсоветскую эпоху фактически произошла подмена идеологии мифом, эклектичное и противоречивое социальное мифотворчество способствовало повышению внушаемости масс и облегчило манипулирование ими со стороны СМИ и властных элит.

Новизна диссертационного исследования заключается в следующих положениях, выносимых на защиту.

1. Массовизация общества стала результатом модернизации социума, сопровождавшейся разрушением традиционных социальных устоев, индустриализацией и капитализацией, урбанизационными процессами и консолидацией этнотерриториальных общностей в нации. «Массовый человек» гораздо более внушаем, подвержен внешнему влиянию как раз вследствие своей атомизированности, разрыва прежних социальных связей, гарантировавших его включенность в жизнь конкретной общности. Именно в массовом обществе и происходит формирование массового сознания, в наибольшей степени подверженного процессу мифологизации.

2. Миф является средством формирования картины мира, основанным на бессознательном начале скорее, чем на личном опыте и осознанном осмыслении окружающей реальности. В современном обществе миф становится одним из важных компонентов системы управления сознанием и поведением масс, представая в качестве способа конструирования, сохранения и воспроизводства коллективной идентичности, поддержания социального порядка. Повышение роли мифа в обществе происходит параллельно созданию и развитию системы средств массовой информации и коммуникации, прежде всего электронных, благодаря которым значительно облегчаются механизмы внедрения мифа в массы и управления последними с помощью, ретрансляции мифа. Мифологическая составляющая в жизни современного общества, имея тенденцию к повышению своей значимости и уровня влияния на сознание масс, становится сравнимой с местом мифологии в жизни архаических обществ с тем учетом, что из системы, объясняющей окружающую действительность посредством вымышленных представлений, мифология трансформируется в средство управления обществом.

3. Современный мир характеризуется господством демократического метанарратива, мифа о демократии как идеальной и универсальной форме социально-политической организации общества. Абсолютизация мифа о демократии такова, что он не встречает критики среди подавляющего большинства исследователей, политических деятелей и рядовых граждан. Подразумевается, что весь мир должен придерживаться принципов демократии, вне зависимости от национальной и культурной специфики. При этом в основе демократического мифа лежит европоцентризм, поскольку американо-европейская модель демократии признается как единственно правильная для всех без исключения стран и регионов мира. Для политико-экономических элит развитых стран Запада миф о демократии служит прикрытием как власти в собственных государствах, так и монополизации экономических ресурсов и захвата сфер политического влияния в масштабах планеты.

4. Фундаментальное значение для демократической мифологии приобретает целый ряд частных мифов, среди которых особо значимы миф о свободных выборах, ориентированный на легитимацию власти и имитацию участия основной массы населения в процессе реального политического управления, и миф о свободе слова, создающий иллюзию возможности доступа к достоверной информации и публичной критики власти. Институт выборов подразумевает зависимость и подконтрольность власти народу, тогда как реальной полнотой власти обладают элиты, а в выборах даже формально участвует далеко не большая часть населения. Средства массовой информации являются важнейшим инструментом мифологизации массового сознания в современном обществе, делая более достижимым процесс управления общественным мнением и поведением.

5. Распад Советского Союза во многом был вызван подрывом идеологических устоев советского общества, наступившим вследствие распространения мифов антисоветского содержания, фактически копировавших советскую мифологию, но с учетом замены ключевых компонентов противоположными. Распространялись мифы не только «демократические», идеализировавшие рынок и капиталистический порядок, но и националистические. Внедрение последних в сознание широких масс граждан советского государства привело к колоссальной напряженности в межнациональных отношениях, став причиной целого ряда кровопролитных конфликтов на этнической почве, возникших на территории СССР и достигших апогея на постсоветском пространстве. Эклектичность и противоречивость постсоветского мифотворчества способствовала дальнейшей дезорганизации общества, сыграв немаловажную роль во многих негативных процессах, происходящих на постсоветском пространстве. Таким образом, демократизация российского общества способствовала мифологизации общественного сознания, в том числе и посредством распространения новых форм манипуляции массовым сознанием.

6. Кардинальные изменения, произошедшие в жизни российского общества в течение двух последних десятилетий, неизбежно повлекли за собой и соответствующие перемены в области массового сознания, сопровождавшиеся девальвацией существовавшей прежде системы ценностей, трансформацией морально-нравственных и поведенческих установок. Произошел распад советской мифологической системы и разочарование в ней подавляющего большинства граждан. Конфликт между традиционалистской / советской и модернистской / вестернистской компонентами, отсутствие целостной картины социальной реальности  обусловил дезориентацию значительной части общества, способствовал повышению внушаемости и восприятия к различного рода мифам, генерируемым властью или иными заинтересованными кругами, и транслируемыми в общество через средства массовой информации. СМИ в жизни современного российского общества приобрели крайне важную роль именно в качестве транслятора мифов, инструмента манипуляции общественным сознанием. Фактически, миф заменил в современном российском обществе идеологию.

Научно-теоретическая и практическая значимость исследования. В результате данной диссертационной работы была исследована проблема мифологизации массового сознания в контексте демократических преобразований современной России, в том числе выявлены основные особенности демократического мифа как ключевого мифа современности, показан эклектизм мифологического комплекса в современной России.

Материалы исследования могут быть использованы  в дальнейших научных разработках в русле избранной проблематики, в образовательном процессе при совершенствовании программ учебных курсов по социальной философии, политической социологии, истории политических идей и политической истории России и зарубежных стран, социальной психологии, философии управления.

  Апробация работы. Основные положения  и выводы диссертационного исследования заслушаны и обсуждены на заседании кафедры «Связи с общественностью» Донского государственного технического университета и рекомендованы к защите по специальности 09.00.11 – Социальная философия.

Отдельные выводы исследования представлены в докладах на научных конференциях и изложены в выступлениях автора на методологических семинарах: Молодежном Сибирском Психологическом Форуме «Проблемы актуализации молодежного потенциала в условиях инновационного развития России,  (г. Томск, 2007),  Международной научно-практической Интернет-конференции, посвященной 85-летию ДГТУ и 35-летию факультета «Международный» (г. Ростов-на-Дону, 2010), 1-й Международной научно-практической конференции «Современная наука: теория и практика» (г. Ставрополь, 2010), 2-й Научно-практической Интернет-конференции «Язык, наука и техника в современном межкультурном пространстве» (г. Ростов-на-Дону, 2011), Петраковских чтения «Созидающая природа человека» (г. Ижевск, 2011), IV  Международной научно-практической конференции «Молодежь и наука: реальность и будущее» (г. Невинномысск, 2011),  IV Международной научной  конференции «Гуманитарные науки и современность» (г. Москва, 2011), III Международной научно-практической  конференции Кавказ наш общий дом» (г. Ростов-на-Дону, 2011),  Международной научно-практической конференции  молодых ученых «Управление политико-правовыми и социально-экономическими процессами в регионах» (г. Пятигорск, 2012), Всероссийской научной конференции с Международным участием «Бренное и вечное. Человек в пространстве российской государственности: мифология, идеология, социокультурная практика» (г. Великий Новгород, 2012) и др.

  Ряд концептуальных позиций диссертационного исследования был заявлен и прошел апробацию в процессе сотрудничества с учебно-методической лабораторией «Берестяная грамота» философского факультета Новгородского государственного университета им. Ярослава Мудрого (г. Великий Новгород), что подтверждено участием в ежегодной Всероссийской научной конференции философского факультета НовГУ «Бренное и вечное» (2011, 2012)

Материалы исследования апробированы и внедрены в научной и проектной деятельности Научно-внедренческого центра Международного исследовательского института (г. Москва), что подтверждено актом № 11-11/18-33 от 21.11.2011 г.,  изложены в выступлениях автора на IV Международной научной конферен­ции «Гуманитарные науки и современность» (г. Москва. 2011г.)

Основные положения диссертации изложены в 14 публикациях общим объемом 7 п.л.: 2 коллективные монографии, 12 статей, 3 из которых раз­мещены в рецензируемых научных журналах перечня ВАК РФ.

Структура диссертации: обусловлена необходимостью решения по­ставленных исследовательских задач. Диссертационное исследование (общим объемом 134 страницы) включает: введение, три главы (шесть парагра­фов), заключение и список литературы из 232 источника.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во «Введении» обосновывается актуальность избранной темы, освещена степень ее научной разработанности, сформулированы проблема, объект, предмет, основные цели и задачи исследования, определяется теоретико-методологическая база  и гипотеза исследования, формулируются содержащиеся в работе элементы научной новизны и выделяются основные тезисы, выносимые на защиту, определена эмпирическая база, показана научная и практическая значимость диссертационного исследования.

В первой главе «Миф в контексте массовизации сознания в современном обществе»  автор рассматривает различные теоретико-методологические проблемы, возникающие при изучении и осмыслении мифа в контексте массовизации сознания как социальной реальности, присущей современному обществу.

В параграфе 1.1. «Миф как форма выражения элементов общественного сознания»  анализируется феномен массового сознания в контексте формирования и развития массового общества. Автор подчеркивает, что массовое сознание привлекло внимание философов, психологов, социологов и других исследователей, работающих в спектре социально-гуманитарного знания, в контексте формирования массового общества. Цитируя Д. Ольшанского, диссертант  пишет, что «это особый, специфический вид общественного сознания, свойственный значительным неструктурированным множествам людей («массам»). Массовое сознание определяется как совпадение в какой-то момент (совмещение или пересечение) основных и наиболее значимых компонентов сознания большого числа весьма разнообразных «классических» групп общества (больших и малых), однако несводимый к ним».

Формирование массового сознания справедливо связывается исследователями с социально-экономическими трансформациями в жизни западных обществ в период развития и укрепления капиталистических отношений, перехода к современному обществу. К докапиталистическому обществу вряд ли возможно применение термина «массовое общество», поскольку оно представляло собой скорее совокупность крайне локализованных и автономных друг от друга «малых обществ». Вплоть до XVIII в. даже в Европе еще не был завершен процесс формирования наций, не говоря уже о других регионах планеты. Жители разрозненных городов и деревень не были склонны к единой самоидентификации, их объединение представлялось возможным лишь на иррациональной основе, прежде всего – по религиозному признаку. Разрозненности европейского населения способствовала и феодальная раздробленность: так, будущие германская или итальянская нации вплоть до второй половины XIX вв. оставались разделенными на десятки государственных образований. Ситуация кардинально меняется в ходе капитализации западных обществ, развития промышленности и вызванных им урбанизационных процессов, когда в поисках работы и лучшей жизни население сел в массовом порядке мигрировало в города.

Атомизированный социум породил массовое сознание, представляя собой значительно более удобное поле для социального мифотворчества и манипулирования мыслями и поведением индивидов, чем общества традиционные. Дальнейшее развитие массового общества проходит, прежде всего, в непосредственной зависимости от таких процессов, как экономическая и культурная глобализация и рост влияния электронных средств массовой информации.

В параграфе 1.2. «Миф: архаика и современность» диссертант поднимает проблему возрастания роли и значения мифа в современном массовом обществе, возрождения архаических символов в массовой политической культуре современности. По мнению автора, причина возрастания роли мифа заключается в том, что в современном обществе с помощью него как никогда раньше становится возможным управлять общественным сознанием и, следовательно, поведением людей. В отличие от архаичного мира, в современном обществе миф направлен не на объяснение природных явлений, а, прежде всего, носит политический или культурный характер.

Существует тесная связь между социальной мифологией и идеологией. Собственно говоря, как мы уже подчеркивали выше, в массовом обществе миф часто подменяет идеологию. Социальную мифологию можно рассматривать как «специфический феномен идеологической практики XIX-XX вв.; особый тип духовной деятельности по созданию и распространению политических  мифов».

Автор отмечает, что миф приобретает реальную силу, образуя единый комплекс с идеологией, и превращаясь в идеологию, он начинает играть в обществе решающее значение и становится частью социальной системы. Идеологизированный миф можно назвать наиболее сильнодействующим на сознание людей, тем более при наличии существующей поддержки средств массовой информации, системы воспитания и образования. Сливаясь с идеологией, миф превращается в руководство к действию для миллионных масс, которые под влиянием идеологизированного мифа способны на любые кровопролития, участвуя в массовых беспорядках, восстаниях, войнах и т.п.

Миф является средством формирования картины мира, основанным на «бессознательном начале», а не на личном опыте, и затем на осознанном осмыслении окружающей реальности. В современном мире, в отличие от первобытных и древних обществ, ключевое значение приобретает ряд социальных функций мифа по конструированию коллективной идентичности, поддержанию социального порядка, управлению большими группами индивидов. В связи с этим актуализируется вопрос о роли и значении мифа в современном обществе. Становясь средством управления обществом, миф реконструирует архаичные представления, моделируя их на существующую реальность и, тем самым, упрощая социальную действительность, формируя ее мифологическую картину.

По мнению диссертанта, миф выполняет в любом обществе сходные социальные функции:

1. функцию консолидации социальных групп (с помощью мифа отдельные индивиды объединяются в группы)

2. функцию формирования и воспроизведения коллективной идентичности (именно миф является фундаментом коллективной идентичности и его воспроизводство обеспечивает сохранение социетального единства в рамках определенного коллектива).

3. функцию формирования определенного мифологического пространства.

4. функцию координации коллективных действий определенных социальных групп (миф выступает в роли побуждения к конкретному поведению индивидов и групп, чем и объясняется повышенное внимание к нему со стороны политтехнологов, генерирующих мифы для строго определенных целей).

Роль мифа повышается в современном массовом обществе благодаря триумфу электронных средств массовой информации во второй половине ХХ в., что позволяет существенно упростить процесс трансляции мифа в массы за счет использования теле- и киноиндустрии. Электронные средства массовой информации становятся не только ретранслятором, но и генератором социальных мифов, легко манипулируя сознанием масс в собственных интересах или интересах правящих элит. В то же время, и сами элитные слои выступают в качестве как субъекта, так и объекта социального мифотворчества, являясь составляющей частью социальной структуры современности. При учете слияния популяризуемых средствами массовой информации мифов с определенными идеологическими установками возникает идеологизированный миф, представляющий собой наиболее сильное средство манипулирования сознанием масс и управления их действиями.

Автор делает вывод, что в современном обществе миф становится одним из важных компонентов системы управления сознанием и поведением масс, представая в качестве способа конструирования, сохранения и воспроизводства коллективной идентичности, поддержания социального порядка. Повышение роли мифа в обществе происходит параллельно созданию и развитию системы средств массовой информации и коммуникации, прежде всего электронных, благодаря которым значительно облегчаются механизмы внедрения мифа в массы и управления последними с помощью ретрансляции мифа. Мифологическая составляющая в жизни современного общества, имея тенденцию к повышению своей значимости и уровня влияния на сознание масс, становится сравнимой с местом мифологии в жизни архаических обществ с тем учетом, что из системы, объясняющей окружающую действительность посредством вымышленных представлений, мифология трансформируется в средство управления обществом.

На протяжении XIХ-ХХ вв. актуализируется вопрос о природе мифа, роли и значении мифа в современную эпоху, что связано с формированием массового общества и «массового человека». Массовизация общества, начавшись в период развития капиталистических отношений, сопровождавшийся разрушением традиционных социальных устоев, урбанизационными процессами и консолидацией этнотерриториальных общностей в нации, стала результатом атомизации и деиндивидуализации социума. «Массовый человек» гораздо более внушаем, подвержен внешнему влиянию как раз вследствие своей атомизированности, разрыва прежних социальных связей, гарантировавших его включенность в жизнь конкретной общности. Именно в массовом обществе и происходит формирование массового сознания, в наибольшей степени подверженного процессу мифологизации.

В современном обществе миф становится одним из важных компонентов управления сознанием и поведением масс, представая в качестве способа конструирования, сохранения и воспроизводства коллективной идентичности, поддержания социального порядка. Повышение роли мифа в обществе происходит параллельно созданию и развитию системы средств массовой информации и коммуникации, прежде всего электронных, благодаря которым значительно облегчаются механизмы внедрения мифа в массы и управления последними с помощью ретрансляции мифа. Мифологическая составляющая в жизни современного общества, имея тенденцию к повышению своей значимости и уровня влияния на сознание масс, становится сравнимой с местом мифологии в жизни архаических обществ с тем учетом, что из системы, объясняющей окружающую действительность посредством вымышленных представлений, мифология трансформируется в средство управления обществом.

Во второй главе «Демократия и социальное мифотворчество» автор обосновывает социально-философскую онтологию демократии и социального мифотворчества как проблемы «великого мифа» современности.

В параграфе 2.1. «Демократия как глобальный миф современности»  проблема управления массовым сознанием в современных обществах рассматривается посредством анализа демократии как ключевого метанарратива современности, декларируемого идеала социального и политического устройства мира. Процесс «массовизации» общества в ходе развития экономики и повышения роли средств массовой информации привел в середине ХХ в. к существенным трансформациям в сфере технологий управления общественным сознанием. По сути дела, средства массовой информации, в особенности электронные СМИ, сегодня являются не только проповедниками, но и инквизиторами, полностью подчинив своему влиянию сознание подавляющего большинства граждан, составляющих их аудиторию, и взяв по инициативе власти в свои руки рычаги управления судьбами конкретных личностей, групп личностей и даже государств. «СМИ отбирают большую часть информации и дезинформации, которыми мы пользуемся для оценки социально-политической действительности. Наше отношение к проблемам и явлениям, даже сам подход к тому, что считать проблемой или явлением, во многом определены теми, кто контролирует мир коммуникаций».

Развитие манипуляционных технологий способствовало фрагментаризации восприятия основных мировых событий большинством людей, не являющихся профессиональными аналитиками или экспертами. В частности, речь идет о сосуществовании противоречивых представлений о происходящих событиях, формирующихся вследствие особых способов подачи информации электронными СМИ. Так, убежденность в абсолютной истинности идеалов демократии, толерантности и мультикультурализма, гуманизма, которая подкрепляется регулярным представлением обществу очередного «врага демократии» из числа «диктаторских» режимов, как правило, не сотрудничающих с Западом или претендующих на некоторую политическую и экономическую самостоятельность, сосуществует с одобрительным отношением к военным операциям США и НАТО, в ходе которых гибнут тысячи мирных жителей, разрушается экономическая инфраструктура государств, становящихся объектом «миротворческой» активности западных демократий.

В основе демократии как современного метанарратива лежит евроцентризм, антропологическое смешение, точнее, амеро-евроцентризм, рассматривающий все население земного шара, за исключением североамериканцев и нескольких наций Западной Европы, как людей второго сорта. По сути дела, это продолжает расистские теории прошлого, оправдывавшие колониалистскую политику, только в современном мире насилие и ограбление стран мировой периферии происходит под несколько измененным лозунгом: вместо присоединения к  мировым цивилизациям народы приобщают к демократии. В самих демократических государствах протесты против подобной политики пресекаются с помощью силовых структур, а их участники преследуются как экстремисты, хотя в аналогичной ситуации в СССР западные страны однозначно бы рассматривали их как борцов за демократию и политических заключенных. В поддержании Мифа Демократии, власти стран Запада идут даже на то, что демонстративно поддерживают феодальные абсолютистские монархии Персидского залива, военную диктатуру в Пакистане, как в свое время поддерживали латиноамериканские и африканские военные хунты. Каждая такая хунта или королевский режим не менее антидемократичны и кровавы, чем, скажем, режим С.Хусейна, но их ликвидация не входит в планы США и Европы, поскольку они лояльны и выгодны им, помогая эксплуатировать природные ресурсы и население стран в интересах западных монополий.

Но как же большинство европейских и американских граждан, которые все же имеют образование и доступ к средствам массовой информации, поддерживают данные действия? Здесь вступает в дело мифологизация массового сознания, отучающая их думать самостоятельно и ставящая в зависимость от влияния информационных потоков, направление которых задают политико-экономические элиты. Современное телевидение использует целый ряд манипуляционных технологий, позволяющих управлять общественным мнением. Среди них – фальсификация истории с очернением неугодных политических деятелей прошлого и настоящего. Так, например, Й. Хейзинга в свое время утверждал, что история в ХХ в. превратилась в орудие лжи политических лидеров.

Автор делает вывод, что в современном мире к концу ХХ в. окончательно утвердился миф о демократии как об универсальной модели социально-политического устройства общества. Демократия рассматривается в ее американо-европейском варианте, что представляет собой продолжение европоцентристской идеологии, оправдывавшей стремление западных государств  к  колонизации остального мира, что само по себе противоречит идеалам равенства в правах, провозглашаемого сторонниками демократического пути. Очевидно, что миф демократии в ее западном варианте является лишь средством воздействия на сознание масс с целью легитимизировать деятельность политико-экономических элит наиболее развитых государств по укреплению своего экономического господства и политического влияния во всем мире. В этих целях в интересах мнимой защиты демократии проводятся военные операции, сопровождающиеся колоссальным количеством человеческих жертв и реально приводящие не к демократизации общественной жизни, а к дестабилизации социально-политической обстановки и обнищанию населения.

В параграфе 2.2. «Ключевые мифы современной демократии» концептуально осмысливаются основные составляющие демократического мифа современности.

Диссертант отмечает, что, несмотря на множество мифов, культивируемых в современном социуме для поддержания веры в демократию, следует обратить внимание на ключевой миф, на котором основывается само представление о демократии как о наиболее универсальной и подходящей для всего мира в целом системе политического устройства. Развенчание этого мифа открывает дорогу к дальнейшей критике демократии как метанарратива современности.

Ключевым мифом, поддерживающим иллюзии людей о демократии, является, по мнению автора, миф о свободных выборах. Именно процедура выборов как волеизъявления народа рассматривается в качестве определяющей при характеристике тех или иных государств в качестве демократических. Предусматривается, что посредством выборов народ управляет государством, препоручая доверенным кандидатам или партиям часть управленческих полномочий, избирая их в парламент или на посты глав государств, губернаторов, мэров и т.д. Соответственно, победа на выборах легитимизирует власть, поскольку подразумевается, что последняя, вследствие этой победы, пользуется поддержкой большинства населения.

Автор обращает внимание на достаточно укорененное представление, что выборы в современном демократическом обществе выступают в качестве одного из каналов социальной мобильности, предоставляя всем гражданам государства шанс попасть в политическую элиту общества посредством избрания в представительные органы на местном, региональном или государственном уровне. Данный миф транслируется в сознание населения начиная с периода обучения в средней школе. Вместе с тем, общеизвестно, что в результате выборов рядовой гражданин практически не имеет шансов быть избранным даже в местные органы законодательной власти, что подтверждает персональный состав депутатского корпуса всех уровней. Выборы давно превратились в бизнес, а депутатские посты – в средство укрепления своего статуса представителя элиты для бизнесменов, известных деятелей культуры, бывших и действующих чиновников исполнительной власти, высших офицеров армии и правоохранительных органов и т.д. Любая избирательная кампания современности имеет колоссальную мифологическую составляющую, основанную на мифологизации как выдвигаемого кандидата (или партии), так и его оппонентов, и направленную на манипулирование сознанием избирателя с целью привлечения максимального количества голосов электората.

Подавляющее большинство избирателей в действительности лишены реального влияния на политическую жизнь общества, которым управляет крайне узкий слой политико-экономической элиты. Более того, они не обладают тем уровнем профессионализма, благодаря которому могли бы принимать участие в выборах в качестве реального избирателя, осведомленного о личности и программе кандидата, владеющего необходимым минимумом представлений о политической идеологии поддерживаемой им партии или кандидата. Непрофессионализм избирателя ставит под сомнение сам смысл выборов, поскольку значительная часть населения голосует неосознанно, лишь машинально используя то право выбора, которое им предоставлено в рамках существующей политической системы. Данные ВЦИОМ свидетельствуют, что уже спустя несколько месяцев после выборов граждане забывают о том, за кого они голосовали и кто является их представителем в органах законодательной власти местного, регионального или федерального уровня.

Считается, что демократия является властью большинства, однако на практике в избирательных кампаниях участвует далеко не все население, обладающее избирательным правом, для чего во многих государствах были созданы пороги явки определенного процента избирателей, позволяющие считать выборы состоявшимися. До недавнего времени в России также действовал необходимый порог явки избирателей, но впоследствии он был убран, что привело к созданию достаточно странной ситуации, когда выборы считаются состоявшимися и их результаты легитимными вне зависимости от того, сколько избирателей приняло в них участие. Но даже при условии существования порога явки в 50 % от общего количества избирателей получается, что кандидат или партия, одерживающие победу на выборах, в действительности пользуются поддержкой 25 % граждан. Данный пример наглядно опровергает демократическую мифологию, утверждающую, что свободные выборы выступают гарантией власти большинства населения.

Американская демократия, считающаяся образцовой моделью демократического политического устройства общества, в действительности менее демократична, чем многие государства мировой периферии. В качестве примера можно привести двухпартийную политическую систему – на протяжении двух столетий страной управляют представители двух политических партий – Республиканской и Демократической, которые не подпускают к реальной политической власти никакие иные политические организации. Иными словами, по своей сути двухпартийная система является формой прикрытия власти узкого круга политической и экономической элиты.

Автор делает вывод, что современный мир характеризуется господством демократического метанарратива, мифа о демократии как идеальной и универсальной форме социально-политической организации общества. Абсолютизация мифа о демократии такова, что он не встречает критики среди подавляющего большинства исследователей, политических деятелей и рядовых граждан.

Современный мир характеризуется господством демократического метанарратива, мифа о демократии как идеальной и универсальной форме социально-политической организации общества. Абсолютизация мифа о демократии такова, что он не встречает критики среди подавляющего большинства исследователей, политических деятелей и рядовых граждан. Подразумевается, что весь мир должен придерживаться принципов демократии, вне зависимости от национальной и культурной специфики. При этом в основе демократического мифа лежит европоцентризм, поскольку американо-европейская модель демократии признается как единственно правильная для всех без исключения стран и регионов мира. Для политико-экономических элит развитых стран Запада миф о демократии служит прикрытием как власти в собственных государствах, так и монополизации экономических ресурсов и захвата сфер политического влияния в масштабах планеты.

Фундаментальное значение для демократической мифологии имеет целый ряд более частных мифов, среди которых особо значимы миф о свободных выборах, ориентированный на легитимацию власти и имитацию участия основной массы населения в процессе реального политического управления, и миф о свободе слова, создающий иллюзию возможности доступа к достоверной информации и публичной критики власти. Отметим, что для идеологии либерализма миф о свободе слова имеет фундаментальное, философское значение. Однако в действительности даже в самых демократических государствах, с самым либеральным законодательством, свободы слова в полной мере не существует. Фактически свободным слово является лишь тогда, когда оно не препятствует манипулировать массовым сознанием и, тем самым, управлять обществом.

Институт выборов подразумевает зависимость и подконтрольность власти народу, тогда как реальной полнотой власти обладают элиты, а в выборах даже формально участвует далеко не большая часть населения. Средства массовой информации являются важнейшим инструментом мифологизации массового сознания в современном обществе, делая более достижимым процесс управления общественным мнением и поведением.

В третьей главе «Особенности мифологизации массового сознания в контексте трансформационных процессов в современном российском обществе» анализируется мифологизация массового сознания в современном российском обществе в спектре произошедших в течение последних двух десятилетий глубоких социально-экономических и политических трансформаций.

В параграфе 3.1. «Миф советский и миф демократический: особенности взаимодействия» диссертант освещает тему конфликта советской и антисоветской мифологий в период кризиса и распада советской политической системы. Советская мифология складывалась в течение первых нескольких десятилетий существования советского государства, оформившись в годы правления И.В. Сталина и приобретя более-менее завершенный вид к послевоенному времени. Первоначально революционные по отношению к государственной власти как таковой, атеистически настроенные большевики-коммунисты, фактически создали, по выражению философа С.Фирсова, «перевернутую религию». На службу советской мифологии были поставлены средства массовой информации, однако сильно примитивные по сравнению с западной информационной машиной в плане явной топорности изложения информации. Гораздо более важную роль играла выстроенная система государственной пропаганды советского идеологизированного мифа через систему воспитания и образования, официальные молодежные организации, коммунистическую партию, службу в советской армии, обязательное участие во всевозможных коллективных мероприятиях и общественной жизни предприятий и учреждений, через произведения искусства и культуру.

Советская мифология – крайне архаизирована, наполнена реанимированными мифологическими представлениями древних народов. Можно привести пример образа вождя революции – В.И. Ленина, сочетающего в себе черты сразу нескольких древних божеств. Прежде всего, Ленина можно сопоставить с первопредком в мифологии большинства народов мира, о чем свидетельствует и само именование Ленина «дедушкой», изучение его биографии в качестве священного родового предания советского народа. Но заметны также и черты умирающего бога, фигурировавшего в египетской, греческой и некоторых других мифологиях. Умирающий бог верховодит пантеоном божеств, наблюдает за происходящим (Мавзолей, повсеместные портреты и памятники Ленину) но непосредственно в дела людей не вмешивается, перепоручая эту задачу более молодым божествам («руководителям партии и государства»). Мумифицированный труп Ленина, находящийся в Мавзолее и не подлежащий захоронению в землю, отсылал к мифу о воскрешающем боге. В эпоху сталинизма мифологическая картина была наиболее отчетлива: отдыхающие боги старшего поколения Маркс и Энгельс – отдыхающий бог-первопредок Ленин – наиболее могущественный и ныне правящий бог Сталин. В этой системе было место и для «падшего ангела» со свитой демонов, которых олицетворяли Л. Троцкий и ряд других видных революционеров ленинского призыва, впоследствии обвиненных в левых и правых уклонах от господствующей идеологии и репрессированных. После смерти Сталина данная система постепенно начинает терять под собой основания. Поскольку ее существование могло быть возможным лишь на основе «культа личности», развенчание этого культа означало и фактическое начало гибели советской мифологии и, соответственно, советского мифологического общества.

Миф о коммунизме – «светлом будущем» выступал в качестве краеугольного камня советской мифологии. Коммунистическое будущее выступало в качестве цели, ради которой и существовало советское государство и каждый советский человек. Мифологичность сознания советских людей становится особенно очевидной, если проанализировать процесс распада советской системы, в одночасье лишившейся массовой поддержки населения. Вслед за С. Кара-Мурзой, автор солидарен с точкой зрения, что поражение советскому государству было нанесено именно в идеологической сфере, посредством распространения мифов, направленных на очернение советской действительности и идеализацию Запада и капиталистического строя как такового.

Одним из важнейших мифов, культивировавшихся в Советском Союзе, был миф о советском народе – некоей новой, искусственно сконструированной общности. Советский народ включал в себя, согласно мифу, сотни проживавших на территории СССР наций и этнических общностей, совершенно различавшихся по культуре, конфессиональной принадлежности, традиционным занятиям, стоявших на разных этапах социального и культурного развития. Сегодня нам кажется абсолютно фантастической попытка создания единой нации из находившихся в состоянии родоплеменного строя коренных народов Севера, мусульман Средней Азии и Кавказа, народов Европейской части СССР. Но, между тем, данный миф не был лишен оснований. Действительно, в течение семи десятилетий существования советской власти была сконструирована некая единая общность. На это работала вся советская пропагандистская машина, пытавшаяся представить советский народ как некую новую, не имевшую аналогов в истории, общность. Национальные различия между составлявшими население страны нациями и этническими общностями не отрицались, более того осуществлялась поддержка национальных культур: создавалась письменность, открывались школы, издавалась литература, посвященная истории и культуре данных народов. Более того, целый ряд народов фактически был сконструирован именно в советский период.

Но в то же время все, что не коррелировало с политикой руководства страны по консолидации населения в единый советский народ, отрицалось или преуменьшалось. Искались общие моменты в истории населявших страну народов, подчеркивалось единство их действий в такие переломные и ключевые для страны моменты, как революции 1905 и 1917 гг., Гражданская война, Великая Отечественная война. В среде каждого народа находились национальные герои, связанные либо с революционной борьбой, либо с участием в ВОВ, либо передовики производства и ученые. Народы СССР проходили единую школу воспитания в пионерских и комсомольских организациях, армии, производственной деятельности. В итоге, судьбы представителей совершенно разных народов оказывались схожими. Они смотрели одни фильмы, читали одни книги, вели подобный образ жизни. В результате этого, советский народ действительно выглядел как единое целое. Мифологичность этого представления проявилась в течение буквально двух-трех лет – в конце 1980-х гг., когда в целом ряде национальных республик СССР возросла волна националистических настроений, участились межэтнические конфликты, с которыми власть уже не в состоянии была справиться.

На смену мифу о советском народе возвращались мифы националистического содержания, вспоминавшие старые обиды или конструировавшие мнимые новые.

В параграфе 3.2. «Социальное мифотворчество в современной России и массовое сознание современных россиян» рассматриваются особенности мифологизации массового сознания в постсоветский период. Автор обращает внимание на последовавшую за кризисом и крушением советской системы подмену советской мифологии антисоветской. Одним из основных направлений манипулирования массовым сознанием российских граждан в постсоветский период, стало внедрение мифа, демонизирующего советское государство и социалистическую модель в целом. В сознании многих россиян укрепилось мнение, что социалистическая модель экономического развития неизбежно означает тотальный диктат государства во всех сферах экономики, подавление частной предпринимательской инициативы, дефицит товаров массового потребления, отсутствие свободного экономического обмена с другими государствами.

Для многих суверенных постсоветских республик, а также национальных республик, входящих в состав российского государства, политическая мифология приобрела ярко выраженную этническую составляющую: политическое и экономическое благополучие позиционировалось зависимым от национального суверенитета и возрождения национальных ценностей. Важнейшее значение приобрела в этом ключе мифологизация истории, которая активно использовалась в обосновании межэтнических противоречий, выдвижении претензий к другим национальным общностям и странам или же в возвеличивании собственной этнической группы.

Националистические мифы культивируются и среди русского населения, которое считает прямым вызовом присутствие на территории исконно русских земель значительного количества приезжих с Северного Кавказа, Закавказья и Средней Азии. Включается старая мифологема врага, всегда выступавшая в качестве определяющей при конструировании, выражаясь словами Льва Гудкова, «негативной идентичности». Для объединения социальных групп требуется «образ врага», и этот принцип действует как на уровне дворовых команд, сражающихся с молодежью из соседних дворов или с соседних районов, так и на уровне национальных отношений и отношений между государствами.

Действенность националистической мифологии продемонстрировало распространение ксенофобских взглядов среди широких масс населения постсоветской России в течение буквально нескольких лет после распада Советского Союза, одной из составляющих государственной идеологии которого провозглашался интернационализм. Но две Чеченские войны, террористические акты ваххабитского подполья, активизация кавказских и среднеазиатских диаспор в русских городах составили подходящий фон для укрепления националистических мифов в массовом сознании россиян. Несмотря на то, что в течение последних лет, органы государственной власти официально подчеркивают свою приверженность мультикультуралистской концепции, делают упор на многонациональном составе населения страны, многие средства массовой информации, в том числе и фактически подконтрольные власти, в телевизионных программах, публикациях в печатных и электронных изданиях способствуют сохранению и развитию националистической мифологии, что мы можем объяснить как стремление переключения негативной энергии населения из сферы социально-экономической и политической, в сферу межнациональных отношений. Можно сказать, что распространению националистических мифов в постсоветской России способствует отсутствие внятной национальной идеологии, стратегии развития страны в ближайшем и далеком будущем. Политическую идеологию российская власть стремится заменить политической мифологией, используя манипулятивные приемы влияния на массовое сознание населения, иррационализируя политическую действительность постсоветской России.

Массовое разочарование россиян в 2000-е гг. в идеалах демократии и рынка, возрождение антизападных настроений, которые лишь на короткий промежуток времени с конца 1980-х по середину 1990-х гг. были практически вытеснены из массового сознания граждан, заставили власть искать новые мифы, оправдывающие существующий политический и экономический курс. Так, миф о либеральной демократии был заменен мифом о необходимости особого российского пути демократии, который трактуется в выгодном для российской власти аспекте. Равным образом, и миф свободного рынка под ударами реалий экономической жизни страны двух пореформенных десятилетий утратил популярность в обществе, что привело к использованию государственнической фразеологии в средствах массовой информации при освещении отечественной экономики. Однако, прикрываясь мифами о возрождении государственного влияния в экономической сфере, власть фактически продолжает прежнюю политику в направлении дальнейшей приватизации промышленности, коммерциализации образования и здравоохранения. Тем не менее, для широких масс населения, не имеющих доступа к альтернативным средствам информации, не обладающих должным политическим и экономическим знанием, создается иллюзия возрождения патерналистской политики государства, укрепления его позиций в экономической сфере, в том числе и на международном уровне.

А.А. Зиновьев справедливо отметил, что «в идеологической сфере доминируют тенденции к религиозному фундаментализму. Вместе с тем, через СМИ и культуру в Россию вливается поток светской западной идеологии, а также поддерживается советизм (советские фильмы, театр, книги, музыка, популяризация достижений советской науки и великих событий советской истории)». То есть, фактически на современном этапе в России господствует суррогатная политическая мифология, сочетающая в себе элементы различных противоречащих друг другу идеологических систем.

Таким образом, мы можем подчеркнуть, что демократические реформы в постсоветской России не только не способствовали демифологизации сознания россиян, но и в еще большей степени поставили массовое сознание россиян в зависимость от внушаемых мифов. Вестернизация культурного пространства привела к распространению целого ряда мифов, характерных для современного массового общества на Западе, и намеренно создающимися для получения коммерческой прибыли от реализации определенного товара. Свобода средств массовой информации, воспринятая обществом как позитивный фактор в развитии демократии, стала лишь предлогом для превращения СМИ в мощный аппарат манипуляции сознанием, используемый в своих целях политико-экономической элитой современной России. В стране активно создаются и транслируются мифы о харизматических лидерах (Путин, в последнее время – Прохоров), народных героях – «правдолюбцах» (майор Дымовский, врач Хренов), великих научных достижениях в сфере нано-технологий, военных успехах (победа над Грузией в войне за независимость Южной Осетии). Каждый из данных мифов выполняет свою строго определенную функцию, направленную на направление энергии масс в нужное русло или поддержание существующей системы власти. И каждый из них вступает в действие в конкретных обстоятельствах, в зависимости от того, реализацию какой задачи власть ставит перед собой первостепенной. Возможно ли в конечном счете эффективное конструирование новой наднациональной идентичности, укрепление социального порядка и достижение действительной, а не мифической, поддержки власти населением? Ответ на данный вопрос представляется одним из наиболее актуальных, в контексте решения вопроса о роли и месте мифа в современном российском обществе, который подменяет национальную идеологию и служит интересам поддержания существующей политической системы.

Автор делает вывод, что в ходе трансформационных процессов в постсоветском российском обществе произошли кардинальные изменения в массовом сознании граждан, характеризующиеся постепенным разрушением прежних, советских, и распространением новых мифов. Демократизация социально-политической жизни отнюдь не означала смерти идеологизированного мифа как такового, более того, сознание современных российских граждан еще более мифологизировано по сравнению с прошлым. Резко возросла роль средств массовой информации, их влияние в обществе, в результате чего СМИ стали одним из основных компонентов складывающейся политической системы в сфере управления сознанием и поведением граждан. Современная российская власть, будучи заинтересованной в сохранении социального порядка, конструирует и транслирует в общество мифы различного содержания – как модернистские, ориентирующие население на веру в глубину преобразований в стране, так и реанимированные советские, апеллирующие к былому могуществу советской державы.

Эклектизм мифологических представлений, господствующих в современном российском обществе, создает плодотворную почву для более действенного управления сознанием масс посредством манипулятивных технологий. Дезориентированные и лишенные целостного видения мира массы отличаются повышенной внушаемостью, восприимчивостью к пропагандистским мифам, в том числе и откровенно противоречащим социальной реальности.

Кардинальные изменения, произошедшие в жизни российского общества в течение двух последних десятилетий, неизбежно повлекли за собой и соответствующие перемены в области массового сознания, сопровождавшиеся девальвацией существовавшей прежде системы ценностей, трансформацией морально-нравственных и поведенческих установок. Произошел распад советской мифологической системы и разочарование в ней подавляющего большинства граждан. СМИ в жизни современного российского общества приобрели крайне важную роль именно в качестве транслятора мифов, инструмента манипуляции общественным сознанием.

Комплекс мифов, распространенных в современной России и, в том числе, генерируемых властью, имеет эклектичный характер, вобрав в себя составные компоненты демократической, советской и даже дореволюционной имперской мифологии. Задачи по поддержанию социального порядка в стране, формированию новой национальной идентичности решаются властью посредством постепенного отхода от демократических мифов в сторону реанимации мифологии патриотического содержания. Таким образом, следствием политических реформ, направленных на демократизацию российского общества, стало лишь развитие процессов мифологизации сознания россиян, в том числе и посредством реанимации прежних, но несколько модифицированных, мифов.

В Заключении подводятся основные итоги исследования, намечаются пути дальнейшего изучения проблемы.


Содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

В изданиях Перечня ВАК РФ

  1. Хубутия М.В. Особенности мифологизации массового сознания в контексте транс­формационных процессов в современном российском обществе //Научный журнал. «European Social Science Journal». Издательство МИИ Наука.- Журнал "Общественные науки" - "ESSJ" - г. Москва. 2011.- 0,6 п.л.
  2. Хубутия М.В. Свободные выборы: ключевой миф современной демократии // Электронный научный журнал. Современные исследования социальных проблем [Электронный ресурс]. № 8. 2012. Красноярск - 0,6 п.л.
  3. Хубутия М.В. Демократия как метанарратив современности и управление массовым сознанием в «обществе контроля»// Научно-теоретический журнал. Историческая и социально-образовательная мысль. 2012. № 5(13).- 0,5 п.л.

Монографии

  1. Хубутия М.В. Демократия и социальное мифотворчество как метанарратив со­временности [Текст] //«Социально-экономический и политико-правовой аспект развития Северного Кавказа» /Под общ. ред. док. эконом. наук., проф. Кисилевой Н.Н. Научное издание.- г. Пятигорск-Москва.- 2012. 0,5 п.л.
  2. Колесникова Г.И., Хубутия М.В. Мифологизация массового сознания [Текст] /М.В. Хубутия: Монография. Научное издание.- Germany Saarbrucken: LAP LAMBERT Academic Publishing, 2012.- 2 п.л.

В других изданиях

  1. Хубутия М.В. Роль инноваций в реализации предпринимательского потенциала современной России. Молодежный Сибирский Психологический Форум «Проблемы актуализации молодежного потенциала в условиях инновационного развития России. -  г. Томск.- 2007.- 0,2 п.л. 
  2. Хубутия М.В. Коммуникация как многофакторный аспект социальной реальности. Международная научно-практическая Интернет-конференция. ДГТУ.- г. Ростов-на-Дону.- 2010.- 0,2 п. л.
  3. Хубутия М.В. Сетевая модель организации и управления образованием в системе высшей школы. Первая Международная научно-практическая конференция «Современная наука: теория и практика».- г. Ставрополь.- 2010.- 0,2 п.л.
  4. Хубутия М.В. Органичное единство инновационной  экономики и  общества знаний. Вторая Научно-практическая Интернет-конференция «Язык, наука и техника в современном межкультурном пространстве». ДГТУ. - г. Ростов-на-Дону.- 2011.- 0,2 п.л.
  5. Хубутия М.В. Мифологизация сознания как фактор деформации социальной реальности. Петраковские чтения «Созидающая природа человека», Удмуртский госуниверситет.-  г. Ижевск. - 2011. - 0,2 п. л.
  6. Хубутия М.В. Ключевые мифы современной демократии. Всероссийская научная конференция с Международным участием «Бренное и вечное. Человек в пространстве российской государственности: мифология, идеология, социокультурная практика» - г. Великий Новгород. - 2011. -  0,4 п.л.
  7. Хубутия М.В. Проблемы и сложности жизненного самоопределения молодежи в условиях социальных преобразований. IV  Международная научно-практическая конференция «Молодежь и наука: реальность и будущее». - г. Невинномысск. - 2011.- 0,2 п.л.

13.  Хубутия М.В. Особенности мифологизации массового сознания в контексте  транс­формационных процессов в современном российском обществе. IV Международная научная конференция «Гуманитарные науки и современность». - г. Москва. 2011.- 0,6 п.л.

14.  Хубутия М.В. Массовое сознание и «массовый человек»: феномены современного общества. Международная научно-практическая конференция молодых ученых «Управление политико-правовыми и социально-экономическими процессами в регионах» - г. Пятигорск.- 2012.- 0,5 п.л.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.