WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

КУЗИН АЛЕКСАНДР ВИКТОРОВИЧ

МАНИПУЛЯЦИЯ В СТРУКТУРЕ СОЦИАЛЬНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

Специальность 09.00.11 – социальная философия

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук

Великий Новгород – 2012

Работа выполнена в федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Новгородский государственный университет имени Ярослава Мудрого».

Научный консультант:

доктор философских наук, доцент, Кащей Николай Александрович.

Официальные оппоненты:

Некита Андрей Григорьевич, доктор философских наук, доцент, Новгородский государственный университет имени Ярослава Мудрого, профессор кафедры теории, истории и философии культуры;

Романова Ирина Константиновна, кандидат философских наук, доцент, Санкт-Петербургский государственный университет, доцент кафедры философской антропологии.

Ведущая организация:

ФГБОУ ВПО «Национальный исследовательский Томский политехнический университет».

Защита диссертации состоится 24 мая 2012 г. в 14:00 на заседании диссертационного совета Д 212.168.06 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора наук при Новгородском государственном университете имени Ярослава Мудрого по адресу: 173014, Великий Новгород, Антоново, Гуманитарный институт, ауд. 1201.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Гуманитарного института Новгородского государственного университета имени Ярослава Мудрого.

Автореферат разослан «_____» апреля 2012 года.

Учёный секретарь диссертационного совета, доктор философских наук, доцент Маленко Сергей Анатольевич ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ИССЛЕДОВАНИЯ

Актуальность темы диссертационного исследования обусловлена повышенным вниманием к проблематике управления и контроля над современными социальными отношениями, а также широким распространением манипуляционных форм их регуляции. В ходе социальнокультурного развития общества, роль традиционных способов организации деятельности социальных субъектов теряет свое значение, чем инициируется поиск новых форм управления. Появление либерализма, усиление его роли в политической, экономической и общественной жизни переориентировали основной вектор управления в данных сферах на ненасильственные формы организации взаимодействий. Сформировались условия невозможности открытого принуждения субъектов социального процесса. Кроме этого, развитие средств коммуникации, ускорение и увеличение количества социальных контактов и процессов, объединенных единым информационным пространством, создали новые условия, в которых социальное управление смогло осуществляться на основе техник скрытого влияния. Вышеотмеченные предпосылки способствовали возникновению в современном обществе пристального интереса к манипуляционным формам управления. Появились отдельные сферы деятельности по осуществлению скрытого социального регулирования, такие как: реклама, маркетинг, PR, брендинг и другие, которые за достаточно короткий срок своего существования достигли небывалого развития и использования.

В современном социальном пространстве манипуляция становится одним из главных способов формирования социальных взаимодействий. Рост и расширение применения техник скрытого влияния приводит к появлению целого ряда новых феноменов, значение которых, до сих пор, слабо изучено.

Под действием манипуляции меняются не только социальные отношений, но и их участники. Прогрессирующий характер распространения техник скрытого социального регулирования обостряет проблему их всестороннего исследования.

Социальные взаимодействия, как основа социального пространства, образуют ту ткань, в которой живет современный человек. От характеристик и состояния этих взаимодействий, зависит то, каким будет наше общество завтра, каким будет человек и его место в этом обществе, и многие другие вопросы.

Уже сейчас очевидно, что манипуляция оказывает колоссальное воздействие на связанные с ней явления, в том числе на участников социального процесса. Это делает проблематику манипулирования значимой для каждого современного человека.

Хотя данная тема и не является новой, и уже осуществлялись попытки анализа феномена манипуляции, следует признать, что актуальность её до сих пор себя не исчерпала. Несмотря на то, что большой интерес к проблемам скрытого воздействия проявляют такие дисциплины как социальная психология и политология, социальная философия не должна оставаться в стороне от исследования данной темы. Философское познание должно способствовать становлению комплексного подхода к данной проблеме, помочь в разработке единых принципов и методов её оценки. Кроме этого социально-философское рассмотрение позволит определить подлинную сущность, роль и место манипуляции как в социальных взаимодействиях, так и в современном обществе в целом. Позволит дать адекватную оценку перспективам и возможностям использования механизмов скрытого формирования социальной активности.

Предшествующие исследования преимущественно рассматривали манипуляцию в плоскости технологического аспекта, при этом практически не затрагивая формируемые ею взаимодействия, что обуславливает необходимость целостного рассмотрения осуществляемых отношений. В условиях негативного отношения к использованию манипуляционных форм управления, важной представляется необходимость исследования социальной обусловленности данного феномена. Вскрытие его оснований и предпосылок, позволит дать ему значительно более взвешенную оценку. Также большое значение приобретает исследование особенностей элементов, задействованных в манипуляционном процессе. Развитие форм и методов скрытого управления делает актуальным рассмотрение стратегий их реализации, стимулируя необходимость построения типологии манипуляционных взаимодействий.

Степень разработанности проблемы исследования. Несмотря на большой интерес к проблеме скрытого социального управления, в научной литературе мало материала по данной теме, особенно в социальнофилософском аспекте. В частности, достаточное количество материалов можно найти только по психологическим, политологическим и методологическим составляющим проблемы. Но все эти работы имеют частный, прикладной характер. Более того, это положение привело к тому, что само значение понятия «манипуляция» достаточно размыто и не имеет единых четко обозначенных характеристик. Этому способствовало как то, что феномен манипулирования изучается в рамках нескольких наук, так и то, что сам термин достаточно молод и появился в середине ХХ века.

Проблематика манипуляции в её современном виде формируется только к концу XIX – началу XX века, чему способствует научно-техническое развитие.

В современности проблема манипулирования предстает как проблема тотальной технологии скрытого управления личностью и обществом. Всплеск научного и общественного интереса к этой теме формируется во время Первой мировой войны. Большой интерес вызывают использованные во время неё способы и методы пропагандистской и идеологической обработки противника.

Так, к одной из первых работ, раскрывающих особенности и специфику подобного рода воздействий, относится, ставшая уже классической на Западе, книга У.Липпмана «Общественное мнение». Изучение форм и методов влияния на общественное поведение, заложенное Липпманом, продолжили Е.Л.Бернейз, А.Ли, Г.Лассуэлл, М.Чукас, К.Ховланд, Э.Роджерс и другие исследователи.

Вторая Мировая война дала новый импульс изучению форм и методов скрытой социальной регуляции. Появление на международной политической арене капиталистического и социалистического лагерей повлияло на специфику подходов к изучению манипуляции. Так в Советском Союзе и странах соцлагеря проблематика тайного принуждения рассматривалась в плоскости изучения буржуазных методов и способов духовного подавления человека и борьбы с коммунистическими идеями. Главной задачей этих исследований было освобождение человека от влияния западной пропагандисткой машины, выработка способов и методик противодействия ей. В русле данного направления работали такие исследователи, как Г.А.Арбатов, И.И.Беглов, Ю.М.Власов, Л.Войтасик, В.В.Большаков, А.И.Власов, Ю.В.Воронцов, П.С.Гуревич, Н.Г.Зяблюк, А.И.Валюженич, О.А.Феофанов и другие.

Исследования в данном ключе продолжались вплоть до распада СССР.

На Западе сложилась несколько иная ситуация. В отсутствии жестких идеологических установок исследование форм скрытого влияния и связанных с ней феноменов имело многовекторный характер, возникают основные направления по изучению технологической составляющей манипулирования.

Выделяют три основных направления исследования способов и механизмов манипуляции. В первую группу входят сформулированная М.Фишбейном и И.Аженом модель рациональных действий, теория научения А.Бандуры, созданная В.Макгиром модель процесса убеждения и теория «спящего», выдвинутая Г.Келманом и К.Ховландом. Во вторую группу входят теории «определения повестки дня» М.Маккомбса и Д.Шоу, «зависимости» С.БолРокач, «использования и удовлетворения нужд» И.Каца, концепция «спирали молчания» Э.Ноэль-Нойман и модель «использования и зависимости» А.Рубина и С.Уиндаля. Эта группа исследует воздействия на общественное мнение. И в третью группу входят исследования Д.Кари, Д.Робертса и М.Маккоби, Р.Уильямса и С.Холла, которые сосредоточенны на изучении влияния процессов социализации и политической культуры на поведение человека.

Большой интерес общественности к проблемам скрытого формирования поведения, и в особенности психологической составляющей, возникает в США во время войн в Корее и во Вьетнаме в 50-х и 60-х годах ХХ века. В это время в обыденный и научный обиход активно входит понятие «the Brainwashing» или «промывание мозгов». Впоследствии с «промыванием мозгов» стали связывать различные способы воздействия на поступки человека, используемые религиозными культами и сектами тоталитарного типа. Изучению этих аспектов посвящены работы таких авторов, как И.Фразер, М.Бистон, Н.Бегич, У.Х.Боварт, К.Д.Лифтон, П.Зимбардо и другие.

В рассмотрение манипуляции как деструктивного способа влияния на человека, большой вклад внесла франкфуртская школа, осуществившая критический анализ манипуляционных форм воздействия, в целом выступавшая за недопустимость использования скрытых форм влияния, как в частной, так и в общественной жизни. В рамках данного направления работали такие исследователи как Т.Адорно, Г.Маркузе, Э.Фромм, М.Хоркхаймер и другие. Также гуманистический подход при рассмотрении манипуляции применил Э.Шостром в своей работе «Человек-манипулятор», где изложил свою концепцию снятия манипуляционной зависимости с помощью актуализации истинных чувств человека.

Отдельные методологические и инструменталистские аспекты реализации скрытого влияния рассматриваются такими авторами, как Д.Карнеги, У.Кей, Г.Шиллер, Э.Аронсон, Э.Пратканис, Р.Чалдини, М.Паренти и многими другими.

Исследования, посвященные анализу пропаганды и её влияния на общественное мнение, проведены Г.С.Джоуэттом и В. ОДониелом, Д.Брауном, М.Чукасом, Б.Берелсоном, П.Лазарсфельдом, Г.Лассуэллом, Ч.Р.Милсом, У.Н.Макфи, П.Кацом, П.Тейлором, Н.Хомски, С.Эдвардсом, Д.Фулбрайтом и другими исследователями.

Выявление особенностей отдельных форм коммуникации способствовали развитию технологического аспекта скрытого социального регулирования.

Исследованию визуальной коммуникации посвящены работы Э.Сэмпсона, М.Спиллейна, Р.Арнхейма, Р.Барта, Ю.Лотмана, К.Метца и многих других.

Вербальную коммуникацию исследовали А.Н.Баранов, Т.А.Ван Дейк, М.Герхардт, С.Горин, Д.Гриндер, В.3.Демьянков, А.П.Журавлев, Е.Н.Зарецкая, В.П.Конецкая, С.Ф.Ларсен, Р.Фишер, Р.Флеш и другие. Разработкой проблематики перфомансной коммуникации занимались такие исследователи как Ю.Шрейдер, Р.Шехнер, В.Тэрнер, А.Борекка, А.Буро, Д.Даян, Е.Катц, Д.Винтер и другие.

Изучению особенностей содержания манипуляционного влияния способствовали исследования стереотипов, социальных мифов и мифотворчества. Исследованию и изучению проблематики стереотипа посвящены работы таких авторов, как У.Липпман, Б.Берелсон, П.Солтер, Р.Хиберт, Д.Ангарайт, И.Борн, К.Макколи, К.Стит, М.Сегал и других.

Изучением проблематики социального мифа и мифотворчества занимались такие исследователи, как П.С.Гуревич, Э.Кассирер, Ж.Сорель и другие.

Изучению социализированных форм манипуляции, таких как PR, реклама, маркетинг, посвящены работы Д.Огилви, К.Хопкинса, Ф.Котлера, С.Левинсона, М.Линдстрома, А.Уиллер и ряда других авторов.

Психологическая сторона проблемы манипуляции рассматривает механизмы и законы человеческого восприятия и поведения, которые могут быть использованы для эффективного воздействия и управления человеком, а также процесс этого воздействия, его результаты и их связь с другими явлениями, такими как общество и культура. Работы в данной плоскости позволяют взглянуть на психологические процессы, протекающие при манипуляции, а также проследить зависимость этих процессов от окружающих условий. К числу исследователей внесших вклад в этот аспект манипулировании относятся З.Фрейд, К. Г.Юнг, Э.Фромм, Дж.Б.Уотсон, Г.У.Олпорт, Э.Ч.Толмен, К.Лешли, М.Вертхаймер, В.Кёлер, К.Коффка, К.Левин, Ф.Крюгер, Г.Фолькельт, А.Веллек, Дж.Миллер, В.Вундт, Г.Тард, С.Сигеле, Г.Лебон, С.Московичи, В.Макдугалл и другие.

Исследованиям социально-философских оснований скрытого социального управления посвящены работы К.Маркса, Ф.Энгельса, Ф.Ницше, А.Грамши, К.Мангейма, М.Хайдеггера, К.Ясперса, Х.Ортеги-и-Гассета, Г.Франке, Ж.Бодрияра, С.Московичи, Д.Гэлбрейта, Э.Фромма, Г.Маркузе и других авторов.

С распадом СССР в России возникает новый интерес к проблемам скрытого формирования социальной активности. Психологические аспекты манипулирования исследуются в работах Е. Доценко, а связь манипуляции со СМИ исследует И.Мельник, в то время как коммуникационные аспекты изучает Г. Почепцов, механизмы скрытого управления в политической сфере – А.М.Цуладзе, С.Г.Кара-Мурза, О. Матвейчев, Д.Гусев.

Начиная с 2000 года, в России появляется академический интерес к проблеме манипуляции, за это время было защищено несколько диссертаций на соискание ученой степени кандидатов и докторов наук по темам, связанным с механизмами скрытого принуждения. В частности, это работы А.Г.Кулева исследовавшего сущность и мировоззренческие границы манипуляции сознанием; Н.Н.Ларионова, анализирующего теоретические подходы к изучению технологий политической манипуляции; М.И. Бабюка, раскрывающего сущность социальной манипуляции; Г.И.Колесниковой, выявляющей специфику социального механизма манипуляции сознанием личности и других исследователей.

Несмотря на приличную историю изучения проблемы манипуляции и наличие большого количества исследований по данной теме, крайне мало работ обобщающего характера, особенно в социально-философской плоскости. В основном исследования, носят прикладной характер и ограничены, как правило, областью либо межличностных отношений, либо политической коммуникации.

В целом это приводит к дроблению и мозаичности имеющегося материала.

Особенно это характерно для отечественной науки, которая в большей степени опирается на разработки западных авторов с большим креном в прикладную область. Все вышеотмеченное обуславливает назревшую необходимость в целостном изучении и объединении имеющегося материала по исследованию манипуляции в структуре социального взаимодействия, поскольку, несмотря на освещение отдельных аспектов, в своем единстве эта тема до сих пор остается открытой для социально-философского исследования.

Цель диссертационного исследования: проанализировать особенности и специфику манипуляционной формы организации социального взаимодействия.

Исходя из цели исследования, мы преследуем решение следующих задач:

- установить сущность понятия «манипуляция» и дать авторское его определение;

- выявить социальные предпосылки и основания манипуляции как формы социального взаимодействия;

- рассмотреть особенности и специфику манипуляционного процесса;

- проанализировать основные элементы, их характеристики и функции в манипуляционном взаимодействии;

- раскрыть стратегии реализации социальных взаимодействий осуществляемых в манипуляционной форме.

- представить типологию организации манипуляционных взаимодействий.

Исходя из поставленной цели и сформулированных задач, мы выделяем объект и предмет исследования.

Объект исследования – социальное взаимодействие, организованное в манипуляционной форме.

Предмет исследования – особенности функционирования элементов в структуре манипуляционного взаимодействия.

Методологической и теоретической основой диссертационной работы стали концепции: социальной солидарности Э.Дюркгейма, позволяющей рассматривать формы провоцирования социальной активности в качестве инструмента достижения общественного согласия; отчуждения К.Маркса и Ф.Энгельса, массового общества Х.Ортеги-и-Гассета, на положениях которых, манипулирование рассматривается как закономерное и социально-адекватное явление; техно-гуманитарного баланса А.П.Назаретяна, исходя из которой, манипуляция предстаёт инструментом обеспечения социального соответствия материально-техническому развитию общества; социального взаимодействия П.Сорокина, на базе которой выделяются основные элементы структуры манипуляционного взаимодействия; и другие.

Диссертационная работа базируется на применении междисциплинарного подхода, позволяющего интегрировать достижения различных научных дисциплин, кроме этого используются структурный и функциональный подходы, позволяющие анализировать манипуляцию как совокупность элементов и их функций. В исследовании использованы принципы детерминизма, соответствия, полноты, непротиворечивости и других. При решении частных исследовательских задач применяются методы сравнительного, типологического и структурно-функционального анализа, аналитико-синтетический, интерпретационный, обобщения, гипотетикоиндуктивный и дедуктивный методы и другие.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в раскрытии специфики реализации механизма скрытого получения социальных капиталов субъектом манипулирования как адекватной общественным условиям формы социального взаимодействия. Построение на этой основе авторской модели и типологии осуществления манипуляционных отношений.

Отдельные положения научной новизны представлены в ряде положений, выносимых на защиту:

1. манипуляция – это форма социального взаимодействия, основанная на скрытом, умелом влиянии на объект воздействия, изменяющее его поведение в соответствии с нуждами и потребностями субъекта отношений;

2. отчуждение участников социальных отношений, их социальная дифференциация и массовизация в условиях либерализации социального пространства, развития науки и средств массовой информации инициируют социальную необходимость в использовании манипуляции как адекватного общественным условиям способа взаимодействия;

3. в основе механизма скрытого влияния лежит многоэтапный информационный процесс, позволяющий имитировать самостоятельность объекта отношений и маскировать подлинный субъект воздействия;

4. эффективное социальное взаимодействие на основе применения инструментов скрытого управления возможно только в краткосрочной перспективе, поскольку долговременное использование манипуляции приводит к снижению её эффективности, и, как следствие, вызывает необходимость в реализации иных форм социальных отношений;

5. манипуляционные взаимодействия могут реализовываться на основе применения субъектом отношений различных стратегий получения социальных капиталов, а их обобщенное описание возможно на основе компонентной модели структуры манипуляции.

Теоретическая и практическая значимость работы. Результаты и выводы диссертационного исследования позволяют расширить знания об особенностях реализации современных социальных взаимодействий, организованных в манипуляционной форме, способствуют более глубокому пониманию роли и социального предназначения данного типа отношений.

Материалы исследования формируют предпосылки для дальнейшего изучения феномена манипуляции как в области социальной и политической философии, так и в области политологии, социологии, социальной психологии и других дисциплин.

Отдельные положения работы могут лечь в основу разработки технологий по социальному управлению. В частности, предложенная компонентная модель структуры манипуляционного взаимодействия и выделенная на её основе типология могут стать базой для разработки инструментария по изучению и прогнозированию социальных процессов и явлений.

Материалы исследования могут быть использованы при разработке и подготовке учебных курсов, лекций и пособий по социальной и политической философии, социологии, политологии, маркетингу, социальной психологии и других.

Апробация работы. Основные положения и результаты диссертационного исследования отразились в материалах всероссийских научных конференций с международным участием: «Бренное и вечное:

социальные ритуалы в мифологизированном пространстве современного мира» (10.2008, Великий Новгород); Бренное и вечное: идеология и мифология социальных кризисов» (10.2009, Великий Новгород). По теме диссертационного исследования опубликовано 6 статей общим объемом 2,п.л., две из них в изданиях из перечня ВАК. Основные результаты и положения диссертационного исследования прошли обсуждение на заседаниях кафедры философии Новгородского государственного университета имени Ярослава Мудрого.

Ряд положений диссертационной работы использовались при подготовке и проведении лекционных и практических занятий по курсу «Философия» на факультете управления в Новгородском государственном университете имени Ярослава Мудрого.

Структура и объём диссертационной работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, пяти параграфов, заключения и списка использованной литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность темы исследования, выявляется степень разработанности проблемы, ставятся цель и задачи, формулируется объект и предмет, излагается теоретико-методологическая основа диссертационной работы, определяется научная новизна, теоретическая и практическая значимость её результатов, основные положения, выносимые на защиту, представляется апробация результатов, описывается структура и объем исследования.

В первой главе «Манипуляция как объект социально-философского анализа» осуществлено рассмотрение определений, главных характеристик, оснований и предпосылок манипуляции как формы организации взаимодействия между социальными субъектами. Проведенное исследование позволяет определить методологическую стратегию изучения особенностей реализации и проявления скрытых форм социального регулирования.

В первом параграфе «Понятие манипуляции: сравнительный анализ» на основе теоретического материала проводится рассмотрение сущностных характеристик и особенностей манипулирования. В ходе проведенного анализа выделены характерные черты манипуляции и сформулировано её авторское определение.

В ходе анализа установлено, что первоначально термин имел положительное значение, в смысле искусного управления или мастерского владения чем-либо, но позднее его понимание претерпело значительные метаморфозы. Сложность в определение этого термина добавляет дисциплинарная разобщенность, где из-за особенностей предметного поля каждой из наук термин «манипуляция» приобретает свои специфические черты, в зависимости от исходных установок исследований. Эта неоднозначность трактовок значения данного понятия формирует необходимость социальнофилософской его адаптации.

Осуществляется сравнительный анализ определений понятия манипуляции таких исследователей как: Г.Франке, Э.Шостром, Б.Н.Бесссонов, Г.Шиллер, Г.Шишков, П.Элвайн, Е.Доценко, С.Г.Кара-Мурза и М.Бабюк.

Отмечается, что большинство определений вышеназванных авторов неточны из-за того, что они дают очень общее описание, исходя из которого под предложенные формулировки подходит большой круг явлений, не связанных напрямую с феноменом скрытого управления. Также существенным недостатком ряда определений указывается описание только одной из сторон проблемы манипулирования, отношений исходящих от субъекта управления, тогда как аспект действий объекта взаимодействия опускается. Это приводит к рассмотрению проблематики скрытой регуляции только в плоскости анализа её как способа влияния, что способствовало развитию инструменталистского и негативистского направлений исследования этого феномена.

В ходе сравнительного анализа определений, выделены сущностные черты манипуляции. Так констатируется, что для форм скрытой регуляции социальных отношений характерно следующее: 1) маскировка процесса воздействия на объект отношений. Эта особенность характеризуется незнанием объекта манипуляции о воздействии, осуществляемом субъектом отношений.

Маскировка воздействия тесно связана с умелостью его реализации, поскольку подразумевает владение определенными практиками и техниками мотивации;

2) субъект-объектный характер отношений между манипулятором и манипулируемым. Эта особенность отношений демонстрирует то, что манипулируемый выступает своего рода средством для достижения целей манипулятора; 3) конечной целью любой манипуляции является мотивация, побуждение к действию, получение определенной выгоды субъектом отношений от действий объекта. Именно к подобного рода действиям и побуждается жертва манипуляции.

Признание отмеченных выше характеристик в качестве основных, позволяет сформулировать авторское определение. Предложенная формулировка и понимание феномена скрытого управления может использоваться в качестве основы при проведении исследований не только социально-философского плана, но также социологического, психологического, политологического и других, с учетом поправок на предмет исследования.

Во втором параграфе «Социальные основания и предпосылки манипуляции» анализируются социальные явления, влияющие на состояния и отношения элементов структуры социального взаимодействия как основания и предпосылки для манипулирования. В результате исследования определен комплекс явлений, выступающих в качестве социальной базы для манипуляционной формы организации взаимодействия.

Феномен скрытого управления представляет собой, с одной стороны, следствие становления общества на определенном его этапе, с другой стороны – одну из движущих сил его развития. Являясь его неотъемлемой частью, манипуляция – это закономерный и необходимый элемент современного общества. Появление форм скрытой регуляции явилось результатом развития социальных отношений, для понимания всего комплекса явлений, связанных с данным феноменом, рассматриваются характерные особенности современного общества. Это исследование проводится в плоскости выделенных ранее особенностей манипулятивного взаимодействия.

Исходя из анализа сущностных характеристик и особенностей манипуляции, в качестве основных социальных явлений, влияющих на состояния и отношения элементов взаимодействия, рассматриваются такие как:

отчуждение, социальная дифференциация, массовизация, развитие науки и средств массовой информации, политическая и социальная либерализация.

В качестве ведущего основания манипуляции выделяется отчуждение и комплекс связанных с ним социальных явлений. Установлено, что в процессе отчуждения человек впервые дистанцируется от другого человека, от своей общности, от своего труда и даже себя самого. Отчуждение явилось предпосылкой для возникновения такой особенности манипуляции как субъектобъектная установка. Отчуждение порождает специфическое отношение к миру, когда он воспринимается как чуждый человеку. Другие люди воспринимаются как соперники и противники, закладываются основания для социальной эксплуатации. Отчуждение выступает не только как предпосылка для возникновения и реализации форм скрытого управления, но и как катализатор развития и применения данных стратегий взаимодействия, т.е.

вместе с растущим отчуждением можно говорить и об усиливающейся роли манипуляции.

Другим основанием для возникновения форм скрытого управления является социальная дифференциация, основанная на разделении труда, ограничивающем социальную компетентность субъектов взаимодействия.

Участники социальных отношений становятся зависимыми друг от друга в том смысле, что единоличное исполнение ими своих общественных функций невозможно. Складывается ситуация индивидуальной беспомощности социальных субъектов. Получается, что любая полноценная активность возможна только во взаимодействии, и в этом смысле участники будут стремиться к его организации вплоть до использования скрытых форм социальной регуляции.

Следующим основанием для возникновения и распространения методов скрытой регуляции становится массовизация участников социальных отношений, формирующая идеально подходящий объект манипуляции – безвольный, равнодушный, пассивный, унифицированный как в поведенческих проявлениях, так и в мировоззрении. Современное массовое общество сформировало таких участников социального процесса, для которых любое влияние со стороны – это способ подчиниться и отказаться от своей самобытности. В результате влияния процессов массовизации на социальных субъектов происходит усреднение поведенческих проявлений, делающих его достаточно предсказуемым, нивелируется самостоятельность и активность деятельности, что является также большим подспорьем в деле манипулирования.

Еще одним основанием является социальная либерализация, выраженная в росте возможностей проявления социальной активности участниками общественных взаимодействий и частичное табуирование использования в отношении их форм прямого принуждения. Свобода в реализации своего поведения, которую имеют социального субъекты в современном обществе, представляет им широкие возможности по выбору и реализации стратегий социального действия, поскольку отсутствуют ограничения накладываемые традицией, религией и моралью. Формирование и реализация идеологии либерализма создает условия по маскировке и подмене реального субъекта отношений, чем инициирует поиск новых адекватных форм социальной регуляции, ведущей из которых становится манипуляция.

И последним основанием формирования возможностей реализации скрытого управления социальными субъектами является научно-техническое развитие современного общества. Данное основание рассматривается в двух плоскостях: 1) формирование и накопление научного знания, связанного с социальным управлением, 2) развитие средств массовой информации.

Появление и развитие научного знания, связанного с особенностями социальной регуляции, позволяет понимать, а, следовательно, и подчинять как поведение отдельного человека, так и целые общности, группы и даже государства. Производство и накопление знания происходит во многих научных дисциплинах, что позволяет всесторонне прорабатывать данную проблематику. Сами по себе эти знания не имели бы такой силы, если бы оставались достоянием отдельной группы исследователей. Для использования и массового применения этих знаний требуются развитые средств массовой информации. Их появление формирует новые возможности по социальному воздействию и управлению. Коммуникационными средствами охватываются большие общественные группы, появляется сеть информационных проводников, позволяющая влиять на участников социальных отношений, симулируя их субъектные проявления. Массированные информационные атаки, которым подвержены участники современного социального процесса парализуют их критические способности, благоприятствуя реализации механизмов подмены социальной субъектности.

Только комплекс исследуемых социальных явлений следует рассматривать в качестве оснований и предпосылок для формирования манипуляционной формы организации взаимодействия. Это нашло свое подтверждение при проведении сравнительного анализа выделенных оснований с альтернативными манипуляции формами организации социальных отношений, такими как насилие и диалог.

Результатом рассмотрения особенностей современного общества связанных с отчуждением, социальной дифференциацией, массовизацией, либерализацией и научно-техническим развитием является определение их в качестве комплекса социальных оснований, способствующих формированию механизмов скрытой общественной регуляции. В ходе сравнения манипуляции с насильственными и диалоговыми формами взаимодействия и соотнесения с выделенными основаниями подтверждается предположения о взаимной обусловленности этих оснований как базы для формирования именно манипуляционных форм взаимодействия. Кроме этого установлено, что манипулятивные, насильственные и диалоговые способы реализации социальных отношений генетически связаны как различные стратегии установления социальной солидарности. Реализация конкретной стратегии зависит от степени обуславливания рассмотренными социальными основаниями состояния элементов взаимодействия.

Вторая глава «Манипуляционное измерение процесса, элементов и структуры социального взаимодействия» посвящена исследованию отношений, функций и свойств элементов социального взаимодействия под влиянием техник скрытой регуляции. Сформулирована авторская модель структуры манипуляционных взаимодействий, предложена их типология и представлено описание ведущих стратегий реализации.

В первом параграфе «Процесс, этапы и техники манипуляции» рассматриваются механизмы реализации специфических характеристик манипуляции. Анализируются особенности её процесса, этапов и методологии организации. В результате получено алгоритмическое описание манипуляционного процесса, его особенностей и механизмов осуществления.

Манипуляция – сложный социальный феномен, в своей операционной деятельности преследующий массу самых дифференцированных задач, решению которых соответствует тот или иной этап её осуществления. Весь процесс манипуляционного взаимодействия состоит из ряда стадий, связанных с получением, переработкой, формированием и трансляцией информации в специфической форме и последующей реакции на неё. В частности, автором выделяются следующие этапы: целеполагание, изучение, переработка, трансляция, накопление мотивационного потенциала (усваивание) и реакция.

Первый этап состоит в формировании целей и задач будущего взаимодействия. Второй этап характеризуется исследованием предполагаемого объекта воздействия, социальной ситуации, отношений, их особенностей и характеристик. На этом этапе формируется описание сложившейся ситуации, возможностей, перспектив и угроз будущего взаимодействия, а также характеристик объекта воздействия. Следующая манипуляционная стадия связанна с обработкой собранной информации, корректировкой цели и задач взаимодействия. От того, насколько точно проведена работа на этом этапе, зависит эффективность реализации скрытого манипуляционного замысла.

Далее идет этап транслирования информации. Передача манипуляционного замысла базируется на его шифровании с помощью специфических приемов и методик, позволяющих доносить нужную информацию в скрытой форме, сохраняя тайну, как о самом воздействии, так и о его субъектах. Эти приемы формируют информацию, способную воздействовать на познавательные, мыслительные, эмоциональные и бессознательные механизмы человеческой психики. Манипуляционную информацию характеризует отчужденное от манипулируемого содержание, стремящееся объективировать свое значение с целью деотчуждения. Условно техники и методы манипуляционного влияния можно разделить на несколько больших групп, каждой из которых будет соответствовать тот или иной способ или принцип воздействия на манипулируемого с целью управления им. В исследовании рассматриваются три такие группы: медийные, когнитивные и подпороговые воздействия.

Трансляция информации задействует основные каналы коммуникации и может осуществляться в различных формах. Для эффективной коммуникации характерно использование нескольких форм подачи и трансляции информации:

визуальная, вербальная и перфомансная, распространяющиеся с помощью соответствующих проводников.

Анализ приемов и методов воздействия, а также социальных оснований скрытого управления выявляет такую особенность манипуляционного влияния как трансляция информации, отчужденной от манипулируемого, и её прививание – деотчуждение. Деотчуждение состоит в активном вовлечении в процессы считывания манипуляционных сообщений, формирования условий, маскирующих отчужденность манипулируемого. Конечной целью деотчуждения является полная объективация отчужденной информации.

Эффективность данного процесса базируется на комплексном использовании методов и приемов воздействия, задействующих механизмы создания и верификации информации, её хранения и переработки.

Приемы и методы манипуляционного влияния направлены на усваивание информации в виде коммуникативно-мотивационной конструкции. Данная конструкция представляет собой определенное информационное содержание и алгоритм реакции на неё.

Анализ отмеченных выше особенностей приводит к выводу, что манипуляция представляет собой двухуровневое воздействие, обозначить эти два уровня воздействия можно как онтологический и гносеологический.

Онтологический уровень – это уровень подлинного замысла манипулятора и достигаемой им цели, а гносеологический – это уровень, считываемый манипулируемым. В результате манипуляционного воздействия у манипулируемого формируется специфическое восприятие, блокирующее возможное проникновение на онтологический уровень манипуляции.

Реализация онтологического уровня манипуляции, в конечном итоге, должна замыкаться на манипуляторе в виде заказчика, принося ему определенные результаты в виде социального капитала как субъекта определенных социальных отношений.

В основе манипуляции лежит скрытое влияния, базирующееся на коммуникации, позволяющее имитировать самостоятельность социальных агентов, маскировать подлинных субъектов воздействия, осуществлять влияние без реализации непосредственного контакта.

Во втором параграфе «Элементы и их функции в манипуляционном взаимодействии» проводится анализ основных структурных единиц манипуляции и выполняемых ими во взаимодействии функций.

Анализ манипуляционного взаимодействия позволил выявить следующие особенности. Его основными элементами являются манипулятор, манипулируемый и проводники их отношений. Субъект скрытого социального управления в своем единстве представляет отношения между заказчиком и исполнителем манипуляции. Как элемент взаимодействия определяется наличием социальной потребности в скрытом влиянии, подвластностью манипулируемому, отчуждением от результатов и процесса манипуляции, наличием знаний о механизмах осуществления скрытого воздействия, зависимостью от инициированной формы отношений и авторитарностью поведения. Во взаимодействии выполняет функции формирования и актуализации потребности в манипуляции, конструировании и скрытой активации отношений манипулируемый-манипулятор, а также потребления продуктов скрытой социальной регуляции.

Объект скрытого воздействия определяется потенциальной возможность влиять на манипулятора, привязанностью к проводникам информации, отчуждением опыта, появлением псевдосознания, определенной социальной ценностью для субъекта манипулирования, одномерностью осуществляемого поведения и манипуляционной утомляемостью. При осуществлении скрытой социальной регуляции он выполняет функции считывания манипуляционной информации и реализация её онтологического уровня в виде удовлетворения социальной потребности субъекта управления.

Проводники отношений между объектом и субъектом манипуляционной формы взаимодействия определяются доступностью для обеих сторон. В качестве их основных характеристик как элемента структуры взаимодействия выступают: зависимость от субъекта передачи информации, наличие постоянной аудитории, её достаточный охват и широта форм передачи информации. Основными функциями проводников в отношениях являются:

трансляция информации, формирование необходимой потребительской массы и создание иллюзии объективности информации.

В ходе исследования выявлено, что помимо предзаданных состояний элементов взаимодействия, есть ряд состояний формирующихся именно в процессе осуществления манипуляции. Особенно это характерно для объекта отношений. Отчуждение и социальная дифференциация способствуют появлению новых участников и элементов взаимодействия. Функциональный анализ манипуляционного взаимодействия позволяет констатировать, что в условиях современной социальной гипердифференциации и взаимозависимости всех участников социального процесса, методы скрытого управления становятся инструментом её снятия и усиления произвольных стремлений манипуляционноактивных субъектов. Благодаря обусловленности действиями манипулятора отношения достаточно предсказуемы и надежны.

Манипулирование, четко задает их характер, формы и свойства. Со стороны надежности и стабильности это несомненный плюс данной формы отношений, поскольку она позволяет достаточно четко и точно конструировать и управлять активностью участников социального процесса, добиваясь необходимых результатов. С другой стороны, эта надежность и стабильность становится безальтернативной, что в свою очередь, может привести к негативным результатам, поскольку выбранная субъектом отношений стратегия реализации взаимодействия, может быть как адекватна социальной ситуации, так и нет.

Отсутствие альтернативы и детерминация от целей манипулятора лишает отношения свободы и спонтанности, в итоге приводя к их стагнации. В условиях современного гипердинамичного мира отсутствие внутренней субъектности и самоорганизации может приводить к разрушению отношений или их неадекватности. Кроме того, установлено, что во взаимодействии инициируются механизмы манипуляционной защиты объекта отношений в виде его утомляемости. С одной стороны, скрытое управление усиливает основания для манипулирования, а с другой – ослабевает в своей эффективности, инициируя тем самым развитие форм и методов своего воспроизводства. Происходит усиление антагонистических феноменов внутри взаимодействия, способных разрушить его.

В третьем параграфе «Компонентная модель структуры манипуляционного взаимодействия» выявляются основные стратегии реализации скрытой формы социальной регуляции на основе обобщенного описания структуры данной формы взаимодействия.

Основными отношениями в манипуляционном взаимодействии являются воздействия субъекта управления на объект – субъективирующий компонент.

Название данного компонента основано на том, что именно манипулятор и осуществляемое им влияние инициирует взаимодействие, т.е. субъективирует его. Этот компонент начинается в манипуляторе как в социальном субъекте, а заканчивается в манипулируемом как объекте воздействия. Вторым типом отношений являются отношения исходящие от манипулируемого. Этот тип отношений представляет собой реакцию на скрытое влияние в форме псевдосубъектности – объективирующий компонент. Если предыдущий компонент инициирует манипуляционное взаимодействие, то этот компонент осуществляет непосредственный замысел субъекта отношений, действует в соответствии с его планами – объективирует его. В случае если стратегия скрытого воздействия направлена на получение выгоды от участника непосредственно подвергающегося влиянию исходящего от субъекта информации, то отношения замыкаются, что соответствует закрытому типу манипуляционного взаимодействия. Основными участниками выступает манипулируемый, как псевдосубъект и манипулятор как получатель социальных капиталов, создаваемых манипулируемым. Если осуществляется иная стратегия и объективирующий компонент не замыкается на манипуляторе, а транслирует свою социальную энергию далее, то возникает третий компонент во взаимодействии – транслирующий. Название этого компонента соответствует главной функции элементов и отношений, составляющих его основу, а именно передача влияния от активно манипулируемого через пассивно манипулируемого(-мых) к субъекту скрытого управления. По сути, отношения в компоненте третьего типа – скорректированы и изменены не в результате влияния субъекта манипулирования, а в результате изменения активно манипулируемого, т.е. объективирующего компонента.

Транслирующий компонент структуры манипуляционного взаимодействия в своем содержании может быть наполнен любыми отношениями и любым их количеством, осуществляемыми между пассивно манипулируемым и манипулятором. Субъект взаимодействия в результате влияния транслирующего компонента получает определенные социальные капиталы.

Наличие транслирующего компонента соответствует второму типу манипуляционного взаимодействия – открытому.

Манипуляция в социальном взаимодействии является тем феноменом, который способен не просто оказывать влияние на социальных субъектов и их отношения, но и осуществлять это достаточно вариативно. Эта особенность исследуется автором через рассмотрение роли выполняемой влиянием манипулятора по отношению ко второму компоненту структуры манипуляционного взаимодействия. На основе выявления этих ролей выделяются основные виды манипуляции: инициирующая, поддерживающая, устраняющая и имитирующая.

Манипуляция, как гибкий инструмент управления, способна достигать своих целей различными стратегиями. Исследование этих сторон манипулирования позволило описать суть и особенности этого взаимодействия, выяснить специфические черты, понять принципы и механизмы реализации осуществляемых отношений внутри данной структуры.

В Заключении формулируются основные результаты, подводятся итоги диссертационного исследования, обобщаются его основные положения, намечаются перспективы дальнейшего изучения.

Распространенным пониманием манипуляции является представление о ней только как о способе социального влияния, что существенно сужает проблематику манипулирования. Подобное рассмотрение данного феномена не позволяет раскрыть её истинного социального значения и выполняемой роли.

Для манипуляции характерны двусторонние отношения, что позволяет определять её как форму организации взаимодействия. Социальное отчуждение, дифференциация, либерализация, научное и техническое развитие являются основными социальными основаниями формирующими потребность в манипуляции.

Использование техник манипулирования позволяет имитировать самостоятельность социальных агентов, маскировать подлинных субъектов воздействия, осуществлять влияние без реализации непосредственного контакта. Данное положение обостряет проблематику информационной безопасности и контроля как на уровне индивида, групп и общностей, так и на уровне государства и общества в целом. Кроме этого анализ содержания манипуляции приводит нас к выводу, что манипуляционное взаимодействие может содержать отношения, не связанные напрямую с воздействием субъекта управления, но которые могут быть включены в её состав. В современном социальном пространстве любое социальное взаимодействие может быть использовано в целях манипуляции. Предложенная компонентная модель позволяет обобщить всевозможные стратегии реализации манипуляции, подробно описать структуру и элементы данного взаимодействия. Также она может быть использована в качестве инструмента для анализа социальных явлений на предмет использования скрытого управления, а также предсказания процессов и следствий его применения.

Манипуляционное взаимодействие содержит в своем составе ряд феноменов приводящих к воспроизводству и усилению использования скрытого социального регулирования, что, в конечном счете, может привести к разрушению самого взаимодействия. В качестве следствия подобного разрушения может быть динамика формы организации отношений.

В качестве развития темы наиболее перспективным видится исследование механизмов сохранения социальной субъектности в условиях тотального применения форм скрытого управления, в частности: рассмотрение возможностей динамики формы организации социальных взаимодействий, разработка техник и методов по снижению и блокированию произвола манипуляторов, создание методик диагностирования и предупреждения использования техник скрытого влияния и других.

Основные положения диссертации, выносимые на защиту, изложены в публикациях соискателя.

Статьи в рецензируемых журналах, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертации на соискание ученой степени кандидата наук:

1) Манипуляция как ведущий способ социального воздействия [Текст] // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. – 2011. – №4(10): в 3-х ч. Ч. II. – С. 93–96, [0,41 п.л.];

2) Манипуляция как информационное воздействие. Структура, этапы, особенности [Текст] // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. – 2011. – №7(13): в 3-х ч. Ч. II. – С. 131–134, [0,56 п.л.].

Статьи и тезисы в других научных изданиях:

1) Манипуляция как способ конструирования псевдосознания [Текст] // Бренное и вечное: социальные ритуалы в мифологизированном пространстве современного мира: Материалы Всероссийской научной конференции 21–октября 2008 г. / редкол. А.П. Донченко, А.А. Кузьмин, А.Г. Некита, С.А.

Маленко; НовГУ им. Ярослава Мудрого. – Великий Новгород, 2008. – С. 149– 152, [0,16 п.л.];

2) Социальные функции манипуляции в эпоху кризиса [Текст] // Бренное и вечное: идеология и мифология социальных кризисов: Материалы Всероссийской научной конференции 20–21 октября 2009 г. / редкол. А.П.

Донченко, А.А. Кузьмин, А.Г. Некита, С.А. Маленко; НовГУ им. Ярослава Мудрого. – Великий Новгород, 2009. – С. 28–31, [0,31 п.л.];

3) Определение понятия манипуляции: от межличностной к социальной [Текст] // Человек и Вселенная. – 2009. – №1 (69). – С. 171–177, [0,26 п.л.];

4) Основания манипуляции в структуре социального взаимодействия [Текст] // Вестник гуманитарного научного образования. – 2011. – №9(11). – C.

9–13, [0,41 п.л.].

Изд. лиц. ЛР № 020815 от 21.09.98.

Подписано в печать 20.04.2012 г. Бумага офсетная. Формат 6084 1/16.

Гарнитура Times New Roman. Печать офсетная.

Усл. печ.л. 1,2 п.л. Тираж 100 экз. Заказ № Издательско-полиграфический центр Новгородского государственного университета им. Ярослава Мудрого.

173003, Великий Новгород, ул. Б.Санкт-Петербургская, 41.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.
Отпечатано в ИПЦ НовГУ им. Ярослава Мудрого.

173003, Великий Новгород, ул. Б.Санкт-Петербургская, 41.

Авторефераты по всем темам  >>  Авторефераты по философии






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.