WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

ШИШКИНА АНАСТАСИЯ АНДРЕЕВНА

КУЛЬТУРНЫЙ ЛАНДШАФТ КАК СИСТЕМА ЦЕННОСТЕЙ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ

Специальность 09.00.11 – социальная философия

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

г. Ижевск – 2012

Работа выполнена в ФГБОУ ВПО «Ижевский государственный технический университет»

Научный руководитель: доктор политических наук, профессор 

Петрова Мария Владимировна

Официальные оппоненты:  доктор философских наук, профессор

Комадорова Ирина Владимировна,

кандидат философских наук, доцент

Власова Татьяна Анатольевна

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Ижевская государственная 

сельскохозяйственная академия»

Защита состоится «28» марта 2012 г. в _____час. на заседании диссертационного совета Д 212.275.08 при Удмуртском государственном университете по адресу: 426034, г. Ижевск, ФГБОУ ВПО «Удмуртский государственный университет», ул. Университетская, д.1, корпус VI, ауд. 208.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Удмуртский государственный университет»

Автореферат разослан «  »  февраля  2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета,

кандидат философских наук, доцент О.В. Санникова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность диссертационного исследования определяется научно-теоретической и практической значимостью рассматриваемой проблемы.

В связи с усложнением техносферы и возрастающими потребностями человека, его взаимодействие с окружающей средой оказывается все более проблематичным. Сегодня специалисты в различных областях знания осуществляют научные изыскания с целью нахождения комплексных решений экологических проблем. Чаще всего эти проблемы предлагается решить за счёт законодательных актов и новых технических разработок, которые ограничивают пагубное воздействие техносферы на окружающую среду. В связи с чем, прежде всего, в среде естественных наук, разрабатывается ряд механизмов экологической безопасности, элементами которых являются не только правовой и научно-технический аспекты этой проблемы, а также экономический, политический и социальный механизмы в различных сферах промышленного производства, строительстве  коммуникаций и сооружений, а также в рекреационной сфере. 

Активно разрабатываются и соответствующие законодательные акты. «С развитием современных технологий возникают новые виды рисков и опасностей, которые ставят перед государством задачи не столько компенсаторные, связанные с устранением уже нанесённого ущерба, сколько превентивные.  Становится необходимым долгосрочное планирование, которое должно относиться как к предвосхищению новых технических возможностей, так и к расчёту и устранению рисков»1.

Основное внимание во всех сферах человеческой жизнедеятельности уделяется экономическому механизму экологической безопасности, экологически безопасного поведения. Однако немаловажную роль в сохранении природы играет и развитие экологического сознания народонаселения нашей страны, без которого все другие усилия будут малоэффективны. «Необходимо учитывать психологию  человека, что предполагает гуманитарное направление, включая смену системы ценностей, коррекцию  мировоззрения, перестройку сознания людей, формирование новой экологической культуры человека в контексте общечеловеческой культуры».2  Целенаправленное формирование экологической культуры  – это один из важнейших векторов развития культуры современности.

В рамках этой темы сегодня довольно активно рассматривается феномен культурного ландшафта, который анализируется  учеными самых разных направлений: палеобиологии, палеозоологии, истории, географии, социологии, культурологи, лингвистики, политологии, правоведения, искусствоведения и частично – философии. Однако до сих пор культурный ландшафт не рассматривался как система ценностей экологического сознания.

Культурные ландшафты – это часть современного жизненного пространства, которая содержит в себе ценные знания о прошлом и основы гармоничного будущего во взаимоотношениях человека и природы. Культурные ландшафты – это элемент их сотворчества, на основе которого формируется и поддерживается их единство.

Природный ландшафт становится культурным на самых первых этапах антропогенеза. Изначально он формировался неосознанно на основе безусловных рефлексов и инстинктов, однако, позже осмысленность человеческого бытия проявляется именно в формировании культурного ландшафта. Он становится непременным атрибутом любой культуры, символом всепобеждающего человеческого разума и антропоцентризма. Образ культурного ландшафта – это одновременно отражение идеалов, целей, интересов общества и  некий ориентир в их формировании.  Исследование аксиологической составляющей феномена культурного ландшафта предполагает изучение глубинных основ общества,  исследование системы его экологических ценностей  открывает возможность разрешения сложных противоречий техногенной цивилизации. Таким образом,  социально-философский анализ экологических ценностей культурного ландшафта востребован и актуален.

Степень научной разработанности проблемы. Теоретической основой исследования послужили труды представителей европейской классической мысли (Г.В.Ф. Гегеля, И.Г. Гердера, И. Канта и др.), русской философии (В.И. Вернадского, В.С. Соловьева, Н. Ф. Федорова), работы крупнейших ученых А. Нейса, П. Сорокина, П. Тейяра де Шардена, А. Швейцера и др.

Основы исследования феномена культурного ландшафта были заложены в  рамках отечественных географических исследований в начале XX в. Л.С. Бергом. Однако начало систематическому изучению изменённых ландшафтов в советской географии положил Ю.Г. Саушкин, высказав идею о необходимости выделения  особой отрасли географии, изучающей культурные ландшафты. Он предложил и одно из первых определений культурного ландшафта.

На сегодняшний день в отечественной науке сложилось два основных подхода к пониманию феномена культурного ландшафта: географический и культурологический. К первому относят  Л.С. Берга, И.М. Забелина, А.Н. Иванова, Г.А. Исаченко, С.В. Калесника, А.В. Лысенко, В.А. Низовцева, В.А. Николаева, Ю.Г. Саушкина и других исследователей. Ко второму – работы Ю.А Веденина, А.А. Ивановой, В.Л. Каганского, В.Н. Калуцкова, М.Е. Кулешовой,  М.В. Рагулиной, Р.Ф. Туровского и других ученых. Географический подход развивается в среде естественных наук, где культурный ландшафт характеризуется как высокопроизводительный, многофункциональный, полезный, необратимо измененный; культурологический – в широком спектре гуманитарных наук, которые изучают духовную составляющую культурного ландшафта. 

Концепцию культурного ландшафта на примере Удмуртской Республики активно развивают в своих трудах преподаватели кафедр археологии и этнографии УдГУ (В.Е. Владыкин, Р.Д. Голдина, Е.М. Черных), сотрудники Удмуртского института истории, языка и литературы Уральского отделения РАН  (А.Г. Иванов, М.Г. Иванова, К.И. Куликов, Н.И. Шутова), специалисты Управления по охране памятников Министерства культуры УР (Л.Ф. Князева), научные сотрудники  Национального музея УР им. К. Герда (Т.И. Останина, М.Б. Рупасова). В основном это – работы археологического и этнографического характера, а также проекты музеефикации уникальных памятников культуры. Таким образом, культурный ландшафт понимается как часть культурного наследия, что обусловлено наличием сильной археологической школы.

В философских исследованиях проблема культурного ландшафта затрагивается крайне редко, среди немногочисленных работ можно назвать работы А.А. Белокурова, Е.А. Воробьевой, Н.А. Ежовой, Р.Ю. Федорова. Так, А.А. Белокуров рассматривает  теоретические основы традиционного культурного ландшафта3. Е.А. Воробьева изучает культурный ландшафт в качестве фактора бытийности культурного пространства на примере локальной этнической культуры эвенков Восточного Забайкалья4. Р.Ю. Федоров анализирует культурный ландшафт как возможность наиболее точно проследить процесс освоения новых территорий на примере Урала и Западной Сибири5. Н.А. Ежова концентрирует свое внимание на основных характеристиках визуального городского ландшафта, на создаваемых им параметрах индивидуальной комфортности, а также на влиянии городского ландшафта на формирование личности6. Последняя работа представляет особый интерес, поскольку в ней четко обозначены ценностные линии взаимовлияния  ландшафта  и его формирующего общества.

В основном философские исследования сосредоточены на другом близком культурному ландшафту понятии «культурное пространство». Оно рассматривается современной философией в самых различных ракурсах: культурное пространство духовности, смеха, региональной культуры, провинциального города, мегаполиса и т. д. (Е.Г. Зинков, О.П. Колпикова, А.Г. Лазарев, А.С. Ступина, Е.А. Трофимова).

В свою очередь, анализ экологических проблем и методов их решения представлен в современной философской мысли достаточно широко. Здесь следует назвать работы Р.Х. Арсанукаева, Э.В. Гирусова, Р.Б. Лестера, К.С. Лосева, И.Б. Мулина, Ю.В. Олейникова, А.Д. Урсула, в которых с позиций философско-методологического анализа рассматриваются основные  механизмы экологической безопасности и выдвигаются  новые принципы, способствующие снижению темпов экологического кризиса.

Особое развитие в рамках философско-экологической проблематики получила экологическая этика, предмет которой рассматривается в трудах О.В. Артемьевой, Э.В. Гирусова, В.С. Голубева, А.А. Гусейнова, А.Я. Иванюшкина, И.К Лисеева, Н.Н. Моисеева, Е.А. Когай, И.А. Прохоровой, В.М. Розина,  П.Д. Тищенко, А.Д. Урсула, И.Т. Фролова и других современных экофилософов. В работах этих  исследователей проводится сопоставление антропо- и биоцентристских принципов экологического сознания, рассматриваются необходимые условия для становления этики биоцентризма, говорится о духовно-интеллектуальной составляющей экологической культуры.

Однако, несмотря на многочисленные исследования в области культурного ландшафта и экологической этики, в рамках названных направлений и исследований аксиология культурного ландшафта,  а также его потенциал при формировании и функционировании экологической культуры современности, раскрываются только фрагментарно.

Объектом исследования является феномен культурного ландшафта.

Предметом экологические ценности культурного ландшафта.

Цель диссертационной работы – обоснование правомерности понимания культурного ландшафта как системы ценностей современного общества, прежде всего, – экологических.

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих исследовательских задач:

  1. определение системы характеристик культурного ландшафта и соответствующих им классификаций на основе анализа основных концепций культурного ландшафта;
  2. обоснование феномена культурного ландшафта как одной из главных форм бытия культуры, отражающей основные принципы ее функционирования;
  3. обоснование представления культурного ландшафта в качестве системы современных ценностей и их исторической перспективы;
  4. выявление экологических ценностей культурного ландшафта для разных исторических периодов развития общества;
  5. обоснование экологических ценностей культурного ландшафта в качестве основы для формирования экосоциальной культуры современности;
  6. доказательство необходимости использования этических и эстетических ценностей в качестве корреляций для реформирования экологического сознания.

Теоретико-методологическая основа. Теоретико-методологической базой являются принципы и методы социально-философского познания. Метод системно-структурного анализа в рамках данной работы позволяет исследовать понятие «культурный ландшафт» через многоликую совокупность его свойств, определить, какие из них составляют его системные качества. Системно-структурный анализ необходим также для многоуровневого, многомерного понимания действительности через сопоставление понятий «культура», «культурное пространство» и «культурный ландшафт». Важнейшими были также диалектический метод анализа и принципы всеобщей связи и развития, на основе которых выявлены общие черты антропо- и биоцентризма. Широко применялись логический метод и метод интерпретаций, использовались сравнительный и текстологический анализ.

В качестве теоретической базы исследования использовались труды российских ученых – представителей преимущественно географического и культурологического направлений, внесших существенный вклад в анализ  феномена культурного ландшафта. Основой аксиологического исследования стала классификация ценностей, предложенная Б.С. Ерасовым. При анализе развития экологических ценностей культурного ландшафта использована методология выделения этапов экологического сознания Е.В. Когай.

Основные положения диссертации, выносимые на защиту:

  1. На основе анализа ведущих концепций культурного ландшафта выделен ряд его устойчивых характерных признаков: символичность, познавательность, интеллектуальность, «окультуренность», длительное использование и воспроизведение,  полезность, высокопродуктивность, экологическая оптимальность, многофункциональность, обусловленность особенностями естественной среды.
  2. Аргументировано положение о том, что культурный ландшафт – одна из основополагающих форм бытия культуры, отражающая основные принципы ее организации и функционирования: целенаправленность, деятельностность, осмысленность, неоднородность, связность, целостность, многомерность, системность, антропоморфность.
  3. Обосновано, что культурный ландшафт – динамичная саморазвивающаяся система, для  которой характерно отражение существующей в обществе системы взаимообусловленных ценностей: витальных, социальных, политических, моральных, религиозных и эстетических. На ранних этапах формирования культурного ландшафта он преимущественно характеризуется через группу сакральных ценностей, однако, сегодня его главные особенности выражаются в большей степени витальными ценностями.
  4. Выявлены экологические ценности культурного ландшафта на разных исторических этапах: архаический – обожествление и одухотворение природы, космологический – тождество человека и природы, антропологический и технический – генезис и функционирование гиперприсваивающего хозяйства, социобионический – экоцентризм.
  5. Доказано, что культурный ландшафт обладает большим потенциалом в вопросе регулирования экологической культуры современности на основе доминирования глубинно-экологических принципов его организации над био- и антропоцентристскими. 
  6. Установлена связь культурного ландшафта и экологического сознания в рамках единого культурного пространства как взаимоформирующих элементов на основе  этико-эстетических особенностей восприятия мира человеком.

Теоретическая и практическая значимость результатов диссертационного  исследования заключается в уточнении основных положений теории коэволюции человека и природы. Результаты исследования являются одним из действенных обоснований перехода общества к концепции устойчивого развития, повышения интереса к систематическому экологическому просвещению. Материалы работы носят рекомендательный характер для корректировки экологической политики.

Выводы диссертационного исследования могут быть использованы в учебном процессе при разработке курсов «Философия», «Социальная философия», «Философия экологии», «Культурология», «Экологическая культура», «Аксиология», «Экология», «Ландшафтоведение».

Апробация работы. Основные теоретические и практические положения диссертационного исследования были представлены автором в сообщениях и докладах на научных межвузовских, международных научно-практических конференциях, в частности: Международной научно-практической конференции «Современные проблемы и пути их решения в науке, транспорте, производстве и образовании» (Одесса, 2008, 2010), Международной научной конференции «Актуальные вопросы современной философии и политологии» (Липецк, 2009), научно-практической конференции «Самарская Лука: проблемы региональной и глобальной экологии» (Самарская Лука, 2009), Международной конференции «Современные направления теоретических и прикладных исследований» (Одесса, 2010), IV Международной конференции «Технические университеты: интеграция с европейскими и мировыми системами образования» (Ижевск, 2010), Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы социологии, политологии, философии и истории» (Новосибирск, 2011).

Материалы диссертационного исследования использованы при разработке учебных курсов «Философия», «Экологическая культура», являются информативной иллюстрацией к академическим учебным пособиям в рамках проблемы взаимодействия человека и природы.

Основные положения диссертации отражены в 10 научных публикациях, общим объемом 6 п. л..

Структура и объем работы определяются задачами и логикой диссертационного исследования, состоящего из введения, двух глав, содержащих 6 параграфов, заключения, списка использованных источников, включающего 126 наименований. Общий объем диссертации составляет 131 страницу. 

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность выбранной темы, выявляется степень разработанности исследуемой проблемы, определяются цель и задачи исследования, оценивается новизна его результатов, раскрывается теоретическая и практическая значимость диссертационной работы, приводятся данные по апробации.

Первая глава диссертации «Феномен культурного ландшафта в системе социально-философского знания» посвящена рассмотрению феномена культурного ландшафта в целом: основным научным направлениям, изучающим этот феномен, классификациям и маркерным характеристикам культурного ландшафта.

В параграфе 1.1 «Система характеристик культурного ландшафта и соответствующие им классификации» анализируются различные подходы к пониманию термина «культурный ландшафт».

Понятие «культурный ландшафт» в  рамках отечественных и зарубежных исследований появилось еще в начале XX в., но до сегодняшнего  дня не появилось одного общепринятого мнения, что считать его определяющими характеристиками. Связано это, прежде всего, с многомерностью, полисемантичностью самого понятия «культура», а также с неисчерпаемостью проблемы взаимодействия человека и природы.

Благодаря своему междисциплинарному характеру и неоднозначности трактовок концепция культурного ландшафта актуальна сегодня для исследовательских подходов разной предметности. Однако, по мнению большинства учёных, разрабатывающих концепцию культурного ландшафта, она зарождалась и продолжает развиваться в двух основных направлениях: природо- и культуроцентричном. Первое развивается в среде естественных наук, второе в широком спектре гуманитарных. 

В параграфе анализируются классификации представителей географического и культуроцентричного направлений.  Поскольку классификации культурного ландшафта многочисленны, автор видит необходимость в формировании единой, универсальной классификации. В основе данной классификации лежит разделение культурных ландшафтов на три группы: современные, реликтовые, прогрессивные.  В рамках каждого из этих типов предлагается несколько векторов для рассмотрения культурного ландшафта: по их содержанию, по глубине воздействия человека на природу, по их генезису, по целенаправленности их возникновения, по длительности существования и степени саморегулирования, по их хозяйственной ценности, по их ассоциации.

Данная классификация объединяет в себе представления всех рассмотренных в параграфе концепций и может быть охарактеризована как междисциплинарная.

В параграфе 1.2. «Культурное пространство и культурный ландшафт как формы бытия культуры»  обосновывается возможность рассмотрения культурного ландшафта как частного проявления культурного пространства, носителя всех его свойств в меньшем масштабе. 

В рамках параграфа автор приходит к выводу, что культурный ландшафт – прямая проекция культурного пространства, а оно, в свою очередь, – культуры в целом. Культура и пространство находятся в отношениях макро- и микрокосма.  Взятое в отдельности какое-либо культурное пространство есть воплощение всех свойств культуры в определенном ракурсе, культурный ландшафт еще больше сужает рамки ее восприятия. Таким образом, культурное пространство – это многомерная система человеческого бытия, которая характеризуется включенностью в культуру, целенаправленным характером формирования, осмысленностью, деятельностностью, динамичностью, целостностью, связностью, непрерывностью. Культурный ландшафт –  это локальный вариант культурного пространства, совокупность материальных и идеальных объектов, созданных человеком в определенных географических условиях, отражающих особенности его культуры и направленных на ее воспроизведение.

«Культурный ландшафт» более конкретное, избирательное понятие, но от этого не менее многогранное и информативное, чем «культурное пространство». Культурный ландшафт, будучи лишь частью культурного пространства,  является носителем всех его свойств, состоит из тех же составных частей, что и культурное пространство: художественное, политическое, экономическое, нравственное, научное, религиозное, правовое и другие взаимообусловленные подпространства, которые находятся в активном взаимодействии.  Все они являются производными основных сфер общества и форм общественного сознания, поскольку культурное пространство и социальное пространство – взаимопроникающие элементы, немыслимые без своего единства.

В рамках этой гипотезы гармонично интегрируются разнообразные концепции культурного ландшафта, прежде всего, полярные – культуроцентричный и природоцентричный (а по сути идеалистический и материалистический) подходы, где ландшафт предстает как совокупность духовных и материальных феноменов, тем самым, создается условие  для целостного восприятия  культурного пространства.

Составляющие компоненты культурного ландшафта, являются одновременно компонентами и культурного пространства, локальной сферой которого является ландшафт. Различие этих составляющих, прежде всего, будет проявляться в масштабе их воплощения. Влияние масштабности наблюдается и при рассмотрении основных свойств пространства и ландшафта: целенаправленности, деятельностности, осмысленности, неоднородности составляющих культур, связности, целостности, многомерности и системности.

«Культурный ландшафт» – своеобразная золотая середина в системах измерений, не настолько глобальная и всеобъемлющая, как «культура» и «культурное пространство», но и не предельно частная, как единичный объект. Культурный ландшафт, являясь проекцией культурного пространства, также оказывает на него многомерное влияние. Это обусловлено, прежде всего, тем, что создаваемый человеком в своих целях культурный ландшафт продолжает подчиняться первичным для него законам природы. Таким образом, связь культурного пространства и культурного ландшафта предстает не как одностороннее влияние пространства на ландшафт, а как взаимная обусловленность. Именно поэтому изучение культурного ландшафта как системы экологических ценностей может быть полезно при формировании будущего культурного пространства и экологической культуры общества.

В параграфе 1.3. «Трансформация культурного ландшафта в качестве системы ценностей» феномен культурного ландшафта представляется в рамках аксиологии. Автор предпринимает попытку рассмотреть культурный ландшафт как отражение системы ценностей, присущих обществу на определенном этапе его развития. Культурный ландшафт определённого исторического периода красноречиво повествует о хозяйственной деятельности человека, о его научных, технических возможностях в исследовании и использовании природных богатств. Кроме этого, культурный ландшафт ретранслирует определённую систему ценностей социума, поскольку в очертаниях ландшафта, в степени  и способах его «окультуренности» отражаются ценностные предпочтения его создателей. В ходе анализа любого культурного ландшафта становятся очевидными приоритеты и интересы современного ему общества, иерархия  ценностей, а также степень значимости происходящих в нём процессов для самих людей.

Очевидно, что ни одно общество, а тем более все человечество, не может придерживаться одних и тех же ценностей. Однако столь же очевидно, что определенное количество таковых просто необходимо, прежде всего, в целях интеграции данного сообщества. Высшие общекультурные ценности необходимы  для достижения и сохранения гармонии человека с самим собой и природным миром.

Формирование общекультурных ценностей  становится все более актуальным в условиях глобализации, по мере вовлечения в различные социоприродные кризисы все большего количества людей независимо от страны их проживания, социального статуса, материального достатка, уровня образования и т.д. Перед лицом социоприродных катастроф все люди равны в своем бессилии, страхах, надеждах, а следственно, и ценностях.

В ходе исследования были выявлены следующие группы ценностей, отражающиеся и формирующиеся в сфере культурного ландшафта: витальные, социальные, политические, моральные, религиозные и эстетические.  Религиозные ценности культурного ландшафта: вера в наличие души у природы и собственной жизни у вновь создаваемых объектов, вера в кровное родство с природой, надежда на некий договор с природой через создание определенных объектов, – находят свое воплощение на самых ранних этапах становления человеческого мировоззрения – мифологическом и религиозном. Основополагающей политической ценностью культурного ландшафта является толерантность, позволяющая осуществлять межкультурное взаимодействие. Особое значение в современном мире приобретают ценности витальные, к которым мы относим  ценности экологические, являющиеся воплощением моральных и эстетических ценностей, и отводим им особое место в системе общекультурных ценностей. 

В параграфе также выявлены основные векторы взаимодействия человека и природы  в формировании современного культурного ландшафта: потребление ресурсов; создание эстетического объекта; охрана исторических культурных ландшафтов; организация познавательного  туризма. Культурный ландшафт современности с его положительной тенденцией рассматривается, в первую очередь, как исторический культурный ландшафт и ландшафт, создаваемый дизайном. Ценность культурного ландшафта в таком случае приобретает эстетико-познавательное значение. Не малую роль в этом процессе играет вовлечение исторических культурных ландшафтов в сферу международного экологического туризма.

Бытование культурных ландшафтов тесно связано с жизнью местного населения и с возможностью осуществления традиционных или близких им видов деятельности. Каждый культурный ландшафт – это кладезь сакральных  связей человека и природы, человека и космоса в целом, человека и всего, что когда-либо существовало, и что когда-либо будет существовать. Именно в становлении и развитии  культурного ландшафта проявляется сущность человека, как части живой, одухотворённой и разумной природы.

Во второй главе «Ценностно-экологическая составляющая феномена культурного ландшафта» раскрывается значение культурного ландшафта в отражении и формировании системы экологических ценностей общества, его потенциал  в формировании и развитии экологических культуры, этики и сознания современности.

В параграфе 2.1. «Развитие экологических ценностей культурного ландшафта» представлена авторская интерпретация исторических этапов экологического сознания, выделенных  Е.А. Когай: архаического, космологического, антропологического, технологического и социобионического.

Архаический этап, который соответствует периоду первобытнообщинного строя (40 тыс. лет назад – IV тыс. до н.э.) – самый первый этап взаимодействия человека  и природы – был охарактеризован через обожествление и одухотворение природы, ее отдельных явлений человеком. Человек, а с ним и культурный ландшафт, – часть естественной  среды, определяемая ею. Космологический этап (IV тыс. до н.э.- к.V в. н.э.) период становления древних цивилизаций: китайской, индийской,  египетской, месопотамской, греческой, римской и др.  Главный принцип – тождество во взаимодействии человека и природы – находит отражение во всех религиозно-философских системах Востока. Антропологический этап (V-XVII  вв.) большей частью распространяется на период средневековья, когда преобладающим типом мировоззрения было религиозное, а именно христианское. С этого момента природа есть сфера материального, которое нуждается в  использовании, реконструкции посредством высшего проявления божественного духа – человека.

Технический этап начинается с XVII в., в большей мере сохраняется и по сегодняшний день. Культурный ландшафт – максимально, необратимо преобразованная естественная среда. Человек современного мира развивается, изменяется значительно динамичнее, чем природа, её процессы и законы. К. С. Лосев характеризует данный этап не как гиперпроизводящее, а как гиперприсваивающее хозяйство, которое берет свои корни в неолитической революции, в первичном разделении труда, специализации7. На современном этапе миф о неисчерпаемости природных ресурсов, относящийся к античной и средневековой культурам, лишь укрепился  в решении экологических проблем технологическими средствами.

«Движение к социобионическому типу сопровождается поиском путей духовного пробуждения человека, возрастания степени его ответственности  за сохранение природы,  естественных условий жизни»8. В условиях поиска социобионического типа важную роль играет обращение к культурному ландшафту, который является ценным с точки зрения и человеческой и природной истории, поскольку является их совместным творчеством.

Определено, что культурный ландшафт как ценность экологического сознания существовал только в рамках первых двух этапов (архаического и космологического), и человеку необходимо следовать линии неоруссоизма, дабы не быть врагом природы. При этом переход к экологическому сознанию, которое  реализует  принцип экоцентризма, хотя и будет фундаментальным событием, изначально не предполагает подрыв культурных устоев современного общества, отказ от уровня развития современной культуры. Тем более что архаический и космологический этапы демонстрируют также отсутствие каких-либо серьезных естественнонаучных знаний, воспринимают магические ритуалы как один из первоочередных способов  взаимоотношений и воздействий на окружающую среду. 

Установлена связь культурного ландшафта и экологического сознания в рамках единого культурного пространства как взаимоформирующих элементов. Экологическое сознание было определено в качестве вторичного элемента по отношению к культурному ландшафту, который изначально мог формироваться неосознанно. Далее наступает этап осмысленного, целенаправленного воздействия на естественный ландшафт, сопровождающийся генезисом экологического сознания.

В параграфе 2.2. «Экологические ценности культурного ландшафта в качестве основы для формирования экологической культуры современности» проводится исследование экологической культуры современности. Кроме традиционно выделяемых типов экологического сознания – антропоцентризма и биоцентризма, как самостоятельный тип рассматривается глубинная экология. Первые два направления были представлены в качестве крайних, радикальных типов мировоззрения, а последний – в качестве золотой середины, некоего ориентира для формирования «истинной» экологической этики.

Проведено сопоставление принципов антропоцентризма и биоцентризма, в результате которого выявлены не только отличительные черты (например, искоренение техносферы или ее развитие), но и схожие характеристики (например, противопоставление друг другу феномена человека и всей Вселенной в целом).  Автором обосновано, что глубинная экология  может рассматриваться как отдельный тип экологической культуры, формирующийся в наше время.  Глубинная экология характеризуется отсутствием радикализма в противопоставлении человека и мира,  включает принцип коэволюции, способствует развитию самостоятельности, творчества и ответственности личности.

Показано, что связь культурного наследия и экологического сознания современности обусловлена их всечеловеческим (и даже всемирным) значением: и то и другое способствует сохранению и гармоничному, прогрессивному развитию духовной и материальной культуры современности, ее сопричастности к гармонии вселенной.

Глубинная экология нашла свое проявление в следующих принципах организации и функционирования культурного ландшафта:  минимальном отрицательном воздействии на естественную среду, максимальной включенности культурного ландшафта в естественную среду, в признании взаимозависимости человека и природы, их неразрывного единства, нацеленности на сопереживание, сострадание, соучастие, консенсус, диалог,  взаимопонимание, гармонию;  в признании уникальности, неповторимости, самоценности и священности любой жизни,  признании ограниченности природных ресурсов, стремлении к устойчивому развитию – соотношению объемов потребления и естественного воспроизводства ресурсов,  принятии идеологии разумного ограничения потребления.

Обнаружение данных принципов в функционировании культурных ландшафтов важно, так как глубинная экология довольно медленно реализует свои ценности.  Она значительно погружена в будущее и имеет тенденцию к глобальному расширению. Основания глубинной экологии становятся тем более значимыми, чем на более высокий уровень развития поднимается культура, поэтому с каждым годом возможности для воплощения принципов глубинной экологии расширяются.

Часть выявленных  принципов организации культурного ландшафта была отнесена к био- и антропоцентризму,  показано их широкое распространение, влияние на мировоззрение современных людей. Обосновано, что антропо- и биоцентристские принципы организации культурного ландшафта  во много противоречивы, и  не могут быть использованы в качестве основы  экологической культуры современности в целом. Принципы глубинной экологии, напротив, могут рассматриваться как более адекватные основания современного мировоззрения.

  Однако базовые принципы глубинной экологии во многом могут быть сформулированы для современного человека в понятных ему категориях антропоцентризма. Например,  постановка краткосрочных целей, выражает, прежде всего,  желание получить максимальную экономическую выгоду за минимальное количество времени, что влечет и наименьшее использование ресурсов. Таким образом, стремясь максимально  реализовать витальные ценности в условиях нехватки ресурсов, человек неизбежно прибегает к тем ориентирам взаимоотношений человека и природы, которые предлагает глубинная экология, например, вторичное использование сырья. 

В параграфе 2.3. «Этико-эстетическое обоснование экологических ценностей культурного ландшафта» обосновывается связанность проблемы становления  экологической этики с особенностями эстетического восприятия людей, а также возможность частичного разрешения обозначенной проблемы на основе данной взаимосвязи. Экологический потенциал культурного ландшафта раскрывается на основе эстетических категорий современного общества, его наличие доказывается с помощью  известной формулы «истина-добро-красота».

Немецкий культуролог, философ эпохи Просвещения, И.Г. Гердер называет красоту не иначе как «чувственный феномен истины». «Нет красоты без истины, так же как нет истины без красоты. Чувственная форма истинного всегда прекрасна»9. Стремясь к прекрасному, человечество устранялось от безобразного, а значит и вредного, небезопасного для своей жизни. Таким образом, красота становится для человечества своеобразным вектором и условием эволюции. Эта смежность прекрасного и полезного особенно отчётливо прослеживается в современном культурном ландшафте, создаваемом посредством ландшафтного дизайна, ставшего одним из видов современного творчества.

В культурном ландшафте человек пытается выразить свое эстетическое восприятие, отражая тем самым в нем красоту своей души. Если тот или иной культурный ландшафт не являет собой пример гармонии, соотношения природного и искусственного, он служит  сигналом о нарушении системы этичности. Следовательно, способность человека видеть в окружающем мире гармонию, воспроизводить или изобретать новые эстетические формулы, есть основа и обязательное условие для формирования и развития нравственности.

Активное формирование и распространение «истинной» экологической культуры на основе принципов эстетики автор объясняет доступностью для понимания последней. Эстетическое гораздо лучше воспринимается, чем научная истина, понимается большим количеством людей, может способствовать массовости той или иной культуры, что особенно полезно в случае с экологической культурой. Эстетика, которую А.Г. Баумгартен называет низшей ступенью гносеологии,  помогает человеку постичь гармонию окружающей его естественной действительности и воспроизвести ее в культурном ландшафте.

В заключении подводятся итоги проведенного диссертационного исследования, формулируются основные выводы и определяются перспективы дальнейшего исследования поставленных проблем.

Основные положения и результаты диссертации отражены в следующих публикациях автора:

Статьи в журналах, рекомендованных ВАК Российской Федерации для публикации основных результатов диссертационных исследований:

  1. Шишкина А.А. Культурный ландшафт: основные концепции // Вестник ННГУ им. Н.И. Лобачевского. Серия “Социальные науки”. – Н. Новгород: ННГУ. – 2011. – Вып. 1. – С.151-163.
  2. Шишкина А.А. Ценности культурного ландшафта: история и современность // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. – Тамбов: Грамота. – 2011. – №6 (12). В 3-х ч. Ч.III. – С. 199-204.
  3. Шишкина А.А. Культурный ландшафт и культурное пространство как формы отражения культуры // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. – Тамбов: Грамота. – 2011. – №7 (13). В 3-х ч. Ч.II. – С.219-223.

Статьи в других изданиях:

  1. Русинова А.А. Культурный ландшафт как система ценностей экологического сознания // Сборник научных трудов по материалам международной научно-практической конференции «Современные проблемы и пути их решения в науке, транспорте, производстве и образовании, 2008», (Украина, Одесса, 15-25 декабря 2008 г.). Т.12. Философия и филология. – Одесса: Научно-исследовательский проектно-конструкторский институт  морского флота Украины, Морской учебно-консультационный центр «МarinECC», Одесский  национальный морской университет, 2008. – С.49-50.
  2. Черных Е.М. Археологические памятники в системе особо охраняемых природных территорий Удмуртского Прикамья: к проблеме использования / Е.М. Черных, А.А. Русинова // Самарская Лука: проблемы региональной и глобальной экологии. Т.18. – Самарская Лука, 2009. – С.38-46.
  3. Шишкина А.А. Культурный ландшафт в рамках философского анализа // Актуальные вопросы современной философии и политологии: Сборник докладов международной научной заочной конференции (Россия, Липецк, 28 октября 2009 г.) / отв. ред. А.В. Горбенко. – Липецк: Де-факто, 2009. – С.66-69.
  4. Шишкина А.А. Формирование  экологического сознания  в рамках концепции культурного ландшафта // Технические университеты: интеграция с европейскими и мировыми системами образования: материалы IV Международной конференции (Россия, Ижевск, 21-23 апреля 2010 г.). В 3 т. Т.2. – Ижевск: Изд-во ИжГТУ, 2010. – С.207-212.
  5. Шишкина А.А. Экологическая ценность  культурного ландшафта как историко-культурного наследия // Сборник научных трудов по материалам международной научно-практической конференции «Современные направления теоретических и прикладных исследований, 2010» (Украина, Одесса, 15-26 марта 2010 г.). Т.24. Педагогика, психология и социология, Философия и филология. – Одесса: Черноморье, 2010. – С. 61-65.
  6. Шишкина А.А. Культурный ландшафт как часть культурного пространства: экологический и эстетический аспекты // Сборник научных трудов по материалам международной научно-практической конференции «Современные проблемы и пути их решения в науке, транспорте, производстве и образовании, 2010» (Украина, Одесса, 20-27 декабря 2010 г.). Т.28. Педагогика, психология и социология, Философия и филология. – Одесса: Черноморье, 2010. – С.59-68.
  7. Шишкина А.А. Этика и эстетика культурного ландшафта // Актуальные проблемы социологии, политологии, философии и истории:  материалы  международной научно-практической конференции. – Новосибирск: Априори, 2011. – С.45-49.

Шишкина А.А. Культурный ландшафт как система ценностей экологического сознания: автореф. дис. … канд. филос. наук: 09.00.11 – Ижевск, 2012. – 18 с.


1 Бехман Г. Оценка техники и оценка воздействия на окружающую среду // Динамика техносферы: социокультурный контекст. – М., 2000. – С.114–115.

2 Горохов В. Г. Философия техники как теория технической деятельности и проблемы социальной оценки техники // Философские науки. – 2006. - №4. – С.53.

3 Белокуров А. А. Традиционный культурный ландшафт: структура, факторы формирования и развития: дис. … канд. филос. наук: 24.00.01. – Барнаул, 2007. – 150 с.

4 Воробьева Е. А. Культурный ландшафт как фактор бытийности пространства культуры: на примере этнической картины мира эвенков Восточного Забайкалья: дис. … канд. филос. наук:  09.00.13. – Чита, 2007. – 152 с.

5 Федоров Р. Ю. Освоение Урала и Западной Сибири как социокультурный процесс: структура, коммуникации, ценности: автореф. дис. ... канд. филос. наук: 24.00.01. – Тюмень, 2009. – 22 с.

6 Ежова Н. А. Культуроформирующие основы визуального городского ландшафта: автореф. дис. ... канд. филос. наук: 24.00.01. – Тамбов, 2005. – 151 с.

7 Лосев К.С. Потребление возобновляемых ресурсов: экологические и социально-экономические последствия (глобальные и региональные аспекты) / Лосев К.С.,  Мнацаканян Р.А., Дронин Н.М. – М.: ГЕОС, 2005. – С.144.

8 Когай Е.А. Человек и природа: ценностные регулятивы экологического сознания. – М.: Прометей, 2001. – С.57.

9 Гулыга А.В. Гердер. – 2-е изд. – М.: Мысль, 1975. – С. 125-126. – (Мыслители прошлого).






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.