WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

АЛЬ-ХУССАИНИ Рустам Хакимович

КРИЗИС ЛИЧНОСТИ НА РУБЕЖЕ XX-XXI ВЕКОВ: СОЦИАЛЬНО ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ

09.00.11 – Социальная философия

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Краснодар – 2012

Работа выполнена на кафедре философии и политологии Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Краснодарский государственный университет культуры и искусств»

Научный руководитель:        Гриценко Василий Петрович

                       доктор философских наук, профессор

                       Краснодарского государственного университета                        культуры и искусств

Официальные оппоненты:        Денисов Николай Григорьевич

                       доктор философских наук, профессор

                       Краснодарского государственного университета                        культуры и искусств

                       Китов Юрий Валентинович

                       доктор философских наук, профессор,

                       зав. кафедрой культурной антропологии

                                       Московского государственного университета                                                культуры и искусств

Ведущая организация: ФГКОУ ВПО «Краснодарский университет министерства внутренних дел Российской Федерации»

Защита состоится «31» октября 2012 г. в « 10:00 » часов на заседании диссертационного совета Д. 210.007.02 по специальности 09.00.11 – Социальная философия в Краснодарском государственном университете культуры и искусств по адресу: 350072, г. Краснодар, ул. им. 40-летия Победы, 33, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГОУ ВПО «Краснодарский государственный университет культуры и искусств» по адресу: 350072, г. Краснодар, ул. 40 лет Победы, 33, ауд. 116.

Текст автореферата размещен:

на сайте Высшей аттестационной комиссии Министерства образования и науки РФ по адресу:  http://vak. ed. gov. ru/ «  »  ___________ 2012 года.

на сайте ФГБОУ ВПО «Краснодарский государственный университет культуры и искусств»: http:/www.kguki.info «____»__________ 2012 г.

Автореферат разослан «__» ________ 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

доктор философских наук, профессор                  В.И. Лях

Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. Человек – невероятно сложный, неоднозначный и многогранный феномен, и уже ввиду этого он представляет собой неиссякаемый источник философского осмысления. Как он сам, так и широкий круг связанных с ним явлений неизменно привлекают пристальное внимание представителей разных областей знаний. Их интерес, как правило, резко возрастает в те исторические периоды, которые отмечены кризисным, пограничным состоянием человека, вызывающим настоятельную потребность в размышлениях над его судьбой. Безусловно, наше общество переживает сейчас именно такой период, когда охвативший постиндустриальный мир кризис человека в условиях России обрёл небывалый размах и вызвал глубокие потрясения.

Поскольку преодоление кризиса невозможно без осмысления его логики и первопричин, появление освещающих его исследований, продиктовано, прежде всего, требованием времени и актуальностью проблемы.

Переход страны на новую общественно-экономическую фазу развития, вызвавший коренные преобразования всех сфер деятельности, не мог не отразиться на человеке. С одной стороны, новые реалии требуют от него чрезвычайно высокой адаптивности и конформизма для включения в активную социальную деятельность, с другой стороны, для поддержания личностной состоятельности и утверждения своей автономности он остро нуждается в наборе качеств и характеристик, препятствующих его полному растворению в социуме. Эти противоречия, составляющие один из важнейших аспектов кризиса личности, не могут быть устранены без изучения их сущности и специфики.

Следовательно, актуальность проблемы заключается в её определяющем значении как для судьбы отдельной личности, так и для дальнейшего развития всего общества. Невнимание к тенденциям текущего кризиса и пренебрежение прогностическими исследованиями личности ведут к неспособности влиять на текущий кризис, что существенно снижает конкурентную способность нашего социума в условиях глобальной цивилизации, когда человеческий капитал начинает играть ведущую роль.

Проблема философского осмысления кризиса человека также приобретает особую актуальность ввиду того, что критерии, служившие прежде основными мерилами состояния личности, в настоящее время утратили свою ясность и прозрачность: за фасадом видимого благополучия скрываются растерянность и внутренняя опустошенность. Такое состояние неопределенности, обусловленное утратой четких представлений о миропорядке и своем месте в нем, сменой ценностных ориентиров, ослаблением нравственных основ, всегда служивших человеку духовной опорой, порождает особое негативное пессимистическое мировосприятие, которое подрывает моральный дух отдельной личности и всего социума.

В данной ситуации актуализируется проблема субъектной невыявленности, свидетельствующая об ослаблении потенций и качеств личности, гарантирующих её суверенитет в качестве сознательного субъекта.

И, наконец, актуальность проблемы обусловлена её панорамностью, широким охватом целого ряда важных социокультурных аспектов нашей жизни. Осознание степени их поражения кризисом позволит переключить внимание исследователей, прикованное в последнее время к экономическим, политическим и другим кризисам, на менее заметный, на самый сокрушающий из них – кризис человека.

Степень научной разработанности проблемы.  Несмотря на то, что в последние годы к проблеме кризиса человека обращаются представители разных областей гуманитарного знания, степень её разработанности все ещё недостаточна ввиду нехватки «исторической дистанции». К настоящему времени в науке сложилось несколько подходов, основанных на углубленном изучении тех аспектов проблемы, которые интересны авторам с профессиональной точки зрения. В числе наиболее значимых необходимо упомянуть: философский подход, освещающий проблему кризисного состояния человека в целом; социологический подход, представляющий её с точки зрения включенности человека в общественную систему; культурологический подход, трактующий человека как субъект культуры; антропологический подход, рассматривающий кризис человека как проявление возможного предела его эволюционного развития; психологический подход, сконцентрированный на негативных изменениях в сознании и поведении индивида под воздействием кризисной ситуации; социально-публицистический подход, отражающий позицию видных общественных деятелей, деятелей культуры, литературы и других непрофессиональных авторов.

Тем не менее, с точки зрения диссертанта, накопленный научный материал логичнее группировать согласно вкладу автора публикации в разработку тех вопросов, освещение которых было принципиально важно для исследования проблемы кризиса современной личности сквозь призму социальной субъектности человека. Исходя из этого принципа, можно выделить несколько направлений разного рода публикаций.

В числе авторов, обращавшихся к теме человека и составляющих его внутреннего мира необходимо выделить в обширную группу труды классиков философии: Абеляра, Фомы Аквинского, Б. Паскаля, С. Къеркегора, Ф. Ницше; философов XX века М. Бубера, К.Г. Юнга, П. Тейра де Шардена, М. Хайдеггера, Э. Фромма, Ж.-П. Сартра, Э. Левинаса, а также отечественных философов XIX-XX веков П.Я. Чаадаева, В.С. Соловьева, В.В. Розанова, Н.А. Бердяева, С.Л. Франка, М.К. Мамардашвили, П.С. Гуревича и др.

Вторую, не менее обширную группу составляют публикации авторов, рассматривавших вопросы субъекта и субъективности: И. Канта, А. Шопенгауэра, Л. Фейербаха, Ж. Делеза, М. Фуко, В. Декомба и др.

Третья группа источников включает работы, посвященные анализу общества и человека в нем: К. Маркс, Г. Маркузе, Т. Парсонс, Т. Адорно, А. Тойнби, Э. Фромм, Н. Луман, П. Штомпка и др.

Четвертая группа публикаций представлена именами исследователей, обращавшихся к вопросу кризиса человека XX-XXI столетий: А. Вебер, А. Швейцер, Х. Ортега-и-Гассет, Г. Маркузе, Э. Фромм, Т. Адорно, П.С. Гуревич, Р. Мертон, Н. Давыдов, М.К. Мамардашвили, Ф. Фукуяма, Т.А. Хагуров, Т.Ю. Сидорина, А.Ю. Шеманов и др.

В пятую, заключительную группу, входят публикации, в которых тема кризиса человека была затронута в связи с освещением иных тем и проблем. К ним относятся преимущественно работы публицистического плана, авторами которых являются: Е.И. Замятин, О. Хаксли, Х. Борхес, Дж. Оруэл, В. Я. Бахмутский, А.А. Зиновьев и др.

В трудах многих отечественных философов, социологов и культурологов разрабатывались идеи и проблемы, лежащие на стыке общества, культуры и человека и ставшие важным вкладом в русскую гуманитарную науку прошлого и этого столетий. В число этих авторов входят Г.А. Антипов, Р.Г. Апресян, Г.С. Арефьева, В.С. Барулин, В.С. Библер, А.П. Валицкая, В.Д. Губин, Т.И. Заславская, А.Г. Здравомыслов, Г.Г. Зейналов, Н.И. Лапин, В.А. Лекторский, Г.В. Осипов, К.С. Пигров, Ю.И. Прохоренко Т.Ю. Сидорина, А.Н. Чумаков, и др.

Социально-психологический подход к личности и субъекту в отечественной мысли реализован в трудах К.А. Абульхановой-Славской, Б.Ф. Ананьева, Б.Г. Ананьева, А.В. Бушлинского, Л.С. Выготского, А.И. Крупнова, А.А. Леонтьева, В.А. Петровского, С.А. Рубинштейна и др.

В связи с тем, что диссертационная работа обращена к кризисным явлениям, касающимся и личности, и социума и культуры, то необходимо обозначить разработанность вопросов, относящихся ко всем этим сферам.

Культурный кризис XX столетия рассматривали в своих сочинениях такие видные деятели европейской науки как: А. Бадью, Э. Ван ден Хааг, А. Вебер, П. Вирильо, Э. Гуссерль, Г. Зиммель, Т. Лессинг, А. Швейцер, О. Шпенглер, А. Тойнби, М. Хайдеггер, Й. Хейзинга, М. Хоркхаймер, Г. Маркузе, Э. Фромм, Т. Адорно, Ж. Делез и другие, а также русские ученые, работающие в эмиграции: П. Сорокин, А. Кожев.

Кризис человека в XX веке освещался в работах У. Джеймса, К.Г. Юнга, К. Ясперса, М. Бубера, Х. Ортега-и-Гассета, К. Хорни, Р. Гвардини, П. Тиллиха, М. Хайдеггера, К. Манхейма, М. Хоркхаймера, В. Райха, Э. Юнгера, Г. Маркузе, Э. Фромма, Т. Адорно, Ж.-П. Сартра, Э. Мунье, Р. Мертона, Ж. Делеза, А. Бадью и др.

Осмысление феномена антропологического и социокультурного кризиса на западе было предпринято следующими видными русскими мыслителями: Н.А. Бердяев, М.О. Гершензон, С.Л. Франк, Е.Н. Трубецкой, Г.П. Федотов, Н.В. Устрялов, А.В. Кожев, В.В. Розанов и др.

Объектом исследования выступает человек социальный

В качестве предмета исследования выступает духовный кризис современной личности, детерминированный социально-культурной средой.

Цель работы выявить причины духовного кризиса личности, обусловленные состоянием современных культуры и социума и описать модель личности, формируемой в процессе интеграции социокультурных феноменов.

В соответствии с поставленной целью в ходе исследования предполагается решить следующие задачи:

  • выявить генезис и современное социально-культурологическое содержание понятий «человек», «индивид», «индивидуальность», «личность», «субъект», «субъектность» и их соотношение и взаимодействие;
  • проследить генезис и эволюцию представлений о человеке как о личности и социальном субъекте;
  • обосновать выбор методологических средств философского исследования личности;
  • рассмотреть феномен современного кризиса личности сквозь призму взаимодействия социальных и культурных факторов;
  • дать оценку состояния современной культуры и проследить её влияние на возникновение и развитие кризиса личности;
  • дать характеристику отечественного социума на рубеже тысячелетий и исследовать кризис личности как процесс воздействия социальной среды на индивида.

Теоретико-методологические основы работы. В качестве теоретической основы исследования выступают труды зарубежных и отечественных философов, социологов, культурологов, антропологов и психологов  XX-XXI столетий, обращавшихся к проблеме кризиса человека.

Ядро теоретической базы составили работы представителей Франкфуртской школы социологии и философии: М. Хоркхаймера, Т. Адорно, Г. Маркузе, Э. Фромма. Однако воплощение исследовательского замысла невозможно без обращения к трудам иных видных западных исследователей XX-XXI века, разрабатывавших различные аспекты данной проблемы: Ж.-П. Сартра, Ф. Фукуямы, П. Тейара де Шардена, М. Шеллера, К.Г. Юнга.

В круг отечественных авторов, чьи публикации оказали заметное воздействие на ход исследования, вошли Н. Бердяев, Ю. Давыдов, Т. Заславская, Л. Левицкий, М. Мамардашвили, Т. Хагуров, А. Шеманов.

В основу диссертационной работы положен принцип системности, позволяющий рассматривать проблему человека как часть сложного комплекса кризисных явлений в культурном и социальном пространстве.

Критический метод направлен на выявление и обличение внутренних кризисных процессов в личности и обуславливающих их негативных сторон социальной жизни.

В качестве дополнительного методического инструментария использованы: социокультурный подход, позволяющий показать единство культурных и социальных пластов в рамках общества и их взаимодействие с личностью; принцип диалектического детерминизма, позволяющий рассмотреть личность, социум и культуру в их взаимосвязи и взаимообусловленности; общенаучные методы, такие как анализ, синтез, дедукция, индукция, аналогия, обобщение и абстрагирование.

Новизна данного исследования заключается в том, что:

  • проведен комплексный системный анализ кризисного состояния человека, основанный на широком охвате изучаемого феномена в отличие от относительно узких и специализированных публикаций. Кризис личности рассматривается как результат взаимодействия трех систем: культурной, социальной и личностной, а также как динамика «внутреннего» содержания личности и «внешнего» содержания социокультурной среды.
  • обоснована целесообразность введения в научный оборот понятия «субъектная невыявленность», характеризующего особое состояние личности, не способной к полноценному автономному существованию и полной самоактуализации;
  • анализ кризиса личности проходит сквозь призму субъектности как основного способа проявления внутренней потенции индивида во внешней реальности. Субъектность выступает основным условием сознательной деятельности, которая должна регулироваться гуманистическими нормами;
  • описана формируемая под воздействием интеграции в индивиде социокультурных феноменов модель личности как носителя симптомов кризиса.

Положения, выносимые на защиту:

  1. Человек – сложное образование, соотношение составных компонентов которого гуманитарными науками до конца не выявлено. С точки зрения представления себя автономной частью реальности субъектность индивида занимает ведущую позицию. Присущее субъектности свойство отражать воплощенность индивида в действительности в качестве мыслящей и действующей единицы обуславливает важность использования данного понятия в качестве критерия оценки личности: оно диалектически связывает внутриличностные потенции с внешней социально-культурной реальностью, что позволяет избежать одностороннего взгляда на человека.
  2. Протекание современного кризиса личности носит системный характер, это обусловлено тем, что её становление и функционирование происходит во взаимодействии со всеми подсистемами. Это позволяет исследовать кризис личности с точки зрения воздействия на неё культурной и социальной подсистем.
  3. Одним из проявлений кризиса личности является феномен её субъектной невыявленности. Возникающая в результате интеграции внешних социально-культурных факторов с внутренними характеристиками личности, субъектная невыявленность способствует возникновению пассивной, бездеятельной, дезориентированной, утратившей автономность личности.
  4. По мере ослабления традиционных социальных институтов общество принимает на себя их функции, тем самым увеличивая свое присутствие в личном пространстве индивида. Подобное превалирование общественного над индивидуальным  ведет к чрезмерному культивированию адаптивно-конформистских качеств в ущерб волевым. Субъектность может стать действенным инструментом поддержания индивидуального и общественного, препятствующего растворению личности в социуме.
  5. Протекающий кризис личности обуславливает необходимость создания новой универсальной, максимально приближенной к реальной жизни и отражающей сложность и противоречивость действительности модели человека.  На её основании может быть осуществлен перевод теоретических знаний в область практического приложения, с тем, чтобы в дальнейшем использовать их для преодоления кризиса и конструктивных преобразований общества.

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что его выводы расширяют и дополняют сложившиеся к данному моменту представления о человеке как социальном субъекте и причинах кризиса личности посредством её исследования как части общественной системы, тесно взаимосвязанной культурной и социальной подсистемами.

Выявление наиболее типичных кризисных характеристик личности начала XXI века, полученных в ходе анализа её взаимодействий с социальными институтами, позволяет создать на их основе модель современного представителя отечественного социума, способную прояснить тенденции его дальнейшей социальной эволюции. Концептуализация данной модели, произведенная на основе её сравнения с другими моделями, возникшими на рубеже тысячелетий, позволяет вскрыть сущность современной личности, её сильные и слабые стороны и определить возможное воздействие человеческого фактора на развитие отечественного социума в будущем.

И, наконец, осознание глубинных причин кризиса человека позволяет выработать меры для изменения текущей ситуации и предотвращения подобных кризисов впоследствии.

Практическая значимость исследования состоит в возможности использования его результатов представителями различных областей гуманитарного знания, в том числе при разработке курсов лекций на факультетах социо-гуманитарного направления, специальных курсов гуманитарного профиля, различного рода программ, посвященных проблемам человека и общества. Результаты исследования также могут быть использованы специалистами по связям с общественностью, управляющим составом государственного аппарата различного уровня, широким кругом специалистов, чьи интересы соприкасаются с затронутыми в исследовании вопросами.

Кроме того данные работы могут быть интегрированы в научные проекты и исследования человека и общества иных наук и научных направлений, таких как экономика, психология, политология.

Апробация и внедрение результатов исследования. Основные положения диссертационного исследования изложены в публикациях и научных журналах, сборниках, ежегодниках и вестниках и представлены в виде тезисов на вузовских, межвузовских и международных конференциях. Также исследование проходило обсуждение на методологических семинарах кафедры философии и политологии КГУКИ. Ряд идей и выводов работы были изложены в ходе проведения лекций и семинаров по философии и социологии. По теме исследования имеется 12 публикаций, 2 из которых опубликованы в изданиях,  включенных в перечень ВАК.

Структура работы. Представленное к защите диссертационное исследование состоит из введения, двух глав, включающих в себя шесть параграфов, заключения и списка использованных источников. Структура работы отражает логику исследования, определяется поставленной в работе целью и соответствует порядку решения задач, необходимых для её реализации.

Основное содержание работы

Во Введении обосновываются выбор и актуальность темы, раскрывается степень её разработанности, определяются предмет, объект, цель и основные задачи исследования. В нем также формулируются присутствующие в диссертации элементы научной новизны, перечисляются положения, выносимые на защиту, объясняются методологические основы и структура работы, приводятся сведения об апробации её результатов.

В первой главе «Теоретико-методологические основы изучения личности», состоящей из трех параграфов, прослеживается генезис представлений о человеке как личности и социальном субъекте, разбирается сущность и значение субъектности как особого фундаментального свойства личности и обосновывается метод исследования.

В параграфе 1.1 «Личность как социально-культурный концепт» рассматривается феномен человека, включая разбор сложившихся к настоящему времени различных дефиниций. В процессе анализа выявляются и характеризуются главные общепризнанные в научных кругах компоненты: индивид, индивидуальность, субъект, личность, прослеживается их соотнесенность друг с другом, иерархия, эволюция их трактовки и восприятия учеными с момента возникновения до периода классической немецкой философии, ставшей водоразделом их традиционного и современного понимания.

Признавая человека чрезвычайно сложным и неоднозначным образованием, в его составе помимо четырех основных компонентов исследователи также выделяют «Я» как организующий центр внутренней жизни, ответственный за целостность сознания. Поскольку границы «Я» до конца не установлены, то мнения специалистов о степени его соотнесённости с субъектом разделились. Если одни ученые (С. Левицкий) полагают, что они практически совпадают, то другие авторы (И. Калинаускас) считают «Я» и  субъект разновеликими компонентами. Более того, в самом «Я» выделяют обыденное эмпирическое «Я», представляющее собой средоточие постоянных свойств личности, и более глубокое трансцендентное «Я», а также социальное «Я» (me) и собственное «Я» (I). Ввиду ограниченности «Я» сознанием К. Юнг ввел термин «самость» в значении центра всей личности, а во второй половине XX были разграничены понятие «субъектность» как воплощение личностных качеств человека, формирующихся в ходе осмысленной деятельности, и «субъективность», которая больше согласуется с внутренним миром и его эмоциональным наполнением.

Ввиду того, что наличие многих компонентов ведёт к перегруженности понятия «человек», данная диссертация ограничивается исследованием индивида, индивидуальности, субъекта, личности и субъектности, выступающей главным атрибутом субъекта. Субъектность рассматривается как элемент, равнозначный основным перечисленным составляющим, из которых субъект и личность обладают наибольшей содержательной насыщенностью, т.к. служат для раскрытия самых сложных граней человеческой природы. Понятие «индивид» и «индивидуальность» связаны с телесной материальной природой человека, тогда как «субъект» и «личность» – больше с его сознанием и духовностью. Субъект служит предварительным условием возникновения личности, представляющей собой «сложное единство низших высших пластов бытия»1.

На фоне появления в последние десятилетия  новых теорий, переносящих время рождения понятий «личность» и «субъект» в различные исторические периоды, позиция диссертанта по данному вопросу нуждается в разъяснении. Несмотря на попытки обоснования более раннего (Древний Восток) или более позднего (Ренессанс, Просвещение) времени возникновения понятий «личность» и «субъект», в данном исследовании культурно-исторической почвой, на которой произросли эти понятия, признается греческая философия рубежа V – IV веков до н.э., когда усилиями Сократа, Платона, Аристотеля и их последователей они были возведены в ранг фундаментальных философских категорий. По мнению диссертанта, в эпоху эллинизма, ставшую одновременно и кульминационным моментом, и началом упадка античной философии, сложились преставления о личности как автономном образовании и субъекте познания объективной реальности. Тогда же была заложена традиция восприятия человека как основной проблемы философии. Именно этот этап принято считать точкой отсчета, положившей начало генезису представлений о человеке.

В различные исторические периоды в зависимости от сложившейся социально-культурной обстановки, степени доминирования религии в общественном сознании и интереса мыслителей к содержанию того или иного аспекта феномена человека интерес к одной из составляющих внутреннего мира человека был заметно выше. Так, на исходе Средних веков в Европе прослеживается особый интерес к индивидуальности, в период Ренессанса к личности, в эпоху Просвещения – к субъекту и практически в все времена исследователи активно обращались к понятию «индивид».

После средневекового периода, характерной особенностью которого было безусловное доминирование религии во всех проявлениях бытия и теологическое мировоззрение, Ренессанс стал принципиально новым этапом развития философской мысли. Тогда сложилась система взглядов, поставившая человека в центр мироздания и наделившая его бесконечными творческими возможностями. Суть ренессансной гуманистической концепции составляла идея самоценности личности, социальной значимости основных гуманистических категорий и их нерасторжимой связи с человеком.

Главным либеральным завоеванием эпохи Нового времени было провозглашение естественного равенства людей и права личности на собственное мнение и отстаивание своей свободы, а главным достижением философии – признание автономии человеческого разума в деле познания собственной сущности. Мыслители Просвещения отводили разуму ведущую во взаимоотношениях человека и мироздания роль и рассматривали его как источник познания и преобразования в деятельности субъекта. Общим недостатком основных направлений философии XVIII века диссертантом признана отмеченная ещё В. Виндельбандом преувеличенная оценка общих принципов в ущерб пониманию человека как единичного существа.

В параграфе также подчеркивается связь между углублением исследования человека в философии и всплеском социально-утопических идей в XVII-XVIII веках, благодаря которым в обществе утвердилось мнение о возможности воспитания гармонически развитой личности при условии соответствующих социальных преобразований.

К концу XVIII века в арсенале философии накопились достаточно обширные и глубокие знания как о человеке в целом, так и о его ведущих компонентах, благодаря чему они обрели очертания и наполнились конкретным, близким к современному содержанием. Это позволило философам свободно оперировать ими, подготовив тем самым мощный прорыв в философии субъекта и этике в последующие столетия.

В параграфе 1.2 «Генезис представлений о человеке как личности и субъекте» изложена история развития представлений о человеке, начиная со второй половины XVIII столетия до наших дней, освещен вклад представителей различных научных школ и направлений, а также проанализированы философские теории выдающихся мыслителей, оказавших значительное воздействие на дальнейшую эволюцию исследований человека и связанных с ним проблем.

В число самых влиятельных концепций второй половины XVIII – XIX вв. включены антропологические концепции ведущих представителей немецкой классической философии И. Канта, Г.В.Ф. Гегеля, Л. Фейербаха, датского религиозного мыслителя С. Кьеркегора, основоположника исторического материализма К. Маркса, Ф. Ницше, воззрения которого подытоживали развитие философской мысли XIX столетия.

В параграфе отмечается, что, начиная с Канта, философы вышли за пределы субъекта как отдельного индивида и перешли к его познанию как социального феномена. Их этические учения, являвшиеся органической частью их антропологических концепций, также оказали существенное воздействие на состояние человекознания, по существу, предопределив вектор его развития на многие годы вперёд.

Знаковым событием для XIX века стало возникновение локальных философских школ, в числе которых была и отечественная. Религиозная философия, представлявшая собой наиболее мощный и самобытный пласт философских разработок, внесла высокую ноту духовности в восприятие человека. Стремление проникнуть в сокровенные глубины сознания и души человека позволило русским философам определить самые ранние, едва заметные признаки грядущего кризиса личности.

Особое значение XIX столетия заключается также в том, что философия перестала быть единой универсальной наукой о человеке: из её лона вышли и стали развиваться в качестве самостоятельных научных дисциплин психология, социология, антропология, специализировавшиеся в углубленном изучении определенных областей человекознания.

Характерная черта этого периода – появление первых научных теорий личности. С одной стороны, проблема человека была поднята на небывалую прежде высоту,  а научный арсенал обогатился рядом принципиально новых идей, взглядов и методов исследования. С другой стороны, автономное развитие наук и отсутствие объединяющего принципа, способного координировать обмен достижениями, привели к утрате целостности представлений о человеке.

Первые теории личности появились в области психологии и социологии. Представляя собой стройную систему взаимосвязанных идей, принципов и гипотез, они рассматривали под определённым углом зрения отдельные аспекты проблемы человека, проясняя, интерпретируя и прогнозируя специфику функционирования индивида в стандартных или нестандартных ситуациях.

На рубеже XIX – XX столетий в психологии последовательно возникли теории З. Фрейда (психодинамическая), А. Адлера (индивидуальной психологии) и К.Г. Юнга (аналитической психологии), а в социологии – теория зеркального «Я» Ч. Кули и Дж. Мида, ролевая теория Р. Линтона, Я. Морено, Т. Парсонса, позже – теория социального обмена Дж. Хоманса, П. Блау, Д. Адамса и другие. В силу своей дисциплинарной принадлежности социологические теории рассматривали индивида как производную от тех или иных социальных факторов.

Наиболее заметным явлением в исследовании взаимосвязи человека с социумом стали разработки теоретиков Франкфуртской школы социологии. Они предложили принципиально новый подход к субъектно-объектным отношениям и ввели в научный оборот термин «общественный субъект» - предтечу понятия «социальный субъект», которое вышло за рамки социологии и потеснило общепринятые определения личности.

XX столетие было ознаменовано возникновением ряда значительных философских направлений и деятельностью единичных выразителей собственной оригинальной позиции. Феноменология и экзистенциализм представляли наиболее масштабные подходы к человеку, а структурализм и постмодернизм затрагивали тему субъект-объектных отношений.

Благодаря методу, позволявшему сосредоточиться на отдельных явлениях, избегая четкого разграничения между субъектом и объектом, феноменология позволила соединить в многообразную целостность различные аспекты человека, ознаменовав поворот к трансцендентальному психологическому субъективизму.

Наиболее влиятельным философским течением XX века, несомненно, был экзистенциализм, главным достижением которого было утверждение нового подхода к индивиду как познающему, действующему, чувствующему субъекту, однако субъектность в его интерпретации утратила свои чёткие очертания: экзистирующий человек растворился в бытийности.

Особое внимание в диссертации уделено попыткам постмодернистов и поздних структуралистов создать бессубъектную теорию познания, получившим наиболее радикальное воплощение в философии М. Фуко и Ж. Делеза. Их эксперименты по разрушению субъекта не привели к его исчезновению как явления. Более того, на рубеже тысячелетий проблема субъектности вновь стала предметом пристального внимания зарубежных и отечественных специалистов. В связи с этим диссертант указывает, что понятие «субъект» не может быть полностью анонимировано: его не возможно изъять из онтологии без равноценной замены будь то конкретный индивид или надындивидуальное образование.

Эволюция представлений о человеке в последние десятилетия проходит под знаком противостояния двух основных тенденций. Первая из них опирается на предшествующий опыт философии и  веру в дальнейшее развитие личностного и субъектного начала в человеке, а вторая отражает мнение ряда исследователей, видящих перспективу развития философии в отказе от классических основ и построении буссубъекной парадигмы.

Третий параграф «Методологические основы исследования личности в социуме» посвящен характеристике существующих методов анализа личности как социального субъекта и обоснованию метода, избранного диссертантом для изучения столь обширной, сложной и неоднозначной проблемы как кризис личности в современном обществе.

В начале параграфа приведены самые влиятельные концепции, рассматривающие взаимоотношения отдельного индивида и общественной системы, и освещено состояние существующих теоретических подходов к данному вопросу. Автор диссертации разделяет центристскую позицию, отвергающую крайние точки зрения на безусловное превалирование в этой связке либо личности, либо общества и утверждающую необходимость равновесия, поскольку самосознание всякой личности согласуется с восприятием себя как неотделимого компонента единой социально-структурной целостности.

Далее кратко излагаются наиболее существенные этапы генезиса представлений об обществе, что отражено в различных дефинициях. Начиная с Канта, общество воспринимается как независимое от государства образование, обеспечивающее выживание объединенных в нем людей. Значительный вклад в изучение общества и социальных отношений внесли Т. Гоббс, Дж. Локк, Э. Шефстбери, А. Смит, О. Конт, а после выделения социологии в отдельную науку – Э. Дюркгейм, М. Вебер, Г. Зиммель, Ч. Кули, Дж. Мид, Ф. Знанецкий, Т. Парсонс и многие другие.

Подытожив научные изыскания предшественников, в особенности теоретические основы функционального и структурного подходов, Парсонс пришел к идее создания фундаментальной социальной системы, объемлющей все аспекты существования общества и социальной жизни человека. В системном подходе личность, культура и социум равнозначны и взаимообусловлены, а их симбиоз обеспечивает действенность системы, призванной поддерживать социальный порядок, мотивируя членов данного общества к социально значимому образу жизни.

По мнению диссертанта, теория Парсонса убедительно объясняет взаимоотношения конкретных людей, выступающих в роли социальных субъектов, и социального целого и способы включения человека в общественную жизнь. Она также располагает необходимым методологическим инструментарием для исследования индивида как части социальной системы, организованной по принципу такой взаимосвязи составляющих компонентов, при которой изменения в одном из них неизбежно приводят к изменениям в других. Но, признавая истинность положения об ограниченности теоретико-познавательных возможностей любого научного метода, исчерпывающих себя при выходе за пределы определенных теорий, диссертант избирает способ комбинирования взаимодополняющих друг друга методов, поскольку их сочетание позволяет избегать односторонности в трактовке проблемы и решений поставленных задач.

В связи с тем, что системный подход нейтрален и не обладает достаточным оценочным потенциалом, в рамках данного диссертационного исследования он используется преимущественно в роли общего теоретического фундамента для развертывания метода, используемого сторонниками Франкфуртской школы социологии в Критической теории общества, наиболее отчетливо проявившийся в трудах М. Хоркхаймера, Г. Маркузе, Т. Адорно и Э. Фромма. Хотя метод франкфуртцев не получил конкретного наименования, его сущность можно определить как радикальную критичность. Диссертант считает огромным достижением теоретиков Франкфуртской школы внедрение в исследовательский процесс авторской позиции, ясно выражающей отношение к изучаемой проблеме взамен псевдонаучной беспристрастности.

Идеи теоретиков Франкфуртской школы положены в методологическую основу исследования потому, что их критическая направленность, предназначенная для выявления противоречий между отдельной личностью и социумом, выливается в негативную интерпретацию существующего положения дел с указанием возможных перспектив его преодоления. Это полностью согласуется с целями исследования и позицией автора. Необходимо уточнить, что к практическому воплощению возможностей критического метода франкфуртцы подходили избирательно, в их публикациях он несёт печать явного индивидуализма. Исходя их этого, автор считает наиболее оптимальным для диссертации вариантом сочетание двух уравновешивающих друг друга версий критической теории – аналитической версии нормативного гуманизма Э. Фромма и радикальной обличительной версии Г. Маркузе.

Главное назначение избранного метода – выражение здорового недоверия позитивным, на первый взгляд, социальным явлениям с тем, чтобы распознать протекающие под покровом позитивизма негативные по своей сущности процессы. Целесообразность подобного сочетания также объясняется необходимостью прибегать к предельной методологической гибкости и привлечению дополнительных аналитических средств при исследовании сложной многоуровневой проблемы кризиса современной личности с точки зрения её субъектности, находящейся на стыке философии, социологии и антропологии. В данной ситуации элементы структурно-функциональной теории служат основой представлений о среде, в которую погружена личность и конституирующей частью которой она является на макро-уровне, с фокусом на культурной, социальной и личностной системах. Критическая теория позволяет исследовать личность и дать оценку воздействия культуры и социума на её состояние.

Автор также солидарен с мнением специалистов области методологии , допускающих присутствие интуиции при анализе теорий, находящихся за пределами точных наук и не опирающихся на эмпирические данные. В данной работе воплощен принцип методологического многообразия, позволяющий использовать преимущества различных методик, что существенно раздвигает границы исследовательских возможностей.

Во второй главе «Социально-культурный кризис личности на рубеже XX XXI веков» рассматриваются особенности протекания кризиса современного человека сквозь призму субъектности, представляющей собой один из фундаментальных показателей личностного потенциала и проявляющейся в активной преобразующей мир и себя деятельности. Исследование осуществляется посредством выявления причин и анализа процессов, протекающих в личностной, культурной и социальной подсистемах общества. С этой целью автором введены понятия субъектной состоятельности как способности личности к осознанному проектированию своей судьбы и собственного образа и целенаправленному самосозиданию, а также субъектной невыявленности как особого состояния, при котором социальное начало довлеет над индивидуальным, а границы личного пространства настолько размыты, что человек, по существу, растворяется в обществе.

В первом параграфе второй главы «Кризис личности как результат интегративного проявления социально-культруных феноменов в индивиде» изложены наиболее характерные симптомы кризисного состояния личности, представлена модель современного постиндустриального человека, в условиях новой российской действительности с изменившимися социальными, экономическими, культурными и идеологическими установками, представлен анализ кризисных явлений в типичном представителе отечественного социума, определены истоки кризиса. 

Первые признаки масштабного кризиса личности, поразившего российское общество значительно позже, чем страны Запада, относятся к началу XX века. Уже тогда видные философы, социологи и представители иных гуманитарных сфер отмечали участившееся болезненное состояние внутреннего разлада человека, порожденное спектром разнообразных причин, в числе которых не последнюю роль играют утрата субъектности, ощущение своей индивидуальной и социальной незначительности и мелкомасштабности. В результате при внешнем благополучии человек не только не получает удовлетворения от существования, но и все меньше ощущает себя хозяином своей судьбы. Это ведёт к пессимизму как на уровне отдельной личности, так и на уровне всего социума.

Будучи включенной в общественную систему, все части которой равнодействены и взаимосвязаны, личность чутко улавливает негативные изменения в каждой из них. Поэтому кризис личности – не изолированное явление, а системный сбой, означающий и наличие комплекса проблем в обществе, и болезненное состояние культуры. Несмотря на несопоставимость масштабов личности с культурой или социумом, именно личность играет ключевую роль в общественной системе, являясь её основополагающим и логическим завершающим элементом, без которого система утрачивает смысл.

Находясь в непрерывном многоорувневом взаимодействии с другими подсистемами, личность постоянно корректирует вектор своего развития в соответствии с потребностями системы, в то же время используя её возможности для осуществления собственных целей. Личностный резонанс на социокультурные процессы служит индикатором как степени  её включенности в них, так и уровня индивидуальной активности, исходящей из активности осваивающего и преобразующего социальную реальность субъекта. Автор диссертации убежден, что так как «миссия субъекта»2 заключается в выборе жизненной стратегии, позволяющей ему состояться как личность, то в основе кризиса личности лежит отказ или неспособность субъекта выполнить свою миссию. Субъектная неопределённость означает отсутствие прочного внутреннего стержня, без которого невозможно существование полноценной личности и жизнеспособного социума.

Современный духовный кризис неотделим от сознания человека, черпающего свои представления и ценности из чрезвычайно сложной и неоднозначной социокультурной реальности. С одной стороны, довольно жесткие требования к личности задаются условиями высокоразвитой, предельно технологизированной постиндустриальной формации. С другой стороны, эта формация представляет собой типично массовое общество  с доминированием массовой культуры, сакрализирующей процесс потребления. И, наконец, Россия представляет собой политическое образование, в котором до сих пор не построено гражданское общество, а социально политическая активность рядовых граждан принимает неожиданно радикальные формы. Из сочетания перечисленных факторов со специфическим культурно-историческим фоном произрастает уникальный национальный менталитет с комплексом заложенных в него характеристик, во многом объясняющих своеобразие мировосприятия современного россиянина и проблематичность его взаимодействия с существующей реальностью.

Диссертант разделяет опасения современных мыслителей, которые отмечают деградацию духовно-нравственных основ личности при её предельной вовлеченности в информационно-коммуникационное пространство. Превращаясь в постчеловека, наш современник утрачивает нечто неуловимое, но значимое, что удерживает личность на тонкой грани между материальным и трансцендентальным мирами.

В аналитической модели современного человека сосуществуют достоинства и недостатки. К положительным качествам относятся: толерантность, плюрализм, открытость новому, готовность к переменам, коммуникабельность, мобильность, практичность, рациональность и другие. Но если дополнить этот собирательный образ наиболее типичными, широко распространенными чертами, то герой нашего времени окажется легко меняющим свои убеждения релятивистом, эгоистом, склонным к гедонизму и нарциссизму, но не склонным к альтруизму и самопожертвованию.

Первоосновой личности является её нравственная позиция,  определение собственных границ добра и зла, соотнесённых с общечеловеческими ценностями. Крушение сложившейся морально-этической системы, вступление общества в постиндустриальную фазу с присущими ей размытостью нравственных представлений и дефицитом положительных гуманных качеств, свойственных предыдущим поколениям, оставили личность беззащитной и растерянной перед необходимостью определить свою конечную цель и отвечать на вопросы, проясняющие смысл существования. В то же время отсутствие в коллективном сознании четкой границы между добром и злом и двойные стандарты вносят раскол в сознание личности, производя подмену понятий и внушая сомнения в правильности своих убеждений.

Приобретаемый с годами иммунитет позволяет воспринимать установившийся порядок позитивно, но это иллюзорное впечатление, не способное восполнить скудость жизнеутверждающего начала. Внутреннее неприятие действительности и разлад с собой, вынуждающий человека идти на сделку с совестью, являются симптомами кризиса личности, испытывающей ощущение непрочности бытия, безысходности и неуверенности в будущем.

Ощущение зыбкости существования окружающей реальности и человеческой жизни в ней уже стало повсеместным и привычным явлением в глобализирующемся мире, в котором череда непрекращающихся рисков превращает любого индивида в потенциальную жертву. Субъективное ощущение своего бессилия перед непредсказуемой угрозой порождает сомнения в прогрессе и стабильности общественной системы.

В подтверждение своей позиции диссертант приводит выводы Э. Гидденса, исследовавшего положение человека в современном обществе и формы адаптации к его условиям. В диссертации отмечено, что практически все указанные Гидденсом тенденции присутствуют в отечественном социуме начала XXI века, но одна из самых негативных получила повсеместное распространение, приняв форму «радикального гедонизма» (Э. Фромм) и «планетарного нарциссизма» (Ф. Мюрэ), выросших до уровня доминирующей философии общества. Знаменуя вытеснение духовности культом тела и безудержных наслаждений, они вносят в модель современной личности коррективы, вызывающие необратимые антропо-социо-культурные изменения сознания и превращающие личность в гипперфестивное, индеферентное, морально надломленное существо.

Как правило, набор этих качеств дополняется инфантильностью, которая проявляется в неспособности взрослых индивидов к продуманным последовательным действиям и отсутствии ясных, обоснованных представлений об объективной реальности.  Диссертант убежден, что, будучи патологическим состоянием сознания с ослабленной функцией самоконтроля, обуславливающим внутреннюю незрелость и склонность к нелогичным поступкам, инфантильность крайне негативно сказывается на общем состоянии социума.

Другим очень опасным проявлением современного кризиса, несомненно, является укоренение в общественном сознании идеи жестокости и агрессии как способа самоутверждения. Тенденция к физическому подавлению другого человека, к попиранию чужого достоинства, связанное с существующим в массовой культуре культом насилия, проникая во все сферы человеческих отношений, ведёт к отчуждению личности от её гуманистической сущности.

В целом, кризисное состояние включает широкий спектр негативных феноменов. Оно является результатом давления на сознание личности сложного комплекса взаимосвязанных проблем, коренящихся как в самом человеке, так и в нерешенных конфликтах в социальной и культурной сферах. Пытаясь сохранить свою целостность, современная личность испытывает трудности в гармонизации отношений с социальной действительностью, в которой она всё чаще действует как обезличенный актор, а не человек с уникальной судьбой.

Во втором параграфе второй главы «Влияние современной культуры на кризис личности» выявлены и подвергнуты анализу причины кризиса личности, кроющиеся в подсистеме культуры. В начале параграфа приводятся различные дефиниции понятия «культура», излагаются её функции, значение и роль в жизни человека и общества, обосновывается связь субъектности с формирующей субъект культурой и рассматривается массовая культура как один из косвенных, но действенных факторов редукции субъектности.

Обладая простым знаковым кодом, способностью к тиражированию, архетипичностью образов и облегченностью эстетических задач, массовая культура предназначена для социального субъекта, чьи духовные нужды удовлетворяются преимущественно в процессе потребления. Она играет роль механизма гомогенизации социума препятствующего попыткам самоидентификации личности вне пределов заданной культуры.

Определенную роль в этом играет характер современной культуры. Утратив в результате десакрализации значение носительницы высших общезначимых ценностей, она максимально сблизилась с обыденной жизнью, все чаще выполняя сугубо рекреационные функции. Погружение в культуру, в основном, носит характер пассивного восприятия: творческий акт не рассчитан на осмысление, непритязательное содержание и художественные приемы исключают необходимость напряженной духовной работы и оставляют немного шансов проявить себя субъектом культуры.

Ещё одним фактором редукции субъектности является ослабление нравственно ориентирующих функций культуры, в связи с чем она реже выступает маяком, указывающим личности возможные пути самосовершенствования. Движение к идеалу требует развития волевых качеств, самодисциплины, ответственности и критического анализа своих действий на этом пути, способствуя укреплению субъектности.

В коллективной памяти россиян отложился опыт длительного существования в условиях тоталитарного режима, осуществлявшего полномасштабный контроль за жизнью человека. Произошедшие после его смены преобразования не привели к освобождению от общественного надзора, принявшего завуалированную, видоизмененную форму. Это проявляется в характере культуры, отчасти принявшей на себя контролирующую и координирующую миссию. К тому же, в рамках сложившейся культурной среды сохраняются привычные штампы и архетипы мышления, препятствующие утверждению человека в роли автономного социального субъекта и тому, чтобы связанные с этим качеством характеристики стали типичными чертами россиян. Другой аспект проблемы связан с восприятием культуры как единого многокомпонентного сплава сложившихся за века традиций, образа жизни, устойчивых взглядов, выступающих фундаментом национального менталитета и воспринимаемых как данность, не подлежащая реорганизации. В условиях включенности в такую культуру субъектность оказывается невостребованной. Человек воспринимает культуру комплексно, монолитно, и поэтому многие распространенные негативные явления кажутся естественными и интернализованными им в качестве общественных норм.

Укорененность в культуре является фактором, гасящим критическое отношение к миру и к себе, ввиду присущего всякому нормальному индивиду здорового конформизма: невозможно существовать в обществе и быть полностью свободным от его воздействия, равно как и находиться в постоянной конфронтации с ним. В связи с этим неизбежно встает вопрос о свободе выбора и нашем «Я» как субъекте свободы.

Свобода должна быть изначально естественным состоянием субъекта и необходимым условием существования субъектности как возможности осуществления акта. Человек свободен тогда, когда может беспрепятственно формировать себя и свое будущее. Пребывание человека в определенной культуре предполагает сознательное ограничение свободы во имя гармонии с окружением, однако стремление достичь с ним полного согласия чревато незаметным размыванием границ автономности и сокращением личного пространства, вызванных социальным давлением. Отстаивая свою свободу, индивиду необходимо сопротивляться социальному давлению, принимая специфические проявления культуры выборочно и тем самым самостоятельно определяя границы собственной субъектности.

Проблема современного человека заключается не столько в склонности к конформизму, сколько в готовности отказываться от того, чтобы быть полноценным субъектом, возлагающим ответственность за свою жизнь только на себя. Этот феномен, названный Фроммом «бегством от свободы», возникает в результате совокупного действия ряда факторов, создающих особые условия общественной жизни, когда отдельному человеку становится все труднее сохранять свою индивидуальность и отстаивать личное субъективное мировосприятие. Это особенно нелегко в России, чья культура издавна тяготела к единению, соборности.

Русская культура всегда играла роль общего хранилища духовного достояния нации, обеспечивая непрерывность исторического процесса, преемственность поколений. Возникновение новой культурной парадигмы сопровождалось забвением традиционных и появлением новых ценностей, часто не совпадающих с мировоззрением россиян. Более того, многие позитивные, на первый взгляд, тенденции обладают двусторонним эффектом, вызывающим крайне негативные последствия. Так, воцарение плюрализма и толерантности вызвали экспансию экзотических религиозных культов и всевозможных «меньшинств», породив один из самых абсурдных феноменов современности – подмену права на собственное жизнеустройство правом на отказ от личной ответственности за избранный образ жизни»

В культурном диалоге поколений возник разлом, ведущий к  непониманию и недоверию между зрелыми людьми и молодежью, зараженной вирусом инфантилизма и безответственности. Й. Хейзинга в начале XX века дал детальную характеристику феномена инфантилизма, подразумевающего морально-интеллектуальную незрелость взрослых людей. Наличие зон наложения у инфантильности, равнозначной неспособности к адекватному восприятию действительности, и у субъектной невыявленности, ведущей к личностной незрелости, позволяет предположить наличие причинно-следственных связей между двумя этими явлениями.

В отмеченном инфантилизмом обществе происходит перераспределение культурного пространства, в ходе которого массовая культура ещё больше укрепляет свои позиции. Свидетельством этого является удельный вес и низкое качество зрелищно-развлекательных программ, примитивизация культурных потребностей населения, сопровождаемых негативными трансформациями дискурса и снижением значения языка в жизни общества.

Язык является одним из основных показателей состояния культуры, а также, обладая свойством влиять на сознание и быть проводником идей и социальных установок, косвенным показателем кризиса личности. В свое время Г. Маркузе выявил рычаги манипулирования личностью через дискурс, формируя с его помощью одномерное сознание. Язык также может выступать инструментом обезличивания и десубъективации, искаженно отражая реальность. «Сама лингвистическая форма становится препятствием для развития мысли»3, когда нехватка форм речи не позволяет ясно и полно передавать идеи, мнения и чувства. Но когда из речи исчезают субъектные конструкции, передающие действие от первого лица, и феномен человеческого «Я»  утрачивает фокус, дискурс перестает быть языком поступка, превращаясь в язык человеческой пассивности.

Процесс сужения словарного запаса языка до функционального минимума оставляет невостребованным богатейший лингвистический арсенал, обуславливая элементарность речи. Это является одной из причин упадка языковой культуры, таящую угрозу социокультурной деградации общества. «Затухание интеллектуального сознания»4 на уровне социума, по мнению диссертанта, связано с ослаблением взаимосвязей между мышлением и дискурсом.

В условиях современной глобальной цивилизации значение языка в качестве одного из возможных вариантов культурной идентификации возрастает. Мышление и общение на определенном языке означает причастность к культуре, частью которой человек является, и потому язык продолжает играть ведущую роль в консолидации общества. Язык беспристрастно отражает проблемы и тенденции, свойственные социальной действительности и культуре, относительно которых изменяются его структура, смыслообразующие и коммуникативные функции. Десубъективируясь в обезличенном социуме, существующий в настоящее время русский язык все больше используются для обращения к абстрактному представителю массы, нежели к уникальной личности.

В третьем параграфе второй главы «Социальная среда как детерминанта кризиса личности на рубеже XX-XXI веков» освещается значение социальной системы как одного из важных слагаемых кризисного состояния человека.

В настоящий период в российском обществе протекают глубинные преобразующие процессы, призванные адаптировать его к существованию в глобальной цивилизации. Среди основных «мегатенденций» центральное место в качестве победившей мировоззренческой доктрины занимает индивидуализм, выражающий сосредоточенность человека на себе самом.

Другим важным признаком современности является дифференциация в сфере труда, требующая высокопрофессиональных знаний и обуславливающая возрастание роли науки и технологий в судьбе человека и 

превалирование экономических критериев над всеми сферами жизни. Обладание материальными благами становится главным показателем социального статуса личности, побуждая её максимально включаться в производственные процессы, обеспечивающие достаток. Несмотря на разрушение духовных основ труда, профессиональная деятельность становится своеобразным эквивалентом значимости личности, отодвигая на второй план иные ценности.

Тревожным показателем состояния личности является восприятие темпоральности. Основным признаком нашей эпохи стало ощущение невероятного ускорения хода времени, навязывающего человеку непосильный, противоречащий его природе темп. В результате «порабощения» временем человеку некогда задуматься о смысле жизни.

Из суммы данных тенденций слагается особое состояние современного социума, отмеченное духом беспокойства и неудовлетворенности. Оно обусловлено разрывом между природой человека и глобальным процессами, в которые он вовлечен на личностном уровне, а на социальном – разрывом между поставленными культурой целями и возможностями их достижения.

Подобное состояние усугубляется секуляризацией общества. В связи со смещением религии на периферию социальной жизни государство возлагает на себя исполнение некоторых её бывших функций, тем самым увеличивая долю своего присутствия в жизни человека. Изменение установившейся схемы институционализации предполагает интенсивное вовлечение человека в социальную жизнь, оставляя меньше времени для пребывания в личном пространстве.

В условиях давления негативных факторов современности особое значение приобретают механизмы адаптации, наиболее фундаментальным из которых считается социализация. Именно она обеспечивает включенность индивида в сложную систему социальных отношений. Будучи членом конкретного социума, каждый индивид содержит черты присущего ему типа социального характера, дополненные индивидуальными свойствами. Теория социального характера окончательно сложилась в середине XX в., когда Э. Фромм и Д. Рисмен независимо друг от друга пришли к выводу о соответствии различных типов личности определенным видам социально-экономических формаций. Поэтому созданные разными учеными модели человека постиндустриального общества близки. Они передают образ извнеориентированной, космополитичной, не имеющей четких нравственных критериев личности, чьё социальное «Я» существенно превышает её духовное «Я», сводя человека к его социальным функциям.

Диссертант не согласен с мнением, что активная вовлеченность человека в социальную жизнь служит гарантом его личностной и субъектной состоятельности. Усилий социальных институтов и общественных движений недостаточно, чтобы преодолеть духовную опустошенность современного человека, пока он сам не захочет измениться.

Невозможно изменить ситуацию самоотчуждения значительной части населения от социально значимых действий без понимания причин и характера формирования инфантильности и связанной с ней субъектной несостоятельности, которые, на взгляд автора, могут быть обусловлены деятельностью ряда социальных институтов и устоявшимися общественными практиками.

Субъектность возникает из суммы многочисленных факторов. Наиболее существенные из них приходятся на ранние годы, когда индивид находится во власти семьи – одного из самых древних и действенных социальных институтов. В семье закладываются фундаментальные мотивационные установки личности, усваиваются ценности, нормы и модели общественного поведения. Кризис данного института в России бесспорен, что проявляется в демографической ситуации, нестабильности брака, ослаблении внутрисемейных связей, вытеснении расширенной семьи нуклеарной. С другой стороны, эти процессы закономерно сопровождают вступление общества в постиндустриальную стадию развития: современная семья не в состоянии справиться с отведенными ей функциями, хотя она сохраняет свое главное невосполнимое свойство – атмосферу первичного доверия, близости. Глубокая деформация института семьи, его разрушение и вырождение ведет к росту социальных патологий, подтачивая общество изнутри.

Следующим важным этапом становления субъектности является процесс получения образования, во время которого человек учится выстраивать сложные долговременные отношения, гасить конфликты, преодолевать социальное давление. Фундаментальная задача образования как социального института – создание полноценного человека с определенным багажом знаний и навыков самостоятельного существования и обитания среди людей. Оно является прерогативой государства, которое обеспечивает доступ к нему выходцам из различных страт общества и осуществляет общий контроль. Существующая педагогическая практика с ориентированностью на среднестатистического ученика не только не способствует воспитанию яркой, независимо мыслящей личности, но зачастую подавляет формирующиеся ростки субъектности, склоняя учащихся к конформизму. В то же время пребывание в образовательных учреждениях призвано выработать способность поддерживать баланс между здоровым конформизмом, необходимым для успешного функционирования в коллективе, и утверждением собственной индивидуальности.

Ещё один глубинный конфликт нашего социума – конфликт стремящейся к самоактуализации личности с избыточными сдерживающими факторами, выдвигаемыми обществом с целью координирования её развития в социально приемлемом русле. Жесткие стандарты и минимальная вариативность путей развития личности, тяготение к благополучному единообразию нивелируют возможный плюрализм индивидуальностей, служащий базисом субъектной воплощенности человека.

Диссертант отмечает, что, несмотря на множество негативных  факторов, достижения современного общества бесспорны и позволяют надеяться на заполнение образовавшихся в духовном мире личности лакун новыми смыслами, соответствующими характеру наступившей эпохи. Однако тотальный социальный контроль в форме навязчивой опеки вступает в противоречие с природным потенциалом человека.

Чрезмерный социальный надзор негативен: формируя определенное сознание и поведение, общество предопределяет появление инфантильно-конформистского типа человека, готового пожертвовать своей автономностью ради социально защищенности. Уже это свидетельствует о кризисном состоянии и утверждении одномерного сознания в качестве доминирующего. Сопровождающая эти процессы утрата внутренней цельности и самодостаточности порождает особый поверхностный тип экзистенции, подталкивающий человека к обезличенности.

Но даже в условиях расслабляющего волю и критическую мысль состояния социума человек способен противостоять давлению общественной системы, противопоставляя ей здоровый скептицизм. Ни одна правящая элита не создает намеренно своей оппозиции, но невольно создает условия для её появления. Личность – не покорная игрушка в руках социальных сил, она тяготеет к самоопределению и проявлению собственной воли. Зреющие в обществе протестные настроения, стремления отстаивать независимое информационное пространство и право на никому не подвластное мировосприятие являются обнадеживающими признаками пробуждения личностного начала в представителях российского социума и наличия потенциала для преодоления кризиса человека.

В Заключении подводятся итоги исследования, фиксируется значимость его результатов, излагаются основные выводы.

Основное содержание диссертационного исследования отражено в следующих публикациях.

Статьи в изданиях, рекомендуемых ВАК Минобрнауки РФ:

1. Аль-Хуссаини, Р.Х. «Концептуализация социально-философских моделей человека в XX в. [Текст] / Р.Х. Аль-Хуссаини // Теория и практика общественного развития. – 2011. – № 4. – С. 29 – 33 (0,5).

2. Аль-Хуссаини, Р.Х. «Гедонистические начала личности» [Текст] / Р.Х. Аль-Хуссаини // Теория и практика общественного развития. – 2012. – № 2. – С. 34-37 (0,4).

Статьи и тезисы в журналах, сборниках

научных трудов и материалов конференций:

3. Аль-Хуссаини, Р.Х. Визуальные символы как семантический ресурс личности [Текст] / Р.Х. Аль-Хуссаини// Научно-гуманитарный вестник. – №6. – С. 70 – 74 (0.4 п.л.)

4. Аль-Хуссаини, Р.Х. Истоки личностной концепции Г. Маркузе от обезличенного человека к человеку одномерному [Текст] / Р.Х. Аль-Хуссаини // Научно-гуманитарный вестник. –2010. – №5. – С. 11 – 13 (0.2 п.л.)

5. Аль-Хуссаини, Р.Х. Самоидентификация личности в условиях глобализации [Текст] / Р.Х. Аль-Хуссаини // Научно-гуманитарный вестник. – 2010. – №4. – С. 48 – 52 (0.44 п.л.)

6. Аль-Хуссаини, Р.Х. Идеал личности в расовой педагогике Э. Крика [Текст] / Р.Х. Аль-Хуссаини // Многоуровневая система художественного образования : история, проблемы, перспективы. Сборник материалов 10-й Южно-российской конференции. Краснодар: КГУКИ, 2010. С. 47 – 54 (0.44 п.л.)

7. Аль-Хуссаини, Р.Х. Испанское искусство и философия: два взгляда на личность [Текст] / Р.Х. Аль-Хуссаини // Пытливым взором окидывая мир… (Симпозиум. Краснодар – Барселона, 31 мая – 15 июня 2011г.) Испания: взгляд из России XXI века (международная научная конференция) Седьмая ежегодная научная конференция гуманитарного центра RUERB) Нью-Йорк – Краснодар 2011. С. 26-29 (0.2 п.л.)

8. Аль-Хуссаини, Р.Х. Влияние социальных моделей времени на осмысление личностью бытия [Текст] / Р.Х. Аль-Хуссаин // От египетских папирусов до компьютера: объективация сознания в становлении человеческой цивилизации и культуры. Международная научная конференция Краснодар-Шарм-Эль-Шейх, 28 февраля – 11 марта 2011г. Нью-Йорк – Краснодар 2011 С. 81-82 (0.1 п.л.)

9. Аль-Хуссаини, Р.Х. Визуальные символы как семантический ресурс личности [Текст] / Р.Х. Аль-Хуссаини // Визуальные аспекты гуманитарного знания: проблемы и перспективы. Краснодар: Краснодар ун-т МВД Росси, 2011. С. 3-8 (0.4 п.л.)

10. Гриценко, В.П., Аль-Хуссаини, Р.Х. Проблема человека в философии Г. Маркузе [Текст] / Р.Х. Аль-Хуссаини // Социально-экономический ежегодник. – 2011. –С. 337-340 (0.2 п.л.)

11. Р.Х. Аль-Хуссаини Человек как личность и субъект в русской религиозно-философской мысли XIX – XX веков [Текст] / Р.Х. Аль-Хуссаини// Научно-гуманитарный вестник. – 2011. – №9. – С. 6 – 10 (0.4 п.л.)

12. Аль-Хуссаини, Р.Х. О социально некритичном человеке Герберта Маркузе [Текст]/Р.Х. Аль-Хуссаини// Научно-гуманитарный вестник. – 2011. – №11. – С. 68 – 71 (0.27 п.л.)

13. Аль-Хуссаини, Р.Х. Разрыв марксистской теории и практики в философии Г. Маркузе [Текст] / Р.Х. Аль-Хуссаини // Настоящее – это ставшее настоящим прошлое… Симпозиум (Краснодар-Амстердам-Джакарта, 4 июня-5 августа 2012г.) Проблемы российской педагогики высшей школы в условиях второго десятилетия XXI века: прошлое и настоящее (международная научная конференция) Нью-Йорк – Краснодар 2012. С. 61 – 63 (0.3 п.л.)

Общий объем –4.2 п.л.


1 Левицкий С.А. Трагедия свободы. М.: Канон, 1995. С. 170

2 Шеманов А.Ю. Самоидентификация человека и культура. М.: Академический проект, 2007. С. 393

3 Маркузе Г. Эрос и цивилизация. Одномерный человек. Исследование идеологии постиндустриального общества. М.:2003. С. 351

4 Хейзинга Й. Homo Ludens. В тени завтрашнего дня. М.: ООО «издательство АСТ», 2004. С. 394

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.