WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Гатиатуллина Эльвира Ринатовна

ИДЕНТИЧНОСТЬ КАК КАТЕГОРИЯ

СОЦИАЛЬНОЙ ФИЛОСОФИИ

Специальность 09.00.11 – социальная философия

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Нальчик – 2012

Работа выполнена на кафедре философии ФГБОУ ВПО «Кабардино-Балкарский государственный университет им. Х.М. Бербекова».

Научный руководитель:

Тхагапсоев Хажисмель Гисович

доктор философских наук, профессор

Официальные оппоненты:

Попов Эдуард Анатольевич

доктор философских наук, доцент,

Черноморско-каспийский

информационно-аналитический центр РИСИ, директор

Кярова Мадина Алиевна

кандидат философских наук, доцент,

ФБОУ ВПО «Кабардино-Балкарская

государственная Сельскохозяйственная

академия им. В.М. Кокова», доцент кафедры философии и политологии

Ведущая организация:

ФГОС ВПО «Российский государственный педагогический университет

им. А.И. Герцена».

Защита состоится «25» мая 2012 года в 13 часов на заседании диссертационного совета Д.212.076.07 при ФГБОУ ВПО «Кабардино-Балкар­ский государственный университет им Х.М. Бербекова» по адресу: 360004, КБР, г. Нальчик, ул. Чернышевского, 173.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГБОУ ВПО Кабардино-Балкарского государственного университета, читальный зал № 2.

Автореферат разослан «___»_____________ 2012 года.

  Ученый секретарь

диссертационного совета       Кумыков Ауес Мухамедович

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы исследования. Сегодня трудно отыскать такую дефиницию, которая могла бы сравниться по частоте и активности использования в публичных дискурсах с понятием «идентичность». Это понятие ныне в ходу практически во всех социально-гуманитарных науках, от философии до филологии и искусствоведения. К тому же в общем контексте современных, крайне противоречивых процессов глобализации мира идентичность (социальная, культурная, политическая, профессиональная) становится проблемой первого плана в политической практике. А в условиях современной России, которая проходит через сложную историческую полосу переосмысления, переопределения и трансформации собственной культурно-цивили­зационной идентичности, а еще и формирования гражданско-полити­ческой нации, проблематика идентичности  обретает особую остроту.

Между тем, пока нет общепризнанного представления о сути и спектре смыслового содержания, о гносеологическом и методологическом статусе идентичности. Ситуация на арене социально-гуманитарной науки такова, что многообразие значений, соотносимых с понятием «идентичность», практически не поддается учету и объемлет чрезвычайно обширный круг разносущностных сфер бытия и областей познания. При этом значения, приписываемые дефиниции «идентичность» в разных отраслях познания, принципиально разнятся и нередко противоречат друг другу.

Так, идентичность в социологических, этнологических и политологических дискурсах интерпретируется как отраслевая (предметная) категория,  применяемая для описания индивидов и групп в качестве относительно устойчивых, тождественных самим себе целостностей. В то же время в психологии (еще со времен З. Фрейда) идентичность трактуют как одно из ключевых предметных понятий именно психологической сферы познания, отражающее особенности психического состояния человека и возрастные особенности развития психики – «Я», «Эго», «самость». Однако наряду с этими предметно-специализированными толкованиями понятие «идентичность» широко используется в таких контекстных сочетаниях, как «цивилизационная идентичность», «геополитическая идентичность», «идентичность моды, бренда», явно указывая на универсально-предикативный характер этой дефиниции и требуя ее осмысления в качестве категории философии, а значит – выявления ее (идентичности) категориальных признаков и систематического соотнесения с категориальной сетью философии.

Степень разработанности проблемы. Еще античные мыслители аппелируют к идее «идентичность» (Парменид, Сократ, Платон, Аристотель), полагая, что «самость» (самотождественность) является атрибутом всего сущего. Представители средневековой философии (Августин Аврелий, Боэций) соотносят принцип идентичности прежде всего с Богом. В философии эпохи Возрождения, в рамках которой человек наделяется свободой воли, идентичность соотносится чаще всего с творчеством человека.

Проблемы тождества бытия и сознания с различных методологических позиций отстаивали и представители немецкой классической философии (И. Кант, И.Г. Фихте, Ф.В.Й. Шеллинг, Г.В.Ф. Гегель), проецируя это на человека, его идентичность.

В неклассической философии идентичность уже не является самоочевидным фактом, а метафизическая традиция осмысления тождества бытия и мышления подвергается критике, ассоциируя бытие только с жизнью (существованием) человека (Э. Гуссерль, М. Хайдеггер, Ж.П. Сартр, К. Ясперс и др.). Соответственно, идентичность человека становится средоточием всех проблем философии. В постнеклассической философии проблема идентичности отрицается, ставится под сомнение приоритет тождества над различием (Т. Адорно, Ж. Делез, Ж. Деррида, Э. Левинас, М. Фуко, М. Хоркхаймер, Г. Маркузе); в то время как позитивисты (О. Конт, Г. Спенсер, Дж. Милль) видели идентичность бытия исключительно в ее эмпирических и фактуальных проявлениях.

В последующем коммуникативные и пространственно-временные аспекты идентификации исследуются в работах Ж. Бодрийяра, Э. Тоффлера,  Ю. Хабермаса, а значение знаково-символических систем и феноменов коммуникации в формировании структур идентичности – в трудах П. Рикера.

В XX веке в исследование проблем идентичности включается и наша отечественная наука. Так, вопросы коллективной идентичности стали предметом исследования А.И. Шендрика. Различные аспекты структурно-функционального анализа идентичности представлены в работах Е.О. Труфановой, В.С. Агеева.

Философские идеи XX века оказали серьезное влияние на развитие интеллектуальной и политической культуры Запада, что привело к возникновению таких течений, как психоанализ, экзистенциализм, философская антропология. Согласно теории бихевиоризма, идентичность – это сознательное или неосознанное копирование атрибутов или характеристик других, как этап в возрастном развитии человека. Бихевиористы Х. Левин, Э. Маккоби,
П. Муссен, Л. Рау, Р. Сиэрс, следуя этой идее, ввели когнитивные аспекты в содержание идентификации.

К середине XX века в психоаналитическом направлении были выявлены такие понятия, как внутрипсихическая структура личности, нарциссическое ядро личности, самость как интегральный центр личности, необходимость целостного Я, самореализация, исследование его социального окружения, с которыми так или иначе соотносилась идентичность. В итоге идентичность стала особой мерой психики человека.

Термин «идентичность» вводит в междисциплинарный научный оборот Э. Эриксон во второй половине XX века. Смысловой компонент данного понятия связан с понятиями «тождество» и «различие», что позволяло рассматривать проблему идентичности относительно индивидов, коллективов, культуры и общества в целом (Р. Файн, Д. Рапапорт, Р. Коулс). Вопросы персональной идентичности в последующем смещаются к вопросам интерсубъективности в работах М. Бубера и О. Кернберга.

Свой вклад в изучение идентичности, ее структуры и различных аспектов внесли многие представители психологической, психоаналитической, социально-психологической, социологической, философской мысли (Г. Брейкуэлл, А. Ватерман, Ж. Лакан, П. Бергер, Т. Лукман, Дж. Марсиа, Дж. Тэрнер, Х. Тэджфел, Д. Маттесон, Дж. Колеман, П. Бурдье), различающие типы персональной идентичности. 

Параллельно с философией проблема идентичности рассматривается и в социально-гуманитарных науках. Это – социологические исследования, разрабатывающиеся в контексте социальных ролей, социализации и в плане соотнесенности индивида с коллективом (И. Гоффман, Ч. Кули, Дж. Мид); психологические аспекты идентичности, которые представлены в работах
А. Адлера, У. Джемса, З. Фрейда, К.Г. Юнга, Э. Фромма. Когнитивно ориентированная психология, в свою очередь, обобщает идеи фрейдистского направления и символического интеракционизма, выделяя моменты  осмысления и обобщения сходства и внося идеи  значимости временного аспекта в формировании идентичности. Представители этого течения (М. Шериф,
Х. Тэджфел, Дж. Тернер, Г. Брейкуэлл) рассматривают идентичность как систему «Я-концепции», социальная категоризация которой лежит в основе формирования личностной и социальной идентичностей.

Актуальными остаются и идеи Б.Г. Ананьева, А.В. Петровского и
Х. Лихтенштейна, считавших, что человек становится субъектом отношений по мере того, как развивается «во множестве жизненных ситуаций».

Среди отечественных ученых, внесших вклад в развитие концепции идентичности, следует выделить Е. Соколову, М.М. Бахтина, Л.С. Выготского, С.Л. Рубинштейна, Б.Ф. Поршнева, И.С. Кона,  А.Ф. Лосева, А.И. Липкину, М.Г. Ярошевского, В.С. Малахова, Х.Г. Тхагапсоева, М.С. Васильеву, С.Н. Яременко и др.

Проделанный обзор, как нам представляется, дает основание для заключения: идентичность остается малоизученной проблемой, привлекая внимание многих исследователей, оставаясь одной из самых трудноуловимых для понимания и интерпретации проблем, несмотря на достаточно обширный материал, посвященный различным аспектам исследования идентичности, ставя на повестку дня вопрос о системном осмыслении идентичности в качестве категории социальной философии.

С учетом изложенного, а также степени разработанности обозначенной проблемы нами определены цели и задачи исследования.

Цель исследования. Целью диссертационного исследования является выявление когнитивно-методологического потенциала  дефиниции «идентичность» и эксплицирование ее в категориальную систему (в корпус категорий) социальной философии.





В рамках указанной цели ставятся следующие задачи:

  • выявить основные исторические этапы и генетические особенности формирования дефиниции «идентичность» в общем контексте развития философии;
  • проанализировать сферы познания и спектр дискурсивных практик, в которых используется понятие «идентичность» и его смысловой потенциал;
  • изучить смысловые вариации, соотносимые с понятием «идентичность» в различных областях познания и дискурсивных сферах (областях);
  • выявить философско-категориальные признаки дефиниции «идентичность» и ее методологический потенциал;
  • разработать подходы и принципы к построению типологии идентичности;
  • продемонстрировать гносеологический потенциал и методологические возможности социально-философской категории идентичности в социологических, этнологических и политологических дискурсах.

Объект исследования социальное бытие, формы и способы его репрезентации и философского осмысления.

Предмет исследования – идентичность как социально-философская категория и категориальная мера бытия.

Методологической основой (базой) исследования стали  сравнитель­но-исторический, междисциплинарный и системный подходы. Наряду с историко-философским методом, концептуализирующим феномен идентичности, использовался системный подход, который позволяет рассматривать проблему идентичности  во всем многообразии ее проявления.

Диалектический метод с его принципами развития и противоположности использовался при рассмотрении диалектики социального и индивидуального.

Исследование феномена этничности (этнической идентичности) осуществлялось на основе инструменталистского, примордиалистского и конструктивистского подходов; междисциплинарный подход к исследованию проблемы идентичности санкционировал возможность использования эвристических возможностей таких наук, как психология, социология и культурология.

Теоретической базой исследования являются классические и современные работы по философии, психологии, социологии, этнологии, культурологии, политологии, антропологии, педагогике.

Научная новизна исследования заключается в следующем:

1. Идентичность впервые рассматривается как форма предикации и знания, как  философская категория – с позиции границ ее смыслового мира, когнитивного и методологического потенциалов.

2. Предложены принципы разработки общей типологии идентичности и при этом выделены (также впервые) следующие ее типы, конкретизируемые, в свою очередь, в спектры форм: социоприорная (цивилизационная, этническая, гендерная, геополитическая), социальная (культурная, субкультурная, политическая, религиозная, профессиональная, персональная), ментальная (моды, бренда, научной парадигмы).

3. Показана необходимость учета в дискурсах идентичности системности (системного характера) социальной идентичности и ее детерминации контекстным фактором.

4. Выявлен и описан (впервые) историко-генетический ряд типов социальной идентичности: «сакрально-вмененный», «корпоративно-трансфор­ма­тивный», «коммуникативно-спектральный», которые лежат в основе форм персональной идентичности человека.

5. Категориально-методологический потенциал дефиниции «идентичность» продемонстрирован на примерах этнологии и социологии молодежи; при этом показано, что многообразие эмпирически описываемых вариантов этнической идентичности, как и идентичности молодежных субкультур, может быть выражено лаконично и адекватно – на основе предлагаемых в работе типов социальной идентичности и их маркерного состава.

6. Методолого-гносеологический и эвристический потенциал формулируемой  в работе категории «идентичность» продемонстрирован на примерах сопоставительного анализа критериев этничности и теории молодежных субкультур методами этнологии, социологии и культурологии – с одной стороны, и  на основе социально-философской категории «идентичность» – с другой.

Основные положения, выносимые на защиту

1. Генезис (историческое развитие) понятия «идентичность» включает ряд содержательных  этапов, на которых с этим понятием соотносятся различные смысловые содержания, в частности:

  • идентичность как главная мера сути бытия – его неизменности (в духе философии Парменида);
  • идентичность как исключительная мера божественных деяний и предустановлений (в философии Средневековья);
  • идентичность как мера экзистенциального бытия человека (Новое время);
  • идентичность как мера психического здоровья человека и возрастных трансформаций его психики (в рамках классической философии и психологии);
  • идентичность как форма и механизм интерсубъективных отношений и саморепрезентации человека (постклассическая наука).

2. Ныне существующая практика использования понятия «идентичность» некритично включает в себя различные историко-смысловые наслоения, что приводит к бытованию  противоречащих друг другу определений идентичности – в зависимости от познавательной сферы использования этого понятия (этнология, психология, культурология). А это, в свою очередь, делает невозможной разработку общей типологии идентичности, сужая область операциональности данной категории.

3. Как показывает анализ, противоречивость существующих определений идентичности связана с приписыванием ей различных сущностей (идентичность как мера психического здоровья и психического развития, как тип социальности (этничность)), т.е. с онтологизацией идентичности, в то время как идентичность является, как и любая философская категория, формой предикации и знания – гносеологической формой отражения, описания, структурации и интерпретации бытия.

4. Существующие противоречия в интерпретациях идентичности снимаются, если ее (идентичность) рассматривать в качестве знаниевого конструкта и дефиниции, а именно – в качестве философской категории, выражающей количественно-качественную, пространственно-временную и структурно-процессную определенность бытия и его фрагментов (сфер, областей), которая может быть соотнесена с сущностями любой онтологической природы (материально-вещественной, ментально-духовной).

5. Предлагаемая интерпретация идентичности создает возможности для разработки общей типологии идентичности на основе общепринятых критериев типологизации знания (в частности, его объектно-предметной отнесенности и сферы применения), а также позволяет выделить следующие основные типы идентичности: социоприродную (цивилизационная, этническая, гендерная, геополитическая), социальную (культурная, субкультурная, политическая, религиозная, профессиональная, персональная), ментальную (идентичность моды, бренда, научной парадигмы и т.д.).

6. Учет выявленных нами особенностей категории «идентичность» (ее смысловых коннотаций, структурных и типологических особенностей) позволяет выявить наиболее распространенные ошибки в дискурсах идентичности. 

Теоретическая и практическая значимость работы. Теоретическая значимость проведенного диссертационного исследования определяется совокупностью идей и концепций, являющих собой вклад в разработку теории идентичности как категории социальной философии.

Практическая значимость заключается в том, что положения и выводы диссертации могут быть использованы в процессе подготовки и переподготовки практических психологов; в преподавании курсов социальной философии, теоретической социологии, антропологии, культурологии и педагогики. Некоторые из этих положений и выводов были внедрены в учебный процесс при чтении курса «Философские основы психоанализа Фрейда и неофрейдизм» для студентов специальности 040101.65 – Социальная работа (акт от 24.03.2011 г.,
№ 01-25/590).

Апробация результатов исследования. Содержание диссертации апробировано в 10 публикациях общим объемом 5,02 п.л., в том числе опубликованы четыре статьи в научных изданиях по списку ВАК; отдельные идеи докладывались автором на III Всероссийской научной конференции «Наука и устой­чивое развитие» (Нальчик, 2009), на V Всероссийской научно-практи­ческой конференции молодых ученых «Наука и устойчивое развитие» (Нальчик, 2011), на Международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Перспектива-2010» (Нальчик, 2010).

Диссертационная работа была обсуждена на заседании кафедры философии Кабардино-Балкарского государственного университета.

Структура и объем исследования. Диссертация общим объемом 169 страниц состоит из введения, двух глав, содержащих шесть параграфов (включающих 1 таблицу), заключения, списка использованной литературы (наименования), приложения (включающего 12 таблиц) и двух актов экспертизы и внедрения результатов диссертационного исследования. 

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, обозначается степень ее научной разработанности, формулируются объект и предмет, цель и задачи исследования, его методологические принципы, выявляются элементы научной новизны, излагаются основные положения, выносимые на защиту, освещается теоретическая и практическая значимость диссертации.

Первая глава «Основные этапы генезиса категориальной идеи «идентичность»» состоит из трех параграфов историко-философского характера и посвящена генезису смыслового пространства дефиниции  «идентичность» на протяжении истории европейской философии – от античности до постмодернизма.

В первом параграфе «Идентичность как самотождественность объекта» отмечается, что  идея «идентичность» берет начало от культуры мышления и философии античной Греции. Античные мыслители (Парменид, Сократ, Платон, Аристотель), задумываясь о сущности бытия и своей сущности, полагали, что самость (самотождественность) является атрибутом сущего. Именно рассуждения о Едином и самотождественном стало конструктом «бытия» у Парменида. До него не было такой абстракции, категории, которая охватывала бы весь объем и все оттенки идентичности сущего как некоей целостности – именно Парменид нарек это бытием.

И по Аристотелю также тождественность выступает как нечто фундаментальное и универсальное. Категориальная идея «идентичность» активно заявляет о себе и в философии Средневековья, в том числе в попытках осмысления Бога. Для определения тождества (идентичности) и различия в философии средневековья применяют (Августин Аврелий, Боэций) принцип индивидуализации и неразличимости. Эти категории взаимосвязаны как в логике, так и в философии средневековья.

В последующем догматический теоцентризм Средневековья сменяется философией эпохи Возрождения, в рамках которой человек наделяется свободой воли, модусом творца (как существо индивидуальное), что актуализирует всю проблематику идентичности человека.

Феномен Нового времени, в свою очередь, привносит сильные изменения в социальную сферу, науку, технику, в мировоззрение в целом. Р. Декарт, Дж. Локк, Д. Юм, по сути, следуя идеям и духу Возрождения, делают попытки выявить процесс становления идентичности человека.

Кант полагает, что идентичность зависит от воображения человека, не являясь тождеством, а скорее являясь некой траекторией его (человека) развития.  Гегелем, в свою очередь, идентичность воспринимается как процесс, затрагивающий не только бытие человека, но и бытие целых наций, субъективного духа.

Классическая парадигма философствования характеризуется как «философия тождества», как учение о целостном, как фундаментальная характеристика бытия, открытого для рационального познания.

Однако в неклассической философии идентичность уже не является самоочевидным фактом, а метафизическая традиция осмысления тождества бытия и мышления подвергается критике, ассоциируя бытие только с переменчивой жизнью (существованием) человека (Э. Гуссерль, М. Хайдеггер, Ж.П. Сартр, К. Ясперс и др.). Соответственно, идентичность человека становится средоточием всех проблем философии.

В постнеклассической философии проблема идентичности также отрицается, ставится под сомнение приоритет тождества над различием (Т. Адорно,
Ж. Делез, Ж. Деррида, Э. Левинас, М. Фуко, М. Хоркхаймер, Г. Маркузе), в то время как позитивисты видели идентичность бытия исключительно в ее эмпирических и фактуальных проявлениях. В последующем коммуникативные и пространственно-временные аспекты идентификации исследуются в работах Ю. Бодрийяра, Э. Тоффлера,  Ю. Хабермаса, а значение знаково-символических систем и феноменов коммуникации в формировании структур идентичности – в трудах П. Рикера.

Таким образом, современному постмодернизму мир, бытие социума и человека – все сущее представляется не более чем нагромождением фрагментов, с которыми никакая идентичность не может быть соотнесена.

Проблема идентичности активно исследуется и в постсоветской гуманитарной науке – социологии, этнологии, психологии.

Во втором параграфе «Идентичность как мера психических процессов, типа личности и субъектности» анализируются философские идеи XX века, которые оказали серьезное влияние на развитие интеллектуальной и политической культуры Запада, – психоанализ, экзистенциализм и философская антропология, а также роль и место принципа идентичности в их концептуальном строе. Отмечается также, что в XX веке в исследование проблем идентичности включается и наша отечественная наука. Так, вопросы коллективной идентичности стали предметом исследования А.И. Шендрика. Различные аспекты структурно-функционального анализа идентичности представлены в работах Е.О. Труфановой и  В.С. Агеева.

Однако в проблематике идентичности долгое время доминируют  концепции психоанализа – обретение собственного «Я» посредством идентификации с «Другим», взятым за образец. Основоположником этих воззрений, как известно, был З. Фрейд, который – заметим – не употреблял понятия «идентичность», включая  ее  в бессознательное, в то время как У. Джеймс понимал идентичность как нечто объективное и «внешнее», отводя место и различию.

К середине XX века в психоаналитическом направлении были выявлены такие понятия, как внутрипсихическая структура личности, нарциссическое ядро личности, самость как интегральный центр личности, необходимость целостного Я, самореализация, исследование  социального окружения Я, с которыми так или иначе соотносилась идентичность.  В этом общем идейно-концептуальном контексте идентичность выступает как особая мера психики человека и психических процессов. Так, согласно теории бихевиоризма, идентичность – это сознательное или неосознанное копирование атрибутов или характеристик других – этап в возрастном развитии человека.

  Термин «идентичность» вводит в междисциплинарный научный оборот Э. Эриксон во второй половине XX века. Смысловой  аспект данного понятия у Эриксона непосредственно связан с понятиями «тождество» и «различие», что позволяло рассматривать проблему идентичности относительно индивидов, коллективов, культуры и общества в целом. В последующем вопросы идентичности смещаются к проблемам интерсубъективности – в работах М. Бубера и О. Кернберга идентичность помещается фактически в широкий контекст социальной психологии и социальной философии.

Параллельно с философией проблема идентичности рассматривается и в социально-гуманитарных науках – в контексте социальных ролей, социализации, а также в плане соотнесенности индивида с коллективом (И. Гоффман, Ч. Кули, Дж. Мид).

Вывод, который напрашивается из анализа в рамках данного параграфа, – идентичность остается малоизученной проблемой, привлекая внимание многих исследователей, оставаясь одной из самых трудноуловимых для понимания и интерпретации проблем, несмотря на достаточно обширный материал, посвященный различным аспектам исследования идентичности, ставя, таким образом,  на повестку дня вопрос о системном осмыслении идентичности в качестве категории социальной философии.

Третий параграф «Идентичность как способ репрезентации субъект-объектных и субъект-субъектных отношений» посвящен анализу понятия «идентичность» в качестве способа репрезентации социальных отношений, что предполагает исследование макросоциальных и микросоциальных детерминант идентичности и идентификационных процессов в конкретном социокультурном контексте. Именно в этом ракурсе проявляются многие нюансы сложности (структурной и процессной) идентичности. Ведь элементами социальной идентичности, как известно, являются этническая, национальная, гендерная, возрастная, профессиональная и гражданская, задающие соответствующие социальные связи, ментальные формы и модели поведения как  общества, так и человека в обществе. При этом политическая идентификация (политическая идентичность, актуальная в современной России), как и социальная идентичность, входит в структуру социально-политических установок, включая в себя когнитивные, ценностные, аффективные компоненты политического поведения человека. Культурная идентичность также является значимым аспектом социальной. В условиях современной России имеет место восстановление значимости религиозной идентификации – как доминантного признака культуры и идентификационной основы определенного образа жизни.

Диалектика социальной идентичности такова, что она закреплена в ментальности отдельного человека, но чаще всего проявляется в групповом поведении (в «коллективной идентичности»). При этом  базовыми типами коллективной идентичности являются цивилизационная, национально-государственная, территориальная (региональная), расовая, регионально-локальная идентичности. К тому же в современном информационном мире, как показывает анализ, возможно выделение нового типа социальной идентичности – виртуальной,  маркерными составляющими которой являются внешние символы: логотипы, фирменный цвет, фирменный шрифт, графические символы, биографические и портретные мифы. Отсюда  вытекают два новых вида социальной идентичности, а именно: брендовая и селебрити (корпоративная), повышая идентификационную значимость субкультур. Эти факты лишний раз подтверждают множественность идентичности и методологическую значимость этой множественности.

Смысл общего вывода в рамках этого параграфа и первой главы в целом заключается в том, что идентичность является динамическим образованием, выступающим как интерперсональный по происхождению феномен, и потому необходим отказ от натуралистической методологии и терминологии в понимании идентичности (что особенно характерно для психологической науки и этнологии).

Вторая глава «Философско-методологический потенциал категории «идентичность»» включает в себя три параграфа, посвященных экспликации дефиниции «идентичность» в систему философских знаний в качестве категории.

В первом параграфе «Философско-категориальные признаки дефиниции «идентичность»» показано, что идентичность  обладает всеми признаками философской категории, а именно – выступает как форма предикации и форма знания, как способ структурирования и описания бытия; выражает не только свойства и признаки объекта (познания), но и отношения объекта и субъекта. Показана также методологическая несостоятельность попыток онтологизации и эссенциализации идентичности, с одной стороны, и психологизации, т.е. предельной субъективизации – с другой, что распространено на практике. В этом контексте подчеркивается, что идентичность являет собой не какой-то особый тип отношения (субъективных отношений) или же бытующую сама по себе субстанциональную сущность, а знание – форму предикации и тип знания об отношениях и сущностях (материально-вещественных, ментально-психических, знаково-символичеких), с которыми дефиниция «идентичность» соотносится (соотнесена). Иначе говоря – знание о некоем типе  регулярности и порядка бытия (и в бытии), соотносимое практически с любой сущностью (природной, социоприродной, духовной, ментальной) в качестве меры ее аутентичности, самотождественности или тождественности образцу (норме, модели, схеме, парадигме, тренду и т.д.). На основе этих исходных позиций предложена общая типология идентичности, включающая  следующие типы:

  • социальная (политическая, этническая, культурная, религиозная, сетевая, клубная, корпоративно-групповая);
  • социоприродная (геополитическая, цивилизационная, гендерная, возрастная);
  • природная (идентичность рода, вида, экосистемы, минерала, генома);
  • ментальная (логико-математические конструкции, мода, парадигмы науки и  художественного творчества, брэнд, стилевое течение).

При этом в работе наибольшее внимание уделено социальной идентичности – особенностям ее исторического генезиса и системности (иерархичности, референциальности, гомогенности, герерогенности). В частности, подчеркивается, что этническая идентичность, которая включает в себя не только духовно-ментальные формы (язык, психотипы индивида, архетипы культуры), но и маркеры материально-вещественного плана (национальную кухню, дизайн костюма, хозяйственный быт), гетерогенна, в то время как  ментальные и знаково-символические формы идентичности (литературного жанра, научной парадигмы) гомогенны.

По результатам исследований предложен следующий ряд универсальных маркеров социальной идентичности (и этнической в том числе):

  • архетипы культуры;
  • социальное время-пространство (что явлено в характерных формах социальности и социальных отношений, в социокодах);
  • система культурных форм и их знаково-символический мир;
  • конструктивно-проективные интенции социума (в их специфике) – традиционность / динамизм;
  • типические формы социально-культурной коммуникации.

Обобщающий вывод в рамках данного параграфа таков: универсальность и широкая распространенность дефиниции «идентичность» обусловлена тем, что она суть форма (одна из форм) существования знания – категориальная форма. Именно в этом качестве она соотносима с любой формой бытия – от формализованных логико-математических абстракций (конструкций) до уникальных форм самоощущения конкретного человека, порождая и уникальные когнитивные возможности, и сложные методологические проблемы.

Во втором параграфе «Этничность как тип социальной идентичности» исследуются пути и способы обобщения этнологических теорий и повышение их операциональности на основе системного применения идеи-принципа «идентичность».  Этнология  в последнее время фактически становится учением об этнической идентичности. Более того, категория «этнос» в предметных дискурсах все чаще заменяется дефиницией «этничность», под которой подразумевается более или менее аргументированная репрезентация структуры (элементов идентичности) того конкретного социального сообщества, о котором идет речь. В этом смысле этничность выступает как форма, а точнее – как одна из форм социальной идентичности, как мера того, что отличает один этнос от другого – мера историко-культурного своеобразия данного конкретного этноса.

В то же время, интерпретации этнической идентичности так или иначе связаны с известными теориями этноса. В исследованиях, посвященных  этничности, как известно, существует три основных подхода: примордиалистский, инструменталистский и конструктивистский.

Для целей нашего исследования принципиально важно, что все существующие концепции этноса смыкаются в попытках представить этничность как тип идентичности, как некую систему элементов–маркеров, включая язык, религию, одежду, обычаи, ремесла, пищу, одежду, музыку и танец, особенности архитектуры и самосознание (автостереотипы), поддающихся конкретизации, описанию и интерпретации. При этом особое место в системе маркеров этнической идентичности занимает субъективно-символический аспект социального бытия, поскольку этническая самоидентификация выражается в формах социального сознания: в языке, в регулятивных нормах и ценностях, ритуалах и произведениях народной культуры. Именно по этой причине этнология по-прежнему остается «натуралистической» и продолжает искать маркеры «уникальности» этноса, лишний раз указывая на необходимость социально-философского преломления предметных исследований этнологов в смысловом фокусе идентичности. А это, в свою очередь, ставит вопрос об общей типологии идентичности вообще и социальной идентичности в частности.

При подходе с таких позиций речь может идти о следующих типах идентичности: социальная (политическая, этническая, культурная, профессиональная, религиозная, сетевая, клубная, корпоративно-групповая и др.); социоприродная (геополитическая, цивилизационная, гендерная, возрастная, квир-идентичность); природная (идентичность рода, вида, экосистемы, минерала, генома); ментальная (логико-математические конструкции, мода, парадигмы науки и художественного творчества, жанровые парадигмы, бренд и др.).

Что касается социальной идентичности, все известные ее формы
(в том числе этническая идентичность) могут быть выражены (описаны) достаточно полно на основе следующего набора типических, унифицированных маркеров, паттернов: архетипы культуры и социальности (социокоды); фреймы-паттерны социального времени-пространства (что явлено в характерных формах социальности и социальных отношений); система культурных форм, их знаково-символический мир; проективные интенции социума (традиционализм – иинновативность).

На основе приведенных соображений нами делается вывод:  способом исследования проблематики этноса в будущем может быть интеграция их наиболее важных аспектов в общую когерентную теорию этничности – на основе категории «идентичность» и ее маркерной структуры.

Третий параграф «Молодежные движения как форма и способ личностной самоидентификации» посвящен феномену молодежной субкультуры, который интерпретируется нами как тип социальной (социально-культурной) идентичности. Молодежная субкультура, как известно, многообразна, имеет свои собственные макрокультурные корни и историю. В то же время эта субкультура крайне разнородна и гетерогенна,  демонстрируя как нельзя лучше нетривиальность отношения общего и особенного в бытии человека, а значит – в социальной идентичности.

Поскольку по сложившейся у нас традиции молодежные субкультуры проходят как объект социологии, их репрезентация осуществляется на основе огромного числа (до десятков) натуралистических маркеров (одежда, обувь, прическа, макияж, спортивные или музыкальные предпочтения и т.д.). В этом контексте наша задача заключалась в поиске таких форм обобщения маркеров молодежных субкультур, которые укладываются в типологию социальной (социально-культурной) идентичности. В итоге предложен целый спектр обобщенных маркеров, демонстрирующих, что при всем многообразии внешних (внешне-атрибутивных) различий субкультур они на уровне («в зеркале») этих обобщений предстают как некие формы «аберрации» социально-культурной идентичности,  различающиеся всего лишь некими элементами культурно-мировоззренческих и социально-поведенческих диспозиций, в целом же явно укладываясь в развиваемые нами представления о том, что социальная идентичность всегда носит вариативно-спектральный и контекстно-обусловленный характер.

В этом контексте делается вывод, что предлагаемый нами социально-философский подход, а именно – анализ молодежных субкультур на основе смыслового мира категории «идентичность» снимает  противоречия в толковании специфики различных субкультур, а точнее – позволяет синтезировать существующие в социологии и культурологии парадигмальные позиции интерпретации молодежных субкультур.

В заключении диссертационного исследования подводятся итоги, обобщаются результаты, формулируются основные выводы диссертационного исследования.

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих публикациях:

1. Тхагапсоев Х.Г., Гатиатуллина Э.Р. Идентичность: к проблемам методологии // Научная мысль Кавказа. Северо-Кавказский научный центр высшей школы ЮФУ. Вып. № 4 (64). Ростов-на-Дону, 2010. 
С. 1623. 0,93 п.л.

2. Гатиатуллина Э.Р. Становление этничности как формы социальной идентичности // Социология образования. Вып. № 3. СГУ, 2011
С. 8289. 0,93 п.л.

3. Гатиатуллина Э.Р. Проблематика и истоки исследования социальной идентичности // Научные проблемы гуманитарных исследований: научно-теоретический журнал; Институт региональных проблем российской  государственности на  Северном Кавказе.  Вып. № 3. Пятигорск, 2011. С. 269274. 0,85 п.л.

4. Тхагапсоев Х.Г., Гатиатуллина Э.Р. К неудобствам с идентичностью // Научные проблемы гуманитарных исследований: научно-теоре­ти­ческий журнал; Институт региональных проблем российской государственности на Северном Кавказе. Вып. № 11. Пятигорск, 2011.
С. 253259. 0,85 п.л.

5. Гатиатуллина Э.Р. Проблемы изучения неформальных групп // Наука и устойчивое развитие: Сборник статей III Всероссийской научной конференции. – Нальчик: КБИГИ, 2009. – С. 197–203. – 0,46 п.л.

6. Гатиатуллина Э.Р. Идея идентичности в философской мысли античности и средневековья // Материалы Международной научной конференции молодых ученых, аспирантов и студентов «Перспектива–2010». – Нальчик: Каб.-Балк. ун-т, 2010. – Т. II. – С. 55–58. – 0,2 п.л.

7. Гатиатуллина Э.Р. Сущность философских категорий // Наука и устойчивое развитие: Материалы V Всероссийской научной конференции. – Нальчик: Принт Центр, 2011. – С. 145–148. – 0,35 п.л.

8. Гатиатуллина Э.Р. Идентичность как мера психических процессов и форма интерсубъективности  // Труды членов Российского философского общества. Вып. № 17. – М., 2010.  – С. 364–368. – 0,25 п.л.

9.  Гатиатуллина Э.Р.  Молодежные субкультуры как аспект российской трансформации // Вестник Российского философского общества. – М., 2010. – № 4 (56). – С. 178–179. – 0,1 п.л.

10. Гатиатуллина Э.Р. Основные философские категории // Молодой ученый. – Чита, 2011. – № 1 (24). – С. 117–118. – 0,1 п.л.

В печать 18.04.2012. Тираж 100 экз. Заказ № 6539.

Полиграфический участок  ИПЦ КБГУ

360004, г. Нальчик, ул. Чернышевского, 173.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.