WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

  На правах рукописи

ЛОГУНОВА Елена Германовна

ФЕНОМЕН МИЛОСЕРДИЯ: ОПЫТ СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКОГО АНАЛИЗА

Специальность 09.00.11 – социальная философия

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Ижевск – 2012

Работа выполнена на кафедре политологии, социологии и права

ФГБОУ ВПО «Ижевский государственный технический университет им. М.Т. Калашникова».

Научный руководитель        Тихонов Геннадий Михайлович

доктор философских наук, профессор

Официальные оппоненты:        Комадорова Ирина Владимировна

       доктор философских наук, профессор

       ФГБОУ ВПО «Камская инженерно-

       экономическая академия» (ИНЭКА)

       заведующая кафедрой «Реклама и связи с        общественностью»

       Платонова Светлана Ипатовна

       кандидат философских наук, доцент

       ФГБОУ ВПО «Ижевская государственная

       сельскохозяйственная академия»

       доцент кафедры «Философия»

       

                                       

Ведущая организация:        ФГБОУ ВПО «Глазовский государственный

                                       педагогический институт им. В. Г. Короленко»        

Защита состоится «___» мая 2012 г. в ___ ч. на заседании диссертационного совета Д 212.275.08 при ФГБОУ ВПО «Удмуртский государственный университет», ул. Университетская, д. 1, корпус VI, ауд. 208.

С диссертацией можно ознакомиться в ФГБОУ ВПО «Удмуртский государственный университет».

Автореферат разослан «___» _______________ 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат философских наук                                        О.В. Санникова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность исследования. Милосердие как аксиологический императив осознается и признается главной ценностью, которую трудно вычленить и зафиксировать в социальной жизни, но без утверждения и развития которой невозможно представить дальнейший прогресс общества. Милосердие является одним из наиболее возвышенных и благотворных атрибутов гуманного общества. В наше время общество, как никогда, ощущает необходимость гуманного обращения не только в отношении человек-человек, но и в отношении человек-природа, окружающая среда. Милосердие как явление широко обсуждается в научном сообществе, но до сих пор остается слабо разработанным, сложным и противоречивым для восприятия социально-философским феноменом.

Трудности начинаются уже с момента определения самого  феномена и его интерпретации. Имеет ли милосердие биологические корни, или это только социальный феномен? Можно ли развить данное качество в человеке? Можно ли отнести милосердие к просоциальному поведению? Эти вопросы остаются в научном сообществе открытыми. Различные представления и воззрения конкурируют друг с другом, однако, до сих пор не удалось придти к комплексной  теоретической модели, обеспечивающей многосторонность видения и объяснения возникающих противоречий.

Сегодня феномен милосердия анализируется учеными – представителями разных областей отраслевого знания: социологии, психологии, педагогики, психиатрии. Рассмотрение милосердия с философской точки зрения предполагает прояснение генезиса, сущностных оснований этого явления, направленность и динамику последующих изменений. Социально философский анализ базируется на принципе взаимодополнительности наследования и развития, позволяя более системно и целенаправленно подходить ко многим важным аспектам  изучения деятельности человека. Социально-философский инструментарий позволяет раскрыть функции и сущность феномена милосердия. Особенность методологической функции милосердия определяется пониманием того, что сопереживание, сочувствие и понимание являются внутренними моментами любого просоциального поведения.

В социальной философии создан широкий спектр категорий для выражения милосердия, для его понимания, оценки, интерпретации и включения в общественные отношения. Это, прежде всего, такие категории, как: «сострадание», «сочувствие», «альтруизм», «благотворительность», «помилование» и т.д. Все они выражают ту или иную грань общей социально-философской проблемы милосердия. Вместе с тем, возникает необходимость уточнить сущностные основания каждой из этих близкородственных категорий и определить отличия от категории «милосердие».

В данном исследовании понятие «милосердие» рассматривается через сеть различного рода взаимосвязанных социальных практик (лингвистических, религиозных, художественных). Под «социальной практикой» мы понимаем относительно устойчивую форму социальной деятельности. Каждая практика представляет собой артикуляцию разнообразных социальных элементов в рамках относительно устойчивой конфигурации. Так, язык является средством усвоения культурных навыков и способом  социализации индивидов, религия - распространенным средством легитимации и поддержания социального порядка, а художественная литература позволяет воссоздать внутри себя целостные образцы жизни и пережить их на индивидуальной основе. В соответствии с этим, можно говорить о том, что лингвистические, религиозные и художественные аспекты в наибольшей мере способны выразить сложный и противоречивый характер милосердия.

До настоящего времени ни сам феномен милосердия, ни способ его бытия не становились объектом комплексного социально-философского анализа. Актуальность и недостаточная теоретическая разработанность этих вопросов  для решения практических задач обусловила выбор темы диссертационного исследования.

Степень разработанности темы.        Большое внимание проблеме милосердия уделялось философами-экзистенциалистами А. Камю, Г. Марселем, Ж.-П. Сартром, которые показали, что милосердие – это нравственная ценность, в высшей степени положительная и созидательная. Экзистенциалисты считали, что естественным актом милосердия является признание в другом человеке личности и проявление к ней уважения. Такие русские мыслители, как Н.А. Бердяев, Л.И. Шестов, обращали внимание на то, что милосердие достигает нравственной полноты, когда воплощается в действиях, не только направленных на удовлетворение интересов другого, но и основанных на стремлении к совершенству.

Наличие в обществе феномена милосердия признают многие ученые, но сама проблема его определения и концептуализации не становится яснее от простой констатации факта. В последнее время в философской литературе появились труды Р.Г. Апресяна, В.П. Старостина, В.С. Хазиева, в которых милосердие трактуется как одна из сложнейших для восприятия, рассмотрения и изучения проблем, к которой обязана обращаться любая социальная теория и практика. Такие отечественные авторы, как О.С. Голодок, Р.П. Рыбаков, Т. Ю. Сидорина, изучают социальную поддержку нуждающихся, поэтому основным центром их научных изысканий становится феномен благотворительности.

       Западное обществознание уже не менее столетия вплотную исследует феномен милосердия во всех его аспектах. Круг точек зрения этих авторов достаточно широк. Это - социобиологические трактовки милосердия, экзистенциальные исследования и социально-психологические изыскания. Например, Д. Кирсон, С. О’Коннор, Дж. Шварц, П. Р. Шэйвер рассматривают милосердие как совокупность страданий и любви, Л. Дж. Андервуд, С. Дж. Пост, Б. Фер, В. Б. Харлбат, Дж. П. Шлосс, С. Шпрехер - как подтип или вариант любви; С. Д. Бэтсон, Ш.Ш. Голдсмит, Р. Дж. Дэвидсон, Е. Собер, Дж. Хэйд, К. Р. Шерер - как исконно человеческое качество.

Несмотря на разнообразие трактовок феномена милосердия, можно выделить два основных подхода. С одной стороны, милосердие рассматривается как врожденное качество - исследуются его биологические основы, которые подтверждают связь между чувством милосердия и деятельностью в определенных отделах головного мозга. Этому уделяется внимание в работах Р. Вузноу, Д. Гоэтц,  Д. Келтнера, Э. Саймон-Томас, Д. Смита. С другой стороны, - оно характеризуется как приобретенное свойство в процессе становления человеческого общества. Здесь изучаются социальные основы милосердия и находятся доказательства связи между сочувствием и стремлением помочь другому. Эти вопросы затрагиваются в работах Л. Блюма, Н. Нюссбаума, С. Дж. Поста, Э. О. Рорти. С позиции данного подхода, становится возможным описание процесса объективации духовного потенциала личности и интенций духа, что находит свое воплощение в содержании социокультурного поля, в стремлении личности к состраданию и милосердию.

За многообразием подходов стоит осознание необходимости актуализации и развития милосердия в современном обществе. Поэтому изучение различных аспектов данного феномена является насущной задачей, а само милосердие должно стать объектом пристального социально-философского анализа.

Объектом исследования является милосердие как социальный феномен; предметом особенности формирования милосердия в социокультурном контексте.

Цель исследования - выявление и раскрытие категории «милосердие» как социального феномена, воздействующего на личностные качества человека. Эта цель обусловила необходимость решения следующих исследовательских задач:

  1. выявление связи лингвистического аспекта милосердия, раскрывающего общую логику формирования этого концепта на примере различных национальных языковых миров с  художественным аспектом милосердия как средства усвоения нравственных ценностей;
  2. выявление религиозных аспектов феномена милосердия как фундаментального условия человеческого бытия и существенного нравственного требования;
  3. уточнение философских аспектов милосердия как способа осмысления людьми своего предназначения в мире;
  4. выявление феноменологической модели милосердия как способа проявления в сознании смыслов феномена путем интенции или направленности сознания на исследуемый предмет.

Научная новизна исследования представлена положениями, выносимыми на защиту:

  1. В результате лингво-исторического и художественного анализа выделены две понятийные пары – «милосердие – благотворительность» и «милосердие – помилование», рассматриваемые как  результат исторического развития семантического поля милосердия, с направленностью расширения социальных практик милосердия, развития культурной среды. Художественная литература заставляет пережить, задуматься о проблемах милосердия, благотворительности и помилования, становясь проявлением чувственно-эмоционального опыта. Используя языковые возможности, она раздвигает исторически ограниченные рамки опыта личности, живущей в определенную историческую эпоху, и вооружает обобщенным опытом.
  2. Выявлены сходства и различия в понимании милосердия с позиций трех мировых религий. С одной стороны, буддизм, христианство и ислам обнаруживают единство в том, что милосердие является главным принципом, высшим законом жизни людей; а с другой, - предъявляют существенные различия в понимании ими этого чувства. С позиции буддизма, милосердие оказывается приближено к аскетическому упражнению, необходимому для приобретения индивидуального опыта. С христианской точки зрения, милосердие составляет долг человека: именно в милосердии человек призван осуществить нравственный идеал. В исламской религии милосердие предписано не только человечеству, но и всем живым существам.
  3. Определены философские аспекты милосердия как способа осмысления людьми своего предназначения в мире в философии экзистенциализма. Здесь определяющим становится понимание милосердия как неотъемлемого внутреннего качества, внутренней мотивации к бескорыстному совершению добра.
  4. Обоснована феноменологическая модель милосердия, с позиции которой милосердие рассматривается как имманентное свойство субъекта, позволяющее пережить чужие чувства и эмоции, как свои, обогатиться этим опытом, присвоить его, сделать его фактом своей жизни.

Методологической основой исследования явились труды  классиков мировой философской мысли, работы отечественных и зарубежных философов и социологов. Определяющими для данной работы явились феноменологические идеи Э. Гуссерля, позволяющие исследовать глубинные основы сознания, мышления в целом («ноэзис»), а также смысл метафизической сущности рассматриваемого феномена милосердия («ноэма»). 

Применялись логический и исторический методы, сравнительный и текстологический анализ. Концептуально-теоретическая направленность диссертационного исследования потребовала привлечения материала из широкого спектра областей накопленного философского знания, в том числе - из истории философии, а также новейших данных общественных наук.





Теоретическая и практическая значимость диссертации. Основные идеи изложенного в диссертации подхода к анализу милосердия могут содействовать привлечению внимания к проблемам жестокости и равнодушия современного общества, а, значит, - к осознанию необходимости соответствующих организационных мер и научного поиска. Некоторые выводы могут иметь прикладное значение в рамках благотворительной работы, здравоохранения, социального обеспечения, а также в деле организации системы различных филантропических институтов, т.е. стать одним из ресурсов для оказания коррекционно-терапевтической помощи по уменьшению страданий людей. Материалы диссертации могут быть использованы для разработки спецкурсов, а также в преподавании философии, социологии, психологии и других социально-гуманитарных дисциплин.

Апробация диссертационной работы. Основные положения диссертационной работы получили апробацию на международных научно-практических конференциях: «Традиционная и современная культура: история, актуальное положение, перспективы» (Пенза, 2011), «Теория и практика гендерных исследований в мировой науке» (Пенза, 2011), «Фундаментальные и прикладные проблемы геополитики, геоэкономики и международных отношений» (Санкт-Петербург, 2011); всероссийских научно-практических конференциях: «Петраковские чтения» (Ижевск, 2010, 2011), «Мировоззренческие основание культуры современной России» (Магнитогорск, 2011), «Человек в мире культуры: культура повседневности» (Екатеринбург, 2011), «Современные социально-политические технологии» (Ижевск, 2011), «Онтология и поэтика Традиции: язык и текст» (Ижевск, 2011); межвузовской дисциплинарной научно-практической конференции «Русская духовность в языке и тексте» (Ижевск, 2011).

       Теоретические положения и выборочные результаты диссертационного исследования были использованы в процессе преподавания общего курса философии студентам дневного отделения ФГБОУ ВПО «Ижевского государственного технического университета им. М. Т. Калашникова».

       Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав и заключения. Работа изложена на 150 страницах. Список литературы включает 191 наименование источников.

       

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность темы и научная новизна диссертационной работы, сформулирована цель и содержание поставленных на пути к ней задач, изложена суть и историография проблемы, выделены объект и предмет, основные понятия и определения, указаны методы исследования.

Первая глава «Гуманитарная составляющая феномена милосердия» посвящена выяснению места категории «милосердие» в содержании различных форм общественного сознания. Как всякая категория, имеющая сложный состав, милосердие требует комплексного анализа. Это обусловлено определенными различиями в подходе к изучению человека со стороны языка, художественной литературы, религии.        

Параграф 1.1 «Лингвистическое и художественное осмысление оснований милосердия» понятие «милосердие» рассматривалось через взаимосвязь лингвистических и художественных социальных практик. Взаимосвязь языка и художественной литературы обусловлена глубинной связью коммуникативной и эстетической функций слова. Искусство слова раскрывает всё богатство каждого национального языка, что требует внимания к языку в его художественной функции, а освоение языка невозможно без постоянного обращения к художественным произведениям.        Автор доказывает, что историческое развитие слов, связанных с категорией «милосердие», проходило во многом в рамках формирования религиозных представлений (иудаизма и христианства). Интересным в научном отношении представляется выделение на синхронном уровне двух понятийных пар, «милосердие – благотворительность» и «милосердие – помилование». Эти пары выступают результатом исторического развития семантического поля милосердия в сторону расширения социальных практик милосердия. Таким образом, видим, что язык является средством усвоения культурных навыков и способом  социализации индивидов. Более того, язык участвует в институционализации помилования и благотворительности.

Рассматривая понятийную пару «милосердие-благотворительность»  убеждаемся, что отличие «милосердия» от «благотворительности» состоит в том, что акцент в благотворительности делается на ценностно-мотивационную сторону человеческой деятельности, а в милосердии на эмоционально-чувственную. Сфера распространения милосердия гораздо шире области, где проявляется благотворительность, – милосердие проявляется и в семье, и в дружеском общении, и в отношениях между врагами.

Рассматривая понятийную пару «милосердие – помилование», можно констатировать, что помилование – это освобождение конкретного лица от уголовного наказания (полностью или частично), смягчение ему наказания или снятие судимости, если он ранее отбывал наказание. Обычно право помилования принадлежит главе государства. Таким образом, помилование – это больше юридический, правовой термин. Можно говорить о том, что помилование – это акт милосердия, применяемый только по отношению к уже осужденным за преступления лицам.

Особо следует отметить, что категория «милосердие» исследуется в славянской «концептосфере». За основу берется русский язык с некоторыми другими славянскими языками (польским, чешским, болгарским). Обращение к феномену милосердие в контексте истории русского языка и лингвистической компаративистики помимо важных филологических выводов еще раз призвана подчеркнуть связь языка и нравственности.

Таким образом, сравнительный лингво-исторический анализ показывает, что слова со значением «милосердие» сформировали в еврейском, греческом, латинском, романо-германских и славянских языках группах целое семантическое поле, включающих несколько словообразовательных гнезд. Смысловой ряд этих слов и образовывал концепт «милосердие», который значим для каждого народа в его языковой истории, который  сохранил и развил большое число лексем со значением «милосердие».

Исследуя лингвистический аспект категории милосердия, нельзя не обратиться к осмыслению художественного аспекта. Препарируя духовный мир человека, лучшие образцы литературы позволяют читателю воссоздать внутри себя целостные образцы жизни, причем описываемая жизнь воспринимается не в форме внешнего объекта, а переживается на личностной основе  самого читателя, активизируя в себе все духовные силы: и ум, и интуицию, и чувства, и этические понятия.

Мотивы милосердной любви уже обнаруживаются  в «Одиссее» и «Илиаде» Гомера. Их доносят до нас мифы и философские диалоги античности. Доминантой в них проходит мысль, что человек должен быть милосердным и к друзьям и к врагам. Вместе с тем при первом обращении к античным первоисточникам возникает иллюзия, будто литературно-художественное и философское сознание людей Древней Греции характеризовалось отсутствием в нем темы милосердия. Однако, истина в том, что жителей Эллады интересовала не столько сложная сущность милосердия и его познания, сколько возможность избегания страданий. Избавление виделось ими в развитии отношений с богами. Именно поэтому возникает взгляд на милосердие не только как на человеческое качество, но и как на божественную милость, который можно найти в трактате Плутарха «Об Осирисе и Изиде». В данном трактате показано проявление божественного милосердия, основанного на исключительной вере в божественную милость, а также в участие бога в судьбе человека.

В средние века особую роль в формировании средневековой культуры, морали и этики сыграла христианская религия, ставшая по существу духовным стержнем европейской средневековой культуры. Вместо сурового, требующего повиновения и умилостивления, надзирающего и карающего Бога, христианство показало человечеству Бога самоотверженности, любви и самоотречения, морального Бога, ставшего на многие века для миллионов людей идеальным критерием, мерилом добра и справедливости.                Христианская литература, которая с первых дней своего существования тщательно собирает сведения о жизни и деятельности своих подвижников и сообщает их в общее назидание,  представила свою концепцию милосердия. «Жития святых» составляют едва ли не самый обширный отдел христианской литературы. К самым первым отечественным житиям святых можно отнести — «Чтение о житие и погублении блаженных страстотерпцев Бориса и Глеба» и «Житие Феодосия Печерского» преподобного Нестора. Для житийской литературы характерно тенденциозное (нравоучительное, отчасти политически-общественное) направление, отсутствие индивидуальности, свободы выбора. Роль «жития святых» заключается в том, чтобы в художественных образах донести до каждого человека, заставить его «пережить», прочувствовать основные христианские добродетели: любовь, сострадание, милосердие.

В XIV в., вследствие кардинальных изменений общественных отношений в Европе, возникает новая культурная парадигма. Всем становится чужда иерархическая система ценностей, созданная средневековой, во многом церковной культурой и её аскетичный, смиренный дух. Это привело к появлению гуманизма — общественно-философского движения, рассматривавшего человека, его личность, его свободу, его активную, созидающую деятельность как высшую ценность и критерий оценки общественных институтов. Новое мировоззрение обратилось к античности, видя в ней пример гуманистических, неаскетичных отношений. Добродетель была главной определяющей категорией гуманистического идеала личности. Признаки добродетельного человека, помимо разума – стойкость, терпение, гуманность, сострадание. Произведения Ф. Рабле, М. Сервантеса, У. Шекспира с помощью ярких художественных образов позволяют пережить читателю такие чувства как милосердие, сострадание, справедливость, равенство.  Так, главный герой романа М. Сервантеса «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский» - Дон Кихот рассуждает о справедливости и милосердии, осуждает общество, которое отступило от этих вечных человеческих законов. Таким образом, милосердие в эпоху Возрождения становится фундаментальным моральным принципом, определяющим функционирование морали на социальном и межличностном уровнях. Этика милосердия призывает не сопоставлять сталкивающиеся интересы, жертвовать своими личными интересами ради блага ближнего.

Отечественные писатели Ф.М. Достоевский и Л.Н. Толстой считали, что милосердие распространяется не только на близкое окружение, но и затрагивает абсолютно незнакомых людей. Кроме того, истинное милосердие  не подразумевает демонстративного поведения. Это чисто внутреннее действо, не требующее оценки окружающими. Главная роль милосердия заключается в том, чтобы приносить пользу другим людям, не думая о вознаграждении.        

Милосердие – это также борьба с нетерпимостью, с равнодушием общества. Именно из милосердия естественным образом вытекает принцип толерантности, проявление терпимости к иному: уважение к иным взглядам, ценностям, поведению. Стремление во что бы то ни стало навязать свою точку зрения, привязать к своим нормам и ценностям и полное неумение понять, принять другого, признать само право их быть другими – все это яркие признаки нетерпимости, которая, своими корнями уходит в однобокость мышления, в дикарское неприятие. Проблемы расизма и равнодушия, милосердия и терпимости рассматриваются в романах Г. Бичер-Стоу «Хижина дяди Тома, или Человек, который был вещью» и Х. Ли «Убить пересмешника».

Художественная литература также обращает внимание на проблемы помилования и смертной казни. Ж.-П. Сартр в новелле «Стена» блестяще изложил размышления и чувства человека, приговоренного к смертной казни, а также связанные с этим страдания и мучения. В. Набокова также волнует проблема смертной казни. В романе «Приглашение на казнь» главный герой Цинциннат попадает под суд за «гносеологическую гнусность» и «непрозрачность», то есть фактически за то, что окружающие его люди не понимают его. На наш взгляд, смертная казнь, как институт, противоречит моральным качествам и оказывает дегуманизирующее воздействие на общество.

Милосердие – это активное сострадание, реальная помощь нуждающимся, умение поделиться с ближним. Так, милосердие как форму благотворительности раскрывает в своем рассказе «Нищий» английский писатель С. Моэм.

Обобщая изложенное, мы пришли к выводу, что можно рассматривать милосердие как: принцип, призывающий жертвовать своими личными интересами ради блага ближнего (Ф. Рабле «Гаргантюа и Пантагрюэль», М. Сервантес «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский», У.Шекспир «Буря»); способ нравственного самосовершенствования (Ф.М. Достоевский «Преступление и наказание», Л.Н. Толстой «Детство»); способ борьбы с нетерпимостью и равнодушием (Г. Бичер-Стоу «Хижина дяди Тома», Х. Ли «Убить пересмешника», А.Камю «Падение», Ж.-П. Сартр «Герострат»); форму помилования (Ж.-П. Сартр «Стена», В. Набоков «Приглашение на казнь»); форму благотворительности (С. Моэм «Нищий»).

Художественная литература позволяет нам пережить многие чужие жизни как свою и обогатиться опытом других людей, присвоить его, сделать его фактом своей жизни, элементом своей биографии. В этом – источник воздействия искусства на целостную личность. Опыт отношения к миру, сообщаемый литературой, дополняет и расширяет реальный жизненный опыт личности. Это дополнение не только имеет характер количественного умножения реального опыта, но и обладает качественными особенностями. Художественная литература раздвигает исторически ограниченные рамки опыта личности, живущей в определенную историческую эпоху, и передает ей исторически многообразный опыт человечества. Она вооружает личность художественно организованным, отобранным, осмысленным опытом, позволяет человеку выработать собственные установки и ценностные реакции по отношению к типологическим жизненным обстоятельствам.

Язык является средством усвоения культурных навыков и способом социализации индивидов, а художественная литература позволяет воссоздать внутри себя целостные образцы жизни и пережить их на индивидуальной основе. В соответствии с этим, можно говорить о том, лингвистические и художественные аспекты в наибольшей мере способны выразить сложный и противоречивый характер милосердия.

В параграфе 1.2 «Становление концепции милосердия в мировых религиях» рассмотрен религиозный аспект феномена милосердия в трех мировых религиях: буддизме, христианстве, исламе. В параграфе исследуются главные религиозные и этические требования и место милосердия в них.

Все три мировые религии: христианство, буддизм и ислам имеют много сходного в своем генезисе. Согласно христианскому учению, милосердие – это безусловная личная любовь, послушание, чувство единства с «миром», уникальности своего собственного существования. Иной ракурс милосердия представлен в буддизме. Всепрощение, любовь, милосердие, сострадание рассматриваются как способы уничтожения чувств. И поэтому равнодушие, безразличие, необходимые для достижения нирваны, находят свое завершение, когда человек относится к врагу совершенно так же, как к другу. При состоянии равнодушия человеку ничего не стоит жертвовать собой для ближнего, ибо, не имея собственных желаний, он, легко исполняет желания других. Милосердие в Исламе имеет две направленности: божественное, которое связано с покровительством, защитой и помощью всему сущему и человеческое милосердие, которое заставляет следовать заповедям Бога.

Религия также оказывает влияние на отношение общества к таким социальным институтам, как благотворительность и помилование, способствуя их развитию и упрочнению. Таким образом, с позиции мировых религий благотворительность является традиционной этической и социальной нормой. Буддизм, христианство и ислам включают ее в число основных заповедей. Согласно христианскому учению, подаяние составляет долг человека, в котором он осуществляет свой нравственный идеал. Одна из основных этических заповедей буддизма – щедрость в благотворительности. Буддизм призывает помогать другим людям и поддерживать тех, кто идет «путем дарения». Благотворительность в Исламе представляет собой не просто помощь нуждающимся, скорее под ней понимается все, что человек может совершить во благо другим людям. Исламская благотворительность проявляется  в следующих направлениях: саадака – добровольная помощь в виде милостыней и пожертвований; закят  — обязательный годовой налог в пользу бедных, нуждающихся, а также на развитие проектов, способствующих распространению ислама и истинных знаний о нём и так далее; вакф — в мусульманском праве имущество, переданное государством или отдельным лицом на религиозные или благотворительные цели. Следует отметить, что во все трех мировых религиях щедрость в расходовании и отдаче средств должна проявляться не только по отношению к бедным, но и по отношению к членам своей семьи, к родственникам, друзьям, соседям, гостям и даже незнакомцам.

Однако существует неоднозначность в отношении института помилования со стороны религий. Так, христианство и буддизм считают, что причинение вреда другим живым существам неприемлемо. Для мусульман данный вопрос обладает особым интересом, поскольку система наказаний за преступления является краеугольным камнем исламской правовой системы. Мнение мусульманских ученых таково, что смертная казнь за особо оговоренные преступления не может быть отменена ни с точки зрения Шариата, ни с точки зрения неисламского закона. На наш взгляд, современный гуманный мир должен стоять на позиции отмены смертной казни.

       Во всех трех мировых религиях заповедь милосердной любви является главным принципом, высшим законом жизни людей. Эта заповедь служит спасению души человека, единению людей. Милосердие понимается как деятельное сострадание и конкретно выраженная доброта по отношению к нуждающимся и обездоленным, готовность из сострадания оказать помощь тому, кто в ней нуждается. Таким образом, во всех мировых религиях милосердие – одна из дарованных свыше добродетелей, способствующая преодолению греховности и открывающая путь к личному спасению.

Во второй главе «Феномен милосердия: взаимосвязь теории и практики» была предпринята попытка рассмотреть милосердие в философии экзистенциализма, проанализировать признаки и сущность милосердия, а также рассмотреть способы развития милосердия.

В параграфе 2.1 «Отражение милосердия в философии экзистенциализма» показано философское объяснение феномена милосердия. Как и все другие научные понятия, оно прошло длительную историю, в течение которой оно развивалось, углублялось и уточнялось, отражая в каждую историческую эпоху общий уровень научных знаний о мире, достигнутый на данном этапе движения человеческой мысли. По сути, практически все философские школы и направления так или иначе рассматривали милосердие в рамках соответствующих мировоззренческих систем. 

Одним из направлений, которое представило свою концепцию милосердия, является экзистенциализм. Предшественник философии существования – Б. Паскаль, считал, что человек – это нуждающийся в помощи и сострадании ближний. Любовь к ближнему, должна основываться на милосердии и сострадании и не должна отождествляться ни с частными интересами, ни с личными привязанностями. Б. Паскаль понимает, что благое и справедливое в этом мире существует за счет «дающих», а злое и неправедное - за счет «берущих». Необходимо возвысить потребности другого человека, отдавать ему ничего не требуя взамен. Видеть нужды и беды окружающих людей мешает, по его мнению, и соревновательный дух, стремление к превосходству во всем.

Иных взглядов придерживался еще один предшественник экзистенциализма – С. Кьеркегор, который в трактате «Страх и трепет» препарировал категории веры, страдания, милосердия. Сюжетная линия этого произведения посвящена вет­хозаветной повести об Аврааме, которого философ называет рыцарем веры. По мысли С. Кьеркегора рыцарь веры никогда не прибегает к чувствам сострадания и милосердия, унижающим человеческую личность. Он признает тем самым, что не один человек не нуждается в сочувствии другого че­ловека и не должен быть унижен этим сочувствием. Милосердие обретает значимость только в том случае, если человек может поставить себя на место страждущего. Милосердие как социально-философская категория связана с любовью ко всему человечеству.

С позиции религиозного экзистенциализма из милосердия естественным образом вытекает принцип толерантности, проявление терпимости к иному: уважение к иным взглядам, ценностям, поведению, а также к любви. Любовь, жалость, милосердие, по мнению отечественного экзистенциалиста Н.А. Бердяева, нужно проповедовать замкнувшимся в своих интересах людям.

Как считает Н.А Бердяев, философия должна сделать милосердие наряду со свободой и творчеством одним из краеугольных своих камней. Он подчеркивает, что именно в милосердии наиболее полно раскрывается нравственная сущность человека, так как более ярко проявляются его возможности жить чужими бедами и радостями, мыслями и чувствами, бороться с различными видами жестокости и зла. А людей способных на деятельное сострадание можно с полной уверенностью называть носителями абсолютного и высшего добра. Н.А. Бердяев говорил о российском менталитете, содержащем жалостливый гуманизм в отличие от западного рационализма. Вместе с тем, совершенно очевидна невозможность оказания помощи людям, основанного исключительно на традициях жалости.

Нравственная высота, по мнению Л. Шестова, измеряется способностью увидеть в ближнем самого себя. Многие беды в нашей жизни проистекают оттого, что мы пренебрегаем подлинной нравственностью, требующей от нас понимания человека, и подчиняемся установленным абстрактным правилам и традициям, политическим или экономическим интересам. Ради них люди готовы жертвовать не только счастьем близких, но даже и своим собственным. Оправданию этих жертв фактически и служит моральный императив. Суть подлинной морали не в том, чтобы «толкнуть того, кто стоит на краю пропасти», а в том, чтобы отыскать и развить в человеке то доброе, что в нем есть или осталось. В понимании и сострадании нуждается даже самый отъявленный злодей. Л. Шестов выступает против фанатизма и проповедничества, которые, по его мнению, дискредитируют ценности милосердия и справедливости. Нужно не наставлять людей «на путь истинный», а облегчать себе и другим обыденную жизнь.

С ним соглашается еще один представитель религиозного экзистенциализма – Г.Марсель, утверждавший, что выполнение обязательства по отношению к другому есть акт милосердия, свидетельство присутствия в человеке некоего вневременного единства, восхождение к подлинному бытию. По его мнению, это обусловлено тем, что глубинная структура личности, истинное «Я» не принадлежит нам самим, а Богу и другим людям. Любовь и милосердие как формы абсолютной духовной связи предполагают, таким образом, служение другому, заботу не столько о себе, сколько о ближнем, поэтому особое значение приобретает страдание, мученичество. По мнению Г. Марселя, человек не должен жить для себя, его истинное «Я» принадлежит Богу и другим людям.

Милосердие, исходя из экзистенциальной перспективы, есть естественный и необходимый критерий человеческого бытия. По мысли представителя атеистического течения экзистенциализма А. Камю, общество нуждается в чувствах милосердия и сострадания, которые рождаются в бунте против окружающей действительности. Милосердие человека бунтующего заключается в том, что он обязан уважать другого человека, осознавая ценность коллективного существования. Стремление к милосердию, по А. Камю, является взаимным подтверждением нашего собственного существования, становится не чем иным, как оборотной  стороной  потребности избежать страдания.

Подводя итог, можно отметить, что экзистенциалисты считали, что естественным актом милосердия является выполнение обязательства перед другим, забота о нем. Признание в другом человеке личности и проявление к ней уважения – сущностная черта этой философии. Чувства милосердия, жалости, сострадания  – это высочайшие способы утверждения личности в мире. Следовательно, именно милосердие способствует формированию во внутреннем мире человека ценностного отношения к себе и другому как высшей ценности. Философы-экзистенциалисты, приходят к выводу, что милосердие – это выполнение обязательства по отношению к другому, которое возносит человека до подлинного бытия.

Исходя из всего сказанного, можно сделать вывод, что милосердие как важнейший социальный феномен имеет экзистенциальную основу. Появление милосердия положительно и связано с осознанием бытия другого человека, которое позволяет достичь подлинного бытия. Поэтому согласно экзистенциальной модели милосердие побуждает человека  действовать в соответствии с моральными ценностями и быть неравнодушным к другим.

       В параграфе 2.2 «Основные теоретические подходы и тенденции развития милосердия как социальной практики» выявляется необходимость рассмотрения различных теоретических моделей милосердия, демонстрирующих всю сложность и противоречивость данного явления, изучаются причины необходимости развития феномена милосердия, формы его проявления и исследуются его роли в современном обществе. Как отмечают многие исследователи, систематическую и полную информацию о причинах, признаках и последствиях милосердия получить трудно. Для одних милосердие связано с работой благотворительных организаций, другие вспоминают институт сестер милосердия времен Первой мировой войны, а для третьих это деятельность социальных работников. Милосердие как бы окружено  знаковой аурой, которая затрудняет его изучение. Еще одна трудность в подходе к исследованию милосердия, заключается в том, что многочисленные дискуссии по милосердию так и не ответили на главный вопрос о том, что такое милосердие? Современные авторы рассматривают милосердие как проявление эмоций, как чувство, возникающее при виде чужого страдания, которое мотивирует к оказанию помощи.

Задача философского изучения милосердия, заключается в том, чтобы показать всю сложность и противоречивость данного явления. Милосердие вследствие своего антропологического характера является одной из основных форм человеческого опыта. Анализ альтернативных моделей милосердия дал возможность увидеть разнообразие трактовок милосердия и понять его гетерогенность.

Автор выделяет следующие теоретические модели милосердия, демонстрирующие всю сложность и противоречивость данного явления:

1. Эволюционная модель выдвигает тезис, что милосердие выгодно с эволюционной точки зрения, иначе бы естественный отбор стер эту способность. Исследуются биологические основы милосердия, которые подтверждают связь между чувством милосердия и деятельностью в определенных отделах головного мозга.

2. С позиции социальной модели милосердие рассматривается как исконно человеческое качество, актуализирующееся только в социуме, в котором оно приобретает нравственную ценность и цельность. По мнению сторонников социальной модели, милосердие может формироваться только в человеческом обществе в процессе общения с другими его членами, и если в свое время этого не произошло, то в будущем компенсировать это будет уже невозможно. Данная модель выдвигает наличие оппозиции «мужское-женское» милосердие. При этом «женское милосердие» сводится к тому, чтобы оказывать доброту и заботу людям, а мужская гендерная роль связана с героизмом и мужественностью. Известно, что в каждом обществе, в каждой культуре есть свой образ женственности и мужественности. С позиции социально-ролевой теории, существуют гендерные различия в проявлении милосердия и помогающего поведения, потому что они являются частью социальной роли и регулируется различными социальными нормами.

3. Феноменологическая модель обнаруживает интенциональную природу милосердия, заключающуюся в ноэме, т.е. мысленном представлении нуждающегося, и ноэзисе, т.е. самом переживании, взятым как таковым – вне сопряженности с трансцендентной ему реальностью. Интенциональность акта милосердия означает его направленность на некий страдающий предмет. Эта направленность и составляет смысл переживания милосердного человека. С позиции феноменологической модели, использующей понятие «интенции», милосердие рассматривается как некое имманентное свойство.

Автор пришел к выводу, что между разными моделями милосердия – эволюционной, социальной и феноменологической существует много различий. Каждая из них исходит из своих предпосылок. И все же каждая уязвима, и каждую можно обвинить и в том, что она спекулятивна, и в том, что она «следует за фактом». Одна модель стремится объяснить феномен милосердия исходя из психофизиологических качеств человека, другая из социальных оснований, а третья как акт сознания.

Без сомнения, исследования в области биологической основы милосердия очень интересны и ценны. Однако требования Д. Ризолатти  и др. ученых свести феномен милосердия к нейрохимическим структурам, точнее к взаимосвязи милосердия и зеркальных нейронов, являются излишними. Это также противоречит пониманию милосердия как социального феномена.

Социальная модель милосердия, учитывающая гендерные особенности, также не лишена своих изъянов. Главная задача будущих исследований в этой области состоит в том, чтобы преодолеть односторонность понимания феномена и создать многостороннюю синтетическую модель милосердия, учитывающую гендерные, возрастные и стратификационные особенности милосердия.

На наш взгляд, феноменологическая модель выглядит наиболее завершенной. Интенция позволяет пережить многие чужие чувства и эмоции как свои и обогатиться этим опытом, присвоить его, сделать его фактом своей жизни.

Стратегия развития милосердия должна учитывать специфику проявления милосердия и индивидуальные особенности личности. Конкретные стратегии зависят от многих факторов, в частности от специфики социального окружения, ключевых событий в жизни человека. Таким образом, необходима личностно ориентированная стратегия.

       Рассмотренные концепции относительно развития милосердия учитывают разные факторы: от введения практик милосердия до программ развития благотворительной деятельности.

               Проанализировав работы Д. Майерса, Э. Саймон-Томас, Р. Франка, Д. Хойзингтона выявлены следующие способы развития милосердия: подавить собственные интересы, желания и страдания и возвысить потребности других; отождествлять себя с милосердной личностью; завязывать новые дружеские связи и знакомства, основанные на заботе, доброте и милосердии; находить внутренние мотивы для совершения добрых дел; демонстрировать примеры просоциального поведения другим людям.

       Современное общество нуждается в милосердии, поэтому следует развивать данное чувство. Это возможно благодаря расширению собственных знаний о милосердии, приобретая которые, можно научиться воспринимать нужды других людей и реагировать на них.

Отдельно от всех концепций стоят программы развития благотворительной деятельности и помилования. Феномен благотворительности интересен своей связью с категорией милосердия, имеющей далёкое прошлое в истории философии. Многие философы были здесь едины: милосердие — это чувство, которое человек, должен проявлять ко всему живому; это активное сострадание, реальная помощь нуждающимся. Государство должно предпринять следующие меры для развития благотворительной деятельности: расширение некоммерческого сектора благотворительных организаций, использование морального поощрения субъектов благотворительной деятельности со стороны государства будет свидетельствовать о признании ее общественной значимости, расширение практики использования существующих государственных форм поощрения благотворительной деятельности, учреждение специальных наград на федеральном и региональных уровнях за благотворительную деятельность. Государству необходимо признать благотворительность государственно-значимой деятельностью, важной составляющей своей социально-экономической политики, а также реализовать ряд законодательных, организационных и других мер, способствующих развитию благотворительной деятельности, в том числе по ее пропаганде и повышению престижа.

Помилование является важнейшим гуманистическим, нравственным институтом, поэтому сводить его только к необходимости законодательного закрепления будет неверным. Для гуманиста жизнь, благополучие каждого человека являются высшей ценностью, за которую следует сражаться, пока есть хоть малейший шанс изменить положение к лучшему. Именно такой подход обеспечит правильное понимание естественных прав лица, совершившего преступление, человека, пострадавшего от него, при осуществлении помилования. Институт помилования должен основываться на акте милосердия, который предполагает, что жалеть и любить надо именно человека, а не его грех, проступок, глупость. Поэтому следует предпринять следующие меры для развития институтов помилования и амнистии: регулировать основания и порядок издания амнистий, условия применения амнистий;        создать условия освобождаемым для получения квалифицированной работы и жилплощади; повысить эффективность специальных общественных институтов для оказания помощи лицам, освобождающимся из мест лишения свободы;        предусмотреть специальное финансирование проведения актов помилования и амнистии. Помилование должно преследовать гуманную цель – прощение лиц, совершивших преступления, как акт доверия осужденному, основанный на предположении, что он его оценит и оправдает.

Рассмотрев основные аспекты и контексты изучения милосердия в философии, социологии и психологии, автор пришел к выводу, что анализ спорных вопросов феномена милосердия приводит в ту область, где она должна находиться по полному праву – в область социально-философского анализа. Здесь встают задачи его формирования, развития, и, значит, именно здесь точка роста философской категории  милосердия.

В заключении подводятся основные итоги проведенного диссертационного исследования, формулируются основные выводы и определяются перспективы дальнейшего исследования поставленных проблем.

       Основные положения и результаты диссертации отражены в следующих публикациях автора:

       Статьи в журналах, рекомендованных ВАК Российской Федерации для публикации основных результатов диссертационных исследований:

  1. Логунова Е.Г. Отражение  феномена милосердие в романо-германской языковой группе / Е.Г. Логунова // Вестник Тюменского государственного университета. – Тюмень: ТюмГУ. – 2011. – № 10. – С. 153 – 158.
  2. Логунова Е.Г. К вопросу о необходимости развития феномена милосердия / Е.Г. Логунова // Теория и практика общественного развития [Электронный ресурс]. 2012. № 1. Шифр информрегистра: 0421200093\0005. Режим доступа: http://www.teoria-practica.ru/
  3. Логунова Е.Г. Сравнительный лингво-исторический анализ категории милосердия [Электронный ресурс] / Е.Г. Логунова // Электронный научный журнал «Мир лингвистики и коммуникации». – Тверь: ТГСХА, ТИПЛиМК, 2011. - № 4 (25). - ISSN 1999 – 8406; Гос. рег. № 0421100038. – Идентификационный номер 0421100038\0031. – Режим доступа: http: // www. tverlingua.ru (0,5 п.л.).
  4. Логунова Е.Г. К вопросу о двух концепциях феномена милосердия  / Е.Г. Логунова // Дискуссия. – Екатеринбург. – 2012. – № 3. –  С. 21 – 25.

Другие публикации автора:

  1. Логунова Е.Г. Отражение феномена милосердия в художественной литературе / Е.Г. Логунова // Природа человека: биологическое и духовное. Материалы Петраковских чтений (Российской научно-практической конференции) 26 – 27 ноября 2010 г. / Отв. Ред.: Макарова М.Н., Разин А.А., Шишкин М.И. – Ижевск: Изд-во «Удмуртский университет», 2010. С. 106 – 107.
  2. Логунова Е.Г. Милосердие как способ борьбы с нетерпимостью / Е.Г. Логунова // Геополитика, международные отношения, государственная безопасность. Фундаментальные и прикладные исследования: сборник статей Пятой международной научно-практической конференции «Фундаментальные и прикладные проблемы геополитики, геоэкономики и международных отношений. Продвижение НАТО и Евросоюза на Восток – проблемы безопасности стран СНГ, Европы и Азии». 23 – 24 марта 2011, Санкт-Петербург, Россия/ под ред. А.П. Кудинова. – СПб.: Изд-во Политехн. Ун-та, 2011. С. 155 – 156.
  3. Логунова Е.Г. Аксиология милосердия в повседневности / Е.Г. Логунова // Человек в мире культуры: культура в повседневности: материалы всероссийской научной конференции молодых ученых (г. Екатеринбург, 16 апреля 2011 г.)/ от вред. Н.П. Коновалова. Екатеринбург: УрФУ, 2011. С. 198 – 201.
  4. Логунова Е.Г. Языковой аспект категории «милосердия» / Е.Г. Логунова //Социально-экономическое управление: теория и практика/ научно-практический журнал. – 2010. –  № 2. С. 153 – 158.
  5. Логунова Е.Г. Социальная сущность концептов милосердия и прощения/ Е.Г. Логунова //Мировоззренческие основания культуры современной России: сборник материалов Всероссийской научно-теоретической конференции/ под ред. Жилиной В.А. – Магнитогорск: изд-во Магнитогорск. гос. техн. ун-та им. Г.И. Носова, 2011. С. 150-153.
  6. Логунова Е.Г. Гендерные аспекты милосердия // Теория и практика гендерных исследований  в мировой науке: материалы II международной научно-практической конференции 5-6 мая 2011 г. – Пенза – Махачкала – Ереван: Научно издательский центр «Социосфера», 2011. С. 71-74.
  7. Логунова Е.Г. Понимание милосердия в философии Древнего Мира / Е.Г. Логунова // Современные социально-политические технологии: Сборник научных статей/ Под ред. Мерзляковой Г.В., Баталовой Л.В., Берестовой Е.М. – Ижевск: Издательство «Удмуртский университет», 2011. С. 116-121.
  8. Логунова Е.Г. Религиозно-символическая категория милосердия / Е.Г. Логунова //Традиционная и современная культура: история, актуальное положение, перспективы: материалы международной научно-практической конференции 20-21 сентября 2011 г. – Пенза – Москва – Минск: Научно-издательский центр «Социосфера», 2011. С. 23 – 29.
  9. Логунова Е.Г. Милосердие как основа духовности человека        / Е.Г. Логунова //Созидающая природа человека. Материалы Петраковских чтений (Российской научно-практической конференции) 2-3 декабря 2011 г. / Отв. Ред.: Макарова М.Н., Разин А.А., Рысин И.И. – Ижевск: Изд-во «Удмуртский университет», 2011. С. 61-68.
  10. Логунова Е.Г. Человеческое милосердие в отечественной философской мысли / Е.Г. Логунова // Онтология и поэтика Традиции: язык и текст. Сборник научных статей / Отв. ред. Г.В. Мосалева. – Ижевск: Изд-во «Удмуртский университет», 2011. – С. 108 – 113.

Логунова Е.Г. Феномен милосердия: опыт социально-философского анализа автореф. дис. … канд. филос. наук: 09.00.11 – Ижевск, 2012. – 20 с.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.