WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

ВДОВИНА Анастасия Валерьевна

ЭТИКА ЯЗЫКОВОЙ ДЕКОНСТРУКЦИИ Ж. ДЕРРИДА

Специальность 09.00.05 Этика

Автореферат диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Тула -2012

Работа выполнена на кафедре философии и социологии

ФГБОУ ВПО «Калужский государственный университет

им. К.Э. Циолковского»

Научный руководитель:

доктор философских наук, профессор

Зайцев Андрей Кириллович

Официальные оппоненты:

Варава Владимир Владимирович

доктор философских наук,

ФГБОУ ВПО «Воронежский государственный университет»,  профессор кафедры культурологии

Печенкина Ольга Алексеевна

кандидат философских наук

ФГБОУ ВПО «Тульский государственный педагогический университет им. Л.Н. Толстого», старший преподаватель кафедры второго иностранного языка

Ведущая организация:

АНО ВПО Московский гуманитарно-экономический институт Калужский филиал

Защита состоится «28» апреля 2012 года в 11.00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.270.02 при Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Тульский государственный педагогический университет имени Л.Н. Толстого» по адресу: г. Тула, просп. Ленина, 125, корп. 3, ауд. 96.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «ТГПУ
им. Л.Н. Толстого».

Автореферат разослан «28»  марта  2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор философских наук, профессор       Е.Д. Мелешко

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ.

Актуальность темы исследования. Все больше возрастающий объем информации побуждает к глубокому осмыслению наработанного веками творческого опыта и прогнозированию перспектив развития этики философской мысли.

В современном этическом знании последовательно переосмысливается то, что традиционно изучалось гуманитарными науками: философией, эстетикой, историей, психологией, литературой. В этом смысле важным моментом является рассмотрение языка в качестве особого регулятора нравственности культуры.

Нравственность предстает как основание всех общественных образований, этические проблемы трактуются через призму морального выбора. Состояние нравственности в обществе во многом отражает язык.

Актуальность настоящего диссертационного исследования связана с обращением к феномену языка, как к тому, что фиксирует специфику нравственного состояния культуры, как к фактору, во многом моделирующему культурные процессы на современном этапе развития общества.

Обращение к этической составляющей языка, выявленной французским философом Ж. Деррида, творчество которого во многом трактуется неоднозначно,  является особенно значимым для современной культуры.

Понятие деконструкции, которое было введено Ж. Деррида, наиболее полно отражает этический аспект языковой деятельности. Существенным признаком деконструкции выступает способность отражать и выражать максимальное проявление свободы языка.

В эпоху постмодернизма особенно остро стоит вопрос о поиске универсальных норм морали через диалогическое взаимодействие, коммуникацию культур, что является особо значимым на сегодняшний день.

В соответствии с этим, актуальность этики языковой деконструкции Ж.  Деррида, определяется:

- отсутствием устоявшейся унифицированности  содержания понятия языковая деконструкция, связанным с незавершенностью процесса становления постмодернизма;

- широким спектром разнообразных трактовок учения о языке.

- отсутствием на сегодняшний день общего образа этики Жака Деррида, изучение творчества и «феномена» которого, несмотря на обилие литературы о нем, очень неполно.

Степень научной разработанности проблемы. Проблема этики языковой деконструкции Ж. Деррида - тема относительно новая в отечественных и зарубежных исследованиях. Тема деконструкции – одна из приоритетных в философском и общекультурном дискурсе постмодернизма, что в большей степени связано с философией Ж. Деррида.

Между тем, несмотря на многочисленные исследования постмодерна, природа этического представляется исследованной лишь в незначительной степени.

Постмодернизм как философский и социокультурный феномен был всесторонне исследован в работах таких теоретиков, как Ф. Джеймисон, И. Хассан, В. Декомб, Р. Инглхарт, А. Крокер. Среди отечественных специалистов можно выделить таких его исследователей, как: Н.С. Автономова, А.В. Гараджа, А.А. Грицанов,  Е.Н. Гурко, С.Н. Зенкин, И.П. Ильин, Н.Б. Маньковская, О.А. Печенкина, В.А. Подорога. Данные исследования изучают анализ постмодернистской ситуации в культурологическом, постструктуралистском, хрестоматийном аспектах.

Постмодернизм в художественном творчестве был рассмотрен такими авторами, как: В.М. Дианова, М.Н. Липовецкий, Н.Б. Маньковская, М. Эпштейн.

В последнее время прослеживается пристальный интерес к постмодернизму, что подтверждает ряд публикаций, в которых делается попытка отразить данный феномен культуры конца ХХ века. Среди них выделяются работы А.В. Гулыги, И.П. Ильина, В.А. Кутырева, О.А. Печенкиной, В.А. Шапинского и др.

Рассмотренные автором работы можно условно разделить на следующие блоки:

1) работы отечественных ученых, которые проводили исследования в области постмодернизма.

2) работы теоретиков постмодернизма, посвященных проблеме этического (работы Ж. Деррида, а также труды таких постмодернистских философов, как Ж. Делез, Ф. Джеймисон, Э. Левинас, Ж.- Ф. Лиотар, Р. Рорти, У. Эко, М. Фуко, и др.).

Труды А.А. Грицанова, И.П. Ильина, Т.Х. Керимова, М.А. Можейко, И.С. Скоропановой представляют систематизирующий хрестоматийный материал по постмодернистской философии в виде учебных пособий, справочной литературы, статей для энциклопедий. В своих исследованиях авторы ориентируются на различные направления философских школ постмодернизма, описание отдельных явлений и понятий постструктуралистской философии.

Разработка вопросов этического постмодерна раскрывается через деконструкцию, концепцию нарратологии, текстуальность, понятие «текста», такими учеными как Ж. Деррида, Ж.-Ф. Лиотар, Ф. Джеймисон.

Постмодернизм определяют по-разному: в нем видят особую историческую эпоху, которая отличается специфическим «состоянием ума» (Ж.-Ф. Лиотар). В других случаях постмодернизм предстает как «аисторическое восстание без героев против слепого инновационного информационного общества» (Ч. Ньюмен). Иногда суть и содержание постмодернизма связывают с тем, что с его помощью поднялась новая волна «американского военного и экономического господства над миром» (Ф. Джеймисон).

Исследователи постмодернизма обращают внимание на то, что термин «постмодернистское общество» в конце 60-х годов стал встречаться и в социологической литературе. Так, американский социолог А. Этциони в книге «Активное общество. Теория социальных и политических процессов» (1968) писал, что постмодернистская эпоха приносит с собой альтернативный выбор, либо стремительное и неудержимое развитие технологий, которые опираются главным образом на критерии эффективности и на ценности господства - подчинения, либо выбор новых ценностных ориентиров, которые открывают перспективу активного общества.

В литературе, посвященной философии постмодернизма, обычно выделяют два этапа, связанных с формированием его принципов и позиций.

Первый этап - развитие постепенно приведших к постмодернизму идей постструктуралистов, постфрейдистов. На формирование философии и этики постмодернизма решающее влияние оказали:

1) идеи Ж. Лакана (концепция воображаемого и символического, критика «философии субъекта», учение о языке);

2) теория деконструкции Ж. Деррида;

3) постмодернистские концепции искусства Ж. Делёза и Ф. Гваттари (концепция «ризомы»), Ю. Кристевой (исследования страха, ужаса, смерти, литературы, искусства, философии; изучение метаповествования как отличительной черты постмодернистского искусства; феномен любви и его психоаналитическая структура и т.д.); М. Серра (метод «беспорядочного энциклопедизма» в применении к истории науки, философии, искусства; критика гносеологической модели философии и науки модерна; теория коммуникации как новый синтез науки, искусства, философии).

Второй этап - развитие постмодернизма в собственном смысле. За последнее десятилетие, как отмечают специалисты (Н. Маньковская), сложился круг исследователей, которые посветили себя изучению различных аспектов постмодернизма в философии, эстетике, культуре и искусстве. Наиболее известные из них - Дж. Ваттимо, X. Кюнг, Д. Кампер, Д. Барт, В. Джеймс, Ч. Дженкс, Р. Рорти, А. Хайсен, И. Хассан, А. Крокер, Д. Кук, М. Роз.

Одни исследователи (И.П. Ильин, Н.Б. Маньковская, О.А. Печенкина, С.А. Шандыбин и др.), анализируя постмодернистские черты в тех или иных предметных областях, стремятся избегать универсального употребления понятия «постмодернизм», поскольку это означало бы опережающим само рассмотрение таким образом признавать за ним исходное единство значения, способное детерминировать все его конкретные, контекстуальные применения.

Так, среди работ отечественных исследователей непосредственно философии постмодерна целиком или частично посвящены работы И.П. Ильина «Постструктурализм. Деконструктивизм. Постмодернизм», «Постмодернизм от истоков до конца столетия: эволюция научного мифа» и Н.Б. Маньковской «Эстетика постмодернизма».

Таким образом, если постмодерн и составляет определенную реальность, имеет свою логику и характеризуется индивидуализирующими его тенденциями, то эта логика является результатом широкомасштабной художественной практики, которая оказалась чувствительной к возможностям современности и выведшей эстетику за ее прежние границы.

Внимание к проблеме концептуального единства постмодерна, не снимаемой простым перечислением знаменующих его тем в философии или характеризующих его черт в эстетике, отличают работы И.П. Ильина. Однако его более раннее исследование «Постструктурализм. Деконструктивизм. Постмодернизм» хотя и дает детальный аналитический разбор имеющихся направлений, но не предоставляет ожидаемого синтеза и не редуцирует эти явления к какому-либо общему для них основанию, отличному от сходства характеризующих их черт. Напротив, в работе «Постмодернизм от истоков до конца столетия: эволюция научного мифа» осуществляется попытка рассмотрения феномена постмодерна как одной из наиболее влиятельных идеологий нашего времени, как явления уровня дескрипции, а не уровня самой действительности. Однако, именно характер самой ситуации «сегодня», ее реальности, и провоцирует, по мнению И.П. Ильина, подобные самоописания в философии и искусстве.

Другие, напротив, предполагают некоторое общее единство значения, его «собственный смысл», направляющий всякое употребление понятия «постмодерн» в любом контексте. Логикой исследования становится обнаружение некоторого единства смысла, который стоит за всеми случаями употребления термина. Нередко подобные исследования становятся поиском возможного (или должного) значения слова. Так, немецкие авторы (Ю. Хенгельброк, В. Рейфус, Г. Шульте, В. Штегмайер) часто заняты вычитыванием возможной семантики приставки «пост», отличающей «постмодерн» от «модерна». Эти исследования движимы верой в возможность смыслового перехода по мостику префикса «пост», отделяющего (в форме противопоставления, конфликта, пересмотра) так или иначе мыслимый «die Moderne» от искомого и первоначально немыслимого «die Postmoderne».

В рамках приводимых противопоставлений (Н. Лумана - Ю. Хабермасу, Ф. Ницше - И. Канту, эпистемологического нигилизма - господству обосновывающей рациональности и стандарту «объективного» познания) устанавливается более или менее условная корреляция имен, позиций и концептов. Поэтому все выполненные в этой традиции и в рамках этой логики исследования кажутся идущими слишком «издалека», открытыми для самого неожиданного истолкования термина «постмодерн» и лишь в какой-то мере ориентированными на тот или иной, вполне замкнутый, круг проблем и имен.

Такие правила использования понятия (стремление к конвергенции всех его значений) и сама эта установка отличают и исследования, которые имеют характер герменевтики этической ситуации, для которых постмодерн выступает неким современным состоянием. Описание различных явлений в политике, экономике, эстетике и т.д. имеет здесь характер не просто дескрипции, но истолкования, а сами явления выступают знаками общей им всем «современности», некой стихией постмодерна.

Фундаментальное положение постмодерна было сформулировано Лиотаром в конце 70-х годов ХХ века. Прогресс науки разрушил универсальность языка, породил недоверие к религиозным, научным и идеологическим доктринам (метарассказам), а будущее человечества определялось как существование различных языковых игр. Это положение задавало общую философскую интенцию постмодерна, в которой, как правило, выделяют недоверие рационализму, отказ от универсального понимания истины, обоснование неопределённости и случайности, превалирование множественности и фрагментарности.

Наиболее яркие этические концепции были разработаны представителями французской школы постмодерна Ж. Лиотаром, М. Фуко, Ж. Деррида и др.

Так, попытка Фуко рассматривать этику в предельно практическом смысле, как искусство жить, практику сотворения самого себя, безусловно, соответствовала общему пониманию этики, однако моральное учение Фуко есть, прежде всего, «этика заботы о себе». Кроме того, стремление к эстетике удаляло этику от науки и рационального осмысления, подрывало всякие рациональные критерии морального поступка и переводило универсальную общечеловеческую мораль в постоянные игры истинного и ложного суждения.

Деррида развивает свою этическую программу в русле философии деконструктивизма. Она приводит его к крайнему моральному релятивизму или даже скептицизму. Всякая этическая проблема, по его мнению, порождает одни парадоксы и апории. В результате самые насущные нравственные вопросы остаются без ответа.

Многие исследователи пытаются представить творчество французского мыслителя в качестве некой определенной и оформленной «системы» или «теории» для того, чтобы стало возможно ввести идеи Деррида в отечественный историко-философский контекст. Такой подход представлен работами Н.C. Автономовой, Е. Гурко, И.П. Ильина, А.В. Гараджи, Б.Г. Соколова, Е.А. Наймана, В.А. Конева. Но следует отметить, что иногда авторы некоторых из этих текстов слишком буквально, не учитывая разнообразных нюансов, пытаются понять и перенести концепцию Деррида в русскоязычное этическое и философское поле.

Отдельные аспекты взглядов Деррида так же исследуются в работах отечественных авторов: так, например, Малкина С. М. рассматривает связь концепции Деррида с герменевтикой, М.Я. Корнеев - с восточной философской традицией, В. Россман - с иудейской. Лингвистические идеи в текстах Деррида анализируют В. Куренной, В.Н. Сыров, онтологические - Керимов Т.Х., а работы Асояна А.А., Некрасова С.Н. посвящены анализу деконструкции.

Иностранная критическая литература, посвященная концепции Деррида более обширна. Самая распространенная точка зрения относительно Деррида относит его взгляды к традиции философской критики: такого мнения придерживаются, в частности, - Д. Вуд, К. Норрис, Р. Бернаскони, И. Харви, Р. Гаше, Дж. Капуто, Л. Лоулер, Г. Рапапорт, Д. Кэрролл. Но далее исследователи разделяются на две группы: первая связывает Деррида с Кантом, а вторая - с многочисленными и разнообразными философскими предшественниками. Так, Ирэн Харви и Кристофер Норрис, например, утверждают, что проект Деррида принадлежит посткантианской критической традиции. Аллан Меджилл и Дэвид Кэролл исследовали представления об искусстве и литературе в текстах Деррида, что позволило им сделать вывод о том, что последние не только относятся к традиции кантианской эстетики, но и сильно расширяют её возможное поле. В то время, как Меджилл связывает искусство и литературу в работах Деррида с областью эстетики, Кэролл демонстрирует, что кажущееся просто эстетическим, является, по сути критическим.

Исследователи, которые относятся к другой группе, а именно Д. Вуд, Р. Гаше, Г. Рапапорт и особенно Л. Лоулер выявляют связи и различия между взглядами Деррида и Хайдеггера. Для Лоулера и Гаше критические стратегии Деррида знаменуют собой разрыв с кантианской традицией и трансцендентализмом: их работы - «Imagination and Chance» и «The tain of the mirror» - прослеживают связь критики Деррида с Гуссерлем и феноменологией.

В исследованиях деконструкции можно выделить несколько подходов:

Во-первых, деконструкция рассматривается как оригинальная стратегия, характеризующая целое деконструктивистское направление в современной философии. Так, В. Декомб, К. Норрис, Дж. Каллер, Б.Соколов делают попытку тщательно проанализировать деконструкцию как своеобразный феномен.

Во-вторых, такие авторы, как Н.C. Автономова, И.П. Ильин, А.В. Гараджа, Р. Рорти, рассматривают деконструкцию в контексте общих изменений, произошедших в философии и гуманитарных науках в XX веке. Как правило, здесь используется компаративистский метод и деконструкция рассматривается в сравнении с другими стратегиями, используемыми преимущественно в структурализме.

В-третьих, часть авторов сближает концепцию Деррида в целом и деконструкцию в частности с герменевтическим подходом (напр., Косыхин В.Г., Штегмайер В.) и феноменологией Гуссерля (напр., Конев В.А.).

В-четвертых, следует выделить подход, объединяющий деконструкцию и психоанализ. Это направление представлено такими авторами, как С. Кофман, Э. Сиксу, Л. Иригарей.

Таким образом, критической литературы, посвященной Деррида и его концепции, существует достаточно как на русском, так и на иностранных языках. Этот факт говорит о популярности фигуры Деррида, которая порой выходит за рамки собственно философии: его тексты цитируют и к ним обращаются в самых разных - преимущественно гуманитарных  дисциплинах. Но, несмотря на большое количество работ, посвященных Деррида и в отечественной, и иностранной истории философии, проблема этики языковой деконструкции остается недостаточно исследованной.

Объект исследования - этика французского постмодернизма.

Предмет исследования - этика языковой деконструкции философской мысли Ж. Деррида.

Цель исследования - исследовать этику языковой деконструкции философской мысли Ж. Деррида.

Задачи исследования поставлены в соответствии с целью диссертационного исследования:

  • Рассмотреть эволюцию представлений об этике постмодернизма;
  • Изучить трансгрессивный прорыв этики деконструкции Ж.Деррида;
  • Выявить специфику этики языковой деконструкции Ж.Деррида;
  • Определить позицию этики Ж.Деррида в рамках существующих и формирующихся этико-философских размышлений;
  • Выявить перспективы актуализации взглядов Деррида в рамках отечественной философской культуры.

Методология исследования. Методологическую основу работы образует единство исторического, структурного, сравнительного и герменевтического методов.

Исторический метод позволяет связать в последовательный контекст разные подходы в интерпретации проблемы языка, и являет логику развития категориального аппарата языковой деконструкции как результата многократных философских интерпретаций. Структурный метод направлен на обнаружение характера отношений изменений языка и, соответственно, развитие данных отношений в различных языковых культурах.

Использование общенаучных методов (анализ и синтез, дедукция и индукция) способствовало созданию общей картины представлений о реальности в постмодернизме. Решение поставленных задач осуществлялось посредством герменевтических методов.

Научная новизна исследования заключается в следующем:

- проведен комплексный анализ этики французского постмодернизма (на основе работ Ж. Деррида);

- изучен трансгрессивный прорыв этики деконструкции Ж. Деррида.

- выявлена этика языковой деконструкции философа;

- определена позиция этики Ж. Деррида в рамках существующих и формирующихся этико-философских размышлений;

- выявлены перспективы актуализации взглядов Деррида в рамках отечественной философской культуры.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. В диссертационном исследовании установлено, что этика Ж. Деррида выражается в максимальном проявлении свободы относительно идентичности текстов. Этическая составляющая деконструкции – есть вызов однозначности и одноплановости при интерпретировании текста. Текст имеет множество смыслов, не связанных с его автором. Деррида выступает против ограничения смыслов, что проявляется в понимании того, что текст повествует свою собственную историю, не связанную с автором и адресатом.

2. Диссертационное исследование определило, что категория свободы у Деррида проявляется в отсутствии единого принципа структурности. Деррида протестует против однозначного транслирования текста: каждый текст может быть прочитан через другой текст, при этом человек получает информационную свободу и возможность для самовыражения при помощи языка. 

3. В диссертационном исследовании показано, что деконструкция несет в себе этический заряд. Она преодолевает критикуемые способы мышления. Деррида не предлагает другого способа мышления, однако, получив импульс от критикуемого, этика деконструкции развивается, однако в своём развитии обречена быть связанной со своим критиком.

4. Нами установлено, что, проводя параллель с этической реальностью, в целях деконструкции текста, автор, изначально конструирующий реальность, по сути, не нужен,  т.к. в ходе творческого процесса применяются симуляция, пародия, реинтерпретация, переделывание («римейк»). Сам автор отказывается от объяснения своей идеи, таким образом, устраняясь от авторства, предлагая каждому самому найти свой смысл, в результате чего этическое в постмодернистском пространстве сталкивается с неопределенностью и многозначностью, что с одной стороны,  затрудняет понимание этического, а с другой – позволяет выйти за фиксированные рамки и найти новые идеи и смыслы.

Теоретическая и научно-практическая значимость исследования заключается в том, что его результаты позволяют реконструировать малоизученную проблему этики языковой деконструкции в философии французского мыслителя Ж. Деррида и определения места этического в теории постмодернизма конца XX века. Результаты диссертационной работы осуществляют вклад в теоретическую разработку вопроса о деконструкции, делают возможным развитие исследования данной проблематики, а также способствуют прояснению общего направления современной западной постмодернистской мысли в области этики.

Положения и выводы исследования могут быть применены в ходе проведения учебных занятий со студентами вузов и аспирантами по философии и этике постмодернизма, истории французской философии, при составлении учебно-методических комплексов по названым выше и смежным дисциплинам. Материалы исследования могут быть также использованы для разработок этических концепций, а также в лекционных блоках курсов «Этика языка», «Методология научного познания», «История философии», «Философия языка», «Методологические основы языкознания», «Философия культуры» и др.

Апробация работы. Основные положения, идеи, выводы и рекомендации диссертационной работы были изложены в ходе выступлений на конференциях: научно-практические конференции Калужского государственного университета им. К.Э. Циолковского, гуманитарные секции 2009, 2010 г. (г. Калуга), XII Международной научно-практической конференции «Система ценностей современного общества», 2010 г. (г. Новосибирск), на V Международной научно – практической конференции «Наука и современность», 2010 г. (г. Новосибирск).

Основные положения диссертационного исследования были отражены в 8 публикациях (в т.ч. 3 в сборниках, рецензируемых ВАК) общим объемом 2,43 п.л.

Диссертация была обсуждена и рекомендована к защите на кафедре философии и социологии Калужского государственного университета им К.Э. Циолковского.

Структура исследования обусловлена целью и задачами диссертационного исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав, семи параграфов, заключения и библиографии.

Гипотеза исследования: Этика языковой деконструкции французского философа Ж. Деррида проявляется в максимальном проявлении свободы языка. Данная категория является ключевой для изучения этической составляющей языковой деконструкции.

Личный вклад диссертанта: на основе исследований отечественных и зарубежных авторов выявлена позиция этики языковой деконструкции Ж. Деррида. Сбор, анализ и обработка имеющейся информации позволили диссертанту выделить категорию свободы в качестве основной категории этики философа.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Во введении обосновывается актуальность и значимость темы исследования, формулируются объект, предмет, цель, основные задачи диссертационного исследования, определяется теоретико-методологическая основа, излагается его научная новизна, положения, выносимые на защиту, теоретическая и практическая значимость работы.

В первой главе «Этика постмодернизма: основные идеи, структура, этапы и направления», рассматривается становление этики постмодернизма, связанное с отказом от универсализма, когда происходит радикальное изменение подхода к этике. Анализируется  многомерность понятия «постмодернизм», этическое  восприятие данного периода.

В первом параграфе «Этапы эволюции этики постмодернизма» рассматривается содержание понятия постмодернизм. Выявлено, что проблема понимания постмодернизма является спорным вопросом.

В параграфе определено, что многие исследователи говорят о невозможности рассмотрения постмодернизма в качестве монолитного феномена. Речь не может идти о единой концепции. Более того, постмодернизм и не стремится ни конституировать себя в качестве актуально единой философской стратегии, унифицированной по своим основаниям, методам и целям, ни утвердиться в качестве философской традиции, программно постулируя невозможность в современных условиях реализации подобного проекта.

В параграфе установлено, что семантическая и категориальная пестрота постмодернистской философии во многом обусловлена радикальным отказом постмодернизма от самой идеи возможности конструирования в сфере современного философствования концептуально-методологической матрицы, изначальной плюральности проблемного поля, обнаруживающего к тому же постоянные интенции к своему расширению (философия письма и текста, вариативные динамические модели социальности и субъективности, концептуальные модели исторической событийности, власти, дискурса и языка, аналитические модели сознания и бессознательного, телесности сексуальности и др.).

Выявлено, что этика постмодернизма представляет современный этап развития культуры. Она характеризуется высокой степенью сложности по сравнению с предыдущими её периодами. Это прояв­ляется в усложнении структуры, в появлении все более разнообразных культурных связей, в скорости и характере протекания процессов эволюции. Появившаяся в постмодернистский временной период синергетика - наука о закономерностях становящегося бытия, изучающая системы такого уровня сложности, обладает необходимым концептуальным аппаратом для определения основных характеристик этики постмодернизма и её дальнейшего исследования.

Во втором параграфе «Многослойная структура этики постмодернизма» анализируется этика постмодернизма, которая отходит от рациональных материалистических концепций и устремляется в поля иррационального, хаотичного, индивидуального.

Выявлено, что происходит фундаментальный переход от традиционных схем предыдущих методологий, основанных на определенности и всеобъяснимости, на выстроенной жесткой иерархии к хаотичным интерпретационным взглядам постмодернизма. Понимание этики начинает закладываться в плоскостях непостижимого, мистического, эзотерического, так или иначе связанного с человеческой духовностью и его внутренним миром.

В параграфе рассматривается аксиологический подход в изучении этики постмодернизма, который основан на ценностной предпосылке и соотнесении в самых различных смыслах и аспектах. Одной из сторон данного подхода является стремление выработать общие для всех социокультурные ценности, идеалы. С возникновением постмодернистских логик такая разработка значительно усложнилась. Ценностный плюрализм постмодерновой эпохи заставил большинство отказаться от поиска универсальных систем ценностей, вследствие того, что вопрос об общей ценности возник еще тогда, когда исследователям пришлось столкнуться с тем, что каждой культуре присущи свои определенные ценности. Каждый исторический период характеризовался своей особенной культурой, вследствие чего данный аспект оказывался в зависимости от временного фактора того или иного исторического периода. На основе этих учетов была основана школа культурно-исторического релятивизма (Освальд Шпенглер, Питирим Сорокин, Вильгельм Дильтей и др.), опирающаяся на тезис о том, что существует множество равноправных ценностных систем, в результате чего нельзя определить некий идеал, который был бы присущ для всех культурно-исторических типов системы. Вследствие того, что ценности в этике постмодернизма различны, оказывается фактически невозможным определение некого универсального и всеобщего идеала.

В параграфе рассматривается  психоаналитический подход, где культура представляет собой определенное трансформационное поле, при попадании в которое разрушительные бессознательные инстинкты сублимируются и общество выделяется из природы. В настоящее время психоанализ переживает второе рождение, используясь в современных постмодернистских смысловых матрицах. К примеру, теория психоанализа послужила основой для такого нового направления в постмодернистской философии как «шизоанализ», авторами которого выступили французские философы Ж. Делез и Ф. Гваттари.

Анализируется культурно-экзистенциальная невыразимость в качестве еще одного индикатора постмодернистских особенностей. Согласно Хайдеггеру, экзистенция реальности (человека) не может быть рационально исследована, так как человек не может сам посмотреть на себя со стороны. Взамен этому предлагается единственная возможность постичь экзистенциальную сущность – пережить это, то есть исследовать практическим опытным путем. Здесь мы можем вновь найти отсылку к модернистской эпохе, опирающейся на рациональное разумное познание, на теоретические выкладки и прочее. Определено, что данный аспект присущ не только Хайдеггеру, Сартру и Камю как представителям одного экзистенциального направления, но образует собой череду популярных эзотерических, мистических и других подходов, уходящих не только за рамки данного направления, но и за рамки всего культурного опыта. Эту ситуацию с некоторой стороны можно охарактеризовать деконструкцией Жака Деррида: предыдущую этическую реальность вместе со всем накопленным в ней опытом предлагается разобрать, после чего из полученного материала сконструировать новую реальность, таким образом, происходит постмодернистский отказ от прошлого и погружение в исчерпывающее молчание, рассеивание и хаос.

В третьем параграфе «Ж. Деррида как представитель постмодернизма и критик феноменологии» рассматривается радикальная критика основ феноменологии, Деррида предлагает собственную интерпретацию феноменологии Э. Гуссерля, причём гуссерлевский проект служит для него поводом к созданию собственной конструкции. Философ считает, что именно «Логические исследования», а вовсе не поздние работы Гуссерля, открыли путь, которым следует вся феноменология.

В параграфе установлено, что феноменологические концепции Деррида тесным образом связаны с интересом мыслителя к философии языка и знака. Поэтому уже в 1960-х гг. философ, пользуясь структуралистской терминологией, представляет феноменологию как своего рода семиотику.

Определено, что грамматология, по утверждению Деррида, становится возможной именно в наше время потому, что всё то, что уже в течение двадцати столетий собиралось и, наконец, собралось воедино под именем языка (language), получает имя письма, так что письмо «переполняет» язык и выходит за его рамки.

В параграфе раскрывается, что никакое означаемое не ускользает из игры означающих отсылок, образующих язык. Возникновение письма представляет собой возникновение игры, где игра обращается на саму себя и уничтожает все «опорные означаемые», что означает разрушение понятия «знак» и его логики.

В параграфе рассматривается критика традиции фоноцентризма, где Деррида утверждает, что язык является лишь способом осуществления, разновидностью письма. Письмо не является «образом» или «символом» речи, речь сама по себе уже является письмом и нет никакой речи, предшествующей письму.

В четвертом параграфе «Постмодернистская текстология: свобода интерпретаций» рассматривается одно из наиболее значительных направлений постмодернистской философии, предлагающей новый тип постановки проблемы, когда реальность и сама история представлена как текст.

В параграфе установлено, что Деррида, следуя особой логике деконструктивистского анализа, которую сам называет логикой «палеонимии», (т.е. внесения в традиционные понятия оригинального содержания посредством некоторого отстранения, откладывания их прежнего содержания и прививки новых смыслов), расширяет, обобщает понятие текста.

Таким образом, выявлено, что согласно постмодернистам, текст - не статичная система знаков, а процесс. Текст уже не текст, а элемент текстуальности (текстовой ткани). Текстуальность складывается из «множества маленьких нарраций», следы которых имеют важное значение для понимания смысла текстуальности вообще. Отсюда - то внимание, которое в работе с текстом тем же Деррида уделялось анализу черновиков, пометок на полях, подчеркиваний и т.д. Деррида экспериментирует. Значение имеют, по замыслу автора, даже пустое пространство, конфигурация отступов и т.п.

В параграфе рассмотрена концепция Ю. Кристевой, которая в 1967 г. вводит понятие «интертекстуальность», артикулирующее феномен взаимодействия текста с семиотической культурной средой в качестве интериоризации внешнего. Кристева сформулировала свою концепцию интертекстуальности на основе переосмысления работы М. Бахтина 1924 г. «Проблема содержания, материала и формы в словесном художественном творчестве», где автор, описывая диалектику бытия литературы, отметил, что помимо данной художнику действительности, он имеет дело также с предшествующей и современной ему литературой, с которой он находится в постоянном диалоге, понимаемом как борьба писателя с существующими литературными формами. Кристева восприняла идею диалога чисто формалистически, ограничив его исключительно сферой литературы и сведя ее до диалога между текстами, т.е. до интертекстуальности. Однако, согласно И.П. Ильину, подлинный смысл этой операции Кристевой становится ясным лишь в контексте теории Ж. Деррида, который предпринял попытку лишить знак его референциальной функции.

Установлено, что Деррида дополняет термин «интертекстуальность» близким по значению и уточняющим понятием «прививки». Текст в принципе не может быть автохтонным: наличие заимствований и влияний - это то, чей статус по отношению к любому тексту Деррида определяет как «всегда уже». Внутри текста осуществляется своего рода коннотация, которая, представляет собой связь, соотнесенность, способную отсылать к иным - предшествующим, последующим или вовсе внеположным контекстам, к другим местам того же самого (или другого) текста. Специфицируя механизм «межтекстовых отношений», Эко вводит понятие «интертекстуального диалога», который определяется как «феномен, при котором в данном тексте эхом отзываются предшествующие тексты». Р. Барт определяет текст как «эхокамеру», создающую стереофонию из внешних отзвуков. Эта интертекстуальная ткань живет своей собственной жизнью, наполняется смыслами, которые не были заложены как интенции автора.

При этом под текстом может быть понято все. Текст не обладает единым принципом структурности, значение его знаков определяется контекстами, оно бесконечно изменчиво. Любой знак может быть процитирован, порождая бесконечное множество интерпретаций, новых контекстов. Всякий текст может быть прочтен через другой текст, более того - любой текст может быть рассмотрен как потенциальная цитата. Поэтому свобода интерпретаций относительна: невозможно определить истинную цену текста, сказать, какой лучше, а какой хуже.

Делается вывод о том, что этика постмодернизма – неоднозначное и спорное явление, и известная на сегодняшний день парадигма этических свойств и признаков не может полностью определить ее суть. Этически ретроспективная и «деконструктивная» природа постмодернизма осуществляет одновременную разборку и реконструкцию традиционных культурных форм, связанную с отрицанием первосмыслов и одновременно сборку новых смыслов, необходимых для дальнейшей динамики. 

Вторая глава. «Трансгрессивный «прорыв» этики деконструкции Ж.Деррида» посвящена рассмотрению содержания и характеру понятия «деконструкция», проблеме статуса деконструкции Ж. Деррида, изучению деконструкции как основы этики автора.

В первом параграфе: «Содержание и характер понятия деконструкции в философии Ж. Деррида» рассматривается понятие деконструкции. В параграфе установлено, что деконструктивист, погружаясь в поиск всевозможных смыслов в чужой текст, анализируют его так, будто он написан для него - таким образом, попытка понять «Другого» не происходит, напротив, исследователь замыкается в собственной субкультуре. Деррида полагает, что любой текст следует читать не сам по себе, а интертекстуально, отыскивая связи и проводя параллели с другими текстами, подобное чтение можно назвать «акоммуникативным» и анахроническим, потому что оно не принимает в расчет реально существовавшие связи текста, контекст, и допускает стирание лица автора.

Открытость не только текста, но и любого контекста, всегда являющегося частью множества других, более широких контекстов, практически делает неразличимыми текст и контекст, авторский текст и комментарий, а также язык и метаязык. Прочтение текста - это уже сам текст как таковой.

Установлено, что деконструкция в большей степени является не конструктивной, а деструктивной деятельностью, выявляя в анализируемых текстах и активно критикуя разнообразные притязания на обязательность и истинность, а также указывая на нелогичности и другие противоречия в них.

Несмотря на это, конструктивная деятельность тоже присутствует, стратегия Деррида представлет собой не деструкцию, разрушение, а деконструкцию, т.е. разрушение существующей традиции с одновременным ее переосмыслением. В этом плане ярко выражена категория свободы, протест Деррида против ограничения смыслов текста, что является одной из ключевых характеристик этики французского философа.

В параграфе определено, что стиль философствования Деррида - «эклектичный «сплав» постхайдеггерианства, фрейдизма и постструктурализма». Тексты Деррида сопротивляются попыткам дать им однозначное толкование: даже когда автор делает ясное утверждение, он вслед за тем начинает уточнять, дополнять и тут же критиковать сказанное, и в этом во многом проявляется этическая направленность философии Деррида.

Во втором параграфе «Проблема статуса деконструкции в философии Ж. Деррида» раскрывается тот факт, что одним из самых распространенных предубеждений относительно деконструкции, является то, что чаще всего ее воспринимают как  определенный метод, не оглядываясь на то, что сам Деррида повторяет в своих текстах, что деконструкция не есть метод и интерпретировать ее, не учитывая этого, невозможно, она не является и не может быть трансформирована в метод.

Определено, что деконструкция не является технической методикой, возможной или необходимой процедурой, которая основывается на определенных правилах.

В параграфе установлена стратегия деконструкции, которая ограничивает путь лишь тем, что задает только некое направление, намекая на то, как можно продвигаться дальше, и не предписывая при этом никакого строгого порядка действий для получения результата, который при данном подходе остается для нас в определенном смысле неизвестным. В согласии с такой трактовкой, деконструкция может быть охарактеризована как собрание своеобразных толкований.

В параграфе определено, что само понятие деконструкции, было введено в работе «О грамматологии», хотя тогда Деррида еще не думал, что оно станет лозунгом, установкой целого направления исследований.

По мысли Деррида, деконструкция есть движение опыта, открытого к абсолютному будущему грядущего, опыта, по не­обходимости неопределенного, абстрактного, опустошенного, опыта, который находится в ожидании другого и отдан ожиданию другого.

В третьем параграфе «Деконструкция как основа этики Ж. Деррида» раскрывается этическая сторона деконструкции. В параграфе установлено, что этика деконструкции - являет собой максимальное проявление свободы относительно идентичности текстов. Свобода языка проявляется у Деррида в отказе автора идентифицировать тексты однобоко, где моральный выбор есть ярый протест против однозначного интерпретирования текстов.

Сама деконструкция не может рассчитывать на новый язык или новую терминологию. Деконструкция не изобретает новые термины и новые концепции, а использует старые, применяя к ним новую стратегию, согласно которой деконструкцией можно заниматься без конца.

Сложность обращения к этике языка Ж. Деррида диктуется тем, что в данном случае необходимо не только обозначить язык как стиль философствования, но и эксплицировать проблему языка в анализируемой философии.

Исходя из работ Деррида, становится возможным эксплицировать содержание его этики - это непрерывная деконструкция смысла, проявленная в свободе интерпретации, созидание нового и вновь его деконструкция.

Главное в этике деконструкции Деррида - осознать тот моральный протест, в котором старое понятие начинает обозначать нечто совершенно отличное от предыдущего, зафиксировать теоретический и практический эффект нового указания, борясь за свободу языка. Ж. Деррида определил причины, по которым старое имя удерживается и сохраняется. Мы не можем просто взять и стереть их, отказаться от их употребления, но мы вводим их в новый контекст и тем самым даем им новую жизнь.

Определено, что в этике деконструкции Деррида главное не смысл и даже не его движение, но само смещение смещения, сдвиг сдвига, передача передачи. Деконструкция представляет собой непрерывный и бесконечный процесс, исключающий подведение какого-либо итога, обобщение смысла.

Делается вывод о том, что деконструкция, понимаемая, прежде всего как специфический способ интерпретации текста, содержит момент деструкции предположений и следствий. Этика деконструкции использует существующий текст для того, чтобы выявить его возможные предположения, не взирая на устойчивые структурные характеристики текста. При этом она стремится обнаружить решения, которые лежат в основании исследуемого текста на основе преобразований скрытого текста в абсолютно новый текст. Этика деконструкции предполагает изменение смысла воспринимаемого, игру с этим смыслом и возможность наделения этого cмысла иным содержанием.

В заключении подведены основные итоги научной работы, сформулированы общие выводы, а также определена дальнейшая перспектива разработки темы исследования.

Основные положения диссертационного исследования отражены в ряде публикациях автора:

Статьи в рецензируемых научных изданиях,

включенных в реестр ВАК МОиН РФ:

  1. Вдовина А.В. Этика деконструкции - особая стратегия интерпретации. // Научные ведомости БелГУ. – Серия «Философия. Социология. Право». – Белгород: Изд-во БелГУ, 2011. – 20 (115) вып. 18. – С. 274-278 (0,3 п.л.).
  2. Вдовина А.В. Жак Деррида о двойственности философских текстов  и этике деконструкции. // Дискуссия. Серия «Философия и культурология». - Екатеринбург: Изд-во «Ажур», 2012. – 1 (19). -  С. 12-14 (0,19 п.л.).
  3. Вдовина А.В. Этика деконструкции Ж. Деррида в контексте философии постмодернизма. // Научные проблемы гуманитарных исследований. - Пятигорск, 2011. – вып.11. – C. 202-207 (0,38 п.л.).

Статьи в сборниках научных трудов и тезисы докладов

на научно-практических конференциях:

  1. Вдовина А.В. Философия знаков. // Сборник аспирантских работ № 8, Калуга: КГПУ им. К.Э. Циолковского, 2009. - 137 c.– C. 114-120 (0,44 п.л).
  2. Вдовина А.В. Языковая реальность выражения мысли. // Научные труды Калужского государственного университета имени К.Э. Циолковского, серия гуманитарные науки. – Калуга: КГУ им. К.Э.Циолковского, 2010. -461 c. – C. 23-26 (0,25 п.л).
  3. Вдовина А.В. Постмодернизм как деконструкция парадигматики реалий. // Философия в современном мире: сборник аспирантских работ № 9. – Калуга: КГУ им. К.Э. Циолковского, 2010. – 87 c. – C. 65-68 (0,25 п.л.).
  4. Вдовина А.В Языковое становление культуры. // Система ценностей современного общества. Сборник материалов XII Международной научно-практической конференции – Новосибирск: Изд-во НГТУ, 2010.  – 377 c. – C. 244-248 (0, 31 п.л.).
  5. Вдовина А.В. Культурная матрица аксиологических оппозиций Ж.Деррида. // Наука и современность. Сборник материалов V Международной научно – практической конференции «Наука и современность – 2010» – Новосибирск: Изд-во НГТУ, 2010.  – 371 c. – C. 79-83 (0,31 п.л.).

Подписано в печать 28.03.2012. Формат 60×90/16. 
Бумага офсетная. Печать трафаретная.  Усл. печ. л. 1,5. Тираж 100 экз. Заказ № 124.

Отпечатано в типографии «Наша Полиграфия»,

г. Калуга, Грабцевское шоссе, 126.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.