WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

Лещинский Анатолий Николаевич ЦЕРКОВНЫЕ РАЗДЕЛЕНИЯ В ПРАВОСЛАВИИ:

СОЦИАЛЬНАЯ ОБУСЛОВЛЕННОСТЬ И ТИПОЛОГИЯ Специальность: 09.00.14 Философия религии и религиоведение

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора философских наук

Санкт-Петербург – 2011

Работа выполнена на кафедре философии автономного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Ленинградский государственный университет имени А.С. Пушкина».

Научный консультант: доктор философских наук, профессор Гордиенко Николай Семенович

Официальные оппоненты: доктор философских наук Сергей Игоревич Иваненко доктор исторических наук, профессор Михаил Иванович Одинцов доктор социологических наук, доцент Михаил Юрьевич Смирнов

Ведущая организация: Институт Европы Российской Академии наук

Защита состоится « 21 » марта 2012 г. в 15.00 на заседании диссертационного совета Д 800.009.01 при автономном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Ленинградский государственный университет имени А.С. Пушкина» по адресу: 196605, Санкт-Петербург, Петербургское шоссе, д. 10, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Ленинградского государственного университета имени А.С. Пушкина

Автореферат разослан «____» _______________ 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета И.Н. Мочалова I.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. За последние три десятилетия духовная ситуация во многих регионах мира претерпела большие изменения.

Особенно это касается стран бывшей так называемой системы социализма. В них произошел отход от навязываемой обществу моноидеологии и открылись перспективы для мировоззренческого и идеологического плюрализма.

Определяющими для этого стали политические и социально-экономические факторы.

Одновременно в этих странах, включая и Россию, начинаются большие изменения в религиозной ситуации. Они связаны с формированием новых отношений государства к религии и религиозным объединениям. Свобода совести, вероисповедные права стали не только декларироваться, но и гарантироваться. Это нашло отражение в нормативно-правовых актах: в основных законах государств и в специальных законах о свободе совести и вероисповеданиях. В таких условиях происходит активизация традиционных конфессий, которые в истории этих стран имели большое государственнообразующее и социокультурное значение. В то же время, наряду с традиционными, получают распространение и новые религиозные движения, а в традиционных конфессиях - независимые от них юрисдикции.

Особенно в православии периодически появляются церковные организации, которые юрисдикционно не подчиняются титульным Поместным православным церквам и считаются по вероучительным понятиям неканоническими. Возникают они в силу различных причин, в том числе и социальных.

Среди этих организаций часть уже изучена церковными и светскими исследователями. Однако появились на основе новой социльной обусловленности новые формы церковности, не получившие до сих пор объяснений ни в конфессиональной литературе, ни в научной.

В церковно-православной лексике неканонические юрисдикции издавна именуются как «расколы». Своим существованием они нарушают церковное единство, выполняя деструктивную функцию, усложняя и межрелигиозные, и государственно-конфессиональные отношения.

Среди неканонических новообразований наибольший интерес вызывают религиозные объединения, которые в научной литературе последнего времени, а также нередко и в СМИ обозначаются общим понятием – альтернативное православие1. Число его последователей, которые не включаются во Вселенское православие, доходит до 50 млн. человек; общее количество самостоятельных юрисдикций альтернативного православия в современном мире оценивается (с заметным разбросом) примерно в 50–70; число их приходов и общин – в 12–15 тысяч2.

Необходимость исследования альтернативного православия и других современных церковных разделений определяется беспрецедентно широким распространением в мире и в России конфессиональных формирований, позиционирующих себя православными, но не подчиняющихся какой-либо Поместной церкви Вселенского православия. Новое состояние православия во многом меняет сложившиеся представления о его роли в жизни государства и общества. Между тем, научное осмысление православия пока еще обращено преимущественно к его истории и традиционным формам церковного устройства.

Актуальность исследования определяется еще и тем, что в условиях вероисповедных свобод и многоконфессиональности у государственноправовых инстанций появилась потребность в адекватном понимании причин и мотивов возникновения новых религиозных объединений, в формулировании оценок их деятельности для выстраивания оптимальных отношений между ними и государством.

Степень научной разработанности темы. По проблеме юрисдикционных разделений церкви во все века христианства много говорили и писали теологи (богословы). Кроме того, независимые исследования православия в Энциклопедия религий / под ред. А. П. Забияко, А. Н. Красникова, Е. С. Элбакян. – М.:

Академический Проект; Гаудеамус, 2008. – С. 61.

Там же. С. 63.

целом и его отдельных проблем в частности предпринимали и светские представители исторических наук, культурологии, социологии и политологии. В последнее время уделяется большое внимание религиозным конфликтам, которые изучают специалисты по конфликтологии. Полученные этими направлениями знания являются важным материалом для современного религиоведения и философии религии.

Вряд ли возможно даже просто перечислить всех представителей религиоведения, которые в своих исследованиях занимались научным изучением православия, причем в самых разных его аспектах, от мировоззренческих доинституциональных. Однако имеется, пожалуй, такая проблема, которая оказывается наиболее труднодоступной для религиоведческого анализа и потому отмечена далеко не большим количеством исследовательских трудов. Это – раскрытие «механизма» внутренней дифференциации православия, т. е. выявление и характеристика детерминант церковных разделений, образующихся из взаимодействия конфессионального и социального контекстов существования православной церковности.

Из всех типов организации религиозной жизни в христианстве наибольшее развитие получила церковь, оказавшаяся наиболее эффективной объединяющей структурой. Однако, претендуя на роль образца единства людей в мире, христианская церковь периодически сама испытывает дезинтегрирующие тенденции. Причем разделения и расколы – отнюдь не совсем сугубо внутреннее состояние и дело церкви. Они имеют и внешнюю социальную обусловленность, отражают взаимоотношения церковного организма с обществом и государством.

Для исследования проблемы церковных разделений в диссертации избран, наряду с другими теоретико-методологическими подходами, – системно-аналитический. Он все чаще применяется в современных религиоведческих исследованиях. Этот подход предполагает междисциплинарную интеграцию представлений из разных отраслей знаний.

Публикации, посвященные изучаемой теме, можно разделить на три группы. Первую составляют церковно-богословские труды, вторую – работы по религиозной философии и философии религии, третью – религиоведческие исследования.

Что касается первой группы, то здесь сформировалось традиционное утверждение концептуальных основ единства церкви и «обличение» идей, ведущих к расколам. Большой вклад в изучение отпадений от церкви и одновременно в утверждение ее единства внесли находившиеся у истоков формирования православного учения сщмч. Игнатий Богоносец (епископ Антиохийский), представители апологетики свв. Ириней Лионский и Киприан Карфагенский, почитаемые в православии отцы церкви свв. Василий Великий, Григорий Богослов, Иоанн Златоуст, из представителей позднего богословия времен Вселенских соборов – св. Иоанн Дамаскин.

Свой вклад в характеристику ересей, сект и расколов, в осмысление их значения, в раскрытие их негативной роли внесли православные богословы Поместных церквей. В своих воззрениях они опирались на святоотеческую литературу. К их числу необходимо отнести свв. Игнатия Брянчанинова, Феофана Затворника, Тихона Задонского, митрополита Московского Филарета (Дроздова), блаженного Феофилакта Болгарского.

В первой трети ХХ в., поскольку появилось много расколов, как в России, так и за рубежом, богословы и церковные историки уделяли им большое внимание, особенно обновленчеству. В трудах митрополита Сергия (Страгородского) можно встретить статьи о существовавших тогда расколах и их преодолении. Из представителей богословов и церковных историков второй половины XX в. необходимо назвать митрополита Иоанна (Снычева), есть большой труд предстоятеля Элладской православной церкви архиепископа Христодула. Они рассматривали, в частности, историческую подоплеку появляющихся разделений в России и Греции.

В дореволюционных духовных учебных заведениях России существовало исследовательское направление, называемое расколоведением. Под таким же названием существовал и предмет в этих заведениях. В данном направлении большое внимание обращалось на изучение старообрядческого раскола, а затем и других. С 1912 г. Московской духовной академией (МДА) была впервые учреждена кафедра сектоведения. Ее профессора и преподаватели занимались изучением и сект, и расколов. В советское время расколоведческую проблематику в духовных школах включили в сектоведение. Кафедра сектоведения работает и ныне в МДА. В настоящее время наблюдается возвращение к тому, чтобы опять выделить расколоведение в особое направление и предмет. В частности, он уже преподается в Ужгородской Украинской Богословской Академии им. свв. Мефодия и Кирилла, а также в Минской духовной семинарии. Это явно связано с актуальностью для церкви изучения данного направления.

На протяжении нескольких десятилетий XX века, во всяком случае в России, в исследованиях по церковно-исторической проблематике, связанных с расколами в прошлом и в современности, в духовных школах было некоторое затишье. За последние два десятилетия вышли церковноисторические и богословские труды, касающиеся сектоведческой и расколоведческой проблематики в России и за рубежом. Их появление вызвано большим количеством образовавшихся в России сектантских организаций и возникших новых расколов в православии. В сети Интернет появился сайт под названием «Антираскол», в котором большое участие принимал погибший в 2008 г. священник Даниил Сысоев. Опубликованы книги и статьи на эту тему архимандрита Рафаила (Карелина), протодиакона Андрея Кураева и А. В. Слесарева.

Особенно следует выделить труд А. В. Слесарева «Старостильный раскол в истории Православной Церкви (1924–2008)» (М., 2009). Эта монографическая работа посвящена расколу, возникшему в Греции и получившему распространение на канонических территориях многих Поместных православных церквей. Автор — один из молодых представителей церковноисторической науки, преподаватель Минской духовной семинарии. Описание истории раскола он предваряет главами, где дается каноническодогматическое объяснение календарной проблемы. Она существовала уже в раннем христианстве, подходы к ее решению стали различными на Востоке и на Западе. Основное содержание книги посвящено вопросам происхождения раскола, появления в нем направлений и юрисдикционных делений, а также его сущности и идеологическим особенностям. В целом можно охарактеризовать эту работу как труд глубоко богословский и при этом вполне научный.

Наконец, среди современных богословских трудов необходимо сказать о труде Р. М. Коня «Введение в сектоведение» (Нижний Новгород, 2008).

Автор ныне заведует кафедрой сектоведения МДА. Подобное издание вышло впервые в отечественном сектоведении. В труде проведен систематический историко-богословский анализ изучаемого предмета, рассмотрены, пожалуй, все подходы к изучению сектантства, существующие к нашему времени, включая конфессиональные и религиоведческие. В своей книге он касается и проблематики, связанной с расколами. В частности, подвергает анализу практику регулирования отношений российского государства к ним.

Значение канонического права в утверждении единства церкви отмечают в своих работах и церковные канонисты – еп. Никодим (Милош), В. Н. Бенешевич, Н. Суворов, проф.-прот. Вл. Цыпин). В них нашло отражение отношение канонического и церковного права к представителям ересей, сект и расколов.

Со своими публикациями в печати, беседами и интервью в СМИ выступают также и представители (священнослужители и миряне), различных религиозных организаций, которые находятся вне юрисдикций Поместных православных церквей, в среде альтернативного православия. Нередко они критикуют отдельные стороны деятельности Поместных церквей, рассказывают о происхождении своих религиозных сообществ, указывают на то, в чем у них расхождения со Вселенским православием. Приводят также материалы, относящиеся к их взаимоотношениям с государственными структурами. Некоторые из них выступают в качестве ревнителей православной традиции. Другие, наоборот, – демонстрируют обновленческие намерения, в свою богослужебную практику они включают элементы, связанные с модернизацией культа. Наиболее часто выступают в СМИ и различных изданиях В. Л. Мосс, А. Однорал, протоиерей Михаил Ардов, епископ Григорий (Лурье), священник Глеб Якунин, игумен Иннокентий (Павлов) а также Ю. Рыжов.

Уделяли внимание проблеме единства церкви и ее разделениям и некоторые представители религиозной философии. Основоположник славянофильства А. С. Хомяков одну из очень известных публикаций назвал «Церковь одна». В ней он анализирует отличия Западной церкви (католичества) от Восточной (православия). Известные религиозные философы и ученые священник Павел Флоренский и И. А. Ильин предвидели будущие социальные катаклизмы в России и то, что может происходить с традиционной русской церковью. Они предупреждали о возникновении новых расколов. Философ Н. А. Бердяев, долгое время живший за рубежом, внимательно следил за религиозными процессами, которые происходили в русском зарубежье. Нередко он отзывался и о деятельности зарубежной церкви, находившейся в то время в расколе. Он неоднозначно оценивал так называемую карловацкую церковь. В ней находил немало положительного, обращая внимание на присутствующую в ней «свободу духа». В своих религиозно-философских трудах изучению расколов уделяли внимание Г. В. Флоровский и В. В. Зеньковский.

В круг авторов религиоведческих работ надо отнести представителей философии религии, истории религии и социологии религии. В России в среде светских ученых серьезное изучение расколов начинается с середины XIX в. на примере старообрядчества. Но материалы о расколах собираются намного раньше. С первым таким сборником выступил А. Журавлев. Если до середины XIX в. публиковались статьи и книги большей частью обличительного характера, то в последующее время некоторые историки и представители социально-политической мысли пытались шире, как бы сейчас сказали «системно», посмотреть на раскол, т. е. не только в плане догматических расхождений с современным православием. В новом взгляде выразилось отношение к расколу как к явлению не только религиозному, но и социальному. К представителям такого взгляда следует отнести А. П. Щапова и его учеников.

Таким образом, исследователи обращали большое внимание на своеобразие и особенности старообрядческого раскола и сектантских формирований, отошедших от господствовавшей официальной православной церкви. Помимо Щапова в разработку данной проблематики внесли значительный вклад Н. И.

Субботин, Н. И. Ивановский, Н. Ф. Каптерев, А. С. Пругавин, С. П. Мельгунов. Некоторые из них состояли в профессорско-преподавательских корпорациях Московской, Санкт-Петербургской и Казанской духовных академий.

Изучение продолжалось и в советское время. Многие исследователи, такие как А. И. Клибанов, А. И. Демьянов, Ф. И. Федоренко рассматривали проблему церковных разделений в контексте марксистской трактовки эволюции религий и религиозных организаций в социалистическом обществе. Изучение подводилось к главному выводу о том, что число верующих и количество религиозных организаций сокращается, а сама религия постепенно преодолевается или исчезает. Однако, несмотря на это, исследователи разработали методику изучения как расколов, так и сектантских формирований в России и в СССР. В настоящее время среди некоторых работ необходимо выделить научные труды А. И. Клибанова, могут являться образцом для изучения и современных проблем, исследуемых в настоящей диссертации.

Большое место в изучении расколов в православии в своих трудах уделял известный отечественный религиовед Н. С. Гордиенко.

В последние годы на новом теоретико-методологическом уровне пока издано не так много публикаций по исследуемой проблематике. Однако некоторые необходимо отметить. Это, прежде всего, раздел, посвященный расколам в русской церкви, в книге Российской академии государственной службы при Президенте РФ «История религий в России». Можно считать уникальным труд профессора той же академии М. О. Шахова, который посвящен изучению мировоззренческих вопросов представителей древлеправославных общин. Историко-религиоведческому анализу расколов посвятил свою монографию исследователь из Казани А. К. Погасий. Свой труд он ограничил хронологическими рамками, начиная с эпохи феодализма и кончая 20–40-ми годами ХХ в. На большом историческом материале автор исследует ряд религиозных объединений, которые отошли от Русской православной церкви. Предлагает свою типологию церковных юрисдикций, существующих в христианской религии.

Обзор существующих исследований показывает, что непосредственно проблеме церковных разделений в православии как предмету религиоведческого анализа посвящена очень небольшая научная литература, и принципиальные аспекты этой проблемы остаются пока неохваченными в трудах по философии религии и религиоведению. Объективная характеристика социальной обусловленности этих разделений встречается крайне редко. Пока еще отсутствует и научная типология дифференциации современного православия. Между тем, высокий удельный вес православия в религиозной жизни России настоятельно требует таких исследований.

Объектом исследования избрана организационная структура православия в ее диахронном и синхронном состояниях, рассматриваемая как социально обусловленное явление.

Предметом исследования выступают исторические и современные церковные разделения в православии, их социальная обусловленность, а также типологические особенности религиозных объединений, возникающих в ходе этих разделений.

Цель исследования состоит в том, чтобы на основе системноаналитического подхода раскрыть закономерности дифференциации православия и выработать религиоведческую типологию церковных разделений с учетом их исторической и современной специфики.

Задачи исследования. В соответствии с поставленной целью определены следующие задачи:

1. Раскрыть социальную обусловленность церковных разделений в православии, основываясь на философско-религиоведческом анализе исторической и современной религиозной ситуации.

2. Выявить наиболее значительные юрисдикционные разделения в православии, провести их классификацию и дать типологические характеристики возникающих религиозных объединений.

3. Уточнить и обосновать понятие «альтернативное православие» относительно сообществ, отождествляющих себя с православием, но находящихся в оппозиции каноническим структурам Вселенского православия.

4. На основе изучения эмпирического материала, представленного в зарубежных и отечественных исследованиях, определить этапы разделений и расколов в православии. Особо рассмотреть новейший этап в формировании и функционировании церковных расколов в современном обществе.

5. Провести сравнительный анализ прежних и современных (на рубеже XX и XXI веков) расколов в православии, с целью выявления их принципиальных особенностей.

6. Определить социально-функциональные характеристики религиозных сообществ, возникающих в результате церковных разделений, сравнивая их с канонически-церковными образованиями.

7. Рассмотреть практики конфликта и диалога в отношении Поместных церквей и государства к альтернативному православию.

Гипотеза исследования. Диссертант рассматривает юрисдикционную дифференциацию в православии как процесс, состояние которого во многом зависит от внерелигиозных факторов. На первое место ставится социальная обусловленность церковных разделений. Она далеко не изучена, особенно, что касается обстоятельств, возникших на рубеже XX и XXI веков. Анализ религиозной ситуации в мире и России показывает, что существующие в православии церковные расколы подрывают юрисдикционные основы Поместных церквей, а также вносят изменения в традиционную религиозность. По мнению диссертанта, это происходит под влиянием современных секуляризационных процессов. Расколы образуют свои религиознотранснациональные структуры, приближающиеся к глобальным масштабам.

Можно предположить, что в обозримом будущем начнется постепенная консолидация юрисдикционных образований, которые не подчиняются Поместным церквам. Таким образом, будет происходить увеличение числа структур альтернативного православия, а однотипные формирования в нем будут объединяться.

Теоретико-методологическая основа исследования. Методологическую основу работы составляют принятые в обществознании и религиоведении способы постановки и решения исследовательских задач – исторический и структурно-функциональный подходы, методы системно-аналитического и междисциплинарного анализов. При разработке темы и концепции автор руководствовался положениями из зарубежной и отечественной философии религии и классического религиоведения о религии как духовно-практическом и социальном феномене. Учитывались и воззрения на церковные разделения представителей христианской мысли, включая православное богословие.

Источниковая база исследования. В диссертации был использован широкий круг источников и литературы: философские труды, включая произведения религиозных мыслителей, научные статьи, мемуарная литература, официальные издания государственных и международных организаций, богословские труды, периодические издания различных церковных организаций, материалы Поместных и Архиерейских соборов канонических и альтернативных церквей. Использованы материалы личных встреч и бесед автора с иерархами церквей, клириками и мирянами, полученные во время поездок в регионы России, в страны ближнего и дальнего зарубежья. Для сбора и обобщения этих материалов был разработан вопросник «Обращение к представителям религиозных объединений альтернативного православия, т. е.

церквей или юрисдикций, общин, независимых от Поместной православной церкви, с целью оказания содействия и помощи в научном исследовании» (см. Приложение к диссертации).

К источникам исследования можно также отнести публикации, анализирующие современное состояние государственно-конфессиональных отношений в мире и в России (работы С. И. Иваненко, И. Я. Кантерова, А. А.

Красикова, Е. М. Мирошниковой, М. И. Одинцова, М. Ю. Смирнова, А. П.

Забияко, А. Е. Себенцова, И. Н. Яблокова, Г. Робберса, У. К. Дурема и др.).

Научная новизна результатов исследования. В диссертации впервые представлена авторская научно обоснованная типология церковных разделений в православии. Выделяются основные типы дифференцированных направлений. Терминологически они выражаются через следующие понятия:

Вселенское православие, параллельные структуры, альтернативное православие, историческое сектантство.

На основе типологического анализа первого направления показана периодическая дисфункциональность православной концепции единства церкви и его утверждения в христианском мире. Впервые дан всесторонний очерк параллельных структур, которые относятся ко второму типу; раскрываются их генезис и противоречивые отношения с Поместными церквами. Сформулирована авторская трактовка направления третьего типа, куда включены объединения альтернативного православия. Выработана методология комплексного подхода к их классификации, осуществляемой на основе нескольких критериев: юрисдикционного, миграционного и социальнофункционального.

Сравнительный анализ и систематизация дали возможность впервые выявить типологические особенности объединений, которые не находятся в юрисдикционном подчинении какой-либо Поместной православной церкви.

Выделяются шесть подтипов альтернативного православия в авторской классификации: дореформенные объединения, эмигрантские, катакомбные, истинно-православные, автокефалистские и реформированные. Каждому подтипу дается социально-функциональная характеристика. Исключение составляет тип исторического сектантства. В нем число общин незначительно, как и количество их приверженцев, они не имеют широкого распространения. Поэтому изучение феномена исторического сектантства уже не столь актуально как это было в ХIХ и ХХ вв.

Впервые в отечественной научной литературе проведено обобщающее исследование дифференциации православия в контексте современных социокультурных и государственно-конфессиональных отношений. Показана возможность применения аналитического аппарата философии религии и религиоведения к специфической конфессиональной проблематике церковных разделений. Сделанные на этой основе выводы по современному состоянию расколов дополняются прогностическим определением тенденций, существующих в религиозных новообразованиях.

Основные положения, выносимые на защиту. На защиту выносятся следующие основные положения.

1. Православная экклесиология не признает расколы как образование новых полноправных церквей. В учении о церкви, которое приемлет Вселенское православие, состояние церковного единства имеет сакральный характер, оно отождествляется с образом св. Троицы. Поэтому разделения, доходящие до расколов, не предполагаются. Раскол – это то, что выходит из ряда тождеств и противоположностей и с экклесиологической стороны не может называться церковью. Представители расколов, по характеристике св. Киприана Карфагенского, падшие или отпавшие. Они вне канонов, утвержденных Вселенскими соборами. В них может быть потенциал тождественного, но поскольку они находятся вне подчинения какой-либо кириархальной церкви (так называется материнская церковь для новообразуемых от нее автономных или автокефальных церквей), их конфессиональное тождество исчезает.

2. Учение о единстве церкви, сформированное в первом тысячелетии христианства, утверждалось в конкретной социально-исторической реальности. Идеи этого учения воплощались с большими трудностями, через многочисленные противоречия. Поныне сохраняется расхождение между конфессиональным пониманием общественной роли православной церковности и ее действительным положением в социуме.

3. Существует много причин разделений церкви, доходящих до расколов. При этом и внутрицерковные процессы и внешние влияния, приводящие к расколам, при всей конфессиональной специфике православия, имеют в основании социальную обусловленность, образуемую изменениями в повседневном и политико-государственном укладах жизни общества.

4. Всякое государство имеет модель государственноконфессиональных отношений. Согласно той или иной модели православная церковь может существовать в союзе с государством, может быть конфронтация между государством и церковью, наконец, государственная власть, конфронтируя с существовавшей традиционной церковью, может поддерживать и входить в союз с раскольничьей церковью, выставляя ее в качестве юрисдикционной альтернативы титульной церкви. Есть и модель, предполагающая установление и утверждение принципа равенства всех религиозных объединений в государстве перед его законом.

5. Расколы (или по предложенной в диссертации терминологии – альтернативные юрисдикционные структуры) в православии в своей социальной функциональности, ограниченной относительно единого Вселенского православия, имеют деструктивное и дезинтегрирующее значение не только в церковном, но и в общественном смысле.

6. Расколы как субъекты религиозной ситуации имеют статус религиозных меньшинств. Однако в конце XX в. начинают появляться альтернативные структуры в православии, которые объединяют миллионы приверженцев и тысячи общин (как, например, в Украине). Для православия это беспрецедентное явление.

7. Расколы в православии не есть нечто однообразное. Их социальнофункциональные характеристики и религиозные практики могут различаться, в частности, отношением к каноническим и традиционным установлениям.

Здесь наблюдаются градации: одни называют себя истинно-православными или ревнителями православия; другие, наоборот, обновляют или модернизируют религиозные практики и институциональность.

8. Организационное устройство православия противоречиво. С одной стороны, происходят объединительные явления, т. е. с кириархальной церковью объединяются формирования, которые были в расколе. С другой стороны, расколы умножаются и глобализируются.

9. Многообразие разделений и расколов в православии требует от религиоведения классификационной работы, проведения их типологизации. Выявляемые типы и подтипы церковных разделений предполагают различающееся отношение к ним со стороны кириархальных церквей и государства.

10. Типологизация разделений и расколов в православии показывает, что некоторые альтернативные структуры наиболее близки по своим социально-функциональным характеристикам к церквам Вселенского православия. Некоторые же далеко отошли от них, нарушая канонические установления. Отсюда заметно различное отношение к ним со стороны Поместных церквей: одни подвергаются критике, с другими же – наблюдается тенденция к ведению диалога.

11. Установившееся понятие «расколы в православии» не отражает все многообразие тех объединений, которые не подчиняются кириархальным церквам и не входят в их юрисдикции. Среди них существуют не только те, которые некогда «отошли от Матери-Церкви», но и те, что были созданы вне каких-либо Поместных церквей. Поэтому обосновывается применение и уточняется смысл более общего понятия альтернативное православие.

Обоснованность и достоверность результатов исследования подтверждается применением общенаучных и философско-религиоведческих методов познания, привлечением широкого круга источников по философии религии, религиоведению, по истории и современному состоянию общества и культуры. Используются обширные историографические и статистические материалы, результаты социологических исследований.

Научно-практическое значение исследования. Сделанные в диссертации выводы могут быть использованы в качестве теоретикометодологической основы и материала для дальнейшей научноисследовательской деятельности в области изучения Вселенского православия. Полученные в исследовании теоретические выводы могут найти свое конкретное применение в сфере социокультурной и политической практики государственных и общественных организаций, которые занимаются взаимодействием с религиозными объединениями. Материалы диссертации могут быть использованы для формирования концепций государственноконфессиональных отношений и вероисповедной политики.

Содержание диссертации расширяет информационную базу современного религиоведения. Его можно использовать в преподавательской практике при чтении лекций по учебным курсам «Основы религиоведения», «История религии», «Эволюция религии в современном мире» и по другим религиоведческим дисциплинам.

Апробация работы. Результаты исследования освещались в выступлениях на «Ломоносовских чтениях» (Москва, МГУ им. М. В. Ломоносова, апрель 2006 г.); на Международной научно-практической конференции «Проблемы исследования религии и защита свободы совести» (Пермь, апрель 2007 г.); на Международной научной конференции «Классификация и типологизация религий» (Москва, МГУ им. М. В. Ломоносова, март, 2008 г.); на трех Международных научных конференциях «Государство, общество и церковь» (Иваново, Ивановский государственный университет, 2009, 2010, 20гг.); на Международной научно-практической конференции «Религия в современном обществе» (Москва, Академия труда и социальных отношений, 2– 3 февраля 2009 г.); на Международной научной конференции «Религия и современные проблемы свободы совести» (Москва, МГПУ, 16 апреля 2009 г.);

на Международной научной конференции «Свобода религии и демократия:

старые и новые вызовы» (Киев, 6 августа 2010г.); на Международной научнопрактической конференции «Социальные функции религии в условиях модернизации общества: ХХI век» (Москва, Академия труда и социальных отношений, 1 марта 2011 г.); на Международной научной конференции «Социальное учение Церкви и современность» (Орел, Орловский государственный университет, 12–13 мая, 2011 г.) и др.

Структура работы. Диссертация состоит из Введения, трех глав, Заключения, списка литературы и Приложения.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИИЕ РАБОТЫ Во Введении обосновывается актуальность темы диссертации, необходимость научного анализа сущностных характеристик учения о единстве церкви, раскрытия социальных факторов, влияющих на юрисдикционную дифференциацию православия, выявления противоречий, существующих между Поместными церквами и отошедшими от них юрисдикциями.

Анализируется степень разработанности темы в богословской и научной, отечественной и зарубежной литературе, определяются объект, предмет, цели и задачи, теоретико-методологические основы исследования. Показывается также научная новизна диссертационного исследования, обосновывается необходимость рассмотрения феномена единства и разделений в церкви с точки зрения комплексного подхода в религиоведении. Выдвигается основная гипотеза исследования, формулируются положения, выносимые на защиту, теоретическая и практическая значимость диссертации, представляется ее апробация.

В первой главе «Социальная обусловленность церковных разделений в православии» дается обобщающая характеристика изменениям, которые происходили в прошедшем веке в экономической, социальной, политической и духовной сферах, и отразились на состоянии православной церковности.

Несколько раз в течение XX века возникали кризисные ситуации в обществе, они были вызваны мировыми и локальными войнами, а также революциями. Большое влияние на дальнейшие мировые события оказала Октябрьская социалистическая революция в России. Во многих странах менялись формы экономического производства и политического правления. На жизнедеятельность народов оказал влияние высокий уровень развития науки и техники. Как никогда активизировались миграционные процессы, которые продолжаются и в настоящее время. В течение века возникали и упразднялись союзы государств. К середине века большую роль стали играть Организация Объединенных Наций, страны НАТО и социалистический лагерь с союзом стран Варшавского договора.

В социалистических государствах сформировались режимы, отличающиеся сильным тоталитаризмом, подавлявшим инакомыслие. В такой общественно-политической обстановке менялась и религиозная ситуация в мире.

Она характеризовалась трудностями в государственно-конфессиональных отношениях. Происходили гонения со стороны государств на граждан за их вероисповедную принадлежность. В некоторых государствах они приняли очень резкую форму, когда в течение нескольких десятилетий существовала настоящая конфронтация между государством и церковью. Традиционные религии и конфессии, которые были многочисленны по количеству приверженцев, испытывали притеснение со стороны государств. Религиозные организации и их члены были поставлены под жесткий контроль. Многие общины прекращали свою деятельность, закрывались храмы, монастыри, упразднялась организационная структура церквей, уменьшалось число православных верующих. Государственные органы в этих странах отбирали церковное имущество, включая храмы и монастыри, которые стали функционировать по-иному, частично подверглись разрушениям или вовсе сносились. В этих условиях возникает сильное «катакомбное движение», которое включает в себя деятельность церковного подполья.

На рубеже ХХ–ХХI вв. во многих странах мира опять меняется общественно-политическая ситуация. В тех странах, в которых насаждалось социалистическое производство, утверждается рыночная экономика. В конституциях многих государств провозглашаются и гарантируются вероисповедные свободы. Немаловажное значение в духовной и социокультурной жизни государств Европы стал иметь Европейский Союз, руководство которого утверждает стандарты жизни для более чем двадцати государств. Они касаются социальной, политической, экономической и даже религиозной сфер. Все это вызывает новые изменения в религиозной ситуации и, по мнению диссертанта, новые подходы к ее изучению.

В первом параграфе «Системное изучение дифференциации православия» в качестве основных принципов философского анализа утверждаются принципы историзма, системности и социального детерминизма. Они дают основание для выявления детерминант, оказывающих влияние на юрисдикционные дифференциации в православии. К таким детерминантам диссертант относит социальные факторы. Среди них немаловажное значение имеют социальные парадигмы. В данное понятие автор включает различные теории и концепции, объясняющие те или иные явления социума, формулирующие способы применения теоретических положений и перспективы развития социальных явлений. Во многом они имеют политическое значение.

Как правило, социальные парадигмы затрагивают и отношение государства к религии и церкви.

Особенно заметны нарушения единства церкви во времена смены социальных парадигм в отдельных государствах или в союзах государств. Наиболее сильное влияние они имели в переходные периоды от одного правящего режима к другому новому, а также распада государств на ряд независимых, утверждавших свое политическое устройство.

Систематический анализ исторических и современных материалов дает возможность сделать теоретико-методологические выводы о юрисдикционных дифференциациях как явлении закономерном и о том, что социальные условия и смена содержания социальных парадигм оказывают большое влияние на изменение состояния православия в мире. С одной стороны, они могут быть факторами, ведущими к утверждению и сохранению единства церкви. С другой стороны, – к ее разъединению.

В параграфе выделяются главные элементы философскорелигиоведческой и социологической концепции изучения религиозной ситуации – объект и субъект. К объекту относятся социальные условия и факторы, в которых получает развитие религиозная ситуация, к субъекту – религиозные объединения во всем их многообразии и взаимодействии между собой и социальными явлениями. К таким субъектам относятся Поместные церкви Вселенского православия и отошедшие от них различные церковные юрисдикции.

Характеристика религиозной ситуации локализуется временем и пространством. Она подвержена изменениям, в ней существуют направленность, тенденции и противоречия между ее структурными элементами, находящимися в некой системе. Многое, касающееся изменений, зависит от факторов, имеющих социальную значимость. Они же выступают в качестве детерминант. Факторы многообразны: объективные и субъективные, идеальные и материальные, общие и единичные, сильные и слабые и другие.

Конкретно к этим факторам следует отнести внутренние и внешние политические события, положительные или негативные явления в культурной жизни, проявления экстремизма, судебные процессы, экономические потрясения, ведущие к кризисным ситуациям в общественной жизни, политику государства, которая находит свое выражение в законодательной сфере, а также ее теоретическую и практическую основу в социальных парадигмах. В категориальный аппарат концепции входит еще одно существенное понятие — религиозность. Рассматриваемые изменения в религиозности дают возможность выявить субъективные причины отдельных представителей православия для ухода в раскол.

Самому понятию «религиозная ситуация» дается следующее определение: это совокупность изменяющихся структурных элементов религии; отношений к ней общества, групп и индивидуумов; уровней их религиозного сознания; влияний религии на общество; характеров межрелигиозного диалога; особенностей (моделей) государственно-конфессиональных отношений.

Все эти характеристики религиозной ситуации имеют важное методологическое значение и в изучении разделений, расколов в современном православии как субъектов данной концепции.

В параграфе представлено религиоведческое осмысление отношений между государством и церковью. Его необходимость состоит в том, что в последнее время влияние религиозных норм и ценностей на жизнь общества, особенно в постсоветских и в постсоциалистических государствах, усилилось. Это объясняется в известной мере существенными изменениями в экономической, социально-политической и культурной сферах жизни и подходом к религии как к важнейшей интегрирующей силе и нравственному фактору духовного возрождения народов. В связи с этим в параграфе уточняется интерпретация воззрений на природу государства и церкви, раскрываются понятия свободы совести, светского государства, государственноконфессиональных отношений и их моделей, составляющих понятийный аппарат диссертации. Характеризуются воззрения представителей философской и религиозно-философской мысли раннего христианства, Средневековья, эпохи Возрождения, Нового и Новейшего времени. Анализ показывает, что некоторые представители выразили свое отношение и к разделениям в церкви, а также и к тому, как государство должно относиться к ним. Из западноевропейской философской традиции идет положение, в котором, говоря современным языком, выражается настоятельная необходимость в осуществлении государством системы действий, направленных на создание условий для вовлечения религиозных сообществ и верующих граждан в построение гражданского общества, для преодоления религиозного изоляционизма, экстремизма, клерикализма и других негативных тенденций, для утверждения толерантности и веротерпимости в светской и религиозной среде.

В концепции религиозной ситуации большое внимание уделяется отношениям между церковью и государством, они формировались в течение многих сотен лет и осмыслялись многими представителями философии и теологии. В глубину веков уходит и формирование моделей государственноконфессиональных отношений. В них находят свое выражение изменяющиеся социальные условия и парадигмы. От модели государственноконфессиональных отношений зависит и отношение к такому состоянию церкви, как ее единство. Разделения в ней, доходящие до расколов, в немалой степени зависят от отношения государства к тем формированиям, которые отходят от титульной господствующей церкви. Как выяснено в диссертации на анализе конкретного материала, представители расколов имеют статус религиозных меньшинств в государствах и оказываются в неравном положении с традиционными официально признанными церквами. Это с одной стороны.

С другой стороны, государство может, исходя из интегрирующей функции, содействовать диалогу кириархальных церквей с теми, кто отошел от них.

В втором параграфе «Православие в религиозной ситуации современного общества» исследуются самые существенные изменения, произошедшие с православием в последнее время в мире и России. Выявлены тенденции и противоречия в его церковном развитии. Особое внимание уделяется сформировавшейся в постсоветских и постсоциалистических странах поликонфессиональности и месту в ней отпадающих от Поместных православных церквей юрисдикций.

Анализируются аспекты состояние, положение и распространение православия в мире и России. Особое внимание обращается на те государства, которые стали независимыми, выйдя из в недалёком прошлом социалистического лагеря, а также те, которые появились после распада некоторых государств в последнем десятилетии прошлого века (Советский Союз и Югославия, Чехословакия и др.). В них на протяжении многих последних десятилетий претерпевали большие изменения государственно-конфессиональные отношения. Также представлен обзор состояния структур, а именно церковных юрисдикций, которые не подчиняются какой-либо Поместной церкви.

Религиозную ситуацию и происходящие в ней изменения автор диссертации анализирует по трем аспектам. Первый аспект это, в условиях развития секуляризационных процессов, сложившаяся ситуация религиозных свобод, которая формируется в государствах, входивших в социалистический лагерь, и там, где имеет распространение православие. Второй аспект появление новых религиозных движений и независимых структур в традиционных религиях, в частности, в православии, т. е. изменение конфессионального пространства. Третий аспект – резкое изменение государственноконфессиональных отношений.

Сравнительный анализ сложившейся к настоящему времени религиозной ситуации показывает следующее. Во-первых, в обозреваемых регионах и странах произошел отказ от конфронтации государств с религией и церковью. Прежний жесткий контроль за этими явлениями социума был не только ослаблен, но и устранен.

Во-вторых, в результате переосмысления прежних отношений новые законодательства о культах по духу и направленности стали иными – они не только декларируют вероисповедные свободы, но и гарантируют их.

В-третьих, воспринимается в полном объеме западная модель государственно-конфессиональных отношений. Она стала основой законодательства России, стран СНГ и Балтии, Сербии, Македонии, Черногории, Чехии, Словакии. Там, где осуществляется эта модель, законодательства предоставили действительную свободу совести, широкие права верующим гражданам и свободную регистрацию религиозных объединений, отечественных и появляющихся в результате деятельности зарубежных религиозных проповедников и миссионеров.

В-четвертых, новые законодательства о свободе совести пока несовершенны, однако, выполняя правовые функции, они осуществляют и регулятивную функцию, и в некоторой степени интегрирующую. Более того, современные законодательства смягчают и стабилизируют религиозную ситуацию и не допускают розни и ненависти на религиозной почве.

При всех положительно развивающихся процессах в религиозной ситуации диссертант выявляет и противоречивые тенденции. Одна из главных – многоконфессиональность, возникшая после объявленных и гарантированных вероисповедных свобод.

В данном параграфе на основе статистических данных и отрасли знаний, именуемой географией религий, раскрыты некоторые причины изменений конфессионального пространства. Его современная насыщенность и разнообразие составляющих свидетельствуют, с одной стороны, о высокой степени религиозной свободы, достигнутой за годы демократических преобразований. С другой стороны, такая свобода создает предпосылки для возникновения и обострения межконфессиональных противоречий, в основном на почве борьбы за паству.

Диссертант также приходит к выводу о том, что религиозная ситуация также усугубляется продолжающимся разделением русского православия на различные независимые церковные структуры, не входящие в юрисдикцию Русской православной церкви (Московской патриархии). Аналогичные процессы наблюдались и наблюдаются в Греции, Молдавии, Румынии, Черногории, Сербии, Эстонии, на Американском континенте и других странах. По оценкам автора, в России существует более тридцати таких независимых структур. Помимо других проблем и запросов они претендуют на культовые здания и церковные строения, культовые предметы, которые находились в пользовании официальной церкви. Такие претензии также усугубляют религиозную ситуацию.

Процессы, связанные с усугублением поликонфессионализма в России и в упомянутых странах, еще раз указывают на приближение религиозной ситуации в них к той, которая уже на протяжении последнего столетия утвердилась в тех странах, которые получили название развитых.

В третьем параграфе «Вселенское православие и проблема единства Поместных церквей», учитывая концептуальные положения и изучение религиозной ситуации, на большом эмпирическом материале дается обзор особенностей распространения православия в современном мире. Выявляются регионы, которые отличаются широким распространением православия и те места, где его не было до новейшего времени. Рассматриваются особенности деятельности православия в окружении иных религий и конфессий. Наконец, выясняется, какие проблемы возникают в связи с сохранением и упрочением единства церкви. Среди прочих избран и страноведческий подход к изучению поставленных вопросов.

В результате, изучение особенностей состояния православия в обозреваемый период приводит диссертанта к следующим выводам.

Во-первых, православие продолжало свое распространение в мире, что явилось следствием миграционных процессов и активизации миссионерской деятельности православных церквей. На исходе века можно выделить регионы, в которых в той или иной мере распространилось православие: Ближний Восток и Малая Азия, Закавказье, Африка, Европа, включая Россию, Американский континент, Центральная и Юго-Восточная Азия и, наконец, Дальний Восток. В двенадцати государствах мира православные составляют большинство среди приверженцев других религий и конфессий: в Белоруссии, Болгарии, Греции, Грузии, Кипре, Македонии, Молдавии, России, Румынии, Сербии, Украине, Черногории. В остальных странах православные находятся в меньшинстве. Есть в отдельных регионах государства, в которых действуют всего лишь несколько православных общин. В некоторых других православие появилось лишь в обозреваемый период. В тоже время есть места (отдельные государства, обжитые острова), в которых еще не началась проповедь православия.

Во-вторых, некоторые православные церкви к началу ХХ в. стали терять то влияние, которое они имели в прежние времена, особенно в тех государствах, где установились коммунистические режимы и началось искоренение религии, включая и православие. Однако после падения упомянутых режимов эти церкви опять стремятся занять свое достойное место в обществе.

В-третьих, произошли большие юрисдикционные изменения, образовалось много регионов, в которых одновременно стали существовать юрисдикции разных Поместных церквей. Такое состояние оценивается как нарушение канонических правил Вселенского православия, вызывает противоречия в межюрисдикционных отношениях и неблаготворно влияет на упрочение единства православия в целом. Однако в некоторых местах, с одной стороны, эти отношения усложняются, углубляя разделения между православными юрисдикциями. С другой стороны, есть регионы, в которых ставится проблема объединения юрисдикций в одну – или автономную, или автокефальную (самовозглавляемую) церковь, которая находилась бы в единстве со всеми остальными Поместными церквами.

В-четвертых, средоточие в одном каком-либо регионе людей разных национальностей вызывает языковую проблему, которая по-разному решается церквами. За рубежом некоторые церкви отходят от традиции совершать богослужение на первоначально утвержденном языке и ведут его на современном и с давних времен на языках тех народов, которые приходят к православию.

В начале четвертого параграфа «Церковные расколы в православии: социальные и юрисдикционные аспекты» рассматриваются социальные и юрисдикционно-канонические (правовые) характеристики церковных разделений в православии.

До ХХ в. церковные структуры, не подчиняющиеся какой-либо Поместной церкви, возникали постепенно. Часть из них дошла до нашего времени.

Многие из них исчезли с конфессионального пространства. Однако сохраняется их идеология, ведущая к разделению и к конфронтации с Поместными церквами Вселенского православия. Идеология перешла и в ХХ век. Как было отмечено, век был чрезвычайно насыщенным социально-политическими событиями, и в нем представлена во всем многообразии религиозная жизнь.

По веку прошло несколько волн возникновения новых расколов в православии. Они появляются с конца 1910-х гг. и продолжаются до начала ХХI в.

Динамика их распространения выражается и количественно, и качественно.

Их число увеличивается, расширяется и география. Те, которые дошли до нашего времени, – трансформировались, перейдя в новое качественное состояние. Изучение многообразия и географии распространения юрисдикций альтернативного православия, не относящихся ни к одной из Поместных церквей Вселенского православия, дает возможность прийти к следующим выводам.

Они распространены во многих странах мира. Можно выделить регионы и страны, в которых возникает наибольшее число структур альтернативного православия. Их численное преимущество наблюдается в России, на Балканах, на Американском континенте, в Украине.

Можно говорить и о многообразии причин их происхождения, которые кроются, прежде всего, в социально-политической обстановке государств и в изменяющейся религиозной ситуации. Многое зависит от личностных качеств руководителей общин или других структур – епископов и клириков.

Ситуации, в которых действуют расколы, вносят в богослужебную и каноническую практику новации, которые противоречат канонам православия. Особенно это заметно в хиротониях, для участия в которых приглашаются епископы инославных конфессий.

При всей превалирующей, выражаясь церковным языком, раскольнической идеологии, в некоторых регионах и странах между юрисдикциями альтернативного православия заметны тенденции, ведущие к объединению отдельных направлений.

Во второй главе «Типология церковных разделений в православии» диссертант обращает внимание на то, что с ХIX в. именно для глубокого изучения всего многообразия религий представители различных отраслей знаний: философии, религиоведения и социологии начинают заниматься типологизацией религий. К ХХ в. были составлены общие типологии (в трудах Гегеля Г.В.Ф., Фейербаха Л., Белла Р., Мюллера М., Вебера М., Тиле К. и др.). Ввиду того, что многие религии имеют разделения на различные направления, школы, течения, конфессии, начинается типологизация этих разделений (в индуизме, иудаизме, христианстве, исламе и др.). Особо пристальное внимание представители философии и социологии религии уделяли и до сих пор уделяют классификации разделений в христианстве. Проводится и типология организационных форм в нем. Составление типологий шло одновременно с утверждением методологии изучения религий. Здесь во многом преуспели зарубежные исследователи. В современной России был воспринят положительный опыт зарубежной методологии, который получил дальнейшее развитие на основе изучения отечественных материалов – эмпирических знаний о религии. Тем самым в диссертации продолжается традиция типологизации религий.

По убеждению автора сама типологизация имеет несколько значений и функций и, прежде всего, гносеологическую, эвристическую и социальную.

Актуальность типологизации религий и их направлений, а также структурных формирований, помимо углубленного научно-теоретического изучения имеет и практическое значение. Оно связано с выработкой отношения общества ко всему многообразию религий, а также с налаживанием и поддержанием нормальных межрелигиозных и государственноконфессиональных отношений.

В диссертации, на основе новейших теоретико-методологических подходов к изучению религии, составлена типология церковных разделений в православии. Однако, приступая к ней, диссертант изучил и критически оценил прежние классификации, предпринятые теологами, церковными авторами и религиоведами.

В первом параграфе «Богословский и религиоведческий подходы к классификации церковных разделений» прежде всего предпринят анализ трудов современных конфессиональных авторов: организаторов сайта «Иерархия церквей», священника Даниила Сысоева и представителя из католической среды Р. Робертсона, а также из альтернативного православия игумена Прокла (Васильева).

При всех основаниях и критериях, на которые опираются авторы сайта «Иерархия церквей» в составленной классификации, сами разделы или типы разделений православия не имеют точных понятийных определений. Отсюда трудно представить критерии, на основании которых выделяется тот или иной тип. Однако есть одно из главных достоинств сайта – наиболее полное представление православных церковных объединений, большей частью действующих в мире в настоящее время.

Свое деление, но на основе критерия, указывающего на существование идейных направлений в православии, предложил священник Даниил Сысоев.

Во всем многообразии он выделил «правое» и «левое» направления. В первом находит выражение «мнимая ревность» по отношению к православию и «фальшивый традиционализм». Во втором – «соблазн прогрессизма».

Представляет интерес классификация игумена Прокла (Васильева) из Российской православной автономной церкви. Его последняя публикация называется «Православная кафолическая церковь в эпоху апостасии». В завершающей части работы автор делит все православные формирования на две группы или на два типа. Первый тип – Мировое православие, т. е. то, что называется Вселенским православием, куда входят пятнадцать автокефальных церквей. Они объединяются не потому, что относятся к каноническим церквам, а потому, что они участвуют в экуменическом движении. Они модернизируются, многие из них перешли на новый календарный стиль. Вторую группу он называет «истинным православием», так как его структуры не связаны с экуменизмом и держатся, как считает игумен, в выработанных в истории православия традициях, немалая их часть приемлет старый календарь.

Сюда же он включает русские зарубежные церкви, не объединившиеся с Московской патриархией, Истинно-православные церкви, а также Катакомбные.

В особенном положении у игумена Прокла находятся старообрядцы.

В книге «Восточные христианские церкви. Церковно-исторический справочник» (СПб., 1999) Рональд Робертсон, священник РимскоКатолической церкви, рассматривает православие в самом широком смысле, обозначая его как Восточное христианство. Делит его на каноническое и неканоническое. В названиях типов допускается и сугубо церковная и нецерковная терминология: «отделившиеся», «неопределенного статуса» и др.

Из религиоведческих типологизаций церковных разделений диссертантом проанализирована типология, составленная П. И. Пучковым. Она во многом отражает действующие православные объединения в мире. Однако отчасти некоторые названные структуры, скорее всего, «канули в лету», т. е.

имеют лишь историческое значение. С другой стороны, типология неполна.

В ней отсутствуют структуры, появившиеся в мире в последней четверти ХХ – начале ХХI вв. Некоторые названия необходимо уточнить (такие как, например, Богородичный центр – уже несколько последних лет он отсутствует в реестрах Министерства юстиции РФ; в них включена Православная церковь Божьей Матери Державная).

Большие изменения произошли в группе истинно-православных церквей. Они также не нашли отражения в представленной классификации или типологии. Очевидно, требует уточнения понятие «непризнанные» в интерпретации Пучкова как неканонические. К примеру, таковой церковью для Константинопольской церкви является Автокефальная православная церковь в Америке. Однако большинство Поместных церквей признают ее в качестве канонической.

Наконец, возникает еще два вопроса. Во-первых, по понятию «отошедшие от православия». Если имеется в виду Вселенское православие, то некоторые перечисленные структуры в нем не находились и, естественно, от него не отходили. Во-вторых, требует внимательного подхода интерпретация понятия «маргинальный». Четкие разграничения и объяснения критериев включения тех или иных структур в маргинальные у П. И. Пучкова отсутствуют.

Выявленные в прежних классификациях недостатки, прежде всего, связаны с тем, что за последние два десятилетия произошли крупные изменения в религиозной ситуации в мире и в России. Появился новый эмпирический материал, через обобщение которого с современных методологических позиций необходимо внести коррективы в прежде составленные классификации.

Типология, представленная диссертантом, выполнена на основе системного феноменологического и морфологического (стуктурнофункционального) методов. Эта типология включает четыре типа объединений в православии: первый – церкви Вселенского православия, второй – параллельные структуры, третий – объединения альтернативного православия, четвертый – общины исторического сектантства. Большое внимание уделяется третьему типу – альтернативному православию. Дается его определение и выделяются шесть подтипов объединений: дореформенные, эмигрантские,о, истинно-православные, автокефалистские, реформированные. В следующих параграфах данной главы характеризуются три первых типа объединений.

Во втором параграфе «Вселенское православие как интеграционная модель институционального устройства христианства» проанализированы сущностные характеристики единства Вселенского православия, рассмотрено Вселенское православие как институциональная система, ее формирование и противоречия в ней, изучены проблемы единства церкви на Всеправославных предсоборных совещаниях В параграфе делаются следующие выводы. Сущность учения о единстве церкви была утверждена уже в самом начале христианства. Исследованы истоки учения, которые уходят во времена раннехристианской апологетики и патристики. Большое внимание уделено произведениям сщмч. Игнатия Богоносца, епископа Антиохийского и Киприана Карфагенского. Они и другие классики святоотеческой литературы на основе практики первоначального устройства общин и их взаимоотношений друг с другом сформулировали предварительные положения учения о единстве церкви, которые стали основой для определений Вселенских соборов. Многие правила соборов и некоторых отцов церкви, в частности Василия Великого, Григория Богослова стали каноническими для безукоризненного исполнения всеми членами церкви, начиная от епископов до мирян. Большое значение в утверждении единства церкви получили труды А. С. Хомякова и особенно его произведение «Церковь одна». Для раскрытия сущности учения проанализированы труды богословов и философов ХХ – начала ХХI вв., которые указывали на свойства и границы церкви.

Проанализированные особенности формирования Поместных церквей Вселенского православия дают возможность выявить трудности и противоречия в формировании системы церквей Вселенского православия. Большие противоречия выявляются при получении статуса автокефалии многими Поместными церквами. Получение автокефалии у широко распространенных православных диаспор в мире, некоторые особенности богослужебной практики, существующие в Поместных церквах и воплощение ими канонических правил, относящихся, например, к семье и другим социальным явлениям, стали проблемами во Вселенском православии.

Возникшее в начале ХХ в. экуменическое движение заставило представителей православия выразить свое отношение к объединению христианства.

Следствием решения этих проблем явилась инициатива Константинопольского патриархата созвать Вселенский собор. Анализ хода Предсоборных совещаний и их документов показывает, что начавшееся предсоборное время завершится не скоро, пройдет соответствующую эволюцию. Уже на текущем этапе можно прийти к такому мнению. Даже вопросы и присутствие представителей христианства на Предсоборных совещаниях указывают на происходящие изменения или эволюцию. Если на первых совещаниях присутствовали в качестве наблюдателей или гостей представители от других христианских конфессий: восточных церквей, католической и протестантских, то в дальнейшем совещания проходят в присутствии только представителей от Поместных православных церквей. Постепенно сужался круг вопросов, выносимых на Предсоборные совещания. Если вначале каталог тем включал более ста вопросов для обсуждения, то к настоящему времени осталось всего лишь несколько. Но, очевидно, это наиглавнейшие темы и вопросы: «Диаспора», «Автокефалия и способ ее провозглашения», «Автономия и способ ее провозглашения», «Диптихи». Судя по всему, в них сосредоточено решение по дальнейшему сохранению и утверждению единства церкви. Немаловажное значение в деятельности Предсоборных совещаний имеет одна из самых влиятельных и больших по числу приверженцев Русская православная церковь.

В третьем параграфе «Параллельные структуры в православии: их генезис и противоречия с Поместными церквами» раскрыта социальная обусловленность образования параллельных объединений, представлен генезис образования параллельных структур относительно России в ближнем и дальнем зарубежье.

Первая часть параграфа имеет теоретико-методологическое значение.

Для выяснения появления параллельных юрисдикционных структур диссертант обращается к модели или утвержденной канонами системе Вселенского православия. Одним из важных понятий в ней стало понятие канонической территории. Она обозначает географическое пространство, на котором появилась впервые та или иная Поместная церковь с ее епископом. Епископов из других церквей в качестве правящих или их викарных быть не должно. Однако в реальности такой канон стал нарушаться. Неисполнение его и вело к параллелизму. Здесь же формулируется определение понятия параллельных структур, являющегося ключевым.

Параллельные структуры в православии – это объединения, возникающие на канонической территории Поместной церкви по причине их отхода от нее, а также объединения, созданные на той же территории другими Поместными церквами. Параллельные структуры чаще всего существуют временно и, в конечном счете, или уходят в раскол, становясь совершенно независимыми, или воссоединяются с прежней кириархальной церковью, или переходят в другую юрисдикцию иной церкви: то ли Поместной канонической, то ли неканонической, не имеющей апостольского преемства. В некоторых государствах они стремятся вытеснить собой кириархальную церковь с прежде ей принадлежавшей канонической территории. Некоторые параллельные структуры в процессе своего существования начинают по-своему интерпретировать учение церкви, реформируют богослужебную практику, вносят изменения в институциональное устройство. Однако такие особенности позволяют отнести данные параллельные структуры к альтернативному православию.

Во второй части параграфа анализируются конкретные исторические и современные материалы, в которых находят выражение процессы возникновения параллельных церковных структур в государствах СНГ, Балтии, Молдавии, на Американском континенте, Западной Европе, Китае.

На основе проведенного анализа возникновения параллельных структур сделаны следующие выводы.

Параллельные структуры начинают создаваться уже в раннем неразделенном христианстве, хотя именно в это время была утверждена модель единой церкви. Положения этой модели нашли свое выражение в евангельских текстах, Посланиях апостолов, Апостольских правилах и, наконец, в правилах Вселенских соборов. Однако, как видно из появления параллельных структур, в реальной жизни модель единой церкви не нашла своего полного воплощения.

На появление параллельных структур, как и на церковные разделения вообще, оказывали большое влияние как внутренние причины богословскоцерковного содержания, так и внешние, в качестве социальных факторов.

В христианской церкви была создана управленческая структура, которая в основе своей имела принцип канонической территории с учетом светского административного деления. Когда происходили территориальные изменения – деление территорий на отдельные государства – разделялась и церковь, т. е. возникали новые церковные образования, параллельные прежней Поместной церкви. При возникновении нового национального государства каноническая территория оставалась за той или иной Поместной церковью. Создание параллельных структур исключалось, однако они создавались и поныне продолжают создаваться.

На появляющиеся таким образом параллельные структуры чаще всего действуют внешние факторы социального характера. Одним из них является стремление утверждаемого независимого государства иметь свою национальную церковь. На распространение этой идеи влияет государственная политика, ее представители также стремятся иметь церковь, независимую от прежней Поместной. На примере рассмотренных выше государств, все эти стремления нередко заканчиваются или созданием параллельных структур, или, в худшем случае, расколом.

Анализ показывает, что в ХХ – начале XXI вв. в государствах, где преобладало православие, параллельных структур создается все больше и больше. В этом процессе одним из главных социально-политических факторов стал распад СССР, в результате которого за пределами России в странах СНГ и Балтии оказались митрополичьи округа, епархии, отдельные общины Русской православной церкви. Ввиду того, что эти страны обрели независимость, во многих из них начинается самая настоящая борьба за вытеснение прежних Поместных церквей с их канонических территорий. Подобные же процессы начинают происходить в Европе после распада социалистического лагеря.

В последнее время на образование параллельных структур большое влияние оказывает Константинопольский патриархат и его первоиерарх Варфоломей. За свою историю Константинопольская церковь потеряла много приверженцев, но сейчас она стремится увеличить свою паству, поднять свою значимость в православном мире, создавая параллельные структуры на канонических территориях некоторых Поместных церквей. Отношения между Вселенским патриархатом и другими церквами усложняются (особенно с Московским Патриархатом).

На разделение церквей уже в наше время начинают оказывать влияние и глобализационные процессы. В Европе созданный Европейский Союз, включающий в себя независимые государства, многое им диктует, в том числе способы решения тех или иных проблем в религиозной сфере, в частности, в церковном устройстве.

Рассмотрение проблем возникновения и существования параллельных структур в контексте государственно-конфессиональных отношений показывает, что в ряде стран государственные власти небезучастны к конфликтам, возникающим в ходе разделений.

В четвертом параграфе «Альтернативное православие: определение, проблемы изучения, характеристика подтипов» сформулировано определение понятия «альтернативное православие», которое является ключевым в данном параграфе, а также представлена социально-функциональная характеристика его каждого подтипа.

Диссертант уточняет определение понятия «альтернативное православие», приводит аргументы в пользу его введения в теорию и практику религиоведения. Дает сравнительную характеристику сложившейся религиозной ситуации в современной Восточной Европе и в России с ситуацией Западной Европы сер. XIX в. Там, в протестантской среде, возникло множество объединений, объявивших себя свободными от традиционных конфессий и от вмешательства государств во внутреннюю жизнь церкви.

После всех уточнений и интерпретации понятия «альтернатива» как свобода выбора, диссертант считает, что в альтернативное православие входят церкви, их епархии, благочиния, общины, группы, последователи которых, по различным причинам – догматическим, церковно-каноническим, социальным, социально-политическим – не находятся под юрисдикцией какихлибо автокефальных Поместных церквей Вселенского православия, не имеют с ними канонического и евхаристического общения, а также имеют особые воззрения по отдельным положениям учения церкви, на ее богослужебную практику и институционализм.

Диссертант на основе изучения прежней литературы приходит к мнению, что вся сложность бытия альтернативных направлений и многообразие оценок не получили еще в философской и религиоведческой литературе должного анализа. Преимущественно публикации обращаются к истории отдельных структур. Наряду с формулировкой проблем выявляются и некоторые трудности в изучении избранного предмета.

До сих пор далеко не разработана, во всяком случае, в России, теоретико-методологическая база исследования. Всегда актуальна и в самих религиях, и в религиоведческих исследованиях проблема отношения к разделениям в православии и к приверженцам расколов. С давних пор существует ряд подходов в отношении к ним, к их характеристикам, включая оценочные.

Прежде всего, выделяется теологический (богословский) подход. Он исходит в оценках природы разделений в христианстве (православии) из греховности людей, нарушения ими утвержденных канонов, касающихся единства церкви. В этом подходе акцентируется внимание на субъективные причины опадений от Вселенского православия и находит выражение негативное отношение к отпадающим.

В существующем уже более двух тысячелетий Вселенском православии происходили и происходят разделения или, по богословской терминологии, расколы. Понятие «раскол» обозначает и сам процесс отпадения, и отдельное формирование, как (по выражению св. Василия Великого) «самочинное сборище», имея в богословии негативную окраску. Испокон веков ко всяким расколам в православии и в христианстве в целом, как было замечено выше, отношение было отрицательным. Таковым оно остается и поныне.

За этим подходом следует подход представителей отраслей знаний, в которых изучаются многообразия существующих религий, – историков, психологов, этнографов, правоведов, политологов, философов и религиоведов.

Последние в рамках философии религии и социологии религии, уделяя внимание особенностям альтернативных религиозных движений, приходят к главным выводам и обобщениям по их социальной природе, их состоянию, месте в межрелигиозных контактах и в государственно-конфессиональных отношениях. Именно в религиоведческом ракурсе рассмотрения формулируется теоретико-методологическая база изучения новых религиозных движений, а также объединений в альтернативном православии.

Светское религиоведение апеллирует к неконфессиональным понятиям и определениям, которыми характеризуются упомянутые выше образования.

Со стороны юридической в Российском законодательстве все они именуются религиозными объединениями и при их желании регистрируются в органах юстиции, после чего получают права юридических лиц. А с религиоведческой точки зрения – обозначаются более специфическим понятием, таким как альтернативные структуры в православии, в отличие от богословской терминологии, которая в данном контексте наполнена негативным содержанием.

После обзора проблем и трудностей в исследовании альтернативного православия диссертант отмечает, что малоизученность, сложность и противоречивость истории альтернативных направлений православного исповедания в Российской Империи, СССР, современной России и в ряде других государств делают актуальным объективное религиоведческое исследование специфических особенностей эволюции, идеологии и деятельности этих направлений в контексте вероисповедной политики государств.

Современное состояние взаимоотношений исследуемых направлений и их организаций с государством в значительной степени определяется незавершенностью процесса формирования целостной политики Российского государства в религиозной сфере и переходным характером той модели взаимоотношений государства и религиозных объединений, которая функционирует в современной России.

В настоящее время в России складывается своя модель взаимоотношений государства и религиозных объединений. По мнению исследователей, придерживающихся конституционных принципов, а значит и принципов отделения религиозных объединений от государства и их равенства перед законом, эта модель в идеале должна сочетать общепринятые международные нормы и принципы обеспечения свободы совести с российскими историческими и национальными традициями. В этой модели необходимо учитывать специфические особенности различных религий и конфессий.

Изучая альтернативные направления, приходится сталкиваться с вопросом об их дальнейшем существовании, т. е. рассматривать их в прогностическом аспекте. В любом случае, одним из предположений можно считать, что во многом их будущее зависит от выбранной и утвержденной российским государством модели государственно-конфессиональных отношений.

Существует, как было отмечено, и правовой аспект в изучении названных объединений. Он связан с наблюдающимися нарушениями прав представителей объединений альтернативного православия. Есть тенденция к тому, чтобы посредством ущемления их прав прекратить их возникновение и существование.

После сформулированных общих положений и проблем, связанных с альтернативным православием, дается характеристика сущностных проявлений в его выявленных шести подтипах, анализируются также некоторые социальные воззрения их представителей, отношение к религиозной практике и к церковному институционализму. Особое внимание уделяется объединениям, которые имеют или большое число приверженцев или резко отличаются своими особенностями.

Дореформенные объединения: в них выражено стремление сохранить традиционность конфессии, свою идентичность, уклад жизни и в целом сформировавшуюся до введения реформ культуру. В настоящее время к ним можно отнести объединения древлеправославных христиан (по традиции их чаще всего называют старообрядцами). Также к данному подтипу можно отнести старостильные церкви, возникшие в Греции и в других странах.

Эмигрантские объединения: оказавшись за пределами Отечества, стремятся сохранить свою этноконфессиональную идентичность, находятся в конфронтационных отношениях с кириархальными церквами, но некоторые неканонические юрисдикции идут на сближение и объединение с ними, преодолевая прежние противоречия.

Катакомбные объединения: возникают как выражение социального протеста по поводу антирелигиозных и антицерковных действий гражданских властей, следствием чего является переход таких объединений в церковное подполье и выход из канонического общения с Матерью-Церковью, в условиях изменений политики государства к религии и церкви претерпевают качественную трансформацию. Правда, при всей изоляции представителей церковного подпоья от мира и Матери-Церкви, некоторые из них не прекращали связи с ней.

Истинно-православные объединения: имеют большое распространение в мире, разделены на множество церковных юрисдикций, считают себя единственными и последовательными хранителями церковных канонов. Многие идеологи таких объединений выступают за абсолютную независимость церкви от государства. В настоящее время существует тенденция к объединению истинно-православных церковных структур между собой.

Автокефалистские объединения: к ним относятся структуры, которые стремятся получить от Матери-Церкви самостоятельную независимую церковную юрисдикцию. Чаще всего осуществление такого стремления усложняет взаимоотношения между двумя сторонами, переходя в долгий процесс, получивший название «автокефализм». Он порождает трудности в сохранении единства Вселенского православия, нарушая его и вызывая конфликтные ситуации.

Реформированные объединения: стремятся вернуться к состоянию, в котором находились христианские общины раннего периода, в то же время обновляют богослужебную практику и институциональное устройство православия.

Один из главных выводов по характеристике альтернативного православия касается в первую очередь его лидеров. Их деятельность, идущая вразрез с установлениями Вселенского православия, указывает на происходящие изменения в их религиозном сознании. Речь может идти о своеобразной религиозности представителей альтернативного православия, об особенностях их сознания, имеющего протестный характер.

В третьей главе «Отношение Поместных церквей и государств к церковным расколам» углубляется исследование факторов, затрудняющих решение проблемы единства церкви. В тоже время выявляется один из главных способов решения этой проблемы – диалог, в котором могут участвовать все заинтересованные представители общества, государства и церкви. Раскрыта противоречивость в решении проблемы и существующие в настоящее время тенденции.

В первом параграфе «Конфликт как одна из форм отношений между Поместными церквами, государствами и церковными расколами» с позиций такой отрасли гуманитарного знания, как конфликтология дается объяснение тезису о том, что церковные расколы всегда негативно оценивались как со стороны представителей религий большинства, так и порой со стороны государственных органов. Возникновение таких оценок диссертант объясняет тем, что онтологически расколы имеют внутренние конфликтогенные черты.

Что касается церковных конфликтов, связанных с деятельностью объединений альтернативного православия, то они, по мнению диссертанта, могут иметь много причин. Но особенность раскола состоит в постоянном конфликте отделившейся церкви с кириархальной церковью.

Часто конфликт невидим, но он существует. Его разрешение, по богословской терминологии, ведет к уврачеванию раскола. Уврачевание – это его исчезновение, подобно тому, как проходит болезнь. Оно происходит посредством различных форм и способов: от осуждения отходящих от Поместной церкви на церковном соборе или суде до диалога с ними. Итог заключается в возвращении отошедших в лоно Матери-Церкви, в присоединении к ней. Таким образом, раскол – это ненормальное состояние церкви, разрушающее ее единство, и она никогда не успокоится, пока существует хоть один маломальски незначительный раскол. И, прежде всего, потому, что его существование противоречит догматическому учению о единстве церкви.

Многие существенные черты и сложности решения церковного конфликта проанализированы по материалам македонского и отчасти суздальского расколов.

Представляется, что сделанные в параграфе выводы имеют не только теоретическое, но и практическое значение.

Во-первых, онтологически природа расколов конфликтогенна. Поэтому в них изначально заложен потенциал будущих столкновений с церквами Вселенского православия и представителями социальных гражданских структур.

Во-вторых, конфликтные ситуации, о которых шла речь выше, будут возникать, прежде всего, в сферах межконфессиональных и государственноконфессиональных отношений. В частности, можно предположить, что в России возрождается идущая из XVIII–XIX вв. традиция взаимодействия государства и церкви большинства, в котором «гражданское начальство в делах о расколах должно было единодушно действовать вместе с духовным, стремясь к одной главной цели — к искоренению в народе раскольничьих заблуждений».

Наконец, в-третьих, для избежания религиозных конфликтов в демократическом государстве необходимо соблюдение одного из главнейших законодательных принципов — равенства всех религиозных объединений перед законом. Конфессии, в число которых входят и неподчиняющиеся друг другу структуры (альтернативного православия), вполне могли бы разрешать конфликты, связанные с имуществом, самостоятельно без втягивания в них государственных органов. И лишь когда все формы и способы решения конфликта будут исчерпаны, тогда и привлекается государственная власть в качестве посредника.

В втором параграфе «Отношение международных правовых организаций к юрисдикциям альтернативного православия» диссертант проанализировал процесс изменений в международных государственноконфессиональных отношениях.

Вплоть до конца II тыс. с появляющимися независимыми структурами в православии имели дело только сами Поместные церкви и государственные власти. Они считали возникающие проблемы как внутрицерковными, так и внутригосударственными. Церковь выражала свое отношение к ним на основе традиционных соборных установлений и правил. Государственные же власти действовали на основе симфонии и существующего законодательства.

Однако теперь в социальной и политической сферах общества произошли большие изменения. В Европе образовался союз государств со своим парламентом в Брюсселе и с судом в Страсбурге. Граждане европейских государств теперь с целью защиты своих прав апеллируют к правовым учреждениям Евросоюза. Конфликты происходят и в религиозной сфере, граждане обращаются в эти структуры и по вопросам, касающимся вероисповедных свобод.

Диссертант рассмотрел материалы, касающиеся взаимоотношений между свободными независимыми, т. е. альтернативными структурами в православии и государственными властями в Молдавии, Болгарии, России, и некоторые факты их обращений в Европейский суд в Страсбурге. На основе анализа выявлена следующая ситуация. В ряде европейских государств сформировались модели государственно-конфессиональных отношений, в других, в частности в России, они продолжают формироваться. Однако, судя по отдельным искам, рассматриваемым в Страсбургском суде, с его стороны есть стремление навязать государствам некую общую стандартную модель государственно-конфессиональных отношений.

Европейским государствам уже навязан ряд стандартов в экономике, политике, социальной сфере (вспомним Европейскую социальную хартию, Болонские соглашения, ювенальную юстицию и др.). В первом десятилетии начала века навязываются стандарты и в духовной сфере государств. Здесь и коренится тенденция противостояния православия секуляризационным европейским натискам в целом и решениям Страсбургского суда в отношении расколов в частности.

В третьем параграфе «Диалог как практика достижения церковного единства» диссертант исходит из общих принципов культуры диалога, а также частных, касающихся межконфессиональных отношений. Принципы, на основе которых ведется диалог, имеют не только теоретическую, но и практическую значимость. Вступающие в диалог стремятся внести вклад в стабилизацию, миротворчество, согласие в обществе и развитие толерантности, в частности, веротерпимости.

Диссертант отмечает, что диалог ведется между представителями той или иной сферы общества – экономической, социальной, политической. Везде есть свои особенности. Есть они и в межрелигиозных и межконфессиональныых отношениях. Рассмотрены следующие принципы, (изложены акад.

РАЕН В. Никитиным): 1. Каждый участник должен четко сознавать свою вероисповедную принадлежность. С точки зрения православных россиян это, естественно, принадлежность к восточному христианству и понимание России как православной державы. 2. Должны быть определены границы диалога: он не может переходить в расшатывание основных догматов; всякий прозелитизм должен быть apriori исключен. 3. Должна быть понята цель диалога:

взаимное ознакомление с неизвестными сторонами того или иного исповедания и культа, чтобы, прежде всего, облегчить друг другу совместную работу в культурной и социально-общественной сфере, например, в практической помощи тем, кто в ней нуждается.

Диссертант обращает внимание на то, что в контексте исследуемой темы речь может идти о диалоге между такими субъектами как Матери-Церкви и различными церковными структурами, отошедшими от них по самым разным причинам, мотивам и обстоятельствам. По убеждению диссертанта, не может быть препятствий для диалога. Сам диалог – это часть культуры и форма взаимоотношений между разными социальными группами и исповеданиями. Здесь не может применяться насилие, здесь действуют слово, долготерпение и любовь. Анализ современного состояния отношений между Поместными церквами и отошедшими от них, приводит автора к выводу о том, что диалога или нет, или он ведется с большими трудностями. Такой вывод подтверждается на основе анализа отношений Русской православной церкви к старообрядцам и к Русской православной зарубежной церкви. Во втором случае положительное значение в налаживании диалога имела деятельность представителей современного российского государства. Однако и здесь диссертант указывает на противоречивую деятельность некоторых государств в диалоге между Поместными церквами и расколами в них.

В Заключении подводятся итоги исследования, формулируются основные выводы и результаты, намечаются перспективы дальнейшей разработки темы диссертации. Таким образом, в диссертации:

на основе системно-аналитического подхода к религии как духовнопрактической деятельности и социальному явлению исследована проблема единства и разделения православия. Применение положений философскорелигиоведческой концепции религиозной ситуации позволило проанализировать существенные аспекты и дать характеристику места многочисленных церковных юрисдикционных дифференциаций в современном мире;

представлено все многообразие юрисдикционных разделений в православии, проведена их классификация и даны типологические характеристики возникающих религиозных объединений;

уточнен и обоснован религиоведческий смысл понятия «альтернативное православие» относительно сообществ, отождествляющих себя с православием, но находящихся в оппозиции каноническим структурам Вселенского православия;

определены этапы разделений и расколов в православии. Рассмотрен новейший этап в формировании и функционировании расколов в современном социуме;

проведен сравнительный анализ церковных расколов прежде и в современном обществе (на рубеже XX и XXI вв.) с целью выявления их принципиальных особенностей и характеристик;

определены социально-функциональные характеристики религиозных сообществ, возникающих в результате церковных разделений;

изложены положения, которые могут быть использованы представителями государственно-административных и правовых инстанций для адекватного понимания причин и мотивов появления в православии альтернативных структур, для выработки соответствующих оценок их деятельности.

Такое понимание – залог выстраивания оптимальных отношений между исследуемыми в диссертации структурами и государством;

указывается на то, что в современной мировой религиозной ситуации умножаются расколы – объединения альтернативного православия. Причем их распространение глобализируется, так как они встречаются в большом числе современных государств, почти на всех континентах и на многих канонических территориях Поместных церквей Вселенского православия.

Более того, существует тенденция к их объединению. Феномен единства и разделениий православия находится в постоянной эволюции и требует дальнейшего изучения.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях автора:

Монографии 1. Лещинский А.Н. Особенности богородичного движения в России (Из опыта социально-философского анализа): монография. – М.: РОИР.

2005. – 220 с. – (13,75 п.л.) 2. Лещинский А.Н. Православие: единство и разделения (социумные детерминанты, типология, противоречия и тенденции): монография. – М.: Изд-во РГСУ, 2011. – 226 с. – (14,5 п.л.) Публикации в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях 3. Лещинский А.Н. Вероисповедная политика и религиозная ситуация в современной России // Социальная политика и социология. – М.: РГСУ, 2004. – №2. – С. 90-103 (1,0 п.л.).

4. Лещинский А.Н. Влияние межрелигиозных и государственноконфессиональных отношений на церковные разделения // Религиоведение. - 2007. – № 3. – С. 11-22 (0,8 п.л.).

5. Лещинский А.Н. О международной конференции «Религия в изменяющейся России» //Ученые записки Российского государственного социального университета. – М.: РГСУ. – 2008. – №1. – С 138-139 (0,п.л.).

6. Лещинский А.Н. Православие: типология церковных разделений // Ученые записки Российского государственного социального университета. – М.: РГСУ. 2009. – № 1. – С. 110-118 (1,3 п.л.).

7. Лещинский А.Н. Параллельные структуры в православии: генезис и противоречия в отношениях с Поместными церквами // Религиоведение. – 2009. – №2. – С. 97-109 (0,8 п.л.).

8. Лещинский А.Н. Классификация церковных разделений в христианстве / А.Н. Лещинский, А.К. Погасий // Религиоведение. – 2010. – № 2. – С.

91-101 (0,8 п.л./0,4 п.л. – авт.).

9. Лещинский А.Н. Конфликтогенность расколов в православии // Религиоведение. – 2011. – №2. – С. 130-136 (0,5 п.л.).

10. Лещинский А.Н. Значение диалога в преодолении церковных разделений // Социальная политика и социология. – М.: РГСУ, 2011. – №3. – С.159-172 (1,0 п.л.).

11. Лещинский А.Н. Социальные факторы и парадигмы, влияющие на состояние единства церкви // Государство, религия и церковь в России и за рубежом. – М., 2011. – № 1.– С. 38-44 (0,6 п.л.).

Избранные статьи в других изданиях 12. Лещинский А.Н. Католицизм // Религиозные организации России:

Аналитический вестник. - М.: 1995. – № 13 (специальный выпуск). – С.

59-120 (4,5 п.л.).

13. Лещинский А.Н. Российская Марианская Церковь // Религия, церковь в России и за рубежом: Информационный бюллетень. – М.: РАГС, 1995.

– № 5. – С. 57-64 (0,5 п.л.) 14. Лещинский А.Н. Об информационном обеспечении работы по связям с религиозными объединениями // Религия, церковь в России и за рубежом: Информационный бюллетень. – М.: РАГС, 1995. – № 6. – С.

25-30 (0,4 п.л.) 15. Лещинский А.Н. Религиозные объединения и миссии на оккупированной территории // Религиозные организации Советского Союза в годы Великой Отечественной войны 1941-45 гг. – М.: РАГС, 1995. – С. 102-110. (0,7 п.л.) 16. Лещинский А.Н. Религиозный фактор в контексте безопасности России //Религиозные конфессии и безопасность России: Сборник научных трудов. – М.: 1995. – С. 56-62 (0,4 п.л.) 17. Лещинский А.Н. Динамика численности религиозных объединений в России // Метафразис. – М.: 1996. – № 3. – C. 25-32 (0,6 п.л.).

18. Лещинский А.Н. Перед закрытым храмом очутились православные верующие в Эстонии // Панорама: Вестник Российского информационного агентства "Новости". – М.: 1996. – № 10. – C. 23-(0,6 п.л.).

19. Лещинский А.Н. О некоторых аспектах религиозной обстановки и государственно-церковных отношений в Санкт-Петербурге // Благовест-Инфо. – М.: 1996. – № 28-29. – C. 16-25 (0,5 п.л.).

20. Лещинский А.Н. Свято место пусто не бывает: "Нетрадиционные" религии осваивают российский ареал // Панорама: Вестник Российского информационного агентства "Новости". – М.: 1996. – № 17. – C. 17-26 (0,5 п.л.) 21. Лещинский А.Н. Межцерковный диалог в контексте государственных интересов // Метафразис. – М.: 1996. – № 24 – C. 15-22 (0,4 п.л.).

22. Лещинский А.Н. Сеются между пшеницею и плевелы... (Новые религиозные объединения в конфессиональной структуре России) // Благовест-Инфо. – М.: 1996. – № 40-41. – С. 16-24 (0,6 п.л.).

23. Лещинский А.Н. Пшеница и плевелы: Традиционные и нетрадиционные религии в религиозной ситуации России // Истина и жизнь. – М.: 1997. –№ 7. – С. 14-22 (0,6 п.л.).

24. Лещинский А.Н. Закон о свободе вероисповеданий заметно улучшен, но неудовлетворённость им пока остаётся // Свет Евангелия. – М.:

1997. – № 16 (121). – С. 7 (0,3 п.л.).

25. Лещинский А.Н. Христианство в России на рубеже веков: состояние и социальное измерение // Россия: Духовная ситуация времени. – М.:

Изд-во МГСУ, 2000. – № 1-2. – С. 218-225 (0,4 п.л.).

26. Лещинский А.Н. К проблеме изучения религиозной ситуации в России // Россия: Духовная ситуация времени. М.: Изд-во МГСУ, 2000. – № 34. – С. 112-120 (0,5 п.л.).

27. Лещинский А.Н. Религия в контексте социального служения // Социальное служение Отечеству: вчера, сегодня и завтра: VIII годичные научные чтения. – М.: Изд-во МГСУ, 2001. – С.61-69 (0,п.л.).

28. Лещинский А.Н. Что стоит за понятием «традиционная религиозная организация»: содержание и сферы применения // Свобода вероисповедания, государственно-конфессиональные отношения и протестантизм в России: «Круглый стол» в Измайлово, 16 января 20г. – М.: Институт свободы совести, 2002. С. 72-76 (0,3 п.л.).

29. Лещинский А.Н. Религиозная ситуация в России: изменения, тенденции и противоречия // Свобода совести в России: исторический и современный аспекты: Сборник докладов и материалов межрегиональных научно-практических семинаров и конференций 2002-2004гг.– М.: РОИР, 2004. – С. 222-230 (0,5 п.л.).

30. Лещинский А.Н. Богородичная ветвь в русском православии:

некоторые вопросы изучения истоков, современного состояния и социального служения // Россия: духовная ситуация времени: Сборник научных трудов. – М.: РГСУ, 2004 - № 1. – С. 259-281 (1,4 п.л.).

31. Лещинский А.Н. Альтернативное православие (к постановке проблем изучения) // Ломоносовские чтения 2006: Россия в XXI в. и глобальные проблемы современности: Научная конференция: Сборник докладов / Под общ. ред. проф. Л.Н. Панковой. – М.: ТЕИС, 2006. – С. 55-57 (0,п.л.).

32. Лещинский А.Н. Альтернативное православие в религиозной ситуации России // Свобода религии, нравственность и ответственность в Российском обществе: Сборник научных трудов. – Заокский: Источник жизни, 2006. – С. 229-237 (0,5 п.л.).

33. Лещинский А.Н. Наука и религия в контексте синергетического мировоззрения / А.Н. Лещинский, И.И. Малышко // Религиозная толерантность. Историческое и политическое измерение: Сборник научных трудов /Сост. и общ. ред. А.А.Красикова и Е.С.Токаревой. – М.: Academia, 2006. – С.79-82 (0,4 п.л.).

34. Лещинский А.Н. Церковное разделение и государственноконфессиональные отношения // Свобода религии и права человека:

Материалы научно-практической конференции. Москва, 7 декабря 2006 г. – Заокский: Источник жизни, 2007. – С. 134-140 (0,4 п.л.).

35. Лещинский А.Н. О некоторых предпосылках формирования Законодательства РФ о свободе совести в изменяющейся России // Права человека в России и за рубежом: Материалы международной научно-практической конференции. – Пенза, МНЭПУ, 2007. – С. 233234 (0,2 п.л.).

36. Лещинский А.Н. Альтернативное православие (постановка проблем религиоведческого анализа) // Свобода совести в России: Исторический и современный аспекты. / Сборник докладов и материалов межрегиональных научно-практических семинаров и конференций 2006-2007гг. – Выпуск 5. – М.: РОИР, 2007. – С. 457-469 (0,7 п.л.).

37. Лещинский А.Н. Дореформенные объединения в контексте изучения единства и разделения в православии // Будущее религии: из настоящего в грядущее: Сборник научных трудов. – Н. Новгород:

НГПУ, 2008. – С. 141-146 (0,4 п.л.).

38. Лещинский А.Н. Церковные разделения в Православии на рубеже ХХХХI вв. (религиоведческий анализ) // Государство, общество, церковь в истории России XX века: Материалы VII Международной научной конференции 13-14 февраля 2008 г. – Иваново: ИГУ, 2008. – С. 127-1(0,2 п.л.).

39. Лещинский А.Н. Типология церковных разделений в современном православии // Классификация религий и типология религиозных организаций: Материалы международной научно-практической конференции. – М.: АТИСО, 2008. – С. 96-105 (0,6 п.л.).

40. Лещинский А.Н. Свободные (альтернативные) структуры православия в современной религиозной ситуации // Религия в современном обществе: Материалы Международной научно-практической конференции. Москва, Академия труда и социальных отношений, 2-февраля 2009 года. – М.: АТИСО, 2009. – С. 102-112 (0,8 п.л.).

41. Лещинский А.Н. Православие: типология церковных разделений // Свобода совести в России: исторический и современный аспекты:

Сборник докладов и материалов межрегиональных научнопрактических семинаров и конференций. Выпуск 7. – СПб.: РОИР, 2009. – С. 270-288 (1,2 п.л.).

42. Лещинский А.Н. Церковные разделения: возможен ли диалог разделенных? // Актуальные проблемы реализации принципов свободы совести в современной России: Материалы научно-практических конференций 2007-2009 гг. – Заокский: Источник жизни, 2009. – С. 5464 (0,6 п.л.).

43. Лещинский А.Н. Альтернативные (свободные) структуры в православии и их классификация // Проблемы межэтнической толерантности и этноконфессиональных отношений в контексте развития современного российского общества: региональный аспект:

Материалы научно-практичесих конференций. – Владимир, 2010. – С.

114-122 (0,5 п.л.).

44. Лещинский А.Н. Особенности отношения государств и международных правовых организаций к расколам в современном православии // Релiгiйна свобода. Збiрник наукових статей з теми «Свобода релiгiї i демократiя: старi i новi виклики». – Киев, 2010 – № 15. – С. 175-181 (0,5 п.л.) 45. Лещинский А.Н. Особенности отношений современных государств к свободным церковным структурам в православии // Религия и право:

научный и образовательный аспекты: Сб. научных статей. – Казань:

Меддок, 2010. – С. 197-205 (0,5 п.л.) 46. Лещинский А.Н. Русская Православная церковь и церковные расколы:

от конфронтации к диалогу // Государство, общество, церковь в истории России ХХ века: Материалы IX Международной научной конференции, Иваново, 10-11 февраля 2010 г. – Часть 1. – Иваново, ИГУ, 2010. – С.236-243 (0,5 п.л.).

47. Лещинский А.Н. Истинно-православные объединения в России: из ХХ века в век ХХI // Государство, общество, церковь в истории России ХХ века: Материалы Х Международной научной конференции. Иваново, 16-17 февраля 2011 г. – Часть 2. – Иваново, ИГУ, 2011. – С. 116-1(0,4 п.л.).

48. Лещинский А.Н. Социальное служение Церкви в условиях изменяющихся государственно-конфессиональных отношений //Социальное учение Церкви и современность. Материалы международной научно-практической конференции. – Орёл, 2011. – С.

257-261 (0,3 п.л.).

49. Лещинский А.Н. Государственно-конфессиональные отношения в контексте изучения расколов в современном православии // Государство, религия, церковь в России и за рубежом: Научнотеоретическое приложение к журналу РАГС «Вопросы религии и религиоведения». Вып. 2: Исследования [Текст]: сборник сост. и общ.

ред. В. В. Шмидта, И. Н. Яблокова при участии Ю. П. Зуева, З. П.

Трофимовой. Книга 1(II): Религиоведение в России в конце ХХ – начале XXI в. – М.: ИД «МедиаПром», 2010. – С. 157-164 (0,5 п.л.).

Материалы в научных энциклопедических и справочных изданиях 50. Лещинский А.Н. Религиозные организации, центры и региональные структуры: Москва, Россия, страны СНГ и Балтии: Справочник. – М.:

Департамент по делам печати и информации правительства Москвы, 1994. – 128 с. – (8,0 п.л.).

51. Лещинский А.Н. «Кипрская православная церковь», «Монашество», «Сербская православная церковь», «Свяшеннослужители» и др. (Всего 40 статей) // Христианство: Словарь / под общ. ред. Л. Н. Митрохина. – М.: Республика, 1994. – (3,0 п.л.).

52. Лещинский А.Н. «Армянская апостольская церковь», «Старообрядческие церкви», «Украинская православная церковь», «Церковь Иисуса Христа Святых последних дней» и др. (Всего статей) // Религиозные объединения Российской Федерации:

Справочник / Колл. авт. – М.: Республика, 1996. – (6,0 п.л.).

53. Лещинский А.Н., Лещинский Л.А. «Агиография», «Албанская православная церковь», «Александрийская православная церковь», «Архиерейский собор» и др. (Всего 12 статей) // Новая Российская энциклопедия. – М.: Энциклопедия–ИНФРА-М, 2005. – (1,0 п.л.).

54. Лещинский А.Н. «Российская православная свободная церковь», «Истинно-православные христиане», «Молчальники», «Кликушество», «Автокефальная православная церковь в Америке» и др. (Всего статей) /А.Н. Лещинский, Л.А. Лещинский // Религиоведение.

Энциклопедический словарь.– М.: Академпроект, 2006. – (5,0 п.л./ 2,п.л. - авторские).

55. Лещинский А.Н. «Августин (Виноградский), архиеп.», «Белорусская автокефальная православная церковь», «Японская автономная православная церковь», «Болгарская православная церковь», «Церковь Христа» и др. (Всего 28 статей) / А.Н. Лещинский, Л.А. Лещинский // Религиоведение. Энциклопедический словарь. – М.: Академпроект, 2007. – (3,0 п.л./ 2,0 п.л. - авторские).

56. Лещинский А.Н. «Введенский А.И.», «Российская апостольская православная церковь», «Русская православная церковь заграницей», «Российская православная кафолическая церковь», «Православная церковь Божией Матери Державная» и др. (Всего 112 статей) / А.Н.

Лещинский, Л.А. Лещинский // Энциклопедия религий. – М.:

Академпроект, 2008. – (8,0 п.л./ 5,0 п.л. - авторские).

Другие публикации 57. Бессонов М.Н (Лещинский А.Н.) Православие в наши дни. – М.:

Политиздат. 1990. – 303 с. – (14,0 п.л.) 58. Лещинский А.Н. Лавра Преподобного Сергия и Академия в ней. – Сергиев Посад, Тонус. 1993. – 206 с. – (14,0 п.л.)




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.