WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

ЛУКМАНОВА Ольга Борисовна

ЖАНРОВОЕ СВОЕОБРАЗИЕ ЛИТЕРАТУРНЫХ СКАЗОК ДЖОРДЖА МАКДОНАЛЬДА

Специальность 10.01.03 – Литература народов стран зарубежья (западноевропейская литература)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Нижний Новгород 2012

Работа выполнена на кафедре зарубежной литературы и теории межкультурной коммуникации ФГБОУ ВПО «Нижегородский государственный лингвистический университет им. Н. А. Добролюбова»

Научный консультант: доктор филологических наук, профессор кафедры зарубежной литературы и теории межкультурной коммуникации ФГБОУ ВПО «Нижегородский государственный лингвистический университет им. Н. А. Добролюбова» ЦВЕТКОВА Марина Владимировна

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор кафедры русского языка, современной русской и зарубежной литературы ФГБОУ ВПО «Воронежский государственный педагогический университет» СТРУКОВА Татьяна Георгиевна кандидат филологических наук, доцент кафедры второго иностранного языка ФГБОУ ВПО «Нижегородский государственный лингвистический университет им. Н. А.

Добролюбова» КОНСТАНТИНОВА Анастасия Витальевна

Ведущая организация: ФГАОУ ВПО «Казанский (Приволжский) федеральный университет»

Защита состоится «30» мая 2012 года в 11:30 ч. на заседании диссертационного совета Д 212.163.01 при ФГБОУ ВПО «Нижегородский государственный лингвистический университет им. Н.А. Добролюбова» по адресу: 603155, г.

Нижний Новгород, ул. Минина 31а, III корпус, конференц-зал, ауд. 3217.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Нижегородского государственного лингвистического университета им. Н.А. Добролюбова

Автореферат разослан «27» апреля 2012 года.

Ученый секретарь диссертационного совета В. В. Денисова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Исследователи нередко называют средневикторианского шотландского писателя Джорджа Макдональда (1824 – 1905) одним из самых оригинальных и загадочных писателей XIX в., однако его произведения долгое время оставались сравнительно малоизвестными читательской публике и были мало изучены литературоведами. По мере того как за последние несколько десятилетий литература фэнтези утвердилась в качестве объекта критического изучения, Макдональд, будучи одним из основоположников жанра фэнтези в XIX в., а также признанным источник вдохновения и влияния для таких авторов, как Л. Кэрролл, М. Твен, Э. Несбит, Г. К. Честертон, Кл. Льюис, У. Х.

Оден, Т. С. Элиот, М. Л’Энгл и др., заслуженно оказался в центре возрастающего внимания литературоведов. Научный интерес к его творчеству, а также основательность и глубина анализа произведений Макдональда заметно возросли за последние двадцать пять – тридцать лет, доказав прежде недооцененную значимость его вклада в британскую и мировую литературу и прочно утвердив писателя в качестве серьезного предмета академических исследований.

В России Дж. Макдональд остается сравнительно малоизученным и малоизвестным автором, хотя основные его сказки и мифопоэтические произведения переведены на русский язык, некоторые неоднократно. В последние годы о Макдональде написан ряд популярных печатных и электронных статей, послесловий и предисловий к разным изданиям его произведений. Ему посвящены отдельные страницы и разделы диссертаций Н.

М. Демуровой, Л. И. Скуратовской, И. С. Матвеевой, И. Ю. Мауткиной, Н. Д.

Садовской. Первым российским исследованием, специально посвященным творчеству Макдональда, стала диссертация М. Е. Протасовой «Литературная сказка Дж. Макдоналда: проблематика и поэтика» (2010), где анализируется своеобразие религиозных и этико-эстетических воззрений писателя, выявляются истоки и специфика его литературных сказок, изучаются их основные мотивы, образы, композиционные и жанровые особенности и характеризуется их место в контексте общего творчества Макдональда и в истории английской литературы.

Актуальность диссертационного исследования обусловлена возросшим интересом западных и российских ученых к творчеству Джорджа Макдональда, месту писателя-викторианца в британской и мировой литературе, а также его роли в становлении жанра фэнтези, адекватное теоретическое осмысление которого в современном литературоведении только начинается.

Научная новизна настоящей работы определяется тем, что исследование творчества Макдональда впервые охватывает весь корпус литературных сказок автора не только в существующих русских переводах, но и в оригинале с опорой на широкий и актуальный литературоведческий аппарат на русском и английском языке, включая материалы архивноисследовательского центра им. М. Э. Уэйда (США). В работе также представлено обобщающее описание характерных особенностей жанра фэнтези на основании последних отечественных и зарубежных исследований.

Теоретической и методологической основой диссертации послужили исследования отечественных и зарубежных авторов, посвященные проблеме жанра и вопросам изучения поэтики текста художественного произведения: С.

С. Аверинцева, М. М. Бахтина, Н. Л. Лейдермана, Д. С. Лихачева, Ю. М Лотмана, В. Н. Топорова; О. М. Фрейденберг, Р. Уэллека и О. Уоррена, работы ученых, рассматривающие фольклорную и литературную сказку в том числе сказку эпохи Романтизма: Н. Я. Берковского, Л. Ю. Брауде, В. А. Бахтиной, А.

Н. Веселовского, В. Я. Проппа, Д. Н. Медриша, Е. М. Мелетинского, Э. В.

Померанцевой, И. П. Лупановой, Л. В. Овчинниковой, Е. М. Неелова, С. Ю.

Неклюдова, М. Н. Липовецкого, Р. Л. Грина, Х. Дартона, Дж. Зайпса, и др.;

исследования авторов, изучающих фантазийную литературу и конкретно жанр фэнтези: Дж. Аллена, М. Назаренко, М. Николаевой, А. Сапковского, Ц.

Тодорова и др.; а также труды ученых, изучавших творчество Дж. Макдональда в контексте литературной сказки викторианской Британии: Н. М. Демуровой, И. С. Матвеевой, И. Ю. Мауткиной, Д. Гиффорда, Р. Макгиллиса, К. Мэнлава, С. Прикетта, Д. Робба, У. Рэпера, Р. Райса, Р. Хайна и др.

Объектом исследования является литературная сказка Дж. Макдональда в русле традиции литературной сказки викторианской Британии. Предметом исследования стали жанровые и внутрижанровые особенности сказок писателя, оказавшие влияние на развитие литературной сказки Британии 2-й половины XIX в., а также на становление жанра фэнтези.

Материалом исследования послужили одиннадцать сказок и сказочных повестей Джорджа Макдональда: «Наперекор» (The Cross Purposes, 1862), «Сердце великана» (The Giant’s Heart, 1863), «Легковесная принцесса» (The Light Princess, 1863), «Тени» (The Shadows, 1867), «Золотой ключ» (The Golden Key, 1867), «Карасойн» (The Carasoyn, 1871), «За спиной Северного Ветра» (At the Back of the North Wind, 1871), «Принцесса и гоблин» (The Princess and the Goblin, 1872), «Мудрая Женщина, или Потерянная принцесса: Двойная сказка» (The Wise Woman or The Lost Princess: a Double Story, 1874), «Принцесса и Кёрди» (The Princess and Curdie, 1882), «История Фотогена и Никтерис, или Мальчик-День и Девочка-Ночь» (The Story of Photogen and Nycteris, or The Day Boy and the Night Girl, 1882), а также теоретические эссе «Сказочное воображение» (The Fantastic Imagination, 1893) «Воображение: его функции и развитие» (Imagination, Its Functions and Its Culture, 1867) и «Этапы личностного развития» (A Sketch of Individual Development, 1880). В качестве дополнительных первоисточников привлекаются некоторые другие произведения писателя (в частности, мифопоэтические повести «Фантастес» (Phantastes, 1858) и «Лилит» (Lilith, 1895)), а также его письма.

Методические подходы и методика анализа: в зависимости от специфики рассматриваемых проблем в диссертации используются элементы биографического, историко-генетического, культурно-исторического, сравнительно-исторического, сравнительно-типологического и структурнотипологического подходов. При анализе текстов сказок Макдональда применяется методика «пристального чтения» (А. Ричардс, У. Эмпсон).

Целью диссертационного исследования является выявление жанровых особенностей сказок Джорджа Макдональда в русле традиции викторианской литературной сказки, а также определение роли творчества писателя и его сказок в становлении жанра фэнтези.

Данная цель определила частные задачи исследования:

1. Обозначить основные жанровые признаки литературной сказки и фэнтези, отграничив один жанр от другого.

2. Проследить процесс становления викторианской литературной сказки и выявить ее жанровые доминанты.

3. Выявить и прокомментировать основные принципы мировоззрения и художественного творчества Макдональда, теоретическое осмысление писателем жанра литературной сказки.

4. Определить наиболее существенные жанровые особенности сказок Макдональда в русле традиции викторианской литературной сказки.

5. Определить внутрижанровую принадлежность и выделить специфические особенности литературных сказок Макдональда.

6. Описать особенности пространственно-временных отношений в сказках Макдональда и проанализировать их жанрообразующие функции.

7. Обозначить те особенности сказок Макдональда, которые делают его сказки переходным звеном к жанру фэнтези, и рассмотреть особенности их художественного воплощения.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Будучи подлинно новаторскими, сказки Макдональда, тем не менее, написаны в русле национальной литературной традиции и в значительной степени воплощают в себе характерные особенности английской литературной сказки середины XIX в.

2. Наряду с такими генетическими признаками любой литературной сказки, как интертекстуальность (литературная игра) и волшебно-сказочная основа, основными жанровыми доминантами английской литературной сказки середины XIX в. являются: ироническая раздвоенность, направленность одновременно на детскую и взрослую аудиторию; буржуазная демократичность, адресованность более или менее образованному читателю среднего класса; особый характер юмора (остроумие, основанное на языковой игре, раблезианская карнавальность, плутовство, юмор нонсенса и т.п.); ярко выраженный дидактический характер, серьезный нравственный посыл, основанный на иудео-христианских ценностях; мощная социальная направленность и субверсивность; интерес к религиозным и богословским вопросам; выведение ребенка в качестве центрального персонажа и распространенность стихотворных вставок.

3. Опираясь на фольклорную волшебную сказку, с одной стороны, и на немецкую романтическую сказку (Kunstmrchen) – с другой, сказки Макдональда представляют собой смешение жанров и значительно осложнены перестановками основных функций, сюжетными ответвлениями, вставками богословского и назидательного характера. В зависимости от конкретных целей и замысла автора в каждом конкретном случае отдельные сказки носят ярко выраженные жанровые признаки традиционной волшебной сказки, рождественского рассказа, символико-философской сказки и притчи.

4. Характерными жанровыми особенностями литературных сказок Макдональда являются: лиминальность, проявляющаяся сразу на нескольких уровнях, включая особый сновиденческий характер событий и их последовательности; сочетание классического волшебно-сказочного хронотопа и традиционных функций волшебной сказки со средневековым хронотопом и хронотопом «фэйри»; «двойная история становления» двух героев разного пола, взаимно помогающих друг другу расти; социально-культурная, религиозная и гендерная субверсивность; рефлексия автора над собственным художественным творчеством и над сущностью и функцией любого поэтического творчества; и религиозно-дидактическая направленность сказки.

5. Жанр фэнтези является реализацией одной из генетических возможностей литературной сказки, его специфическими особенностями являются создание автором уникального вторичного мира (или целого ряда миров), отличающегося от мира реального (первичного) своей волшебномагической сущностью; логическая сцепленность сюжета, целостность вторичного мира и последовательность его внутренних законов; авторская интерпретация универсального мифа; расширение хронотопа волшебной сказки через введение средневекового хронотопа рыцарского романа; и эффект полного погружения читателя в вымышленный мир.

6. Литературная сказка Макдональда занимает основополагающее место в становлении жанра фэнтези благодаря сознательному мифотворчеству писателя через ремифологизацию традиционного сказочного канона и использование мифопоэтического потенциала классических функций волшебной сказки;

введению вертикального средневекового хронотопа через использование интертекстуальных отсылок, а также библейских образов, символов и мотивов и обновлению стертых библейских метафор посредством уникальной авторской мифологии.

Теоретическая ценность работы определяется тем, что она включает в себя обобщающее описание характерных особенностей фэнтези как реализации одной из генетических возможностей литературной сказки, а также теоретическое осмысление и определение места писателя-викторианца Дж.

Макдональда в историко-литературном процессе.

Практическая ценность диссертационного исследования состоит в возможности применения его основных результатов и положений при чтении курсов по истории зарубежной литературы в высших учебных заведениях, специальных курсов и семинаров по викторианской литературе и культуре и по творчеству Джорджа Макдональда. Материалы и выводы диссертации могут быть полезны русскоязычным переводчикам произведений писателя, интерпретация которых требует досконального знания основных аспектов его художественного мира.

Апробация работы. Основные положения диссертации были изложены на XXII и XXIII Пуришевских чтениях (Москва, 2010, 2011), на XXXIV Добролюбовских чтениях (Нижний Новгород, 2010), на международных конференциях «Лингвистические основы межкультурной коммуникации» (Нижний Новгород, 2009), «Русский акцент в мировой культуре. Литература, искусство, перевод» и «Романский акцент в мировой художественной культуре» (Нижний Новгород, 2010 и 2011), на VIII Международной научнопрактической конференции «Актуальные вопросы языковой динамики и лингводидактики в когнитивном аспекте» (Чебоксары, 2011) и на V Международной научно-практической конференции «Научное творчество XXI века» (Красноярск, 2012). Материалы диссертации обсуждались на аспирантских семинарах кафедры зарубежной литературы и теории межкультурной коммуникации НГЛУ им. Н.А. Добролюбова. Результаты исследования представлены в 13 публикациях, включая три статьи в рецензируемых изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ.

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, библиографического списка и четырех приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении дается общая характеристика работы, определяются ее методологические принципы, обосновывается выбор темы, объекта исследования, определяются цели, задачи и методы исследования, делается общий обзор критической литературы, обозначаются научная новизна и актуальность работы, характеризуется ее практическая значимость, формулируются положения, выносимые на защиту, сообщаются сведения об апробации положений диссертационного исследования.

Первая глава «Литературная сказка и фэнтези: проблема жанра» состоит из трех разделов и посвящена анализу «жанровых примет» авторской сказки в широком контексте истории жанра в западноевропейской литературе и обозначению разницы жанровых канонов литературной сказки и фэнтези.

В первом разделе «Жанр литературной сказки» дается подробный обзор работ зарубежных и отечественных ученых, посвященных исследованию жанровых особенностей литературной сказки, на основании которых выделяются ее основные жанрообразующие элементы. При огромном разнообразии подходов к проблеме и существующих расхождениях в трактовке жанра авторской сказки общие теоретические выводы о жанровой природе литературной сказки как игре автора с традиционным сказочным жанром в рамках собственного индивидуального эстетического замысла и художественного мира, позволяют обозначить сказочность как структурный каркас художественного мира произведения в качестве основной формулы этой жанровой разновидности.

Ввиду историчности любого жанра, литературная сказка всегда отражает свое время, и во втором разделе «История становления литературной сказки в Британии XIX в.» исследуется историческая «память жанра» авторской викторианской сказки, ее диахроническое становление и статус в общей системе литературы Британии XIX в. с целью выяснения ее жанровых доминант. На широком историко-литературном материале показано становление английской модели литературной сказки, основными источниками которой стали фольклорная традиция «фэйри», средневековые легенды артуровского цикла, а также адаптированные сюжеты переводных фольклорных и литературных сказок, включая французские сказки Ш. Перро, м-м Д’Онуа и др., сказки «Тысячи и одной ночи», произведения Г. Х.

Андерсена и две разновидности немецкой традиции: с одной стороны, сказки братьев Гримм, относящиеся к «промежуточному» типу (будучи авторской обработкой фольклорного материала), и с другой – литературные сказки (Kunstmrchen) Новалиса, Э. Т. А. Гофмана, Ф. де ла Мотт Фуке, Л. Тика и других немецких романтиков. При общем негативном отношении к жанру со стороны просветительски настроенных слоев населения, сказка, тем не менее, получила в Британии широкое распространение через дешевые печатные издания (chapbooks), использование сказочных сюжетов в карнавальной рождественской пантомиме и постоянные попытки разных авторов и издателей использовать сказку в духовно-дидактических целях. Важное влияние на формирование жанрового канона викторианской сказки оказали также традиции нонсенса и готического романа.

В третьем разделе «От фольклорной и литературной сказки к жанру фэнтези» фэнтези определяется как одна из генетических возможностей развития литературной сказки, и его главные особенности обусловлены тем, что, подобно литературной сказке, он предполагает господство авторского замысла вкупе с «сюжетным допущением иррационального характера» – то есть наличием волшебства, магии, не имеющих «логической» мотивации в тексте и… «не поддающихся, в отличие от научной фантастики, рациональному объяснению»1. Однако в отличие от почти неограниченных возможностей литературной сказки, которая может развиваться практически в любом направлении, в зависимости от авторского замысла, фэнтези является более узким жанром в том, что в нем основной упор делается именно на сознательное создание автором вторичного мира (или целого ряда миров), отличающегося от мира реального (первичного), прежде всего, своей волшебно-магической сущностью. Это чудесный или средневековый мир, где чудо является реальной возможностью, в противовес модернистскому миропониманию; этим объясняется важность для фэнтези таких «стержневых текстов», как архаические мифы, фольклорные волшебные сказки, европейские рыцарские романы и героические песни, так что «без опоры на этот пласт мировой культуры, куда следует отнести также творчество романтиков XIX в., оккультно-мистическую литературу второй половины XIX в. и начала XX в., в полной мере понять фэнтези нельзя»2.

Начало исследования фэнтези как самостоятельного жанра началось сравнительно недавно: в западном литературоведении – в 1970-е гг., а в отечественном – в 1990-е гг., и потому устойчивой терминологии и консенсуса относительно жанровых особенностей фэнтези пока не существует. В работе обозначается ряд различий между классической волшебной сказкой и Гопман В. Л. Фэнтези // Литературная энциклопедия терминов и понятий / Гл. ред. и сост. А. Н. Николюкин.

М.: НПК «Интелвак», 2003. C. 1162.

Там же.

литературной сказкой посредством анализа и сопоставления хронотопов, выделяются особенности жанра фэнтези, а также те черты классической литературной викторианской сказки, которые связывают ее с жанром фэнтези и в дальнейшем обусловливают его специфику.

Вторая глава «Литературная сказка в творчестве Джорджа Макдональда» состоит из трех разделов и посвящена рассмотрению истоков, формирования и особенностей художественного мышления писателя, общему обзору его литературных сказок и более подробному описанию некоторых присущих им специфических черт.

В первом разделе «Становление художественного мышления Дж.

Макдональда» дается краткий биографический очерк жизненного пути писателя и выделяются три основные фактора, оказавшие ключевое влияние на его идейно-эстетические установки. Первым таким фактором были «почти идеальные»1 отношения Макдональда с отцом, ставшие основой главного жизненного принципа писателя, постоянно повторявшего, что в сердце мира лежит идеальное Отцовство, то есть любовь совершенного Бога-Отца к своим детям. Вторым фактором стал конфликт внутренних духовных убеждений писателя с церковными доктринами и установлениями, преобладавшими в его окружении, и преодоление им узости современного ему шотландского кальвинизма. Третьим фактором, оказавшим значительное влияние на богословие и художественное мировидение Макдональда, было его ранее знакомство с творчеством немецких романтиков, чья поэзия и проза стали важным стимулом для его живого воображения, дали ему представление об идеальной жизни как поиске полноты бытия, научили считать поэтическое призвание наивысшим из всех возможных и видеть в поэте пророка и творца, вторящего Богу и природе. Именно немецкая литературная сказка и романтическое отношение к сказке как «канону поэзии» и универсальному Льюис Кл. C. Джордж Макдональд / Макдональд Дж. Сказки. М.: Центр Нарния, 2000. С. 196.

«жанру жанров»1, легли в основу фантазийного творчества Макдональда, и именно его сказки, опирающиеся, с одной стороны, на фольклорные образцы, а с другой – на немецкую романтическую сказку, стали наиболее адекватным выражением религиозно-романтического мировидения писателя и его принципов художественного творчества, которые включали в себя постоянный диалог автора с читателем, множественность смыслов и интерпретаций, незыблемость нравственных ценностей, основанных на христианском Писании, и уверенность в пророческой, трансформирующей природе подлинного творчества.

В программном теоретическом эссе «Сказочное воображение», рассуждая о литературной сказке как особой форме художественного воплощения поэтического мировоззрения, Макдональд обозначил ее главную функцию – будить в читателе мысль и воображение, способствуя его духовному становлению и росту, – и указал на то, что подлинной сказке должна быть присуща логика непредметного метафорического мышления, опирающаяся на непосредственное воздействие повествования на чувства и воображение читателя. Кроме того, он одним из первых постулировал сознательное создание автором сказки уникального вымышленного мира (или нескольких миров) со своими последовательными законами и хронотопом, и в его сказках встречается новаторское использование ряда приемов сочетания и взаимодействия хронотопов первичного и вторичного миров внутри произведения (польдер, строение (“edifice”), портал и др.), которые впоследствии станут ключевыми признаками жанра фэнтези.

Множественность смыслов и интерпретаций рассматривается как неотъемлемая часть любого человеческого творчества; при этом Бог как метафизический нададресат (термин М. М. Бахтина) обеспечивает не только абсолютное ответное понимание того, что хотел сказать автор, но и гораздо большую глубину понимания художественного произведения: даже сам автор может открыть в том, что написал, непредвиденную истину, поскольку в Ботникова А. Б. Немецкий романтизм: диалог художественных форм. М.: Аспект Пресс, 2005. С. 4.

момент творения он имел дело с вещами, источником которых были мысли, намного превосходящие его собственные. Отказываясь давать однозначное разъяснение смысла своих сказок, Макдональд утверждает, что сказка существует не для того, чтобы прятать истину, а для того, чтобы ее показывать.

По сути дела, она исполняет ту же функцию, что и новозаветные притчи, восприятие которых тоже во многом зависело от «почвы» сердца слушателей.

Таким образом, наряду с чисто интуитивным восприятием для проникновения в смысл сказки необходимы усилия, размышления, и Макдональд нередко напрямую призывает своих читателей подумать: «Вот и вся моя история, – говорит он в конце «Потерянной принцессы». – В ней много смыслов, а сколько – разберитесь сами»1.

Во втором разделе «Общая характеристика сказок Дж. Макдональда» дается обзор одиннадцати сказок писателя, включающий краткую историю их создания и публикации и анализ их хронотопной структуры. Сохраняя генетическую интертекстуальность и волшебно-сказочную основу в качестве основных примет жанра, все они являются классическими образцами английской литературной сказки второй половины XIX в.: все они адресованы двойной (детской и взрослой) аудитории, состоящей из более или менее образованных читателей среднего класса; им присущ особый характер юмора, основанный на остроумной игре слов, романтической иронии, пантомимной карнавальности и элементах нонсенса (включая нонсенсные стихотворные вставки); они носят явственный религиозно-дидактический характер; содержат прямые и косвенные комментарии по поводу социальных норм своего времени;

и в большинстве из них главными персонажами являются уже не классические герои волшебных сказок (принцы, принцессы и т.п.), а обычные дети. Как и всякая современная авторская сказка, сказки Макдональда испытали на себе влияние романа как преобладающей жанровой формы Нового времени и фактически представляют собой смешение жанров, так как содержат психологические характеристики персонажей, пространные описания Макдональд Дж. Сказки / Пер. Н. Трауберг. М.: Триада, 2000. С. 195.

сказочного или реального мира, сложные сюжетные ответвления, перестановки основных функций волшебной сказки, вставки богословского и назидательного характера, литературные цитаты и т. п.

В зависимости от целей и замысла писателя в каждом конкретном случае, отдельные произведения Макдональд носят ярко выраженные жанровые признаки традиционной волшебной сказки (дилогия про принцессу и Кёрди, «Легковесная принцесса», «Сердце великана»), рождественского рассказа («Тени»), символико-философской сказки («Золотой ключ», «Наперекор») и притчи с одинарным или двойным иносказанием («Потерянная принцесса» и «История Фотогена и Никтерис», соответственно). В качестве специфических черт сказок Макдональда можно назвать постоянно встречающийся мотив «двойного квеста» и взаимного воспитания двух героев противоположного пола, серьезное отношение к нравственному посылу сказки и неизменно духовный тон повествования, сознательную рефлексию над собственным творчеством и над природой художественного творчества в целом, а также особую «стереоскопическую символичность», с помощью которой писатель достигает эффекта лиминальности и выводит читателя в некое пограничное состояние, позволяющее ему принять реальность вымышленного мира и открывающее перед ним возможность диалогического сотворчества с автором в толковании символов и образов сказки в целях познания, самопознания и внутреннего преображения.

Последним двум из перечисленных выше особенностей сказок писателя посвящен третий раздел «Специфические особенности сказок Дж.

Макдональда: лиминальность и литературная саморефлексия».

Лиминальность (или пограничность) в сказочном и мифопоэтическом творчестве Макдональда проявляется сразу на нескольких уровнях. По словам самого писателя, ему было интересно писать только о тех людях, которые растут, а личностный и духовный рост – то есть переход от инфантильности к зрелости, переработка воспринятой системы ценностей и формирование новой смысловой парадигмы – сам по себе является лиминальным процессом. Кроме того, для Макдональда поэтическое повествование, опирающееся на образы, сравнения, метафоры и порождающее неординарные смысловые ассоциации, а также смеховой дискурс и дискурс нонсенса и абсурда, построенные на целенаправленной игре значениями, придающей смысловым структурам исключительную пластичность, действительно были важным средством реализации этого процесса. Лиминальность состояний и пространственновременных отношений строится на типичном для писателя сочетании волшебно-сказочного хронотопа и хронотопа фэйри, который сам по себе носит пограничный характер. Автор нередко использует сумерки как лиминальное время-пространство между светом и тьмой, днем и ночью, явью и сном, когда человек остается наедине с самим собой, прислушивается к голосу воображения и погружается в наиболее плодотворные размышления. Созданию атмосферы лиминальности способствует также сновиденческий характер повествования (dreamlikeness) и внерациональный характер событий и трансформаций, и в результате чего читатель сам оказывается в лиминальном состоянии, не столько читая, сколько переживая сказку вместе с ее героями, причем многозначность образов, возможность множественных толкований и необходимость осмыслять непонятные символы, которые нельзя дешифровать простым усилием разума и в которые надо вжиться, способствует как самопознанию читателя, так и развитию его мышления и воображения.

Кроме того, сказки писателя нередко отличаются жанровой амбивалентностью, и само повествование часто скользит от легкости и авторской самоиронии к драматической, даже трагической серьезности и обратно. Макдональд постоянно привлекает внимание читателя к артефактной природе литературного текста, подчеркивая отношения между художественным творчеством, действительностью, автором, текстом и читателем и используя для этого такие характерные приемы саморефлексивной литературы, как сложные композиционные конструкции (рамочные построения, рекурсивные структуры и т.п.), приемы интертекстуальности и автокомментирования, а также постоянно возникающий мотив чтения и книг и акцент на роль чтения и литературы в становлении персонажей. Многочисленными стихотворными вставками сюжетного и нонсенсного характера писатель снова и снова подчеркивает связь поэтического слова с музыкой и их общий источник в познании трансцендентного, «оправдывает» воображение и литературную сказку и рефлексирует над высоким призванием и долгом поэта-пророка.

Третья глава «Сказки Джорджа Макдональда в контексте традиции викторианской литературной сказки» состоит из трех разделов и включает в себя анализ морфологии сказок писателя и их жанрового канона, складывающегося на основе сознательного использования традиционных жанровых конвенций и их инверсий, пародийной трансформации жанровых доминант, а также присущего автору благочестия. В первом разделе «Сказочный канон и традиционные жанры в творчестве Дж.

Макдональда» анализируются механизмы мифотворчества в дилогии о Принцессе и Кёрди и в сказке «Легковесная принцесса», где автор, опираясь на конвенции сказочного жанра, выводит повествование на мифопоэтический уровень. Макдональд ремифологизирует сказку, придавая изначальное мифическое наполнение классическим функциям и мотивам, связанным со старухой-дарительницей, волшебным помощником и волшебным средством, испытанием, трудной задачей, погружением в сон или в воду, вкушением пищи, смехом, слезами, огнем, лестницей, прядением и т. п. Одновременно автор углубляет и уточняет это наполнение, возводя его до того, что сам считает истинным Мифом, через придание ему христианского содержания как объективной основы и отправной точки всех мифов и историй вообще.

В главе также проводится сопоставительный анализ сказки Дж.

Макдональда «Тени», в которой с наибольшей полнотой воплотилась рождественская эстетика писателя, с «Рождественской песней в прозе» Ч.

Диккенса. При наличии ряда типологических схождений между этими произведениями, в частности, это следование канону рождественского рассказа, где конфликт строится не на столкновении с внешним злом, а на сдвиге в сознании, который происходит в человеке, по той или иной причине усомнившемся в потустороннем мире, их идейно-художественные задания принципиально различаются. Если Диккенс проповедует социальнонравственную реформу, то Макдональд выводит каноническую форму на анагогический уровень, так что она становится рождественской именно в духовно-религиозном смысле этого слова.

Неизменно стремясь донести до читателей подлинно библейские истины о любящем и благом Боге с помощью фантазии, красоты и воображения, Макдональд подчеркивал, что писатель не волен перевертывать нравственные законы с ног на голову, и все его сказки неизменно укоренены в христианском Писании и содержат в себе библейские мотивы, аллюзии, образы, символы и сюжеты. Анализ этих элементов, их функций и художественной обработки является важным и необходимым аспектом изучения сказочного и мифопоэтического творчества Макдональда, особенно если учесть, что некоторые исследователи усматривают в сказках писателя нравственную амбивалентность, разочарование и внутренний конфликт, не исследуя должным образом внутренние пласты символов, укорененных в христианской традиции.

При всей полезности разнообразных подходов, применяемых к исследованию творчества Макдональда, необходимо помнить, что проникнуть в глубинную сущность его образов, мотивов и сюжетов невозможно без тщательного изучения богословских взглядов писателя, а также без знакомства с текстом христианского Писания. Во втором разделе «Библейские образы, символы и мотивы в сказках Дж. Макдональда» анализируются ветхозаветные аллюзии и эсхатологические мотивы в сказках «Карасойн» и «Принцесса и Кёрди», задающие определенное направление для их прочтения и позволяющие увидеть в них художественное отражение судьбы израильского народа («Карасойн») и рассуждения о характере Бога и его взаимодействия с людьми («Принцесса и Кёрди»). Сказочная повесть «За спиной Северного Ветра» рассматривается как теодицея перед лицом реального зла и смерти, а сказка «Золотой ключ» исследуется на предмет обновления стертых библейских метафор посредством уникальной авторской мифологии, с помощью которой писатель заставляет читателя заново осмыслить сущность веры и природу духовного мира.

Кроме того, сознательная опора на литературно-богословскую традицию, сочетающую античные и христианские мотивы и позволяющую вводить в сказочно-волшебный хронотоп «промежуточный» хронотоп фэйри и средневековую вертикаль, расширяя его границы и привнося в повествование эсхатологические элементы, сделала сказки Макдональда переходным звеном между классической литературной сказкой и фэнтези. Подобно литературной сказке, жанр фэнтези предполагает господство авторского замысла вкупе с сюжетным допущением иррационального характера, однако будучи реализацией лишь одной из генетических возможностей литературной сказки, жанр фэнтези специфичен именно обязательным наличием уникального вторичного мира, отличающегося от первичного (реального) мира своей волшебно-магической сущностью. В своих сказках Макдональд создает именно такой авторский мир (в большинстве случаев, это особый мир Волшебной страны, которая отчасти является авторской реинтерпретацией мира фэйри и символизирует «земную сферу, пронизанную духовным») и с его помощью фактически дает собственную символическую интерпретацию универсального мифа, что также является одним из основных жанровых признаков фэнтези.

В третьем разделе «Дидактическое и субверсивное начало в сказках Дж. Макдональда» дается сопоставительный жанровый анализ двух сказок, которые носят наиболее отчетливый педагогический характер. Сказку «Потерянная принцесса» сам автор обозначал как притчу, подчеркивая ее прямой дидактизм и указывая на интерпретационный подход, который необходимо применять при ее прочтении. Фактически Макдональд следует традиции библейской притчи «с одинарным иносказанием» (термин К.

Снодграсса), облекая духовные принципы в достаточно прозрачные художественные образы и сопровождая рассказ пояснительными комментариями. Что касается «Истории Фотогена и Никтерис», то здесь экспериментальная попытка злой колдуньи отделить свет от тьмы, будучи сюжетным стержнем и центральной метафорой сказки, является ярким примером «мифопоэтической стереоскопии» Макдональда, который, в соответствии с эстетической философией романтизма, соединяет в метафорическом событии ощущение двух разных сосуществующих миров и не столько учит читателя, наглядно показывая ему истинное положение дел, сколько создает авторский миф, требующий сознательного «вживания» в символы, выбивающий сознание из привычного состояния и взрывающий стереотипы. Во второй части раздела рассматриваются субверсивные элементы сказок Макдональда, включающие в себя провокационную игру с жанровыми конвенциями и привычными бинарными оппозициями, а также субверсию гендерных, социальных, дидактических и религиозных ожиданий. По сути дела, Макдональд подрывает нравственный кодекс викторианской Британии, обнажая ее «респектабельные» грехи, и в проповедуемых им ценностях проявляется не что иное, как субверсивная природа христианского Евангелия, идущего вразрез с культурой алчности и себялюбия.

В Заключении в обобщенной форме подводятся итоги проведенного исследования, которые легли в основу положений, выносимых на защиту. В Приложении 1 приводится полный перечень произведений Дж. Макдональда в хронологическом порядке, по дате первой публикации. В Приложении перечислены существующие издания Макдональда на русском языке. В Приложении 3 приведены основные даты жизни и творчества писателя, а в Приложении 4 перечислены ключевые авторские сказки викторианской эпохи, и дан список наиболее заметных сборников сказок, изданных в Британии в XIX в.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

1. Lukmanova O. Classic Magic Tale Functions and the Art of Mythmaking in George MacDonald’s Curdie Books / О. Б. Лукманова // Вестник Нижегородского государственного лингвистического университета им. Н. А. Добролюбова. Н. Новгород: НГЛУ. – 2011. – Вып. 13. – С.

145-157.

2. Лукманова О. Б. Библейские мотивы в сказках Джорджа Макдональда / О. Б. Лукманова // Вестник Вятского государственного гуманитарного университета. Киров: ВятГГУ. – 2011. – № 1(2). – С. 157-163.

3. Лукманова О. Б. «Тени» Дж. Макдональда как рождественская сказка / О. Б. Лукманова // Вестник Нижегородского государственного лингвистического университета им. Н. А.

Добролюбова. – Н. Новгород: НГЛУ. – 2011. – Вып. 16. – С. 179-190.

4. Лукманова О. Б. Отражение шотландской культуры в сказках Джорджа Макдональда / О. Б. Лукманова // Литературный концепт и художественная реальность. Сборник материалов международной научной конференции «Лингвистические основы межкультурной коммуникации». – Н. Новгород: Изд-во НГЛУ им. Н.А. Добролюбова, 2010. – С. 68-71.

5. Лукманова О. Б. Национальное и общечеловеческое в сказках Джорджа Макдональда / О. Б. Лукманова // Человек, семья, нация в контексте мировой культуры. Сборник докладов Всероссийской научной конференции «Добролюбовские чтения – 2010». – Н. Новгород, 2010. – С.

253-256.

6. Лукманова О. Б. Христианство и сказочный канон в произведениях Джорджа Макдональда ‘Принцесса и гоблин’ и ‘Принцесса и Кёрди’ / О.

Б. Лукманова // XXII Пуришевские чтения: Сборник научных статей и материалов. – М.: МГПУ, 2010. – С. 118-119.

7. Лукманова О. Б. О трех переводах сказки Джорджа Макдональда The Light Princess / О. Б. Лукманова // Сборник научных статей по материалам VII Международной научно-практической конференции «Языковая система и социокультурный контекст в аспекте когнитивной лингвистики». – Чебоксары: Чуваш. гос. пед. ун-т, 2010. – С. 83-91.

8. Лукманова О. Б. Смех и слезы в сказке Дж. Макдональда «Невесомая принцесса» / О. Б. Лукманова // Русский акцент в мировой культуре.

Литература, искусство, перевод. Сборник материалов международной конференции. – Н. Новгород: Изд-во НГЛУ им. Н.А. Добролюбова, 2010.

– С. 232-238.

9. Лукманова О. Б. Библейские образы и мотивы в сказке Джорджа Макдональда «Золотой ключ» / О. Б. Лукманова // XXIII Пуришевские чтения: Сборник научных статей и материалов. – М.: МГПУ, 2011. – С.

114-115.

10. Лукманова О. Б. Джордж Макдональд в Италии / О. Б. Лукманова // Романский акцент в мировой художественной культуре: сборник материалов международной научной конференции. – Н. Новгород: Изд-во НГЛУ им. Н. А. Добролюбова, 2011. – С. 66-69.

11. Лукманова О. Б. Джордж Макдональд, Италия и Данте / О. Б. Лукманова // Зарубежная литература: проблемы изучения и преподавания:

межвузовский сборник научных трудов Вятского государственного гуманитарного университета. Вып. 4. – Киров: Изд-во ВятГГУ, 2011. – С.

75-80.

12. Лукманова О. Б. Особенности и функции лиминальности в сказочном творчестве Дж. Макдональда / О. Б. Лукманова // Язык и литература в социокультурном контексте: сборник научных статей по материалам VIII Международной научно-практической конференции. – Чебоксары:

Чуваш. гос. пед. ун-т, 2011. – C. 169-176.

13. Лукманова О. Б. Аллегория и символизм в сказочном творчестве Дж.

Макдональда / О. Б. Лукманова // Научное творчество XXI века: сборник статей по итогам V Международной научно-практической конференции.

Том 2. – Красноярск: Изд. Научно-инновационный центр, 2012. – С. 170174.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.